Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИГУМЕН ФЕОДОСИЙ ВАСЬКОВСКИЙ

ПОКАЗАНИЕ ИГУМЕНА ФЕОДОСИЯ ВАСЬКОВСКОГО

О ПОЛОЖЕНИИ КИЕВСКИХ МЕЩАН ДО БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО

Показание игумена Феодосия Васьковского о положении киевских мещан до Богдана Хмельницкого. — Из рукописных документов киевской д. академии отпечат. в № 4 Киев. еп. вед. 1874 г.

1699.

Феодосий Васьковский, как видно из прилагаемого документа, родился в 1623 г., жил в Kиeве с 1635 года. В 1636—37 гг. был за хлопца при пане писаре земском воеводства киевского Феодоре Сущанском-Проскуре. Потом был за инспектора при сыне пана Бочковского, наместника воеводского на замку киевском. С 20 апр. 1669 г. по 1703 г. Феодосий Васьковский является игуменом монастыря Преображенского межигорского. Предлагаемое ниже показание писано 10 декабря 1699 года, по поводу жалованной грамоты государя Петра 1-го киевскому войту Яну Диомидовичу Быковскому и мещанам, данной 10 апреля 1699 г., по просьбе киевского войта и мещан, на некоторые недвижимые имения и доходные статьи, принадлежавшие дотоле киевским монастырям. Желая показать несправедливость просьбы киевского войта и мещан и отстоять неприкосновенность монастырских имуществ, межигорский игумен Васьковский написал свое показание с той целью, чтобы доказать, что киевские мещане, до войны Богдана Хмельницкого, не имели никакого права владеть теми имуществами, на которые теперь претендуют и испрашивают жалованные грамоты.


Я грешный иеромонах Феодосий Васьковский, игумен недостойний монастыря общежительного преображенского киевского, по милости Божией состою на игуменстве межигорском тридцать год и един, а от рождения моего имею семдесят и шесть лет, и [114] при граде киевском живу шесдесят лет и чтиры, а для того лета выш помененнии написалем, жебы мне грешному, там, где того потреба будет, вера якая-колвек была дана; бо читаючи я Его царского пресветлого Величества грамоти жалованной список, данной пану войту киевскому Яну Диомидовичу Быковскому и паном бурмистром, и паном райцом и лавником, и всему майстратовы киевскому и всем цехмистром всякого ремесла киевским, и всем мещаном и всему посполству града Киева, отчини Его царского пресветлого Величества, которая грамота дана им мещаном в царствующем граде Москве, лета от создания мира 7207, а от рождества еже по плоти Христа Бога нашего року 1699 месяца апреля 10 дня, — в том списку вичиталем, что пан войт киевский з мещанами своими в чолобитию своем положили тое в годовах, же они мещане неякими своими прежними стародавними волностями не владеют; и задивилемся тому не помалу, бо я живучи при Киеве лет шестдесяти и чтирох, ведаю, яких волностеи мещане киевские заживали за воеводы киевского Януша Тишкевича, до войни гетмана Богдана Хмелницкого, которая война зачалася року Божего нароженя 1648, великих мясниц по рождестве Христовом, гди же я билем от самой войни Кумейковской, которая была в року 1630 шестом и семом за хлопця при пану писару земском воеводства киевского при пану Феодору Сущанскому Проскуре; а потом былем за инспектора синови пана Бочковского наместника воеводского, на замку киевском, у которого пана Бочковского и господу мелем, на замку киевском; прето памятаю, якие были волносты на той час у мещан киевских за воеводы Тишкевича, которий был немало лет на воеводстве Киевском, аж до самой войны Хмелницкого.

