Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВАХУШТИ БАГРАТИОНИ

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ГРУЗИНСКОГО

ЖИЗНЬ И ДЕЯНИЯ ЦАРЕЙ КАРТЛИ ПОСЛЕ РАСПАДА ЦАРСТВА НА ТРИ ЦАРСТВА И ПЯТЬ КНЯЖЕСТВ

79-й царь Константин, царствовал 36 лет

От начала [летосчисления] римского 5418, греческого 1469, грузинского 157, индиктиона 2, после царя Гиорги сел сын его Константин. Так как в Имерети воцарился Баграт, призвал Константин атабага Баадура и эров и кахов. И не пришел атабаг, ибо завладел он Самцхе-Кларджети, но епископам разрешил. И эры и кахи также не пожелали прийти и (призвали из Дидоети Давида и благословили на царство.

И свершилось с тех времен троецарствие, распад на три [царства], ибо один царь сел в Имерети, один в Кахети и остаток достался царю Картли.

Не довольстуясь этим, отложился атабаг и завладел он атабагством, иже есть Самцхе-Кларджети. Затем отложились от имеров Дадиани, Гуриели, Шарвашидзе и сваны и захватили они границы свои. И до сих времен стало невозможным собрать [вновь грузинские земли], но еще более расчленились они.

И тогда Константин, видя это и думая исправить дело свое, собрал каталикоза и епископов и владетелей и дидебулов, присоединились к ним епископы Самцхе и кларджов и некоторые эры и кахи, а также знатные, и благословился в Тбилиси царем, обеспокоенный распадом царства.

Однако не уступал [Константин] Давиду Херки, Сагурамо, Марткопи, а имерам окрестностей Лихской горы и атабагу востока от [реки] Мтквари.

А когда умер Липарит Дадиани, царь имеров Баграт собрал войска, вступил и занял Картли. И тогда Константин укрепил Тбилиси, Сомхити и Лоре, заручился помощью атабага Баадура и бились меж собою. [22]  

Тогда предложил Баграт господарю кахов Гиорги присоединиться к нему и завладеть землями Кахети. И скрепил Гиорги союз с Багратом и завладел землями Кахети.

После этого умер атабаг Баадур, а атабаг Манучар не пожелал помочь Константину.

И было 5 лет между ними смятение, так как Константин владел Тбилиси, мтиулами и мохевэ, Сомхити и Лоре, а Баграт [занимал] Картли и кахи слушались его и ни одно существо не перечило ему, даже воины. Но хотя цари перестали сражаться, воины же постоянно [бились].

А лета Христова 1477, грузинского 165 начал Вамик Дадиани воевать и нападать на имеров, так как узрел возвышение Баграта. Видя это, Баграт возвратился из Картли и вступил в Одиши и, победив там, вновь вернулся в Картли более сильным.

Узун Асан шах

А лета Христова 1468, грузинского 156 сел шахом Узун Асан из тюркского рода. Завладел он обеими [землями] шаха и Тавризом и другими племенами. (Ибо хотя до сих времен и были шахи, но не всей Персии. Также сыновья Баязида, султаны Стамбула, первозванного Константинополя, бились преимущественно с французами, и поэтому была Грузия невредимой от врагов, однако страдала от своих).

Этот Узун Асан шах (Об этом шахе пишет летописец Польши: взял Трапезун и Синаполь, разорил и истребил [население] Малой Азии лета Христова 1472. В следующем году выступил против него султан Махмад II и бились крепко трижды, и султан был побежден и сам Махмад сбежал ночью. А у шаха убили сына и с победой возвратился вновь в Персию (прим. Вахушти).) вступил в Грецию, взял Трапезун, разорил земли и вновь возвратился в Персию.

Затем лета Христова 1478, грузинского 166 пришел [шах] в Армению, опустошил ее и вступил в картлийский Сомхити, подошел к Орбети и смело встретили [его] царь Константин [и войска] Бараташвили. Ничего не сумев разрушить, подошел [шах] к Тбилиси, а царь Константин с [войском] Сабаратиано громил отряды шаха.

Тогда шах предложил царю Константину явиться к нему и он пожалует ему [царю] всю страну его и сохранит невредимым. Тогда, посоветовавшись с вельможами, пришел Константин с [войском] Бараташвили и отдал шаху Тбилисскую крепость, а шах премного его [23] уважил и пожаловал ему дары великие и поставил в крепости воинов своих.

Видя это, Баграт не решился противостать и ушел в Рача. А шах пришел и стал в Мухрани, разослал оттуда отряды и разорили Картли и Херки, Сагурамо и Тианети, пограбили и уничтожили.

Однако гневом божьим схватил недуг смертельный Узун Асана, собрался и ушел, и передал Тбилиси с шахскими воинами Константину и дал дары большие, и Бараташвили [также] одарил богато и отпустил.

Якуб-шах

И спустя немногое время умер Узун Асан и вместо него шахом сел сын Асан бега, Якуб. Узнав о смерти шаха, защитники [Тбилисской] крепости оставили и ушли с разрешения царя.

Но в том же году умер Баграт, царь имеров, а царь Константин усилился и захватил Тбилиси и крепости, занятые татарами. Затем приказал Бараташвили и жителям Сомхити, [и они по приказу царя] напали на [кочевые] племена, оставленные шахом на границе Картли, истребили и захватили [их в плен], взяли огромную добычу и возвратились с победой.

Затем собрал царь Константин войска и захватил Картли лета Христова 1479, грузинского 167, взял Гори и другие крепости, вывел [из них] имеров и поставил своих воинов. Затем царь призвал с Кавказа горцев и, договорившись с Дадианом, вступил в Имерети. Александр не смог противостать. Взял [царь Константин] крепости Имерети и занял Имерети. Подошли к Кутаиси Вамик Дадиани и Кахабер Гуриели, ибо гневались на Александра из-за Баграта.

Тогда поставил царь в Кутаиси своих воинов, выступил и взял с собою Вамика Дадиана с войском и имеров, собранных из Картли, и напал на атабага в Джавахети лета Христова 1481, грузинского 169. Этому не смог противостать атабаг Манучар и отнял царь [у него] Самцхе до Арсиани, укрепил [его] и пришел в Картли и отпустил Дадиана и имеров.

В следующем году умер Вамик Дадиани и вновь в Имерети началась смута. Видя это, атабаг Манучар снова захватил Самцхе. Тогда царь Константин собрал войска, быстро пошел в Самцхе, однако Манучар и на этот раз не посмел вступить в бой. Тогда с его согласия сразился Кваркваре с царем и был бой жестокий лета Христова 1483, грузинского 171, потерпел царь поражение и вернулся в Тбилиси. [24]

Видя [это], Александр, сын Баграта, захватил Кутаиси и благословился царем имеров и занял Имерети лета Христова 1484, грузинского 172.

Тогда царь убедился, что судьба, которая благоприятствовала ему, отвернулась от него, призвал кахов, чтобы объединиться, однако не пожелал [этого] господарь кахов Гиорги, тем более атабаг.

Приход Якуб-шаха

После пришел Якуб-шах в Самцхе лета Христова 1486, грузинского 174. Прислал он войска из Ацкури, напали они на Дманиси и Квеши, разорили и ушли. Узнали Бараташвили, встретили [их] в укреплениях и бились мужественно и волею всевышнего истребили и прогнали [так, что] один гнался за сотнею и гибли [враги] и бросали пленных, а также своих многих и немногие убежали.

Прославился тогда Сулхан Бараташвили, который, кроме других, убил одного знатного [приближенного] шаха, от которого зависели войска шаха и из-за которого шах сильно опечалился. И возвратились так Бараташвили к царю с победой.

И после ухода Якуб-шаха воспользовался благоприятной [обстановкой] царь Константин и истребляли татар в окрестностях.

Умер атабаг Манучар и сел Кваркваре.

В это время вновь предложил Липарит Дадиани царю Константину захват Имерети. Устраивало это [Константина] царя и снова призвал горцев-кавказцев, собрал войска свои и вступил в Имерети. Александр не смог противостать из-за Дадиана и вошел в крепости. И царь Константин вновь занял Имерети, пришел и взял Кутаиси, соединился там с ним Дадиани тоже и передали все крепости царю Константину лета Христова 1478, грузинского 175. Тогда царь отпустил горцев, а сам остался там, чтобы закрепить [за собой] Имерети, так как Картли он владел миром.

 Приход татар 

А лета Христова 1488, грузинского 176, прислал Якуб-шах полководца своего Халил-бега. Пришел он, начал строить Каозиани и крепость Агджакала. Известили Константина царя и велел он [роду] Бараташвили враждовать с ним. И начали они сражаться с татарами, убивали и истребляли их многие дни.

Узнав об этом, шах послал им на помощь огромные войска, которые пришли и приступили к Тбилиси и бились сильно. Услышав об этом, царь Константин выступил из Имерети и вперед послал Кайхосро Цицишвили и Джаваха Джавахишвили с войском на [25] помощь Бараташвили. С их приходом собрались Кайхосро, Джавах и Бараташвили и напали на стоявших в Чандари татар. Дал бог победу, истребили всех, ибо даже вестник не смог уйти, и возвратились нагруженные добычей.

