Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТИТМАР ИЗ МЕРЗЕБУРГА

ХРОНИКА

CHRONICON

КНИГА ВОСЬМАЯ

Начинается книга 2-я императора Генриха II.

1. (1.) В 1018 г. от воплощения Господня, 2-го индикта, правления же господина императора-августа Генриха 16-й, императорской же власти его 4-й, он почтительно справил в этом городе Обрезание Господне и Богоявление 1. Лангобард Эццелин 25 января бежал из-под стражи, где находился 4 года 2. Вслед за тем, согласно приказу (императора), а также благодаря постоянным мольбам князя Болеслава, в городе Бауцене 30 января епископами Геро и Арнульфом, графами Германом и Дитрихом, а также имперским камерарием Фридрихом 3 был клятвенно заключён мир, не так, как следовало бы, но так, как тогда было возможно; получив знатных заложников, названные господа вернулись по домам. По прошествии 4-х дней, Ода 4, дочь маркграфа Эккихарда, давно уже желанная Болеславом, прибыла, вызванная его сыном Отто 5, в Цютцен. Она была встречена множеством людей обоего пола; горело много огней, ибо была ночь; она вышла замуж за названного князя во время 70-дневного поста, без церковного венчания 6, и до сих пор живёт без положенного приличной женщине достойного брачного договора.

2. (2.) В государстве её супруга есть много различных обычаев, хоть и свирепых, но иногда достойных похвалы. Ведь тот народ следует пасти по примеру быка, а наказывать, как упрямого осла; без суровых наказаний им нельзя править ко благу правителя. Если кто-нибудь отважится там, пользуясь чужими жёнами, чинить распутство, он тотчас же ощущает суровость последующего наказания. Его приводят на торговый мост, прибивают там гвоздём за мошонку с яичками и, положив рядом с ним острый нож, предоставляют страшный выбор – или умереть, или избавиться от них. Всякого, о ком узнают, что он в 70-дневный пост ел мясо, тяжко наказывают, вырывая зубы. Ведь закон Божий, недавно появившись в тех краях 7, лучше укрепляется такой властью, чем постом, назначенным епископом. Есть там также обычаи, ещё более худшие, чем эти, которые не угодны ни Богу, ни людям и используются только для устрашения; чуть выше я уже изобразил некоторые из них. Но полагаю, что не следует долее говорить о том, чьё имя и образ жизни, если бы захотел всемогущий Бог, лучше остались бы для нас неизвестны. Ведь когда отец его и он сам соединялись с нами узами брака и дружбой великой, это всегда причиняло нам больше вредных последствий, чем первоначальных выгод и причинит их ещё и в будущем; так как, хоть он и делает вид, что любит нас во время притворного мира, но путём тайных и многообразных попыток не замедлит отдалить нас от взаимной любви, от врождённой свободы, а если выпадет удобное место и время, открыто восстать нам на погибель.

3. Во времена его отца, когда тот был ещё язычником, всякой женщине после похорон её мужа, - труп его сжигался на костре, - отрубали голову, чтобы она могла последовать за ним. Если же находили блудницу, то ей вырезали срамные губы, - постыдное и достойное жалости наказание, - и вешали эту, если можно так сказать, крайнюю плоть в дверях, дабы она бросалась в глаза входящему и чтобы он был в будущем более осмотрителен и осторожен. Закон Господень велит побивать (блудниц) камнями 8, а право наших кровных предков требует отрубать за это голову. В наше же время более, чем право и обычаи господствует свобода грешить, и не только многие развратные девицы, но и значительная часть замужних женщин, снедаемые любовной страстью к греховной радости, предаются разврату при живом ещё муже. Но этого им не достаточно; они предают (мужа) смерти с помощью любовника, которого тайно к этому подстрекают, после чего, открыто взяв его к себе, - какой дурной пример остальным, - тешатся им, к сожалению, как хотят. С ужасом отвергая своего законного супруга, они предпочитают ему, как кроткого Або и мягкого Ясона, его вассала. Так как за это теперь не наказывают суровой карой, я опасаюсь, что этот новый обычай изо дня в день употребляется всё большим числом людей. О, вы, священники Господни, мужественно восстаньте и, не стесняясь никакими средствами, постоянно и до основания уничтожайте острой сохой этот недавно выросший сорняк! Вы же, миряне, не содействуйте таким нравам! Пусть же безвинно живут обвенчанные перед Христом, а отвергнутые им искусители, заклеймённые несмываемым позором, пусть стонут в вечности. Да сокрушит их помощник наш Христос могучим дуновением уст своих, если они не образумятся, и да рассеет ради великого блеска 2-го своего пришествия! 9

4. Теперь, когда о них сказал я достаточно, мне остаётся рассказать ещё о несчастье, постигшем названного князя 10. (3.) Он владел неким городом, расположенным на границе его королевства и Венгрии; наместником его был господин Прокуи, дядя короля Паннонии, изгнанный тем ранее из своих земель 11. Не сумев освободить из плена свою жену, он принял её от своего враждебного племянника в качестве безвозмездного дара. Я никогда не слышал ни о ком, кто настолько щадил бы побеждённых. Потому-то и в выше упомянутом городе, и в прочих Бог постоянно даровал ему победу. Отец его, звавшийся Деувикс 12, был весьма жесток; многих людей убил он в приступе внезапной ярости. Когда он стал христианином, то для упрочения новой веры весьма сурово обходился с теми подданными, кто ей противился и таким образом, пылая рвением к Богу, смыл старый свой грех. Принося жертвы и всемогущему Богу и прочим лживым богам, он, будучи обвинён в этом своим епископом, отвечал, что, поступая так, стал сильным и богатым. Жена его, носившая славянское имя Белекнегини 13, что значит «прекрасная госпожа», пила сверх меры и, совершая, однажды, путь на коне, подобно воину, убила в порыве сильного гнева некоего мужа. Лучше бы её порочная рука касалась веретена, а сумасбродный дух укрощался бы терпением.

5. (4.) В то время 14 лютичи, всегда единодушные во зле, всеми силами напали на Мстислава 15, своего господина, который в прошлом году не оказал им помощи в имперском походе 16, и, опустошив большую часть его королевства, заставили бежать его жену и невестку, а самого его, вместе с лучшими воинами, заставили укрыться под защитой города Шверин. Затем, благодаря своим коварным советам, местные жители, восстав против Христа и своего собственного господина, вынудили его бежать из отцовского наследия, что ему с трудом, но удалось. Случилась эта отвратительная дерзость в месяце феврале, который язычники почитают очистительными обрядами и принесением богам положенных даров 17; своё имя он получил от бога преисподней Плутона, который зовётся также Фебруус. Все церкви, построенный в тех краях ради почитания Христа и для служения Ему, были сожжены и разрушены и, что особенно прискорбно, изуродован образ Распятия; было восстановлено предпочтённое Богу почитание идолов, а разум того народа, что зовётся ободриты и вагры 18, ожесточился, подобно сердцу фараона 19. Согласно обычаю лютичей, они провозгласили во вред себе свободу; изъяв свою шею из-под кроткого ига Христова 20, они добровольно подчинили себя тяжкому гнёту дьявольской власти, имея прежде лучшего отца и более благородного во всех отношениях господина. Пусть оплачут эту их слабость члены Христовы, посетуют, покачав головой своей, усердным голосом сердца требуя, чтобы это изменилось к лучшему и не терпя со своей стороны, насколько это возможно, чтобы и дальше это продолжалось.

