Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИОГАНН ФИЛИПП КИЛЬБУРГЕР

КРАТКОЕ ИЗВЕСТИЕ О РУССКОЙ ТОРГОВЛЕ, КАКИМ ОБРАЗОМ ОНАЯ ПРОИЗВОДИЛАСЬ ЧРЕЗ ВСЮ РУССИЮ В 1674 ГОДУ

1. Предисловие.

…Мне кажется, что господь бог, но неисповедимым причинам, сокрывает еще от понятия русских и не показывает им выгод, которые имеет земля их более всех земель вселенной для заведения торговли. Ибо, 1) есть ли другая какая земля, которую бог поставил бы, как русское царство, между всех морей света? 2) есть ли где другая земля, которую бог наделил бы таким множеством прекрасных рек и источников? 3) есть ли другой народ, который так покойно и с меньшей опасностью и издержками мог бы торговать из [195] первых рук с столь многих народами вселенной, как то делают и могут делать русские? 4) Руссия имеет у себя много хороших товаров, — и в 5) она имеет то преимущество, что все ее жители, начиная от знатнейших до последних, любят торговлю; отчего также в городе Москве более лавок, нежели в Амстердаме, или даже в целом ином государстве. Не спорю, что эти лавки малы и скудны, и что не надобно делать никакого сравнения, а не то из иной Амстердамской лавки выйдет 10 и более московских; но они доказывают только то, что русские любят торговлю. 6) русские в пище и одежде не только умереннее и неприхотливее прочих европейских народов; но они и для малого прибытка не жалеют трудов и не боятся затруднительных поездок. Наконец, 7) нет ничего такого дурного и малого, чего русский не умел бы обратить в деньги и пользу, что доказывают лоскутный и живодерный ряды в Москве. Но несмотря на все сии выгоды, нельзя сказать, чтобы торговля и мануфактуры процветали в Руссии, или чтобы русские получали теперь десятую часть той выгоды, какую по здравому рассудку могли бы получать от торговли. —

Торговлю можно сравнить с птичкою в руках человека: ежели ее подавить слишком, то она умрет; а ежели дать ей волю, она улетит, и хозяин ее в том и другом случае останется с убытком. Но последнего русские никогда не делали, а первое слишком много. Они стесняют и давят торговлю всевозможным образом; ибо заводят много казенных монополий и верят дурно образованной и для государственной выгоды вредной коммерц-коллегии, то ecть тем корыстолюбивым гостям, о которых буду я говорить (дальше), также налагают на иностранцев большие пошлины и стесняют торговлю тяжкими условиями. Кораблей у них не строят, хотя Е. Ц. В. все нужные к тому вещи имеет в своем государстве. Не слишком много стараются о дорогах в такой болотной земле... Иностранные художники боятся приезжать в Руссию, потому что после удерживают их насильно, а подданным не дозволяют ездить в чужие земли и учиться у других. Купцы принуждены платить на почте за пересылку писем дорого. Людям, которые умели бы завести мануфактуры, не помогают надлежащим образом; и есть множество других еще вещей, затрудняющих торговлю. К этому примолвить надобно и, то, что русские купцы по большей части от природы склонны к обманам, и так в этом искусны, что и опытнейшие иностранные купцы попадаются от них в дураки. — Здесь есть пословица: на то щука в море, чтобы караси не дремали...

2. Глава о товарах, которые Руссия имеет в таком множестве, что может снабжать оными другие государства. Меха.

… И так, вот какие меха отпущает Руссия. Из оных многие идут из Сибири и Перми вниз по Югу, который у Устюга впадает в Двину, прямо в Архангельск, минуя Москву. В одно лето отпущено из Архангельска мехов:

579 сороков соболей.

335.960 штук белок.

300 сороков куниц.

281 сороков минкен.

15970 штук всяких лисиц.

288 сороков горностаев.

15742 штуки собольих хвостов.

598 собольих опушек.

15550 собольих кончиков.

18795 штук всяких кошек.

3. Список товаров, которые в 1673 году с открытия воды до половины октября отпущены из Нарвы за море.

2009 шиффунтов чистой пеньки.

3273 шиффунта чистого льна.