Узнали стоявшие в Тбилиси татары о полном истребляли их грузины так, что головы их понатыкали на отошли от Тбилиси и ушли. Тогда догнали их за Кумиси Кайхосро Цицишвили и Бараташвили и была битва сильная. Затем татары были побеждены и истребляли их грузины так, что головы их понатыкали на колы и заборы. Однако татары настигли шедших позади группы грузин и окружили их. Тогда воспрянули духом Сулхан Бараташвили, Кайхосро Цицишвили и Джавах Джавахишвили, яко древние герои и пробились со всеми своими отрядами сквозь татар. Однако за грехи наши некоторые другие грузины были обращены в бегство и истреблены. А другие турки нападали на ослабленных [грузин], стоявших на подступах к Орбети. Но Бараташвили постоянно одолевали татар. Поэтому побежденный Халил-бег отправился к шаху и сообщил ему обо всем этом.

А после ухода из Имерети царя Константина привлек Александр сванов, присоединил Рача-Лечхуми, спустился и захватил Кутаиси, связался с Дадианом и Гуриелом и помирился с ними и захватил [земли] за Лихи больше прежнего.

Приход татар

А затем лета Христова 1490, грузинского 178, прислал шах войска. Поэтому обратился царь Константин к атабагу и кахам, чтобы совместно выступить против татар или [дали бы они] помощь войсками. Однако те не пожелали, ибо хотели унижения царя. Тогда посоветовался царь с дидебулами своими о войне с татарами.

А знатные посоветовали не биться [с ними] в открытом бою, а укрепиться в крепостях и сражаться лишь при подходящих случаях. Понравилось это царю и так и приготовились.

И подошли татары к Орбети, ничего не смогли повредить и направились к Коджорской крепости и начали палить ружьями. В ту ночь повалил снег большой, поэтому отошли татары от крепости. Тогда оказавшиеся в затруднении защитники крепости, которыми командовал Солагашвили, вышли той же ночью [из крепости] и разошлись по одиночке. Утром увидели татары пустую крепость, вошли и разрушили крепость, затем подошли к Тбилиси. [26]  

В это время царь Константин стоял в Ничбиси и усиливал Бараташвили войсками и укреплял их, А татары, которые из-за близости царя не смогли сокрушить Тбилиси, послали 1500 избранных всадников и других многих воинов для разорения окрестностей Орбети. Тогда напали татары на горные селения и, кого нашли, истребили и полонили. Узнали об этом Бараташвили, стоявшие в Энагети, и вместе с ними Кайхосро Цицишвили и Кайхосро Турманидзе и глава их Сулхан Бараташвили, выступили они быстро и нагнали татар, сразу же вступили в бой, загнали татар в каменистые ухабы и убивали и истребляли яко кур, так что кровь их текла ручьем. Тогда пленил Мераб Бараташвили родственника шаха, весьма знатного. Даже от пленных наших погибали татары и сами пленные захватывали их в плен. Еще Кайхосро, Джавах, Кавтар и Солагашвили встретились с шедшими позади 300 татарами. Грузин было 20. Дал бог победу, обратили в бегство и истребили так, что лишь немногие спаслись бегством.

Услышали осаждающие Тбилиси татары об истреблении своих войск, сразу же снялись и ушли восвояси наскоро.

Так из-за верности стране и царю своему дал бог победу Бараташвили, ибо сокрушили, истребили и прогнали сильных врагов, и с этих времен уже не смели татары приходить в Картли. Если бы не решились Бараташвили, атаковали бы татары и Внутренний Картли и стали бы причиной сильного беспокойства страны и царя.

И после ухода татар собрал царь Константин войска, напал и истребил окрестные [татарские] племена, разорил и разрушил Агджакала и Каозиани, взял их имущество и возвратился в Тбилиси.

Затем призвал каталикоза, епископов и знатных своих и обсуждал, что предпринять для [воссоединения] отложенных земель и как [их] вернуть вновь в свое царство. Тогда дидебулы сказали: «Так как имеры и кахи твердо придерживаются верности избранным им царям, а также жители Самцхе атабагу, не советуем воевать [с ними], ибо если одолеем одного, не даст другой [победу]. А повременим, может еще даст бог царствию твоему». И увидев такое положение среди своих, царь поэтому предпочел мир, ибо умер в эти же времена господарь кахов Гиорги, а господарь кахов Александр и царь Константин [27] заключили мир любви, затем [помирился] с атабагом и затем с Александром, царем имеров. И так [они] заняли границы, которые мы описали. Но царь Константин старался застраивать и укреплять страну.

Еще преставились при царе Константине каталикозы Давид и Николоз, посадил царь Абраама.

Еще при царе Константине лета Христова 1494, грузинского 183, отомстил атабаг Кваркваре жителю Шаки, обошел Кахети и в Картли встретили его Цицишвили и картлийцы из Внутреннего Картли. Картлийцы были побеждены и атабаг ушел невредимым. Узнав об этом, царь Константин был опечален поражением войска и также восстанием атабага, и те, которые без его ведома совершили это, попали в опалу. И были у царя Константина от царицы Тамар сыновья Давид, Гиорга, Баграт, Александр и Мелхиседек (который затем стал каталикозом). А после умиротворения земель он, Константин, царствовал в мире и добром царствии 12 лет.

Появление шаха Исмаила

Еще в его же время появился шах Исмаил сын шиха лета Христова 1496, грузинского 184, татарского 901. И захватил он Ардавель и выступил оттуда и стал завоевывать земли.

А ших тот был во времена Темура в Ардавели и сообщили об его кознях Лангтемуру и пришел Темур видеть его. Тогда показал ших [Темуру] козни дьявола четыре чуда и изумился Темур и сказал: «скажи, чего желаешь, чем тебя одарить». А ших тот попросил 12 тысяч пленных из Шамы, которых полонил Темур, и город Ардавель. Темур пожаловал ему все это и владел с тех пор тот ших и сыновья его городом Ардавель, а пленных отпустил на свободу.

Затем восстал против деда шаха Исмаила ширван-шах и убил его. После был также убит сын его, отец шаха Исмаила, за злодейство. И после отца собирался царь Тавриза убить и шаха Исмаила и увезли его малолетнего в Гилян и спрятали. А как повзрослел, выступил и захватил Ардавель и стал завоевывать земли.

И усилился [шах Исмаил] лета Христова 1499, грузинского 187, татарского 905, и присоединились [к нему] все те пленные из Шама, которых освободил ших. [28] 

Затем лета Христова 1500, грузинского 188, татарского 907 он, шах Исмаил, захватил Адрибежан и ушел и захватил Персию. Потом отправился в Балх и Бухару и Кабул.

И в эти времена преставился царь Константин лета Христова 1505, грузинского 193.

60-й царь Давид, царствовал 19 лет

После Константина царя сел старший сын его Давид. Собрал он каталикоза и епископов и знатных своих и благословился в Тбилиси на царство. И был этот царь Давид ласковый, ненавидящий смуты и миролюбивый. Занял он страну, оставленную своим отцом, и правил добром и миром.

И лета Христова 1509, грузинского 197, перешел с войском [в Картли] Александр, царь имеров, подступил к Гори. Все были оскорблены и уговаривали царя Давида сразиться с ним. Однако не пожелал царь Давид, говоря им: «ибо возвратится смутьянам смута». И Александр захватил Гори и занял сам. И сообщили ему о нападении на Имерети чихов, отступил и ушел в Имерети. После того царь Давид занял Гори и укрепил сильнее прежнего.

Спустя один год умер царь имеров Александр. И лета Христова 1511, грузинского 199, убил господаря кахов сын его Гиорги. Стоял в ту пору царь Давид со своим двором и охраной в Атени. Напал Ав-Гиорги («Ави» (груз.) — злой, Ав-Гиорги — злой Гиорги) на царя Давида в Атени. И Давид, из-за отсутствия войск не сумевший сразиться, вошел в Атенскую крепость. И осадил Гиорги [крепость], однако увидел, что не сможет разрушить крепость и войска подходят на помощь царю Давиду, отступил и ушел в Кахети. Но не довольствовался этим злом и вновь начал пленять, разорять и грабить Картли, ибо приходил время от времени и разорял.

А лета Христова 1512, грузинского 200, пришло войско султана несметное на Самцхе и Имерети.

В том же году напал царь имеров Баграт на Вахтанга в Мохиси, победил Вахтанга. И помирил царь Давид их и взял Баграт брата своего [Вахтанга] с собой и ушел в Имерети.

И так как не переставал Ав-Гиорги разорять страну, предложили братья царю Давиду воспротивиться ему, а он отвечал: «из-за своего зла получит он возмездие, почему мы должны затеять смуту?» Однако Баграт, брат царя Давида сказал: «отнял [он] [29]  

Кахети и ныне хочет [отнять] Картли», и выпросил в удел Мухрани и ущелья Арагви и Ксани с мохевэ и мтиулами под свою власть (которое после того является спаспетством или садрошо. Говорят, что с того времени в Картли установилось четыре садрошо) и [говорил Баграт] «я стану врагом Ав-Гиорги». Тогда Давид был вынужден разрешить Баграту [это].

Выступил Баграт и построил в Мухрани Мтверскую крепость. Узнав об этом, пришел Ав-Гиорги с большим войском, окружил пребывающего в крепости Баграта и теснил сильно три месяца Баграта. Послал тогда Ав-Гиорги Баграту кувшин с вином [и велел сказать]: «ты сын царя и уже много время не пил [вина,] так угощайся». А Баграт в колодце держал живого лосося, отослал его Ав-Гиорги и велел передать: «три месяца пребываешь на [реке] Ксани и не пробовал [рыбу], угощайся, ибо живая она». Удивился Ав-Гиорги и поверил в изобилие пищи [у осажденных] и отступил, разорил страну и вернулся в Кахети.

