Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТИТМАР ИЗ МЕРЗЕБУРГА

ХРОНИКА

CHRONICON

КНИГА СЕДЬМАЯ

Давайте почтим также мы, рабы, того, кого хвалят все высшие [силы],
Воздав от сердец наших достойную оду ему.
Ведь он есть Бог, хоть в 3-х лицах, но всё же единый по сути
Без которого править не [может] никто; Бог, щедро дарящий
Высшее благо, удаляя [от нас] всё дурное а);
Щедро дарит он с выси небесной то, что выгодно всем.
Действительностью опроверг он лживые речи тех,
Кто говорил, будто король Генрих не обретёт ни имперской короны,
Ни будет править затем долгое время, но поражён будет смертью жестокой.
Ведь уже дважды по шесть лет, как возглавляет королевство благородный правитель,
Позже взойдя на трон цезарей также
В тот самый месяц, как сделал свободной он церковь мою.
Да будет отмечен прекрасным и светлым камушком б) тот день в),
Когда Рим подчинился нашему щедрому королю
И возрадовался тот, окроплённый святым маслом,
И вознёс благодарность Господу, который с выси [небесной]
Одарил вниманьем своим его и супругу, любимую им, Кунигунду.
Высший пастырь г) ликует, хор его также поёт,
Ибо при этом, столь великом правителе обрели они безопасность.
И ты, Мерзебург, пой вместе с ними!

1. (1.) Когда по истечении 1000 лет от воплощения Господня прошло 13 лет и наступила 3-я неделя 2-го месяца следующего года, в воскресенье, 14 февраля, в 13-й год 1 своего правления Генрих, Божьей милостью славный король, вошёл вместе с любимой супругой своей Кунигундой в церковь св. Петра, где его ожидал папа. Его окружали 12 сенаторов, шедших, опираясь на посохи; 6 из них, согласно таинственному обычаю, были без бороды, остальные же с длинными бородами. Прежде чем король был туда введён, папа спросил его, намерен ли он оставаться верным защитником и покровителем римской церкви и во всём повиноваться ему и его преемникам? Ответив на это смиренным признанием, король вместе со своей супругой получил от него помазание и корону. Прежнюю же корону он велел повесить над алтарём князя апостолов. В тот же день папа устроил им в Латеране великолепный пир. На 8-й день возникла крупная стычка между римлянами и нашими людьми на Тибрском мосту 2; с обеих сторон погибло много людей, пока ночь, наконец, не развела их. Зачинщиками этого дела были 3 брата: Гуго, Аццо и Адальберт 3, которые позже были схвачены и помещены под стражу; один из них бежал ещё в тех краях, другой был уведён в Фульду, а 3-й до сих пор томится в замке Гибихенштейн.

2. (2.) Цезарь велел вторично посвятить своего брата Арнульфа 4, поставленного им ранее управлять Равеннской церковью и интронизированного там папой. Узурпатора же Адальберта 5, долгое время несправедливо занимавшего этот пост, он хотел поначалу лишить сана, но, уступая неотступным просьбам благочестивых людей, поручил ему другую церковь – в Ареццо. Папа, согласно решению синода, низложил 2-х [священников] в Равенне и столько же в Риме, рукоположенных умершим уже архиепископом Львом 6. Под угрозой отлучения он восстановил установления святых отцов, касающиеся правил рукоположения в сан, и там, и у нас долгое время остававшиеся, к сожалению, в пренебрежении. Ведь каноны запрещают рукополагать кого-либо: в сан дьякона – ранее 25 лет, в сан священника и епископа – ранее 30 лет. Но, так как мы, несчастные лицемеры, этого не соблюдали, то и подверглись отлучению.

(3.) Празднуя Воскресение Господне 7 в городе Павии, император укрепил неустойчивый дух лангобардов выказанной им любовью. Затем, укротив все раздоры, он из Италии вернулся домой 8. Ардуин же, весьма этим обрадованный, напал на город Верчелли, епископ которого Лев 9 едва сумел убежать. Захватив этот город, он опять заважничал. Но, как я расскажу в последующем 10, величие Божье заставило его смириться и признать свою вину. По общему совету и с разрешения местных епископов цезарь соорудил в этих краях, в городе Боббио, где покоятся тела святых почитателей Христа и славных исповедников Колумбана 11 и Атталы, епископство, ставшее 3-м по счёту украшением 12 его благочестивых трудов, ибо побудила его к тому высшая необходимость и превосходившая её любовь ко Христу. С величайшим успехом и славой преодолев труднопроходимые Альпы, он вновь достиг благоденствия наших краёв, ибо воздух и свойства жителей (Италии) не согласуются с нашими землями. К сожалению, в Романии и Ломбардии много козней. Всем, приходящим туда, оказывают слишком мало любви; за всё, что там просят чужеземцы, нужно платить и при этом ещё опасаться обмана; ведь многие там погибли от яда, вложенного [в пищу].

3. (4.) В том же году, 28 апреля, умер граф Карл, сын маркграфа Рикдага 13, который несправедливо и безвинно, из-за бессовестной наглости своих обвинителей, лишился ранее всего своего лена, терпеливо перенеся это горе.

В тот же день испустила дух моя кузина Матильда 14, которая долго воспитывалась в Гернроде у своей родственницы, госпожи аббатисы Хатуи; почтенная женщина оплакивала умершую с безутешной скорбью, ибо всегда желала видеть в ней свою преемницу, и последовала за ней в следующем месяце июле, 4-го числа. О её достойной похвалы жизни я коротко упомяну кое-что. Была она славной племянницей королевы Матильды; в 13-летнем возрасте выйдя замуж за Зигфрида, сына маркграфа Геро, она прожила с ним в браке лишь 7 лет. После его смерти она, из любви к Богу и ради спасения бедного своего супруга, приняла от епископа Бернгарда святой покров, а вскоре, как я уже говорил 15, посвящение; пребывая в этой должности 55 лет, столь же усердная в службе Христовой, как Анна 16, столь же щедрая, как Сарептянка 17, чистотой и воздержанием подобная Юдифи, она украсила вверенную ей церковь различными украшениями. Её смерть предсказали такие знаки: пруд, расположенный в восточной части города 18, вплоть до полудня казался кровавым, а затем, изменив цвет, стал зелёным. Многим казалось, что только благодаря ёё заслугам моя кузина первой ушла с пальмой девственности. Погребена была эта славная невеста Христова Бернгардом, епископом Ольденбурга 19, не там где желала, но там, где просила её плачущая обитель, а именно посреди церкви перед алтарём святого креста; позже на этом месте, благодаря благородной её заслуге, всемогущий Бог даровал избавление некоему мужу, долго болевшему и ходившему с костылём.

4. (5.) Император же, перейдя Альпы и пройдя в интересах управления через прочие, прилегающие к ним провинции, отпраздновал Рождество Господне в Пёльде 20. После этого, придя в Мерзебург 21, он сообщил верным ему людям о верности Болеслава и его помощи, решительно требуя вызвать его для оправдания или исправления названного дела 22.

Между тем, двоюродный брат мой, граф Вернер, побуждаемый безрассудством юности и интригами коварных женщин, в воскресенье 23 прибыл с немногими людьми в город, называемый Бейхлинген 24, и, обманув стражу, насильно похитил давно им желанную Рейнхильду, владевшую этим городом. Она же ранее торжественно обещала императору никогда и ни за кого не выходить замуж без ведома его и разрешения. Потому-то и увели её под крики и рыдания. Услышав их, собрались с оружием в руках вассалы ёё и челядь; один из них, по имени Вульрад, был тяжело ранен. Вдруг одна из её служанок пожелала быть уведённой вместе со своей госпожой; Альвин, знатный юноша, желая, - согласно приказу своего господина, - взять её, был окружён со всех сторон; позвав на помощь моего кузена, далеко уже ушедшего, он, к несчастью, погиб прежде, чем прибыла помощь. Господин же его, придя, был заперт в замке и ранен одним из рабов; тотчас же проткнув того копьём и пригвоздив к стене, он устрашил прочих, не рисковавших более подходить близко. Увидев, что его люди с дамой уже далеко, а ему бежать некуда, он немедленно бросил коня, спрыгнул со стены и с трудом, - ибо был поражён брошенным в него камнем, - догнал своих опечаленных товарищей. Те отнесли его в Вие 25, в дом цезарева управляющего, оставив там с небольшой свитой; даму же поспешно увезли, прячась с ней то тут, то там, и в тревоге ожидая прибытия господина.

5. Однако, неверный управитель 26 тотчас же выдал императору больного гостя, чем весьма обрадовал его душу. Ведь тот надеялся, захватив его в свою власть, или казнить, - в назидание прочим, - или за большие деньги разрешить откупиться от этого. Была уже ночь, когда отправленные цезарем графы Бернгард 27, Гунцелин 28 и Вильгельм 29, вместе с их воинами, пришли туда, где лежал больной. Вернер, узнав от своих людей об их приходе, поздоровался со своим другом Вильгельмом, а остальным двум заявил, что если бы он мог держать в руке меч, никогда бы невредимым не оказался в их власти. Вильгельм же перевязал его рану и, поняв со слов его людей, что в Мерзебург, - как им было приказано, - доставить (Вернера) невозможно, велел отнести его в ближайшее село под названием Аллерштедт 30 и сторожить в каменном, сильно укреплённом доме; сам же, вместе со своими людьми, вернулся к императору.

6. В тот же день нас вызвали к цезарю 31; мы услышали от него горькие жалобы относительно того, как дерзко нарушил мой кузен его обет. Ведь когда Бруно 32 был убит своим врагом Милоном в собственном доме, где всем следует соблюдать мир, об этом с великой печалью поведали императору; тогда же его настоятельно просили отбирать, по обычаю его предков, имущество и саму жизнь у столь дерзких преступников, подтвердив это со своей стороны клятвой. Подняв руки, (король) обещал всемогущему Богу и всем присутствующим исполнять это пока жив. А так как мы знаем, что лучше не обещать Богу доброе дело, чем позже от него уклоняться, давайте просить его, - если по человеческой слабости или от дурного желания он внезапно нарушит эти обещания, - образумиться и дать достойное возмещение тому, кому он их давал. Выслушав жалобы императора, князья дали такой совет: захватить все земли (Вернера), вернуть даму, а зачинщиков этого дела или как сдавшихся представить суду, или как бежавших преследовать до самой смерти. Самого же графа, если, когда он выздоровеет, признают виновным, пусть казнят; если же выяснится, что всё это он сделал с согласия дамы, самым лучшим будет их поженить. Для выполнения этого немедленно был отправлен брат мой Генрих: всем было приказано собраться на совещание в Алльштедте. Он уже выступил, когда вернулись названные графы, сообщив цезарю о случившемся.

7. На следующий день, то есть в праздник св. Мартина 33, Вернер, до сих пор терпеливо снося все невзгоды, испустил дух, врагов не огорчив, а своих ввергнув в непередаваемую скорбь. Король расстроился из-за этого; заплакал и Дитрих 34, враг (Вернера). Узнав об этом, я просил разрешить уйти моему кузену Дитриху 35, чтобы с помощью моих вассалов привезти тело друга из Мемлебена, - где тогда было аббатство и славный настоятель которого Рейнхольд 36 позаботился о нём ради долга человечности, - в Хелфту 37, где я его ожидал. Но, так как к тому времени (тело) начало разлагаться, я велел немедленно извлечь внутренности и захоронить их возле моей церкви; само же тело я сопроводил в Вальбек и захоронил слева от любимой его супруги 38. Через 14 дней, 26 ноября, внезапно скончалась тёща (Вернера), госпожа Сванхильда 39.

8. (6.) Между тем, когда цезарь вершил в Алльштедте правосудие, он, как уверяли присутствовавшие, отказал в нём моим друзьям. Ведь из-за того, что граф Бернгард 40 хотел прежде убить названного Вернера, цезарь посредством несправедливого судьи велел дать ему остров, называемый Парей 41. Граф Вихман 42 не дал свершиться подобному, утверждая, что это несправедливо. Весь народ роптал, втайне заявляя, что помазанник Божий согрешил. Тогда же многие видели там посреди дня звезду. На 8-й день после [праздника] св. Андрея 43 умер во Христе священник Ригман, управлявший своей церковью 85 лет. Уйдя оттуда, (король) справил Рождество Господне 44 в Пёльде, а в среду перед Пасхой 45 прибыл в Мерзебург. В день Вечери Господней я, недостойный, освятил елей в его присутствии. В канун же святого Воскресения, который тогда пришёлся на 9 апреля, умер Редбальд 46, аббат Верденский. [На его место] был избран Хейденрейх 47, приор тамошней церкви. В святой день [Пасхи] мессу служил архиепископ Геро 48; тогда же явился чешский князь Ульрих 49, и мы провели дни этого праздника очень весело.

9. Между тем, маркграф Герман провёл Пасху у своего тестя 50 и, едва освободившись, вместе с послом последнего Стойнефом прибыл к императору, уже долго его ждавшему. Этого посла, привыкшего постоянно лгать, непостоянный его господин отправил на запад 51 к цезарю скорее ради нарушения спокойствия, чем, как он заявлял, для заключения мира. Император, вверив его и его спутников попечению своих друзей, милостиво принял братьев своей жены 52, босиком умолявших его о милости. Только тогда он велел явиться этому ветрогону, чтобы тот узрел его [власть], и дал ответ своему господину. Но тот, сообщив дома иной [ответ], чем тот, что дал ему цезарь, по приказу нечестивого князя вернулся, - с ним был и названный граф, стремившийся заключить мир, - и перед лицом императора и его знати был уличён, как лжец и нарушитель мира. Тогда же Болеслав вторично 53 был вызван цезарем, чтобы или оправдаться, или исправить своё непослушание, но не пожелал к нему явиться, потребовав рассмотреть его дело перед лицом князей.

10. Но обрати внимание, читатель, сколько радушия оказал ему прежде император!

(7.) Названный князь, знаток тысячи хитростей, отправил к Ульриху, правителю Чехии, своего сына Мешко 54, чтобы, помня о взаимном родстве, заключить взаимный мир и сообща противостоять всем врагам и, особенно, цезарю. Однако тот, узнав от заслуживающих доверия людей, что это всё устроено против него самого, схватил (Мешко), лучших из его спутников перебил, а прочих, - вместе с их взятым в плен господином, - отправил в Чехию и бросил в тюрьму. Император 55, узнав об этом, отправил туда Дитриха, моего двоюродного брата, с просьбой вернуть ему его вассала; если же (Ульриху) будет нужна его милость, он никогда ему в ней не откажет. На это ему дали такой ответ: «Для меня крайне важно во всём следовать приказам моего господина; иметь для этого и возможность, и желание. Однако, совсем недавно Всемогущий Бог вырвал меня из пасти льва, предав [в мои руки] его щенка, присланного мне на погибель. И если я позволю ему свободно уйти, то всегда буду иметь заклятых врагов и в отце, и в сыне. Если же, напротив, удержу его, то надеюсь обрести благодаря этому какую-то выгоду. Пусть мой господин решит, исходя из всего сказанного, что угодно ему и выгодно мне; я преданно исполню любое его решение».

11. Но, когда Дитрих вернулся с этим посольством, к (Ульриху) немедленно отправили следующее, в котором (цезарь) по прежнему просил и настоятельно приказывал отпустить (Мешко), обещая со своей стороны устранить все его опасения и заключить добрый мир. Тогда Ульрих волей, неволей выдал пленника, чем весьма угодил императору. Болеслав же, сверх меры радуясь выдаче сына, через своих послов достойно поблагодарил цезаря и просил, к его чести и к досаде врагов отпустить (Мешко) и познать будущую обоих их благодарность. На это император ответил, что пока это невозможно, но обещал, что, когда тот придёт в Мерзебург 56, он по общему совету своих князей удовлетворит его желание. Болеслав, услышав это решение, воспринял его с раздражением и настойчиво продолжал тайно, путём частых посольств пытаться вернуть сына под свою власть.

