Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВАХУШТИ БАГРАТИОНИ

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ГРУЗИНСКОГО

ЖИЗНЬ И ДЕЯНИЯ ЦАРЕЙ КАРТЛИ ПОСЛЕ РАСПАДА ЦАРСТВА НА ТРИ ЦАРСТВА И ПЯТЬ КНЯЖЕСТВ

ПОДТВЕРЖДЕНИЕ РОДА БАГРАТИОНОВ

А если кому-либо покажется неприемлемым житие, в котором мы здесь описали род и поколения Багратионов, для этого располагаем сведениями из того же жития и ссылаемой [на них], ибо первоначально написано в житие, что Гурам происходил от сына сестры Мирдата, сына Горгаслана. И если сей Гурам, который воцарился, был [один] из семи братьев, не мог он тогда быть сыном дочери Вахтанга Горгаслана, ибо Соломон в Филистимах не был женат на дочери царя Вахтанга и те семь братьев, сыновья Соломона, также не были сыновьями дочери царя Вахтанга, так как от царя Вахтанга до царствования Гурама прошло 76 лет, ибо царь Вахтанг преставился лета Христова 499, а Гурам воцарился лета Христова 575 и умер царь Гурам лета Христова 600. Исходя из этих чисел, выходит, что при воцарении Гураму было 101 год, чему нельзя верить.

А еще написано, что царь Гурам был курадпалатом. Учти, что курадпалатом был не из тех семи братьев, а сей воцарившийся Гурам.

Еще написано в житие, что царь Арчил отдал сыну племянника Гурама курадпалата [в жены] дочь царя Мира. И еще ведай, что у Гурама, [одного] из семи братьев, не было дяди, ни сына дяди, ибо пришли семь братьев, а не дядя с племянниками. А если житие говорит о Гураме курадпалате, сыне Степаноза, не было сына у Деметре, сына Гурама [и] брата Степанова, ибо страдал он недугом и [остался] неженатым. А говорит, [что] воцарился при нем, сыне Баграта, у которого был брат отца, как мы выяснили.

Еще житие говорит об их багратионстве, что сей Гурам происходил не от того Баграта, которого привела царица Рахел зятем, а от его брата Гурама, который пришел в Картли. И ему следовало быть [193] Гурамиани, а не Багратиони. И отсюда также можно удостовериться, ибо которые ушли в Кахети и Камбечовани, житие их не упоминает Багратионом, хотя происходят от этого Баграта, как было описано. Но так как Гурам сына своего назвал именем брата своего, по этой причине считает его Багратионом.

Еще, в-пятых, и это написано, что Давид Строитель был семидесятивосьмым поколением от Давида пророка. И если это не так, как мы писали, [тогда] от пророка Давида до Строителя не будет хватать двух поколений — Гурама, Баграта и Гурама и сказанное уже не будет верным.

Из этих выяснений [выходит, что] написанное нами истинно и безошибочно. И читателю следует житие читать так разборчиво и сметливо.

1-й Кваркваре, правил 4 года

И когда умер атабаг Агбуга, оставил он сына Кваркваре. Однако дядя Агбуги, Кваркваре привлек месхов и вазиров царя Гиорги и с помощью царя Гиорги и вазиров стал он атабагом. Но был сей Кваркваре высокомерный, честолюбивый, шептун и смутьян, но мужественный и отважный. Начал сей Кваркваре привлекать месхов [и плести] хитрости тайно [против] царя Гиорги. Затем предложил Баграту, эриставтэриставу имеров, чтобы отложился он от царя Гиорги и поможет ему Кваркваре всеми своими силами. Так как и Баграт желал этого, пришлось ему это по душе, возрадовался и отложился и захватил Имерети. Услышав об этом, царь Гиорги приказал Кваркваре (ибо считал его своим, а не его сторонником) собрать войско Самцхэ-Кларджети и перейти с Персатской горы в Имерети. И Кваркваре с собранным войском двинулся медленно, выжидая [исход борьбы] между царем Гиорги и Багратом, и когда поднялся в горы для перехода в Имерети, узнал о поражении царя Гиорги от царя Баграта, повернул и возвратился в Самцхэ. Тогда и он, Кваркваре, тоже решил отложиться и покорить эриставов этих земель — Самцхэ-Кларджети. Услышав об этом, царь Гиорги пришел с войском в Самцхэ. Тогда не смог Кваркваре противостать из-за эриставов этой земли и ушел в Имерети к Баграту. И Баграт принял его из-за вражды с царем Гиорги.

А после прихода Тавриж-Гилака пришел Кваркваре в сопровождении Баграта с войском и вновь захватил Самцхэ-Кларджети лета Христова 1463, грузинского 151. [194]

А Баграт возвратился в Имерети и оказывал постоянную помощь [атабагу] Кваркваре, ибо боялся Кваркваре эриставов этих земель, чтобы опять не примкнули к царю Гиорги. По этой причине обратился [Кваркваре] к Кахаберу Гуриелу и отдал ему Аджара [и] Чанети, чтобы помог против эритавов этой земли. Возрадовался этому Гуриели и принял эти земли. И так как Баграт также помогал Кваркваре, пришел Гуриели вместо него [Баграта] и воевали с эриставами, которые не враждовали с Кваркваре, некоторых убили, некоторых покорили, а некоторые, как Заза Панаскетели, ушли в Картли к царю Гиорги. А Кваркваре захватил земли и замки СамцхэКларджети и назвал своим именем саатабаго (Атабагство).

Царь Гиорги сильно встревожился этим, отправился с собранным войском и стал у озера Панавари, обратился к атабагу и месхам, чтобы вновь подчинились и не отложились и соединились с ним и этим откалывал месхов от Кваркваре. Испугавшись этого, Кваркваре со своими сторомниками напал внезапно на царя Гиорги, одолел царское войско и захватил Кваркваре царя Гиорги [в плем] у Панавари лета Христова 1465, грузинского 153 и взял с собой и заключил под стражу и земли эти захватил полностью и укрепил саатабаго.

Но затем умер Кваркваре лета Христова 1466, грузинского 154 в январе.

2-й Баадур, правил 9 лет

После него сел сын Кваркваре, Баадур. Сей Баадур увидел усиление царя имеров Баграта. А султан захватил Трапизон [и] Арзрум и нападали османы мало-помалу на Кларджети и Чанети. Испугался Баадур атабаг того, что если усилится Баграт и пожелает завоевать атабагство, не сможет Баадур противостать Баграту из-за занятости османов и [невозможности] собирания земель и подчинит он под свое царствие. Поэтому Баадур предложил царю Гиорги, чтоб не вспоминал он месть к отцу его, Кваркваре и не отнимал у него [должность] правителя. На этом условии отпустит он царя и обязуется выступать в войне против врагов [царя] и [готов он] отправиться с ним и пусть займет Картлийское царство и [подчинит] эр-кахов. Бессильный царь Гиорги обещал все это. Тогда собрал Баадур атабаг войско, вступил царь Гиорги с Баадуром и занял Картли и [земли] эр-кахов, а Баадур возвратился в Самцхэ. [195] 

Увидев это, месхи уходили от своего царя и покорялись атабагу, ибо дарил атабаг своим мтаварам казенные царские и церковные земли и укреплял их верность.

А потом, когда царь Гиорги умер и место его занял сын его Константин, призвал он атабага на благословение свое. Но атабаг не пожелал идти. Однако епископы говорили, [что] «не можем не идти, ибо пребываем под благословением каталикоза». По этой причине атабаг разрешил им [идти] и отправились [епископы] и вместе с ними некоторые месхи с востока от [реки] Мтквари. А этим оскорбился Баадур атабаг и стал притеснять епископов [и] отнимать вотчины и больше возвышал [и] жаловал вельмож, чем епископов.

А [землями] Джавахети и к востоку от Мтквари владел царь Константин и Баадур атабаг иногда оказывал помощь царю Константину из-за клятвенного обещания царю Гиорги, а Самцхэ укреплял для себя. А потом в таком положении умер Баадур атабаг лета Христова 1475, грузинского 163, 21 года.