На той час все ремесники всякого ремесла киевские належали не до ратуша, але до замку киевского. Наместник воеводский замку киевского и судил ремесников всяких киевских, и владел онимы, як подданнимы пана своего; всяким ремесником киевским не веленно было у шинках ратушних киевских, а не квартирки горелки, а не пива купити и выпити под виною великою, бо арендар жид Лейзор, которий мешкал ведле Церкви [115] Светого Николи доброго в Киеве платил за шинкы воеводские замковие осмнадцять тысячей до року, а мещане, которие в ратушу пред майстратом и судилися и целе до ратуша належали, платили, з ратуша киевского воевод киевскому за всякие шинкы ратушние меские и за перевуз на Днепре киевский двадцать тисячеи и чтири тисяча; а коли-колвек воевода киевский приихал в Киев, а въезжал завше многолюдно, то мещане киевские повинны были три дни его стравоваты зо всем его поиздом. И тое добре знаю, що померное, которое брано от всякои пашне и муки, ишло на кляштор доминиканский, и комора тая, в которой чверти помернии ховано (бо в той час не дойницями, але чвертями мерано пашою и муку) недалеко костела, а ведля тоеи комори склеп был Доминеканский, в котором завше мед Доминеканскии шинковано гарнец по десять осмаков. А десятину рибную з рибного торгу бырали ксендзы Барнадини. И тое добре знаю, ще до слободы Преварки, жадного дела а не мещане киевские, а не хто инший не мили, тилко сами ксендзи доминекане, бо они самы тую слободу на грунте своем осадили. И тое знаю, що до хутора Осетщина названого не хто инший дела не имел, тилко сам староста местечка в Киеве быскупского назвиском Осецкий, которий Осецкий в том местечку и мешкал. И тое знаю, що до местечка быскупского киевского жадной владзи а не мещане Kиевcкиe, а не хто инший не имел, тылко сам ксендз быскуп киевский, и там держал старосту своего вышменованного Осецкого. В том бескупском местечку и свои торгы и коморы торговии были, и аренда быскупля там была, арендатор был жид Сахно. А тое добре ведаю, що мещане киевские не мели жадного приступу водного до лесов и до сеножатей и до озер Вышегородских… И тое добре знаю, же жадного приступу волного не мели мещане киевские до жадних добр всех монастырей киевских, которие добра около Киева лежат, лесние и половие и водяние и сенние, там теж не мели жадного приступу волного мещане киевские до жадних добр костельних и шляхецких, котоpиe добра свои мели около Киева неподалеку, а короле полскии, яко несамодержцы, немогли добр шляхецких церковних и [116] костелних отимовати и кому иному даваты, тилко свои кролевские, и то за високие прислугы в речи посполитой и у маестату кролевского; зачим панове мещане киевские, если мают писмо короля Жигмонта третого (за которим писмом волно би им за пять миль около Киева добр костелних и церковних и шляхоцких заживати, — то есть леси рубити, поля пахаты, рибы ловити, сена коситы), хиба в тесном куте где ховали, але указати того права и тих добр заживати жадною мерою им неволно было и страшно. Еще и тии волносты мещане киевские мели, же каждого року, почавшы од осени аж до травы любо немцов корнеты, любо корогов жолнерив в Киеве в домах их зимовали и кормили их аж до того часу, нем Кодак поляки построили, а як Кодак построенно, то на тои час мещан киевских от становиск войскових уволненно, але на Кодак великую станцию жолдаков на кождий рок давати з Киева постановлено и приказанно. О том всем щом вышей именовал, сами люде стариние Kиевские добре знают, — такиe то им пред войною Хмелницкого волносты бывали! Еще шинки бывали и на горе, где София Святая и прочие церквы святии стоят, шинк бывал в аренде митрополитанской, а другий шинк бывал монастира Михайловского, а иние до трох святителей, до церквы монастыра Братского киевского. Для того тое письмо одважилемся написати, жебы оборона была на грунты церковние монастыра и межигорского киевского, яко и иних монастырей.... На том всем истинном сведетелстве и руку мою власную подписую при печати монастыря межигорского киевского, року 1699 Декамврия 10 д. Феодосий Васковский игумен межигорский киевский рукою власною.

Текст воспроизведен по изданию: Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. Киев. 1874.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.