12. (8.) Цезарь, придя в условленное место 57, спросил совета у князей, как ему следует поступить в этом деле. Первым из них взял слово архиепископ Геро: «Когда было [подходящее] время, проблему можно было решить с честью для Вас; но, когда я предлагал это, Вы меня не послушали. А теперь душа Болеслава из-за долгого содержания под арестом его сына отвратилась от Вас, и боюсь, что если Вы отпустите его без заложников или иных мер безопасности, Вы лишитесь в последующем верной службы их обоих». Большая часть присутствующих поддержала эту речь; однако, часть продажной [знати] сокрушалась о том, что подобное не принесёт [цезарю] большой чести. Деньги победили здравый смысл; чтобы угодить Болеславу, (князья), взяв у цезаря Мешко, - вместе со всеми его людьми и всем, чем те владели, - отвели их к нему и, получив обещанное, умоляли его и сына, помня о Христе и клятве перед Богом, никогда более не причинять цезарю неприятностей и не дозволять обманывать его друзей. Те тотчас же ответили им на этот дружеский призыв в льстивых тонах, что никоим образом не совпадало с их последующими действиями. Ведь, несмотря на то, что им самим была присуща очень малая верность или её вообще не было, нам они поставили в вину то, что (Мешко) был слишком поздно отпущен цезарем и нами, хотя он и относился к числу наших вассалов.

13. Это всегда было у них в душе; потому-то и заявили они, что не придут к цезарю 58. Истинно то, что глас евангельский свидетельствует: «Кто замыслил отделиться от преданного друга, тот всегда ищет себе оправдание» 59. Император ушёл от нас 60, зная об этом; последующие молитвенные дни он провёл в Кауфунгене 61, куда перенёс свой двор из города Касселя; там, следуя совету архиепископа Гериберта, он вручил Хейденрейху указанную должность 62. Между тем, в присутствии архиепископа Геро, началась постройка нашей церкви; 18 мая я сам уложил в форме святого креста ёё первые камни. Обсудив там все насущные дела, (цезарь) накануне Троицы 63 прибыл в Имбсхаузен 64, торжественно проведя там, вместе с епископом Мейнверком, этот святой праздник. (9.) Там же был низложен Вал 65, аббат Корвейский, - ему уже ранее было запрещено исполнять свои обязанности; [на его место] без согласия названной братии был назначен Друтмер 66, один из монахов Лоршского монастыря. Когда он в ту же неделю пришёл на своё место, вся община, за исключением 9 человек, ушла и, как и предсказывал аббат Лиудольф, место это не по своей воле осталось почти пустым 66а.

14. (10.) В эти праздничные дни Эрнст 67, славный герцог Швабии и наследник Германа Дитя, незаконно охотился в некоем лесу; собираясь застрелить лань, он, к несчастью, был ранен одним из своих рыцарей, скорее по ошибке, чем по злому умыслу. Чувствуя приближение смерти, он, призвав вассалов, умолял их пощадить виновного; а поскольку священника, которому он мог бы сознаться в своих грехах, не было [рядом], он велел вместо него приблизиться [к себе] одному из рыцарей. Увидев, что тот подошёл, он сказал: «Подойдите все и примите слухом сердца деяния вашего умирающего и грешного [господина], и сообща помогите мне их искупить; прошу вас, вверьте грешную мою душу всем верующим, отсутствующим ныне, и умоляйте жену мою беречь свою честь и не забывать меня». Сказав это, он поведал присутствующим все грехи, какие смог вспомнить и тотчас же, 31 мая, покинул этот свет; похоронили его в Вюрцбурге, возле отца его, маркграфа Леопольда 68, как он и просил. Душа этого юноши, как я надеюсь, пребывает ныне в блаженстве, ибо, как сам он утверждал при жизни, ему более по нраву краснеть перед многими [людьми] в этом мире, чем скрыть что-либо от всемогущего Бога. Берите с него пример, братья во Христе, и откройте скрытый внутри порок врачу небесному; не пренебрегайте спасительным его лекарством, и кто бы ни принимал при кончине нашей исповедь, пусть грешник не колеблется сделать покаянное признание, дабы обрести на небе милостивое прощение!

15. (11.) На упомянутый выше праздник, в то место 69 пришёл из западных земель некий крестьянин, принеся императору новое послание и никому не желая его открывать, кроме самого (цезаря); с собой он нёс палку, которой погонял во время пахоты скот, когда через голубя получил с неба повеление. Был он столь высокого роста, что все, кто его видел, очень этому удивлялись. Возвращаясь домой, он всем, кто вопрошал его, объявлял, что, согласно приказу цезаря, после похода придёт в Аахен и получит там от него ответ. Но поскольку император пренебрёг этим предостережением и ещё многими другими, он понёс заслуженную кару.

16. На последовавшее за тем рождество св. Иоанна Крестителя 70, цезарь, придя в Гослар, передал герцогство Эрнста своей кузине и её сыну 71; отправившись оттуда в Магдебург, он смиренно просил Христова воина Маврикия о заступничестве, чтобы [тот помог ему] смирить упрямство врага Болеслава. Оттуда с набранным войском он прибыл к месту под названием Шленцфурт 72, причинив местным жителям и их маркграфу Геро большой ущерб. 8 июля мы собрались; однако, вместо должной защиты жители испытали от нас большой грабёж. После того, как наши переправились через Эльбу, императрица, и я вместе с ней, отправились в Мерзебург, чтобы ожидать в тех краях прихода цезаря. Когда же наши пришли в округ, под названием Лаузиц, на них, сделав вылазку, напал гарнизон города Цютцен 73. Увидев это, они, перебив огромное количество (нападавших), схватили Эрика, имевшего прозвище «Гордый», - он из-за убийства бежал сюда из нашего края, - и в оковах представили цезарю.

17. Император, двинувшись затем к Одеру, к месту под названием Кроссен, отправил к Мешко, засевшему там с войском, лучших из своей армии рыцарей, дабы они убедили его вспомнить об обещанной им верности и сообща просили не допустить, чтобы из-за него император лишил их земель, которые тот собирался занять после его сдачи. Тот дал им такой ответ: «Я признаю, что милостью цезаря был вырван из вражеской власти и обещал вам верность; и охотно во всём соблюдал бы её, если бы был свободен. Нынче же, как вы и сами знаете, я подчинён власти моего отца; а так как он запрещает мне это делать, - да и воины его, здесь присутствующие, не дадут этому случиться, - я, хоть и неохотно, но вынужден вам отказать. Моё отечество, на которое вы напали, я, если смогу, буду защищать вплоть до прихода отца, и только тогда постараюсь склонить его к милости цезаря и к вашей любви». Услышав это, наши вернулись назад, сообщив этот ответ императору. Между тем, герцог Бернгард со своими союзниками – епископами и графами, а также ордой безбожных лютичей, с севера напал на Болеслава, застав его возле укреплённого со всех сторон Одера.

18. (12.) Цезарь же, перейдя в день первомученика Христова 74 Одер, наголову разбил полчища оказавших сопротивление поляков; из наших же никто не погиб, кроме славного юноши Ходо, Эккериха и ещё одного вассала графа Гунцелина 75. Его, вместе с Зигфридом 76, сыном маркграфа Ходо, император обвинил в связях с Болеславом, однако тот сумел мужественно оправдаться уже в тот же день. Преследуя бегущих врагов, Ходо далеко оторвался от своих и, поражённый стрелой в голову, потерял сначала глаз, а затем и саму жизнь. Мешко, опознав его тело, горько заплакал, ибо тот был у нас его другом и защитником; должным образом позаботившись о теле, он отправил его к [нашему] войску. Число же тех, кто погиб со стороны врага, было не менее, чем 600 человек; огромной была также оставленная нам добыча.

19. Болеслав, оставаясь на прежнем месте, тотчас же узнал об этом от скороходов; несмотря на своё желание поспешить к (месту битвы), он всё же не рискнул открыть проход противостоящим ему врагам. Куда бы ни бросались наши на своих судах, он всюду следовал за ними со своими людьми крылоногим конём 77. Наконец, внезапно подняв паруса, наши плыли целый день и, когда враги уже не могли следовать за ними, в безопасности овладели желанным берегом, предав огню ближайшие местности. Когда названный князь издали увидел это, то, как обычно, бежал, уступив нашим отвагу и удобное место для того, чтобы вредить. Герцог же Бернгард со своими людьми, не сумев прийти на помощь императору, - как ему ранее было приказано, - тайно отправив пеших гонцов, сообщил ему об исходе дела и о вынужденной причине своего непослушания; а затем, опустошив лежавшую вокруг местность, вернулся домой. Ульрих, который должен был с баварцами прийти к цезарю, также по многим причинам не выполнил это. Но, хоть они и не сопровождали императора, всё же своей близостью доказали верную свою службу. Ведь Ульрих, напав на некий большой город, под названием Бизнитц 78, захватил в нём не менее 1 тысячи мужчин, не считая женщин и детей, сжёг его и победителем вернулся домой. Генрих же, маркграф Остмарка 79, узнав, что воины Болеслава производят грабёж неподалёку от него, немедленно вместе с баварцами атаковал их, убив среди них, - оказавших отважное сопротивление, - 800 человек и отобрав всю добычу.

(13.) Между тем, 5 августа 80 умер во Христе Рединг, приор Магдебурга. 19-го числа того же месяца умерла почтенная графиня Эйла 81 и была погребена епископом Эбергардом 82 в монастыре, который сама соорудила.

20. Но прежде чем цезарь узнал обо всём этом, он, располагая пусть малым, но сильным войском, с большой осторожностью пребывал в тех краях столько, сколько хотел. Наконец, повернув назад, он пришёл в округ под названием Диадези, и, к сожалению, разбил лагерь в узком месте, где никто не жил, кроме одного пчеловода, которого там тогда убили. Болеслав, услышав, что император собирается уходить другим путём, чем тот, которым пришёл, как только мог укрепился у Одера. Однако, узнав, что тот уже ушёл, отправил к месту, где находилось наше войско, большое количество пехоты, приказав им попытаться уничтожить хоть какую-то его часть, если выпадет благоприятный случай. Кроме того, он отправил к цезарю своего аббата по имени Туни 83, якобы для заключения мира; однако тот, сразу признав в нём шпиона, до тех пор удерживал его у себя, пока почти всё войско, сделав предыдущей ночью мосты, не переправилось через лежащее впереди болото.

21. Только тогда этот монах снаружи, хитрый лис в душе, - за что он и был любим своим господином, - смог вернуться к своим. А император, отправясь вперёд, поручил оставшихся архиепископу Геро, славному маркграфу Геро и пфальцграфу Буркхарду 84, наказав им беречь себя внимательнее, чем обычно. Вслед за тем враги, скрывавшиеся поблизости в лесу, трижды издав клич и подняв страшный шум, немедленно напали, - среди атакующих бежали также стрелки, - на наш отряд. Наши, оказав им отважное сопротивление и в первой, и во второй схватке, убили многих, потерявших строй, (врагов). Но, когда некоторые из наших бежали, ободрённые враги сплотились, вторично атаковали наших, рассеяли их и, пустив стрелы, перебили разбежавшихся. Архиепископ Геро и получивший ранение граф Буркхард, едва вырвавшись оттуда, сообщили цезарю о случившемся. Молодой Лиудольф 85 с немногими людьми попал в плен, а графы Геро 86 и Фолькмар с 200 лучшими рыцарями были убиты и ограблены; пусть всемогущий Бог милостиво обратит своё внимание на их имена и души! А нас, по чьей вине они тогда погибли, пусть ради Христа простит и милостиво позаботится о том, чтобы впредь мы не претерпевали ничего подобного!

22. (14.) Император, услышав это печальное известие, хотел вернуться, чтобы убрать тела убитых; но, удержанный советом многих людей, хоть и неохотно, отказался от этого, отправив лишь епископа Эйда 87 просить нечестивого князя о разрешении похоронить их и о выдаче тела маркграфа Геро. Почтенный отец, послушный воле цезаря, быстрым аллюром вернулся [к тому месту]. Увидев достойное сожаления зрелище, он тяжело застонал и смиренно помолился за убитых. Победители, всё ещё продолжавшие грабёж, увидев его издали, поначалу бежали, но затем, когда он приблизился, приветствовали и, не препятствуя, разрешили ему продолжать путь. Добившись от Болеслава, который был очень рад нашему поражению, всего, чего он просил, (Эйд) без промедления вернулся и с большим трудом, с помощью врагов, похоронил тела союзников. Тело же названного маркграфа и товарища его Видреда он доставил в Мейсен. Граф Герман, с плачем приняв их там, вместе с братьями Гунтером 88 и Эккехардом сопроводил к городу Ниенбургу, где архиепископ Кёльна Геро и брат его, маркграф Титмар, - отчим 89 Германа и отец убитого графа, - соорудили во время правления Оттона II аббатство в честь Богородицы и святого мученика Киприана. Архиепископ Геро, предав их тела земле, утешил госпожу Адельгейду, сына её Титмара 90 и скорбящих друзей и рыцарей.

23. (15.) Между тем, цезарь со своими людьми отправился к городу Стреле; зная, что Мешко с войском следует за ним, он приказал маркграфу Герману поспешить, чтобы защитить город Мейсен. Сам же прямым путём двинулся к Мерзебургу. А Мешко, получив указания от нечестивого отца дождаться, пока наши, разделившись, уйдут, не оставив за собой никакой охраны, 13 сентября, на рассвете, с 7 отрядами перешёл Эльбу возле названного города (т.е. Мейсена); одним (воинам) он приказал опустошать окрестности, другим – осаждать город. Витхазены, увидев это, отчаялись в надежде защитить себя и, бросив почти всё своё добро, поднялись в укрепление верхнего города. Враги, чрезвычайно этим довольные, вошли в оставленный нижний город и, унеся найденные вещи, подожгли его; им удалось также поджечь в 2-х местах и верхний замок. Граф Герман, видя, что его помощники, - весьма немногочисленные, - уже совсем выбились из сил, пав ниц, просил о милости Христовой и о святом заступничестве его славного мученика Доната 91, а затем призвал на помощь женщин. Те, достигнув укрепления, помогали мужчинам камнями, тушили огонь песком, - ибо воды не было, - и, - благодарение Богу! – смирили ярость и дерзость врагов. Мешко, видя всё это с горы, расположенной поблизости, ожидал прибытия союзников. Опустошая, а там, где под рукой был огонь, сжигая всё вплоть до реки Яны 92, они вернулись поздно [вечером], на усталых конях. Они бы провели там ночь вместе со своим господином, - чтобы на следующий день штурмовать город, - если бы не заметили, что Эльба вышла из берегов 93. По этой причине сильно утомлённое войско благополучно, - вопреки ожиданиям, - ушло, успокоив этим успехом тревожное сердце своего князя. Император же, услышав об этом, отправил в помощь своему маркграфу всех, кого только смог собрать, приказав, вскоре после этого, восстановить нижний город. В помощь [маркграфу] и для выполнения этого задания 8 октября собрались архиепископ Геро и епископ Арнульф, вместе с графами и многими другими [воинами]. Среди них был и я, самый ничтожный из всех. За 14 дней выполнив задание, мы ушли, поручив город на 4 недели графу Фридриху 94.