3-й Манучар, правил 12 лет

После Баадура атабагом сел Манучар, сын Кваркваре и брат Баадура. Сей Манучар вовсе не помышлял угождать и помогать царю Константину и во время смуты в Имерети и прихода шаха Узун-Асана отнял он, Манучар у царя Константина [земли] к востоку от Мтювари и завладел сам. А после того, как царь Константин захватил Имерети, собрал [он] войско, присоединился к нему также Дадиани и из Картли напал на Джавахети лета Христова 1481, грузинского 169. Тогда, не посмев сразиться, Манучар укрепил эамки и крепости атабагства, а царь Константин вновь вернул себе [земли] к востоку от Мтквари полностью и возвратился в Картли.

Затем Манучар атабаг узнал о восстании имеров против царя Константина, собрал войска и вновь отнял у царя Константина [земли] к востоку от Мтквари.

Услышав об этом, царь Константин быстро прибыл с войском, но Манучар опять не захотел биться с царем. А Кваркваре, двоюродный брат Манучара, попросил у него разрешения сразиться с царем. И с разрешения Манучара встретил Кваркваре со своим войском царя, атаковал сильно и царь Константин потерпел поражение от Кваркваре лета Христова 1483, грузинского 171 и вернулся Кваркваре с победой. [196]

Тогда царь Константин предложил Манучару союз [и] повиновение, но Манучар из-за Кваркваре не пожелал этого.

Якуб-шах

А лета Христова 1486, грузинского 174 пришел шах Якуб, прошел Абоци и подошел к Ахалкалаки и разорил окрестные земли, с разбоем и пленением. Манучар не смог противостать ему и войску его также «е мог причинить вреда, хотя и старался укрепиться в замках страны. Однако шах после немногого времени разрушил Ахалкалаки и вывел оттуда находящихся там знатных месхов и многих пленных, сжег город и оттуда приступил к Ахалцихе, взял его и с ним поступил так же. Затем подошел к Ацкури и начал теснить его сильно. Тогда горожане, не дождавшись помощи, попросили у шаха мир [с условием] сдать город, если шах не разрушит церкви и не возьмет пленных. Шах обещал это твердо, ибо бушевала непогода, и сдали горожане Ацкури вместе с крепостью сентября 25-го.

Однако, когда войска шаха вернулись разгромленные из картлийского Сомхити, разгневался шах и не выполнил обещанное месхам, захватил в плен [жителей] ацкурских всех и [икону] Ацкурской богоматери. Потом вновь опустошил эту землю и оставил ацкурскую церковь нетронутой, собрался и ушел.

А Манучар атабаг опечалился сильно из-за потеря [иконы] Ацкурской богоматери, послал серебро премногое и выкупил [ее] и вновь возложил в Ацкури. И скорбел из-за разорения страны и боялся мести царя Константина и укреплял замки и крепости. А после умер Манучар атабаг лета Христова 1487, грузинского 175.

4-й Кваркваре, правил 3 года

И сел после Манучара атабагом сын Агбуги атабага, Кваркваре, 59 лет. Захватил он атабагство полностью, ибо был он миролюбивый, но мужественный, отважный и доблестный.

А лета Христова 1490, грузинского 178 предложил ему царь Константин объединиться или помочь ему против татар, однако не пожелал это Кваркваре.

После этого преставилась Дедисимеди лета Христова 1491, грузинского 179, декабря 18.

А после ухода татар из Картли, вновь убедившись в усилении царя Константина, обратился Кваркваре к нему и помирился и установил с ним мир. [197]  

И при этом же царе Константине некий купец месхи находился в Шаки для покупки шелка. И разгорелась у него ссора с тамошним лавочником, одолел шакинец и избил того месха. Тогда месхи сослался на мужество и силу атабага и стал грозить [лавочнику]. На это разгневался шакинец и безжалостно побил его, отнял имущество и прогнал, говоря: «Посмотрим, как за это твой атабаг прибьет мое ухо гвоздем к моей лавке и ногой разобьет двери».

И бессильный месхи с плачем пришел к атабагу и рассказал обо все случившемся. Атабаг молча выслушал его, затем собрал воинов, выбрал 500 юношей и во главе их поставил опытных в боях стариков, посадил их на горячих жеребцов, отправился и прошел с ними Дманисхеви, перешел Мтквари и прибыл в Шаки внезапно и свершил с шакигаским лавочником все полностью, смазанное ему купцом и возвратил месху свое имущество, а той земле и горожанам не причинил никакого вреда. [Затем] возвратился, прошел через Караиа, Мухрани и когда прибыл во Внутренний Карт ли, узнал об этом Цици Цицишвили, известил картлийцев [из Внутреннего Картли], собрались и погнались за атабагом. Когда атабаг увидел погоню прислал сказать, что «даже курицу не обидел я в этих землях, зато возвеличил имя грузин, ибо наказал врага. Поэтому и вы должны радоваться, ибо являюсь вашим сородичем и уроженцем. А теперь отпустите с миром».

Слушавшие это картлийцы прислали епископа Мровела и ответили [картлийцы атабагу]: «Или приди и покорись нашему царю, ибо [ты есть] уроженец наш, или схватим тебя, так как находишься в наших руках». Атабаг отказывался сдаваться и порицал [картлийцев] за их попытку и вновь предлагал мир. И Мровели сказал: «разве не видишь, что сила на нашей стороне?»

Тогда атабаг довел Мровела до боя, сразу же атаковали картлийцы и встретили их меохи на горе Арадети (которая с той поры зовется огненным крестом из-за ожесточенного боя). И была битва жестокая, ибо не остался месхи, который не был бы ранен или не ранил бы кого. И сам атабаг отсек руку вместе с латами. Потом Шаликашвили ударил копьем Мача-бела, сбросил его с коня и воскликнул: «Клянусь [именем] Ацкурской богоматери, если бы не сидел я на молодом жеребце, проткнул бы тебя насквозь». [198] 

Тогда, очутившись на коленях, Мачабели взмахнул саблей и отсек голову его коню и саблей же дотянулся до седла, говоря: «Клянусь [именем] святого Гиорги, если бы не был я сброшен с коня, рассек бы тебя надвое». (И было много памятных дел, однако для краткости опускаю).

И картлийцы были побеждены и схватили [епископа] Мровела и стали тащить [по земле], говоря: «Пугал он нас силою своею, пусть теперь добром потащится по земле». И свершили с владыкою сие, ибо ее сотворил он мир.

А атабаг возвратился в Самцхэ с победой и правил в мире и любви и единстве с царями. И умер Кваркваре атабаг лета Христова 1500, грузинского 188, января 1, 82 лет.

5-й Кайхосро, правил 2 года

После него атабагом сел сын Кваркваре, Кайхосро. Сей Кайхосро стал дружить с окружающими его царями и занял атабагство и правил единолично. Однако в его время начали нападать на атабагство и Чанети арзрумские и трапизонские паши и умиротворял их Кайхосро повиновением и посылал постоянно поминки. А умер Кайхосро атабаг 53 лет, мая 3, лета Христова 1502, грузинского 190.

6-й Мзечабук, правил 14 лет

После сего Кайхосро атабагом сел сын его, великий Мзечабук. Сей Мзечабук примирился с царем Константином и уважал [его] и слушался. Но у Гуриела чуть было не отняли османы Чанети. А сей Мзечабук установил с османами мир с повиновением и этим отнял у Гуриела силой Аджара и Чанети и занял сам.

А после того, лета Христова 1512, грузинского 220, прислал султан сераскира, иже есть начальник войск или спасалар, с большим и сильным войскам для завоевания Георгии. Пришли они и подошли к атабагству. Тогда Мзечабук укрепил замки и крепости и укрыл людей. А сам, по предложению месхов, обратился к сераскиру и явился к нему, и принял его сераскир с честью и попросил его дать корм и проводить в Имерети. И он, Мзечабук, исполнил все и проводил [их] в Имерети. Пришли [османы в Имерети] и натворили то, о чем было написано. И вновь возвратившись, прошли атабагство Самцхе, не причинив вреда и ушли.

