Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СКАЗАНIЕ О КАЗАНСКОМ ЦАРСТВЕ

Чудо святыхъ апостолъ и святого Николы, како явишася на воздусе и благословиша землю ону и градъ Казань, да вселятся въ немъ православни христьяне. Глава 70.

Предо взятіемъ же града Казани многа чюдеса показа всемилостивы Вогъ угодники своими, великими апостолы 12 и великимъ чюдотворцомъ Николою и преподобнымъ Сергеемъ. Некіи убо отъ человекъ болярскихъ людеи, раненъ велми, у града лежаша за туры, боленъ, язвами изнемогая, и мало отъ болезни въ сонъ тонокъ сведенъ быстъ, и видитъ надъ градомъ сіяющи великіи светъ и во свете томъ на воздусе дванадесятъ апостолъ стоящихъ. И се пріиде къ нимъ отъ востока мужъ светелъ, старъ, во одежди святительскои, велимъ же светомъ сіяя, и поклонися передъ апостолы, глаголя: "радуитеся, ученицы и апостолы Господа нашего Исуса Христа", и отвещаша ему апостоли: "радуися и ты, угодниче Христовъ Николае". И нача святыи Николае молити святыхъ апостолъ: "ученицы Христовы, молите Спаса Христа и благословите место сіе, да освятится градъ, да вселятся въ немъ православніи люди и во веки поживутъ". И отвещаша ему апостоли: "но да вкупе съ тобою помолимся, угодниче божіи Николае, егда услышитъ насъ Богъ и помилуетъ люди своя". И обратишася на востокъ и помолишася мало, и гласъ приде къ нимъ отъ востока съ небеси, глаголя: "се услышахъ молитву вашу; отныне буди благословенна земля сія и градъ сіи, да прославится на семъ имя мое, Отца и Сына и Святого Духа". Апостоли же и Никола святы обратившеся и благословиша место оно и градъ, и невидими быша. Воинъ же тои болныи, видевъ и слышавъ сія вся, страхомъ великимъ одержимъ, и возбнувъ отъ виденія, и повеле къ себе отца духовного призвати, и поведаша ему вся, еже видевъ и слыша, и всемъ ту предстоящимъ воиномъ, самъ же причастився святыхъ таинъ Христа Бога нашего и преставися въ тои часъ.

Чюдо 2 святого Николы. Глава 71.

Инъ же воинъ, двора царева великого князя, виде во сне святого Николу, вшедша къ нему въ шатеръ его и возбужающа его отъ сна. глаголя: "востани, человече, и шедъ рцы царю своему, ему же ты служиши, да приступаетъ дерзновенно ко граду, всяко сомненіе отложа, безо всякого страха, не леняся, въ праздникъ пресвятыя Богородица, честнаго ея Покрова: Богъ ему предаетъ градъ сеи и противныя ему Срацыны. Азъ бо есмь Николае, Мирскіи святитель, и возвещаю ти сія". Тои же боляринъ убудився отъ сна своего, и мняше сонъ зримое, а не истинно виденіе, и мечтани помышляя, и умолча, никому же того поведа того дне. Во фторую же нощь и паки тому же христолюбивому мужю явися святы Николае и зъ запрещеніемъ рече ему: "не мни, человече, яко ложь виденіе се, но истинну ти глаголю: "воставъ скоро првеждь, яже ти преже возвестихъ." Онъ же воставъ и текъ?, и поведа самодержцу своему.

Чюдо 3-е преподобнаго Сергея чюдотворца. Глава 72.

Иніи же воини, благочестивіи человецы, видеша себе во сне во граде Казани, ту же во граде старца видеша въ ветхихъ ризахъ чернеческихъ ходяща, браду же велію, густу, седу, не велми же долгу имущу, градъ и улицы и храмины самому метущи; и нецы ту светліи юноши предстояще глаголюще ему: "како, святы Сергеи, самъ сія твориши? Повели убо сія иному измести". И рече имъ святы, яко "азъ убо самъ измету ихъ, заутра бо у мене многія гости будутъ зде, велицы, силныи, и богати, и убози". По взятіи же града отъ многихъ нечистыхъ Казанцовъ известно про святого уведано бысть, како варвари они по многи дни и нощи видяху его, яве по граду ходящу, и градъ крестомъ осеняющи, и метуща, яко же преже написано бысть о немъ. И таковая вся благочестивому царю возвестиша. Онъ же заповеда никому же сихъ чудесъ поведати, дондеже на немъ милость Божія совершится; самъ же безъ престани въ таине Бога моляше: "ты убо, премилостивы Господи, Исусе Христе, Сыне Божіи, таковая вся веси и насъ, рабъ своихъ, помилуи по велицеи милости твоеи."

Крепленіе воемъ царя и великого князя, и тоскованіе, и плачъ Казанскихъ женъ и девицъ. Глава 73.