24. (16.) Архиепископ Геро, сопровождаемый мною, прибыл в место под названием Мокрена 95. Там я, умоляя Геро вспомнить о данных им любезных обещаниях, получил от него вместе с посохом, каким я и сейчас владею, власть над 4 городами: Шкойдицем, Таухой, Пюхеном и Вурценом, а также село Рассниц 96. В передаче остальных 5 – Айленбурга, Поуха, Дюбена, Лёбнитца и Цёкеритца – он мне отказал, обещав предоставить их позже; это случилось 25 октября, в присутствии свидетелей: Херибальда, Гепо, Ибо, Кристина и Зигберта. В тот же день мы пришли в город под названием Цёрбиг 97, где я объявил собравшимся вассалам архиепископа о том, что милостиво сделал для меня их господин. Там же мы узнали о болезни почтенной Фридеруны, чьими гостями тогда были. Она, к сожалению, на следующий день, а именно 27 октября 98, покинула этот мир. Затем архиепископ отправился в Магдебург, а я – в Вальбек, где и справили праздник всех святых 99.

(17.) Между тем, Ардуин, только по имени король, потеряв город Верчелли, которым, изгнав епископа Льва 100, вопреки закону долго владел, заболел; сбрив бороду и став монахом, он 30 октября 101 умер; похоронили его в монастыре. Император же, посетив западные земли, нуждавшиеся тогда в его присутствии, уладил все спорные вопросы 102.

25. (18.) После этого славный епископ Эйд, вернувшись из Польши с богатыми дарами, заболел и 20 декабря 103, в городе Лейпциге, отдал Христу свою верную душу. Тотчас же прибыл Хильдевард, епископ Цейца, которого вызвали для того, чтобы позаботиться о теле; войдя в дом, где почил святой муж, он обнаружил, что тот наполнен дивным ароматом. Он сопроводил тело до Мейсена и, с помощью графа Вильгельма, который тогда, согласно своей должности, охранял этот город, похоронил перед алтарём. Но так как выше я обещал рассказать в последующем о его жизни, скажу коротко о многом. Названный муж происходил из благородного рода, владел многими поместьями, по нищете духа почитая это за ничто. Перед посвящением он, вместе с прочей братией, жил в Магдебурге, соблюдая устав и ведя весьма достохвальную жизнь; позже, поднявшись выше по увеличении духовной его паствы, он по мере своих сил пытался подражать апостольской жизни. Он никогда не пользовался ни рубашкой, ни брюками, кроме тех случаев, когда служил мессу; он часто отказывался служить её потому, что считал себя недостойным этого. Многие удивлялись тому, как он терпел зимний холод. Часто, когда его люди уже почти теряли надежду, он, хоть и с трудом, но оживал в тёплой комнате. Тело своё он чрезмерно истязал постом, а передвигаться больше предпочитал пешком, чем верхом. Когда он видел, что у него и его спутников в пути закончилась еда или случилась какая-либо иная трудность, он благодарил Бога и всем велел это делать. Благодаря крещению, усердной проповеди и конфирмации он был полезен не только своей церкви, но и многим другим. Воздерживаясь от тех вещей, которыми он сам и его люди должны были жить, он приобрёл для своей церкви почти 200 мансов. Елей и клириков редко, храмы же Господни охотно он освящал, хоть часто и без мессы. Глаза его из-за постоянно льющихся, обильных слёз потускнели. Нам, современникам его, из-за грехов наших не нравился образ его жизни, а ему – наш. Живя более 23 лет в тяжком труде, он заранее предсказал свой конец и очень настойчиво просил ни в коем случае не хоронить его в Мейсене. Ведь он всегда втайне желал, - боясь одиночества в будущем, - заслужить [право] быть погребённым в месте, под названием Кольдитц 104, где покоится тело Христова мученика Магнуса. Но граф Герман, надеясь, что благодаря его заступничеству доверенное ему Богом место обретёт помощь, велел, как я уже говорил, похоронить его именно там.

26. (19.) В канун Рождества Господня 105 в своём городе, носящем название Кобленц, умер Мейнгауд, архиепископ Трирской церкви, занимая эту должность в течение 8 лет и 7 месяцев 106; оттуда его тело было доставлено к его же престолу и с честью погребено рядом с его предшественниками. Император, услышав об этом, был взволнован потерей столь великих отцов и решил обсудить с друзьями как лучше заполнить ставшие вакантными места; Рождество Господне он в праздничном настроении провёл в Падерборне. А после этого поручил город Трир Поппо 107, сыну маркграфа Леопольда, бывшему тогда приором Бамбергской церкви; а когда Эрканбальд, архиепископ Майнца, должен был рукоположить его согласно приказу цезаря и с разрешения Верденского епископа 108, который был тогда первым по рангу среди этой братии, Дитрих, епископ Меца, постоянными восклицаниями и смиренными просьбами тщетно пытался этому помешать, говоря, что будет более справедливо, если именно он осуществит это рукоположение. Но император не стал слушать его, указывающего на грамоты и грозящего отлучением, а велел осуществить помазание. В те же дни на место Эйда цезарь назначил епископом Эйльварда 109, капеллана маркграфа Титмара, согласно просьбе Германа, его брата; в воскресенье 110 перед Вербным воскресением он с нашей помощью был посвящён в Мерзебурге архиепископом Геро.

27. (20.) Император, проведя ближайший праздник Вербного воскресения 111 вместе с Генрихом, почтенным епископом Вюрцбургской церкви, в среду прибыл в Бамберг, почтительно отпраздновав здесь Вечерю Господню, Его страсти и сам праздник Пасхи. Приглашённый сюда Рудольф 112, король Бургундии и его дядя, прийти не смог и просил своего любимого племянника выйти ему навстречу. Их встреча состоялась в городе Страсбурге 113; щедрое радушие взаимной любви радовало спутников обеих сторон. Была там также славная супруга 114 короля Рудольфа, которая, будучи верной его помощницей, поручила заботам цезаря 2-х своих сыновей, пасынков своего мужа. Всё, что тогда было ему уступлено дядей и чем до сих пор по милости короля владел Вильгельм Пуатье 115, (цезарь) дал в лен своим любимым рыцарям.

28. Император, следуя мудрому совету, хотел этим упрочить то, что намного ранее названный король клятвенно обещал сделать после своей смерти. Ведь он принял от дяди под свою руку всю знать Бургундской земли, дав крепкое ручательство в том, что в важнейших делах ничего не будет делать без её согласия. Епископство над той областью 116 он дал некоему знатному мужу, который позже едва ушёл оттуда целым. Ведь Вильгельм, могущественный в тех краях муж, узнав обо всём этом, велел его прогнать и, наконец, бегущего, травить собаками. Епископ, уже терявший силы, услышав их лай, понял, что для него осталось единственное спасение; осенив знаком святого креста оставленные за собой следы, он лёг, будто мёртвый, и приготовился стать добычей; и вот, хищные псы, учуяв означенное место, будто сильным вихрем повёрнутые, повернули назад, а истинный слуга Божий через незнакомые лесистые места добрался до дружественных пределов.

29. Цезарь дал королю, его супруге и всей его знати огромные деньги и, вторично утвердив старинное пожалование, разрешил им уйти; сам же, собрав войско, направился к городу Базелю. Услышав там, что Вильгельм, укрепив города, оказывает неповиновение и намеревается закрыть пути, он, не надеясь на малое количество [своих людей], собрал отовсюду отряды друзей и предал дерзнувшие восстать против него провинции огню и пожару. Однако поняв, что ни один из тамошних городов захватить не удастся, он вернулся в печали, ибо ни здесь, ни на Востоке не смог нанести своим врагам решительного поражения.

(21.) Между тем, императрица, пребывая тогда в наших областях, думала вместе с нашими князьями о защите отечества. Враг же наш, Болеслав, не вредя нашей земле, укреплял свою; узнав об уходе цезаря, он обрадовался и весьма возгордился. Ведь многие, кому это было известно, утверждали, что если бы цезарь пришёл тогда к нему со своей армией, он смог бы восстановить страх, который тот питал к нам, и, даровав ему один только мир, нашёл бы (Болеслава) опять верным и готовым служить ему.

30. Но король Бургундии, мягкий и по-женски добрый, - идя на поводу тех, кому угодно, ослабив узду законности, мчаться, подобно несчастному телёнку 117, не разбирая пути, - решил отказать своему племяннику в том, что ранее ему обещал. Позже, пытаясь исправить это дело, он ничего не смог сделать из-за возмущения и открытого сопротивления этих людей. Ведь никто, как я слышал, не правит королевством так, как он: он обладает лишь титулом и короной; епископства же даёт тем, кого изберут князья; живёт, немногое удерживая из доходов епископов для своих нужд, не в состоянии оградить ни их, ни кого-либо ещё от угнетения извне. Потому-то (епископы) со связанными руками и служат каждому князю, как самому королю; только так могут они наслаждаться миром. Лишь потому признают они над собой власть такого правителя, чтобы тем свободнее действовал произвол злодеев и не пришёл бы новый закон другого короля, - ибо он нарушил бы укоренившиеся обычаи. Граф Вильгельм, о котором я уже говорил, был вассалом короля только по имени, на деле же – господином; и в краях тех нельзя назвать ни одного графа, кроме него, обладавшим титулом герцога. И, чтобы власть его в этой земле не стала меньшей, он и словом, и делом, как я уже сказал, оказывал сопротивление императорскому величеству.

31. (22.) Предыдущим летом Бернхар, благочестивый отец и епископ святой Верденской церкви, заметив, что жизнь его уже подходит к концу, милостиво призвал к себе всех тех, кто по человеческой слабости чем-либо погрешил против Бога и вверенной ему церкви и, увещевая их покаяться, милостиво простил всех, признавших свою вину. А всем, кто не признал себя виновным перед ним, он сказал так: «Пожалуйста, дети мои, не делайте так! Ведь я не стремлюсь чем-либо обделить вас ни со своей стороны, ни со стороны моего преемника, а лишь хочу освободить вас от этих грехов и с искренним миром от вас удалиться». Он умножил свою церковь справедливым приобретением 300 мансов, от чистого сердца любил своего императора и всех верующих во Христа; особенно же, по примеру высшего пастыря, любил он подчинённых ему людей. Сей почтенный муж пребывал в должности 24 года 118; возле Верденской церкви он велел выстроить башню из камня, которого в той земле было мало. Этот источник света удалился от наших взоров 25 июля. Император, узнав об этом, оплакал смерть столь славного господина так, как сын оплакивает потерю отца. 24 августа он поставил на его место долго отказывавшегося от этого Виггера 119, - будучи приором Кёльнской церкви, он был тогда снят с должности архиепископом Герибертом; получив посвящение от архиепископа Эрканбальда, он с великим почётом был отправлен (цезарем) на своё новое место.

Следует также отметить и не без тяжкого вздоха сообщить, что монастырь, воздвигнутый в Мемлебене и долгое время наслаждавшийся свободой, был опять ввергнут в рабство. Ведь когда аббат сей обители Рейнхольд был смещён, а братия его рассеялась, его подчинили Херсфельдской церкви 120 в лице её тогдашнего настоятеля Арнольда 121.

32. (23.) В некоем округе земли Швабской, в графстве графа Бецелина 122 случилась удивительное и очень страшное событие. Одна замужняя женщина внезапно скончалась. Тело её, после обмывания и выполнения прочих необходимых обрядов, было внесено скорбной прецессией в церковь. Вдруг, поднявшись с носилок и обратив в бегство всех присутствующих, она призвала к себе своего мужа и прочих домочадцев и, дав каждому отдельно особое поручение, утешила ласковыми словами; после этого она в мире почила. Удивительно то, что я говорю, но знаю, что это лишь одно из творений нашего удивительного Господа; а чтобы никто не усомнился в истинности этого, приведу неоспоримое доказательство: названный граф сообщил об этом, как о свершившемся факте, императору, а тот – поведал мне в присутствии многих братьев. Часто случается, что лукавый враг является человеку под личиной мертвецов, чтобы разными способами его обмануть; и глупцы верят, что так и будет. Я же истинно говорю всем верующим, что бездыханное тело, после того, как его покинула душа и было тщательно исполнено необходимое по христианскому обычаю погребение, никогда до всеобщего воскресения плоти, - которое без сомнения свершится, - не встанет, кроме как ради заслуг праведников в надлежащее время. А случается это только тогда, когда мир расцветает из-за их славного образа жизни. Полагаю, что названная женщина весьма много значила [перед лицом Бога], если после того, как вкусила смерти, ей было дано исполнить её праведное желание и опять, без стона, заснуть мирным сном.

33. Блажен тот, кто постоянно и поспешно исполняет доброе дело, не прекращая его ни из-за каких задержек. Напротив, того можно назвать несчастным, кто или пренебрегает праведным делом, или пытается его отсрочить, чтобы потом не иметь возможности исполнить. И в том, и в другом я часто бывал виноват; расскажу сейчас только о 2-х случаях, когда я сам тяжело провинился.

(24.) После изданного в Дортмунде указа 123 заболел Рихер, священник Магдебургской церкви и духовный мой брат; и я, так как там не был, его не посетил. Когда же за день до того, как этот праведный муж скончался, я пришёл, то не вошёл к нему, а отложил визит до следующего дня; в итоге он умер без моего участия. Тело его было внесено в церковь нашей братией и охранялось моим викарием, так как я не мог перенести ночное бдение. А вскоре после своих похорон он, явившись ко мне во сне, сказал: «Почему ты меня не навестил, почему не читал псалтырь, почему не почтил мою память согласно Дортмундскому предписанию?». Услышав мои оправдания, он ответил: «Плохо, что ты этим пренебрёг». И тогда я спросил его, как он поживает; а он: «Когда в субботу, - говорит, - я почил, на следующий день обрёл радость вечного покоя». А когда я поинтересовался у него, как идут дела у отца моего и матери, он ответил: «Хорошо», и продолжил: «Мать твоя просила меня передать тебе, что в понедельник или четверг ты последуешь за ней». Застонав из-за этого, я проснулся, точно зная, что ласковое наставление праведников свято и спасительно, если ему следовать; если же нет, то весьма опасно. Хоть я здесь никого не обвиняю, кроме себя самого, боюсь всё же, что большинство людей в этом случае и в другом лицемерили бы. А чем более мы пренебрегаем наставлением вышестоящих, тем более виновными мы будем на суде их.

34. (25.) Кроме того, я виновен также и в другом проступке, в чём от чистого сердца раскаиваюсь. Рединг 124, приор Партенопольского капитула, с любовью приняв меня, - я пришёл туда в 40-дневный пост, незадолго до его кончине, - просил разрешения тайно со мною переговорить; проливая слёзы 125, он так начал свою речь: «Я очень боюсь быть застигнутым внезапной смертью и открою Вам причину этого. В городе Арнебурге и дважды в этом городе со мною внезапно случалось, что я не мог ни видеть, ни слышать; но, с помощью Христовой, быстро избавлялся от этого. С того времени я был в сильной тревоге и открыл моим братьям, - которые, как я надеюсь, достойны этого, - язву своего нечестия. А так как Вы, как я знаю, всегда были верным моим другом, то смиренно прошу Вас быть свидетелем моей исповеди, ибо, как я полагаю, мне недолго осталось жить». Эту просьбу я покорно принял, обещая полностью удовлетворить. После этого он ещё раз умолял меня о том же, но так как тогда было неподходящее время, он не добился от меня исполнения своего похвального желания. И, хоть из-за дурного привкуса своей грешной совести я неохотно стал бы рассматривать язвы кого-либо иного, обратившегося ко мне, не надеясь их исцелить, в этом случае я с удовольствием взял бы на себя бремя грехов этого брата, если бы видел, что нам в этом благоприятствует удобный случай.