Этим сей Мзечабук установил с османами мир и обещал повиноваться и служить. Затем вновь вывел укрывшихся жителей и застраивал атабагство и правил с миром. Он же дружил с картлийским царем [199] Давидом. А великим сего Мзечабука называли потому, что при своей жизни в атабагстве [он] даже курицу не трогал несправедливо и с соседями своими также жил в любви и дружбе. Потом возвратил себе все [земли, принадлежащие] атабагству и занял сам, затем договорился с сильными османами и землю [свою] отвратил от их [насилия].

И умер потом великий Мзечабук лета Христова 1516, грузинского 204.

7-й Кваркваре, правил 19 лет

Сел после Мзечабука атабагом сын его Кваркваре. Сей Кваркваре еще более подружился с Давидом, царем Картли.

А лета Христова 1520, грузинского 208 пришло войско султана и подступило к атабагству. Однако атабаг Кваркваре укрепил замки [и] крепости атабагства и укрыл жителей. Тогда османы, ничего не найдя в Самцхе, прошли Самцхе и вступили в Триалети и затем в Картли и там их разгромили царь Давид и сбежавшие [османы] вновь прошли атабагство. Кваркваре атабаг не тронул их и отпустил с миром и дал им корм.

После этого он, Кваркваре, помог царю Давиду войском на шаха Исмаила. А когда шах Исмаил осадил Тбилиси, выслал он [шах] апаапета своего девала для разорения и разорил и опустошил [девал] Самцхе, а Кваркваре не смог причинить ему вреда, ибо сразу же возвратились [они к себе].

Он же Кваркваре, когда султан прислал к царям с приглашением захватить Иерусалим, предпочел царя картлийцев Гиорги и к нему явился с войском, сопровождал его в Иерусалим и вернулся вместе с ним.

Но после этого припомнил царь имеров Баграт вражду на Мзечабука атабага, за то, что он сопровождал османов на имеров, а также на Кваркваре, ибо в Иерусалим сопровождал он царя Гиорги, а не Баграта, и увидел также, как настроился шах Исмаил лротив Самцхе и разорил его, и так как умер царь жартлийцев Гиорги, поэтому обратился он к Дадиану [и] Гуриелу и обещал Гуриелу земли Самцхе, которыми тот владел прежде. Возрадовался этому Гуриели [и] присоединился к Баграту, а Дадиани из-за страха тоже примкнул невольно к Баграту. Собрались все вместе, перешли гору Персати все из Имерети, чтобы захватил Баграт Самцхе и отомстил Кваркваре атабагу.

Узнав об этом, Кваркваре собрал войско всего атабагства и встретились они в Мурджахети и был [200] сильный бой лета Христова 1535, грузинского 223, и были убиты с обеих сторон многие. Потом Кваркваре атабаг потерпел поражение, схватили Кваркваре и доставили к Баграту, а Баграт заключил Кваркваре в Имерети и умер Кваркваре узником.

Царь имеров Баграт захватил Самцхе

И царь Баграт захватил Самцхе и пребывал в Самцхе. Тогда же [Баграт] отдал Гуриелу обещанные Аджара и Чанети, отправился Гуряели и занял он те [земли].

А Отар Шаликашвили забрал Кайхосро, сына Кваркваре атабага в Стамбул и известил султана обо всем содеянном Багратом, ибо совершил все это Баграт из-за службы [атабапов] султану, когда атабаг сопровождал его войска в Имерети. За это разгневался султан Сулейман и отправил с ним Мустафа-пашу с большим войском и пушками пребольшими. И как пришли они, напали на них Баграт с Гуриелом, обратили их в бегство и истребили османов лета Христова 1541, грузинского 229, и Кайхосро и Отар вновь ушли в Стамбул.

Услышав об этом, разгневался султан сильно из-за истребления своих войск и направил арзрумского [и] диарбекирского пашей с войском [от всех земель] по эту сторону Суаза и Кайхосро и Отара с ними.

А когда об этом узнал Баграт, призвал он царя Ауарсаба и встретился с османами в Басиани, у Сохоиста лета Христова 1545, грузинского 233. И тогда грузинские [войска] были побеждены из-за измены месхов, ибо не помогли они по причине соперничества из-за участия в передовом отряде. И ушли цари каждый к себе, а османы вступили и захватили крепости атабагства по совету Отара Шаликашвили, ибо говорил он османам: «Если захватите крепости, будет земля эта повиноваться вам вечно». Так как боялся, что Баграт вновь захватит [Самцхе], ибо царь Картли тоже помогал Баграту.

8-й Кайхосро, правил 28 лет

Тогда дали османы атабагство Кайхосро и сами ушли. И известили атабага о вражде кизылбашей. А Кайхосро атабаг стал зятем Вахтанга Мухранбатона и привел сестру его Дедисимеди и справил с ней свадьбу.

А османы по обычаю своему стали притеснять страну. Встревожились этим Кайхосро атабаг и Отар и, вознамерившись освободиться, написали шаху Тамазу, что «земля наша принадлежит персам, и так [201] как теперь достиг ты победы, приди и с твоей помощью одолеем мы османов и завладей этой землей».

Услышав это, шах Тамаз выступил. Но султан узнал обо всем и он также пришел для истребления Самцхе. Увидя это, Кайхосро и Отар убоялись и прибегли к хитрости и написали шаху Тамазу, умоляя, чтобы прислал он им гневное письмо. Согласился на это шах Тамаз, ибо не желал биться с султаном, так как не в силах был он тогда противостать ему [султану] и написал Отару: «Так как отдал ты землю мою османам, приду и уничтожу страну твою и тебя за это и никто не спасет от рук моих, отсеку голову и тело твое брошу собакам». А Отар отослал это письмо немедленно султану, говоря: «Отдал я тебе страну с крепостями и покорились все мы, по этой причине пришел шах завоевывать вас. А теперь и вы собираетесь истребить нас, ожидающих милости. Вот письмо шаха Тамаза, ежели грешны мы в чем-либо». Увидев это, удивился султан, дал атабагу помощь и ушел сам. И осталась страна нетронутой, ибо шах Тамаз тоже возвратился в Персию.

А лета Христова 1546, грузинского 234 вновь пришел царь имеров Баграт, однако не смог завоевать Самцхе, хотя и взял [икону] Ацкурской богоматери в Цихеджвари и сам тоже ушел.

Потом [Баграт] пленил Левана Дадиана. Тогда Кайхосро атабаг подговорил Хофиландре Чхеидзе [и] тот помог бежать Левану Дадиану и привели его в Самцхе. [Потом] атабаг обратился к Гуриелу, чтоб пропустил он Левана Дадиана и Гуриели с радостью помог ему и посадили опять Левана в Одиши Дадианом.

А лета Христова 1547, грузинского 235, царь Картли Луарсаб и [царь] Кахети Леван воевали с персами. Об этом договорились картлийцы, кахи, месхи и стали разорять и опустошать Адрабаган многажды, так как шах Тамаз был занят. После этого пришел шах Тамаз, взял Тбилиси лета Христова 1548, грузинского 236 и из Тбилиси предложил Кайхосро атабагу, чтобы отдал он ему [шаху] дочь свою в жены. Однако у атабага не было дочери, но отдал дочь Отара Шаликашвили, ибо был он близким родственником Кайхосро. Этим породнился шах Тамаз [с Кайхосро] и пожаловал шах атабагу дары премногие и ушел в Персию. А свершил это шах Тамаз в Грузии с умыслом. [202] 

За это дело связался царь Луарсаб с месхами Иджу, Шермазаном и Вахушти Диасамидзе и Амованом, пришел и отнял у атабага Джавахети и [земли] к востоку от Мтквари и завладел сам.

Потом и султан узнал о том, что породнились Кайхосро атабаг и шах. По этой причине направил [он] войска, пришли и захватили они землю Тао полкостью лета Христова 1550, грузинского 238.

В этом же году Дедисимеди родила Кайхосро сына Манучара.

Затем вновь пришли османы и захватили Артануджи до Арсиани, потом Паракани и весь Артани и построили Паракани лета Христова 1552, грузинского 240. Но силой Ацкурской богородицы [османы] не смогли перейти в Самцхе.

