Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АРМИНИЙ ВАМБЕРИ

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СРЕДНЕЙ АЗИИ

II.

ХИВА

Хива - столица.- Основные районы, ворота и городские кварталы. - Базары.- Мечети. - Медресе, или училища; их основание, организация и обеспечение. - Полиция. - Хан и его правительство. - Налоги. - Суды. - Ханство. - Каналы. - Политическое деление. - Плоды земли. - Промышленность и торговля. - Дороги. - Население ханства. - Казахи (киргизы). - Сарты. - Персы. - История Хивы в XIX веке. - Ханы и их родословная.

А.

СТОЛИЦА

Поскольку речь идет о восточном городе, нет нужды упоминать о том, что изнутри Хива предстает совершенно иной в сравнении с тем, что она обещает снаружи. Если читателю приходилось уже видеть персидский город самого низшего ранга, то скажем ему, что Хива еще хуже. Впрочем, представьте себе три-четыре тысячи глиняных домишек с неровными небеленными стенами, разбросанных в величайшем беспорядке, обнесите их в воображении глиняной стеной толщиной в 10 футов, и вы получите представление о том, что такое Хива.

Районы

Обычно город делят на две части: а) собственно Хиву и б) Ичкале, т.е. цитадель, окруженную стеною и отделенную от внешнего города четырьмя воротами. Ичкале состоит из следующих кварталов (махалля): Пехливан, Улуёгудж, Акмесджид, Йипекчи, Кошбегимахаллеси. В самом городе девять ворот, а именно: на север ведут Ургенч-дарвазасы, (Дарваза - персидское слово, означающее ”ворота”) Гендумгях-дарвазасы, Имарет-дарвазасы; на восток - Исмахмудата-дарвазасы, Хезарасп-дервазасы; на юг - Шихлар-дарвазасы, Пишкеник-дарвазасы, Рафенек-дарвазасы и на запад - Бедрхан-дервазасы. В городе насчитывают 10 махалля (кварталов), а именно: 1) Ор, 2) Кефтерхане, 3) Мивестан, где продаются фрукты, 4) Мехтерабад, 5) Еникале, 6) Бала-Хауз, где есть большой водоем, окруженный платанами, 7) Нанемесорама, (Значение слова: ”деревня, где не едят хлеба”) 8) Нуруллабай, 9) Багче, 10) Рафенек.

Базары

Базаров или таких торговых рядов, какие встречаются в Персии или в городах других стран Востока, в Хиве нет совсем. Заслуживает упоминания только тим - маленький, хорошо устроенный [246] базар с довольно высокими сводчатыми помещениями, где размещаются около 120 лавок и караван-сарай. Здесь можно найти все, что предлагает русский рынок: сукна и скобяные товары, предметы галантереи, льняные ткани и ситец, а также то немногое, что доставляется из Бухары и Персии. Вокруг тима располагаются нанбазари (хлебный рынок), бакалбазари (бакалейный рынок), шембазари (шелковый и свечной рынок) и сертарашбазари (10-12 цирюлен, где бреют головы; попросить сбрить бороду означало бы прослыть сумасшедшим или обречь себя на смертную казнь). Из базаров мы должны еще упомянуть Кичик-караван-сарай, где выставляют на продажу рабов, привезенных сюда теке и йомутами. Без этого предмета торговли Хива совсем бы не могла существовать, так как вся земля обрабатывается рабами. На этой теме мы остановимся подробнее, когда речь пойдет о Бухаре.

Мечети

В Хиве немного мечетей старинной и искусной архитектуры. Следует назвать только: 1) Хазрети-Пехливан-здание, которому уже четыре столетия. Оно имеет один большой и два маленьких купола; в нем находится могила Пехливана Ахмеда Земчи 170, почитаемого святого и покровителя города Хивы. Внешний вид его не сулит многого, однако внутренняя отделка изразцами выполнена с большим вкусом; к сожалению, в мечети темно, и из-за скудного освещения многое скрыто от взоров. Как в самой мечети, так и в преддверии всегда толпятся поклонники мнемотехники, которые, постоянно слушая Коран, выучили его наизусть и все время читают вслух отрывки из него; 2) Джумаа-месджиди, где хан творит пятничную молитву и где читается официальная хутба (молитва за царствующего правителя); 3) Хан-месджиди в цитадели; 4) Шалекер, построенная уроженцем Хивы; 5) Атамурад-Кушбеги, 6) Карагёз-месджиди.

Медресе (училища)

В Средней Азии по числу училищ и великолепию их отделки можно судить о степени благосостояния и религиозной образованности населения. Принимая во внимание ограниченность в средствах, те усердие и готовность к пожертвованиям, которые проявляют не только хан, но и простые ремесленники при сооружении и обеспечении училищ, действительно достойны всяческих похвал. Образцом в этом отношении служит Бухара, древнейший центр исламской цивилизации в Средней Азии, но и в Хиве есть несколько училищ, из которых мы упоминаем следующие:

1) Медемин (Сокращение от Мухаммед-Эмин.) -хан-медресе, построенное в 1842 г. [247] персидским архитектором по образцу перворазрядного персидского караван-сарая. Справа от него находится довольно неуклюжая башня, намного выше двухэтажного медресе; однако она осталась неоконченной вследствие смерти строителя. В этом училище 130 худжр (келий), поэтому в нем могут проживать 260 учеников; оно ежегодно получает доход в 12 тыс. хивинских батманов пшеницы и 5 тыс. тилля (2,5 тыс. ф.ст.) деньгами. Чтобы дать читателю приблизительное представление об этом учебном заведении, приведем данные о распределении доходов и тем самым одновременно представим его персонал:

5 ахундов (профессоров) ежегодно получают 3000 батманов и 150 тилля,

1 муэдзин (призывающий к молитве) ежегодно получает 200 батманов,

2 служителя ежегодно получают по 200 батманов,

1 цирюльник ежегодно получает 200 батманов,

2 мутевали, или инспектора, получают десятую часть всего дохода;

остальное распределяют между учениками, образующими три класса:

1 класс получает 60 батманов и 4 тилля,

2 класс ” 30 ” 2 ”,

3 класс ” 15 ” l ”;

2) Аллакули-хан - 120 худжр, ежегодный доход воспитанников составляет 50 батманов, и 2 тилля (1 ф.ст.);

3) в медресе Кутлуг Мурад-инак каждая худжра получает 50 батманов и 3 тилля;

4) в медресе Араб-хан очень мало худжр, но они очень хорошо обеспечены;

5) Ширгази-хан.

Эти медресе - единственные постройки среди глиняных хижин, заслуживающие наименования домов; дворы в них большей частью содержатся в чистоте, нередко засажены деревьями или правращены в сады. Об учебных дисциплинах мы поговорим, когда речь пойдет о Бухаре, центре среднеазиатской учености, а пока лишь заметим, что занятия проводятся в помещениях профессоров с отдельными группами учеников, составленными с учетом их умственных способностей.

Полиция

В каждом квартале города есть мираб, (Мираб, по-турецки субаши, - должность, которая сыграла и играет до сих пор большую роль в ареале от китайской границы до Адриатического моря.) отвечающий за общественный порядок в своем районе и следящий, чтобы в течение дня не произошло драк, краж или других преступлений. Охрана города ночью поручена четырем пайшабам (главным сторожам), которые обязаны всю ночь стоять в карауле у ворот цитадели, тогда как младшие сторожа, а их у каждого главного восемь, т.е. всего 32, исполняющие одновременно обязанности палачей, обходят город и хватают всех, кто показывается на улице позже часа пополуночи. Особое внимание они обращают на попытки взлома и на запрещенные любовные приключения, и горе тому, кого застанут на месте преступления. [248]

Б.

ХАН И ЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВО

Чиновники

Едва ли надо говорить, что хивинский хан может деспотически, по собственному усмотрению, распоряжаться жизнью и смертью подданных. По своему положению хозяина страны он то же, что отец семьи. Подобно тому как глава семьи выслушивает, если ему нравится, дельный совет раба, так и хан иногда считается со словами одного из своих министров. Только улемы, снискавшие любовь народа ученостью и безупречным образом жизни, могут держать хана в некотором страхе и ставить преграду его произволу. Таково же положение почти всех других азиатских правительств, но это отнюдь нельзя объяснить врожденными изъянями или полным отсутствием правительственных установлении. Напротив, во все времена и во все периоды истории на Востоке существовали законы, направленные против тирании и произвола, но они никогда не приобретали большого значения, потому что бесхарактерность и недостаток благородных чувств у подавляющей массы народа на Востоке благоприятствовали и до сих пор благоприятствуют преступлениям правителей.

По хивинскому своду законов, имеющему монгольское происхождение, в государстве существуют следующие правящая верхушка и администрация:

1) хан, или падша; (Никогда не ”падишах”, что наводит меня на мысль, что слово ”падишах”, может быть, аналогично турецкому ”паша” (от ”баш”, т.е. ”глава”) 172.) всегда избирается из состава победоносного племени. Ему помогают:

2) инак; (Дословно ”младший брат”.) их может быть четверо: двое - из ближайших родственников хана, двое других - его соплеменники. Один из первых всегда управляет провинцией Хазарасп;

3) накиб, духовный владыка; всегда должен быть из сейидов (потомков пророка); состоит в одном звании с шейх-уль-исламом в Константинополе; (В Константинополе накиб аш-шериф, глава сейидов, стоит в звании ниже шейх ал-ислама.)

4) бий (не смешивать с баем, с которым у него общее только значение слова); должен во время битвы быть по правую руку хана;

5) аталык, своего рода советник; обязательно должен быть из узбеков; число их определяет хан;

6) кошбеги, везир, или первое должностное лицо при ханском дворе; с него, собственно говоря, начинается весь корпус чиновников, зависящих от прихоти правителя.

7) мехтер, что-то вроде мажордома; отвечает за управление двором и страной. Мехтер всегда должен быть из сартов (древнейшего персидского населения Хивы) 171;

[249] 8) есаулбаши; их двое, предводители лейб-гвардейцев; их обязанность - вводить просителей на официальную аудиенцию (арз). В том же звании состоит диван, своего рода государственный секретарь и вместе с тем глава финансового ведомства;

9) мехремы, их тоже двое; занимают посты камергеров. Это доверенные лица, пользующиеся большим влиянием на хана и правительство;

10) минбаши, командир 1000 всадников; (По моим сведениям, общая численность вооруженных сил хивинского хана составляет 30 тыс. человек, но я слышал, что в период опасности он может удвоить это число.)

11) юзбаши, командир 100 всадников;

12) онбаши, командир 10 всадников.

Эти 12 категорий собственно и составляют чиновничество, называемое ”сипахи”. Оно, в свою очередь, подразделяется а) на тех (категории 2, 3, 4, 5), которых хан никогда не может сместить, б) на служащих в собственном смысле слова (категории 6, 7, 8, 9), получающих определенное содержание и в) на тех, кто состоит на службе только во время войны. Высших чиновников награждают поместьями, простые воины получают от хана коня и оружие и освобождаются от всех налогов и податей.

До сих пор речь шла о светских чиновниках. Улемы, или священники, верховный глава которых - накиб, делятся на следующие категории:

1) кази-келян, верховный судья и глава судопроизводства во всем ханстве;

2) кази-орду, сопровождающий хана в качестве верховного судьи в походах;

3) алем, глава пяти муфтиев;

4) реис, инспектирует школы и следит за соблюдением законов религии;

5) муфтий, по одному в каждом значительном городе;

6) ахунд, профессор или учитель начальной школы. Первые трое принадлежат к высшему чиновничеству и при вступлении в должность получают от хана значительные суммы, трое последних получают жалованье фруктами и деньгами (в достаточном количестве) из вакфа (имущества, предназначенного на благотворительные цели), однако существует обычай, по которому хан ежегодно делает им различные подарки в праздники курбан и ноуруз. Хивинские улемы не так славятся ученостью, как бухарские, но зато они не столь заносчивы и надменны; многие из них от всей души стремятся, насколько возможно, просветить своих соотечественников и смягчить грубость их воинственного нрава. [250]

Налоги

В Хиве существует два вида налогов: а) салгыт, соответствующий нашему поземельному налогу: с каждых 10 танабов (1 танаб равен 60 квадратным локтям) 173 годной для обработки земли хан получает ежегодный налог в 18 тенге (10 шиллингов). Воины (нукеры или атлы), улемы и ходжи, или сейиды (потомки пророка), налогов не платят; б) зекат, состоящий в том, что со всякого ввозимого товара взимается 2,5% стоимости, с крупного рогатого скота, верблюдов и лошадей - 1 тенге с головы, с овец - полтенге ежегодно. (Однако этот налог платят только те, кто владеет более чем десятью головами скота, т.е. стадом.) Кроме того, с каждой зарегистрированной лавки платят каждый год 6 тенге. Салгыт взыскивается под непосредственным руководством кошбеги и мехтера, которые ежегодно объезжают главные округа и поручают взимание налога в данной местности яшолу. (Яшолу, т.е. те, кто находится в почтенном возрасте, как называют седобородых в Хиве.) За сбором зеката следит любимый мехрем хана, объезжающий вместе с писарем кочевые племена; так как пересчитать скот невозможно, он ежегодно устанавливает каждому племени определенный тариф после беседы и достижения договоренности с его яшолу. Конечно, большая часть сбора при таком методе достается мехтеру; в прошлом году хану пришлось поверить, что у каракалпаков всего 6 тыс. голов крупного рогатого скота, у йомутов и човдуров - только 30 тыс. овец, что составляет, как я слышал, лишь третью часть действительного поголовья.