35. В последующий за этим Святой Пяток 126 Ротман, священник и приор архиепископа Геро был застигнут ночью внезапной смертью и найден мёртвым в постели. Всем, кто слышал об этом, сие показалось удивительным и очень страшным. Но накануне, - благодарение Богу! – он щедро раздал милостыню, и прилюдно и не без великого плача успел исповедаться. В Святую Субботу я пришёл туда и торжественно провёл этот святой праздник вместе с моим архиепископом 127. Там тогда Рединг, человек мудрый и во всех случаях предусмотрительный, разделив своё имущество между своим братом и любимой сестрой, сказал: «Владейте этим, чтобы, когда вы вскоре лишитесь меня, в этом залоге любви, вы знали бы, как я был верен вам». А на рождество св. Иоанна Крестителя 128, когда я пребывал у брата моего, аббата Зигфрида, сказав часто упоминаемому приору последнее прости, я опять, к сожалению, не дал ему возможности получить исповедь, и более того, даже не заметил этого его желания. Узнав позже о том, что он, как я уже говорил, умер, я слишком поздно застонал из-за того, что ранее пренебрёг обратить на это внимание. 3 года и 6 недель управлял своей братией сей благочестивый, мудрый и чрезвычайно верующий муж; похоронили его в южном портике близ монастыря. В следующем году, в праздник апостолов Петра и Павла 129 ему наследовал почтенный отец Геддо, некогда учитель школы, а в то время – страж церкви. Чуть ранее, в канун этого праздника, умер затворник Эзико, который обошёл многие места ради любви Христовой.

36. Ревность к дому Господню, который есть мать наша духовная во Христе, хоть и редко, но порой снедает меня 130; и по причине того, что я только что сказал, оно заставляет меня прибавить к настоящему труду ещё кое-что.

(26.) Я часто слышал, что англы, - названные так то ли от из-за ангельской их наружности, то ли от того, что они обитают в уединении той земли, - претерпели большое несчастье от нечестивого короля данов Свена 131, сына Гаральда, и, те, которые ранее были данниками князя апостолов Петра и духовными сынами святого отца их Григория 132, были вынуждены теперь ежегодно платить этим нечистым собакам установленную ими дань, а большую часть своего королевства, лишённую в результате плена и гибели своих жителей, против воли предоставить врагу для прочного заселения. Допустил это Господь, подстрекнув названных врагов совершить сие, из-за требующей очищения вины некоторых (английских) безбожников; потому-то и свирепствовал так этот гонитель, который не знал жалости даже к своим собственным людям. Этот упомянутый выше, не правитель даже, - говорю я, - но разрушитель, после смерти своего отца был захвачен восставшими норманнами, но освобождён подчинёнными ему людьми за огромный выкуп 133; по этой, как он узнал, причине некоторые дурные люди называли его между собой рабом; не имея возможности терпеть подобное, он решил смыть это пятно общественным бедствием, хотя более успешно мог бы отомстить немногим людям. Ведь, если бы он пожелал знать, то себе самому он повредил больше всех. Ибо, уступив тогда свою власть внешним врагам, он сменил безопасность на скитание, мир на войну, королевство на изгнание, Бога неба и земли на дьявола; опустошив населённые земли, он часто похвалялся, что не является для своих людей ни купленным, ни желанным государем, но как враг повсюду правит, руководствуясь, к сожалению, только своей волей.

37. Долго жил сей нечестивец среди благочестивых людей, будучи тяжкой мукой как для себя самого, так и для своих современников, пока волей Божьей тот, кто был причиной смерти многих людей, сам не был смирён поздно пришедшей смертью. Похоронив его там 134 (т.е. в Англии), спутники его вскоре бежали. Этельред, король англов 135, долгое время находившийся из-за него в изгнании, возблагодарил Бога и, радостный, вернулся в отечество; собрав вместе всех своих рыцарей, он решил изгнать тело врага. Чтобы не допустить этого, некая женщина, заранее предупреждённая своими сторонниками, извлекла вверенный ей залог из земли и, хоть и была местной жительницей, но направила (труп) в лодке к скудному его отечеству, то есть в северный край 136; край тот получил своё название от 2-х созвездий – Большой и Малой Медведиц, которых, как утверждают звездочёты, окружает и делит некая змея.

(27.) Часть этой земли очень холодна, ибо удалена от солнечного жара, а души её жителей незнакомы с обоими видами любви; там живут скифы, которые таскают с собой свои жилища 137 и питаются зверями и лошадиным молоком 138.

38. В тех краях жил один король по имени Гёттрик 139, который был воспитан в духовном звании в Верденском монастыре у епископа того места Эрпа, и, недостойный, достиг дьяконского чина. Но, после того, как названный епископ умер, он бежал и, как второй Юлиан, сбросив чин и имя, показал себя во многих делах совершенно иным, чем ранее, ибо лишь внешне познакомился с христианством. Как только свои признали его, они тотчас же его приняли и возвели в наследственное достоинство. То, что Богу не угодно, пусть никто не одобряет и не берёт с этого пример! Следует презреть нынешний успех ради страха перед вечностью. И этот король, раб греха, сын смерти, не правил, как он полагал, но ежедневно отягощал свою душу грехами. О таких Господь через Исайю восклицает: «Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против меня» 140. Об обращении их и их приверженцев, о достойном искуплении и упорстве пусть молит Бога всё христианство, умоляя о том, дабы не претерпеть более подобного на своих членах. Хоть я и сказал теперь о нём одном, есть, к сожалению, и другие, кто следуя подобному образу действия, не обращает внимания на сказанное Павлом: «Лучше не познать путь правды, чем, познав, сойти с неё» 141.

39. (28.) Но, так как никто не в состоянии постичь всё разнообразие северной земли, которое чудесным образом создано там природой, а также суровые деяния её народа, я, опуская это, вкратце расскажу о 2-х змиях 142, - то есть о сыновьях Свена-гонителя. Родила их ему дочь князя Мешко, сестра сына его и наследника Болеслава 143; надолго отвергнутая своим мужем, она испытала не меньшие, чем прочие, бедствия. Дети его, - во всём – полная копия отца, - с плачем приняли привезённое тело любимого родителя и, похоронив его, приготовили корабли, стремясь отомстить англам за их намерение нанести их отцу оскорбление 144. Поскольку их злодеяния, причинённые тем во множестве, мне неизвестны, я, оставляя их без внимания, вкратце опишу только то, что мне поведал некий человек 145 в качестве достоверной истины.

40. В 1016 г. от воплощения Господня умер король англов Этельред; в июле месяце названные братья – Гаральд 146 и Кнут 147, выступив вместе со своим герцогом Туркилем и 340 кораблями, осадили город, носящий название Лондон, под защитой которого сидела скорбящая о смерти своего мужа и защитника королева 148, вместе с сыновьями – Ательстаном и Эдмундом 149, 2-мя епископами и прочей знатью. Проведя через реку, называемую Темзой, свои корабли, - каждый из которых имел на борту по 80 мужей, - они осаждали его 6 месяцев. Королева же, измученная постоянными битвами, отправила послов, которые должны были просить у (норманнов) мира и старательно разузнать, что они от неё за это потребуют. Им тотчас же был дан ответ ненасытных врагов, что если королева пожелает выдать своих сыновей на смерть, выкупить себя за 15 тысяч фунтов серебра, а епископов – за 12 тысяч и за все доспехи, - число которых было невероятно – 24 тысячи, - и для обеспечения этого дать 300 отборных заложников, она сможет добиться мира и жизни для себя только и для своих союзников. Если же нет, все они погибнут от меча, - трижды прокричали (злодеи). Почтенная же королева, вместе со своими людьми крайне обеспокоенная этим посольством, долго размышляла об этом в тревожном состоянии духа и, наконец, торжественно обещала так и поступить, утвердив это вместе с вышеназванными рыцарями.

41. Между тем два брата, бежав ночной тишиной в лодке от грозившей им опасности, собрали для защиты отечества и спасения матери, пока враг ничего этого не знал, кого только смогли. Но вот, однажды, Туркиль, герцог пиратов, выступив с большим отрядом ради опустошения ближайших земель, неожиданно наткнулся на врагов; увидев их издалека, он ободрил спутников и мужественно напал на них; с той и другой стороны погибли Эдмунд, Туркиль и большое количество союзников 150. И те, и другие, потеряв надежду на желанную победу, покрытые ранами, добровольно удалились друг от друга, скорбя лишь о том, что всё так вышло из-за непредвиденного случая. Нам же писание запрещает верить, что есть судьба или какой-то случай 151. Даны, хоть и ослабленные, всё же добрались до кораблей союзников; узнав, что уцелевший в бою Ательстан и прибывшие британцы доставили городу помощь, они, изувечив заложников, бежали. О Боже, защитник всех, кто на тебя надеется, уничтожь и покарай их, чтобы никогда более не смогли они причинить подобный вред ни этим, ни другим верующим! Будем же радоваться освобождению этого города и печалиться об остальном.

42. (29.) Из сообщения того же Севальда я узнал также о прискорбном, а потому достопамятном событии; вероломный норманнский отряд, во главе с Туркилем, захватил, наряду с прочими, славного епископа города Кентербери по имени Дунстан 152 и, согласно своему нечестивому обычаю, терзал его оковами, голодом и несказанными мукам. Побуждаемый человеческой слабостью, он обещал им деньги и установил срок для их получения; между тем, на случай, если не удастся избежать временной смерти за приемлемый выкуп, он, как живую жертву Господу, очистил себя частыми молитвами. Когда же все означенные сроки миновали, ненасытная харибда этих сорок призвала слугу Божьего и грозно потребовала от него немедленной уплаты обещанной дани. Тот же, как кроткий агнец, отвечал: «Я здесь и готов ко всему, что вы сейчас со мной сделаете; но я, благодаря любви Христовой, не боюсь этого, если удостоюсь чести стать примером для моих слуг. То, что я кажусь вам лжецом, не моя вина, но горькая моя нужда. Своё виновное тело, которое сверх меры любил я в этом изгнании, жертвую вам; знаю, что в вашей власти сделать с ним, что вам угодно; душу же мою грешную, с которой вы ничего сделать не сможете, я смиренно вверяю Творцу всего сущего».

43. Пока он это говорил, толпа безбожников его окружила и, обнажив оружие, собиралась убить. Герцог их Туркиль, увидев это издали, поспешил к ним и воскликнул: «Прошу вас, не делайте этого! Я добровольно отдам вам всем золото, серебро и всё, что у меня сейчас есть или что я смогу ещё каким-либо образом приобрести, за исключением одного лишь корабля, только бы вы не погрешили против помазанника Господня!». Однако, гнев его товарищей, будучи твёрже железа и камня, не был смягчён столь кроткой речью, но успокоился лишь после пролития невинной крови, которую они совместно пролили посредством ударов в голову, града камней и ударов дубинами. Среди столь сильного натиска этих безумцев (епископ) обрёл небесное блаженство, что сейчас же было доказано следующими знаменьями. Ведь один из вожаков этого дела, став калекой, познал на себе самом, что погрешил против избранника Христова, как записано: «Мне отмщенье, я воздам, говорит Господь» 153. Будучи побеждены этим триумфом воина Христова, несчастные его гонители потеряли Бога, деньги, данные им их герцогом, и, в конце концов, погубили бы и душу, если бы не образумились и не дали соответствующее удовлетворение. (Епископ) же умилостивил взор Божий, представ пред ним с кристально белой до сих пор из-за невинности духа и тела столой, ставшей теперь красной из-за крови. Давайте же мы, грешники, постоянными молитвами будем добиваться его заступничества и верить, что он пользуется большим авторитетом у величия Божьего.

44. (30.) О том, какие несчастья христианам в качестве кары за их грехи принёс вставной день 154, я, не без тяжкой печали, сообщу.

Маркграф Бернгард 155 с большим отрядом напал ночью на Магдебург, захватив там в плен одного невинного вассала архиепископа и ранив другого.

10 февраля, в пятницу 156, к концу ночи, как знак последующего несчастья, грянул гром с молниями и страшной бурей, нанеся в различных местах огромный ущерб. Ведь одни люди умерли в разрушенных этим натиском домах, другие же, раненые, едва избежали смерти. Леса, где пало много деревьев, также претерпели огромный ущерб. Пфальцграф Бурхардт 157 был поражён ударом.

В провинции, которая зовётся Гассегау 158, 4-х братьев, имена которых – Элли, Буркхард, Дитрих и Поппо, часто оскорблял некий муж, которого звали Берн и который был хорошим рыцарем; собрав отряд людей, они напали на него и убили, несмотря на то, что у последнего было не менее 100 вооружённых мужей; потери понесли обе стороны 159.

45. (31.) В Ломбардии высадились сарацины и захватили город Луну 160, изгнав ёё пастыря; насильно, в полной для себя безопасности остались они жить в пределах этой земли, пользуясь жёнами её жителей. Когда слухи об этом дошли до папы римского, по имени Бенедикт, он, собрав всех правителей и защитников святой матери церкви, просил и приказывал им мужественно напасть вместе с ним на врагов Христовых, отважившихся на такое, и, с помощью Господа, перебить их. Кроме того, он тайно отправил вперёд огромный флот, который отрезал им возможность отхода. Король сарацинов 161, узнав об этом, сначала рассвирепел, но затем с немногими спутниками на лодке избежал грозившей опасности; а все его люди собрались и, по началу бросившись на прибывших врагов, тотчас обратили их в бегство и, - горько говорить, - 3 дни и 3 ночи истребляли их 162. Наконец, Бог, смягчённый стонами благочестивых, вступился [за наших], обратил в бегство ненавидевших Его и одержал столь полную победу, что не уцелел ни один из этих убийц; огромное их число, равно как и множество захваченных доспехов, победители просто не в состоянии были сосчитать. Тогда же их королева, взятая в плен, заплатила за дерзость мужа своей головой. Её золотую, украшенную драгоценными камнями диадему папа прежде прочего взял себе, чуть позже отослав императору его долю, которая составившую 1000 фунтов. Разделив всю добычу, победившее войско в весёлом расположении духа вернулось по домам, распевая хвалебные оды во славу Христа-триумфатора. Названный же король, крайне огорчённый смертью жены и товарищей, отправил высшему понтифику мешок, полный каштанов, объявив через посла, что следующим летом приведёт к нему столько же воинов. Получив это послание, папа вручил послу тот же мешок, наполненный просом, с такими словами: «Если не достаточно ему того вреда, что причинил ему апостольский дар, пусть приходит во второй раз; но пусть знает, что он найдёт здесь столько же рыцарей, [сколько здесь проса], или более того». Человек полагает и говорит, а Бог судит 163. Пусть каждый верующий смиренно молит Его о милосердном отвращении такой беды и о милостивом даровании нам столь необходимого и желанного мира.

46. (32.) Близ острова, который называется Рейхенау, 16 октября затонули 9 судов, заполненных тогда людьми обоего пола.

На западе Ламберт 164, сын Регинара, был вместе со своими людьми побеждён врагом своим Готфридом 165; и погиб враг многих 166. Ведь не было в земле той человека хуже него, удушившего многих людей в церквях колокольной верёвкой. А скольких людей лишил он наследства и погубил, никто не может точно сказать. И никогда не старался он принести покаяние за совершённые преступления. Вернера и брата его Регинальда 167 убил он совместно со своим братом Регинаром 168. Отец его, отправленный Оттоном в изгнание в Чехию, там же и умер. Отечество при жизни их скорбело, а потеряв их – радуется. Всё же о том должны мы посетовать, что в день тот из-за одного виновного в сражении с обеих сторон пало столь много невинных.

(33.) В те же времена, в тех краях случились, к сожалению, и другие кровопролития. Ведь в королевстве миролюбивого и во всех отношениях почтенного короля Роберта 169 местные жители бились друг с другом; причём погибло более 3 тысяч человек.

Не следует мне обойти молчанием, какое после этого случилось непоправимое горе. Ведь мой дядя, граф Генрих, много значивший во Христе и в этом мире и награждённый за свою справедливость старостью и доброй кончиной, 2 октября 170 уплатил свой долг и той, и другой природе.