Затем вновь выступил Ав-Гиорги по обыкновению, ограбил Картли и, так как не боялся никого, отослал свои войска вперед, а сам с немногими людьми шел и забавлялся охотой. Тогда Баграт со своим войском проследил [за мим] в теснине Дзалиси, и когда туда подошел Ав-Гиорги, выбрав подходящее время, атаковал и истребил бывших с ним и захватил Ав-Гиорги и заключил его в Мтверской крепости лета Христова 1513, грузинского 201. Затем в том же году удавили его или умер (А в другой хронике написано о поединке самого царя Давида и Ав-Гиорги (прим. Вахушти)).

И так как не было никого [кто правил бы в Кахети], кроме Ав-Гиорги, собрал царь Давид войска свои и вступил в Кахети и никто не смог противостать ему и занял весь Кахети, затем возвратился в Тбилиси.

А малолетнего сына Ав-Гиорги, семилетнего мальчика вместе с матерью его спрятал Гарсеван Чолакашвили, ибо мать его [царевича] была родственницей Гарсевана. Узнал царь Давид о местонахождении Левана, сына Ав-Гиорги в Кахети, послал по этой причине брата своего Баграта с подчиненным ему войском и с Амилахором, чтоб найти Левана и доставить к нему. Вступив в Кахети, [Баграт] нагнал страх [30] большой на кахов и всех жителей тамошних. Однако все клялись страшной клятвой, что не ведают о нем. А Гарсеван Чолакашвили замыслил обман и хитрость великую, ибо поставил Левана виночерпием в непристойной одежде и заставил прислуживать во время стола перед гостившим Багратом. И когда спросили Гарсевана о Леване, поклялся он крепкой клятвой, что «кроме тех, кого вы видели, ни малого и ни взрослого у меня нет и не ведаю». Поверил этому Баграт и возвратился в Картли. Тогда Гарсеван отослал Левана в крепость Очани и спрятал там. А Давид владел Кахети по своей воле.

Приход шаха Исмаила

Затем лета Христова 1518, грузинского 206 выступил шах Исмаил для захвата и разорения Картли, ибо этот шах Исмаил захватил Персию, Балх и Бухару и Кабул. Он же нарек персов кизылбашами по той причине, что надел им на голову таджи и чалму и установил персам веру шиитов (чтобы отмежеваться от султана сунитов), а сам назвался сыном Али и поэтому персы чтили сыновей шаха Исмаила, яко детей имама их и поклонялись им яко имамам.

Услышав об этом, царь Давид взял дары большие и сына своего Рамаза послал к шаху и обещал покорность, чтобы не разорил [шах] Картли и страну.

Увидев это, кахи вывели Левана из крепости, привели и занял Леван Кахети. А царь Давид, занятый ожиданием сына своего [и не ведая] как поступит с ним шах, дал кахам свершить это.

Тем временем пожаловал шах царевича Рамаза с великой честью и одарил его и отпустил с миром, согласившись на перемирие. И избавил царь Давид Картли от разорения [и] пленения (так совершил шах, ибо собирался воевать с султаном [и не хотел], чтобы грузины помогли ему).

А шах-Исмаил ушел и захватил Диарбекир. Сразился там [с ним] султан Селим, потерпел неудачу шах-Исмаил и войска его были истреблены. Пришел шах в Казвин и остался там до поры до времени.

Тогда царь Давид, получив заверения от шаха, собрал войска свои и перешел в Кахети. Леван не смог противостать и вошел в крепость Маграни. Подошел царь и осадил и начал теснить сильно, [так что] хотели отдать крепость.

В это время получил царь весть о приходе в Картли османов, однако царь скрыл [эту весть] от воинов своих и отправил архиепископа и Амилахора [к [31] осажденным] чтобы сдали крепость: «в случае отказа умрете с голода». Защитники крепости пришедшим обещали сдачу, однако архиепископ тайно сообщил матери Левана, приложившейся к руке архиепископа: «Не страшись, в эту ночь уходим, крепись!», Услышав [это], мать Левана сказала: «Подбадриваю сына и [отговариваю] от сдачи».

Передали это царю, отступил [он] и возвратился в Картли, сразился здесь с османами, дал бог победу, обратил в бегство и убил многих, захватил добычу их большую и вернулся в Тбилиси.

Затем вновь собрал войска и ушел в Кахети. Прибыв в Сагареджо, примкнули к царю тамошние, и пришел в Кисики и там также соединились с ним все окрестные [жители] и напал на Кисики.

А Леван сразился с ним с малым войском [лета] Христова 1520, грузинского 208, войска царя Давида были побеждены.

Отошел царь и вернулся в Тбилиси.

Стоял царь Давид затем в Гори и подали [ему] весть о приходе войск из Персати, ибо прошел Мамия Гуриели гору Гадо с помощью атабага, чтобы помочь Левану [в борьбе] с царем Давидом в [установлении] мира или битвах и присоединиться к нему. Слышавший [это] царь Давид разгневался и выступил против него с тем войском, которое находилось при нем. Тогда Гуриели, не предполагая, что там находится царь, атаковал у Мохиси [его отряд]. Царь Давид потерпел поражение и вернулся в Тбилиси. Там он вновь собрал войска, чтобы отомстить Гуриелу. А Гуриели пришел в Мухрани и туда же подошел Леван и землям [тем] не приносили [они] никакого вреда.

А царь Давид со своим войском пришел в Ничбиси и послал брата своего Баграта вверенными ему [войсками] и с Амилахором, чтобы на следующий день наступать [на них] из Базалети, а сам со своим войском атакует лицом к лицу.

Однако прислал Гуриели знатного [человека] своего со словами: «Пришел я с мольбой перед вами, свершить мир между вами и Леваном, ибо война ваша возникла от неведения. Молю вас ныне — ибо ничем я не повредил стране, и этим я чист — учинить мир и любовь между вами, ибо вокруг суть враги сильные, [такие] как щах, который захватывает страны». Тогда, хотя царь не желал этого и намеревался сражаться, [32] каталикоз и епископы и знатные посоветовали помириться. Поэтому соблаговолил царь и установили мир и границы и учинили любовь меж собою, совместную вражду над врагами и дружбу с друзьями. Затем повидались друг с другом, обменялись дарами и разошлись по своим [землям].

И преставились во время царя Давида каталикозы Абраам и Басили и посадил тот царь Дорафеоза.

И после такого мирного житья лета Христова 1522, грузинского 210 (Татарского 929. В наших хрониках написано о приходе шаха Исмаила: «Девал пришел, разорил Картли и Самцхе». А в персидских написано [о приходе] шаха Исмаила и мы тоже так описали. А девал, надо думать, есть или он сам или спасалар его. Я считаю девала более вероятным, так как после войны с султаном шах Исмаил не ходил в походы, и об этом приходе шаха Исмаила было написано во времена царя Луарсаба, когда царь Давид был жив, как свидетельствует дата Христова 1523, грузинского 211 о смерти шаха Исмаила и жизни царя Давида (прим. Вахушти)) направился [в Грузию] шах Исмаил, так как хотя и считал грузин покорными, услышал о порабощении мусульман грузинами, а также [потому] что он был побежден [султаном и [остерегался], чтобы грузины не примкнули к султану.

По этой причине пришел и стал в Агджакала и начал ее строить. Тогда попросил царь Давид у него мир, а шах призвал царя к себе: «дам тебе дары большие и страну [твою] и отпущу». Но так как шах заставлял его отречься от Христа и мусульманиться, царь не пожелал идти к нему.

И получил он подкрепления от месхов и господаря кахов Левана, затем призвал кавказцев и горцев, укрепил Тбилиси и все крепости и укрепления Картли. Услышав шах Исмаил об укреплениях и собирании войск царем, выслал спаспета своего Карафила с большим войском и вслед за ним послал мискарбаша Елиас-бега с войском, а затем выступил и сам со своим войском, ибо весьма остерегался смелости грузин.

Известившись [об этом], царь Давид выступил в Телети со всеми своими войсками и вспомогательными отрядами. Подошел сперва Карафил, сразились и началась битва сильная, и были убиты многие и кизылбаши обратились в бегство. Беглецы встретились с Елиас-бегом, он повернул [их], пришли и разгорелся бой сильнейший и жесточайший и свирепый.

Увидел царевич Луарсаб усиление кизылбашей, развернулся со своим отрядом и атаковал кизылбашей [33] слева, и силою креста рассек их отряд, промчался и зарубил многих. И кизылбаши обратились в бегство и избивали грузины и отнимали добычу. И Луарсаб гнался [за ними] и истреблял.

Однако шах-Исмаил [тем временем] перешел гору Яглуджа и скрывался в теснине (Пишет: «Перешел шах-Исмаил Кумисскую гору», а устно передают: «Перешел Яглуджа и спрятался в теснине». Мы это более сочли за правду, так как Яглуджа является более удобной дорогой, чем Кумисская гора и так [мы] написали (прим. Вахушти)). И как увидел своих воинов разбитых и бежавших, омрачился сильно и приказал [воинам] Кара-Койнлу выступить и вступить в бой. Обошли они быстро грузин с тыла и атаковали сильно. Хотя усталые и нагруженные добычей грузины бились жестоко, однако за грехи наши [войска] царя Давида были побеждены.