И укреплял Кайхосро все [замки и крепости] и известил шаха обо всем содеянном царем Луарсабом [и] османами и о новом походе арзрумского паши Искандера.

Приход шаха Тамаза

Узнав об этом, шах Тамаз, собираясь отправить войско против Ширвана, сам выступил, пришел, разорил Шаки, обошел Картли, встретил его Кайхосро атабаг, пришел шах, взял Вардзия, Тмогви, пещеры Вани, Аспиндза, Варента и все крепости Самцхе и захватил [икону] Ацкурской богоматери. Но крепости отдал Кайхосро атабагу и по его просьбе вернул также [икону] Ацкурской богоматери.

Не видя выхода, Иджу, Шермазан, Вахушти и Амован доверились шаху. Он велел схватить их, убил Иджу и Шермазана, а Вахушти и Амована, по совету атабага, взял в плен, ибо пожалел их Кайхосро. Ушел шах, прошел Ереван и направился в Персию, лета Христова 1553, грузинского 241.

В этом же году пришел царь имеров Гиорги, разорил и сжег Самцхе, захватил [икону] Ацкурской богоматери, взял с собой и ушел.

Затем пришел султан Сулейман, застроил Кари, перебил непокорных, отступил и стал в Басиани лета Христова 1556, грузинского 254. Шах Тамаз выступил против него и стал в Артани, а султан Сулейман ушел в Стамбул.

2-й приход шаха Тамаза

Тогда шах Тамаз прислал сына своего Исмаила, он осадой взял Кари, разрушил, разорил и огнем сжег. А шах Тамах разрушил крепости Самцхе, перебил и изгнал османов, разграбил церкви, уничтожил иконы и кресты и отдал страну Кайхосро атабагу. [203] Затем, возвратившись оттуда, пленил мать царя Луарсаба и ушел к себе. В ту пору укрылись в Ацкури братья Дедисимеди — Вахтанг, Арчил и Ашотан и спаслись здесь.

А лета Христова 1562, грузинского 250 учинили мир царь имеров Гиорги и атабаг Кайхосро, возвратил [Гиорги икону] Ацкурской богоматери и вновь привезли ее в Ацкури. Затем послал Кайхосро атабаг сына своего Кваркваре в Одиши, дал ему Леван Дадиани дочь свою Марех и там же справил свадьбу лета Христова 1564, грузинского 252, а на следующий год привел Кваркваре жену свою в Самцхе. В том же году родила Марех [мужу своему] Кваркваре сына Кайхосро.

И хотя Кайхосро был атабагом, однако [землей] Тао, шавшами [и] кларджами владели османы. И видел Кайхосро насилие и разорение земель от них и не мог найти помощь против них. Поэтому отправился он к шаху Тамазу, чтобы добиться у него помощи лета Христова 1570, грузинского 258. Пришедшего [атабага] шах принял с честью и пребывал [атабаг] там.

А здесь сын Кайхосро, Мзечабук, женился на дочери Гиорги Гуриела, Родам, лета Христова 1571, грузинского 259 и на следующий год Мзечабук умер.

А шах Тамаз обещал Кайхосро атабагу помощь и одаривал [его] премного. Однако Кайхосро атабаг, будучи в Казвине, умер лета Христова 1573, грузинского 261 и оставил сыновей Кваркваре, Манучара и Беку.

9-й Кваркваре, правил 9 лет

Сел атабагом Кваркваре, сын Кайхосро и был атабагом, но и до него, и теперь мать его, Дедисимеди и Вараза, сын Отара Шаликашвили были вершителями всего. И была сия Дедисимеди капризной, грозной и своевольной. Ибо когда пришел разгневанный шах Тамаз на царя Александра в Ганджу, тогда применил Отар Чолакашвили коварный прием, о котором было написано, и сия Дедисимеди из-за своей капризности не стала выяснять истину, схватила Варазу и убила его, так как сей Вараза был братом жены шаха Тамаза.

3-й приход шаха Тамаза 

Узнав об этом, шах Тамаз оставил Кахети и напал на Самцхе, разорил и перебил и пленил, особенно Оцхе. А Дедисимеди и сыновья ее бежали в Аджара и там спаслись лета Христова 1574, грузинского 262. Тогда шах Тамаз обратился к султану, отдал [204] султану Самцхе-Саатабаго, Карс и Имерети, а сам ушел в Персию. И Дедисимеди и сыновья ее вернулись в Самцхе и вновь заняли его.

Однако Кокола, сын Варазы и некоторые месхи стали связываться с султаном. Об этом узнал Манучар и известил атабага Кваркваре. Выступили оба брата и с ними царевич Эрекле, их двоюродный брат и пришли в Мгелцихе лета Христова 1576, грузинского 264. Оттуда послали шаху посла и заверяли его в своей невинности и просили у него помощи, а сами пришли и стали в Самцувгеле.

А Ясон, сын Шедана, известил [об этом] из Олданской пещеры Коколу, сына Варазы и брата его и дядю его Гургака и войска. К ним присоединились Елиашвили, Диасамидзе Автандил и Шермазан, затем Аматак, сын Аматака и Абулкафар и племянник их Ростом и Сехния, сын Аматака, вооруженные [и] с 500 воинов перешли Ортвалский мост. Там встретились они с Джирасоном, сыном Иова Панаскетела. Сей Джирасон догадался, что собираются они напасть на господина и в тот же миг сообщил Кандуралу и Кандурал при первом пении петуха известил господ [об этом]. Вооружились они и отступили в крепость Охера.

30 июня подошли они, напали на нашу стоянку и палатку Тухарели разграбили. Мы у них человека убили, одного захватили и ушли [они]. А наши узнали об этом и собрались у нас. Затем пришли мы в Тмогви, разорили город Тмогви. В Тмогви же прибыла Дедисимеди.

В понедельник подошли мы к Ванским пещерам, в среду приступом взяли, в пятницу собрали людей Рчеулишвили, в воскресенье взяли Оладские пещеры и подошли к Карцахи, 19 июля 16-летнего Эрекле вооружили, напали на Посо, разорили и разграбили, послали отряды, захватили укрывшихся в Ргвева людей и добычу. [Потом] пришли в Палакацио, стали там, сожгли пригороды Тетрцихе, оттуда [напали], сожгли Албути и Камаровани тоже. Потом послали гонца к шаху.

Того же месяца 28 дня сын Зембри Шаликашвили отнял у нас их бывший замок Оти и к нам прибыли османы. Погнались мы за ними, подошли к Мгелцихе и стали у Шермазанова родника, а оттуда прибыли в Ацкури. [205]

Августа 31 дня изменили Варентской крепости. Сентября 4 дня из Мгелцихе послали мы азнауров для захвата изменой Деметре Диасамидзе, но не смогли они это выполнить и 17 из них были захвачены начальником крепости Шаликашвили. Манучар и Эрекле пребывали в Мгелцихе и [оттуда] напали на детей азнауров [принадлежащих] Шаликашвили. Азнауры спаслись бегством. Эрекле одного из них сбросил с коня и завладел конем.

Выступили мы из Самцхе, стали у Шарашианского родника, напали на Посо и разорили, послали к шаху гонца и вновь возвратились в Самцхе лета Христова 1577, грузинского 265.

Напал Кокола на Ахчинские пещеры и отнял [их] у нас. Пришли Манучар и Эрекле и вновь захватили [их].

После этого изменил Коколе племянник его Гургак и перешел на сторону Манучара с крепостью Каджи и клялся [в верности] много. Однако опять нарушил клятву и отложился от Манучара. Пошел Манучар мириться, [но] не пожелал он мира и сожгли мы у него Посо, а затем подошли с войском к крепости Каджи. 2 октября Гургак помирился и отдал долину. Ушли мы оттуда, отняли у Коколы принадлежащий ему замок Урта и разрушили, крепость сожгли и церковь оставили [нетронутой]. Затем разорили Посо, послали к шаху посла и вернулись в Мгелцихе.

Мата, сын Бостогана, убил брата своего. Манучар выжег глаза ему вместе с людьми своими. Затем Манучар и атабаг Кваркваре возвратились в Мгелцихе и Дедисимеди тоже пришла туда.