47. Кроме того, граф Вихманн 171, человек во всех отношениях полезный для отечества, достойным сожаления образом погиб в результате происков 2-й Иродиады, а также из-за дерзости раба. Поведаю в скорбной речи, из-за чего это случилось. [Дело в том], что между ним и графом Балдриком 172 была давняя вражда, которая настолько унизила Балдрика, часто терпевшего поражения в их стычках, что остальные князья стали относиться к нему без всякого уважения. Вихманн же, с равнодушием перенося свои успехи и приписывая их Божьей милости, задумал укротить эту длительную и бессмысленную вражду заключением мира; по-дружески пригласив своего врага к себе в дом, он ублажил его пиром и щедрыми дарами. Ради скрепления уз начатой приязни тот также пригласил его к себе, но древний змий через его жену 173 подговорил его победить того, кого никогда не мог он захватить силой, по крайней мере сетями своего врождённого коварства. Достохвальная простота благородной души согласилась на всё, чего потребовало от неё притворное радушие лживого друга. Приняли его сначала очень хорошо, но вскоре от отравленного ядом напитка ему стало плохо. После того, как боль стала невыносимой, он едва смог дождаться наступления следующего дня; щедро одаренный и с любовью отпущенный, он ушёл. А так как рыцарей его коварно там задержали, он исподтишка был убит неким рабом 174. Присутствовавший при этом господин последнего Балдрик никак не наказал его за это. Тогда же один из его спутников, поразивший нечестивого преступника, также был убит.

48. Когда Балдрик вскоре бежал, показав этим нечистую совесть, слух об этом несчастье стал широко известен: тогда Дитрих, епископ святой Мюнстерской церкви 175, сын сестры моей матери, ожидавший (Вихманна) неподалёку, первым пришёл к нему, оплакал смерть любимого друга с безутешной скорбью и, сопроводив тело до города Вреден 176, постарался собственноручно похоронить его рядом с его предками. (34.) Затем, отправив послов по всему своему округу, он поднял ради мести местных жителей и его родичей и, осадив с сильным отрядом город названного врага под названием Уфлах 177, опустошил и предал огню окрестности. Наконец, пришёл герцог Бернгард, двоюродный брат мой, по праву объявивший себя опекуном малолетних детей названного графа и всего его наследства и мстителем за нечестивое преступление. Утешив, насколько мог, печальных вассалов, он вместе с прочими своими сторонниками ни днём, ни ночью не давал покоя горожанам.

49. Между тем, император покинул Бургундию, где провёл большую часть лета, и, первым узнав о ходе всего этого дела, на лодке поторопился туда 178. В пути же умер Гебхард 179, сын графа Герберта и мой двоюродный брат, бывший тогда весьма угодным королевскому величеству и вообще отличавшейся всяческой добропорядочностью, оставив в печали о себе императора и всех, поставленных в тех краях должностных лиц. Архиепископ же Кёльнский Гериберт, весьма беспокоясь об интересах своего вассала Балдрика, часто досаждал императору просьбой подчинить своей власти столь долго осаждаемый город; побеждённый его неотступными просьбами император, наконец, согласился на это. Когда враг цезаря уже ушёл, город Уфлах был полностью разрушен, а графиня, слишком долго пребывавшая там в беспокойстве, со всем, чем владела, к сожалению, уцелела. Пусть же все те неприятности, которые желал себе блаженный Иов, случатся с ней, заслужившей подобное! Пусть познает она в этой жизни столько горя, чтобы в будущей могла бы, по крайней мере, надеяться на прощение! Каждый, кто придёт к ней в этом на помощь, пусть обратится к Богу и рьяно поспешит убедить её покаяться в своих грехах ради достойного их искупления; ибо церковь отказывает в защите ядовитой гадюке из-за её шипения.

В том же году епископ Дитрих 180 и граф Герман 181, сын Герберги, поссорившись из-за пустяка, опустошали земли друг друга. Но затем, успокоившись из-за уговоров друзей и, особенно, по приказу императора, стали ждать прибытия цезаря.

50. (35.) В 1017 г. от воплощения Господня, 1 января, архиепископ Геро принял, согласно приказу императора, маркграфа Бернгарда, обещавшего босиком принести ему покаяние, и ввёл в церковь, сняв с него все, наложенные им отлучения 182. Император, уйдя из Пёльде, где праздновал Рождество Господне 183, торжественно справил Богоявление 184 в Алльштедте; а в святую ночь ту умер в городе своём, называемом Айленбург, граф Фридрих, верный Христу и своему господину. Поскольку был он человеком умным и видел, что конец его жизни уже близок, он дал названный город сыну своего брата 185, которого звали Дитрих, с условием, чтобы тот, с его одобрения, - ибо он был его наследником, а другой, по закону, не мог им стать, - передал бы 3-м его дочерям все оставшиеся земли. Позже тот же Дитрих получил от императора в качестве пожалования также его графство и власть над округом Сиусули 186.

В Алльштедте состоялся всеобщий съезд князей 187. Тяжба между маркграфом Бернгардом и сыновьями моего дяди была улажена посредством угодного ему возмещения и клятвы 188. Давняя вражда между епископом Дитрихом и графом Германом 189, а также ненависть, бывшая между Эккихардом и братьями, сыновьями господина Удо 190, до 29 сентября были улажены императором. Маркграф Бернгард обещал там также архиепископу Геро 500 талантов серебром в качестве возмещения за причинённый ущерб. Император, долго пребывая там, совершил прекрасные дела. Заключил мир между графами Гебхардом и Вильгельмом 191. Послы из Италии, прибыв сюда, приветствовали его и отбыли восвояси. Намеченный поход императора на запад из-за трудностей пути был отложен. То, о чём просили со стороны Болеслава, император одобрил: пусть, мол, съедутся к нему князья его и, если тот предложит ему что-либо хорошее, то он с их согласия охотно это примет. Друг к другу были отправлены послы и заключено перемирие 192.

51. (36.) Цезарь, между тем, придя в Мерзебург, ожидал решения этого дела. Там тогда многие разбойники, будучи побеждены профессиональными бойцами в судебных поединках, окончили свою жизнь на виселице. А оба архиепископа – Эрканбальд и Геро, епископ Арнульф с графами Зигфридом 193 и Бернгардом, а также прочие князья 14 дней стояли лагерем у реки Мульда, через послов приглашая Болеслава прийти на давно желаемые им переговоры. Он был тогда в Цютцене 194 и, услышав о посольстве, сказал, что не рискует прийти туда из-за страха перед своими врагами. Тогда послы спросили его: «А что ты сделаешь, если наши господа придут к Чёрному Эльстеру?». Он же: «Не хочу, - говорит, - переходить и этот мост». С такими словами они вернулись, поведав всё это своим господам. Император же справил Очищение Пресвятой Богородицы 195 вместе с нами. Вслед за тем сюда пришли епископы и графы, опечаленные тем неуважением, что выказал им обманувший их Болеслав; открыв императору результаты посольства, они возмутили его душу. Тогда же говорили о будущем походе, побуждая каждого верующего готовиться к нему; август строго запретил каждому из нас отправлять послов к столь явному врагу и, в свою очередь, принимать его послов. Было тщательно расследовано, кто до сих пор имел дерзость это делать.

52. (37.) Затем император, оставив нас, пришёл в Магдебург, где с великим почётом был принят. На следующий день, в воскресенье, он, - поскольку наступил 70-дневный пост 196, - отказался от мяса. В понедельник архиепископ освятил в присутствие императора северную часовню. А на следующий день возникла ссора между сторонниками архиепископа и маркграфа Бернгарда; она улеглась без опасных последствий, окончившись почётным для епископа образом. По приказу императора здесь собрали воров и, победив их, предали верёвке. Многие вопросы были решены там ко благу отечества. Обращённый Гунтер 197 ушёл отсюда проповедовать лютичам [Евангелие]. Но, когда я, неоднократно подававший жалобы императору относительно части моей парафии, - ёё, незаконно отнятую Мейсенской церковью, мне письменно обещали вернуть, - уже надеялся на успех в этом деле, получилось иначе, чем я полагал. Когда император в день св. Петра, 22 февраля, сидел на троне в присутствии епископов Геро, Мейнверка, Виго, Эрика и Эйльварда, я поднялся и изложил свою жалобу. А император и архиепископы, на чью помощь я надеялся, приказали мне, не посмевшему им противится, - хоть, видит Бог, и крайне неохотно, - уступить Эйльварду парафию, лежащую к востоку от реки Мульды, то есть в бургварде Пюхен и Вурцен, а тому – передать мне, - вопреки моему желанию, - те земли, которыми он тогда владел на западном её берегу. Этот обмен мы утвердили, обменявшись нашими посохами. Но свидетельствую перед Богом и всеми Его святыми: от того, что осталось, я никоим образом не отказался. Император приказал также, чтобы 3 села, бывшие тогда во власти названного епископа, маркграф Герман или клятвенно утвердил за Мейсенской церковью, или вернул мне.

53. (38.) В тот же день император и супруга его были почтены архиепископом Геро щедрыми дарами. На следующий день уйдя оттуда, они на 3-й день, в воскресенье, прибыли в Хальберштадт; с великолепием приняв их там, епископ Арнульф 2 ночи держал их у себя. Во вторник прибыв в Кведлинбург, они не меньшей славой были украшены почтенной аббатисой Адельгейдой. В среду, 27 февраля, епископом Арнульфом, в присутствие августа, был освящён монастырь, расположенный на западной горе 198, где святые жёны в монашеском одеянии служили своему небесному жениху; помогали ему в этом архиепископ Геро и прочая братия. Там тогда император пожаловал алтарю талант золота.

После того, как кузина оказала ему столь великую любовь, он отправился в селение Гослар, где пробыл 4 недели; ведь он его тогда весьма облагодетельствовал. И так как тогда был 40-дневный пост 199, он постарался исполнить дела, как те, что касались Христа, так и те, которые были крайне необходимы для мира.

После этого Бертольд 200, сын Лиутара, на рассвете 1 апреля, подкупив стражу, вместе со своими сторонниками вступил в город Монреберг 201; убив Балдрика, славного вассала графа Вихманна, оказавшего вместе с товарищами длительное сопротивление, он укрепился там, как победитель.

(39.) За день до этого я прибыл в Мейсен для несения гарнизонной службы 202.

54. В ту же неделю наши князья, согласно указу цезаря, собрались в Госларе; там тогда дяде моему Зигфриду было поручено графство его брата Генриха 203, были даны указания о походе в наших землях, а также обсуждались прочие, крайне необходимые для находящегося в опасности отечества вопросы. Император же, только уйдя оттуда, узнал о том зле, о котором я уже говорил, и весьма встревожился из-за угрозы будущих смут. В ту же весну во владении маркграфа Бернгарда родилась овца с 5 ногами. В апреле месяце, 8-го числа, когда уже было полнолуние, многие видели новую луну, красневшую в течение 3-х часов дня.

Вербное Воскресенье 204 король отпраздновал в Майнце, а Пасху – в Ингельгейме; никогда в тех краях его не встречали с большим почётом и великолепием. А так как из-за столь великих праздников важнейшие дела там не могли быть окончены, в Аахене был назначен съезд, на котором (король) по совету архиепископа Гериберта пошёл навстречу Дитриху, епископу Меца, и его брату Генриху 205. Королева же, покинув цезаря во Франкфурте, придя в место под названием Кауфунген, заболела и обещала тогда Богу построить во славу Его монастырь 206.

55. Но, думаю, будет уместно добавить к этому то, что между тем случилось. (40.) В городе Партенополе жили 2 сестры, из которых старшую звали Альфрада, а младшую – Ирмгарда. Обе, ведя достойную похвалы жизнь и живя не вместе с прочими монашками, но отдельно в церкви под названием Ротунда, оказывали Христу и Его любимой родительнице усердное послушание. Младшая, когда померк блеск её наружных глаз, наслаждалась вечным сиянием внутреннего зрения, а вскоре после этого, 8 февраля, отошла в постоянно желаемое отечество. Сестру её поддержала их кузина Фридеруна; однако, из-за потери сестры и постоянных болей терзавшей её болезни она [быстро] угасла, пережив (сестру) не более, чем на 14 недель и 3 дня. За день до того, как она уплатила свой плотский долг, она, потеряв сознание, очутилась пред Ликом Пресвятой Богородицы; там она была удостоена чести получить милость архиепископов Тагино и Вальтарда, а также епископа Эйда, светившихся наивысшим почётом. Она узнала там также тёток архиепископа Геро – Миресвинду, Эмнильду и Эддилу 207, которые, оставив своё аббатство, стали ради любви Христовой затворницами близ монастыря учителя язычников Павла в Риме, и ещё одну тётку, которую звали Одда 207; все они пели следующий псалом: «Буду угоден Господу на земле живых» 208. Между тем, всем присутствующим казалось, что она уже умерла; наконец, очнувшись и раскрыв глаза, она поведала им всем то, что видела: «До сих пор, - говорит, - я охотно пребывала с вами. Теперь же, увидев куда более прекрасных людей, мне досадно долее оставаться в этом убогом жилище. Истинно говорю вам – завтра я вас покину, ибо должна занять предназначенное мне по милости Божьей место». Так и случилось. 22 мая 209 душа её блаженно отошла ко Христу. Поверьте мне, братья во Христе, всё это – чистая правда и будьте уверены – эти помощницы нашей церкви приносят большую пользу. Меня, грешного, приняли они в свои святые молитвы, хоть никогда, к сожалению, ничего хорошего от меня не получили.

56. (41.) Император же, услышав, что супруге его стало легче и что она дала обет Господу, от чистого сердца возблагодарил Христа и почтительно справил Троицу 210 в Вердене, который первоначально соорудил за свой счёт святой Божий священник Лиутгер; прислуживал ему там аббат Хейденрейх. На следующий день, то есть 10 июня, Тиддег, епископ Пражский 211 и преемник Христова мученика Адальберта, с верой ушёл по пути всякой плоти. Воспитанный в Новой Корбее, он был прекрасным знатоком искусства медицины. Князь Болеслав, поражённый ударом за то, что не слушал проповедника Христова, вызвал его, с согласия аббата Титмара 212, и получил, благодаря его умению, большое облегчение. А когда горящий светоч Войтех удалился, как я уже говорил, из мрака этого мира 213, он с помощью названного князя получил от Оттона III его место; после смерти князя Болеслава он часто был изгоняем с него одноимённым сыном последнего и столько же раз возвращаем маркграфом Эккихардом; он претерпел тогда много несправедливости. Как велел св. Григорий 214, он не только приглашал к себе гостей, но и собственноручно приводил их; единственным крупным его недостатком было то, что он, – из-за незаслуженной им болезни, – слишком много пил. Ведь он, получив удар, из-за того, что постоянно тряслись руки, не мог без помощи помогавших ему священников служить мессу: так, постепенно угасая вплоть до своей кончины, он лечил свою душу добрыми, как я надеюсь, лекарствами.

57. (42.) Между тем, моравские рыцари Болеслава перебили, коварно окружив, большой отряд баварцев, действовавших неосторожно, в немалой степени отомстив за ранее причинённый им теми ущерб 215. Цезарь же, держа путь на восток, приказал императрице прийти в место под названием Падерборн 216. Оба они, отправившись оттуда в Магдебург, были с почётом приняты архиепископом Геро. А в следующую за тем ночь, в воскресенье 7 июля, разразилась страшная буря, погубившая много людей, скота, зданий и плодов. Сильнейший ураган, пройдясь по лесам, сделал непроходимыми все дороги. На следующий день император, перейдя вместе с супругой и войском Эльбу, прибыл в Лейцкау 217, бывший двор епископа Виго, который теперь населяли одни только многочисленные дикие звери. Ожидая замешкавшиеся отряды, он простоял там лагерем 2 ночи. Вслед за тем императрица и многие другие вернулись домой, а сам он вместе с войсками двинулся вперёд. В тот же день Генрих, бывший герцог Баварии, вернулся от Болеслава, к которому он ездил ради заключения мира, с послами последнего. Император, выслушав его сообщение, отправил его туда же в качестве посла ещё раз; когда тот опять ничего не добился, он разрешил ему уйти к сестре своей и государыне.