И возвратился царь в Картли, а Луарсаб переправился через Мтквари вблизи от Караиа и прибыл к отцу своему. И вновь собирался царь собрать войска для [продолжения] войны и обороны, надеясь на выдержку Тбилиси. Однако шах-Исмаил, который после битвы подошел к Тбилиси, обещал крепостной голове награду большую и голова отдал городскую крепость.

Вступил [шах-Исмаил], разбил иконы и кресты и ограбил и бросил в Мтквари икону Сионской богоматери (которую потом нашел господин Леван в Навтлугской роще), разорил город и пленил [жителей], построил мечеть у моста, в верхней крепости поставил воинов своих и занял [ее] для себя. Затем послал из Тбилиси отряды в качестве грабителей и разорили Самцхе, кого только нашли. Затем отступил и ушел в Персию.

А царь Давид с собранным войском намеревался нападать и вредить войскам шаха, однако так как шах уходил, счел за лучшее атаковать крепости, которые захватил шах. Затем послал царь отряды и истребил окрестные татарские [кочевые] племена и не прекращал борьбу с [крепостью] Тбилиси.

А лета Христова 1523, грузинского 211, татарского 930 умер шах-Исмаил, сел сын его шах-Тамаз 10 лет. Он еще не мог воевать и [ходить] в поход.

Затем подступил царь Давид к Тбилиси, взял его, истребил кизылбашей, еще взял Агджакала, разрушил ее и пригнал татар и занял границы свои все. [34] 

После этого обдумал царь Давид изменчивость мира и несчастия свои, оставил царство и постригся в монахи. И остались три сына от царицы Тамар — Луарсаб, Деметре и Рамаз. Однако дал царство брату своему Гиорги, а сам царь Давид поступил в монастырь в Тбилиси же и после скончался монахом лета Христова 1525, грузинского 213.

81-й царь Гиорги, царствовал 10 лет

После пострижения царя Давида воцарился брат его Гиорги лета Христова 1524, грузинского 112, благословился в Мцхета в присутствии каталикоза, епископов и дидебулов.

Этот Гиорги царь более, чем царь Давид, сблизился с господарем кахов Леваном и относился к нему с любовью, также [сблизился он] с царем имеров Багратом, а атабага Кваркваре держал в подчинении своем. Занял он границы свои и жил в мире.

Преставился каталикоз Дорафеоз и посадил царь брата своего Мелхиседека.

После этих [событий] присылал султан Сулейман посла к этим трем царям — Гиорги [царю] картлийцев, Баграту [царю] имеров я Левану [царю] кахов о том, что «место веры вашей, Иерусалим захватили неверные, придите и изгоните их и владейте себе». (Сие совершил султан по той причине, что воевал на западе, во вторых — так как враждовал он с шахом, сыном шиха, чтобы завладеть этим всей Грузией и [грузины] не примкнули бы к шиху).

Услышав это, цари собрались с радостью с войсками своими, ибо были в твердой любви, и пришел к царю Гиорги атабаг Кваркваре и отправились уповая на бога. Прибыв в Иерусалим, находящиеся там спросили: «скажите [кто вы], если враги, кажетесь нам малочисленными, а если гости, много вас». А цари ответили: «собираемся отвоевать эти места». Услышавшие выступили из города Иерусалима и сразились друг с другом и была битва сильная. Одолели [воины] Грузии и обратили в бегство и погнались за ними в город, захватили город, истребили и выгнали их, а остатками завладели и взяли добычу и пленных. Узнал все это султан, выслал им дары превеликие и [подарил им] святые места, могилу Христа, Голгофу, Вифлеем и (Монастырь Креста. А цари освободили их и возвратились победителями и возвратились в свои царства.

А царь Гиорги укреплял страну и воевал с татарами и порой жил в мире. [35]

А лета Христова 1529, грузинского 217 пришел султан Сулейман (Татарского 936, умер Махмад II, в 1480, сел сын его Баязид, умер Баязид в 1510, сел сын его Селим, умер Селим в 1520, сел сын его Сулейман, он захватил Ереван (прим. Вахушти)) к Еревану и взял его. И впали в страх от этого жители Грузии, однако помиловал господь и возвратился султан в Багдад. А царь Гиорги царствовал в доброте [и] любви [и] единстве с царями имеров [и] кахов и атабагом. Но затем и он оставил царство и, не имея сына, отдал царство племяннику своему Луарсабу, а сам поступил в монастырь и постригся в монахи.

82-й царь Луарсаб, царствовал 24 года

После оставления царства царем Гиорги благословился Луарсаб, сын Давида, в Тбилиси царем лета Христова 1534, грузинского 222. А был сей Луарсаб доблестным, мужественным, бесстрашным, верующим, боголюбцем, в богословском [и] воинском [делах] совершенным. Начал он беспокоить татар наиболее всех и изгонял их в укреплял крепости.

А лета Христова 1535, грузинского 223 пленил царь имеров Баграт атабага Кваркваре и захватил Самцхе. Огорчился этим царь Луарсаб, однако ничем не смог помочь, но захватил царь Луарсаб Джавахети и его части.

После умер каталикоз Мелхиседек, посадил царь каталикозом Германа и [епископом] Мровели Гедеона. А после шаха Исмаила начал воевать шах Тамаз лета Христова 1532, грузинского 220. Разбогател он и захватил страны больше отца своего. А лета Христова 1536, грузинского 224 пришел тайком в Ганджу с сильным войском. В это время царь Луарсаб был в Тбилиси. В тот вечер умер малолетний сын царя и отвезли в тот же вечер и проводили любимого сына царь и царица и похоронили в Мцхета. И на рассвете подкравшись, вступил шах Тамаз в Тбилиси, чтобы схватить царя. Однако избавил царя бог [от пленения] по причине сына. А шах Тамаз сжег Тбилиси. Тогда убоялся голова Тбилисской крепости шаха Тамаза и [также] царя за сожжение Тбилиси, вышел из крепости и явился к шаху Тамазу. Видевшие это стражи крепостные некоторые ушли, а другие явились к шаху. Он заставил всех отречься от Христа и сделал мусульманами и в Тбилисской крепости поставил [36] своих стражей кизылбашей, а сам ушел опять в Карабаг.

В то время владел Самцхе царь имеров Баграт. Явился он в Карабаг к шаху, а Луарсаб не посмел воевать, так как шах пришел внезапно и жители Картли все укрылись наскоро, однако защитил он страну от пленения.

После этого постригся в монахи Баграт, дядя царя, владетель Мухрани лета Христова 1539, грузинского 227 и оставил сыновей Вахтанга, Арчила, Ашотана и Ерекле, а владетельцем Мухрани стал Вахтанг.

А после ухода шаха царь Луарсаб снова начал нападать на Тбилиси и в окрестностях истреблял татар, ибо дал бог победу ему над ними многажды, а затем взял и Тбилиси и занял его.

Затем лета Христова 1539, грузинского 227 армяне ошиблись в Воскресенье.

А когда царь имеров владел Самцхе, пришли османы войной на Баграта в Басиани. Попросил тогда Баграт царя Луарсаба помочь против них и [предложил ему] самому занять восток от Мтквари. И хотя Луарсабу царю никто не помогал [в борьбе] за усиление свое, однако беспокоило Луарсаба порабощение Грузии, расчленение и раздор среди своих от врагов, чтобы [страна] не стала мусульманской. По этой причине собрал войска и выступил на помощь Баграту и прибыл в Басиани. При построении войска Луарсаба пожелали быть в передовом полку. Тогда месхи сказали: «Исстари мы бывали в передовом полку и ныне земля наша и нам это положено». Однако не согласились картлийцы с этим. Поэтому отомстили месхи и не помогли и пали грузины многие, а месхи ушли. Из-за такой зависти потерпели грузины поражение лета Христова 1545, грузинского 233. И вернулся царь Хуарсаб в свое царство.

После этого сговорились царь Луарсаб и господарь кахов Леван, убил Леван Асан-бега и сообщили об этом месхам, присоединились они тоже и начали нападать и разорять Ганджу, Шах-Ширван и Адрабаган многажды и забирали добычу и пленных премногих, ибо шах Тамаз был занят.

А после пришел шах Тамаз в Ширван для рассмотрения тамошных дел лета Христова 1548, грузинского 236, татарского 955, затем направился оттуда в Тбилиси (потому что захватил царь Луарсаб и владел им). Пришел шах, разрушил Тбилиси и истребил [37] оставшихся и поставил в крепости стражу больше прежнего. А из Тбилиси послал к атабагу, подчинил и его, стал его сватом и ушел в Персию.

Однако царя Луарсаба огорчило подчинение шаху господаря кахов Левана и атабага, так же как [огорчило это] некоторых знатных месхов по имени Иджу, Шермазана и Вахушти Диасамидзе, призвали они царя Луарсаба, пришел царь с войском и отнял у атабага Самцхе, Джавахети, Кола и Артааии и завладел ими. Обо всем этом атабаг известил шаха и шах Тамаз выступил быстро на помощь, прошел и разорил Шаки, прошел через Картли, Сомхити, не смог царь Луарсаб противостать, иступил и замял [шах] Самцхе, схватил Иджу и Шермазана и казнил их, а других пленил, прошел Сомхити и выступил на Ереван.

Хотя царь Луарсаб и попадал в затруднения из-за такого насилия, однако и дальше не отказывался от борьбы с татарами, ибо улучив время, нападал [на них], истреблял и захватывал добычу с пленными и совершал это многажды. А когда время бывало неподходящее, укреплял замки и крепости в горах и долинах и воевал он таким образом.