Суды

Как явствует из вышесказанного, мечети и частные дома казиев и муфтиев, коим доверено судопроизводство, являют собой места, где происходит судебное разбирательство. Кроме того, каждый волен принести жалобу губернатору города или провинции, который выносит решение по урфу, т.е. по своему усмотрению 174. Каждый губернатор и даже сам хан должен ежедневно по крайней мере в течение четырех часов вести арз, т.е. открытый прием, и только болезнь может освободить его от этой обязанности. Поскольку на прием допускаются абсолютно все, зачастую правителю приходится выслушивать и улаживать ничтожнейшие семейные раздоры. Мне говорили, что хану доставляет удовольствие смотреть на разъяренных супругов, он еще больше их подзадоривает, и глава государства держится за бока от хохота, в то время как муж и жена у него на глазах тузят друг друга, валяясь в пыли. [251]

В.

ХИВИНСКОЕ ХАНСТВО

Границы

Хивинское ханство, известное в истории под именем Хорезм (Хорезм - персидское слово и означает ”воинственный”, ”боевой” 176.) и называемое в соседних странах Ургенчем, со всех сторон окружено пустынями; крайняя граница обрабатываемых земель на юго-востоке - город Фитнек, на северо-западе - Кунград и Кёне-Ургенч, на юге - Медемин и Кучек. Попытаться указать площадь земель, населенных оседлыми жителями, было бы столь же бесполезно, как и определить число проживающих там людей, поэтому мы предпочитаем дать возможно более полное топографическое описание ханства, и пусть географ попытается сделать расчеты. С уверенностью можем отметить большое плодородие почвы, объясняемое не столько целесообразной ее обработкой, сколько хорошим орошением благословенной водой Амударьи.

Каналы

Каналы в Хиве двух видов: а) арна - образованные самой рекой и лишь время от времени расширяемые и углубляемые жителями;

б) яб 175 - прорытые, шириной в одну или две сажени; большей частью они выходят из арна, и этими ябами вся страна, т.е. обрабатываемая земля, пронизана, словно густой сетью. Из арна заслуживают упоминания следующие:

1) Хазрети-Пехливан-арнасы, начинается между Фитнеком и Хезареспом, течет мимо Хивы и теряется в песках, миновав Зей и область йомутов;

2) Хазават-арнасы, начинается между Ханкой и Янги-Ургенчем, проходит западнее Хазавата и теряется в землях йомутов;

3) Шахбад-арнасы, начинается выше Янги-Ургенча, проходит мимо Шахбада, Ташауза и Илали и теряется у Кёкчеге;

4) Ярмиш-арнасы начинается напротив Шаббаз-Вели и протекает по области между Кят-Кунградом и Янги-Ургенчем;

5) Кылычбай-арнасы берет начало между Хитаем и Гёрленом, идет мимо Илали и теряется в песках за Кёкчеге.

6) Ходжайли-арнасы.

На другом берегу находятся:

7) Шурахан-арнасы, который начинается в одноименной местности и, дав воду Ябкенари и Аккамышу, исчезает на северо-востоке;

8) Илтазар-хан-арнасы, протекающий по землям каракалпаков. [252]

[Административное] деление

Политическое деление Хивы соответствует числу городов, каждый из которых имеет своего собственного бия, или губернатора, и тем самым составляет отдельный округ. Самые интересные из них-это столица Хива, промышленный центр Янги-Ургенч и Кёне-Ургенч. До монгольского нашествия Кёне-Ургенч был столицей ханства, теперь это бедная деревушка; от былого великолепия остались, во-первых, развалины двух башен, одни из них довольно значительны; обе башни построены в той же грубой манере, что и остальные среднеазиатские башни. Предание рассказывает, что калмыки разрушили их в ярости, потому что издали показалось, что они совсем рядом, и наступающие думали, что они от них убегают. Во-вторых, сохранился купол Тёребег-ханым, выложенный красивыми изумрудными кирпичами и, в-третьих,-Мазлум-хан-Солугу.

Ниже приведены главные города и округа с относящимися к ним деревнями и данные о расстоянии от Оксуса:

Город

Расстояние от Оксуса в ташах или милях

Деревни

Хива

6

К западу: Бедрхан, Киник, Акъяб, Хасиан, Ташаяк, Тюесичти; к югу: Сирчели, Шихлар, Рафенек, Энгерик, Писекеник, Пирнаказ, Акмесджид; к востоку: Сайят, Кият, Шихбагы, Кеттебаг; к северу: Гендумгях, Перише, Халил, Нейзехас, Гаук, Чарахшик, Зиршайтан, Ордумизан.

Хезаресп

1

Дженгети, Шихарик, Ходжалар, Хим-метбаба, Бичакчи, Ишанчепе, Багат, Найман, Бешарык.

Янги-Ургенч

1 1/4

Гайбулу, Шабадбою, Кучилар, Орос-лар, Сабунджи, Кёнджю, Сагринджи, Ахун-Баба, Карамаза, Кипчаклар.

Кунград

-

Кит, Ногай, Сарсар, Сакар

Ташауз

6

Камышлыкак, Конградлар, Каргалар, Ярмишбою, Бастырмали

Гёрлен

1

Джелаир, Ионушкали, Эшим, Везир, Алчин, Баскир, Ташкале, Карголи

Ходжейли

2

Кетмечи-Ата, Джарнике, Найманлар (в лесах), Камыш-чоли, Дервиш-ходжа

Чимбай

-

Шахбад

4

Ходжалар, Кефтерхане, Кёккамыш

Шурахан

-

Кылычбай

4 1/2

Халимбег, Багалан, Алиелибою, Бозяпбою

Мангыт

1/2

Пирмамача, Кятлар, Кенегёс

Кипчак

-

Басуяпбою, Ногайишан, Кауджиргали, Канлылар

Хитай

1 1/2

Аккум, Иоморлутам, Куланлу

Акдербенди Джамли

7

Кят

1 1/2

Ханки

1

Медер, Гёдже, Ходжалар, Шагаллар

Фитнек

2

Шаббаз-Вели

2

[253]

Джагатай

4 1/2

Амбар

5

Бастырмалы, Вейенган-калеси

Янги-Яп

-

Алчин, Везир

Нёкс

-

Кучек

9

Кёне-Ургенч

6

Кят-Кунград (между Гёрленом и Янги Ургенчем)

2

Нохас (между Ханкой и Хазареспом)

2

Рахмет-Верди-Бег (вблизи гор Овейс-Карайне)

-

Канглы

1

Илалы (между Медемином и Ташхаузом)

8

Кошкопрю

-

Хазават

6

Медемин

-

Г.

ПЛОДЫ ЗЕМЛИ, РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛЯ

Мы уже неоднократно упоминали о плодородии хивинской почвы; особенно можно отметить зерновые, хороший рис, преимущественно гёрленский, прекраснейший шелк в Шахбаде и Янги-Ургенче, хлопок, руян - род корня, из которого добывается красная краска, и фрукты, лучше которых, пожалуй, нет не только в Персии и Турции, но даже в Европе. Замечательные яблоки в Хезараспе, груши и гранаты в Хиве и ни с чем не сравнимые восхитительные дыни, о которых идет слава до отдаленного Пекина, (Я привез в Венгрию семена четырех разных сортов, и если судить по первому опыту, то дыни, вероятно, будут давать урожай и на низменностях Венгрии.) так что владыка Небесной империи не забывал истребовать среди ежегодных даров, прибывавших к нему из Китайской Татарии, несколько ургенчских дынь. За них дают хорошую цену даже в России, так что тот, кто увозит воз дынь, возвращается с возом сахара.

Из изделий хивинской промышленности славится ургенчский чапан, т.е. кафтан из Ургенча, его шьют из полосатой двухцветной ткани (шерсти или шелка, а часто обе нити смешаны) по типу наших халатов; кроме того, широко известны хивинская медная посуда, хезареспские ружья, ташаузское полотно.

Самую большую торговлю Хива ведет с Россией. Караваны в одну-две тысячи верблюдов весной идут в Оренбург, осенью - в Астрахань; они везут хлопок, шелк, шкуры, одежду для ногайцев и татар, шагреневые кожи и фрукты на ярмарку в Нижний (который они называют ”Макариа”) 177 и привозят обратно котлы и другую посуду из чугуна (местное ”джёген”), ситец (сорт, употребляемый у нас на обивку мебели, а здесь он идет на женские рубахи), перкаль 178, сукно, сахар, железо, плохие ружья [254] и некоторые галантерейные товары. Значительную статью вывоза составляет также рыба, впрочем, рыбу русские доставляют и сами под охраной трех пароходов, которые находятся в Аральском море и, согласно трактату, заключенному последним русским посольством в Хиве, могут доходить до самого Кунграда. С Персией и Гератом торговля ведется в незначительных размерах, (Правда, в Герате и его окрестностях охотно носят хивинский чапан (кафтан из Хивы) и дают за него хорошую цену, но этот товар привозят туда через Бухару) потому что дороги, ведущие туда, находятся в руках туркмен. Сношения между Хивой и Астрабадом поддерживают одни только йомуты, которые ежегодно приводят 00-150 верблюдов с самшитом (для гребней) и нефтью. Торговые сношения с Бухарой, напротив, намного оживленнее. Туда вывозят одежду и полотно, а покупают чай, пряности, бумагу и изготавливаемые там мелкие галантерейные товары.

Для торговли внутри страны в каждом городе один или два раза в неделю работает базар. Даже в тех местах, где живут одни кочевники и нет ни одного дома, создается базарная площадь (базарли-джай) с несколькими глиняными хижинами, чтобы можно было устраивать базарную торговлю, которая в этой местности носит характер праздника. Житель Средней Азии часто едет на базар за 10-12 миль ради покупки нескольких иголок или прочей мелочи, но на самом деле им движет тщеславие, так как он садится на своего самого красивого коня и берет с собой лучшее оружие.

Д.

НАСЕЛЕНИЕ ХАНСТВА

В Хиве живут 1) узбеки, 2) туркмены, 3) каракалпаки, 4) казахи (называемые у нас киргизами), 5) сарты, 6) персы.

1. Узбеки

Узбеки -это название народа, большей частью оседлого и занимающегося земледелием. Они живут на обширном пространстве от южной оконечности Аральского моря до Камула (40 дней пути от Хивы) и считаются преобладающей народностью в трех ханствах и Китайской Татарии. Узбеки подразделяются на 32 главных таифе (племени): 1) кунград (Kungrad), 2) кипчак (Kiptschak), 3) хитай (Chitai), 4) мангыт (Mangit), 5) нокс (Noks), 6) найман (Nayman), 7) кулан (Kulan), 8) кият (Kiet), 9) ас (As), 10) таз (Tas), 11) саят (Sajat), 12) джагатай (Dschagatay), 13) уйгур (Ujgur), 14) акбет (Akbet), 15) дёрмен (Dormen), 16) ёшун (Oeschun), 17 канджигалы (Kandschigaly), 18) ногай (Nogai), 19) балгалы (Balgali), 20) митен (Miten), 21) джелаир (Dschelair), 22) кенегёс (Kenegos), 23) канлы (Kanli), 24) ишкили (Jschkili), 25) бёйюрлю (Bojurlu), 26) алчин (Altschin), 27) ачмайлы (Atschmayli), [255] 28) каракурсак (Karakursak), 29) биркулак (Birkulak), 30) тыркыш (Tyrkysch), 31) келлекесер (Kellekeser), 32) минг (Ming).

Это деление старо, обращает на себя внимание только то обстоятельство, что даже отдельные племена широко разбросаны по названной территории, и исследователя поражает, часто ему кажется просто невероятным, что узбеки из Хивы, Коканда и Яркенда, чей язык, обычаи и лица совершенно различны, осознают свою принадлежность не только к одной нации, но и к одному племени, к одному роду.

Хочу только заметить, что в Хиве представлено большинство племен, и хивинец по праву гордится своей древнеузбекской национальностью, противопоставляя ее Коканду, Бухаре и Кашгару. Хивинского узбека с первого взгляда выдает примесь иранских черт, ибо у него есть борода, которую у жителей Туркестана всегда можно рассматривать как чужеродный элемент, тогда как цвет и черты лица очень часто указывают на чисто татарское происхождение. Да и по характеру своему хивинский узбек предпочтительнее остальных своих соплеменников, он простодушен и откровенен, а по натуре еще столь же дик, как и окружающие его кочевники, но у него нет утонченного лукавства, выработанного восточной цивилизацией, и после настоящего османа это второй житель Востока, из которого еще что-то могло бы получиться.