В декабре пришла весть, что октября 23 дня умер шах Тамаз. А декабря 31 дня Кваркваре и Манучар прибыли в Тмогви. Лета Христова 1578, грузинского 266 января 5 дня Дедисимеди и Бека подошли к Квели, 8 января захватили Квели и Тмогви. Чтобы помочь Тмогви, Кокола призвал Карахана, однако не поспел.

Оттуда Манучар направился в Джавахети, разорил Посо и Джавахети, усилил Гургаку провиантом замок Каджи. Затем Кваркваре и Манучар ушли в Ахалцихе, а Дедисимеди осталась в Тмогви и усилила провиантом Тмогви. Послали к шаху гонца и уведомили о взятии крепостей и смуте у османов.

После этого прошел слух о прибытии османов. Дедисимеди прибыла в Самцхе. Кваркваре был болен, [206] пришел в Згудери, [но] не смог идти [дальше], и Манучар и Эрекле с собранным войском встретили османов. Февраля 26 дня 8000 османов напали на Карахана, Карахан отступил, догнали османы [и] убили у него 16 человек. Возвратились османы и сожгли Гори и стали в Зарибати. Напал на них Карахан с 600 воинов, перебил османов, обратил их в бегство и насытился оружием и добычею. И господарь Манучар прибыл в Ацкури мая 12 дня. Эрекле ушел к царице Картли. Царица находилась в Сурами в сильной нужде и Эрекле оставался с ней.

Пришел Лала-паша

Лета Христова 1578, грузинского 266, августа 7 дня подошел Лала-паша с войском к Мгелцихе, 6 дней бился и не смог взять. А из крепости Каджи убивали многих османов.

9 августа между Дзурманом и Цанцала пришли арзрумский [и] ванский паши. Султан и Карахан Базуклу и правитель Мугалу стали с той стороны, Махмад-султан поднялся на горку со своим войском и направил других против османов. Сперва одолевали кизылбаши и истребляли бегущих османов. Однако потом османы обратили их в бегство и побежал Махмад-султан.

А Манучар собрал воинов для [подмоги] крепости Каджи, но не успел ни к бою, ни к взятию крепости.

Тогда Коия, сын Амилахора, встретил Лала-пашу в Артани и вручил [ему] два замка. Затем Арпаксад примкнул к паше с 6-ю замками — отдал Хертвиси и 5 крепостей, а паша пожаловал ему Хахулский санджак. 18 августа Манучар сдал замок Тмогви, а до того отняли у него Ахалкалаки, где стояла стража Коколы. Ушел паша, направился к Тбилиси, захватил с собой Манучара и войско Самцхе начало собираться, Кваркваре встретил Лала-пашу. Пришел Лала-паша, стал на Луки и там его навестила Дедисимеди. Затем собрался Лала-паша уходить, захватил с собой Кваркваре и не отпустил больше [и] пожаловал ему Олтисский санджак, [а] Манучара отпустил [и Манучар] вернулся в Ацкури.

После этого Лала-паша присылал Манучару войско и мирмара для разорения Картли. [Однако] в Картли не смогли они вступить, разорили Садгери и загубили церковные сокровища. Затем прислал паша санчаха, вступили в Картли и разорили. [207]

А лета Христова 1579, грузинского 267 отвезли Манучара в Арзрум и оттуда апреля 20 дня Манучара и Кваркваре отправили в Стамбул.

Мая 13 дня в Самцхе вспыхнул мор великий. В октябре Манучара отпустили, в ноябре пришел, султан пожаловал ему должность паши и все вотчины его. Кваркваре два месяца не отпускали из Тортома.

Потом лета Христова 1580, грузинского 268, января 8 дня ушел Бека от должности вали, Лала-паша отсутствовал и Бека стоял в Олтиси.

А султан заставил Кваркваре побороться с палаваном, Кваркваре победил его, за это отпустил [султан] его, оставив христианином и вернул вотчину свою. Пришел Кваркваре в марте, октября 15 дня Бека тоже пришел, выступили оба в Лоре, опустошили Лоре [и] вернулись с победой.

На следующий год пришел Синан-паша, направился с войском в Тбилиси [и] обоих взял с собой, из Триалети отправил [паша] Кваркваре в Имерети, чтобы призвать имеров в поход на Картли, а Манучара взял с собой.

Однако царь Свимон истребил войско Синан-паши. [Тогда] связались Кваркваре и Манучар с царем Свимоном и прибыл Манучар к царю Свимону и выдал он [Свимон] дочь свою Елену за него и справил свадьбу лета Христова 1582, грузинского 270.

А в феврале взяли Беку в Стамбул. В это же время пришел Арчил, навестил сестру свою Дедисимеди, давно не виденную, и ушел в октябре.

А в ноябре преставился атабаг Кваркваре лета Христова 1582, грузинского 270.

10-й Манучар, правил 32 года

Сел атабагом брат его, Манучар. В том же году Манучару, находящемуся в Ацкури, изменили османы, однако Манучар одолел их, пашей тяжело ранили, [Манучар] обратил их в бегство и добыча и земля осталась за Манучаром без потерь.

А лета Христова 1584, грузинского 272, марта 24 дня привел Манучар дочь царя Свимона в Самцхе. После того пришел шах Абаз лета Христова 1587, грузинского 275, застроил Ганджу, Манучару пожаловал Чалабут, а Дедисимеди 5 больших сел.

В этом же году османы застроили Гори и Ахалцихе, а в августе взяли у нас заложников. По этой причине царь Свимон пришел на помощь, [но] не разрешили ему биться, разорил Свимон область и ушел [208] Потом и Манучар не смог остаться там из-за изменников и прибыл в Ахалдаба, а Дедисимеди и Кайхосро, сын Кваркваре, стали в Саканапской крепости. Елию Диасамидзе послали взять Демотский замок, принадлежащий Авалишвили. Отнял он крепость и [взял] сокровища многие и Сафарскую крепость тоже занял. Бежан Гогоришвили передал паше крепость Джвари и мы спустились в Ахалдаба.

Потом марта 15 дня, лета Христова 1588, грузинского 276 перебили мы наших изменников и с помощью войска царя Свимона заняли весь Самцхе и с османами также помирились и к султану послали человека. Султан пожаловал нам атабагство, не требуя отказаться от христианства. Захватили мы все [земли].

Однако османы творили насилие и была беда от них великая, но Манучар терпел. А после прихода Мурад-паши пришел шах Абаз для взятия Еревана [и] сей Манучар из-за насилия османов отправил к шаху сына своего Манучара просить о помощи и отдал [шаху] Хертвиси и некоторые крепости и поставил туда кизылбашей в качестве подмоги. А османам объяснял [что сделал это], чтобы не разорил шах Абаз Самцхе, как это сделал шах Тамаз.

А когда шах Абаз ушел, оставил он сына атабага Манучара в Ереване с Амиргуна-ханом и воспитывал тот его.

А лета Христова 1609, грузинского 297 пришел Мамия Гуриели и захватил Аджара. А Манучар не мог пока отомстить, ибо из-за насилия османов месхи развращались и оставляли обычаи и веру. И тревожился Манучар и всеми своими силами старался отвернуть их от этого пути. Однако после этого преставился Манучар лета Христова 1614, грузинского 302.

11-й Манучар, правил 11 лет

Тогда привели месхи из Еревана сына его, Манучара, по велению султана и посадили атабагом. Сей Манучар занял принадлежащее отцу своему. Во время его [правления] пришел господарь Теймураз [и Манучар его] поселил в Олтиси.

И менялись порядки и мусульманились некоторые добровольно из-за честолюбия, некоторые насилием османов и выходили из подчинения атабага. А Манучар властвовал над ними и не жаловал.

Об этом донесли те и османы арзрумскому паше. Тогда арзрумский паша прислал войска лета Христова 1624, грузинского 312. Манучар не смог им противостать [209] и прибыл в Ахалдаба. Там узнал о предстоящей битве у Марабды и пришел к картлийцам с 300 всадников и свершил то, о чем было написано, и после отступления вновь вернулся в Ахалдаба, связался с османами, помирился с ними, пришел и занял Самцхе. Однако увидел затем постоянные смуты и, не имея никакой помощи, отправился в Стамбул к султану.