6. Бернгард 21, духовный брат Партенопольский, бывший тогда епископом этого нечестивого народа, как только узнал о случившемся, не замедлил сообщить о нём императору; сильная боль терзала его не столько из-за мирского ущерба, сколько из-за духовного. Цезарь, выслушав это посольство, тяжело застонал, но отложил своё решение по этому делу до Пасхи 22, чтобы ликвидировать последствия нечестивого заговора, руководствуясь мудрым советом. Да поможет всемогущий Бог этому его намерению и спасительной тайне! Пусть не придут в отчаяние из-за этой неудачи сердца верующих и никто пусть не говорит, что Судный день близок, ибо согласно правдивому утверждению Павла 23, до отступления и проклятого пришествия Антихриста никто не должен вести речь о подобном, дабы не возникло внезапное несогласие среди христиан; ведь их единодушие должно дать им стойкость в крайности. Пусть сколько угодно колеблется изменчивое мнение смертных и непостоянство их многообразных обычаев. Всякий человек, как цветок полевой 24, должен быть прежде возрождён матерью-церковью ради невинности спасителя нашего Христа; и тогда следует бояться неожиданного несчастья, когда повсюду говорится о прочном мире и спокойствии. Давайте помолимся также о том, чтобы мы были бодры и осторожны, ибо не можем знать будущего и непрочны в нашей слабости. Пусть никто не сомневается в приходе последнего дня, но также и не желает его скорого прихода, ибо страшен он даже для праведников, для тех же, кто должен исправиться – и подавно.

7. (5.) Но оставлю это и расскажу о недавно случившихся успехах нашего императора. Ведь его дядя, король Бургундии Рудольф уступил ему свою корону, скипетр, вместе с женой, пасынками и всей знатью, возобновив прежнюю свою клятву. Случилось это в Майнце в том же месяце 25.

17 февраля случилось знамение в Эйсдорфе 26. В том же месяце, 16 марта, в Нимвегене состоялся великий собор, на котором от церкви были отлучены двоюродный брат мой Оттон 27 и жена его Ирмгарда 28, которые, будучи близкими родственниками, долгое время незаконно пребывали в браке, не слушаясь постоянных призывов [со стороны священников исправить это]; соучастники их также были вызваны епископами для оправдания. Там же по прочтении древнего образца было постановлено, чтобы тело Господне ставилось по левую сторону, а вино – по правую сторону. В то же время умер архиепископ Милана 29; наследовал ему приор той же церкви Ариберт 30.

В Англии экипажи 30 пиратских кораблей были, - хвала Богу! – уничтожены их королём 31, сыном короля Свена; он, бывший прежде вместе с отцом завоевателем и постоянным разрушителем провинции, правил теперь, как единственный её защитник, подобно василиску в лишённых обитателя ливийских песках 32.

В этот 40-дневный пост в моей епархии некий человек убил, к сожалению, своего брата. Император же, справив в названном месте Вербное воскресенье и святую Пасху 33, узнал, что Балдрик, не сумев по закону оправдаться в убийстве графа Вихманна, оказывает вместе со своими сторонниками сопротивление 34. Умер Фолькмар, аббат Фульды и Лорша 35.

В те дни некоторые люди видели следующее знамение: перед закатом солнце явило им только половину себя.

8. (6.) Между тем, пока крылатая молва доставит мне что-то новое, достойное того, чтобы быть записанным, постараюсь рассказать о жизни благочестивых людей, о которой я, грешный и крайне забывчивый, упустил из виду сказать выше. Во времена короля Генриха II жила в местечке Дрюбек 36 некая отшельница, отличавшаяся безграничным благочестием и потому весьма дорогая для меня; звали её Сису. Когда во времена Оттона Великого её, уже достигшую зрелого возраста, хотели отдать за кого-то замуж, она поспешно бежала ко Христу, которого, как особый знак своей веры, запечатлела в сердце выше всего прочего; 64 года пыталась она в уединении названного города приносить себя, чистую девушку, в жертву небесному жениху, стараясь при этом сохранять свою невинность более, чем позволяла человеческая слабость. Ведь за столь долгий срок она никогда не разгоняла огнём терзавший её жестокий холод, но лишь, - как особо надёжное средство, - нагрев камень, согревала им свои уже почти оледеневшие руки и ноги. Постоянными молитвами, вперемежку с рыданиями, украшала она свою келью изнутри; а вне её была крайне полезна стекавшемуся к ней народу частым наставлением и утешением в нужде. Постоянно терзавших её насекомых она, по примеру монаха Симеона 37, долгое время стоявшего на столпе, не сбрасывала, но, напротив, упавших возвращала на их место. Все, постоянно получаемые ею от народа дары, она, обделяя себя, щедро раздавала беднякам, искупая тем самым у Христа грехи жертвователей. Она была любима моей матерью и крепко обещала [передать] память о ней последующим поколениям. В её борьбе с переменчивым миром она старалась воздерживаться от всего недозволенного не ради обретения ложной славы, но ради украшенного цветами, небесного венца, который и заслужила от Бога 17 февраля.

9. В ту ночь, когда эта любимая Христом свеча заняла своё место среди звёзд, я, грешник, спал в спальне в Магдебурге и, - пусть Бог будет мне свидетелем, что я не лгу, - увидел во сне перед утреней, что пришли 2 мальчика из древней, до сих пор стоявшей там сокровищницы, распевая следующий антифон: «Возрадуйся Мартин в утробе Авраама, - и прочее, - в благочестии своём, нищете духа и смирении». Всё то, что было и что последовало, она заслужила. Те мальчики объявили о двойной её невинности и о награде. Тогда же я поведал об этом моей братии, говоря: «Точно знайте, что любезная Богу душа покинула теперь этот мир». А через 6 дней нам сообщили, что, как мне и привиделось, раба Божья действительно покинула темницу своего тела.

