Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЯКОБ УЛЬФЕЛЬДТ

ПУТЕШЕСТВИЕ В РОССИЮ

JACOBI, NOBILIS DANI, FRIDERICI II REGIS LEGATI, HODOEPORICON RUTHENICUM

Выдержки из дневника анонима

I

A) Отметить кое-что о Пскове; не худо было бы сказать о местоположении; Псков весьма большой город — и скверная постройка; дома выстроены из дерева, и улицы вымощены деревянным настилом; он простирается с одной стороны весьма большой реки; и укреплен с той же стороны города стеной; так что город ею укреплен со стороны реки; и имеется красивый замок за городом, и три предместья.

B) Написать о местоположении Новгорода; он — весьма большой город, очень большое пространство, и все оно застроено маленькими деревянными домами.

Издавна город был укреплен большим валом, однако ныне он лежит открыто; и там были большие рвы вокруг; и в городе довольно много церквей и монастырей, в которых они совершают свое идолопоклонство; в городе совершенно замечательная рыбная ловля; перед городом расположен очень большой замок, широко раскинувшийся и окруженный стеной; и рядом имеется ров.

C) 19 августа мы отправились оттуда в Слободу, одну из крепостей великого князя, которую он заложил за несколько лет до того; и надлежащим образом построено, с крепостной стеной, и никакого вала, но вокруг замка есть маленький ров глубиной в пять локтей, и никакой воды; и тот же ров наполовину широкий у основания в два раза уже, чем наверху, и внизу у дна пять локтей в ширину, и обложен тесаными [75] камнями; но с одной стороны от замка находится маленькое озеро; и около расположены три деревни.

II

В то время как мы стояли во Пскове, мы говорили с одним ливонским дворянином, находившимся на службе у герцога Магнуса; как раз в то время слуги герцога Магнуса были казнены вследствие насилия и тирании великого князя; в то же время великий князь повелел казнить двух советников герцога Магнуса, которые были старыми людьми, по имени Иорген Вильд и Фольмср Платтенбург, у него на глазах; и они были подвергнуты жестоким мучениям; сначала их безжалостно высекли; потом он повелел поджарить их живьем на огне, пока они довольно хорошо не поджарились; потом снова он повелел вынуть их из огня, и повелел заново сечь их; затем он повелел привязать их к двум медведям, которые должны были бежать с ними, пока те не умерли; потом он приказал посолить их; Всемогущий Боже, сохрани меня и всех верных христиан от таких кровожадных тиранов, которые так жестоко поступают со своими несчастными ближними из-за ничтожной причины; Да судит его Господь по заслугам, когда наступит час.

III

В то время как мы стояли в Новгороде, туда пришла целая толпа бедных ливонцев, которые были приведены как пленные из области герцога Магнуса Оберпален. Тех же бедных пленников, среди которых были мужчины, женщины и дети, [привели] для продажи и передачи московитам за небольшую цену; тех же, которых они не могли продать, тех вели с собой в Татарию и Казань, чтобы там погубить; Всемогущий Боже, яви милость к бедным людям, которые живут так плохо, ибо никто не знает об их несчастьях кроме тех, кто это видел.

В то время как мы отправились из Слободы, нам встретилось множество пленных, среди которых было много красивых женщин и девиц; Вечный Боже, дай им всем утешение. [76]

О, Дания, Дания, насколько ты и твои жители могли бы чувствовать себя счастливыми, если бы они только знали, [насколько] несчастны другие.

О тех несчастьях, поразивших этих бедных ливонцев, никакой человек не сможет написать по-настоящему или рассказать о них, если только сам этого не видел.

Не удивительно, что он поступает так тиранически по отношению к своим врагам, ибо он не выказывает никакой добросердечности к тем, которые являются его наследственными подданными.

IV

За несколько лет до того жители того же Новгорода впали в немилость у великого князя со многими другими в округе, которые туда были высланы великим князем; когда они пришли в Новгород, их было много, около тысячи; великий князь повелел им подготовить странный прием, который им не слишком понравился; в то время, когда они пришли к нему, они не ведали, что он хочет от них, однако ожидали от него всякого зла, каковое им и выпало в дальнейшем; когда они пришли, он повелел собрать их и связать по двое, и так связанными вместе привели их на мосту через реку; и повелел бить их дубинами по голове, и приказал бросать их в реку, и было выброшено так много, что большая река была запружена мертвыми телами (Описывая в Дневнике резню в Новгороде 1570 г., Ульфельдт, кажется, объединяет введение опричнины, убийство Владимира Старицкого и эту резню в одно событие. О разливе Волхова вследствие количества мертвых тел говорится в большинстве иностранных сообщений в связи с резней в Новгороде, но этот факт зафиксирован и в русских источниках, например псковских летописях, которые часто отражают отрицательное отношение к Ивану IV. И хотя иностранные сообщения зависят друг от друга, те из иностранцев, которые действительно проезжали через эти области, могли слышать об этих событиях от местного населения.). [77]

О русском образе жизни великого князя, каким он должен быть, но каковым не является.

Также, когда он едет куда-либо, то он везет с собой двадцать женщин, как замужних женщин, так и девиц, как из бедных пленных ливонцев, так и русских. С этими женщинами и девицами великий князь и оба его сына, а также часть его высших советников развлекаются плотски; что касается этих прелюбодеяний и развратной жизни, то как только кто-то из этих женских особ забеременеет, он повелевает отослать их в монастырь, где они имеют содержание для жизни; когда какая-либо из них тем или другим способом отвергается, сразу же взамен ее оказывается прислана другая, так что количество женщин всегда постоянно.

Текст приводится по изданию: Якоб Ульфельдт. Путешествие в Россию. М. Языки славянской культуры. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.