В то время пришел моурави Гиорги и при Аспиндза победил кизылбашей. Потом атаковал и взял Хертвиси и другие [крепости], захваченные кизылбашами, и передал османам.

А султан пожаловал Манучара, вернул ему атабагство, оставив христианином, и отпустил. А по пути домой встретил [Манучара] дядя его Бека, пригласил его погостить, принял с честью, однако по настоянию османов и не имея, кроме подчинения, иного пути, добавил в пищу Манучара яд и убил Манучара. А сам отправился в Стамбул, принял мусульманство, дал [ему султан] атабагство, все земли атабагства Самцхе и нарекли его Сафар-пашой и пожаловали двумя бунчуками. Затем отпустили и прибыл в Самцхе лета Христова 1625, грузинского 313.

12-ий Сафар-паша, был пашой 10 лет

И сел сей Сафа-паша и занял все атабагство, границы которого были описаны, и правил по османским порядкам. Он переписал страну и обложил христиан данью: на душу динар, а с каждого урожая вместе с фруктами — седьмую часть, на овцу — 2 шаури, на корову — абази, лошадь и буйвол — 6 шаури, а в пользу паши — треть динара, то есть 10 шаури по османским обычаям.

А епископы и монастыри и прежде, из-за смут между атабагами и неподчинения картлийскому каталикозу, и теперь, из-за отступления от веры месхов, ослаблялись, ибо отнимали [у них] пожертвования и вотчины, и приходили в расстройство от [насилия] князей. Особенно после захвата османами Тао-Кларджети и Шавшети-Артануджи их там нельзя было найти, ибо отняли османы полностью вотчины и пожертвования. И не осталось там больше стремящихся к монашеству и уносили оттуда святыни, иконы, кресты и мощи в Самцхе, Картли, Имерети. И то же происходило в Самцхе, ибо не осталось там епископов и монастырей, так как гневом божьим мусульманились знатные все этой земли и стали с тех пор татарами, и с этих времен умалялось христианство. Каталикозу [210] и епископу и властям не подчинялись, а [было] разорение церквей и монастырей и строительство джамэ. А верующие скрывали и прятали иконы, кресты и святые мощи, а иные уносили по-прежнему в Имерети и Картли. И вельможи, которые ненавидели мусульманство, также бежали [из Самцхе], ибо правил Сафар-паша по воле османов.

К сему Сафар-паше обратился моурави с просьбой о войске и вернулись бежавшие воины его и моурави тоже возвратился к нему, а потом ушел в Стамбул.

И после такого правления умер Сафар-паша лета Христова 1635, грузинского 323. А после него [правители] не назывались атабагами, кроме как у грузин, а [назывались] ахалцихским пашой. А так как Сафар-паша фирман о власти получил от султана, после смерти отцов своих отправлялись [дети их] в Стамбул и подносили дары и их отпускали пашами.

13-й Юсуп-паша, был пашой 12 лет

И после смерти Сафар-паши отправился сын его Юсуп в Стамбул, дали ему должность паши и вернулся в Ахалцихе. А был сей Юсуп-паша твердым мусульманином, правил атабагством, полностью подчиняясь воле османов, особенно арзрумского паши и жил с миром. У сего Юсуп-паши просил царь Картли Ростом дорогу. Этот дал [дорогу] и принял с честью. Сей Юсуп-паша возненавидел христианство и искоренялись порядки христианские и прибавлялось Магомету, ибо правил и проводил дни свои по воле их. Потом умер Юсуп-паша лета Христова 1647, грузинского 335.

14-й Ростом-паша, был пашой 12 лет

Тогда отправился в Стамбул сын его Ростом, родившийся от служанки. Султан дал ему должность паши, возвратился и правил, как отец его. И хотя знатные были мусульманами, жены их и служанки все оставались христианами. И при Ростоме султан прислал приказ, чтобы жены мусульман также стали мусульманами. Об этом сказали жене Ростом-паши, но она не пожелала, однако хотели силой ее омусульманить и подверглась она мучениям многим. Потом сбежала, чтобы броситься со скалы. Узнали об этом, схватили и не позволили. Затем собралась удавиться и тоже не дали [удавиться]. И после голодания и многих мучений собралась с силами, ибо предполагала, что и другие [жены] находятся в таком [211] положении, и по этой причине сказала: «Ежели жены всех вельмож оставят Христа прежде меня, и я оставлю, а ежели нет, и я не [оставлю]». Тогда жены всех вельмож, испугавшись мучений, оставили Христа и омусульманились все полностью. И не видя выхода, омусульманилась и она.

И явился гнев божий за грехи наши, ибо теперь более разорялись церкви великие и прекрасные и превращались они в пристанища животных. И которые не пожелали мусульманства продолжали уходить в Картли, Имерети, Одиши, Гурию, Кахети и уносили иконы и кресты и святые мощи, исчезали епископы и монахи и пастыри всюду, и только кое-где оставались священники. И установилось полностью мусульманство по порядкам и вере их и строились мечети.

И остались крестьяне, и те без пастырей, яко животные.

В эту же пору учредили войско и приписали вотчинникам — паше, бегу, алибегу, санджаку и аге [выводить воинов] за свой же счет. И людей этих назвали саблей и забирали их туда, куда им было нужно, и не в помощь христианам, а мусульманам.

А к этому Ростом-паше пришел изгнанный Липарит Дадиани, дал он в помощь войско, однако вновь возвратился он изгнанным. Потом пришел Кайхосро Гуриели из Стамбула. Сей Ростом по велению султана дал ему войско и опять посадил Кайхосро на должность Гуриела, ибо они ведали всеми делами Имерети и они правили. А в трудных делах извещали арзрумского пашу и так управлялись.

После умер Ростом-паша лета Христова 1659, грузинского 347.

15-й Аслан-паша, был пашой 20 лет

После этого Аслан, сын Ростома, отправился в Стамбул. Дал ему султан должность паши. Вернувшись в Ахалцихе, правил он наподобие прежних [пашей]. Сей Аслан-паша по желанию имеров прибыл в Имерети, вновь посадил царем Баграта слепого и захватил Вахтанга и Дареджан, взял их с собой и возвратился в Ахалцихе с добычею и поселил их [Вахтанга и Дареджан] в Олтиси.

А когда царь Вахтанг захватил Имерети и посадил Арчила, [имеры] перестали подчиняться Аслану. Об этом донес он султану и по велению его поднялся он на Персатскую гору лета Христова 1663, [212] грузинского 351. Однако имеры вновь посадили Баграта, поднесли ему дары, чтоб вернулся он к себе, так как сидит у них свой царь. Возвратился Аслан и уведомил об этом султана. Он же [Аслан] дал Сехнии Чхеидзе янычаров и поставил их в Кутатисскую крепость.

После того, как имеры изгнали Баграта, сего Аслан-пашу просили Вахтанг и царица Дареджан, чтобы возвел бы он их на царство и под залог в 20 тысяч алтын отдал бы им Кетеван. И так как к этому времени месхи всецело жили по порядкам и вере османов, были сребролюбцами, прелюбодеями и погрязшими в содоме, слово-и клятвопреступниками, как подобает османам, принял Аслан-паша взятку, прибыл в Имерети и посадил их царем, как было описано. Затем он же дал Сехнии Чхеидзе еще янычаров и поставил их в Кутатисскую крепость.

У него же, Аслан-паши, царь Шахнаваз потребовал Кетеван, оставленную под залог царицею Дареджан лета Христова 1667, грузинского 355, и вручил 80 кисетов и взял Кетеван к себе.

Потом по просьбе Гуриела прибыл [Аслан-паша] в Имерети лета Христова 1672, грузинского 360, сразившегося Баграта схватили и привели к Аслану. Тогда Баграт отдал сына своего Александра под залог вместо взятки и оставил [Аслан] его же царем и вернулся в Самцхе.