58. (43.) Между тем, на горе св. Иоанна Крестителя 218, которая находится близ Партенополя и принадлежит ему со всем своим добром, в ночь на воскресенье 21 июля случилось ужасное несчастье. Некая лампада в спальне той братии, разгоревшись больше обычного, охватила, - ибо спавшие там поздно это заметили, - ближайшие к ней места всепожирающим пламенем и, наконец, спалила всё здание. Все избежали этой опасности; лишь одного они потеряли, который из-за того, что снял облачение священника, внезапно оступился и искупил свой грех в середине пламени. Звали его Гемико. Вслед за тем сгорел монастырь, прекрасно отстроенный за 8 лет аббатом того места Зигфридом; это крайне взволновало сердца как присутствовавших, так и пришедших позже. Кроме того, широко распространившийся огонь пожрал также 2 его часовни, вместе с рефекторием и прочими, прилегающими к нему мастерскими; милость Божья и самопожертвование бросившихся на помощь людей вырвала из его ненасытной пасти мощи всех святых и большую часть сокровищ. С наступлением утра жители названного города и те, кто был там оставлен императором в качестве гарнизона, собравшись, горько оплакали столь великий ущерб. Тогда же утром братия собственноручно собрала скудный пепел сгоревших тел и погребла рядом с предшественниками. Своему аббату, бывшему тогда в отлучке, они через посла сообщили о постигшем их несчастье. Тот же, узнав об этом, признал случившееся следствием собственных грехов и, так как исправить его не мог, перенёс с суровым достоинством.

59. (44.) Пока всё это происходило, Мешко, сын Болеслава, вступив с 10 отрядами в Чехию, - которая из-за отсутствия её князя оказала более слабое, чем обычно, сопротивление, - 2 дня её грабил, после чего вернулся домой с огромным количеством пленных, доставив отцу огромную радость. Цезарь же, также опустошая со своим войском, - его сопровождало значительное количество чехов и лютичей, - встречавшиеся на пути земли, в тревоге прибыл 9 августа к городу Глогау, где Болеслав со своим людьми уже ожидал его; нашим было запрещено преследовать врага, который, спрятав стрелков, вызывал их на бой. Из сильного своего войска (цезарь) отправил затем вперёд 12 отборных отрядов к городу Нимпч 219, - его потому так назвали, что некогда он был основан нами, - чтобы помешать его жителям прийти (Болеславу) на помощь. Когда был разбит лагерь, неясный гул сообщил нашим о приходе врагов; из-за мрака ночи и проливного дождя они не смогли причинить тем большого вреда; обратив в бегство одних, они невольно допустили проход в город других. Расположен он – в округе Шлезиер; название это было некогда дано ему от одной чрезвычайно высокой и труднодоступной горы 220; во времена проклятого язычества она за свою величину и прочие свойства особо почиталась всеми жителями.

60. Император же, придя через 3 дня к (этому городу) с сильным войском, приказал окружить его со всех сторон лагерями, надеясь таким образом закрыть врагу всякий к нему доступ. Его мудрый план и добрая во всех отношениях воля имели бы полный успех, если бы усердие помощников помогло ему в исполнении дела. А так, в ночной тиши, пройдя через всю стражу, в город вошёл большой отряд [врагов]. Когда нашим было приказано строить различного рода [осадные] сооружения, со стороны врага были замечены те же действия. Я никогда не слышал, чтобы кто-то старался защитить себя с большим терпением и большей мудростью, чем они. Со стороны язычников 221 они воздвигли святой крест, надеясь победить их с его помощью. Они никогда не кричали, когда им выпадал успех, и в то же время стонами не давали нам знать о своих поражениях.

61. Между тем, моравы 222, вступив в Чехию, захватили некий город и с огромной добычей, невредимые, ушли. Маркграф Генрих 223, пытавшийся с войском напасть на них, услышав это, тотчас же начал преследование; убив среди них более 1000 мужей, а остальных обратив в бегство, он освободил всех пленных и отпустил по домам.

Нельзя также умолчать о том, как другие воины Болеслава, напав 15 августа на город под названием Бельгерн 224, долго осаждали его, но – хвала Богу! – ничего не добились. Огромная толпа лютичей, оставшихся дома, напала на некий город названного князя. Потеряв там более 100 товарищей, они в большой печали вернулись домой, позже произведя большие опустошения в его землях.

62. (45.) Сюда я добавлю также рассказ о смертельном столкновении между герцогом Готфридом 225 и графом Герхардом 226. Ведь они, долгое время не ладив друг с другом, уговорились об определённом дне, чтобы вместе с друзьями окончательно разрешить тогда битвой свою ссору. В августе месяце, 27-го числа, они сошлись в бою на условленной равнине, представлявшей собой цветущий луг. Но смирение Христово, унизив гордыню Герхарда и внезапно обратив в бегство его вассалов, поразило не менее 300 его мужей; среди них был один муж, звавшийся Вальтер Пульверел из-за того, что во прах обращал своих противников, одеянием – монах, делами же – отменный разбойник. Этот сотник был заперт в пруду вместе со своими людьми, и лежал теперь по горло сытый сражением тот, кто никогда не мог насытиться кровопролитием. Ведь люди говорили, что он считал весело проведённым день, когда копьё его было забрызгано человеческой кровью, а дома Господни, который другие злодеи всё же уважают, видел горящими и рушащимися. Родом из Бургундии, он был некогда взят в плен названным графом и смог освободиться из него не ранее, чем клятвенно обещал всегда ему помогать и служить в качестве преданного вассала. Итак, будучи вызван, он пришёл сюда, но, милостью Божьей лишённый возможности умножить список обычных для него преступлений, назад не вернулся. Тогда же со стороны его господина в плен были взяты: сын его Зигфрид 227, бывший племянником нашей императрицы, Балдрик 228 и очень много других [рыцарей]. Там же был ранен Конрад 229, который вопреки праву женился на своей кузине, вдове герцога Эрнста. Названный же герцог потерял всего 30 рыцарей, но зато – самых отборных.

63. (46.) Между тем, цезарь, стоявший там уже 3 недели, изготовив все необходимые [для осады] машины, приказал штурмовать город, но увидел, как в результате брошенного из бойниц огня все они тотчас же сгорели. Вслед за тем Ульрих со своими людьми пытался взойти на стены города, но потерпел поражение. Аналогичная атака лютичей также была отбита. Тогда цезарь, видя, что все усилия его ослабленного болезнью войска по взятию города напрасны, направился крайне тяжёлой дорогой в Чехию; там его принял незаконный князь этой земли Ульрих и почтил положенными дарами.

Между тем, 18 сентября, после долгой и тяжёлой болезни умер маркграф Генрих 230, сын моей тётки, украшение Восточной Франконии. 3 епископа – Генрих 231, Эбергард 232 и почтенный Рикульф 233 – погребли его в северной части монастыря, в городе его Швейнфурте, за пределами церкви, возле ворот, как сам он просил. Цезарь, услышав об этом в Мейсене, весьма огорчился.

64. (47.) Болеслав же, с беспокойством ожидая в городе Бреслау исхода дела, услышав, что император ушёл, а его город остался цел, возликовал в Господе и возрадовался в миру вместе с воинами. Более 600 его пехотинцев тайком вторглись в Чехию, надеясь, как обычно, на добычу оттуда. Но, хоть немногие и ушли, большинство попало в ту западню, какую сами готовили своим врагам. А лютичи, возвращаясь домой, в гневе сетовали на причинённое их богине оскорбление. Ведь некий вассал маркграфа Германа камнем продырявил её изображённый на знамени образ; слуги их, с возмущением поведав о том императору, получили в качестве возмещения 12 талантов. А переходя возле города Вурцен широко разлившуюся Мульду, они потеряли, вместе со славной свитой из 50 воинов, второй образ богини. Оставшиеся в живых, придя домой со столь дурным знаком, хотели, следуя побуждению злых людей, отказаться от службы цезарю; однако, позже, согласно общему решению и совету их знати, они переменили своё мнение. Кто в состоянии описать тяготы того похода и общий ущерб? Крайне труден был вход в страну чехов, но гораздо более худшим был из неё выход. Предприняли этот поход на погибель врагам; но из-за наших грехов он сильно повредил нам самим, одержавшим победу. Ведь то, что враги не смогли тогда причинить нам, свершилось позже из-за наших преступлений. Со слезами сообщу также о том злодеянии, какое совершили вассалы Болеслава между Эльбой и Мульдой. Ведь они, поспешно выступив по приказу своего господина, 19 сентября захватили в тех краях более 1 тысячи пленных и, многие места предав огню, с успехом вернулись домой.

65. (48.) Император же, придя 1 октября в Мерзебург, вверил там Пражскую церковь Эккихарду, аббату города Ниенбурга 234, возглавлявшему его 23 года и 5 месяцев, и, - с моего согласия, - велел архиепископу Эрканбальду посвятить его. Там же посол Болеслава обещал тогда освободить юного Лиудольфа, долгое время бывшего в плену 235, и просил, чтобы за его освобождение были отпущены содержавшиеся у нас под крепкой стражей воины последнего; он также старался выяснить, можно ли отправить к императору какого-нибудь посла, дабы приобрести его милость. Цезарь, благодаря усердному вмешательству его князей, дал своё согласие на все эти предложения и тогда только узнал, что Болеслав, как и обещал ему через своего посла, напал на Русского короля 236, но, осаждая [его] город 237, не добился успеха. Позже названный князь, вступив с войском в его королевство, посадил на трон своего зятя и брата того короля, долгое время находившегося в изгнании 238, и радостный вернулся домой.

66. Император, уходя, подарил нам 3 дорсалии и серебряный кувшин. Затем, прибыв в Алльштедт, он с достойным почтением справил день памяти всех святых 239; в тот же день Гардинг 240, которого император назначил аббатом города Ниенбурга, был посвящён там архиепископом Геро. В следующее воскресенье, то есть 3 ноября, цезарь подарил нашей братии, служащей в Мерзебурге Христу, поместье под названием Рёглитц 241, которое тогда приобрёл путём обмена у рыцаря Гатольда, а также обратил на их нужды некую рощу, купленную им за 10 талантов серебра у Хагера, брата названного господина. Он также уступил мне 3 церкви, расположенные в Лейпциге, Ольшютце 242 и Геузе 243. Той же весной он приказал изготовить для украшения нашей церкви золотой алтарь, за который я уплатил из доходов нашего старого алтаря 6 фунтов золота. Цезарь пробыл в названном городе 5 недель и 4 дня, после чего посетил своё любимое место – Бамберг, где тогда в месяце декабре, в первую ночь после приезда цезаря, из-под ареста бежал долго удерживаемый там Гунцелин 244; причём, цепи, сковывавшие его ноги, благодаря величию Божьему, легко спали, оставшись целыми. Генриха 245, бывшего некогда герцогом Баварии, - вот уже 8 лет и почти столько же месяцев прошло с тех пор, как он потерял её за свою вину, - император в воскресенье опять восстановил в его прежнем достоинстве, как ему это и предсказывал ранее Поппо, архиепископ Трира.

67. Но, прежде, чем окончить этот год, добавлю к нему ещё кое-что, о чём сказать просто необходимо.

(49.) Титмар 246, почтенный епископ святой Оснабрюккской церкви, служитель св. Маврикия в Магдебурге, бывший ранее превосходным приором в Майнце и Ахене, в прошлом году потерял зрение; свет очей его, окутавшись мраком, угас, но, так как внутренний глаз его сиял ярче прежнего, он неустанно созерцал уже Христа – источник всякого света. Благодаря королю Генриху он стал наследником своего предшественника Нонно, прозвище которого было Одилульф 247.

В том году умерли преславные епископы Амальрих, Фермунд, Бецелин и Альтман 248, занимавший должность всего несколько недель. Был он монахом св. Иоанна Крестителя, а затем отдан аббатисой Адельгейдой, так как был одним из её людей, на службу Арнульфу, брату короля, который был тогда архиепископом Равенны; позже посвящённый им, он погиб от отравленного питья, предложенного его же людьми.

68. (50.) По соседству со мною, в городе под названием Зюльфельд 249, во 2-ю неделю декабря случилось чудо. Жила там некая женщина, которая, когда мужа её не было дома, вместе с детьми запиралась в своём жилище. И вот как-то, до первых петухов, она услышала страшный вой. Придя от этого в ужас, она тотчас же криком позвала соседей и рассказала им о своей беде. Тех, желавших прийти к ней на помощь, неоднократно отбрасывала какая-то сила. Наконец, взломав ворота и обнажив мечи, они постарались тщательно разузнать, кто же это восстал против них и матери семейства; а поскольку это был призрак, они, не найдя врага, ушли обескураженные. А названная женщина, с тревогой ожидая рассвета, пригласила на следующий день священника. Тот освятил весь этот дом мощами святых и свячёной водой. Следующей ночью она уже меньше была потрясена вышеназванным ужасом и, - благодарение Богу! – после нескольких визитов священника вообще избавилась от него.

69. Подобное этому, где бы ни случилось, всегда предвещает какие-то изменения. Пусть, однако, никто из верующих не боится этого, а от чистого сердца сознавшись в своих грехах и непрерывно осеняя себя знаком святого креста, полностью устранит враждебную силу. Ведь враг издевается так только над неосторожными людьми, которые полагаются на него, и, в конце концов, обманывает их. Где господствует отчаяние, грядёт преступление или какое-нибудь иное изменение, тому всегда предшествует знамение. Поскольку благое дело для нас – примкнуть к Богу, возложив на него наши надежды, давайте заранее постоянными молитвами обратим к себе Лик Его, дабы то, что или уже явлено нам, или ещё сокрыто, благодаря милосерднейшей любви Его исполнилось в нас, грешных. Не удивительно, что в тех краях случилось такое страшное знамение. Ведь жители те, редко приходя в церковь, не заботятся о визитах своих защитников; почитая домашних богов и надеясь на их покровительство, они приносят им жертвы. Я слышал о некоем посохе, на конце которого была рука, держащая железный обруч; пастырь того села, где он находился, носил его с собой от дома к дому. При входе [в дом] носитель (посоха) приветствовал его такими словами: «Не спи, Хеннил, не спи!» - ведь так его звали на языке крестьян; - затем эти глупцы, роскошно там пообедав, наивно полагали, что теперь находятся под его защитой, не ведая сказанного Давидом: «Идолы язычников – творения людей 250, и прочее. Подобны им да будут делающие их и надеющиеся на них» 251.

70. (51.) Так как все эти редкие явления непременно вызывают удивление, а очень часто, как знамения, также и ужас, я расскажу о некоем событии, случившемся в наше время. Случилось оно в правление светлейшего короля Генриха, когда ещё жив был предшественник мой Вигберт, в селении под названием Рёдлитц 252, которое было передано почтенной женщиной Идой 253, невесткой Оттона I, нашей церкви и управлялось тогда в качестве лена приором Гецо, от которого я и узнал о нём. Однажды, во время страды, когда его работники, утомившись, хотели отдохнуть, они вдруг увидели, как из только что надрезанного хлеба потекла кровь; удивлённые, они показали это своему сеньору и соседям. Это знамение, как я полагаю, предвещало исход будущей войны, а также то, что в ней прольются реки крови.