Затем выступил султан Сулейман. Услышал об этом шах Тамаз, пришел и стал в Артаани, разорил Самцхе, взял и погромил Кари, потом ушел из Самцхе, разорил Триалети, Сабаратиано и осадил Биртвисскую крепость. (И потому шах враждовал с царем Луарсабом, что не покорялся он ни шаху и ни султану, чтобы и другие, подчиненные ему, не усилились и не оставили Христа).

Тогда шах Тамаз, не сумевший взять Биртвиси, придумал коварное [дело], обещал благо и дары большие защитникам крепости, этим соблазнил их и отдали те крепость. А он отступился от клятвы и истребил и пленил их. Затем пришел и подступил к Гори, разрушил его тоже и Верийскую крепость и другие. После подступил к Атенской крепости, взял ее и вывел оттуда мать царя Луарсаба и жен многих знатных лета Христова 1556, грузинского 244, отступил и захватил [с собой] всех пленных и также мать царя. Узнал об этом находящийся в Мтиулети (В другой хронике написано об уходе царя Луарсаба в Имерети и мы поэтому написали «Имерети» в его свитке (прим. Вахушти)) царь Луарсаб, погнался за шахом, догнал [его] со своим войском и истребил многих, однако матери не смог помочь, захватил большую добычу и возвратился. [38]

Прибыв [на место], мать царя Луарсаба, предчувствуя обесчещеяие свое, выпила яд и умерла.

Тогда же посадил шах бегларбегов и их подчиненных в Рани, Мовакани и Ереване, посадил также ханов (которые суть: бегларбег — эриставтэристави, хан — эристави, султан — хевисбери), приказал им в случае нападения царя Луарсаба на Тбилиси, выступить всем на помощь.

Тем не менее изгнал царь Луарсаб татар и занял Картли и Сомхити и все крепости, кроме Тбилиси и непрестанно нападал на Тбилиси. Защитники Тбилиси сообщили об этом ганджинскому бегларбегу Шаверди. И собрал он под собою подручных ему и всяких других вышеназванных и выступил в Картли. Узнав об этом, царь Луарсаб с войском своим стал в Гариси, чтоб завлечь их в укрепления. Так как был он стар и были у него сыновья Свимон и Давид, дал он Свимону войска свои, и сам [царь] с немногими старцами и епископами стал в Гариси. Выступил Свимон и схватился с кизылбашами и был бой жестокий, истребили грузины кизылбашей и обратили в бегство и гнались и захватывали добычу. Тогда бежавший Шаверди увидел стоявшего царя и был бессилан уйти [и] от страха за спасение свое напал на немногих [из свиты царя], чтобы [прорвать их и] убежать. Тогда ободрились старцы, ровесники царя, как юные [атаковали и] истребили и погнали персов.

Тогда встретился с царем Шаверди-хан и у царя были сломаны сабля и копье в битве, толкнул [царь] конем Шаверди-хана и переехал через него. И погнавшись за другим, провалился у него конь в трещину и упал конь вместе с царем на землю. Подскочил персиянин именем Зирак и вонзил меч в царя сильно. А воины царя истребили кизылбашей полностью и не ведая об этом, возвратился царевич Свимон с победой и добычей, и увидев царя в таком состоянии, опечалился сильно.

После недолгого времени преставился царь Луарсаб лета Христова 1558, грузинского 246, причисленный к лику святых, яко Горгасал. Ибо царь сей воевал все дни свои с мусульманами, чтобы не оставили грузины Христа. И если бы он покорился им, было бы сомнительным [что не случится это], ибо мужеством своим принес он землям победы многажды и крепость. Отвезли (царя] и похоронили в Мцхета. [39]

83-й царь Свимон, царствовал 34 года

Воцарился после царя Луарсаба сын его Свимон и благословился царем в Мцхета. А каталикоз Герман был усопшим и царем же Луарсабом был посажен Николаоз. Умер каталикоз Николаоз и сей царь Свимон каталикозом посадил Доментия. А в жены царь Свимон привел дочь господаря [кахов] Левана, Нестан-Дареджан, рожденную от дочери шамхала, и справил свадьбу лета Христова 1559, грузинского 247. И занял все [земли], которыми владел отец его, кроме Тбилиси.

В ту пору Арчил, сын Баграта Мухранбатона, нападал на Тбилиси и сильно вредил его предместьям. В один день вышли из Тбилисской крепости воины-кизылбаши, напали на стаявшего в Сапурцле [Арчила], был Арчил побежден и схвачен со всем чадом лета Христова 1560, грузинского 248 и увезли их к шаху.

Не считая этого [события], было у царя Свимона три мирных года. И после пригласил он шурина своего Гиорги, чтобы воевать с персами и встретились в Цихедиди. Узнав об этом, Шаверди-султан выступил с войском и прошел [вое] земли незамеченным, ибо Гардабани был незаселен и они же владели Тбилиси, а дозор царский [в составе] царского слуги Германозишвили и других стояли на Девиснамухлари. Но в ту пасхальную ночь поднялись они в Мухатгверди, чтобы послушать службу праздничную. И в бытность их там прошли кизылбаши и напали внезапно на царя Свимона. Разгорелась битва сильная и ожесточенная и погибло большинство персов. И убили Гиорги, сына господаря кахов Левана лета Христова 1561, грузинского 249 и обратились в бегство кахи и погибли картлийцы тоже многие, только из [фамилии] Амилахвари погибли девятеро (по этой причине пожаловал царь им верхнюю церковь в Мгвиме). Видя [это] царь Свимон тоже отступил побежденным, а кизылбаши ушли с победой.

В том же году напали пховцы на Мухрани, но Ашотан, сын Баграта Мухранбатона, сразился с ними и побил их и обратил в бегство, но сам тоже был убит ими.

84-й царь Даудхан, царствовал 8 лет

 И как увидел Давид, брат царя Свимона, поражение от персов, ушел в Персию, ибо был человеком плотоядным, блудником и стал изменником страны и прибыл к шаху. Шах Тамаз пожаловал его и омусульманил и нарек Даудханом и называл его сыном своим, дал ему в награду 2000 туманов, кафтан, пояс и [40] кожу с соболью, таджи (Таджн есть корона их, которую оборачивают тяжелой, златотканной белой шелковой тканью я украшают двенадцатью венцами (прим. Вахушти)), златотканные [материи], саблю кинжал и браслет жемчужный и коня оседланного золотом, все осыпанное камнями, кувшин и чашу золотую, что было впоследствии узаконено и подносилось царям Картли. Направил [шах Даудхана] царем Картли с большим войском, вступил он в Тбилиси и был с ним ганджийский хан.

Не мог с этим мириться царь Свиман и картлийцы все. Поэтому собрал царь Свимон войска и стал в Дигвами. Услышав об этом, выступил Даудхан с войском кизылбашей [и тех] грузин, которые явились к нему. Напал царь Свимон лета Христова 1567, грузинского 255, потерпел поражение Даудхан и истребили его воинов и вновь вошел в Тбилиси. Тогда подступил царь к Тбилиси, а притесненный Даудхан из крепости сообщил об этом Усеин-бегу спаспету [племени] Карамлу и потребовал подмогу. Известившийся Усеин-бег вступил в Тбилиси незамеченным, а царь поднялся в Табахмела. Расхрабрился этим Даудхан, вышел с войском и сразились у Самадло лета Христова 1658, грузинского 256. Вновь взял верх царь Свимон и истребляли царские воины грузины бежавших [врагов]. Вернулся царь и вновь стал в Табахмела. Так как укрылся Даудхан опять в Тбилиси, предложил царь Свимон грузинам, бывшим с Давидом в крепости уйти от него, однако не захотели они.

После того разуверился царь в взятии Тбилиси и отступил, а Даудхан сообщил шаху Тамазу обо всем. Тогда написал шах бегларбегам Шемахи и Ганджи и прислал дары большие, чтобы призвали шамхала с лезгинами и черкесов. И дали им дары и призвали их и собрались все вместе и пришли в Хунам. Услышав об этом, царь Свимон с собранным войском стал в Ацуфи и подошли они к Парцхиси. Тогда сбежал Кахабер Корганашвили [к ним] и заверил кизылбашей [в победе] над царем, ибо страшились они сильно [царя.] Привел он [кизылбашей] и сразился царь с ними в Парцхиси. Был бой жестокий и погибли многие татары и бежали скороспешно. Однако осмелел царь, погнался за их отрядом, пронзил копьем всадника и сбросил его и рассек отряд их и напал на другого. Узнал его Кахабер Корганашвили и сказал кизылбашам: «Вот царь, схватите его!» В ту же минуту [41] окружили его и схватили сражавшегося мужественно царя Свимона лета Христова 1569, грузинского 257 и увезли, а грузины разбрелись каждый к себе.

И посадили персы Даудхана в Тбилиси царем и ушли и доставили царя Свимона к шаху Тамазу. Пожаловал он [царя] и предложил оставить Христа, но он не захотел. Поэтому заключил [царя] в Аламутскую крепость. Затем и Арчила с семьей заключил в Шираз лета Христова 1573, грузинского 261.

А Даудхан занял Картли, однако некоторые мтавары отложились [от него] и не подчинялись.