10. (7.) Теперь вспомню о духовном брате моём Бернере, который благодаря оказанной мне дружбе заслужил мою сердечную любовь и, - если только это пойдёт ему на пользу, - добрую память. Будучи моим кровным родственником, он, - что теперь особенно важно, - был связан со мной узами дружбы. Его очень любил Оттон III, ибо он верно служил ему и его тётке, почтенной аббатисе Матильде 38; он получил от них в собственность всё, чем владел в качестве лена в селе Зальбке 39. Служа архиепископу Адальберту и его преемникам вплоть до господина Геро, он получил от них достойное вознаграждение. Наконец, заболев, он посвятил себя всемогущему Богу, которого всегда любил больше всего. Ради любви к нему и оказания почёта он построил на приобретённых им землях церковь и вызвал меня, недостойного, ради её освящения. Перед её освящением он предъявил мне длинный список своих прегрешений, который ранее показывал другим исповедникам, плача зачитал передо мною и смиренно просил меня об отпущении. Я взял это писание и дал ему вверенной мне духовной властью отпущение; в тот же день, а именно 17 марта, - тогда как раз была годовщина его отца, - освятив названную церковь, я положил выше упомянутый бревиарий на раку с мощами святых, чтобы благодаря их усердному вмешательству ему, со слезами сознавшемуся в своих грехах, было дано прощение и долгожданное отпущение. Я никогда не видел и не слышал, что кто-нибудь делал подобное; но так как я боялся, что из-за своей болезни не смогу быть ему полезен, то и прибегнул к святым заступникам. После этого почтенный отец прожил ещё 13 недель и 17 мая получил долгожданное освобождение.

11. (8.) Далее расскажу в качестве достойного подражания примера о славных деяниях благочестивого аббата Альфгера 40. Он, кроме прочих своих достоинств, имел обыкновение писать на каждом алтаре своё имя; а когда служил мессу, то, не колеблясь, плакал так сильно, что орошал слезами большую часть корпорала 41; ибо написано, что слёзы о грехах, пролитые от чистого сердца, не только просят о прощении Божьем, но и получают его 42; а чтобы тем свободнее вымолить себе милость небесную, он был милостив ко всем своим должникам. Горе мне, недостойному священнику, который никогда и ни в чём не следовал примеру этих братьев! Я читал и очень часто видел примеры многих добрых людей, но не привил их к своему сердцу. Добровольно и без борьбы поддавался я различным искушениям, с которыми должен был бороться; тем, кому я должен был принести пользу, я больше навредил, постоянно, будто тайну драгоценного клада, скрывая своё преступление.

12. Не нужно, читатель, или дорогой мой преемник, верить тому, что различные люди с одобрением говорят о моих успехах; но придя ко мне, давно уже мерзко пахнущему, на помощь с лекарством в виде постоянной молитвы и милостыни, вырви из пасти терзающего меня хищного волка. Сознаюсь тебе в своих грехах более правдиво, чем кому-либо иному. Ведь есть люди, с которыми я, вопреки праву, обходился слишком мягко; когда же ты по заслугам сурово их отчитаешь, будет странно, если обо мне они скажут что-либо дурное. Придерживайся среди тех, кто меня порицает, и тех, кто хвалит, золотой середины и будь моим постоянным помощником перед Богом. Я знаю, - таков общий обычай, - что многое тебе во мне не по нраву; Богу и людям будет угодно, если это будет изменено [тобою] в лучшую сторону. Всё, что я приобрёл или сделал в течение отпущенного мне времени, я утвердил грамотами. Не гордись сверх меры оказанной тебе великой честью, ибо тогда вверенная тебе ноша станет ещё тяжелее. Как рачительный хозяин заботься о делах вверенной тебе паствы, особо стараясь предпочитать духовное светскому. Умножь, насколько можешь, то, что я дал моим духовным братьям и прошу во имя Христа, не уменьши! Ведь они соучастники твоего святого сана и помощники в надежде на будущее. О мирянах, которые всегда непостоянны и могут менять свой статус, я прошу тебя заботиться по мере твоих возможностей и так, чтобы при этом не пострадало духовенство. Если ты внимательно будешь заботиться о своих, то всегда будешь иметь на своей стороне Бога и благочестивых людей; если же нет, то и подчинённых тебе погубишь, и обретёшь несчастье и в настоящем, и в будущем.

13. Послушай меня, учителя далеко не сведущего и предшественника твоего, не подающего полезного примера. Охотно принимай на себя бедность, дабы паства твоя стала богатой благодаря тебе; так поступал по отношению к нам Христос, чтобы и мы таким же образом поступали с нашими овцами. Не красней за неё перед людьми, чтобы потом ты более уверенно мог стоять перед Богом. Я пользовался определённым уважением в этом мире, но часто благодаря своим [родичам]; у тех же, кто не знал меня, я вызывал отвращение. Если кто стремится возвыситься над собой, тот, поздно раскаявшись, упадёт ещё ниже. Богатым своим оказывай почёт, с бедными же обращайся милостиво и с доброй любовью. Ведь они, как утверждает старинная пословица, всегда являются большинством. Бедную твою челядь, вверенную тебе высшим пастырем и с трудом собранную мною, защищай и не слушай благочестивым своим ухом враждебных наговоров, уверяющих, что она испорчена. Средства твои невелики и не следует распоряжаться ими, будто они беспредельны. Гораздо лучше постепенно подниматься изо дня в день, чем окончательно пасть с ущербом для многих. Нынешние времена хуже всех прежних и более отнимают у людей, чем прибавляют им. Из-за тяжкой вины и суровой бедности врождённые благородство и талант теряют свою цену. Я не прошу тебя быть скупым, ибо это – бесчестье; но повторяю, не будь щедр сверх меры, так как это и неразумно, и не приведёт к добру. Заботься также о душе чужеземца Годеберта 43, много пользы принёсшего нашей церкви, и о [душах] многих других. В твоём распоряжении достаточно книг, которые были собраны здесь моими предшественниками и найдены мною и, кроме того, те, которые я сам приобрёл. В них ты найдёшь руководство к спасению и, послушавшись их, сможешь спастись. Я приобрёл также мощи святых, прекрасную для них раку и многие другие нужные вещи в землях и людях; а чтобы они не были скрыты от тебя, я записал их в свой мартиролог.

14. Твоей милости следует также знать о многочисленных благодеяниях короля нашего и императора Генриха, оказанных им нашей церкви, которые я частично описал выше, но по большей части оставил недосказанными и потому считаю наилучшим описать сейчас. Смотри, чтобы он, постоянно помня о тебе, восстановил наше добро и неустанно его увеличивал. Горе тем временам, когда нет на это надежды ни беднякам, ни церкви Мерзебургской! Ныне особо следует молиться о ней, а тогда особо ему жаловаться [о её бедах]. Всё, что затем последовало, получила она от него и, пока он жив, возрадуется ещё большими дарами. Он, ведь, в великодушии своём заранее решил, как возвысить её различными пожалованиями. Говорю теперь о прошедшем и смиренно вверяю всемогущему Богу, для которого всё – настоящее, завершение последующего. И так как нельзя перечислить всё по отдельности, что сможешь увидеть ты утверждённым в его грамотах, обозначу лишь то, что в случае потери оных, боюсь, может быть потеряно. Частицу святого и победоноснейшего креста с другими святыми реликвиями, золотой алтарь, великолепно обрамлённый драгоценностями, золотую раку, украшенную драгоценными камнями, а также общую опись, украшенную за его и наш счёт, с 2 кадильницами и серебряным кубком щедрой рукой подарил цезарь нашей церкви; нам же следует не только сберечь это, но и приумножить. Но так как о благочестии его, текущем подобно мёду, я никогда не смогу достаточно сказать, поспешу, как я и предполагал ранее, аккуратно и по порядку рассказать о его образе жизни.