143 шиффунта сырцовой пеньки.

332 шиффунта льна.

65 шиффунтов пакли.

492 шиффунта поташа.

49 шиффунтов сала.

2988 десятков юфти.

27 десятков воловьих кож.

178 десятков козлиных кож.

24 десятка сафьяна.

64 десятка сырых кож.

136 десятков хвостов.

47 штук лосиных кож.

728 ластов ржи.

64 ласта ячменя.

132 ласта овса.

89 ластов солода.

663 тонны муки.

44 тонны круп.

39 тонны гороха.

2 сорока соболей.

2 сорока куниц.

141 сорока минкен.

3 штуки собольих брюшек.

1719 сороков белок.

29 штук мехов. [196]

753 сорока кошек.

5 штук кошачьих мехов.

43 штук заячьих.

111 сороков горностаев.

38 штук лисиц.

1540 фунтов рыбьего клея.

55 тонн коровьего масла.

431 тонна того же пришедшего из Выборга.

43 тонны солонины.

38 шиффунтов копченой говядины.

73 куска свиного сала.

4685 тонн ингерманландского дегтя.

19 тонн ворвани.

4300 пар русских перчаток.

58 досок мыла.

2080 штук рогож.

12700 сухих щук.

8 шиффунтов хмеля.

4. Цена отпускаемым товарам в январе в феврале 1674 г. в Москве.

Поташ лучший шиффунт (берковец) 6 1/2—5 3/4 руб.

Поташ нижней доброты шиффунт 4—4 1/2 руб.

Пенька сырцовая лучшая шиф. 2 1/23 руб.

Пенька обыкновенная 2—2 р. 10 коп.

Сала здесь в Москве мало, а в Ярославле и Вологде шиф. 8 1/2—9 руб.

Юфть в Переяславле 31

Юфть в Москве 35 гривны пуд.

Башкирские куницы сорок 17—18 руб.

Казанские куницы сорок 14—15 руб.

Горностаи казанские 4—5 руб.

Горностаи обыкновенные 3 1/2 руб.

Соболи с брюшками сорок 20—25 руб.

Лисицы сибирские десяток 9 руб.

Лисицы Уфимские 8 руб.

Лисицы Русские 8 1/2 руб.

Собольи хвосты, по доброте, сотня 10—30 руб.

Белки русские тысяча 17—18 руб.

Белки Казанские 19—22 руб.

Белки Сибирские 25—27 руб.

Рыбий клей пуд 6— 9 руб.

Рогожи тысяча 25 руб.

5. Цена тем товарам, которые хотя и находятся в России, но потребляются там же.

В Москве на 30 мая 1674 г.

Соль лучшая 2 гривны пуд.

}

Четверть.

Рожь 6 гривен.

В феврале 7 гривен.

Ячмень 6 коп.

Солод 45 коп.

Гречневая крупа 120 коп.

Овес 32 коп.

Пшенная крупа 160 коп.

Свиное сало и мясо копченое 40 коп. пуд.

Соленая рыба.

Хмель лучший 11-12 р. шиффунт.

Мед 110 коп. пуд.

Полосовое железо грубого разбора у Марселиса 5—5 1/2 грив. пуд.

У Акмана 6-6 1/2 руб. пуд.

Железо лучшего разбора у Акмана 7 гривен пуд..

Листовое железо у Марселиса 1 р. пуд.

Листовое железо у Акмана 110 коп. пуд.

Листовое железо двойное 120 коп. пуд.

Литые вещи 1/4 рубля пуд.

Селитра 2—2 1/2 р. пуд.

Порох лучший 3 р. 6 к.—4 р. пуд.

Моржевая кость 17 р. пуд в казне.

Гусиный пух лучший и самый белый 8 р. пуд.

Гусиный пух серый 4 р. пуд.

Солодковый корень 240 коп. пуд.

6. О стеклянных заводах.