То обстоятельство, что в Хиве в меньшей мере представлено исламское образование, которым славится Бухара, в значительной степени способствовало сохранению хивинскими узбеками многого как из их языческих обычаев, так и из персидских религиозных обрядов. Любовь к музыке и народной тюркской поэзии, к которым среднеазиатский кочевник питает страсть более пылкую, чем представитель любой образованной нации, здесь сильнее, чем в Коканде, Бухаре и Кашгаре. Хивинские исполнители на дутаре (двухструнной гитаре) и кобузе (лютне) славятся по всему Туркестану. Величайший узбекский поэт Навои известен всем и каждому, но не проходит ни одного десятилетия, чтобы не появился лирик второй или третьей величины. В Хиве я познакомился с двумя братьями. Один брат, Мунис, писал стихи, некоторые из них я собираюсь позже издать; второй, Мираб, с величайшим терпением переводил на узбекско-тюркское наречие большой исторический труд Мирхонда, чтобы сделать его более доступным для своего сына, владевшего, впрочем, и персидским языком. Эта работа продолжалась 20 лет, однако он стеснялся кому-нибудь в этом признаться, потому что занятие другими науками, кроме религиозных, считается легкомысленны 179.

Несмотря на многовековой возраст города, хивинские обычаи носят печать прежней героической жизни. Очень часто бывают демонстративные сражения, битвы, а особенно конские скачки с великолепными призами. Каждая значительная свадьба не обходится без скачек на 9, 19, 29, т.е. победитель получает по 9, [256] 19 или 29 штук из всякого вида имущества, например 9 овец, 19 коз и т.д., что зачастую составляет порядочную сумму. О скачках невесты со своим будущим мужем, так называемом кёкбёрю, мы уже говорили. От прежних жителей страны, огнепоклонников, в Хиве сохранились праздники и игры, которые, вероятно. существовали и в других частях Средней Азии до введения ислама, но теперь совершенно забыты.

2. Туркмены

О них мы уже говорили более подробно. Здесь, в Хиве, есть а) йомуты, живущие на юге, по краю пустыни от Кёне-Ургенча до Хазавата, в областях Караильгин, Кёкчеге, Узбек-яп, Бедркенд и Медемин; б) човдуры, кочующие также около Кёне, а именно у Кызыл-Такыра и Порсу, но чаще западнее, между Аральским и Каспийским морями. Гёкленов здесь совсем немного.

3. Каракалпаки

Они живут по ту сторону Оксуса, напротив Гёрлена и далее почти до Кунграда, вблизи больших зарослей. Лошадей у них мало, овец почти совсем нет. Каракалпаки славятся тем, что у них самые красивые женщины в Туркестане, но зато их самих изображают величайшими идиотами. Я насчитал среди них 10 главных племен: 1) баймаклы (Bajmakli), 2) хандекли (Chandekli), 3) терстамгалы (Terstamgali), 4) ачамайлы (Atschamayli), 5) кайчили-хитай (Kaytschili Chitai), 6) ингаклы (Ingakli), 7) кенегес (Keneges), 8) томбоюн (Tombojun), 9) саку (Saku), 10) онтёртурук (Ontorturuk). Их число определяется в 10 тыс. кибиток. С незапамятных времен они подчинены Хиве. Сорок лет назад они восстали под предводительством Айдоста, который вторгся в Кунград, но позднее был разбит Мухаммед Рахим-ханом. Восемь лет назад они опять восстали под предводительством Сарлыга, имевшего, как говорят, 20 тыс. всадников и причинившего большие опустошения. В конце концов восставшие были разбиты Кутлуг Мурад-бием и рассеяны. В последний раз они восстали три года назад, их предводитель Эр-Назар построил себе крепость, но был также побежден.

4. Казахи (киргизы)

Теперь их в Хиве очень мало, так как в недавнее время они большей частью оказались под властью России. Об этом кочевом народе Средней Азии мы поговорим, когда речь пойдет о Бухаре.

5. Сарты

Сарты, называемые в Бухаре и Коканде таджиками, - древнее персидское население Хорезма, число их здесь относительно невелико. Постепенно они смешали свой родной персидский язык [257] с тюркским. Сартов, как и таджиков, можно узнать по их лукавству и изяществу; узбеки их не очень любят. Характерно, что, хотя уже пять столетий они живут вместе, смешанные браки между узбеками и сартами были очень редки.

6. Персы

Это либо рабы, которых здесь около 40 тыс., либо освободившиеся из неволи; кроме того, они образуют небольшую колонию в Ак-Дербенде и Джамли. Впрочем, в материальном отношении рабу живется в Хиве неплохо, так как он превосходит скромного узбека в хитрости и скоро богатеет. Многие предпочитают, выкупившись на волю, поселиться там же и не возвращаются на родину. Раба в Хиве называют ”догма”, а его детей - ”ханезад”, т.е. ”рожденный в доме”. Позор перенесенного рабства стирается лишь в третьем поколении.

Е.

ОБ ИСТОРИИ ХИВЫ В XIX ВЕКЕ

1. Мухаммед Эмин-инак (1792-1800) 180

После того как Надир-шах, без боя овладевший ханством, внезапно удалился от дел, (После того, как он в 1740 г. победил Йолбарса (Льва)-шаха и несколько месяцев спустя вернулся в Герат.) к власти в Хиве пришли киргизы Малой Орды (или устюртские казахи, т.е. казахи Верхнего Юрта). Они правили до конца столетия, когда появился узбекский предводитель из племени конрад и заявил свои права на престол. Он называл себя Мухаммед Эмин-инак. Этим титулом он хотел подчеркнуть свое происхождение из последней правящей узбекской фамилии. Ему удалось собрать небольшое войско и направить его против казахского князя. Однако тот был тогда еще достаточно силен и не раз побеждал своего противника, принудив его в конце концов бежать в Бухару, где он и прожил несколько лет в уединении. Но его приверженцы продолжали борьбу до тех пор, пока не добились некоторых успехов, после чего отправили к нему депутацию из 40 всадников. Он вернулся и вновь встал во главе войска. На этот раз ему больше посчастливилось, он прогнал казахов и, взойдя на престол, основал нынешнюю правящую династию, которая, как явствует из прилагаемой генеалогии, наследовала ему без всяких перерывов (см. стр. 258).

2. Ильтузер-хан (1800-1804) 181

Он продолжал войну с Бухарой, поддерживавшей падающую власть казахов. Пока он находился в окрестностях Чарджоу, подстрекаемые бухарцами йомуты под руководством своего [259] вождя Тапишдели напали на Хиву, овладели городом и разграбили его. Ильтузер сразу отправился в Хиву, но по дороге был разбит бухарцами и, спасаясь бегством, погиб в водах Оксуса. Ему наследовал его сын Мухаммед Рахим.

3. Мухаммед Рахим (1804 -1826) 182, называемый также Медрехим

Он сразу же обратил оружие против йомутов, выгнал их из столицы и получил солидное возмещение за причиненные убытки. Не менее успешной была его борьба с каракалпаками, выступавшими против него под предводительством Айдоста; он быстро заставил их подчиниться. Не столь удачно шли военные действия против Кунграда, где права на престол оспаривал один из его родственников, с которым он вел войну в течение 17 лет. Все это время Кунград находился в осаде, но стойкий защитник, смеясь над тщетными усилиями противника, прокричал ему однажды с зубчатой башенной стены:

«Уч ай савун, т.е. три месяца кислого молока,

» » кавун, » » » дынь,

» » кабак, » » » тыквы,

» » чабак, » » » рыбы».

Тем самым он хотел ему сказать, что у него на каждое время года есть особая еда, которую он получает, не выходя из города, что хлеб ему не нужен и его нельзя заставить сдаться из-за голода.

Чтобы отомстить за смерть отца, Медрехим двинулся на Бухару, где в то время бразды правления находились в руках слабоумного эмира Сейида, представлявшегося дервишем. Хивинцы разорили многие города вблизи Бухары и взяли тысячи пленных. Об этом доложили эмиру, и тот отвечал: «Ахир Регистан амандур», т.е. что у него ведь есть Регистан, (Главная площадь Бухары.) место надежное, и бояться ему нечего. Произведя большие опустошения, Медрехим вернулся домой с огромной добычей и в конце своего правления одолел еще теке и йомутов у Астрабада.

4. Алла Кули-хан (1826-1841) 183

Унаследовал от своего отца наряду с полной хазне (казной) еще и могущественное влияние на соседние народы. Старания его сохранить вовлекли хана в бесконечные войны. В Бухаре слабоумному Сейиду наследовал энергичный Насрулла. Желая взять реванш за позорные поражения отца, он начал войну и наголову разбил хивинского наследного принца Рахим Кули-тёре. В это время пришло известие, что русские движутся из Оренбурга на Хиву и что даже бухарский эмир выступил только по наущению неверных. Замешательство было велико, так как говорили, что [260] у московитов более 80 тыс. войска и свыше ста пушек. (Такова версия хивинцев. Однако известно, что у генерала Перовского, который командовал корпусом, было 10-12 тыс. человек, погибавших от жестокого холода и во время отступления терпевших большой урон от хивинцев) Прождав напрасно долгое время помощи от ”инглизов” из Герата, хан отправил около 10 тыс. всадников под командованием Ходжа Нияз-бая навстречу русским, которые уже продвинулись с равнины Урге до озера Атъёлу, расположенного в шести милях от Кунграда. Хивинцы рассказывают, что они напали на неприятеля и учинили неслыханную резню. Многих они захватили в плен, и в Кунграде мне показывали двух русских, ставших пленниками в том сражении. Позже, когда они официально перешли в ислам, хан их освободил и пожаловал подарки, к тому же они там вступили в брак. После победы хан повелел насыпать в окрестностях Дёвкары с двух сторон укрепления, а начальствовать над гарнизоном поставил Ходжа Нияз-бая. Теперь же эти укрепления уже десять лет как разрушены и оставлены. Чтобы возблагодарить бога за удачу в борьбе против русских, Алла Кули приказал построить медресе (училище) и щедро его обеспечил.

Между тем непрерывно продолжалась война с Бухарой. Были побеждены также гёклены, и значительную их часть насильно переселили в Хиву. (В Хиве существует старинный, но странный обычай, согласно которому целые племена вдруг насильно переселяют в свою собственную страну, оказывая им всяческую поддержку, чтобы вблизи легче было надзирать за ними, ибо неприязнь их никогда не проходит)

5. Рахим Кули-хан (1841-1843) 184

Унаследовал престол после смерти отца и сразу же был втянут в дела с джемшидами, кочевой персидской народностью, живущей на восточном берегу Мургаба. Хивинцы поселили их 10 тыс. кибиток вместе с предводителем на берегах Оксуса, вблизи Кылычбая. С другой стороны, в борьбу с узбеками вступили сарыки, которые в то время владели Мервом. Против них отправили младшего брата хана, Медемин-инака, но дорога от Хивы до Мерва была ужасна, многие солдаты в пути заболели, а так как в это же время бухарский эмир осаждал город Хезаресп, инак быстро повернул оружие против него, одержал победу и заключил мир. В это время Рахим Кули-хан умер.

6. Мухаммед Эмин-хан (1843-1855) 185

Принял бразды правления, на которые справедливо претендовал, причем не по закону престолонаследия, поскольку у покойного хана были сыновья, а по прежним своим заслугам. Медемин-хана считают самым прославленным монархом Хивы новейшего времени, потому что он восстановил, насколько это оказалось возможно, прежние границы Хорезмского государства, которые [261] не существовали уже 400 лет, и благодаря победам над всеми окрестными кочевниками значительно способствовал увеличению как престижа ханства, так и его доходов.

Спустя всего два дня после того, как его подняли на белой кошме (Как мне рассказали, совершение этой церемонии - привилегия еще со времен Чингисхана исключительно седобородых из племени Чагатай.) - это своего рода восшествие на престол в Хиве и Коканде, - он пошел на сарыков, самое храброе из всех туркменских племен, которое пожелал вместе с плодородной Мервской равниной подчинить своей власти. После шести походов ему удалось взять Мервскую крепость и находящийся поблизости от нее форт Йолётен. Но едва он успел вернуться в Хиву, как сарыки вновь взбунтовались и перебили весь оставленный в Мерве гарнизон вместе с комендантом. Вскоре хан предпринял новый поход, в котором участвовали также джемшиды, давние враги сарыков. Победителем оказался их предводитель Мир Мухаммед, который с триумфом вступил в Хиву к великой досаде всех узбекских героев.