15. (8. 2) Тот год, которому я посвятил эту книгу, является 41-м годом от моего рождения 44 или около того; в апреле же месяце, 27-го числа, начался 10-й год моего пребывания в должности 45. Накануне его в пригороде Гнезно сгорела церковь тамошнего епископа со всеми постройками. А так как судьба каждого человека всегда сомнительна, следует изрыгнуть то опасное противоядие, которое принял я, несчастный, прежде и которое, как я чувствую, сильно мне повредило. Как-то ночью, отдыхая в своём поместье под названием Хееслинген 46, я увидел во сне, что рядом со мною стоит большая толпа, принуждая меня съесть что-то из предложенной чаши; поняв, что это – враги, я поначалу отказывался, но в конце концов ответил, что приму это во имя Бога-Отца. Им это сильно не понравилось; но, увидев, что иначе ничего не выйдет, эта вражья толпа с ворчанием согласилась, ибо собралась для того, чтобы окончательно меня погубить; и, если бы не призвал я тогда имя Господа, то лишился бы вечного спасения. От того питья, сделанного, как мне показалось, из смеси всяких трав, у меня появилось множество дурных мыслей; они особенно тревожили меня во время пения Божьих гимнов, но, с помощью Бога, которого я предпочёл им, они никогда, или очень редко, не смогли подтолкнуть меня к [совершению] нечестивого дела. Достаточно и злой их воли, чтобы иметь во мне, как они полагали, хоть какую-то часть. Так, окружив меня издали, - ибо я осенял себя крестным знамением, - в другой раз, они сказали: «Хорошо ли ты себя защитил?». «Надеюсь, что да», - ответил я. А они продолжили: «Но не так будет в конце». Я не боюсь их угроз и не верю в их посулы, ибо лживы и они, и их авторы; но очень боюсь множества содеянного мною.

16. Я точно знаю, что подобные фантомы, хоть и кажутся вполне реальными, сами собой не могут повредить людям. Но если из-за грехов отвратим от себя лик Божий, то попадём, несчастные, в их страшные руки, никого не щадящие; но тотчас же избавимся мы от них, если или сами обратимся, или будем поддержаны частыми визитами избранников Божьих. Если же кто, владея собой, думает о законе Божьем, того они не трогают, более того – боятся его, правда, не самого по себе, а из-за святой силы того, кого он любит; ибо Бог – защитник всех, кто постоянно и от всего сердца любит Его. Что удивительного, если меня мучают эти отвратительные создания, когда я, грешник, сознающий свою слабость, не ищу поддержки в высшем утешении? И потому сказал я об этом, читатель, чтобы ты, подобный мне смертностью и врождённой слабостью, знал, что я очень грешен и пришёл бы мне на помощь с целительным лекарством. Горе мне, несчастному, который многим в этом мире должен был помогать духовно, но ни им не был полезен, ни себя защитить не смог! А отчего выпало мне сие испытание, поведаю верным твоим ушам. Многим людям, страдающим от гнёта названных выше врагов, стремился прийти я на помощь; этим я сильно раздражил их, побудив злоумышлять против меня, хотя они всегда склонны ко злу. Всё же я уповаю на всемогущего Бога, надеясь, что он не отдаст меня им на растерзание, но, сурово очистив, милостиво спасёт.

17. (9.) В том же месяце, то есть 14 апреля, в Ванцлебене 47 примирились архиепископ Геро и маркграф Бернгард; умер священник Лиутгер. Благодаря императорской власти состоялось также примирение между герцогом Готфридом и графом Герхардом 48. Бертольд же, захвативший крепость Монреберг 49, сдался вместе со своими сторонниками императорской власти; крепость же в качестве наказания для многих тотчас же сожгли. И да сделает Бог, царящий над миром, чтобы она никогда не была более отстроена. Как было бы хорошо, если бы жители того королевства, единодушные во зле, нигде не имели бы укреплений для его совершения! Пока же они, к сожалению, расположены в тех местах, как то угодно душе местных жителей.

18. Император же, уйдя из Нимвегена после долгого там пребывания, торжественно справил молитвенные дни 50 в Аахене; по прошествии их, 16 мая, умер Ламберт, епископ св. Констанцской церкви. Цезарь, когда с великолепием справил в Ингельгейме Троицу 51, узнал про это и назначил на его место своего капеллана Ротарда 52. Вслед за тем, в Бюргеле 53 состоялось большое собрание князей, чтобы судебным решением исправить то, что долго нарушалось из-за небрежности того народа, и великий произвол. После этого названный граф Отто 54, смиренно придя к императору и архиепископу Эрканбальду, произнёс троекратную клятву и развёлся со своей незаконной супругой. Было достигнуто примирение с Балдриком 55 и забыто обещание, данное Богу. А несколько дней спустя, 24 июня, умер Генрих 56, храбрый рыцарь, который владел маркой, расположенной между Венгрией и Баварией. Между тем, цезарь, придя в город Базель, собрал войско и поспешил в Бургундию. Императрица же, придя в любимый ею Кауфунген, учредила там женскую обитель 57; затем, пройдя через Восточную Франконию в Баварию, она посадила на трон в Регенсбурге своего брата – герцога Генриха 58. В июне месяце перемена погоды нанесла большой вред многим людям и их имуществу.

19. (10.) В то же время вследствие моей вины вверенная мне, недостойному, церковь претерпела большой ущерб. Ведь милосердный и терпеливый Бог не хотел долее оставлять безнаказанным то, что не могло быть предотвращено частым его порицанием, и поразил её в своей кротости, а не в виду достойного его гнева наказания. Она потеряла полезных своих служителей, и ежедневно вздыхала из-за моих дурных деяний. И вот, в названном месяце ей и мне было нанесено тяжкое оскорбление бастардом Адальбертом, который, собрав рабов, отважился ворваться ко мне на двор и разрушить его.