Около Москвы есть два стеклянных завода: один из них казенный, и называется Измайловским (в селе Измайловском). Сим заводом управляет один итальянец, по имени Мингот, который славится своим искусством и делает довольно чистое стекло. Другой завод называется Духанинский, в 40 верстах от города и заведен одним человеком, по имени Юлием Койетом. Сначала хотя и принужден он был нужные материалы выписывать из немецкой земли с большими издержками, но, наконец, трудом и неутомимостью все сии вещи найдены в Руссии. Теперь печные камня ломают за 15 верст от Москвы, а глину, которая крепостью превосходит иностранную, роют и зимой в 50 верстах от Москвы в Вокжеле (Акжельская волость), и все в назначенное время привозится на заводы. Как в сих местах нет букового дерева, то вместо оного употребляют осиновую и еловую кору, которую жгут близ живущие крестьяне и во множестве привозят на заводы, где и продают по 12 коп. бочку. Годный для завода песок достают на речке Истре, которая в 12 верстах от города впадает в Москву реку. Заводы построены в лесных местах; на каждом из них издерживается ежегодно от 5 до 600 саж. березовых дров, которые рубятся летом. Работа производится в году только от 25 до 30 недель, потому что зимою за великою стужею работать нельзя. На каждом заводе есть от 6 до 8 мастеров, не считая других работников. На Духанинском делают только простое стекло, а именно оконное и всякие сткляницы, которые большей частью зимою отвозятся в Москву на продажу [197] ежегодно от 80 до 90000. Но на обоих сих заводах стекла делается не слишком много: почему зимою привозят в Москву из Черкассии очень много простого, а особливо синего разного рода, которое и придают круглый год на гостином дворе; также и из Ливонии привозится много оконного стекла и хрустальной посуды. В 1671 г. провезено чрез Архангельск 64 дюжины сткляниц и 170 бутылок и сверх того много стеклянных корольков.

7. Реестр немецким товарам, которые в 1671 г. привезены в Архангельск морем.

6846 золотников жемчугу.

133 маса жемчугу в 7 коробочках.

4419 штук крупного жемчугу.

185 фунтов и 27 штук и еще 4 ящика золотой и серебряной бахромы.

3931 фунт волоченого золота и серебра

5 пуд. серебряной посуды

64 штуки перстней с сапфирными печатями.

5 штук бриллиантов, роз.

63 штуки сапфирных камней и много фальшивых цветных камней.

32 куска серебряной объяри.

84 куска толстой шелковой объяри.

28 кусков толстого шелк. бархата.

342 куска цветного атласа.

2 ящика с разным товаром, продаваемым на аршины.

204 штуки камки.

1 ящик камеди амстердамской.

54 штуки шерстяной камки.

34 штуки брикс-атласа.

441 штука всякой цветной волнистой и гладкой тафты.

1 штука шелк. гробгрюна.

218 штук и 2 ящика камлота..

2 штуки драгета.

22 кипы и 287 половинок кармазин. сукна.

8 кип и 248 пол. полукарм. сукна.

81 кипа и 64 пол. такого же английского.

9 кип и 22 пол. такого же голланд.

41 кипа и 267 пол. Гамб. сукна.

18 ящиков и 666 штук бумазеи и саржи.

4 штуки трипа.

8 кип и 13 бунтов суконных обрезков и лоскутьев.

4 штуки плиса.

6 кип и 1217 штук раша и байки.

62 штуки постельных наволочек.

367 штук льняного тканья и 6 ковров.

2999 штук бобровых шкур.

25 стоп бумаги бол. формата.

28454 стопы бумаги обыкн. формата.

401 бочка и 13 ящиков ладана.

6176 пуд. и 5280 штук бразил. дерева.

265 бочек и 3 ящика индиго.

123 бочки кармина.

5 бочонков, 4 ящика, 6 связок яри медянки.

84 бочонка, 3 ящика, 8 коробок разных красок.

230 тонн белил.

267 кусков и 2 бочки слоновой кости.

25 бочек и 6 пуд. медных котлов, тазов и проволоки.

57 бочонков английских оловянных блюд и тарелок.

131 дюжина олов. стаканов.

15 бочонков олова в кружках.

18 ящиков того же.

516 кусков свинцу.

300 кусков мелкого.

4000 листов шумихи.

64 пуда красной меди.

833 дюжины медных колокольчиков.

54 куска медных блях.

27 штук больших колоколов.

300 пар медных подсвечников.