Сарыки, таким образом, были подчинены, но тут повели себя враждебно теке, жившие тогда в Караяпе и Кабуклы между Мервом и Ахалом; они отказались платить ежегодную дань, и Медемину не оставалось ничего другого, как обратить свой меч, с которого еще не стекла туркменская кровь, против этого племени. После трех походов, во время которых множество людей и животных нашло гибель в песчаной пустыне, удалось взять верх над частью мятежников, и хан оставил там гарнизон, состоящий из йомутов и узбеков, под начало двух предводителей. К несчастью, они перессорились, и первый из них вернулся в Хиву, но хан в наказание сбросил его с высокой башни. Этим поступком хан обратил в своих врагов всех йомутов; они тайно присоединились к теке и позднее стали виновниками его смерти. Медемин собрал к этому времени 40 тыс. всадников из узбеков и других кочевников, плативших ему дань. Часть он отправил к укреплениям Ходжа Нияз-бая против русских, двигавшихся тогда к Хиве от восточного побережья Аральского моря. С другой же частью он сам направился к Мерву, чтобы одним ударом положить конец вечным туркменским неурядицам. Он сразу взял Караяп и пошел дальше к Серахсу (древний Сиринкс). Когда он отдыхал в своем шатре невдалеке от него на одном холме (Об этом холме рассказывают, что здесь нашел свою смерть также Абу Муслим, могущественный вассал, а позднее враг багдадского халифа.) прямо посреди стана, на него напали несколько дерзких вражеских всадников, и, несмотря на его крики: ”Мен хазретем” (”я-хан”), они отрубили ему голову, прежде чем слуги поспешили на помощь. При виде отрубленной головы, которую туркмены отослали потом в подарок персидскому шаху, (Шах, справедливо боявшийся Медемина, так как тот после взятия Серахса непременно захватил бы Мешхед, вначале оказал почести отрубленной голове своего врага и велел построить для нее небольшую усыпальницу у замковых ворот (Дарваза-и Довлет). Но позднее он велел ее разрушить, потому что, как говорили, благочестивые шииты принимали ее за могилу имама и из-за суннита впадали в греховное заблуждение.) среди [262] его войск распространился панический ужас. И все-таки они отступили в полном порядке, провозгласив по дороге, что государем будет Абдулла-хан.

7. Абдулла-хан (1855-1856) 186

Не успел новый хан прибыть в смущенную случившимися событиями столицу, как начались раздоры из-за престола. Законный претендент Сейид Мухаммед-хан, имевший преимущество возраста, обнажил свой меч в присутствии всех мулл и знатных людей страны, сочтя, что он утвердит свое право, если тотчас убьет хана; но его усмирили, а затем заперли в темницу. Двух принцев переманили к себе йомуты, чтобы возвести их на престол, но об этом вскоре узнали и принцев задушили, а йомутов, поскольку их злые козни раскрылись, решили наказать. Хан двинулся на них с несколькими тысячами всадников, но они заявили о своей невиновности, и поскольку навстречу ему вышли босиком седобородые старики с висящими на шее обнаженными мечами, что было признаком покорности, на этот раз их оставили в покое. Между тем через два месяца йомуты снова начали враждебные действия; хан разгневался, спешно собрал две тысячи всадников и бросился на бунтовщиков, теперь уже оказавших явное сопротивление. Дело кончилось неудачей, узбекам пришлось бежать, и, когда принялись искать хана, оказалось, что он погиб в числе первых и был брошен вместе с остальными мертвецами в общую могилу.

8. Кутлуг Мурад-хан (правил всего 3 месяца) 187

Ему наследовал Кутлуг Мурад-хан, его младший брат, сражавшийся бок о бок с ним и возвратившийся с тяжелыми ранами. Несмотря на это, он был готов продолжать борьбу, стоившую жизни его брату, но предводители йомутов попросили мира и пообещали, что вместе с двоюродным братом хана, попавшим к ним в руки в последней стычке и провозглашенным затем ими ханом, они явятся в Хиву и повинятся. Хан и его министры поверили им, назначили день, и они действительно явились: 12 тыс. человек на своих лучших лошадях, с великолепным оружием. Утром в день представления хан принял своего двоюродного брата, и тот, обняв его, предательски пронзил кинжалом. Хан рухнул наземь, а туркмены бросились на присутствовавших придворных. Во время этой страшной сумятицы мехтер взобрался на крепостную стену и, объявив оттуда о злодейском преступлении, призвал хивинцев убивать всех йомутов, которые только есть в городе. Парализованные ужасом туркмены, на [263] которых накинулись жители, истекали кровью под саблями мужчин и даже под ножами женщин, подобно ягнятам в руках мясника. По улицам Хивы текла кровь, и понадобилось несколько дней, чтобы убрать мертвецов.

В течение восьми дней после резни Хива оставалась без правителя. Трон предлагали довольно деловому Сейиду Мухаммед-тёре, однако его пристрастие к опиуму помешало ему стать ханом, и он отказался в пользу своего младшего брата.

9. Сейид Мухаммед-хан (1856-до сего дня) 188

Ханом стал Сейид Мухаммед, слабоумие которого всем известно. Читатель о нем уже неоднократно слышал. Во время его правления Хива была разорена гражданскими войнами с йомутами; колонии, основанные прежними ханами, были разрушены и обезлюдели. Пока йомуты и узбеки убивали друг друга и уводили в рабство женщин и детей, прибывшие джемшиды, следуя пословице: ”Inter duos litigantes tertius est gaudens” 189, напали на безоружное население, разграбили всю Хиву от Кылычбая до Фитнека и вернулись на берега Мургаба с богатой добычей в сопровождении двух тысяч персидских рабов, освободившихся во время смуты.

Нищета, холера, чума, истребление населения повлекли в конце концов за собой установление мира. Рассчитывая на поддержку русских, в Кунграде поднял мятежное знамя новый претендент на престол по имени Мухаммед Пенах; он сразу отправил посольство через Мангышлак в Астрахань, умоляя русского монарха о покровительстве. Но об этом стало известно, и члены миссии были убиты в пути. Позднее, когда русские империалы у него кончились, Мухаммед Пенах был убит собственными сторонниками, главных же зачинщиков ”упаковали”, т.е. пришили руки к туловищу влажной кожей, а затем отправили в Хиву, где их ждал ужасный конец.

С тех пор как я покинул Хиву, там произошли события, о которых мы должны сказать здесь несколько слов. После Сейид Мухаммед-хана, скончавшегося в конце 60-х годов, престол наследовал его сын Сейид Мухаммед Рахим-хан 190. Тогда ему было, вероятно, самое большее 20 лет, и помимо обычных волнений, сопровождавших его восшествие на престол, он навлек на себя ненависть и вражду России, достигшие такого размера, что правительство Петербурга, одержав победы в Бухаре и Коканде, объявило войну и этому последнему независимому государству в Центральной Азии и, насколько можно судить по происходящим ныне событиям, прикончит и его. [264]

III.

БУХАРА

Город Бухара, его ворота, кварталы, мечети, училища. - Училище, основанное царицей Екатериной. - Их предназначение быть рассадником фанатизма, а не учености. - Базары. - Полицейская система строже, чем где-либо в Азии. - Бухарское ханство. - Жители: узбеки, таджики, киргизы, арабы, мервцы, персы, индусы, евреи. - Управление. - Различные чиновники. - Политическое деление. - Армия. - Очерк истории Бухары.

А.

ГОРОД БУХАРА

Как мне говорили, для того чтобы объехать вокруг Бухары, понадобится целый день, но на деле оказалось, что в окружности Бухара занимает не более четырех миль. Хотя окрестности ее неплохо возделаны, все-таки в этом отношении Хива намного превосходит Бухару. В городе 11 ворот: Дарваза-Имам, Дарваза-Мазар, Дарваза-Самарканд, Дарваза-Оглан, Дарваза-Талипач, Дарваза-Ширгиран, Дарваза-Каракёль, Дарваза-Шейх-Джелал, Дарваза-Намазгах, Дарваза-Салахане, Дарваза-Карши. Он делится на две основные части: Деруни-Шахр (внутренний город) и Беруни-Шахр (внешний город) и на различные кварталы, из которых наиболее значительны махалля Джуйбар, Хиабан, Мирекан, Малькушан, Сабунгиран.

Об общественных зданиях и площадях города у читателя уже составилось представление по предшествующей главе, однако тем не менее попытаемся изложить наши заметки по этому поводу.

Мечети

Бухарцы говорят, что в их родном городе 360 больших и малых мечетей, так что благочестивый мусульманин может для развлечения каждый день отправляться в новую мечеть. Я смог обнаружить едва ли половину названного числа, из них заслуживают упоминания только: 1) Масджиди-Калян, построенная Тимуром и реставрированная Абдулла-ханом. Здесь эмир при большом скоплении народа совершает пятничную молитву; 2) Масджиди-Диванбеги, которую велел построить в 1029 (1629) г. некий Наср, диванбеги (государственный секретарь) эмира Имам Кули-хана, вместе с одноименным прудом и медресе; 3) Мирекан; 4) Масджиди-Могак 191, подземная, где, по преданию, говорят одни, собирались первые мусульмане, по словам других - последние огнепоклонники. Первая версия кажется мне более правильной, потому что, во-первых, огнепоклонники могли найти подходящее место за городом на открытом [265] воздухе, а во-вторых, многие куфические письмена свидетельствуют об их исламском происхождении.

Медресе (училища) 192

Бухарцы любят также хвастаться множеством медресе и опять-таки называют любимое число - 360, хотя их не более 80. Самые известные: 1) медресе Кукельташ, построенное в 1426 г., в нем 150 худжр, и каждая стоит 100-120 тилля. (После того как медресе построено, худжры раздают даром, но в дальнейшем их можно приобрести только за определенную цену.) Ученики первого класса ежегодно имеют доход в 5 тилля; 2) медресе Мирараб, построено в 1529 г., в нем 100 худжр, каждая стоит 80-90 тилля и дает 7 тилля дохода; 3) Кош-медресе Абдулла-хана, построено в 1572 г., в нем тоже около 100 худжр, но они дешевле, чем в предыдущих медресе; 4) медресе Джуйбар, построено в 1582 г. внуком великого ученого и аскета того же имени. Оно получает самое богатое содержание, так как каждая худжра дает 25 тилля дохода, но народу в нем мало, потому что оно стоит на окраине города; 5) медресе Турсинджан, где каждая худжра имеет ежегодно 5 тилля дохода; 6) медресе Эрназар, которое через своего посланника велела основать императрица Екатерина, в нем 60 худжр, и каждая дает доход в 3 тилля.

В общем именно училища Бухары и Самарканда были причиной сложившегося представления о чрезвычайной учености высших школ Средней Азии, которое долгое время существовало не только в странах ислама, но даже и у нас, в Европе. Поверхностный наблюдатель мог легко счесть готовность к пожертвованиям при сооружении такого рода заведений признаком высоких побуждений. К сожалению, в основе всех этих побудительных стремлений лежит слепой фанатизм; как в средние века, так и теперь в этих школах кроме начал логики (мантики) и философии (хикмета) изучают лишь Коран и вопросы религии. (Иногда случается, что некоторым людям хочется заняться поэзией или историей, но им приходится делать это втайне, так как считается позорным тратить время на такие пустяки.) Мне говорили, что общее число учеников составляет пять тысяч. Они стекаются сюда не только изо всех уголков Средней Азии, но и из Индии, Кашмира, Афганистана, России и Китая. Самые бедные получают от эмира ежегодную стипендию, так как благодаря медресе и строгому соблюдению ислама Бухара оказывает столь могущественное влияние на все соседние страны.

Базары

Таких базаров, как в главных городах Персии, здесь не встретишь. Только немногие из них имеют своды и построены из камня, самые большие крыты деревом или камышовыми циновками, положенными на длинные жерди. Различают несколько [266] базаров: Тим-и Абдулла-хан, построенный по персидскому образцу правителем, носившим то же имя, после его возвращения из Мешхеда (1582); Рестеи-сузенгеран, где продают швейные принадлежности; Рестеи-Саррафан, где стоят менялы и торговцы книгами; Рестеи-Сергеран - золотых дел мастера; Рестеи-Чилингеран - место слесарей; Рестеи-Аттари - торговцев пряностями; Рестеи-Каннади-торговцев сахаром и сладостями; Рестеи-Чай-фуруши-торговцев чаем; Рестеи-Читфуруши, Базари-Латта, где находятся торговцы полотном; Тимче-Дарайфуруши, где стоят бакалейщики, и т.д. У каждого базара есть свой староста, отвечающий перед эмиром за порядок и за цены. Кроме базаров есть еще около 30 небольших караван-сараев, которые частью служат складами для хранения товаров, частью используются как жилье для приезжающих.

Полиция

В Бухаре самая строгая полиция из всех известных нам азиатских городов. Днем раис собственной персоной объезжает базары и общественные места либо отправляет туда многочисленных полицейских и шпионов, а приблизительно через два часа после захода солнца никто больше не смеет показываться на улице. Сосед не может навестить соседа, а больной вынужден умереть из-за того, что нет лекарства, так как эмир дал разрешение арестовывать даже его самого, если миршабы (ночные сторожа) встретят его на улице в запрещенное время.

Б.