20. А теперь правдиво расскажу, что побудило его совершить это. Любезная щедрость Оттона II, одаривая всех в полной мере, во времена архиепископа Гизилера и маркграфа Гунтера уступила нашей церкви лес, лежащий между реками Заале и Мульда и округами Сиусили и Плейсснерланд 59. А после прискорбной ликвидации нашего престола, во время правления Оттона III, маркграф Эккихард приобрёл лес у места под названием Зёммеринг 60 и обменял его на наш. Король Генрих, восстановитель нашего достоинства, по приговору суда вернул его нам, вместе с большей частью относящихся к нему земель 61; ни все присутствовавшие князья его, ни братья Герман и Эккихард не смогли защитить своё дело. Когда он 12 лет пробыл под властью нашей церкви и граф Герман не смог выкупить его у меня за 60 мансов, ему пришло на ум согласно императорской грамоте предъявить на него, а также на 2 бургварда – Рохлиц и Тейтциг 62 притязание от лица своего и своего брата; он надеялся, что наша старинная грамота уже не имеет силы. Открыв мне это, он сразу понял, что дело не будет иметь успеха. И действительно, когда в Магдебурге в присутствии нашего императора были предъявлены обе грамоты 63, было доказано, что наши пожалования во всех отношениях имеют больший вес. Наконец, названный граф в присутствии своего брата, который всё это слышал, сказал следующее: «Всё, что мы до сих пор делали, мы делали не из безрассудства, но в надежде на то, что справедливость существует. Теперь же мы отказываемся от этого».

21. Вскоре после этого молодой, а потому незрелый Эккихард, побуждаемый своим рыцарем Будиславом, приготовил в своём же бургварде, носящем название Рохлиц, силки для ловли диких зверей. Это я, позже узнав, терпеливо перенёс, но через своего посла потребовал у его брата 64, чтобы тот так не поступал. Второму его брату, Герману я также пожаловался на это, но ничего не добился во всём этом деле; такое положение сохранялось вплоть до Пасхи. Поскольку и ясная погода, и отличное состояние дорог благоприятствовало моим планам, - а я до сих пор ещё ни разу не был в той части моего епископства, - я решил отправиться туда и внимательно изучить тот, неведомый мне край. В месяце мае, 2-го числа, в пятницу я, прибыв в Корен 65, благословил собравшийся там народ. Затем, увидев в дороге те устройства, о которых я говорил, укреплённые значительными сетями и канатами, я крайне изумился и стал думать, что мне теперь с ним делать. Наконец, поскольку я не мог увезти с собой эти приспособления, часть из них я приказал немедленно сжечь; держа путь прямо в Рохлиц, я, благословив там немногих, запретил всем им, под угрозой отлучения, пользоваться лесом и вопреки закону отнятой у меня десятиной; приписав их к нашей церкви, я заключил мир.

22. Затем я вернулся на упомянутый выше двор; пробыв там 7 дней, я услышал об угрозах воинов Эккихарда моим людям; в то время у меня там ночевал канцлер 64; узнав от меня про это, он дал хороший ответ. Позже названные вассалы неоднократно собирались с целью причинить мне вред, но постоянно были вовремя предупреждаемы нашими защитниками. Между тем, я отправил в Майнц 66, к императору своего посла, смиренно просив его о мире. Эккихард обещал его со своей стороны; придя из Польши, клятвенно обещал жить со мной в мире также и долго ожидаемый мною брат его 67; но оба плохо его соблюдали. Так, 6 человек, которых избили и остригли и у которых гнусным образом разграбили их дома, доказали, что этих господ следует остерегаться. Их вассалы, согласно своему обыкновению, действовали не только против меня, но вредили также и другим, лучшим, чем я, людям. Так, они напали на архиепископа Геро в Вербене 68 и на графа Зигфрида 69 в Нишвице 70, взяв себе столько всего, сколько им было угодно.

23. (11.) Высокомерие господ возбуждает ярость вассалов и, поскольку её у них предостаточно, они не терпят в тех краях других, равных себе. Если какой-нибудь сосед обидел их нечаянно, не по злому умыслу, им не достаточно будет ни соответствующего извинения, ни позже данного непосильного возмещения. За это они тяжко наказывают соседа кнутом, дабы другие, - имеют они на то право, или нет, - никогда не выступали бы против них. Учреждённые в тех краях епископства испытывают от их власти большое утеснение; если мы, их попечители, будем, вопреки Богу и его праву, во всём потакать их воле, то будем иметь почёт и прочие выгоды; если же нет, то, будто нами не правит и не распоряжается государь, будем унижены и ограблены. Новый «бодливый вол» 71 уже разрушил древний закон и добрые, процветавшие до сих пор обычаи, властно показав себя сильнее прочих; и если небо в скором времени не смирит его, то невыносимая дерзость окрепнет сверх меры. Не знает он кротко увещевающее поучение Давида: «Не поднимайте высоко рога вашего» 72 и прочее. Святой тот псалмопевец так молится за таких: «Отнимешь дух их, Господи, они умирают и во прах свой обращаются; а пошлёшь дух Твой – созидаются» 73, и прочее. Сильно нуждается в поучении тот, кто не знает самого себя; тот же, кто постоянно думает о себе, также ничего не сможет без доброго совета. Итак, пусть же грешники образумятся, всеми силами стремясь защитить себя и быть милосердными к бедным!

24. Я, несчастный из-за гнусных своих деяний человек, к тому же бедный талантами, хоть и превосхожу в обоих этих качествах прочих мужей, всё же не один терплю упомянутое выше оскорбление. О епископах, поставленных в других частях этого мира и терпящих великий ущерб, я ничего не скажу в этой книге, хоть и тяжко скорблю о них, лишённых всякого почёта, за исключением одного лишь посвящения в сан. Но самое время рассказать мне по крайней мере о тех, кто в наше время претерпел от своих сограждан такое же или, к сожалению, ещё худшее наказание.

(12.) Бернвард, достопочтенный пастырь св. Хильдесгеймской церкви, был настолько ненавидим графом Бруно 74, что узрел, как пострадали спина и волосы его вассала Рима и как позже он, ехавший вместе с ним, был убит юным Альтманом.

Свитгер 75 же, славный епископ благодатной Мюнстерской церкви, подвергшись нападению некоего знатного юнца в собственном дворе, был забрызган кровью своего, убитого у него на глазах, управляющего. Разве заслужили эти лица подобное? Оба они были благочестивыми отцами и всё же претерпели это, не заслуженное ими оскорбление.

25. Но так как в предыдущих книгах я, по забывчивости, ничего не сказал о епископе Свитгере, будет весьма кстати теперь это исправить. Родом из Саксонии, воспитанный в юности в Хальберштадте и Магдебурге, он был назначен Оттоном III епископом названного города; управляя им с крайним старанием, он, будучи поддержан Божьей милостью, отличался различными достоинствами. О них сообщу, приведя только 2 случая, истинность которых могу доказать, приведя правдивых свидетелей.