407 бочонков жести.

1957 полос шведского железа.

13728 свертков ножей или очищенного серебра.

2 штуки фальшивой бахромы.

37 кусков шелк. лент.

42 свертка и 41 короб медных струн.

150 фунт. мишуры.

3 ящика с бобрами.

7 штук больших медн. фонарей.

100 бочек квасцов.

5 бочек и 1 ящик гумми.

603 штуки пил.

2 куска флера.

2 куска квинетту.

1 ящик с лекарствами.

15 тонн улитковых головок и раковин, которыми унизывают хомуты и шлеи.

25 кип и 70 мешков хлопчатой бумаги.

2 кипы, 1 связка, 6 тонн, 6 мешков бумажных светилень.

115 дюж., 2 тонны, 9 ящ. бухшигель.

22 штуки больших зеркал.

14 штук сабель.

2 штуки карабинов.

2 штуки шитых чепраков.

1 ящ. с пистолетами.

10250 штук немецких шляп.

42 штуки выделанных лосиных кож.

1184 штуки красного и желтого сафьяна.

64 пары шелковых чулок. [198]

314 дюжин шерстяных чулок.

64 дюжины фляг и 170 бутылок.

2 ящ., 2 боч., 31 ф., 12 ластов красных корольков.

20 бочонков серы.

25 пуд., 28 ф. ртути.

3 бочонка, 2 мешка целибухи.

4 бочки мышьяка.

2 бочки купороса.

16 бочек, 2 короба гиспанской каменной посуды.

491 дюжина очков.

5 тюков, 1 связка, 30 бочек, 9 ящ. с разной мелочью и Нюренбержским товаром.

5 бочек, 1 ящ. с ножницами и ножами.

4860 дюжин игральных карт.

683000 иголок.

154000 булавок.

35 мешков, 25 бочек шпиаутора.

5 бочек, 66 мешков рису.

666 бочек деревянного масла.

2477 тонн сельдей.

162 связки перцу.

4 бочонка, 3 ящ., 2 п. шафрана.

3 бочки, 2 мешка кардамона.

1 ящик, 5 бочек, 3 связки коринки.

11 бочек гвоздики.

1 бочка сухого инбиря.

11 бочек, 17 связок, 2 ящика миндаля.

14 бочек фиников.

18 ящ., 2 бочонка сахарных заедок.

10 бочек конфект.

20 ящиков леденца.

47 бочек горшечного сахара.

3 бочки цукатов.

98 бочек вареного в сахаре инбиря.

1 ящик сушеных слив.

2 бочки мушкатн. ореха.

943 бочки винных ягод.

367 бочек длинного изюма.

200 коробок того же.

37 бочек слив.

6 бочек и 4 связки аниса.

130 пип гиспанск. вина.

109 оксофтов белого франц. вина.

720 оксофтов красного.

2 бота мальвазии.

6 бочек мускателя.

2 бота аликантского.

5 ботов вейн-де-тинто.

1 бот бастерта.

8 пип петерсцемен.

26 оксофтов уксуса винного.

157 пип соленых лимонов.

1 бочка лимонного сока.

8 больших и 9 малых мешков хмеля.

15 тонн люнабург. соли.

6 тонн меда.

27839 червонцев.

50000 рейхсталеров.

16000 рублей русских, которые идут из Украины через Польшу в Данциг, и по большей части там меняются.

8. Из реестров других годов:

1672 г.

8 бочек 1 ящик 14 ф. всяких цветных бус.

10 связочек, 2360 пуд., 1195 кусков бразильского, фернамбукового и кампешевого дерева. 71 тонна крахмала.

2 ящика с хрустальной посудой.

10 зеркал, 7 тонн, 556 ящиков, 330 коробов, 8 дюжин зеркального стекла.

37 немецких стульев.

3709 стоп бумаги.

3 рукомойника.

550 связок медных наперстков.

5 тонн, 1 ящик булавок.

9 ящиков и 545000 штук иголок.

166 дюжин стальных ножниц.

25 кусков наволочек.

29 кип и 2 узла хлопч. бумаги.

87 пар шелк. чулок.

5 дюж. шелк. и бумажных чулок.