И обосновался Даудхан в крепости Квеши и наслаждался плотью, и бывал иногда в Тбилиси, не заботясь о душе и стране. Ничем Даудхан не жаловал царицу, супругу царя Свимона. Видя это, Амилахори и Ксанский эристави (в угоду Александру, господарю кахов, ибо Амилахори был тестем Александра, а Александр враждовал с сестрой из-за своих братьев и жена Даудхана тоже была родней Александра) напали на царицу царя Свимона, жившую в Кавтисхеви и отняли имущество полностью и забрали добычу, чего нельзя было делать (тогда говорили в народе: «Горе животу царя Свимона!»).

А спаспет Сачино Бараташвили не ссорился с Даудханом и шел с Коджори. С ним встретился Кахабер Корганашвили. Схватил его [Сачино] и сказал: «Если измена царю и стране является благом, испытай ныне ты!» И бросил его со скалы Гуликари (тогда в народе появилась о нем поговорка).

А об отторжении шахом Тамазом Самцхе и разделе страны между ним и султаном напишем в ином месте, так как в ту пору [шах] не приходил в Картли.

Затем умер шах Тамаз лета Христова 1576, грузинского 264, татарского 984. Посадили шахом сына его Исмаила. Сей шах Исмаил отпустил царя Свимона, а также Арчила с семьей из Шираза. Однако из-за кровной мести [того, что он был] сунитом, кизылбаши убили шаха Исмаила лета Христова 1577, грузинского 265, татарского 985 и посадили шаха Худабанду.

Во времена же этого шаха выступили войска султана и захватили Ереван, Ганджу и Тавриз, ибо был шах Худабанда слепым и ничтожным и немощным. [42]

Выступление Лала-паши (Умер Сулейман в 1566, сел сын его Селим. Умер Селим в 1575, сел сын его Мурад. Он отправил Лала-пашу. Этого Мурада считали за еврея, которого везир произвел в султаны (прим. Вахушти))

Затем лета Христова 1578, грузинского 266 появилась комета. В этом же году выступил Лала-паша с сильным войском султана Мурада. Прошел он Самцхе и подошел к Тбилиси. Не смог противостать ему Даудхан, поджег Тбилиси и ушел в укрепления. Поэтому Лала-паша собрался послать войска во Внутренний Картли и [для захвата] царицы. Тогда Вахтанг Мухранбатони был на правах царевича правителем Картли и все ему подчинялись. Привел он Бардзима Амилахвара и Элизбара Ксанского эристава к Лала-паше и спас Картли и народ от истребления.

А Лала-паша пожаловал им свои вотчины и на четвертый день отпустил с честью. Однако жители Сомхити нанесли большой урон османам и побили многих.

Затем Лала-паша послал воинов в Имерети и встретили их имеры на Лихской горе. В этой битве участвовал Эрекле, сын Арчила. Побили [имеры] многих османов и обратили их в бегство. А в Эрекле попало 11 сабель [-ных ударов], 40 стрел, но панцырь и шлем не смогли пробить, хотя и убили азнауров его. А османы спаслись немногие. Затем вновь прислал Лала-паша в сентябре войска в Имерети, а имеры побили их на той же горе и бежавших османов встретили картлийцы и истребили большинство [из них].

После [этого] ушел Лала-паша в Ширван и, возвратившись оттуда, стал в Мухрани. Тогда, [так как] шах Худабанда ничего не мог [с этим] поделать, мать его (которая была дочерью Отара Шаликашвили) обернула саблю вуалью и прислала царю Свимону (по обычаю грузин) и велела сказать: «Выбирай, какую хочешь и иди в свою страну с дарами большими и воюй с османами».

Отправили [царя] и дали ему сказанное выше [дары, выданные] Даудхану и вдобавок девять тысяч туманов и всех пленных Грузии, находящихся там. Увидев, что кизылбаши отвернулись от него, Даудхан связался с Лала-пашой и уступил ему все крепости Картли и сам отправился к султану в Стамбул и после некоторого времени Даудхая скончался там. А османы захватили Картли, превратили Тбилиси в пашалык, восстановили Гори и сделали санджаком, в Самшвилде разрушили церковь купольную, так как [43] там османам причинили много вреда, и укрепили Самшвилде и Дманиси.

Возвращение царя Свимона из Персии

В этом же году пришел царь Свимон в октябре и привел Арчила, сына Баграта и всех пленных картлийцев и стал в Сомхити и связался с Лала-пашой. Но [так как] царь болел, не смог повидаться с Лала-пашой. После этого ушел Лала-паша из Мухрани в Самцхе, а царь Свимон занял Картли, ибо желали его картлийцы. Затем [царь] взял Лоре, Гори и все крепости Картли, кроме Тбилисской. Намеревался тогда царь Свимон отомстить Амилахору и Ксанскому эриставу, но Вахтанг Мухранбатони по вышесказанной [причине] заступался [за них] перед царем Свимоном. Рассердился царь и в том же году арестовал Вахтанга по подозрению и заключил в крепость Кехви. Затем пленил Бардзима Амилахора тоже. Побоялся Ксанский эристави Элизбар и взмолился царице, возвратил ограбленное полностью и разное другое, также [преподнес] Ахалгори, Меджвда, а Амилахори — Каспи и Карби. Простила царица и попросила царя помиловать их. Царь также простил и заставил поклясться на верность. Потом отпустил и Вахтанга.

Узнав о делах Свимона, Лала-паша прислал Манучара с мирмаром и из-за Свимона не смог вступить в Картли и напали на Садгери и сожгли его. Попортились сокровища церковные, однако пленить никого не сумели. Снова Манучар пришел с санджаком, по вражьему разорил Картли и ушел.

А господарь кахов Александр чувствовал неприязнь к царю Свимону из-за сестры своей, и Даудхан несомненно был с ним в родстве, а также Амилахори был его тесть. Напал [Александр] без извещения на стоявшего в Дигвами царя Свимона лета Христова 1580, грузинского 268. Тогда Свимон, не имея войск, спасся бегством. И Александр обесчестил царицу, сестру свою, надев на копье подштанники царицы и ушел. Содеял [Александр] непристойное и неподобающее, яко вор.

Разгневанный царь Свимон собрал войска и велел передать Александру: «Содеял ты дело непристойное, ибо если совершил бы [это] иной, ты должен был мстить. Теперь готовься к бою назавтра, ибо буду мстить». На следующий день пришел [царь Свимон] на Александра, стоявшего в Чотори, вышел он тоже на встречу и разгорелся бой сильный и Александр обратился в бегство. Тогда пленили всех знатных [44] кахов и захватил добычу его, возвратился [оттуда] и привел кахов в Мцхета и заставил их всех поклясться: «Пусть бог никогда не даст победу кахам над картляйцами». Затем одарил и отпустил всех.

В этом же году умер Вахтанг Мухранбатони.

В октябре этого же года Кваркваре и Бека атабаги напали на Лоре, разорили и ушли.

После этого пришел Махмад-паша или Синан и войска его взяли Лоре. И взял он Горийскую крепость, поставил стражу и сам стал в Мухрани. Также царь имеров Гиорги по слову паши напал на Верхний Картли, за ним последовали Дадиани и Гуриели, [и] не найдя бежавших [жителей], сожгли ту и эту сторону и ушли. А царь Свимон не погнался за ними, а напал на Синан-пашу в Мухрани с войском своим и разгромил его войска. Убежал паша и вошел в Тбилисскую крепость в 1581, грузинского 269. Затем вновь собрал царь войска и призвал жен знатных своих. Взял с собою царицу и их и поднялся на Лило, послал воинов немногих, чтобы захватить стада тбилисские, и свершили они приказанное [царем]. Тогда вышли из Тбилиси в погоню большие отряды турок и когда вышли на удобное место, атаковал их царь со своим войском, смотрели женщины и домочадцы многие, [как царь] истребил и обратил османов в бегство и немногим удалось войти в Тбилиси. Погнались грузины за ними до ворот, однако не смогли захватить крепость и вернулись с добычей.

Затем с собранным войском пришел царь в Лоре, встретил его паша [начальник крепости], атаковал царь и истребил большинство их, однако крепость не смог отнять, но захватил пещеры лета Христова 1582, грузинского 270.

И увидели атабаг Кваркваре и брат его Манучар усиление Свимона, связались с ним и породнились, пришел Манучар к царю Свимону и в том же году отдал царь дочь свою Елену в жены Манучару, справил свадьбу и возвратился Манучар в Самцхе.

В том же году подступил царь к Лоре и взял его 1 апреля. Затем вернулся и стал в Табахмела. Узнал об этом Синан-паша [и] вышел из Тбилиси, чтобы напасть на войско царя. Проведал царь Свимон и атаковал смело, дал бог победу [царю], истребил их и погнал остатки, вбежали опять в Тбилиси. Говорят, воин с конем свалился со скалы Табахмела и оба остались живы. Тогда приступил царь Свимон к Тбилиси и спустя немногое время взял и перебил османов [45] всех лета Христова 1583, грузинского 271. Затем подошел к Самшвилде, ночью незаметно направил воинов через Курдискари, перебили османов и захватил крепость и разгромил [османов] и занял ее царь. Дошли эти вести до султана, выслал большие войска, пришли к Лоре и взяли его, затем вступили в Картли и стали в Хатис-сопели. Тогда явился к ним царь в качестве посла, говоря: «царь Свимон велел передать, что хватит [с нас] столько крови, сотворим мир между нами и покорюсь вам, ибо так лучше для меня и также для вас». Обрадовался паша и обещал мир. А этим разведал царь и в ту же ночь выступил царь с войском, ночью же спустился с горы Хатис-сопели и утром атаковал сильно, разбил их и истребил и немногие сумели бежать. Возвратился [царь] с добычей в Тбилиси.