Его камерарий, когда хотел скрыть некую, тайком украденную шапку, был обстоятельно допрошен своим благочестивым господином, но так и не сознался; тогда, будучи вынужден взять положенный на стол и от души освящённый нож, он схватил его, но тотчас же, будто раскалённый, бросил на пол и открыто признал свою вину.

В другой раз с большим трудом был схвачен некий, одержимый злым духом человек и приведён к названному отцу; тот, приказав его тотчас же освободить, мужественно, одним лишь посохом, отразил (несчастного), который яростно бросился на него, и, осенив знаком святого креста, успокоил, после чего разрешил ему уйти.

26. Сей муж, приписывая это не себе, а тому, кто творит подобное через него, жил во Христе отпущенное ему количество дней, со всяческим старанием служа Ему, как верный раб. 16 лет занимал он эту должность, постоянно отличаясь всякого рода достоинствами; наконец, тяжело заболев, он умер 19 ноября там, где и жил 76, в 10-й год правления нашего императора Генриха.

Его преемник Дитрих, сын моей тётки 77, также претерпел великое бесчестье от Генриха 78, сына графа Германа, о котором я говорил выше. В этом году вражда их, на время утихшая, опять возобновилась.

Гериберт, архиепископ Кёльна, также долго сносил от этого графа многочисленные обиды; не удивительно поэтому, что он долгое время держал под арестом его мать 79.

Сверх того, земли епископа Мейнверка были опустошены Титмаром 80, моим двоюродным братом и родным братом герцога Бернгарда.

27. (13.) Но зачем я всё это рассказываю, если ни в ком из них не вижу для себя ни доброго примера, ни облегчения? Уж лучше возьмусь за своё начинание; и, пока я его обдумываю, мне приходит на ум видение блаженного Иоанна: «Первое горе прошло, но вот! – 2 новых следуют за ним!» 81. Ведь крайне прискорбно то, что я часто повторял в предыдущих местах. Так, во времена нашего правителя и непобедимого защитника Генриха никогда прежде не случалось такого ущерба, какой достался нам теперь за наши грехи. Ведь в июле месяце, 29-го числа, во вторник Марс так бушевал среди нас, что в вечности рыдает мать-церковь. В тот день Адальбольд, епископ Утрехта, вместе с герцогом Готфридом и с помощью своих вассалов и друзей, напал на Дитриха 82, племянника нашей императрицы, который ранее, убив его вассалов, сильно ему навредил; на некоем острове 83 состоялся сбор их войска. Быстро приготовившись к битве, оно, к сожалению, нашло в ней смерть, которой грозило врагу. Его внезапно со всех сторон окружили фризы, бросившиеся из засады, и вассалы названного юноши, после чего оно, страшно сказать, окончило свою жизнь от меча и от воды, не нанеся никакого вреда врагу. Епископ едва сумел бежать на корабле; герцог также спасся от врагов; по словам очевидцев погибло более 3-х отрядов. Вся та страна, потеряв сильного защитника, ежедневно горевала, боясь прихода пиратов 84. Погиб граф Готфрид, мёртвым лежал также Иоанн, лучший воин, которого всегда будет оплакивать отечество 85. Их знатные и славные союзники, сражавшиеся до сих пор победоносной рукой, покоились теперь в несчастном жребии. Тела их смыли заслуженный нами позор; но, как я надеюсь, возрадуются их души, очищенные столь тяжкой бедой.

28. Но не удивляйся, читатель, этому несчастью; оцени лучше его причину! Нечестивый тот Дитрих был вассалом епископа; в некоем лесу под названием Мерведе 86 у него было большое поместье, о котором, как о незаконно отобранном у них, местные жители пожаловались императору в Нимвегене 87. Тогда император по совету князей приказал епископу Утрехта сжечь это место и вернуть его истцам; не сумев удержать своего господина от выполнения этого поручения, нечестивый юноша просил разрешения уйти, пообещав не допустить этого. Вскоре случилось то, о чём я рассказал, более из-за грехов наших, чем ради заслуг победителя. Задолго до того большая стая птиц, отовсюду слетевшихся туда и терзавших друг друга своими когтями, предсказала это страшное и непоправимое бедствие и отметила то место, где позже погибли те воины. Всё, что святой Давид желал горе Гильбоа 88, я, недостойный такой чести, желаю этому острову. В тот же день умер в Тиле Балдрик 89, епископ Льежский.

29. (14.) В те дни в моём епископстве 7 рабов, поев ядовитых грибов, были охвачены сильным жаром и вскоре скончались. А в месяце августе возле Большой Медведицы появилась новая звезда; испуская вдалеке сияние, она приводила в ужас всех, кто её видел 90. Ведь никогда подобного не было на нашей памяти; потому-то каждый и боялся этого; знамение это пугало людей, но каждый верующий надеется, что оно будет иметь милосердный исход. О явлении, подобном этому, восклицает глаголющий истину Иеремия: «Тот, кто всё знает, обновит её; и позаботится о ней в своей мудрости» 91. Эта сияющая звезда была видна в течение 14 дней. В провинции под названием Нордтюринггау 92 3 постоянно державшихся вместе волка, которых жители прежде никогда не видели, причинили многим людям и скоту огромный ущерб. Это также привело местных жителей в сильный ужас, предвещая наступление ещё больших бедствий. Говорит, ведь, блаженный Григорий: «Многое дурное должно прежде произойти, чтобы сообщить о грядущем приходе бесконечности» 93. Во всём вышеназванном нам свыше был явлен гнев небесный, но из-за человеческой слабости на него не было обращено должного внимания.

30. (15.) Этот год действительно можно назвать новым именем из-за землетрясения или из-за великого потрясения. Ведь огромное бедствие, возникнув в этом изменчивом мире, повсюду встревожило его жителей. Частично я уже рассказал о нём, теперь же с тяжким стоном изложу то, что тогда пропустил. Почти все рыцари епископа Балдрика и епископа Камбрейского 94 погибли на том острове, а в 3-х ближайших округах не осталось ни одного дома, который не лишился бы по крайней мере 1 жителя. Со времён Карла, как утверждает предание, ни разу ни в один день, ни в один год не случалось подобного в тех краях. Когда ещё гибло столько мужей, не нанеся врагу никакого ущерба? Но это не удивит никого, кто как следует поразмыслит над этим, ибо не может сражаться тот, кого Божья кара стремится смирить из-за его тяжкой вины. Позже это непоправимое несчастье было быстро забыто, ибо епископ Адальбольд с помощью герцога Готфрида примирился со своим врагом Дитрихом; произошло это, правда, не от его желания, но исходя из высшей необходимости. Ведь не было в том крае могучего защитника, если бы опять поднялся сильный враг. Если бедствие это случилось с согласия Божьего, кто может требовать за него мести? Если же нет, кто более неотвратимо, чем Он отомстит за него? А теперь давайте, как сделал святой аббат Колумбан при смерти великого императора Карла, «осушим слёзы и вознесём спасительные молитвы».