15 штук одеял.

1673 г.

1 дюж. серебр. стаканов.

66 кусков камлота.

75 кусков бумазеи.

15 кусков атласа.

2 куска тика на постели.

2 платка, коими женщины накрывают головы.

2044 стопы бумаги.

141 бочка дерев. масла.

1367 тонн сельдей.

2969 катушек волоченого золота и серебра.

33 шт. шелкового галуна.

30 пар шелк. чулок.

6 бочек конфетного сахара.

21 бочонок цукатов.

639000 игл.

720000 булавок.

8 бочонков белил для притиранья.

244 дюжины нюренбергских чернильниц.

30 ф. сургуча.

56 штук нем. стульев.

197 дюжин шелк. пуговиц.

32 куска скатертного полотна.

248000 иголок.

994000 булавок.

1176 дюжин замков.

920000 иголок. [199]

9. Из списка цен иностранным товарам в Москве 30 мая 1674 г.

Веницейский бархат, лучший руб. 2 1/2.

Болонский атлас коп. 75.

Турецкий камлот в 24 арш. руб. 3.

Голл. бумазея кус. коп. 150.

Бумага писчая лучшая стопа коп. 120.

Бумага обыкн. к. 90.

Карты игральные коп. 24.

Иголки лучшие тысяча коп. 40.

Волоченое зoлото тяжеловесное руб. 11.

Волоченое зoлото гамбург. легкое руб. 8.

Сахар мeлюс р. 4 1/2.

Белый сахар леденец 6 1/2

Рис коп. 90.

Медная проволока пуд р. 5.

Шведское железо шиф. р. 5 1/2.

Белое франц. вино окс. р. 25.

Красное вино р. 14.

Флам. сельди тонна р. 5.

10. О пошлинах.

Все иностранцы, какой бы нации ни были, платят с своих товаров равную пошлину, а именно со ввозимых, ежели они будут продаваться в пограничных городах Архангельске, Новегороде и Пскове — 6 на сто. Но ежели кто не захочет или не может там продать, — а пошлет в Москву, — тот должен теперь платить сперва 10 на сто проезжей пошлины, а после в Моск. большой таможне еще 6 на сто... Вывозить обратно товары можно беспошлинно на такую сумму, на какую привезено, а за излишние по 6 на сто...

11. Ведомость, сколько с 1654 собрано пошлин в Арх. таможне:

1654 г. 54031 р. 62,5 коп.

1658 г. 91742 р. 34,5 коп.

1662 г. 58090 р. 19,5 коп.

1666 г. 72601 р. 95 коп.

1670 г. 66021 р. 12 коп.

12. О почте и почтовой плате.

Как почта есть такое дело, без которого занимающиеся торговлею обойтиться не могут в рассуждении переписки, — то об оной должно дать мне краткое известие. В 1663 г. первый завел почту в Руссии Иоганн фон Шведен, а до того времени писма посылались не инако, как с нарочными. Во вторник вечером отходит почта в Новгород, Псков, Ригу и проч. Из Москвы в Ригу ходит она от 9 до 11 дней. За золотник или 1/3 лота платят в Новгород 6, в Псков 8, а в Ригу 10 коп. Почта эта приходит опять в Москву по четвергам. Польская почта в Вильну отходит в середу вечером; с оною можно посылать писма во все места Римской Империи чрез Кенигсберг. За отправляемые в Гамбург платятся до Берлина по 25 к. за золотник. Почта эта ходит 21 день, двумя днями скорее рижской в Гамбург; возвращается в середу поутру. Между Новгородом и Нарвою нет обыкновенной почты; но почти каждую неделю находятся случаи посылать писма. По приходе почты пакеты тотчас посылаются в замок (Кремль), в посольский приказ, и там распечатываются, чтобы ни один частный человек не узнал прежде двора того, что происходит внутри государства и за границею, а более для того, чтобы каждый остерегался писать что-нибудь непозволительное и для государства вредное. С почтою еженедельно получаются все голландские, гамбургские, кенигсбергские и другие как печатные, так и письменные ведомости, столь же исправно, как и здесь в Швеции. Ведомости сии всегда переводятся на русский язык и читаются царю.