Затем подступил к Дманиси, ибо занимали его османы же, спустя немногое время его также захватил и занял все крепости, кроме Гори и Лоре. Прогнал [царь] османов из Картли и после этого ничего не смогли приобрести и не смели приходить османы.

В это время явился атабаг Манучар перед царем Свимоном и взял жену свою Елену, дочь царя Свимона, и ушел в Самцхе. И установился мир, так как не воевал [царь] уже с османамы, и примирился с Александром, господарем кахов, ибо сыновья их были двоюродными братьями и любили друг друга.

И схватили кизылбаши шаха Худабанду лета Христова 1586, грузинского 274, татарского 995 и посадили сына его восьмилетнего шаха Абаза. И завладел он Персиею, кроме Багдада и Адрибежана. А лета Христова 1587, грузинского 275 пришел шах Абаз в Ганджу, построил Ганджу и ушел.

В этом же году помог царь Свимон атабагу Манучару на османов, однако царю не дали биться с османами, так как у Манучара османами были взяты заложники. Тогда разорил царь непокорные Манучару области и возвратился в Картли.

В этом же году прибыл сбежавший Манучар и поставил [его] царь в Ахалдаба у Мтквари.

Затем лета Христова 1588, грузинского 276 выступил с собранным войском царь Свимон в Самцхе, истребил противников Манучара и посадил [Манучара] атабагом. Сам царь возвратился.

В это время, не воюя больше с внешними врагами, припомнил [царь Свимон] гнев на Гиорги, царя имеров и решил захватить Имерети, ибо Левану не [46] очень подчинялись [имеры]. С этой целью связался [Свимон] с имерами и дали некоторые [из них] твердое обещание [помочь]. Затем с собранным войском перешел в Имерети. Тогда Леван созвал войска и стал в Гопанто, однако не помогли ему Дадиани и Гуриели. Подошел царь Свимон и сразились друге другом, [после] сильного бая Леван был побежден лета Христова 1588, грузинского 276 и укрылся в крепости. А царь Свимон занял Имерети и взял у них заложников, возвратился с заложниками и прибыл в Картли, ибо беспокоился за Картли из-за османов, стоявших в Горийской крепости.

А Леван пришел и вновь занял Имерети и захватил крепости, полученные Свимоном. Однако пленил Дадиани царя Левана и посадили Ростома. У него тоже отнял Гуриели Кутатиси и отдал Баграту. Узнал об этом царь Свимон и вступил с войском в Имерети, захватил крепости и вывел из Кутатиси Баграта и занял Имерети, забрал вновь заложников и вернулся опять в Картли. Однако вновь с помощью Дадиана занял опять Ростом Имерети и взял Кутатиси. Услышав [это] вновь пошел царь Свимон с войском большим и пушками большими и украшениями всякими. Вступив в Имерети, захватил крепости Свери, Сканда, Квара, а Ростом не смог воспротивиться и убежал в Одиши. Подошел царь Свимон в Кутатиси и его тоже взял. Затем направился к Одиши, чтоб захватить Ростома и стал в Опшквити.

Тогда прислал Дадиани к царю Свимону [человека] для заключения мира, сказавшего: «Отдай Ростому Имерети и владей в полной покорности нами, как своими [поданными]». Однако осмелевший победой и множеством имеров и картлийцев, царь Свимон разгневался на него и велел передать: «Иду войною и если можешь, встречай, [а] если дашь Ростома, отступлю и не причиню вреда земле твоей».

Слышавший это, Дадиани вместе с Ростомом напал утром на царя Свимона и разгорелся бой сильный. Узнал царь Свимон о бегстве воинов своих и потребовал [коня своего] Шурдана, ибо во время поражения садился на Шурдане, а во время побед на Палавана. Сказал тогда [царю] Туркестанишвили: «О царь, неужели пришла пора бегства», налетел Туркистанишвили, нанес удар копьем всаднику [противника] и сбросил на землю. Однако обратились в бегство [воины] бывшие с царем лета Христова 1590, грузинского 278. [47]

Прибывшему в Колбеури царю сказывала [крестьянская] женщина: «Ныне трезв царь, пусть заберет с сабою сына моего», ибо когда проходил царь [Колбеури], сказал тогда [ей]: «Пьян я от людей, не хочу сына твоего». Кающийся из-за этих содеяний, пришел царь Свимон в Картли.

А в Кавтисхеви уставшего царя принимала [крестьянская] женщина и, не признав в нем царя, спрашивала у царя о картлийском войске из-за своих мужа и сыновей [находившихся в нем]. Царь ответил [что] не ведает о них и [что] царь находится в добром здравии. Тогда женщина благодарила бога: «Раз царь жив, пусть все они будут [погибшими] вместо него». (Впоследствии царь даровал ей дворянство за это слово).

В это же время собрал царь оставшихся воинов Картли, ибо из крепости Лоре выступили османы и, считая царя [ушедшим] далеко, буйствовали в Ташири. Напал на них внезапно царь Свимон, побил всех, захватил и занял крепость Лоре тоже.

[Затем] вернулся [царь] в Тбилиси и помирился с Ростомом, возвратил ему заложников из Имерети и взял у него оставшихся на поле битвы знатных, азнауров и крестьян и стражу крепостную.

После направился царь Свимон к Гори и стал в Горисджвари, выкурил гашиш (ибо пристрастился в плену) и пил вино, захотел зелень из сада, говоря воинам своим: «Неужто не стыдно вам, ибо желаю зелени, вижу глазами и не могу отведать». Выслушав сие, воины подошли к Гори, чтобы принести зелень, вышли из крепости османы и завязался бой, погибли многие, хотя больше убивали пушками из крепости. Тогда убили племянника деда царя, спаспета передового [полка] Гоча (ибо был этот Гоча сыном Гиорги, Гиорги сын Константина, Константин сын Александра, Александр сын царя Константина, и из-за него, Гоча, детей его нарекли Гочашвили). Преподнесли царю зелень и упрекнули его в гибели воинов. (После того прозвали царя Свимона безумным, а мусульмане звали Дели Свимоном).

После нескольких лет [царь Свимон] вновь подступил к Гори и бился девять месяцев, затем взял Горийскую крепость и отпустил османов, не причинив вреда лета Христова 1599, грузинского 287 и освободил Картли от османов.

Однако услышал об этом султан [и] прислал Джафар-пашу со многими войсками. Пришел тот и [48] стал в Нахидури, а царь Свимон со своим войском стоял у Сагирашени. Оставил царь там войско свое и пошел сам с двенадцатью воинами и трубачем для разведки османов.

Подойдя к Нахидурской малой церкви, чтобы обозреть и обдумать — как напасть на них на следующий день, велел трубачу протрубить, чтобы узнать готовность. Услышав звук трубы, османы приняли это за нападение [грузинских] войск и начали вооружаться и садиться на коней. Видя это, царь повернул быстро, а османы погнались [за ним]. Но прискакав в Парцхиси, провалилась [у царя] лошадь в топь, напали османы и пленили царя Свимона лета Христова 1600, грузинского 288 и взяли и привели к паше, а он снялся быстро и ушел.

Узнал об этом сын царя Гиорги, погнался за османами, однако ничего не добился, повернулся [и] возвратился в Картли. А османы взяли Лоре, поставили в нем стражу и сами отправились и привезли царя Свимона в Стамбул.

Тогда Гиорги занял, кроме Лоре, весь Картли и крепости в нем, затем послал [людей] в Стамбул, чтобы вызволить из плена отца своего. Но султан предлагал царю Свимону платить дань и покориться, «на этом отпущу». Однако не пожалел царь Свимон [наложить] на Картли дань. Тогда потребовали от Гиорги выкуп за царя. И Гиорги послал сокровища [и] клады отца своего и церквей и монастырей и знатных грузин. И привезя все это в Стамбул, [нашли грузины] царя Свимона умершим, отдали им усопшего [царя] османы и отняли сокровища. Хотя свершил царь Свимон [дело] непригожее, ибо обложил крестьянский дым ефимкой и этим скупал осов, кавказских [горцев], черкезов и отсылал их к шаху.

И оставил царь Свимон сыновей Гиорги и Вахтанга. И привезли после царя Свимона и предали земле в Мцхета.

85-й царь Гиорги, царствовал 3 года

После кончины царя Свимона сын его Гиорги благословился царем в Тбилиси лета Христова 1600, грузинского 288. После собрал [царь Гиорги] войска и подступил к Лоре лета Христова 1601, грузинского 289, взял его и занял. После этого пришел шах Абаз и подступил к Еревану лета Христова 1602, грузинского 290, татарского 1012 и призвал [к себе] царя [Гиорги] и господаря кахов Александра. Собрали они войска и прибыли в Ереван к шаху. Осадили [49] Ереван войска шаха Абаза с трех сторон и с одной стороны стали они [грузины]. Через несколько дней шах Абаз велел войскам атаковать крепость. Тогда [воины] грузинские раньше персов ворвались в крепость, разгромили и захватили город. Затем вошли персы и занял город шах Абаз.