БУХАРСКОЕ ХАНСТВО

Жители

В настоящее время ханство граничит на востоке с Кокандским ханством и городами Бадахшана, на юге, по Оксусу, - с лежащими на другом его берегу районами Керки и Чарджоу, на западе и на севере границу образует Великая Пустыня. Границы нельзя считать установившимися, невозможно и определить число жителей. Без преувеличения можно назвать цифру 2,5 млн. Жители подразделяются на оседлых и номадов, а по национальности - на узбеков, таджиков, киргизов, арабов, мервцов, персов, индусов и евреев.

1. Узбеки. Они состоят из тех же 32 племен, которые мы перечислили в разделе о Хиве, но заметно отличаются от своих соплеменников в Хорезме как лицом, так и характером. Бухарские узбеки жили в более тесном контакте с таджиками, чем хивинские с сартами, и при этом утратили многие черты национального типа и свойственное узбеку скромное простодушие. Узбеки - господствующий народ в ханстве, так как сам эмир - тоже узбек из племени мангыт, и поэтому они составляют вооруженные силы страны, хотя высшие офицеры очень редко выходят из их рядов. [267]

2. Таджики, коренные жители всех городов Средней Азии; здесь их больше всего, поэтому Бухара - единственное место, где таджик гордится своей национальностью. Он считает границами своего прежнего отечества, древнего Хорасана, (Chor в древнеперсидском языке означает ”солнце”, son - ”область”, Chorasan означает, таким образом, ”солнечная страна”, т.е. Восток.) на востоке Хотан (в Китае), на западе - Каспийское море, на севере - Ходжент, на юге - Индию.

3. Киргизы, (Kir значит ”поле”, giz или ges - корень глагола gismek, т.е. ”странствовать”, ”бродить”. Слово ”киргиз” означает по-тюркски, таким образом, ”человек, странствующий по полю”, ”кочевник” 193 и прилагается как общее название ко всем народам, живущим подобным образом. Слово ”киргиз”, конечно, употребляют и как обозначение племени, но только для подгруппы казахов, живущих в Коканде в окрестностях Хазрети-Туркестана.) или казахи, как они сами себя называют. В Бухарском ханстве их очень немного, тем не менее, пользуясь случаем, изложим наши скромные заметки об этом народе, самом большом по численности и наиболее замечательном в Средней Азии по самобытности кочевой жизни. Во время своих странствований я часто встречал отдельные группы киргизских кибиток, но когда я пытался узнать у жителей об их численности, они всегда смеялись над моим вопросом и отвечали: ”Сначала сосчитай песчинки в пустыне, тогда ты сможешь сосчитать и нас, киргизов”. Так же невозможно определить границы их проживания. Мы знаем, что они живут в Великой Пустыне, лежащей между Сибирью, Китаем, Туркестаном и Каспийским морем, и эта местность, а также их социальные условия в достаточной мере доказывают, насколько ошибочно передавать киргизов то под русское, то под китайское владычество. Россия, Китай, Коканд, Бухара или Хива распоряжаются у киргизов только лишь до тех пор, пока их офицеры, высланные для взимания налогов, живут среди номадов. Киргизы смотрят на сбор налогов как на гигантский набег, которому они должны быть благодарны за то, что сборщики довольствуются десятой долей или какой-либо иной частью. Так как революции, происходившие в мире в течение столетий, а может быть, и тысячелетий, оказали очень незначительное воздействие на киргизов, у этого народа, который встречался нам лишь небольшими группами, можно встретить подлинную картину тех нравов и обычаев, которые характеризовали туранские народы в древнейшие времена и которые представляют собой причудливое смешение добродетели и жестокости. Поражает сильная тяга всех этих народов к музыке и поэзии, но наибольшее впечатление производит их аристократическая гордость. Если встречаются два киргиза, то первый вопрос, который они задают друг другу, таков: ”Ети атанг кимдир?”, т.е. ”Кто твои семь отцов (предков)?” Тот, кого спрашивают, даже ребенок по восьмому году, всегда знает точный ответ, в противном же случае его сочтут крайне невоспитанным и неразвитым. В отношении храбрости киргизы [268] далеко уступают узбекам, а особенно туркменам; и ислам у них имеет более шаткую основу, чем у последних двух народов. Обычно лишь богатые баи нанимают в городах муллу, который за определенное жалованье, выплачиваемое овцами, лошадьми и верблюдами, занимает место учителя, священнослужителя и секретаря.

Для нас, европейцев, киргизы, даже если контакты с ними были частыми, - всегда явление удивительное. Перед нами предстают люди, которые ежедневно, в палящий зной или в глубоком снегу, в течение нескольких часов кочуют со всем своим скарбом, ища нового прибежища опять-таки всего на несколько часов; это люди, никогда не слыхавшие о существовании хлеба, вся их пища состоит только из молока и мяса. Киргиз считает жителей городов и всех прочих людей, живущих на одном месте, больными или сумасшедшими и жалеет всех тех, у кого не монгольский тип лица. По его эстетическим понятиям, монгольская раса - это высшее проявление красоты, так как Бог, выдвинув вперед лицевые кости, сделал ее представителей похожими на лошадь, а лошадь в глазах киргизов - венец творения.

4. Арабы. Это потомки тех воинов, которые при Кутейбе, во время третьего халифа, участвовали в завоевании Туркестана и впоследствии поселились там. Однако, кроме черт лица, они мало что сохранили от своих братьев, живущих в Хиджазе и Ираке. Только немногие, как я обнаружил, говорят по-арабски. Число их, по слухам, доходит до 60 тыс. Большей частью это жители окрестностей Варданзи и Вафкенда.

5. Мервцы. Это потомки тех 40 тыс. персов, которых эмир Саидхан около 1810 г., после завоевания Мерва с помощью сарыков, переселил в Бухару. По своему происхождению, собственно говоря, это тюрки из Азербайджана и Карабаха, которых Надир-шах привел с их старой родины в Мерв.

6. Персы. Частью это рабы, а частью те, кто, выкупив себя, остался жить в Бухаре, где, несмотря на всяческие религиозные притеснения, так как они лишь тайком могут совершать обряды шиитской секты, они охотно занимаются торговлей или ремеслами, потому что здесь жизнь дешевле, а заработать легче, чем у них на родине. Персы, намного превосходящие по умственным способностям жителя Средней Азии, обычно возносятся из рабского своего положения до самых высоких чиновничьих должностей; нет почти ни одного губернатора провинции, у которого те или иные должности не занимали бы персы, бывшие ранее его рабами и оставшиеся верными ему; персы кишат также и в окружении эмира, и первые сановники ханства принадлежит к этой нации. В Бухаре персов считают людьми, больше общавшимися с френги и лучше постигшими их дьявольский склад ума. Впрочем, эмиру Музаффар ад-Дину пришлось бы несладко, если бы Персия вздумала угрожать ему вторжением, как это уже бывало, потому что он вряд ли добился бы многого с армией, где комендантами гарнизонов [269] были Шахурх-хан и Мухаммед Хасан-хан, а топчубаши (начальниками артиллерии) - Бейнель-бек, Мехди-бек и Лешкер-бек; все пятеро - персы.

7. Индусы. Правда, их всего около 500; они живут разбросанно, без семей, в столице и провинциях и каким-то удивительным образом держат в своих руках весь денежный оборот. Нет ни одного базара в какой бы то ни было деревне, где бы ни появился со своим мешком индус-ростовщик. Выказывая глубочайшую покорность, подобно армянину в Турции, он страшно обирает узбека, а так как у благочестивого кади большей частью находятся общие дела с поклонником Вишну, то он и становится зачастую его жертвой.

8. Евреи. Их в ханстве около 10 тыс. В основном они живут в Бухаре, Самарканде и Карши и больше занимаются ремеслами, чем торговлей. По своему происхождению это персидские евреи, а именно из первого пленения. Они переселились сюда 150 лет назад из Казвина и Мерва и живут в величайшем угнетении, презираемые всеми. Они не смеют идти дальше порога, когда приходят к правоверному, но если тот пожалует к еврею, то еврей поспешно уходит из собственного дома и стоит у дверей. В городе Бухаре они ежегодно выплачивают 2 тыс. тилля джизьи (дани). Эту сумму доставляет глава общины; при сем он получает для всей общины две легкие пощечины, предписываемые Кораном в виде знака покорности. Прослышав о привилегиях, дарованных евреям в Турции, некоторые из них выехали в Дамаск и в другие районы Сирии, но это происходило в глубокой тайне, так как в обычном случае желание эмигрировать карается конфискацией имущества или смертью. Удивительно, что они поддерживают почтовую связь через хаджи, ежегодно отправляющихся из Туркестана в Мекку; мои спутники тоже принесли несколько писем и все их доставили адресатам.

Управление

Форма правления в Бухаре сохранила очень немного древнеперсидских или арабских черт, так как преобладает тюрко-монгольский элемент. Государственное устройство, основанное на иерархической системе, носит военный характер, на вершине власти находится эмир в качестве генералиссимуса, правителя и религиозного главы. Военное и гражданское начальство подразделяется на следующие группы: а) катта-сипахи, т.е. высшие чиновники, б) орта-сипахи, т.е. средние чиновники и в) ашаги-сипахи (сабиты). В первые две группы в соответствии с правилами должны приниматься только урукдары, т.е. представители знатных родов, так как они вступают в свою должность по ярлыку, т.е. письменному приказу, и биллигу, (Ярлык и биллиг - древнетюркские слова. Первое означает ”письмо”, ”писание”; корень jer, венгерское ir, турецкое jas. Второе значит ”знак”, по-венгерски belyeg.) т.е. знаку; но уже [270] издавна этих должностей удостаиваются также персы, бывшие ранее рабами. В следующем списке перечисляются все чины, в том порядке, как они следуют от эмира и вниз. 194

капа-сипахи…

1) Аталык

2) диванбеги (государственный секретарь)

3) парваначи, правильнее фарманачи или фарманчи, предъявитель ханского указа

орта-сипахи...

4) тохсаба, собственно тугсахиби, т.е. ”несущий, как знамя, туг” (конский хвост)

5) инак

6) мирахур (шталмейстер)

ашаги-сипахи (сабиты)...

7) чухрагаси, собственно чехреагаси, т.е. ”лицевой”, потому что во время публичных аудиенций он стоит напротив эмира

8) мирза-баши (старший писарь)

9) ясаулбеги и карагулбеги

10) юзбаши

11) пенджабаши

12) онбаши

Кроме перечисленных, следует еще упомянуть тех, кто входит в придворный штат эмира. Здесь верхушку составляют кушбеги (везир), мехтер, досторхончи (метрдотель) и зекатчи (сборщик податей). Закатчи выступает одновременно в качестве министра финансов и мажордома эмира. Затем следует мехремы (личные слуги), число которых увеличивается или уменьшается в зависимости от обстоятельств; их посылают также в качестве комиссаров в провинции по чрезвычайным делам. Любой подданный, недовольный решением губернатора, может обратиться к эмиру, после чего ему назначают мехрема, который становится как бы его адвокатом и едет вместе с ним в его провинцию; он расследует дело и излагает его эмиру для окончательного решения. Помимо того, есть еще одачи (привратник или церемониймейстер), бакаул (провиантмейстер) и саламгази, который во время публичных процессий отвечает вместо эмира на приветствие: ”Be алейкум эс селям”.

Впрочем, эти должности и чины существуют при теперешнем эмире лишь номинально, так как он враг пышности и многие посты оставил незанятыми.

Политическое деление

Политическое деление ханства, как и в Хиве, соответствует числу крупных городов. В настоящее время Бухара состоит из следующих округов (порядок их перечисления зависит от их величины и числа жителей): 1) Каракёль, 2) Бухара, 3) Карши, 4) Самарканд, 5) Керки, 6) Хисар, 7) Миянкаль или Кермине, 8) Катта-Курган, 9) Чарджоу, 10) Джизак, 11) Ура-Тюбе, [271] 12) Шахрисябз; последний равен по величине Самарканду, но из-за его постоянной вражды с эмиром лишь частично может быть причислен к ханству. Губернаторы, которые по своему чину являются диванбеги или парваначи, получают определенную долю доходов управляемой ими провинции, но в исключительных случаях должны от нее отказаться. В непосредственном подчинении у каждого губернатора находятся тохсаба, мирза-баши, ясаулбеги и несколько мирахуров и чохрагаси.

Вооруженные силы

Постоянное войско ханства состоит из 40 тыс. всадников, но может быть увеличено до 60 тыс. Наибольший контингент поставляют Карши и Бухара; особенно славятся своей храбростью люди из Карши, так рассказывали мне в Бухаре. Однако я нашел эти данные весьма преувеличенными, потому что эмир во время похода на Коканд, когда его армия состояла самое большее из 30 тыс. человек, должен был содержать вспомогательные войска, выплачивая им немалое жалованье, чего скупой Музаффар ад-Дин, конечно, не стал бы делать, если бы вышеозначенное число было правильным. Жалованье, выплачиваемое только в военное время, составляет 20 тенге (16 шиллингов) в месяц, на что всадник обязан содержать самого себя и лошадь. Кроме того, половина добычи принадлежит воинам. Впрочем, и в самом деле непонятно, почему при столь значительном количестве подданных эмир не соберет большего войска, и странно также, почему он не берет вспомогательные войска у 50 тыс. эрсари, а предпочитает идти к теке и даже держит на службе сарыков, выплачивая им ежегодно 4 тыс. тилля жалованья.