31. (16.) Нельзя также умолчать о прискорбном несчастье, случившемся на Руси. Ведь Болеслав, напав на неё, согласно нашему совету, с большим войском, причинил ей большой вред. Так, в июле месяце, 22-го числа этот князь, придя к какой-то реке 95, стал там вместе со своим войском лагерем и велел приготовить необходимые [для переправы] мосты. Русский король 96, расположившись возле него со своими людьми, с тревогой ожидал исхода будущего, условленного между ними сражения. Между тем, враг, подстрекаемый поляками, был вызван на битву и, в результате внезапного успеха, был отброшен от реки, которую оборонял. Ободрённый этой суматохой Болеслав, требуя, чтобы союзники приготовились и поторопились, тотчас же, хоть и с большим трудом, но перешёл реку. Вражеское войско, выстроенное против него, напрасно старалось защитить своё отечество. Уже в первой схватке оно подалось и более уже не оказывало сильного сопротивления. Там тогда было перебито огромное количество бежавших [врагов] и очень мало победителей. Из наших погиб славный рыцарь Эрик, которого наш император долгое время держал в оковах 97. С того дня Болеслав, развивая успех, преследовал разбежавшихся врагов; он был принят всеми местными жителями и почтён богатыми дарами.

32. Между тем, Ярослав силой захватил некий город, послушный его брату 98 и увёл его жителей. Киев же, весьма сильный город, подвергся, согласно приказу Болеслава, частым атакам со стороны своих врагов печенегов и был сильно ослаблен в результате большого пожара. Защищали его сами горожане, довольно быстро, впрочем, открыв ворота чужеземцам; ведь, оставленный своим, обращённым в бегство королём, этот город 14 августа принял Болеслава и Святополка, своего господина, от которого долго отказывался; и вся страна та из страха перед нами обратилась к его милости. Архиепископ того города 99 почтил прибывших в храме св. Софии, - который в прошлом году сгорел по причине несчастного случая, - с мощами святых и прочими украшениями. Там же находились мачеха названного короля, его жена и 9 сестёр, из которых одну, уже давно им желанную 100, старый развратник Болеслав, забыв о своей супруге 101, незаконно увёл с собой. Ему представили там огромные богатства, большую часть которых он раздал своим друзьям и сторонникам, а кое-что отослал на родину. Этому князю помогали 300 мужей с нашей стороны, 500 – от венгров, печенегов же – 1000. Все они были отправлены по домам, как только пришли местные жители и, выразив свою верность, доставили названному господину большую радость. В том большом городе, который является столицей этого королевства, имеется 400 церквей, 8 ярмарок, а людей – неведомое количество; они, как и вся та провинция, состоят из сильных, беглых рабов, отовсюду прибывших сюда, и, особенно, из быстрых данов 102; до сих пор они, успешно сопротивляясь сильно им досаждавшим печенегам, побеждали других.

33. Гордый этим успехом Болеслав отправил к Ярославу архиепископа названного престола, чтобы тот просил его вернуть ему его дочь 103 и обещал отдать (Ярославу) его жену, вместе с мачехой и сёстрами. Вслед за тем он отправил к нашему императору с богатыми дарами любимого своего аббата Туни 104, чтобы тот обеспечил на будущее его милость и помощь, и объявил, что он сделает всё, что тому угодно. В близкую ему Грецию он также отправил послов, которые должны были обещать её императору 105 все блага, если тот захочет иметь его своим другом, и объявить, что в противном случае он обретёт в нём самого ожесточённого и непримиримого врага. Над ними всеми стоял всемогущий Бог, милостиво показавший, что угодно Ему и выгодно нам.

В те дни граф Удо 106, мой двоюродный брат, схватил Германа 107, равного ему и по знатности, и по власти, и насильно увёл в свой замок. Боюсь, что из-за этого взойдёт опасная поросль [вражды], которую с большим трудом или вообще не удастся выкорчевать.

34. (17.) Теперь речь моя пойдёт о нашем императоре, который, вернувшись из неудачного похода 108, не получил ничего из обещанного; ущерб же, нанесённый им врагам, был крайне незначителен. На герцога Дитриха 109, его славного и верного вассала, когда тот, покинув его, хотел отправиться домой, напал из засады некий господин, по имени Стефан, враг цезаря и его, как выяснилось, тоже; (Дитрих) уже был победителем, когда воины его бросились на добычу и, будучи опять, к сожалению, атакованы, потерпели поражение; сам он с немногими людьми бежал. Это было уже 2-е несчастье 110, испытанное им в таких делах; и не дай Бог, чтобы в 3-й раз очутился он в подобной опасности! Наш император, получив обо всём этом известие, имел совещание о делах государства в Швабской земле 111, после чего, обеспокоенный, немедленно перешёл через Рейн 112. Ведь помощники 113 его, бывшие опорой нашего королевства, к сожалению, по большей части погибли; и тяжким бременем было для него то, что люди, притворно заявляющие о своей верности, состоя в тайном сговоре с чужеземцами, пытаются оказать ему противодействие, дабы не мог он более править согласно своей воле, как-либо нарушая их противозаконное безрассудство 114.

Комментарии

1. 1 и 6 января 1018 г.

2. См. VII, 1.

3. Геро, архиеп. Магдебурга; Арнульф, еп. Хальберштадта; Герман, маркграф Мейсена; граф Дитрих Веттин, сын Деди; камерарий Фридрих присутствовал в качестве представителя императора. Болеславу не требовалось лично присутствовать на переговорах. Условия Бауценского мира 1018 г. в целом соответствовали условиям Мерзебургского мира 1013 г.: Польша удержала Лаузиц и обл. Мильценов в качестве немецких ленов. См. VI, 91.

4. Ода – дочь Эккихарда, маркграфа Мейсена, сестра маркграфа Германа, 4-я жена Болеслава Храброго. См. IV, 58.

5. Отто Бесприм. См. IV, 58.

6. Во время Великого поста (после 2 февраля 1018 г.) заключать брак было нельзя.

7. Со времени основания епископства Познань, т.е. со времени крещения Мешко I (966/967 г.). См. IV, 56.

8. Иоанн, 8, 5.

9. 2 Фесс. 2, 8.

10. Т.е. Болеслава Храброго.

11. Прокуи был изгнан из Венгрии в 1003 г. королём Стефаном I (сыном его сестры). Речь идёт о какой-то крепости в Татрах.

12. Имеется в виду Гейза, отец короля Стефана I, который, будучи уже христианином, придерживался политеистических представлений.

13. Т.е. «белая княгиня» (венгерское её имя – Сарольт). Она была женой Гейзы и сестрой Прокуи.

14. В феврале 1018 г.