13. О кораблеплавании в Архангельске.

Архангельским кораблеплаванием не занимаются руссы, а некоторые голландцы, гамбуржцы и бременцы, которые беспрестанно содержат в Москве своих служителей и приказчиков, в чем участвуют некоторые оседлые в Москве немецкие купцы, как-то: Даниил Гартман, Гейнрих Буденант, Адольф Гаутман, Вернер Миллер и Конрад Канненгиссер и пр. Из других же, находящихся там немцев, как Томас Келлерман, Петр Арсениус, Герман фон Троя, Гейнрих Минтер, Ердман Швеллинггрефвер, Нордман Газенкруг и многие другие, сколько мне известно, не занимаются морскою торговлею, а производят только оную между Архангельска и Москвы. Ежегодно приходит кораблей 30, 40 и более, между которыми обыкновенно 9 или 10 нагружаются Филиппом Ферпоортеном, посредством служителя его Яна Фергуиса. Около половины июля все купцы из Москвы отъезжают на Архангельскую ярманку на почтовых лошадях, и в дороге бывают 14 дней. Теперь имеют они то преимущество, что дорогою не предъявляют нигде своих паспортов и воеводы не могут задерживать или останавливать их по какому бы то ни было делу, кроме явного уголовного. В июле приходят корабли и ярманка продолжается до сентября месяца, так что корабли отходят опять иногда не прежде октября. Из сего видно, что вышесказанные купцы в Голландии, Гамбурге и Бремене совершают свою русскую [200] торговлю в продолжение почти пяти месяцев; ибо в июне закупают они товары за границею, в августе меняют их в Архангельске, а капитал возвращают в октябре. Товары посылаемые из Москвы в Архангельск, идут 40 миль сухим путем до Вологды и обыкновенно зимою; здесь лежат они до полой воды и тогда вниз по верхней и по нижней Сухоне и Двине могут в 10 дней дойти до Архангельска.

14. О гостях или царских коммерции советниках.

Гости суть царские коммерции советники и факторы и неограниченно управляют торговлею во всем государстве. Корыстолюбивое и вредное это сословие состоит из довольного числа людей купеческого звания и имеет голову или старшину; между ими есть несколько немцев, а именно: Клинк Бернгард и Фогелер в Амстердаме, и Томас Келлерман в Москве. Они рассеяны по разным местам государства и везде, по своему званию, имеют право покупать первые, хотя это не всегда делается для казенной выгоды. Как они одни не в состоянии объять столь рассеянные торговли, то во всех больших городах определяют они по одному, по два и по три человека из живущих там лучших купцов, которым под видом царских факторов, дают привилегию гостей. По корыстолюбию своему стесняют они везде большею частью торговлю. Простые купцы замечают и знают это очень хорошо; почему и говорят дурно о гостях. В случае какого возмущения опасаться надобно, чтобы народ не сломил шеи всем гостям. Они оценивают казенные товары в Москве, также располагают соболиным промыслом и соболиным ясаком в Сибири, равно и Архангельскою заморскою торговлею, и дают царю советы и проекты к учреждению казенной монополии. Они беспрестанно стараются подрывать торговлю Балтийскую и не давать ей нигде свободы, чтобы им только одним быть господами и набивать свои карманы.

15. О заводах железных.

Около Москвы находятся теперь три железных завода. Первый и самый большой принадлежит собственно и наследственно Петру Марселису. Родом он датчанин, но родился и воспитан в Москве, и в нынешнем году заплатил своему зятю Томасу Келлерману за 3/4 в заводе 20.000 р. Завод сей лежит рассеянно слишком на 30 верстах, и большею частью в трех разных местах за Окою между городом Сирпековым (читай Серпухов) и дорогою, туда лежащею, близ города Тулы и по тy сторону оного.