Потом к нему же явился Луарсаб, сын царя Шахнаваза, чтобы воцариться в Имерети [и] поднес Аслан-паше дары. Однако догадался, что Аслан-паша обманывает его и ушел лета Христова 1674, грузинского 362.

На следующий год пришел Арчил, сын Шахнаваза, для захвата Имерети и принял его Аслан-паша с честью. Однако и Гуриели прибыл с той же целью. Об этом Аслан-паша известил султана и старался, чтобы Имерети достался Арчилу, ибо был он с ним в родстве из-за Кетеван. Однако султан не пожелал Арчила, о чем было написано, и велел схватить Арчила. Он [Аслан] стал держать [Арчила] в качестве узника в Ахалцихе, а Гуриела отпустил в Гурию, а потом, договорившись с месхами, устроил Арчилу побег.

В эти времена уже не было званий князей, владетелей и азнауров, а назывались пашей, бегом, алибегом, санджаком и агой, ибо в Ахалцихе и Олтиси был [213] атабаг, нареченный ахалцихским пашой. В Кола сидел паша, в Шавшети-Аджара — бег и в других местах алибег и ага, хотя и подчинялись ахалцихскому паше и участвовали в его походах.

Потом к Аслану прибыли Баграт и Гуриели, бежавшие от Арчила, и обещали большую взятку. Он сообщил султану, а разгневанный султан прислал арзрумского пашу с войском [со всех земель] по эту сторону Суаз. Пришел он и Аслан-паша повел его в Имерети и случилось то, о чем было написано.

Тогда находившийся в Квацхути арзрумский паша получил от Арчила письмо: «Совершил я все это с помощью Аслан-паши, ибо взял он у меня клад большой для султана и дал за это Имерети. В чем же теперь вина моя?» Арзрумский паша написал об этом султану и султан велел отрубить голову Аслан-паше. Тогда [арзрумский паша] отрубил в Квацхути голову Аслан-паше лета Христова 1677, грузинского 365 и отослал голову в Стамбул. И арзрумский паша и месхи возвратились в Самцхе.

Однако, узнав об этом, сын Аслан-паши отправился в Стамбул, вручил [султану] взятку большую и за это дали ему должность паши и возвратился в Ахалцихе.

16-й Юсуп-паша, был пашой 10 лет

И сел сей Юсуп-паша лета Христова 1680, грузинского 368 и стал править, как и предшественники его. А в эти времена каждый, кто мог заполучить серебро, отправлялся в Стамбул, давал взятку и получал поместье и завладевал им, как совершил священник, сын Цириаги, которого продал Гуриели. Сей священник, приняв мусульманство, накопил серебро, отправился в Стамбул, дал взятку, дали ему Джавахети и нарекли пашой. Он и сыновья его завладели Джавахети и по сей день суть паши. Этим уменьшались знатные месхи и возвышались недостойные и безродные. От этого еще больше разорялись церкви и строились джамэ и забывались грузинские нравы, кроме языка, и возвышался среди них Магомет и остатки икон и крестов истреблялись и превращались в украшения их женщин, и от них совершались чудеса многие, но никто на это не обращал внимания. Таких [святынь] не все осмеливались уничтожать, хотя и продавали целиком. Об остальных [делах] нет здесь времени рассказывать.

Сему Юсуп-паше отдал царь Гиорги Александра, сына Баграта, и посадил он его царем в Имерети лета [214] Христова 1683, грузинского 371 и сам возвратился в Ахалцихе.

Он же послал шавшетского бега и изменой отрубил голову Кайхосро Гуриелу и в Гурию посадил Гуриелом брата его Мамию лета Христова 1685, грузинского 373.

Потом умер сей Юсуп-паша лета Христова 1690, грузинского 378.

17-й Аслан-паша (Должно быть: Салим-паша), был пашой 11 лет

Тогда брат его Салим отправился в Стамбул. Дали ему должность Паши за взятку, возвратился в Ахалцихе и правил так же. При нем прибыл царь Гиорги, принял он его с честью. Затем по велению султана дал [Салим] царю Гиорги мусалима с войском, пошли [они] и посадили царем Арчила. Потом вновь прибыл царь Гиорги с домочадцами [и] поселил их в Ошора. Затем, по приказу султана, Салим-паша осадил Ошору, захватил царя Гиорги и держал его узником в Ахалцихе. Однако месхи устроили царю Гиорги побег лета Христова 1691, грузинского 379.

Ему же [Салиму] прислал Назарали-хан Александра. Собрал он [Салим] по приказу султана войско, повел в Имерети и посадил Александра царем и укрепил Кутатиси и разрушил церковь и вернулся опять в Ахалцихе. Потом с разрешения того же Салим-паши и за взятку прогнали имеры Арчила и посадили Гиорги.

И было бедствие великое над месхами от янычар, поставленных в крепостях. Хотя [месхи] были мусульманами, убивали [янычары] мужчин и насиловали женщин, а также юношей и отнимали многое незаслуженно. Сей Салим-паша при поддержке месхов послал в Стамбул дары большие и просил отозвать янычар и [вместо них] поставить кули. Согласились [османы] и прислали кули и избавились [месхи] от этого бедствия.

А имеры изгнали Гиорги и посадили Арчила. Оскорбился этим Салим-паша (У Вахушти: Аслан-паша), ибо свершили это без его ведома, и известил султана. Разгневался султан и велел изгнать его. Тогда Салим-паша призвал от Назарали-хана сына Александра, Свимона, лета Христова 1698, грузинского 386, привел в Имерети и посадил царем. Потом сей же Салим-паша того же [215] Свимона поручил Мамии Гуриелу, чтобы посадил его царем. И в том же году умер Салим-паша лета Христова 1701, грузинского 389.

18-й Исак-паша, был пашой 4 года

А сын Юсуп-паши отправился в Стамбул, поднес Исак взятку большую, дали должность паши и возвратился в Ахалцихе и правил также. Сей Исак-паша от Назарали-хана привел Гиорги, сына Александра и держал при себе для последующего воцарения в Имерети.

А упомянутые здесь паши потому тревожили Имерети, что если бы они не ходили на Имерети, заставили бы их идти в походы по желанию их [османов] и были бы у них бедствия и дальние пути. А этими походами богатели они казною и пленными, ибо мусульмане не останавливались перед разорением, пленением и убийством христиан.

А Исак-паша разгневался из-за непокорности Абашидзе и возвышения его [и] донес султану. В ответ прислал султан арзрумского пашу сераскиром с большим войском и пришел его кеха в Ахалцихе с войском, а сам сераскир прибыл в Гурию, перешел [реку] Чорохи на лодочном мосту, ибо ему было велено в продолжение семи лет оставаться в Имерети и полностью разорить [эту землю] вместе с крепостями.

И Исак-паша и кеха перешли с войском Персати, но у моста Кака имеры устроили засаду. А они [османы] стали палить из больших ружей, имеры не выдержали и вступили они [османы] в Имерети и совершили то, о чем было написано.

И умер султан Мустафа и сел Ахмад. Велел он сераскиру отступить из Имерети. Тогда они царем оставили Гиорги, сына Александра и помирились с Абашидзе, в Багдади построили крепость Тхмели, поставили там янычаров и ушли лета Христова 1703, грузинского 391.

Однако имеры встретили их на горе и догнали их, но эти не повернули назад по причине приказа [султана] и наступающей зимы и перебили имеры многих и Исак-пашу ранили в руку и убили колского пашу и забрали добычу многую и месхи вернулись в Ахалцихе. А кеха с войском ушел в Арзрум, так как туда же прибыл из Гурии сераскир.

После этого Исак-паша правил атабагством. А колский паша не очень повиновался и сердился Исак, ибо по указу султана тот должен был ему подчиняться. [215] Поэтому послал человека и убил его изменой. А наследники его обратились к султану ибо хотя [колский паша] и подлежал суду, [Исак] не имел права для своей выгоды убивать пашу или бега, алайбега, агу и воина, но только для благополучия короны [султана мог он убить их]. Разгневался султан [и] прислал палача, чтобы обезглавить Исак-пашу. Узнал об этом Исак-паша, сбежал, прибыл в Стамбул и несколько лет скрывался там. А в Ахалцихе прислали пашой Аслана, сына Салим-паши, двоюродного брата Исак-паши.