В.

ИЗ ИСТОРИИ БУХАРЫ

Основателем Бухары считается Афрасиаб, великий туранский воитель. Раннюю историю заменяют различные басни, и мы можем лишь сделать заключение, что тюркские орды с древнейших времен были грозой тех мест, персидское население которых было отделено от своих иранских братьев уже во времена Пишдадидов. Первая нить настоящей истории начинается со времени арабской оккупации, и нам остается лишь сожалеть, что отважные искатели приключений не оставили иных сведений, кроме тех, которые рассеяны в ”Тарихи Табари” и некоторых других арабских источниках. Ислам не смог так легко пустить корни в Мавераннахре (стране между реками Оксус и Яксарт), как в других странах, и арабам приходилось постоянно повторять обращение в новую веру, как только они возвращались в города после долгого отсутствия. До завоевания Чингисханом (1220) Бухара и Самарканд, а также значительные в то время города Мерв (Мерв-и Шах-и Джихан, т.е. Мерв, король мира), Карши (Нахшеб) и Балх (Умм-ул-Билад, т.е. мать [272] городов) принадлежали Персии, несмотря на то что губернии Хорасан, как она тогда называлась, был выдан из Багдада особый фирман об инвеституре. С вторжением монголов персидский элемент был совершенно вытеснен тюркским, узбеки повсюду завладели браздами правления, и Тимур, хромой завоеватель мира из Шахрисябза (Зеленого города), пожелал сделать Самарканд столицей всей Азии. Но вместе с ним умерли и его планы, и собственно история ханства начинается с дома Шейбани, основатель которого Абулхайр-хан сломил могущество Тимуридов в их собственных государствах. Его внук Шейбани Мухаммед-хан расширил границы Бухары от Ходжента до Герата, но когда захотел захватить Мешхед, был разбит шахом Исмаилом и погиб в сражении в 916 (1510) г. Одним из наиболее способных его преемников был Абдулла-хан (род. в 1544 г.). Он вновь завоевал Бадахшан, Герат и Мешхед и благодаря своим заботам о развитии культуры и торговли заслуживает того, чтобы его поставили рядом с великим правителем Персии шахом Аббасом II. Во время его правления на дорогах Бухары были караван-сараи и прекрасные мосты, а в пустынях - цистерны; все развалины такого рода сооружений носят его имя. Его сын Абд ал-Мумин недолго удержался на троне, он был убит [1004 (1595) г.]. После вторжения персидского предводителя Тёкёла 195, опустошившего все на своем пути, вскоре погибли последние потомки Шейбанидов.

В череде последовавших затем долгих сумятиц и гражданских войн главными претендентами, оспаривавшими престол, были Вали Мухаммед-хан, дальний родственник Шейбани по боковой линии, и Баки Мухаммед. После того как Баки Мухаммед пал в бою под Самаркандом в 1025 (1616) г., Вали Мухаммед-хан основал свою династию, которая, как говорят, существовала до Абу-л-Файз-хана, умолявшего Надир-шаха о мире (1740 г.). В этот период больше других правителей выделялись Имам Кули-хан и Насир Мухаммед-хан (1650). Их щедрая поддержка класса ишанов во многом способствовала тому, что религиозный фанатизм в Бухаре и даже во всем Туркестане поднялся на такую ступень, которой он не достигал нигде и никогда за всю историю ислама. Абу-л-Файз-хан и его сын были предательски убиты их везиром Рахим-ханом. После смерти убийцы, продолжавшего самостоятельно управлять государством в качестве везира, власть захватил Даниял-бий, за ним последовали эмиры Шах Мурад, Саид-хан и Насрулла-хан.

Поскольку история трех последних правителей уже изложена Малькольмом, Бёрнсом и Ханыковым, а мы смогли бы добавить мало нового, не будем больше следовать за событиями этой эпохи, а поговорим лучше в следующей главе о войнах, которые вели Бухара и Коканд в последние три десятилетия. [273]

IV.

КОКАНДСКОЕ ХАНСТВО

Жители. - Деление. - Коканд. - Ташкент. - Ходжент. - Маргелан, Андижан. – Хазрети - Туркестан. - Ош. - Политическое положение. - Последние войны.

Коканд, или Фергана, как его называли древние, на востоке граничит с Китайской Татарией, на западе - с Бухарой, где протекает Яксарт, на севере - с Великой Ордой, на юге - с Каратегином и Бадахшаном. Мы не можем привести данные о его площади, но она больше, чем площадь Бухары или Хивы, да и плотность населения здесь больше 196.

По числу городов и другим показателям можно считать, что население сегодняшнего Коканда составляет более трех миллионов человек.

1. Узбеки. Они образуют истинно оседлую часть населения и по своему типу, как уже упоминалось в главе о Хиве, очень отличаются от узбеков Бухары и Хивы. Так как узбеки уже несколько веков представляют господствующую нацию в Туркестане, которая раньше, чем другие народы этих областей, приняла ислам с его цивилизацией, с самим названием ”узбек” связывается всегда более благоприятное представление об образованности и хорошем тоне. Поэтому киргизы, кипчаки и калмыки, едва поселившись в городах, обычно отказываются от своей национальности и называют себя узбеками. Так издавна повелось в Коканде, и можно без преувеличения сказать, что половину людей, именующих себя узбеками, скорее всего надо считать по национальности смесью упомянутых номадов 197. По манере держать себя кокандский узбек выглядит очень неуклюжим, чему больше всего виною нескладная широкая одежда. Если бы не номады, защищающие узбеков, то города уже давно оказались бы во власти Китая, России или Бухары.

2. За узбеками следуют таджики. Хотя их не больше, чем в Бухаре, расселены они более компактно. Часто они образуют целые деревни и города, чего нигде больше не встретишь. Так, в городе Ходженте, в деревнях Велекендаз и Кисакус (вблизи Ходжента) живет только первоначальное персидское население, и говорят, что такие значительные города, как Наманган, Андижан и Маргелан, (В письменных документах три последних города называются так: Неменган, первоначально Немек кон, т.е. ”соляные копи”, 2) Эндекган от ”Эндек” - ”маленький” и 3) Мургинан, т.е. ”курица и хлеб”. Эту этимологию мне сообщили мои друзья; может быть, она не совсем правильна, но персидское происхождение все же бесспорно.) еще 400 лет назад принадлежали таджикам. Что касается их характера, то кокандские таджики немного лучше, чем их соплеменники в Бухаре. Надо только отметить, [274] что их язык чище в отношении грамматических форм и словарного запаса, чем язык остальных таджиков. Преимущественно это заметно в Коканде, где жители говорят на языке, многое сохранившем от говора Рудаки, старейшего персидского поэта, родом бухарца. В остальных городах Коканда, особенно на китайской границе, таджиков очень мало.

3. Казахи - самый многочисленный народ в ханстве. Они ведут кочевую жизнь в гористой местности между озером Чаганак и Ташкентом и платят хану такую же дань, как и в Хиве. Среди кокандских киргизов есть зажиточные, имеющие дом в Хазрети-Туркестане или в других местах, но в них они никогда не живут. Впрочем, киргизы, несмотря на свое численное преимущество, пользуются незначительным влиянием в ханстве.

4. Киргизы, или собственно киргизы, каковым именем у нас ошибочно назвали всех казахов, живущих в южных областях ханства между Кокандом и Сарыколом; из-за их воинственного характера то одна, то другая правительственная партия использует их для осуществления своих планов переворота. Число их юрт составляет около 50 тыс., приблизительно столько же, что и у туркмен-теке.

5. Кипчаки, по нашему мнению, самое древнее и наиболее примитивное тюркское племя, которое из всех племен этой большой семьи, рассеянной от Комула до Адриатического моря, больше всего сохранило верность своей старой национальности как по типу лица и характеру, так по языку и обычаям. Нашего читателя вряд ли заинтересует баснословная этимология названия ”кипчак”, приводимая Рашид ад-Дином Табиби. Возможно, что раньше под этим названием существовало могущественное племя, и сегодняшние кипчаки, насчитывающие всего 5-6 тыс юрт, утверждают, что их предки завоевали и заселили Дешти Кипчак 198, как издавна назывался Туркестан в восточных исторических источниках. Несмотря на свою малочисленность, кипчаки и поныне оказывают могущественное влияние на политические дела в Коканде, они назначают ханов, а потом смещают их, и часто бывало, что 500 их всадников овладевали каким-нибудь городом, а хан не осмеливался выступить против них. В тюркском наречии, на котором говорят кипчаки, я не различил ни одного персидкого или арабского слова, их диалект можно считать лучшим переходным пунктом от монгольского к джагатайскому языку. То же самое можно сказать о типе лица кипчаков в сравнении с другими тюркскими народами Средней Азии. Раскосыми глазами, безбородым подбородком и выдающимися скулами они похожи на монголов, к тому же они по большей части маленького роста, но удивительно ловки. Храбростью кипчаки превосходят все остальные народы Средней Азии и представляют вернейший образчик человека из огромной орды, которая перевернула когда-то всю Азию.

Кокандское ханство разделяется на несколько округов, которые, как и повсюду, названы по именам наиболее [275] значительных городов. Столица - Коканд, (Вероятно, происходит из ”Хобкенд” - ”прекрасная деревня”, ”прекрасное место”.) или Коканди-Латиф, т.е. ”Очаровательный Коканд”, как называют его местные жители; он расположен в прекрасной долине и по площади в шесть раз больше Хивы, втрое больше Бухары и в четыре раза больше Тегерана 199. Южная часть города, где находится резиденция хана, только в недавнее время окружена стеной, северная остается открытой. Число жителей и домов сравнительно невелико, потому что дома окружены большими фруктовыми садами, так что часто требуется четверть часа, чтобы миновать 10-15 домов. Что касается архитектурного стиля, то обычно даже сами кокандцы отдают предпочтение Бухаре, поэтому нетрудно представить себе облик этой столицы. Из камня построены только четыре мечети и небольшая часть обширного базара, где продаются лишь русские товары и местные шелковые и шерстяные ткани, а также изделия из кожи. Широкой известностью пользуются седла, плети и прочее снаряжение для верховой езды, производимые в столице ханства.

После Коканда заслуживает упоминания Ташкент, главный торговый центр ханства, где в настоящее время, как я слышал от многих людей, есть немало состоятельных купцов, ведущих значительную торговлю с Оренбургом и Кызыл-Джаром (Петропавловском). Ташкент, поддерживающий транзитную торговлю с Бухарой, Кокандом и Китайской Татарией, - один из важнейших городов Средней Азии, к нему тайком подбираются русские, их последние форпосты (Кале-Рахим), как уже отмечалось, отделяют от него всего несколько дней пути. Обладая этим важным и в военном отношении пунктом, Россия без труда овладеет Бухарским и Кокандским ханствами, так как то, чего не смогли добиться русские штыки, совершит пламя разногласий, раздуваемое между обоими ханствами Петербургом.

Наиболее значительные после Ташкента города - это Ходжент, где около 5 тыс. домов и много фабрик, изготовляющих алачу (вид хлопчатобумажной материи), 15 медресе и вдвое больше мечетей; Маргелан - большой город, средоточие кокандской учености и в настоящее время местопребывание Ходжа Бузурка, главы ордена Махдум-Аазам (этот духовный сановник отказал в благословении нынешнему бухарскому эмиру, въезжавшему в город победителем, и тот не посмел наказать его за это); Андижан, где изготовляется лучший в ханстве атрес, тяжелая шелковая материя; Наманган, в окрестностях которого в основном обитают кипчаки. Кроме того, заслуживают быть названными Хазрети-Туркестан с высоко почитаемой могилой Ходжа Ахмед Ясеви, книга которого о морали и религии (”Мешреб”) (Мне удалось привезти в Европу один экземпляр этой в высшей степени оригинальной книги, написанный по-турецки, и я надеюсь издать ее вместе с переводом.) [276] и поныне служит излюбленным чтением номадов и оседлых жителей Коканда; города Шахри-Манзил и Чуст, где производятся знаменитые ножи, ценящиеся в Туркестане больше всех после гиссарских; Шарихан, известный лучшими шелками, и Ош в восточной части ханства, называемый также Тахти-Сулейман, ”Трон Сулеймана”, который ежегодно посещает множество паломников. Само место паломничества представляет собой холм, возвышающийся посреди города Оша. Там среди развалин старого здания с колоннами, построенного из плитняка, показывают высеченный из мрамора трон, а также место, где возделывал землю Адам, первый пророк, по учению ислама. Последняя басня особенно хороша и уместна, поскольку ее сочинитель хотел представить номадам земледелие как религиозный долг 200.