15. Наверное, сын Мистуи (см. IV, 2). Христианский князь ободритов.

16. Против Болеслава Храброго.

17. См. Макробий, Сатурналии, I, 13, 3.

18. В восточной части Гольштейна (еп. Ольденбург).

19. Исход, 7, 13.

20. Матфей, 11, 30.

21. Епископ Ольденбурга.

22. 6 апреля 1018 г.

23. 2 Фесс. 2, 1 – 3.

24. Псал. 102, 15.

25. Т.е. в феврале 1018 г.

26. Близ Лютцена.

27. Отто, граф Хаммерштейна (на Рейне, напротив Андернаха), сын Герберта, графа в Веттерау.

28. Ирмгарда – сестра Готфрида II, герцога Ниж. Лотарингии.

29. Арнульф (ум. 1018 г. 25 февраля) – архиепископ Милана.

30. Ариберт – архиепископ Милана в 1018 – 1045 гг.

31. Кнутом Великим. Он уничтожил корабли норвежских викингов.

32. См. Лукан, IX, 726.

33. 30 марта и 6 апреля 1018 г.

34. Балдрик был взят Герибертом, архиепископом Кёльна под арест. См. VII, 47.

35. Он умер 7 апреля 1018 г.

36. Близ Ильзенбурга в Гарце.

37. Симеон Столпник (ум. ок. 460 г.) – святой.

38. Матильда – аббатиса Кведлинбурга (ум. 999 г.).

39. На левом берегу Эльбы, между Магдебургом и Фрозе.

40. Альфгер (ум. 1009 г.) – аббат монастыря Берге возле Магдебурга. См. V, 6.

41. Корпорал – сукно, на котором лежат праздничные жертвы.

42. Иуд. 8, 14.

43. Умер 23 октября (Мерз. некр.).

44. Согласно III, 6, Титмар родился 25 июля 975 г. Значит, в 1018 г. ему было 43 года.

45. Не 10-й, а 9-й, так как согласно VI, 40, Титмар был рукоположен в епископы 24 апреля 1009 г.

46. На р. Осте, близ Цевена.

47. В 1018 г. Ванцлебен – город в 15 км к юго-западу от Магдебурга. См. VII, 52.

48. См. VII, 62.

49. См. VII, 53.

50. 12 – 14 мая 1018 г.

51. 25 мая 1018 г.

52. Ротард – епископ Констанца в 1018 – 1022 гг.

53. На р. Майн, близ Оффенбаха.

54. Отто фон Хаммерштейн. См VIII, 7.

55. См. VIII, 7.

56. Генрих Бабенберг, маркграф Австрии.

57. См. VII, 13.

58. См. VII, 66.

59. В 974 г. См. III, 1.

60. Пустошь близ Вольмирштедта.

61. Ок. 1005 г.

62. Пустошь на р. Цвиккауер-Мульде, ниже Рохлица, возле Ластау.

63. Наверное, в феврале 1017 г. (см. VII, 52).

64. Канцлер Гунтер. См. VII, 22.

65. Между Борной и Рохлицем.

66. Где он пребывал после Троицы 1018 г. на пути из Ингельгейма в Бюргель. См. VIII, 18.

67. Т.е. маркграф Герман.

68. Возле Цёрбига, к западу от Биттерфельда.

69. Сын маркграфа Ходо. См. IV, 60.

70. Ораниенбаум (к востоку от Дессау), предместье Нишвицгау.

71. Исход, 21, 29. 36.

72. Псал. 74, 6.

73. Псал. 103, 29.

74. Графом Брауншвейга (ум. 1016 г.).

75. Свитгер – епископ Мюнстера в 993/994 – 1011 гг.

76. Т.е. в Мюнстере.

77. См VII, 48.

78. Генрих фон Верл. См. VII, 49. Правда, там Титмар упоминает только отца Генриха – Германа.

79. Мать Германа – Гербергу. См. VII, 49.

80. См. «Житие Мейнверка», с. 100; 158; 195, и Адам Бременский, II, 67; 76; III, 8.

81. Апокал. 9, 12.

82. В июле 1018 г. Дитрих III, граф Голландии в 993 – 1039 гг. Сын графа Арнульфа и Лиутгарды, сестры императрицы Кунигунды.

83. Остров Ийссельмонде – между рр. Старый Маас, Северный Маас и Новый Маас, возле Дордрехта.

84. Т.е. фризов и голландцев.

85. Битва произошла 29 июля 1018 г.

86. См. VI, 10. Рукав Мааса Мерведе – возле Слидрехта, выше Дордрехта. Лес – по обоим берегам потока.

87. Генрих II был в Нимвегене в марте – апреле 1018 г. См. VIII, 7; 18.

88. 2 Царств, 1, 21.

89. Балдрик II (1008 – 1018 гг.) – умер 29 июля 1018 г. в пфальце Хеереваарден на правом берегу Мааса, к югу от Тиля.

90. См. Кведл. анналы 1018 г. и Альперт, II, 19.

91. Барух, 3, 32.

92. Округ между рр. Боде и Оре.

93. См. Григорий, Гомилии, 35, с. 1.

94. Герхарда, епископа Камбре в 1012 – 1051 гг.

95. Имеется в виду р. Буг.

96. Ярослав Мудрый (1015 – 1054 гг.).

97. См. VII, 16.

98. Т.е. Святополку.

99. Архиепископ Иоанн (1008 – 1033 гг.).

100. Предславу.

101. Т.е. Оде Мейсенской.

102. Т.е. варягов.

103. Она всё ещё находилась в плену. См. VII, 72.

104. См. VII, 20.

105. Т.е. Василию II Болгаробойце (976 – 1025 гг.), сыну Романа II.

106. Наверное, граф Удо-Лиутгер, сын графа Удо Штаденского.

107. Наверное, графа фон Верла.

108. Из похода в Бургундию в сентябре 1018 г. См. VIII, 18.

109. Герцога Верхней Лотарингии.

110. См. VI, 52.

111. Генрих II пробыл 5 недель в Цюрихе.

112. В октябре 1018 г.

113. Неясно, о ком идёт речь. Возможно, о Генрихе Швейнфуртском и Генрихе Австрийском.

114. В Hs 2 добавлено: «Эта книга содержит деяния 5 императоров, а именно: Генриха I и 3-х его сыновей – Отто, имевшего прозвище «Рыжий», Отто II и Отто III, которого называли «красивый мальчик», а также Генриха II, к имени которого прибавляли прозвище «Благочестивый». Эти императоры правили империей римлян и тевтонцев в течение 107 лет. Написал же её (т.е. книгу) Титмар, епископ Мерзебурга. Он, поскольку был саксонцем, постарался особо обстоятельно описать то, что эти императоры совершили в Саксонии».

Текст переведен по изданию: Thietmar von Merseburg. Chronik // Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 9. Berlin. 1966

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.