Начинается в 20 верстах от Чирпекова и знатнейшая часть называется dewols. Отсюда в 20 верстах есть речка, по которой водой можно ездить в Москву. Весь завод состоит из трех плавильных печей и 10 молотов с двойными горнами. Две печи стоят вместе, а третья — особенно. Лучшая руда находится за Тулою в том месте, которое большею частью отдалено от Москвы. На сем заводе делают:

1) Полосовое железо, низкого, среднего и высшего разбора. Низкое очень много употребляется для стен в церквах, монастырях и домах. Среднее вытягивается на 16 фут. Из лучшего делают они, между прочим, также пороги к железным дверям и ставни, а как теперь день ото дня более строится каменных домов, в которых все наружные двери и оконные люки, по причине частых пожаров, делаются из железа, то на это выходит немало полосового и листового железа.

2) Пушки, самые большие льют в 18 шифф; но Марселис говорит, что скоро может делать 24-фунтовые. Перед сим отослали их через Архангельск в Голландию, где они на пробе разорвались. Каким же образом пробуют они их у себя дома, и какие у них пушки, мне неизвестно; но наверное знаю то, что у Марселиса нет красно-ломкого железа, а напротив того, много холодно-ломкого, из чего заключить можно, что и пушки его не могут быть хороши.

3) Куют пушки различной длины и калибра с шурупами и внутри очень гладкие, которые заряжаются свинцовыми ядрами и делаются только напоказ и для любопытства знатным господам, потому что обходятся очень дорого. Теперь сделаны две для Датского короля, длиною в 7 пяденей и обошлись (по словам Марселиса) в 150 pуб. За несколько лет до сего умер один иностранец, который сии кованые пушки умел хорошо набивать обручами. Из таковых видел я еще несколько между стрелецкою артиллериею: на них было по 18 обручей. Теперь однако же никто более не умеет сего делать.

4) Двери и ставни. Обыкновенно бывают в 2 1/2 пядени длины и такой же ширины; довольно толсты и в большом употреблении.

5) Цирены. Величины оных я точно не заметил; но на соляных варницах в деревне Мшаге мерил некоторые цирены и нашел в них длины 9 шведских локтей, 8 ширины и 3/4 вышины. Такие цирены, видно, не слишком много сходят с рук, потому что у Марселиса много их в запасе. [201] Пуд обыкновенно продается 1 и 1 1/2 гривнами дороже дверей и ставней.

6) Сабельные клинки. Делаются не так много и они очень дурны.

7) Тонкие двойные и одинакие листы. Употребляются на латы, сковороды и очень много на котлы и горшки разной величины. Для сих котлов и горшков листы разрезываются и сколачиваются железными гвоздями так, как в других местах делают это медники.

8) Льют большие толстые плиты, которые в каменных домах кладутся вместо порогов.

Прежде сего Марселис делал также немецкие заказные клинки и отпускал их за море. Также ковал небольшие якори, употребляющиеся на Оке и на Волге: но как по причине холодно-ломкого железа его, вещи сии мало сходили с рук, то он и перестал их делать. Все якори теперь делаются у Тильмана Акемы и в разных местах кузнецами.

На этом заводе построены разные плотины с немалыми издержкам. Подовую плиту должно брать и привозить за 90 верст. Марселис до сего времени не платил за свой завод никаких пошлин и податей, напротив того, царь приказал приписать к оному в наследственное и потомственное владение 400 душ крестьян из около живущих, которые большую доставляют помощь. Привилегия кончилась в нынешнем году, но по прошению возобновлена еще на 20 лет. Величайшее затруднение состоит в том, что мастеровые стоят дорого, а разумеющих хорошо горное дело и достать нельзя, от сего многое упускается и большие деньги тратятся по пустому. Марселис надзирателю своему платит по 300 руб. в год, сверх содержания.

Другой железный завод принадлежит также одному немцу, по имени Тильману Акеме, и называется Проддева (читай Протва) по реке, на которой стоит. Он расстоянием от Москвы по Калужской дороге 90 верст, и зимою доезжают туда в сутки. На нем две суточные плавильные печи и 4 молота. Здешнее железо лучше Марселисова так, что всегда пуд продается гривною дороже. На сем заводе делается разное полосовое и листовое железо; но не делают более ни пушек, ни горшков, потому что Акема не может достать форм. Делаются якори и большею частью четырезубные от 7 до 8 пуд. Полосовое железо очень хорошо, мягко и тягуче, так что каждую полосу без труда можно согнуть в обруч. Руда добывается, как и у Марселиса, из голой земли. Она немного синевата или железновата, но руду здесь находят и в камнях. Сей завод также избавлен от всяких податей и также имеет приписных 200 душ.