Как бы там ни было, Ош не лишен интереса для наших археологов. Руины, особенно колонны, как мне описали, определенно указывают на их греческое происхождение, и если бы мы захотели разыскать восточную колонию Александра, то легко можно было бы представить себе, что Ош и есть то место, где отважный македонянин неким архитектурным памятником отметил восточную границу своей гигантской империи. (Аппиан (De rebus Syriacis, 1 VII) упоминает много городов, основанных греками и Селевком, и среди них (греч.), который, по-видимому, имеет в виду Плиний (VI, 16), когда говорит ”Ultra Sogdiana oppidum Tarada, et in ultimis eorum finibus Alexandria ab Alexandro Magno condita” 201. Это или иное расположенное по соседству место было, очевидно, для великого завоевателя древности пределом его продвижения в этом направлении, так как там, говорит Плиний, были воздвигнуты алтари Геркулеса, Бахуса, Семирамиды, Кира и Александра ”Finis omnium eorum ductus ab ilia parte terrarum, includente flumine Jaxarte, quod Scythae Silin vocant” 202. Действительно, что касается города Александрии Этсхаты, слова Арриана (Exped Alex, l IV, с. I, 3 и с. IV, 10) совпадают со строками Плиния, который рассказывает, что этот город Александр рассчитывал сделать пограничной крепостью против жителей другого берега реки и основал колонию македонских ветеранов, греческих наемников и изъявивших согласие обосноваться там варваров из соседних стран. Город был построен на берегу Яксарта, и существует мнение, что это нынешний Ходжент. А что, если Ош был тем местом, где стояли колонны Александра (Курций, VII, б)? Однако предположение, что Александр прочно овладел какой-либо областью по ту сторону Яксарта, едва ли совместимо с рассказом Арриана. Курций (VII, 9) описывает остатки алтаря Бахуса как ”монументы, состоящие из многих отдельных груд камней, расположенных на некотором протяжении, и восьмидесяти высоких деревьев, стволы которых обвиты плющом”)

Что касается политического положения Кокандского ханства, то его самостоятельность столь же стара, как независимость Бухары и Хивы 200. Правящий ныне род утверждает, что он по прямой линии происходит от Чингисхана; это, однако, неправдоподобно, так как его род был низвергнут с трона Тимуром, и после Бабура, последнего Тимурида в Коканде, браздами правления попеременно завладевали Шейбаниды и другие предводители из кипчаков и киргизов. Род, восседающий на троне в настоящее время, или, лучше сказать, воюющий ради него с Бухарою, - кипчакского происхождения, и как говорят, только [277] 80 лет как пришел к власти 203. На учреждениях Коканда меньше всего сказалось арабское или древнеперсидское влияние, и руководящим началом считается Яса-Чингис (Кодекс Чингиса). При восшествии на престол здесь также возносят хана на белом войлоке, а он при этом должен пускать стрелы во все четыре стороны света. (Этот обычай, странным образом, существует до сих пор и в Венгрии. Король, в полном облачении, со всеми атрибутами королевской власти, должен во время коронации на коне подняться на холм и взмахнуть мечом во все четыре стороны.)

ВОЙНЫ МЕЖДУ БУХАРОЙ И КОКАНДОМ

А.

При эмире Насрулле

Вражда между Бухарой и Кокандом существует с древних времен. После того как дом Шейбанидов стал управлять всеми делами в Туркестане. Коканд, за исключением нескольких городов, оставшихся в руках кипчаков, был присоединен к Бухарскому ханству, затем отделился и в период своего самостоятельного существования чаще всего примыкал к восточным соседям: Кашгару, Яркенду и Хотану, которые были в ту пору независимыми городами. Когда китайский император присоединил эти города к своей державе, Коканд, полагая, что противник на востоке слишком могуществен, счел нужным возобновить распри с Бухарой, и война, которая велась в Средней Азии во время нашего пребывания там, - это продолжение борьбы, начатой Мухаммед Али-ханом Кокандским и эмиром Насруллой.

Мухаммед Али-хан, которого кокандцы называют своим величайшим монархом нового времени, с одной стороны, бесспорно, много сделал для того, чтобы возвеличить ханство, расширив его границы и повысив благосостояние, но с другой - возбудил зависть алчного эмира Насруллы. Больше всего эмира раздражало то, что кокандский хан установил связи с Хивой, заклятым врагом Бухары, и дружески принял при дворе бежавшего в Коканд его дядю и соперника. Некоторые люди добавочную причину усматривают в гостеприимстве, оказанном капитану Конолли; в общем, пищи для раздоров между обоими ханствами было достаточно, и разрыв считался неизбежным.

Разбив наголову в 1839 г. русских 204 при Шахидане, (По рассказам кокандцев, сильный отряд казаков с правого берега Яксарта обошел в это время Хазрети-Туркестан и продвинулся к Ташкенту, но в пути на него напали кокандцы, и отряд, понеся большие потери, рассеялся) Мухаммед Али-хан, считая столкновение с эмиром неизбежным, предпочел быть нападающей стороной. Итак, он двинулся к бухарской границе, взял Ура-Тюбе и уже угрожал Джизаку и Самарканду, когда, убедившись в бесплодности начатых интриг, против него выступил эмир с превосходящими силами узбекских [278] всадников и 500 человек только что организованной милиции (сарбазы), которой командовал ее создатель Абдул Самед-хан. Мухаммед Али счел разумным отступить. Насрулла на протяжении трех месяцев осаждал Ура-Тюбе и наконец взял его, пролив в отместку немало крови местных жителей и превратив их тем самым в своих злейших врагов. Не успел эмир вернуться в Бухару, как они с согласия Мухаммед Али-хана напали на бухарский гарнизон и вырезали солдат и офицеров.

Как только Насрулле сообщили об этом происшествии, он пришел в ярость, в большой спешке собрал все свои силы и двинулся к Ура-Тюбе. Мухаммед-Али опять отступил, и большая часть жителей, страшась разгневанного эмира, ушла вместе с ним. Однако на этот раз ему не удалось вернуться. Насрулла преследовал его по пятам, Мухаммед Али-хан проиграл битву и потерял город. Понимая, что его преследуют и что столица под угрозой, он выслал навстречу победителю парламентеров. Вскоре при Канибадаме был заключен мир, по которому Мухаммед Али-хан должен был уступить Ходжент и многие другие населенные пункты.

Понятно, что этот мир не мог удовлетворить ни одну из сторон. Чтобы еще больше досадить побежденному, злобный эмир назначил губернатором вновь завоеванной провинции брата Мухаммеда Али, ранее бежавшего в Бухару и претендовавшего на хивинский трон. Но на этот раз эмир просчитался. Мать кокандского правителя помирила братьев, и, прежде чем эмир узнал об этом, Ходжент вместе со всей прилегающей к нему областью вновь присоединился к Коканду, и теперь ему пришлось иметь дело не с одним, а с двумя врагами.

Гневу бухарского тирана не было границ, и жажда мщения побудила собрать неслыханные вооруженные силы. Помимо обычной армии, состоявшей из 30 тыс. всадников и тысячи сербазов, он взял на службу еще 10 тыс. туркмен из племен теке и салор. Достигнув в несколько быстрых переходов Коканда, эмир застал врасплох Мухаммеда Али, так что тому пришлось бежать из столицы. Около Маргелана его поймали, и спустя десять дней он был казнен в собственной столице вместе с братьями и двумя сыновьями. (Чтобы оправдать свой гнусный поступок, Насрулла велел распустить слух, что Мухаммед Али женился на своей матери и что именно за это он подверг его казни.) За ним в руки палача попало большинство его сторонников, их имущество было конфисковано. Эмир, отягощенный богатой добычей, вскоре вернулся в Бухару, оставив в завоеванном городе Ибрахим-бия, мервца по рождению, с гарнизоном в 2 тыс. солдат.

Не прошло и трех месяцев, как кипчаки, до тех пор державшейся нейтралитета, выступили против бухарцев, захватили город вместе с находившимся там гарнизоном и возвели на трон [279] Шир-Али-хана, сына Мухаммед Али-хана.

Не желая, чтобы их еще раз подобным образом застигли врасплох, кокандцы вознамерились обнести стеной ту часть города, где живет хан. Этот план был быстро выполнен, так как на строительстве заставили работать пленных из эмирского гарнизона. Жители знали, что эмир постарается отомстить, и никто не удивился, когда вскоре после этого происшествия перед Кокандом появились 15 тыс. бухарцев под предводительством кокандца, претендента на кокандский престол, давнего протеже Насруллы. Мусульманкул (так его звали), по-видимому, еще в пути договорился со своими соотечественниками, и ему открыли городские ворота. Войдя в город, он первым делом выступил против Насруллы, несмотря на то что Насрулла обещал сделать его ханом, и вместе с присоединившимися к нему горожанами обратил в бегство пришедших с ним бухарцев.

Четырежды обманутый эмир не пожелал уступить и вновь отправил армию, на этот раз под предводительством Шахрух-хана, (Между тем гнусного Абдул Самед-хана, убийцу Конолли, Стоддарта и Назелли, постигла справедливая кара. Эмир, отправивший его в Шахрисябз, убедился в его явном предательстве и, поскольку ничего не мог поделать с ним силой, решил справиться хитростью. Абдул Самед долго увертывался, но когда, наконец, попал в ловушку и заметил палача в соседнем зале, вспорол себе кинжалом живот, чтобы даже смертью своей досадить государю, столь походившему на него характером.) уже тогда имевшего звание главнокомандующего. Но Шахрух-хан дошел только до Ура-Тюбе, потому что поход был прерван по получении известия о болезни эмира, находившегося в Самарканде. Через несколько дней Насрулла умер, освободив, таким образом, мир от одного из величайших тиранов.

Я слышал из надежного источника, что эмир Насрулла умер всего лишь от припадка чрезмерного гнева, вызванного как неоднократными неудачными походами против Коканда, так и беспримерной стойкостью защитников города Шахрисябза. (Шахрисябз, прежде называвшийся Kеш, - родина Тимура, его жители отличаются крайне воинственным характером.) [280] Он 30 раз выступал в поход против этого города, а теперь уже шесть месяцев безуспешно осаждал его. Противником Насруллы там был некий Велинаме 205, на сестре которого он женился, с тем чтобы благодаря новому родству приобрести верного вассала. Надо было случиться, чтобы известие о взятии Шахрисябза пришло в день смерти эмира. Находясь почти в беспамятстве, изверг приказал все-таки умертвить неверного шурина и всех его детей; но так как он не мог увидеть кровь собственными глазами, он вечером, за несколько часов до смерти, велел позвать к себе жену, сестру Велинаме. Несчастная женщина, мать двоих детей, дрожала от ужаса, но это не смягчило умирающего тирана: он приказал обезглавить ее возле своего ложа, и, устремив взгляд на кровь сестры своего заклятого врага, негодяй испустил последний вздох.

Б.

При эмире Музаффар ад-Дине

Между тем дела в Коканде тоже приняли новый оборот. Мусульманкул был убит, а на белом войлоке вознесли Худояр-хана. Вначале он проявил большую активность и дал несколько небольших сражений русским, наступавшим от Яксарта. Но пока он был занят на границе, в столице провозгласили ханом Малля-хана. Располагая незначительными силами, Худояр-хан предпочел бежать в Бухару в надежде возвратить трон с помощью эмира Музаффар ад-Дина. Сразу после смерти отца Музаффар ад-Дину пришлось отправиться в Шахрисябз, который снова восстал, несмотря на обрушившуюся на него кровавую месть. Он как раз стоял у стен Чиракчи, укрепления, принадлежавшего Шахрисябзу, когда пришло известие, что губернатор Ура-Тюбе, родом из Шахрисябза, присоединился к кокандцам и что Малля-хан уже продвинулся к Джизаку.

Эмир Музаффар ад-Дин, подстрекаемый своим гостем и протеже Худояр-ханом, не выдержал, оставил уже сильно стесненный Шихрисябз и с 15 тыс. человек выступил к Коканду, поскольку Малля-хан, обладавший, как все утверждали, недюжинными способностями, представлял для него серьезную угрозу. Следуя политике своего отца, Музаффар ад-Дин сначала велел убить своего противника в спровоцированном им самим заговоре, а после того, как в Коканде все пришло из-за этого в величайшее смятение, овладел столицей и назначил правителем Худояра. Законный наследник престола Шах Мурад бежал к кипчакам.

Худояр-хан не пробыл в своем новом звании и четырех месяцев, как на него напали кипчаки во главе с Шах Мурадом, и ему снова пришлось бежать в Бухару. Эмир, попавший в смешное положение в роли покровителя, собрал все свои силы, чтобы как следует отомстить Коканду. Выслав вперед Шахрух-хана с 40 тыс. человек и Мухаммед Хасан-бека с 30 пушками, он сам в сопровождении нескольких сотен теке поспешил к Коканду, [281] твердо решив не возвращаться до тех пор, пока не подчинит своей власти все, вплоть до китайской границы.