После этого обратился шах Абаз к царю Гиорги: «так как султан был моим врагам, но более твоим, и раз победа одержана моими силами, то пригоже тебе отдать мне в награду Лоре с рекой Бердуджа». Огорчился сильно царь и ответил: «ожидал я в награду другого города тоже за службу отца моего, а не отнятия своих границ». Ибо шах Абаз был коварным и желал умаления Картли, а еще сбежавший эристави Лоре, принявший мусульманство, советовал шаху лишить этой большой силы Картли, чтобы отдать ему Лоре и для прихода [туда] реку Бердуджа. Пожаловал [взамен шах царю] Пуштукуни и Хвин и триста туманов в Лайджане ежегодно. Обезоруженный этим, отдал царь Гиорги [шаху] Лоре. Затем шах одарил его премного. (Говорят, когда поднесли царю халат от шаха, не снял он своей одежды, а одел поверх нее. Сказали ему знатные, что не подобает шаху это и обидится, а царь отвечал: «ничего вы не знаете, если я поступлю так, еще потребует поступать по его воле и поэтому так лучше»). И отправил [шах царя] в Картли. И так отплатил шах Абаз царю Гиорги за верность отца его.

А затем, в это же время возникла смута между сыновьями господаря кахов Александра, когда они гостили у царя Гиорги, ибо сыновья Александра были двоюродными братьями Гиорги.

Спустя немногое время после этого преставился царь Гиорги лета Христова 1603, грузинского 291, привезли и предали земле в Мцхета.

86-й царь Луарсаб, царствовал 12 лет

А после Гиорги воцарялся сын его Луарсаб и благословился в Мцхета и занял Картли. И были Картли и царь весьма скудны сокровищами, так как все было отдано за выкуп царя Свимона. Однако пребывал он в покое, ибо кахи относились по-родственному и шах был занят и жаловал [его] и султан также был занят. После этого шах Абаз обратился к царю Луарсабу с просьбой дать ему в жены сестру Тинатин. Выдал он ее и увезли с большими почестями и дарами.

В эту пору усилились мтавары и ущелья и земли захватили для себя и более всех [усилился] Саакадзе [50] Гиорги, моурави Тбилиси, Кцхинвали и Двалети. И стоял царь Луарсаб в Кцхинвали, ибо время от времени объезжали они свои земли. А этот моурави Гиорги был мужественным, доблестным, сильным и отважным, бесстрашным, коварным, шептуном и вероломным. Всегда он кого-либо язвил и не унимался. Узрел это царь и спросил: «почему не перестанешь язвить и кем хочешь стать?» По сей причине взмолился моурави [епископу] Доменти Мровелу: «предупреждают о предании меня смерти царем и не ведаю причины согрешения, кроме как рабства моего». Все это молвил Доменти царю, но царь, будучи в неведении, удивился и поручил Мровелу, что моурави может быть спокойным, ибо «нет у царя злобы на тебя, однако пусть моурави скажет, кто это наговорил». Но моурави не сказал, ибо «взяли они клятву у меня» (Так как был он честолюбив и не выдал сказавшего, придумал это сам, чтобы заполучить царя, так как выдачей [наговорившего ему] человека клятву бы не нарушил потому, что наговорил [тот] в измену царя и страны и [этим] угасло бы зло. Однако [содеял это моурави] из-за вражды к врагам своим, что проявил и после (прим. Вахушти)).

Приход (крымских) ханских татар

И во время этой беседы доставили царю весть, что в Триалети пришли большие войска крымских татар (в то время захватил султан Багдад и для возвращения просили [они у султана] разрешения пройти через Картли, так как кто-то сказал им о краткости пути и изобилии пленных и добычи) (Умер Мурад в 1595. Сел Махмад, сын его. Умер Махмад в 1604. Сел Ахмад, сын его. Он захватил Багдад). В тот же час прервали совет и отправил царь [князя] Иарали, чтобы перекрыть дороги и быстро сообщить царю, а сам царь прибыл в Цхирети.

Выступивший для перекрытия дороги Иарали отдыхал и на спящих напали татары и вместе с Иарали побили всех, так что никто не спасся. Затем подошли и сожгли Манглиси и Квелта, захватили в Квелта священника одного и били плетью, чтобы сообщил местопребывание царя. И священник сказал: «Не сменю жизнь вечную на преходящую и не стану изменником царя и страны». Повел священник [их] поверх Гостба и спустился [с ними] на дорогу Квенадриси. Поняли татары, что обманывал священник, по-этому отсекли [ему] голову, и был причислен к святым мученикам.

Вступившие татары обхватили Эртацминда и Ахалкалаки и царь набюдал из Цхирети. Моурави и Заза [51] Цицишвили отправились от царя, собрали живущих вокруг, и узнав это, к царю явились и Бараташвили. А моурави спустился в рощу Схерта, за [селением] Ниаби, напал на татар и истребил многих. Тогда Заза убил пашу и, когда отсекал голову, окружили [его] татары, взял Заза зубами бороду его [отсеченной] головы, вскочил на лошадь и боем пробился через татар.

Явились к царю, поднесли головы [татар] и добычу их, а царь собрал войска Картли и погнался за татарами. А идущих по полю у Доеси татар увидел армянский священник из Гори, быстро побежал [он] назад и разрушил горийский мост. Увидев разрушенный мост, татары прошли по владениям Цицишвили и где кого увидели, побили, пленили и разорили и пришли в Брбона, где разломали дома и наладили мост на Мтквари, перешли и стали за Ташискари. И царь тоже подошел свойском к Ахалдаба и не было уже там моста, ибо в июне месяце Мтквари был полнаводным. Видя это, царь с войском помолились богу и на лошадях переправились невредимо, и тайком спустились по берегу Мтквари и вышли в конце Сурами. Там их встретили все грузины, жившие к северу от Мтквари. Тогда по совету моурава расположили стрельцов во рву, а конники на рассвете подошли к поляне, напали стремительно и разгорелась битва сильная лета Христова 1609, грузинского 297. В этой битве весьма доблестно проявили себя царь Луарсаб и особенно моурави. Дал бог победу и побили многих и бежали татары, так что повязанные платками женщины в продолжение трех дней выводили татар [из укрытий], раздевали и отпускали. А царь взял добычу и вернулся и головы их послал шаху Абазу и он прислал дары большие.

А возвратившегося цар.я пригласил моурави, который таил в сердце коварство из-за вышесказанного и была у него сестра прекрасная и кокетливая. Говорил он — покажу ее царю и если станет моим зятем, сотворю что захочу, и если нет, поверю в наговоренное. И устраивал [царю] наслаждения и пиршества и сестру свою назначил виночерпием. И так как царь был юным, воспылал страстью и на другой же день потребовал в жены. На это коварный моурави ответил отказом, ибо жены дидебулов не потерпят мою сестру царицею и не будут благоволить и донесут тебе для моего изжития. Затем взмолился матери царя [52] царице Мариам, дочери Липартиани. Однако царь не послушался и справил свадьбу.

И спустя несколько месяцев не стерпели знатные враги моурава и особенно дядька царя Шадиман Бараташвили, советовали царю разойтись с женой и разорить моурава. Не соглашался царь на это, [но] внял им наконец и пригласил моурава на охоту в Караиа. Явился моурави к царю, стоявшему в Цавкиси, и в ту же ночь собирались схватить его. Услышал об этом парештухуцеси царя Кахабер Херхеулидзе и в тот же час сообщил моураву. Услышав, моурави сразу вскочил на покрытую попоной лошадь и ускакал быстро.

И прибыв в Ноете, забрал домочадцев своих и ушел в горы. В тот же час появились воины царя и сожгли Ноете и искали моурава и перекрыли все пути. Однако моурави ночью тайком перешел бродом [реку] у Мцхета и прибыл в Душети к Нугзару, так как моурави был женат на дочери Нугзара. (А Нугзар был эриставом Арагвским, ибо дед его был азнауром из Ванати и при первом царствовании Свимона отложился владелец Ванатской крепости и он по велению царя и обманом взял ту крепость и царь пожаловал ему там вотчины. А когда кизылбаши пленили царя Свимона, он же заручился помощью Ксанского эристава и истребил Тектурманидзе и Чармеули и захватил Базалети. Умер он и незаконный сын его убил братьев своих. И этого Нугзара, племянника его, похитили юным. И как подрос, сманил Нугзар людей и убили его и занял Нугзар Базалети, затем покорил Мтиулети. А когда вернулся Свимон, пожаловал [эриставство] деду же Нугзара и оставались до этого времени эриставами).

Его, Нугзара, известил моурави [о намерении] идти к шаху, так как не смогли бы [они] противостать царю. Согласившись с этим, отправились [все] и прибыв в Агджакала, оставил моурави семью и сами явились к шаху Абазу. Тот принял с честью и пожаловал дары большие. И после того подговаривал моурави шаха к захвату Картли, так как он [шах] намеревался захватить и омусульманить Картли. Отпустил [шах] Нугзара с дарами, а моурава оставил там до времени.

А возвратившись от шаха господарь кахов Теймураз попросил сестру царя Луарсаба Хорашан в жены. Этого не пожелал царь [Луарсаб] из-за родства, но по настоянию шаха Абаза отдал и справили свадьбу [53] славную. Во время этой свадьбы написал шах Абаз казахскому хану: «Собери всех [воинов] вокруг и иди на царя Луарсаба, убей его и голову пришли мне». То же написал [он] царю. Тогда царь собрал быстро войска и напал на хана и убил его и голову послал шаху Абазу. В награду за это шах Абаз прислал царю дары большие. Содеял сие [шах] чтобы узнать силу царя, можно ли повредить ему коварством и найти причину.

Текст воспроизведен по изданию: Вахушти Багратиони. История царства грузинской. Мецниереба. 1976

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.