Третий завод называется Павловским, и есть казенный. Он находится от Москвы в 52 верстах по дороге в Клин. Здесь одна суточная плавильная печь и два молота… Завод сей очень дурен, потому что руду достают из болот. Macтep на нем нанятый и служил прежде у Марселиса.

Сверх того железная руда найдена за 90 верст по сю сторону Архангельска на Двине в болотах; но теперь не употребляется.

На сих заводах уголь употребляют березовый, липовый, осиновый и еловый; но березовый считается лучшим. Его покупают коробами. Кузнецы не берут его счетом, но сколько им вздумается, даже по 5 коробов (а особливо у Марселиса) на одну печь, хотя бы довольно было трех. Дров всегда достаточно и привозятся из Галича крестьянами, которые летом сотнями приезжают на заводы. Квадратная сажень или 3 1/2 аршина (по словам Марселиса и Акемы) стоит от 11 до 14 коп. Рудники находятся в чистом поле, только в глине или земле без камня. Гидравлика здесь неизвестна; но как скоро рудник наполняется водою, то начинают рыть в другом месте, и почти каждый год переменяют таким образом рудники. Они кладут разом по четыре куска руды в печь и получают по большей части сто пуд. На одном горне вытягивается в день 25 полос, длиною обыкновенно в 6 аршин; весом же в пуд, а иногда более, и большею частью также они сгибаются вместе. Бревно, поднимающее молот, есть дубовое, а в молоте весу от 18 до 21 пуда. Мастер получает платы за пуд алтын, работник 2 коп., а кочегар деньгу.

Здесь надобно заметить, что в Руссии столь же прекрасная земля, как в Голландии или во Франции; даже уверяли меня в Москве кузнецы, что русские горшки могут гораздо более выдержать огонь, нежели некоторые другие. Такая земля очень пригодна для плавилен.

Ни на одном из сих заводов не делают стали; но крестьяне в разных местах делают и железо и сталь небольшими ручными мехами и тем причиняют не малый подрыв Марселису и Акеме. По такой же причине перестали они ковать гвозди, [202] потому что крестьяне могут делать их дешевле. Но такое железо очень дурно и совсем холодно-ломкое, так что гвозди ломаются как стекло. Тоже получается с пилами, кочадыгами и другими мелочами, делаемыми крестьянами и продающимися в Москве.

Всякая жесть привозится чрез Архангельск, однако уже не в таком множестве, как за несколько лет до сего, потому что они начинают покрывать церкви свои муравлеными кирпичами. — Железная проволока привозится из Швеции чрез Новгород, также несколько чрез Архангельск, а в Руссии совсем не делается.

16. О съестных припасах.

1 четверть ржи 70 коп., а в мае 60 коп.

1 четверть гречневых круп, в мае 120 к.

1 четверть пшенных, в мае 160 коп.

1 пуд говядины, 28 коп.

1 пуд свежего сала, 24 коп.

1 овца, от 30 до 36 коп., а по сию сторону Новогорода на реке Луге, от 12 до 14 коп.

1 поросенок, от 5 до 6 коп.

1 жирный гусь, от 9 до 10 коп.

1 утка, 6 коп.

1 индейка, от 15 до 16 коп.

1 простая курица, 3 коп.

1 пара молодых кур, в мае 2 коп.

1 пара голубей, 2 коп.

1 заяц, от 3 до 4 коп.

1 глухой тетерев, от 8 до 9 коп.

1 полевой тетерев, 3 коп.

1 рябчик, 1 коп.

1 пуд копченого сала, 40 коп.

1 пуд трески, 80 коп.

1 пуд мacла коровьего, 1 рубль.

1 фунт голландского масла коровьего, от 16 до 18 коп.

1 пуд соли лучшей, 20 коп.

1 пуд белой мyки, 1 рубль.

5 яиц, в мае 1 кoп., в июне в Твери от 14 до 15, за 1 кoп.


Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по русской истории. Т. 2. Пг. Госиздат. 1922-23

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.