71. Опишу я также и другое событие, хоть и более достохвальное, но, тем не менее, удивительное и достойное памяти. В крепости Ромула, которая на основании различных причин считается главой всех городов, в одной из церквей, в правой части алтаря, из отверстия в каменном полу целый день текло масло; многие видели это и удивлялись. Часть его Иоанн 254, сын Кресценция, отослал в ампуле Генриху, своему господину и нашему королю; и, так как елей ниспослан здесь, как знак милосердия, как видно из сказанного: «Да не убудет елей с головы твоей» 255, и как знак лести, что явствует из фразы: «Елей грешника да не коснётся моей головы» 256, я вижу в этом знамении указание на безграничную милость владыки нашего и на тайный произвол того патриция. Ведь он, разрушитель апостольского престола, часто чтил поставленного Богом короля своими подарками и льстивыми обещаниями, но, сильно боясь, как бы тот не обрёл высоту императорского достоинства, тайно, всяческим образом, пытался помешать этому; ведь, как уверяет блаженный Григорий: «Земное величие рушится, когда открывается величие небесное» 257. И действительно, король наш, хоть и человек, но имел рвение к Богу и, благодаря оказанному ему небом благоволению, сильной рукой отомстил за насильственное разграбление святых церквей; [ведь патриций] тот и по природе, и в делах человек приземлённый, [снедаемый] гибельной алчностью, брал в качестве добычи всё, что смиренная рука многих [людей] складывала к алтарю апостолов в качестве жертвы. Когда вскоре после того он умер, боюсь, что он не избежал двойной мести; при этом господин папа обрёл безопасность, а наш король – ещё большую власть.

72. (52.) Идя далее в своём повествовании, я расскажу ради осуждения об образе действий короля Русского Владимира 258. Взяв себе из Греции жену, по имени Елена 259, которая была просватана за Оттона III, но коварным образом отнята у него, он по её убеждению принял святую христианскую веру, которую не украсил праведными трудами. Ведь он был без меры чувствен и свиреп, причинив изнеженным данайцам много вреда. Имея 3-х сыновей, он отдал в жёны одному 260 из них дочь князя Болеслава, нашего гонителя; поляки отправили вместе с ней Рейнберна, епископа Кольберга 261. Он родился в округе Гассегау; будучи обучен мудрыми учителями свободным искусствам, он достиг сана епископа, которого, как я думаю, был достоин. Ни знания моего, ни красноречия не достаёт, чтобы сказать, сколько труда положил он во вверенной его попечению [епархии]. Святилища идолов он, разрушив, сжёг; море, обжитое демонами, он, бросив туда 4 помазанных святым елеем камня и освятив водой, очистил; взрастил для всемогущего Господа новую ветвь на бесплодном древе, то есть привил чрезвычайно бестолковому народу слово святой проповеди. Утомляя своё тело постоянными бдениями, постом и молчанием, он готовил своё сердце к созерцанию образа Божия. Названный король, услышав, что сын его, подстрекаемый Болеславом, тайно готовится восстать против него, схватил его вместе с женой и названным отцом и заключил их, отдельно друг от друга, под стражу. Будучи под арестом, достопочтенный отец то, что открыто не мог совершить во славу Божью, старательно совершал втайне. В слезах принеся жертву постоянной молитвы, он от чистого сердца примирился с высшим священником, после чего, освободившись от тесной темницы тела, радуясь, отправился к свободе вечной славы.

73. Имя названного короля несправедливо переводится, как «власть над миром»; ведь не то, что нечестивцы держат друг с другом и чем владеют жители этого мира, называется истинным миром, - ибо этот мир всегда шаток; но только тот приобщится к истинному, кто смиряя всякий порыв души своей, заслужил благодаря всё побеждающему терпению царство Божье. Пребывая в небесном покое, этот епископ смеётся над угрозами неправедного мужа и, обретя двойную чистоту 262, созерцает пламя, должное покарать того развратника; ибо, согласно свидетельству нашего учителя Павла, Бог осудит прелюбодеев 263. Болеслав же, узнав обо всём этом, не преминул за него отомстить, как только мог. После этого дни короля истекли и он умер, оставив всё наследство 2-м своим сыновьям 264; 3-й сын тогда находился в тюрьме, откуда позже улизнув, бежал к тестю; в тюрьме, правда, осталась его жена.

74. Король носил на бёдрах перевязь, дабы ещё больше увеличить врождённую страсть ко греху. Но Христос, учитель нашего спасения, велел препоясать наши полные сладострастия чресла 265 для воздержания, а не ради какого-то возбуждения. Впрочем, когда названный король услышал от своих проповедников о горящих светильниках 265, он смыл пятно совершённого греха усердной и щедрой милостыней. Ведь написано: «Творите милостыню и всё будет у вас чисто» 266. Достигнув уже преклонного возраста, он умер, долго правив названным королевством. Похоронили его в большом городе Киеве, в церкви Христова мученика и папы Климента 267, рядом с названной своей супругой; гробы их стоят на виду посреди храма. Сыновья его разделили между собой государство и во всём подтвердилось слово Христово. Ведь я опасаюсь, что последует то, исполнение чего предвещает голос истины; ведь говорит он: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет» 268, и прочее. Пусть молится всё христианство, дабы Бог изменил этот приговор в тех землях!

75. Так как я несколько отклонился от темы, вернусь к ней и сообщу о событиях, которые произошли в этом году, но не упоминались мною выше. (53.) В результате несчастного случая сгорела большая часть императорского двора в Пёльде, а также соборная церковь в городе Трире со всеми постройками епископа Эдельбольда и город графа Дитриха Айленбург. Император же, уйдя из Бамберга, прибыл сначала в Вюрцбург, а затем – во Франкфурт и с праздничной радостью справил там Рождество Господне 269. Но, чтобы далее, читатель, не было скрыто от тебя происхождение этого названия, я спешу поведать тебе то, что сам слышал от заслуживающих доверия мужей. Когда правил император Карл Великий, сын короля Пипина, была война между ними и нашими предками; однажды, франки, не зная брода, были вынуждены переходить реку Майн; следуя за ланью, которая шла впереди и, будто бы по милости Божьей, показывала им путь, они, весёлые, овладели безопасностью желанного берега, но были побеждены нашими. Отсюда место и получило название «Брод франков» (Франкфурт). Названный цезарь в том походе, поняв, что уже побеждён врагами, первым отступил, сказав: «Мне более по сердцу, если люди с укором будут говорить, что я бежал отсюда, чем если скажут, что я был убит здесь; ведь, пока я жив, я надеюсь отомстить за позор нанесённой мне несправедливости». В 8… г. от воплощения Господня названный цезарь, ради увеличения своей доблести и добрых дел, в один день учредил в подчинённой Христу Саксонии 8 епархий 270, разделив между ними отдельные парафии.

76. (54.) 4 венецианских корабля, нагруженные различными пряностями, потерпели кораблекрушение в этом году. В западных землях, прежде, как я говорил 271, редко пребывавших в покое, всё, - благодарение Богу! – осталось в мире. Духовный брат мой Эккихард, монах св. Иоанна Крестителя, поражённый ударом в Магдебурге, лишился речи. На границе Баварии и Моравии местными жителями был схвачен как шпион некий чужеземец по имени Коломан и страшными пытками был вынужден признать грех, которого не совершал. Несмотря на его оправдания и уверения, что он, как бедняк Христов, бродит повсюду, его повесили на давно уже сухом дереве: невинного, ибо, когда позже надрезали его мясо, пошла кровь; [у него, уже мёртвого], отросли также ногти и волосы. Зацвело также то дерево, показав, что он – мученик Христов. Когда об этом узнал маркграф Генрих, он похоронил его тело в Мельке.

Комментарии

а) См. Ecbasis captivi 749.

б) См. Марциал, IX, 52, 4f.

в) 14 февраля 1014 г.

г) т.е. папа Бенедикт VIII.

1. Правильнее в 12-й год правления Генриха (с 7 июня 1002 г.). Титмар считает 1002-й год 1-м годом правления Генриха. Сенаторы – римская знать, возможно представители 12 непапских регионов Рима.

2. 21 февраля 1014 г. Повод – меры императора против Кресценциев.

3. Сыновья маркграфа Отберта II д’Эсте, приверженцы короля Ардуина. См. VIII, 1.

4. Арнульф – сын Генриха Сварливого. Архиепископ Равенны в 1013 – 1019 гг. Был назначен епископом на соборе в Равенне (январь 1014 г.), рукоположен – на соборе в Риме (февраль 1014 г.).

5. Адальберт (ум. 1022 г.) – в 1004 – 1013 гг. – непризнанный епископ Равенны. Низложен в 1013 г. В 1014 – 1022 гг. – епископ Ареццо.

6. Лев II (ум. 1001 г.) – архиепископ Равенны в 999 – 1001 гг.

7. 25 апреля 1014 г.

8. В конце мая 1014 г.

9. В 999 – 1026 гг.

10. См. VII, 24.

11. Колумбан (ум. 615 г.) – ирландский миссионер, основатель тамошнего монастыря.

12. Первые 2 – епископства в Мерзебурге и Бамберге. Епископство в Боббио было создано по решению собора в Вероне в середине мая 1014 г.

13. Граф в саксонском Шваденгау.

14. Дочь герцога Бернгарда и Хильдегарды, сестры матери Титмара.

15. См. II, 19.

16. См. Лука, 2, 36.

17. 3 Царств, 17, 9 – 16.

18. Остертайх, к востоку от Гернроде.

19. См. VI, 74; VIII, 6.

20. 25 декабря 1014 г. См. VII, 8.

21. 6 апреля 1015 г. См. VII, 8.

22. См. VII, 9.

23. 7 ноября 1014 г. См. VII, 7.

24. Бейхлинген – город к северу от Кёлледа (Тюрингия).

25. На правом берегу р. Унштрут.

26. См. Лука, 16, 8.

27. Бернгард – маркграф Нордмарка (см. VI, 50).

28. Гунцелин – неизвестный граф в Тюрингии (см. VII, 18).

29. Вильгельм III – граф Веймара (см. V, 8).

30. Аллерштедт – городок в 2,5 км к юго-востоку от Виэ.

31. 10 ноября 1014 г. в Мерзебург.

32. Возможно, граф Брауншвейга (см. IV, 11).

33. 11 ноября 1014 г.

34. Сын убитого Вернером в 1009 г. графа Деди. См. VI, 50.

35. Брат Вернера? См. VI, 38.

36. Рейнхольд – аббат в 992 – 1015 гг.

37. Селение близ Айслебена.

38. Лиутгарды (ум. 1012 г.). См. I, 13; VI, 84.

39. Вдова Эккехарда Мейсенского.

40. Маркграф Нордмарка.

41. Остров на Эльбе, к западу от Гентина.

42. Вихман III – сын Экберта Одноглазого.

43. 7 декабря 1014 г.

44. 25 декабря 1014 г.

45. 6 апреля 1015 г.

46. Редбальд (ум. 1015 г.) – аббат в 1001 – 1015 гг.

47. Хейденрейх (ум. 1030 г.) – аббат в 1015 – 1030 гг.

48. 10 апреля 1015 г. Видимо, согласно VII, 35, в Магдебурге.

49. Для урегулирования польского вопроса. См. VII, 10.

50. Т.е. Болеслава Храброго, приглашённого на Пасху (10 апреля 1015 г.) в Мерзебург, чтобы дать ответ по поводу его двусмысленного поведения во время Римского похода и интриг в Чехии. См. VII, 10.

51. Болеслав пытался оправдаться из-за своей неявки в Мерзебург в ноябре 1014 г. (см. VII, 4). Генрих II, пребывавший в январе-феврале 1015 г. во Франкфурте и Бонне, вторично просил его прибыть уже на Пасху 1015 г.

52. Т.е. Генриха, Адальберона и Дитриха Люксембургов.

53. Вернее, в 3-й раз (1-й – в ноябре 1014 г.; 2-й – на Пасху 1015 г.).

54. В 1014 г. во время Римского похода.

55. Летом 1014 г.

56. В ноябре 1014 г. См. VII, 4.

57. В Мерзебург (ноябрь 1014 г.).

58. На Пасху (10 апреля) 1015 г.

59. Лука, 14, 18 – 20.

60. После 17 апреля 1015 г.

61. Кауфунген – городок к юго-востоку от Касселя.

62. Т.е. аббатство Верден. См. VII, 8.

63. 28 мая 1015 г.

64. Имбсхаузен – городок к северо-востоку от Нортхейма.

65. Вал – аббат в 1011 – 1015 гг. Летом 1014 г. ему было запрещено исполнять свои обязанности.

66. Друтмер – аббат в 1015 – 1046 гг.

66а. В Hs 2 добавлено: «Поскольку я часто упоминал об этом монастыре, следует вкратце кое-что рассказать об основании его и настоятелях, так как он – один из старейших [монастырей]. В 822 г. от воплощения Господня, Людовик, император-август, сын Карла Великого, в 10-й год своего правления, основал этот монастырь посредством почтенного Адальхарда, аббата старой Корвеи, даровав этому месту имя «Корвея Новая» в память о месте, откуда тот был родом. Он же передал этому месту много земель, а именно: село Хёкстер и аббатства Эресбург и Меппен. Сын его Людовик также сделал щедрый взнос, а именно: аббатство в Висбеке и десятину в епископстве Оснабрюкском вместе с десятинными церквями. Он также передал рыбный ставок на Везере под названием Хоквар. Когда император Лотарь вторгся с восточными франками в страну славян, он убил их короля Гостомысла, а остальных, подчинив своей власти, в том же году подарил Корвейской церкви в качестве посвящения, как свидетельствует хроника. Кроме того, короли, князья и прочая знать обогатили это место многими землями и богатствами, а римские понтифики наградили его большими привилегиями и почестями. Здесь покоится славный мученик Вит, 7-летний мальчик, перенесённый сюда из Франции первым аббатом этого места Варином; благодаря покровительству этого мученика Саксония чрезвычайно усилилась, добившись успеха в своих делах. Расположено это место над Везером в епископстве Падерборн».

67. Эрнст I Бабенберг (ум. 1015 г.) – герцог Швабии в 1011 – 1015 гг. Зять Германа III, 1-й муж Гизелы (позже – императрицы).

68. См. IV, 21.

69. 29 мая 1015 г. См. VII, 13.

70. 24 июня 1015 г.

71. Гизела (р. 999 г. 11 ноября – ум. 10? Г.) – дочь Германа II, герцога Швабии. Её мать Герберга была дочерью Конрада, короля Бургундии, и сестрой матери Генриха II. 2-м её мужем (после Эрнста I) был (с 1015 г.) Бруно Брауншвейгский, 3-м (с января 1017 г.) – Конрад фон Вормсгау (будуший император Конрад II). Её сын – Эрнст II (герцог Швабии в 1015 – 1030 гг.) родился около 1013/1014 г.

72. На левом берегу Эльбы, между Ризой и Виттенбергом.

73. В земле Нидер-Лаузиц.

74. 3 августа 1015 г.

75. См. VII, 5.

76. См. VII, 60.

77. См. Овидий, Фасты, III, 416.

78. Село Бизнитц, близ г. Гёрлитц.

79. Генрих I Бабенберг (ум. 1018 г.) – маркграф Австрии (т.е. Восточной марки) в 994 – 1018 гг.; сын Леопольда I.

80. 1015 г. См. VII, 35.

81. Тётка Титмара, мать маркграфа Генриха Швейнфуртского. См. V, 14; 38. Могила её – в Швейнфурте.

82. Епископ Бамберга.

83. Антоний – аббат Мезеритца, ученик Бруно Кверфуртского.

84. Пфальцграф Саксонии. См. VI, 16.

85. О Лиудольфе см. VII, 65. Битва произошла 1 сентября.

86. Маркграф.

87. Епископа Мейсена.