19-й Аслан-паша, был пашой 3 года

Лета Христова 1705, грузинского 393 пришел Аслан-паша и сел в Ахалцихе и управлял по их обычаям, ибо не было [там] больше христиан, кроме крестьян, и в ту пору тех тоже [оставалось] немного в Самцхе, исключая Джавахети, и еще меньше в Шавшети, Аджара и Артани. И во всем атабагстве было несколько купцов. Но строились села и поселки, так как в это время был на этих землях мир. И согнанные [жители] из Картли и Сомхити поселялись здесь, а больше в Джавахети, преимущественно пленные имеры и умножались сильно [и принимали] мусульманство, ибо кроме выплаты дани, крестьяне не терпели урон.

А затем Исак-паша объявился в Стамбуле, ибо сел другой везиразам. Дал [Исак] взятку большую и вновь пожаловали Исак-паше [должность] паши и Аслан-паша ушел в Стамбул.

18-й Исак-паша, был пашой 8 лет

Пришел Исак-паша лета 1708, грузинского 396 и сел в Ахалцихе. Он унизил сторонников Аслан-паши, отнимая у них деньги и бесчестя их, и возвысил своих.

Лета 1712, грузинского 400 пришел царь имеров Гиорги, прося о помощи. И Исак-паша обещал и потом, с разрешения паши, отправился [Гиорги] и захватил Имерети. Затем лета Христова 1713, грузинского 401 пришел тот же Гиорги. Но после смерти Гуриела с разрешения же паши захватил Имерети лета Христова 1713, грузинского 401.

19-й Аслан-паша был пашой 2 года

А лета Христова 1716, грузинского 404 вновь отдали [атабагство] Аслан-паше и прибыл в Ахалцихе, а Исак-паша опять отправился в Стамбул.

А сей Аслан-паша из-за взятки и просьбы Бежана Дадиана и Зураба Абашидзе выступил в Имерети [217] и случилось то, о чем было написано. Затем возвратился в Ахалцихе. И он так же поступил со сторонниками Исак-паши, как поступил тот с его сторонниками.

18-й Исак-паша, был пашой 19 лет

После того, лета Христова 1718, грузинского 406, пожаловали опять [должность] паши Исак-паше, пришел и сел. Но Аслан-паша ушел в Стамбул, чтобы мольбой и взяткой Исак-паши дали бы Аслан-паше [должность] какого-нибудь паши, чтоб больше не соперничал с Исак-пашой.

Потом к Исак-паше из Стамбула пришел царь имеров Гиорги лета Христова 1719, грузинского 407. Он [паша] послал с ним своего мусалима с войском, пришли в Имерети и свершилось все то и оставили там Гиорги и возвратились месхи [к себе].

А после смерти царя Гиорги послал Исак-паша к царю Вахтангу шавшетского бега и попросил [у него] Александра, сына Гиорги. Тот прислал его с дарами и потом, лета Христова 1721, грузинского 409, по указу султана вступил в Имерети и случилось то, о чем было написано. Затем Александра посадил царем, приставил к нему Бежана Дадиана и сам вернулся в Ахалцихе.

А лета Христова 1723, грузинского 411 султан прислал арзрумского пашу сераскиром с большим войском для захвата Адрибежана. Тот прибыл в Карс и призвал Исак-пашу. Потом вступили в Тбилиси и свершилось все то, о чем мы писали о Картли.

А в Ахалцихе сидел мусалим и правил по воле Исак-паши. И сей Исак-паша после смерти Иесе был поставлен султаном правителем и владетелем всей Грузии, а именно — Самцхе-саатабаго, всего Имерети, Картли, Лоре-Казах-Шамшадило и Кахети. А так как Картли был в большом бедствии, застроились [и заселились выходцами] оттуда Джавахети и Самцхе. И разбогатели беги, алайбеги, аги и паши отнятым у них [имуществом]. А [жители] Джавахети и Самцхе претерпевали многие беды от проезжих воинов.

Потом приходили лезгины через Картли и грабили Самцхе-Джавахети вплоть до Кола и уносили многое награбленное [добро]. Месхи догоняли их многажды и бились с ними, однако те всегда одерживали верх и убивали воинов и всякого, кого встречали, и уносили огромную добычу. [218] 

Затем подошел Тамаз-хан к Гандже и отложились картлийцы от Исак-паши, разрешили кизылбаши и нападали картлийцы на Самцхе и Джавахети каждый день и грабили. И в одинь день напали и унесли награбленное, погнался за ними мусалим и атаковал у [селения] Двири, перебил и истребил картлийцев, пленил многих, отнял награбленное и вернулся с победой.

А когда Тамаз-хан одолел Кофрула, тогда Исак-паша отдал [Тамазу] Тбилиси тоже и выступил со всей своей казною и сел в Ахалцихе. Затем, когда султан и шах Надир помирились, вновь установилась дружба между картлийцами и месхами.

А Исак-паша уже не был трехбунчужным везиром, а был по прежнему двухбунчужным. Сей Исак-паша отправил в Стамбул сына своего Юсуп-пашу, послал везиру большую взятку и пожаловали [должность] ахалцихского паши Юсуп-паше, и возвратился в Ахалцихе.

20-й Юсуп-паша, был пашой 7 лет

Лета Христова 1737, грузинского 425 сел Юсуп-паша, сын Исака. А Исак-паша наслаждался отдыхом и правил делами Юсуп-паша, за исключением больших дел и о них советовался с отцом своим.

Сей Юсуп-паша послал человека в Аджара для какого-то дела, а те оскорбили того человека. Разгневался Юсуп-паша, послал Махмад-бега с войском. Напал тот на Аджара и истребил безжалостно бесчисленное количество людей, захватил их имущество и вернулся к Юсуп-паше. Тогда остальные аджарцы отправились в Стамбул и взмолились султану [о помощи]. За это призвали Юсуп-пашу в Стамбул. Однако он все же взял над ними верх, поднес везиру большую взятку, тот отпустил и вернулся в Ахалцихе опять пашой.

А Александр [царь] имеров схватил Вахушти Абашидзе. К Исак-паше пришла царевна Анука с просьбой [о помощи], он обещал освободить его и послал Александру в подарок оседланную лошадь и шубу и простил 20 кисетов [золота], которые Александр был должен Исак-паше, чтобы отпустил Вахушти. А тот не захотел и не уважил. За это [Исак] послал своего зятя, сына Пириаги, джавахетского пашу с войском в Имерети лета Христова 1741, грузинского 429.

Вступившего в Имерети [пашу] встретили Дадиани, Эристави и Зураб, а Александр бежал в Картли. Привели они Гиорги, сына Гиорги и брата Александра, посадили его царем и возвратились к себе. [219] 

В этом же году пришел Шанше, убежавший от кизылбашей. По этой причине шах Надир прислал к Исак-паше человека, чтобы выслал к нему связанного Шанше. Тогда Исак-паша предпочел мир, ибо боялся разорения и опустошения страны, схватил Шанше и отослал связанного [к шаху].

В этом же году прислал Александр к Исак-паше [просить], чтоб дал он ему опять царство имеров. Согласился Исак-паша и дал ему войско, привели и посадили царем и войска вернулись в Самцхе.

А потом лета Христова 1742, грузинского 430, когда шах Надир вновь победил сераскира в Карсе, прислал [он войска] и разорили Джавахети, Артани, Колу, угнали полностью стада и [унесли] имущество, однако пленных не забирали и отряды их дошли до Мтквари.

Затем лета Христова 1744, грузинского 432 прислал султан лезгинам большую казну, так как шах Надир сражался у города Мосула. Собрал Юсуп-паша большое войско, отправился и перешли в Картли. А когда прибыли в Тедоцминда, случилось то, о чем было написано о Картли.

Затем побежденный Юсуп-паша пришел в Ацкури и там умер. Услышав об этом, Исак-паша опечалился сильно, однако продолжал править страной.

Текст воспроизведен по изданию: Вахушти Багратиони. История царства грузинской. Мецниереба. 1976

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.