В Коканде было хорошо известно намерение молодого эмира, там знали и его алчность, поэтому жители сделали все возможное, чтобы воспрепятствовать бухарцам. Улемы объявили вторгшегося хана кафиром и провозгласили против него джихад (религиозную войну), все взялись за оружие, но тщетно. На этот раз эмир в самом деле присоединил к своим владениям не только Коканд, но и все земли до китайской границы. Самое сильное сопротивление оказали кипчаки под предводительством своего вождя Алимкула 206; на них напали туркмены, и, вероятно, междоусобная война двух самых диких первобытных татарских племен представляла собой интересное зрелище. После того как Алимкул погиб в сражении, во главе племени встала его жена, и война некоторое время продолжалась при ней, пока наконец не был заключен мир с эмиром. Завоеванное ханство, из которого эмир вывез в Бухару все пушки, большое количество прочего оружия и немало сокровищ, было разделено на части. Коканд достался Шах Мураду, любимцу кипчаков, Ходжент - Худояр-хану. Музаффар ад-Дин отправился в свою столицу, и на этом пути я встретил его 15 сентября 1863 г.

С того времени в Коканде, вероятно, произошли новые перемены. Подобные раздоры часто бывали раньше между Кашгаром, Хотаном и Яркендом. Они прекратились только после того, как Китай присоединил эти ханства. Очевидно, точно так же вскоре русская оккупация положит конец бесплодной гражданской войне.

Так оно и случилось, как достаточно хорошо известно читателям по последним событиям в Центральной Азии. Бухара и Коканд с частью своей территории также потеряли независимость и стали вассалами ”белого царя” на Неве. (Подробнее о русско-туркестанской войне см. в моей работе "Zentralasien und die englisch-russische Grenzfrage" (Leipzig, 1873, с. 1-7 и 60-150)).

Комментарии

170 Пахлаван Махмуд. См. Пугаченкова Г. Термез, Шахрисябз, Хива. M., 1976, с. 157.

171 Здесь, как и в ряде других случаев, Вамбери пользовался термином ”персидское население” в значительно более широком значении (применительно к разным ираноязычным народам), чем этот термин употребляется теперь, ныне его применяют только в отношении собственно персидского населения Ирана. Сарты Хивы были отдельной этнической группой, представлявшей собой тюркизированных потомков древнего населения Хорезма, т. е. хорезмийцев, по-видимому уже в XIII-XIV столетиях утративших свой язык. Краткую характеристику сартов Хивы см. Иванов П. П. Очерки по истории Средней Азии (XVI - середина XIX в.). М., 1958, с. 151. Хорезмийский язык принадлежал к иранской группе, относящейся к индоевропейской языковой семье. Исследование памятников хорезмийского языка показа то, что он занимал промежуточное положение между согдийским и осетинским с одной стороны, и парфянским - с другой. См. Бартольд В. В. Сочинения. Т. III M., 1965, с. 546, примеч. 4 (примеч. В. Лившица), где указаны и основные работы о хорезмийском языке.

172 Предположенное Вамбери объяснение происхождения слова ”паша” от ”баш” (”голова”) более чем сомнительно. Уже в словарях времени Вамбери слово ”паша” гораздо вернее объяснялось как сокращение от персидского ”падишах”. См. например, Будагов Л. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий. Т. I Спб. 1869, с. 309.

173 Танаб - мера длины, широко употреблявшаяся в Средней Азии. Размеры танаба колебались в зависимости от времени и местности. В Хиве в середине XIX в. танаб был равен примерно 900 кв. саженей (4097, 025 кв. м.). См. Давидович Е. А. Материалы по метрологии., с. 125.

174 Вамбери не дает перевода термина ”урф”, означающего обычное право (сохраняющееся наряду с шариатом). Решение по ”урфу” не адекватно решению губернатора ”по своему усмотрению”, ибо последний должен был при этом считаться с нормами обычного права.

175 О термине ”арна” см. Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. II XVI-XIX вв. Иранские, бухарские и хивинские источники. Труды Института востоковедения VII. Источники по истории народов СССР. M .-Л. 1938, с .580 . О терминах ”арна” и ”яб” см. Бартогьд В. В. Сочинения Т. III M., 1965, с. 118, 552.

176 Это объяснение спорно.

177 ”Макари” или ”Макария”- широко известное на Востоке наименование Нижегородской ярмарки, которое могло распространяться и на сам Нижний Новгород. В середине XVII в. у Макарьева монастыря на Волге, в 88 км от Нижнего Новгорода, возникла Макарьевская ярмарка. Она была одной из крупнейших ярмарок в России, играла важную роль в торговле с Востоком и привлекала купцов из Средней Азии и других восточных стран. Торг на ней производился ежегодно в июле. После пожара 1816 г. ярмарка была перенесена в Нижний Новгород, но среди восточных купцов и в литературе Средней Азии и Ирана за Нижегородской ярмаркой сохранилось привычное название ”Макария”.

178 Перкаль - тонкая плотная хлопчатобумажная ткань полотняного переплетения.

179 По поводу этого знакомства см. Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. II XVI-XIX вв. Иранские, бухарские и хивинские источники. M.- Л. 1938, с. 23. примеч. 4.

180 По справочнику Стэнли Лэн-Пуля, правителем Хивы в это время был Абулгаэи III, дата прихода которого к власти указана приблизительно – ок. 1770 г. а начало правления сменившего его у кормила правления Ильтузер-хана - 1219 г. х. [1804 г.] См. Лэн-Пуль Cm. Мусульманские династии. Хронологические и генеалогические таблицы с историческими введениями. Пер. с англ. с примеч. и дополнениями. В. В. Бартольда СПб. 1899, с. 236.

181 Даты правления Ильтузер-хана по Лэн-Пулю (с .236)-1804-1806 гг., по Цамбауру [Zambaur Е. Manuel de genealogie et de chronologie pour l'histoire de l'Islam Hanovre, 1927, с. 275)-1219/1804-1221/1806 гг.

182 По Лэн-Пулю (с .236) и Цамбауру (с. 275), правил в 1221/1806 1241/ 1825 гг.

183 По Лэн-Пулю и Цамбауру, Алла Кули правил в 1241/1825-1258/1842 гг.

184 По Лэн-Пулю и Цамбауру, Рахим Кули правил в 1258/1842-1261/1845 гг.

185 По Лэн-Пулю и Цамбауру, Мухаммед Эмин правил в 1261/1845-1271/ 1855 гг.

186 По Лэн-Пулю, Абдулла-хан правил в 1271/1855 г.

187 По Лэн-Пулю и Цамбауру, Кутлуг Мурад правил в 1271/1855-1856 гг.

188 По Лэн-Пулю, Сейид Мухаммед-хан правил в 1272/1856-1282/1865 гг.

189 Когда двое дерутся, третий радуется. (лат.)

190 По Лэн-Пулю, Сейид Мухаммед Рахим-хан правил в 1282/1865-1290/ 1873 гг.

191 Эта знаменитая мечеть, одна из самых старых в Бухаре, носит название Магаки-аттари. Советский археолог В. А. Шишкин в результате работ, проведенных в 1934 1935 гг. установил, что эта мечеть является памятником XII в. в своих древнейших частях, что она была построена на поверхности земли и что только с течением столетий превратилась в ”подземную”. (см. Шишкин В. А. Мечеть Магаки-аттари в Бухаре. -Труды института истории и археологии АН УзбССР. Материалы по археологии Узбекистана. Т. I Таш., 1948, с. 20) Однако возможно, что она была построена на месте более древней мечети. Две мечети с углубленным в землю зимним помещением, именуемые ”магок” (букв. ”яма”, ”углубленное место”), существовали в Самарканде. (см. Писарчик А. К. Народная архитектура Самарканда XIX-XX в. (По материалам 1938-1941 гг.) Душ., 1974, с. 52 – 54.

192 Около 80 бухарских медресе, имевших собственные названия (кроме медресе без названий, в том числе келий при квартальных мечетях), отмечены в топографическом указателе к книге Сухарева О. А. Квартальная община позднефеодальнего города Бухары (в связи с историей кварталов). M., 1976, с. 353, 354. Сведения о бухарских медресе, упомянутых Вамбери, см. там же, с. 103, 104, 151, 174, 183.

193 Было сделано много других попыток объяснить происхождение этнического термина ”киргиз”. По этому вопросу существует обширная литература. См. Бартольд В. В. Сочинения Т. II, ч. 1 Библиография. M., 1963.

194 О чинах в Бухарском ханстве наиболее подробные и достоверные сведения содержатся в трудах А. А. Семенова, который в течение нескольких десятилетий занимался изучением центрального административного управления в Бухарском ханстве позднейшего времени и опубликовал на эту тему несколько работ. См.: Литвинский Б. А., Акрамов Н.М. Александр Александрович Семенов (Научно-библиографический очерк). М., 1971, с. 127 и библиографию (№ 161 и 190).

195 Вероятно, имеется в виду Таваккуль.

196 Кокандское ханство в годы наибольшего расширения его пределов действительно занимало очень большую территорию, прежде всего за счет завоеванных областей нынешних Казахстана и Кыргызстана. Центром же хозяйственной и политической жизни Кокандского государства была Ферганская долина площадью около 23 тыс.кв.км, расположенная в восточной части бассейна Сырдарьи. Ферганская долина издавна была одной из самых густонаселенных областей Средней Азии и обладала развитым земледелием.

197 Оседлые и полуоседлые узбеки и близкие к ним кипчаки и другие тюркские племена и народности, постепенно сливавшиеся с узбеками и входившие в их состав, представляли собой основную часть населения Ферганской долины. Окружавшие эту долину горы населяли главным образом киргизы. Многочисленны были и таджики, жившие как в горных местностях, так и в селениях и городах Ферганской долины.

198 Дешти Кипчак - название степной полосы от Иртыша до Урала и Волги. Степи между Волгой и Доном в русских летописях именуются Половецким полем. Название Дешти Кипчак распространялось и на степи к югу от Каспийского и Аральского морей: от Мангышлака до Атрека и Горгана.

199 Следует учитывать, что попытки Вамбери сравнивать площади упомянутых им городов были сделаны на основе поверхностных личных впечатлений, а размеры Коканда он мог оценивать только по расспросным сведениям, так как в нем не побывал.

200 В отношении истории среднеазиатских ханств в новое время суждение Вамбери неверно, хотя, конечно Ферганская долина и расположенные в ней города имеют большое и славное прошлое и были известны в средние века и даже в древности. Однако современное Вамбери Кокандское государство возникло и обрело самостоятельность лишь в XVIII в тогда как Бухарское и Хивинское ханства имеют гораздо более давнюю историю. Только во второй половине XVIII в. Кокандское государство начинает играть крупную роль в политической жизни Средней Азии наряду с Бухарой и Хивой. Ханством Кокандское государство стало именоваться лишь с конца XVIII-начала XIX в.

201 ”Находящийся по ту сторону Согдианы город Тарада, и в отдаленнейших их границах Александрия, основанная Александром Великим” (лат.).

202 ”Граница всех их проходит от той части земель, включая реку Яксарт, которую скифы называют Силин” (лат.).

203 Род из узбекского племени минг, к которому принадлежала правившая в Кокандском ханстве династия, пришел к власти в Фергане уже к 20-м годам XVIII в., т. е. за 140 лет до путешествия Вамбери в Среднюю Азию, а не за 80 лет, как он считал.

204 Вамбери некритически передает доходившие до него преувеличенные слухи о победах кокандцев над русскими. На самом деле происходили (с переменным успехом) лишь мелкие пограничные стычки, а когда в 60-х годах начались более крупные вооруженные столкновения, они ознаменовались поражениями кокандцев.

205 Титул ”велинаме” в Средней Азии применялся к правителям независимых областей и государств. Этим титулом называли, в частности, и правителя Шахрисябзского бекства, о котором говорит Вамбери, а также правителя Коканда. См.: Семенов А. А. Очерк устройства центрального административного управления Бухарского ханства позднейшего времени.-Труды института истории, археологии и этнографии АН Тадж. ССР. Т. XXV. 1954, с. 4; Бартольд В. В. Сочинения. Т. III. M., 1965, с. 463. Приведенный Вамбери термин ”велинаме” (в передаче других авторов - ”валлиами”, ”вальями”, ”ваннами”) происходит от арабского ”вали ан-ни'ами”, ”вали ан-ни'ам” с буквальным значением ”благодетель”, ”благотворитель”. О термине см.: Будагов Л. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий. Т. II. СПб., 1871, с. 288, 308; Назаров Филипп. Записки о некоторых народах и землях средней части Азии. Изд. 2-е. М-, 1968, с. 67, 68.

206 Об Алимкуле см.: Бартольд В. В. Сочинения. Т. II, ч. 2. M., 1964, с. 342-347, 353-357.

Текст приводится по изданию: Арминий Вамбери. Путешествие по Средней Азии. М. Восточная литература. 2003

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.