88. Гунтер (ум. 1025 г.) – канцлер в 1009 – 1023 гг., архиепископ Зальцбурга в 1024 – 1025 гг. См. VIII, 21.

89. 1-м мужем матери Германа Сванхильды был маркграф Титмар (ум. 979 г.).

90. Титмар II – маркграф Остмарка в 1015 – 1030 гг.

91. Донат (ум. 362 г.) – патрон Мейсена, римский мученик.

92. Левый приток Эльбы, впадает в неё возле Ризы.

93. Дословно: «чтобы не увидеть, как поднимется Эльба». Перевод сделан по смыслу.

94. Фон Айленбургу.

95. К юго-западу от Торгау.

96. Архиепископ пытался, видимо, передачей Рассница (на р. Белый Эльстер, к западу от Шкойдица) добиться отказа Титмара от оставшихся 5 мест. См. III, 16.

97. К западу от Биттерфельда.

98. 28 октября 1015 г. в соотв. с Мерз. некр.

99. 1 ноября 1015 г.

100. См. VII, 2.

101. Или 14 декабря (1015 г.).

102. Во-первых, назначение архиепископа Трира (см. VII, 26), во-вторых, распри в Нижней Лотарингии.

103. 1015 г. Он был епископом с 992 г. См. IV, 6.

104. На р. Цвиккауер-Мульде.

105. 24 декабря 1015 г. Был архиепископом с конца апреля 1008 г. (см. VI, 35).

106. Правильно: 7 лет, 8 месяцев.

107. Поппо (ум. 1047 г.) – из рода Бабенбергов. Архиепископ Трира в 1016 – 1047 гг.

108. Хеймо (ум. 1025 г.) – епископ Вердена в 990 – 1025 гг.

109. Эйльвард (ум. 1023 г.) – епископ Мейсена в 1016 – 1023 гг. Наверно, брат Германа Мейсенского (а не Герман – брат Титмара II).

110. 18 марта 1016 г.

111. 25 марта 1016 г.

112. Рудольф III (ум. 1032 г.) – сын короля Конрада и брат Гизелы, матери Генриха II. Король Бургундии в 993 – 1032 гг. Речь идёт про обновление договора о наследстве от 1006 г.

113. В мае – июне 1016 г.

114. Ирмгарда – 2-я супруга Рудольфа.

115. Отто-Вильгельм (ум. 1026 г.) – сын Адальберта, короля Италии. Граф Бургундии (Франш-Конте). Здесь Титмар его путает с его позднейшим зятем – Вильгельмом V, графом Пуату и герцогом Аквитании.

116. Ок. 1010 г. Архиепископ Бертальд Безансонский в области Отто-Вильгельма.

117. См. Ecbasis captivi, 66. 88. 248.

118. Титмар ошибается: он умер 25 июля 1014 г. и был епископом в течение 20 лет.

119. В 1014 – 1031 гг.

120. См. VII, 7. Передача состоялась 5 февраля 1015 г.

121. Арнольд (ум. 1032 г.) – аббат в 1012 – 1031 гг.

122. Бертольд Церинген (ум. 1024 г.) – граф Брейсгау и Мортенау.

123. В 1005 г. См. VI, 18.

124. Рединг (ум. 1015 г. 5 августа) – приор с июня 1012 г. (преемник Вальтарда).

125. См. Вергилий, Энеида, VI, 867.

126. 8 апреля 1015 г.

127. См. VII, 8.

128. 24 июня 1015 г. В монастыре Берге.

129. 29 июня 1016 г.

130. Псал. 68, 10; Иоанн, 2, 17.

131. Свен II Вилобородый (ум. 1014 г.) – сын Гаральда Синезубого (см. II, 14), король Дании в 986/988 – 1014 гг.

132. Имеется в виду папа Григорий I Великий (590 – 604). В 597 г. он начал миссионерство в Англии.

133. См. Адам Бременский, II, 29; 34;

134. Свен умер 3 февраля 1014 г. в Гайнсборо.

135. Этельред II Безрассудный – король Англии в 978 – 1016 гг. В 1014 г. бежал от данов к своему тестю Ричарду II, герцогу Нормандии.

136. В Роскилле, на о. Зеландия.

137. См. Гораций, Оды, III, 24, 9;

138. См. Вергилий, Георгики, III, 463.

139. Король в Швеции или Норвегии. В Германии пребывал до 994 г.

140. Исайя, 1, 2.

141. 2 Петра, 2, 21.

142. Матфей, 23, 33.

143. Сигрида Сторрада – дочь Мешко I, сестра Болеслава Храброго.

144. После смерти Свена II Этельред вернулся и изгнал данов.

145. Севальд. См. VII, 42;

146. Гаральд (ум. 1018 г.) – король Дании в 1014 – 1018 гг. В 1016 г. он оставался в Дании. Поход в Англию предпринял один Кнут.

147. Кнут Великий (ум. 1035 г.) – король Дании и Англии в 1014/16 – 1035 гг.

148. Эмма – дочь Ричарда I, герцога Нормандии, жена (с 1002 г.) Этельреда II.

149. Её пасынки, дети Этельреда II от 1-го брака (с Эльфледой).

150. Имеется в виду битва при Ассингдоне на р. Темза 25/26 июня 1016 г. Однако, Эдмунд II Железнобокий умер только 30 ноября 1016 г. (после чего англосаксы признали своим королём Кнута), а ярл Туркиль – после 1022 г.

151. См. Августин, О граде Божьем, V, 9, 3.

152. В 1012 г. Дунстан был архиепископом Кентербери в 959 – 988 гг. Здесь имеется в виду архиепископ Эльфраг (1005 – 1012 гг.).

153. Рим, 12, 19.

154. Т.е. 25 февраля 1016 г. См. Аммиан Марцеллин, 26, 7.

155. Бернгард – маркграф саксонского Нордмарка в 1009 – 1025 гг. Смю VII, 50.

156. В субботу. См. Кведл. анналы, 1016 г.

157. См. VI, 15. Он умер в 1017 г.

158. В районе Гохзеебурга, Зеебурга, Зюссен-Зее и к западу от Галле.

159. 26 июля 1016 г. См. Мерз. некр.

160. В 1016 г. Возле Ла-Специи. Сарацины из Балеарских островов захватили в 1015 г. Сардинию. Папа заключил союз с Генуей и Пизой.

161. Эмир Могехид ибн Абдаллах с о. Дения (Балеар. о-ва).

162. У побережья Сардинии, которое тогда же было освобождено. Июнь 1016 г.

163. См. Притчи, 16, 9. Могехид не вернулся назад.

164. Ламберт, граф Лувена.

165. Готфрид, герцог Нижней Лотарингии (1012 – 1023 гг.).

166. 12 сентября 1015 г. Битва у Флерюса (к северо-востоку от Шарлеруа) или Флоренна (к западу от Динана). См. VII, 24;

167. В 958 г. Оттон Великий, изгнав графа Регинара III, пожаловал его земли братьям Вернеру и Регинальду. В 974 г. они были убиты. А в 977 г. Регинар IV и его брат Ламберт вернули себе отцовские земли.

168. Регинар IV – граф Геннегау (977 – 1013/15 гг.).

169. Роберт II Благочестивый – король Франции в 996 – 1031 гг. Титмар имеет в виду битву у Понтлеве 6 июля 1016 г. между Фулько Чёрным, графом Анжу, и Одо, графом Блуа.

170. Генрих фон Штаде. 1016 г. (1 октября, согласно Мерз. некр.).

171. Вихманн III Биллунг – граф в Вестфалии и Дюффельгау (Клеве). См. VII, 8.

172. Балдрик – граф в Дрентегау, а с 1010 г. также и в Хаттуариергау (напротив устьев Липпе). Вражда его с Вихманном началась с 1006 г.

173. Адела – дочь графа Вихманна фон Хамаланда (Цютфена). Её сыновья от 1-го брака (с Иммедом) –Мейнверк, епископ Падерборна, и Дитрих, граф Хамаланда, которого она в 1014 г. велела убить.

174. В 1016 г. 6 октября (Хильд. анналы; 5 окт.: Мерз. некр.; 9 окт.: Люнебург. некр.).

175. В 1011 – 1022 гг.

176. К западу от Штадтлона.

177. Близ Эльтена в Хамаланде (Зютфен), к юго-востоку от Цевенаара.

178. См. VII, 30. Император 29 августа 1016 г. был в Даммеркирхе (Верх. Эльзас), 29 сент. – в Эрштейне (Ниж. Эльзас), 11 – 17 окт. – во Франкфурте, 6 дек. 1016 г. – в Дуйсбурге.

179. См. IV, 60. Брат Отто фон Хаммерштейна.

180. Мюнстерский.

181. Герман II фон Верл. Его мать – Герберга Бургундская – вторично была замужем за Германом II, герцогом Швабии. Она же – мать Гизелы, в последующем – императрицы Германии.

182. См. VII, 44;

183. 25 декабря 1016 г.

184. 6 января 1017 г.

185. Граф Деди. См VI, 49; 50.

186. В окрестн. Дюбена.

187. Срок заключённого в январе 1012 г. в Мерзебурге мира окончился. См. VI, 59.

188. Наследство маркграфа Вернера.

189. Епископ Мюнстера и Герман II фон Верл. См. VII, 49;

190. Возможно, это Удо фон Штаде (см. IV, 11).

191. Кверфуртские. Братья св. Бруно.

192. Смерть князя Владимира (1015 г.) оживила притязания Болеслава на Русские земли, побудив его заключить перемирие с немцами.

193. Видимо, Зигфрид, сын маркграфа Ходо. См VIII, 22;

194. К северу от Луккау.

195. 2 февраля 1017 г.

196. 17 февраля 1017 г.

197. Знатный тюрингенец. С 1006 г. – монах в Ринхнахе, близ Альтаиха.

198. Мариенклостер на горе Мюнценберг.

199. После 6 марта 1017 г.

200. Брат маркграфа Вернера.

201. Близ Калькара, в Дюффельгау.

202. В воскресенье, 31 марта 1017 г.

203. Генрих фон Штаде умер в октябре 1016 г. (см. VII, 46); речь идёт о графстве Штаденском.

204. 14 апреля 1017 г.

205. Генриху Люксембургу. В середине мая 1017 г. ему была окончательно возвращена Бавария.

206. См. VIII, 18.

207. Эддила и Одда, вероятно, одно и то же лицо.

208. См. Псалом, 114, 9.

209. 1017 г. (Мерз. некр.).

210. 9 июня 1017 г. (см. IV, 68).

211. В 997 – 1017 гг. См. VI, 12.

212. Корвейский. См. V, 19.

213. См. IV, 28.

214. См. Григорий. Гомилии, 23, с. 1.

215. См. VII, 19.

216. В середине июня 1017 г.

217. Согласно грамотам, он был здесь 10 – 12 июля 1017 г.

218. Монастырь Берге.

219. Нимпч – город на р. Лоэ, к юго-востоку от Цобтена. От пол. Niemiec – «немцы».

220. Цобтен, Силингберг. Вероятно, была ещё священной горой вандалов-силингов.

221. Т.е. лютичей.

222. Моравия с 1003 г. подчинялась Болеславу Храброму.

223. Генрих, маркграф Швейнфурта.

224. На правом берегу Эльбы, ниже Мюльберга.

225. Герцог Нижней Лотарингии.

226. Граф Эльзаса. Ранее – приверженец Люксембургских графов.

227. Сын Герхарда и Евы, сестры императрицы Кунигунды.

228. Граф в Дрентегау.

229. Будущий император Конрад II, супруг Гизелы. См. VII, 16. Прим. 71.

230. Генрих Швейнфуртский, маркграф баварского Нордмарка. См. IV, 21; V, 14, 38.

231. Генрих – епископ Вюрцбурга.

232. Эбергард – епископ Бамберга.

233. Рикульф – епископ Триеста в 1000 – 1020 гг.

234. См. См. IV, 60.

235. В плену с 1015 г. См. VII, 21.

236. Ярослав Мудрый (1015 – 1054 гг.), сын Владимира Святого. См. VII, 72; VIII, 31.

237. Возможно, Брест-Литовск.

238. Т.е. Святополка. См. VIII, 31.

239. 1 ноября 1017 г.

240. Гардинг – аббат Ниенбурга в 1017 – 1025 гг.

241. К западу от Шкойдица.

242. На правом берегу Мульды, выше Вурцена.

243. К западу от Мерзебурга.

244. Бывший маркграф Мейсена. См. VI, 54.

245. Генрих Люксембург. См. VII, 54.

246. Титмар – епископ Оснабрюкка в 1003 – 1023 гг.

247. Нонно Одилульф – епископ Оснабрюкка в 998? – 1003 гг.

248. Не ясно, какие епископы имеются в виду. Возможно, что Бецелин – это Бертольд, еп. Безансона (см. VII, 28).

249. Близ Фаллерслебена.

250. Псал. 113, 12.

251. Псал. 113, 16.

252. Между Цвиккау и Хемницем, к востоку от Лихтенштейна.

253. Ида (ум. 986 г.) – супруга Лиудольфа, сына Оттона I. См. II, 4.

254. Иоанн Кресценций – патриций Рим (фактический его правитель) в 1002 – 1012 гг.

255. Эккл., 9, 8.

256. Псал. 140, 5.

257. См. Григорий, Гомилии, 10, с. 1.

258. Владимир Святославич (ум. 1015 г.) – великий князь Киевский в 980 – 1015 гг. См. IV, 58. В 988 г. принял христианство.

259. Не Елена, а Анна (ум. 1011 г.) – дочь императора Романа II (959 – 963 гг.) и сестра Василия II.

260. Святополку Окаянному (ум. после 1018 г.); он был сыном Ярополка, брата Владимира. Владимир женился на беременной вдове Ярополка и позже усыновил родившегося от неё ребёнка. Под двумя другими сыновьями Владимира Титмар, вероятно, имеет в виду Ярослава и Бориса.

261. Ок. 1000 г. См. IV, 45.

262. Т.е. чистоту духа и тела.

263. Евр., 13, 4.

264. Он умер 15 июля 1015 г. 2 сына – Ярослав и Борис.

265. Лука, 12, 35.

266. Лука, 11, 41.

267. Климент I (ум. ок. 95 г.) – римский папа.

268. Лука, 11, 17.

269. 25 декабря 1017 г.

270. Он учредил множество центров миссионерства. Из них Мюнстер, Падерборн, Оснабрюкк, Бремен и Минден были преобразованы в 804/805 г. в епископства. Хильдесгейм, Хальберштадт, Верден и Гамбург получил статус епископств только при его сыне Людовике Благочестивом.

В Hs 2 добавлено:

«Его сын, господин Людовик, выбрав в Галлии самых испытанных монахов вместе с почтенным мужем Адальхардом, подарил им мощи св. первомученика Стефана и, основав Корбейский монастырь, велел его освятить. Цезарь лично передал этому монастырю следующие пожалования: аббатства Эресбург, Меппен, многие поместья на севере, а также село Хёкстер со всеми его угодьями. Его сын, Людовик «Юный» передал ему аббатство Висбек, а также десятину с десятинными церквями в епископстве Оснабрюкк и рыбный ставок на Везере, называемый Хоквар. Выше об этом уже было сказано. В этом монастыре впервые в Саксонии расцвёл монашеский образ жизни и только позже – во многих других местах нашего отечества; из всех них Корбея вместе с её покровителем, св. Витом по заслугам считается главой, матерью и украшением всего отечества: с тех пор, как он (св. Вит) пришёл в наше отечество, Саксония главенствует в Тевтонском королевстве, ибо ей помогают, как мы надеемся, молитвы его у Бога и заслуги его во всём».

271. См. VII, 54.

Текст переведен по изданию: Thietmar von Merseburg. Chronik // Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 9. Berlin. 1966

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.