И объежаше по вся дни по часту полки своя, моля, и наказуя, и укрепляя вся князи и воеводы своя и воя вся царскимъ словомъ своимъ, и утешая, и дары подая, яденіемъ и питіемъ удовляя, да не скорбятъ о подвизе, милости Божи да не отлучаются. И бе умиленъ позоръ увидети по 3 дни до дне того, вонже день взятися граду: жены убо Казанскія и красныя девица, яко некіи празникъ свои или на женственныи и пиръ, сведяще конецъ свои, и на смерть готовяхуся, ожидающи лучше умрети, неже долго мучиться и жити зле, отъ пещеръ своихъ излазящи и облачахуся въ трисветлая своя одеянія златая, красующи и показующися Рускимъ воемъ. И аще бы имъ мошно птицею или зверемъ метнувъшеся со стены летети и къ нимъ бежати! Но несть лзе. И отъ утра даже и до вечера, по 3 дни, по стенамъ града хожаху, плачуще и гласомъ умилно рыдающе, съ родомъ своимъ и со знаемыми прощающися, и виденіемъ наслажахуся света сего сіянія конечне, зряху же и на великія полки Рускія, и дивляхуся, и ужасахуся толикая видящи множества Рускихъ полковъ и неизбытіе, яко же иногда, и ненадежное отстояніе свое отъ нихъ. И плакахуся матери сыновъ своихъ, и власы простерши, и перси своя открывающи, и нагія сосца показующи, и вопія: "о милая наша чада, помяните болезни наша, еже родяще васъ подъяхомъ, и пища млачныя устыдитеся, и пощадите старость нашу и свою юность предобрую, помилуите, престаните отъ брани сія, и главъ своихъ не кладите всуе, и съ Московскимъ царемъ смиритеся". И вопіяху тако къ мужемъ своимъ катуны и горко плакахуся велми, красоты, и любве женъ и детеи своихъ не забывати моляху ихъ, повинутися Московскому царю, и градъ ему предати, и покоритися воли его, и встретити его изшедше со· младенцы своими, на рукахъ держаще самымъ имъ, руце свои железы и ужіи перевязавше и въ рубища раздранная одеяннымъ. Аще и всемъ имъ приведеннымъ быти отъ земля своея на иную землю его, или работа будетъ тяжкая, или дань ему неискупимая давати, давшеся на душу его, то ведая онъ и воля его буди, токмо да не все вдругъ погибнуть и по нихъ бы хотя чада ихъ осталися на память имъ.

О злобе Казанцовъ, и о последнемъ послани къ нимъ царя и великого князя, и о милосерди его. Глава 73.

Они же, немилостивіи, зліи, отрицаху ихъ отъ себя прочь, и не слушаху ихъ; ни приклонишася, окоянни, къ горкимъ слезамъ родителеи своихъ, и милыхъ женъ не миловаше-и малыхъ детеи своихъ, но окаменишася сердца ихъ непокорствомъ, и ожесточишася железныя выя ихъ; не смиреніемъ, наполнены бо суть злобы ихъ, и лукавства, и всякія неправды, и мнящеся быти, и объюродеша, ослепи бо ихъ злоба, и лукавство ихъ, и, яко хотеша и рекоша, тако сотвориша, и напрасно вдругъ исчезнуша за беззаконіе свое, яко Египтяне; онехъ бо море потопи, сихъ же оружіе пояде, и во своеи крови потопишася, и спяти быша и падоша, и поразишася неисцелною язвою смертною, и отечества своего и свободы и славы испадоша, и всякого бдагоденства и господствія лишашася, и быша пленницы и раби. Царь же князь великіи, видевъ женъ и девицъ по стенамъ града ходящихъ, и не веле стрелцомъ стреляти ихъ, да поне мало при кончине своеи повеселятся. Мнози же отъ вои Рускихъ жалостивіи прослезишася, зряще ихъ, и дивящеся немилосердію ихъ при кончине къ женамъ и къ чадомъ своимъ. Посылаше царь князь великіи до седмижды хъ Казанцомъ послы своя, самъ ходя съ ними, и речеи слушая, таяся аки воинъ, а не царь, въ простыхъ одежахъ; овогда же прежнихъ князеи Казанскихъ посылаше глаголати къ нимъ милосердіе свое, да примолвятъ и увещаютъ ихъ всяко, яко своеземцовъ и сродниковъ, глаголюще речь сію отъ него: "о непокоривіи и жестосердіи людіе Казанстіи, не видете ли сами всея вашея земля запустенія, и остроговъ взятія, а въ нихъ многихъ людей Черемисы вашея племяни, и знаемыхъ вашихъ побіеніи отъ человека и до скота, кроме единехъ васъ, аки въ темнице седящихъ во граде своемъ? Вемъ бо, яко храбри есте собою и надеетеся не на Бога, но на храбрость свою, и на крепость града своего, и на уготовленную свою кормлю многую; но не удержать васъ ныне, яко же вижю, ни железныя стены, ни огненная сила, и не можете Божія гнева ни подъ землею укрытися. Богу мя пославшу погубити васъ, многаго ради моего терпенія отъ васъ: и что Богу противитеся? Азъ бо милую, и желею, и тужу о всехъ васъ, и о родителехъ вашихъ старыхъ, и о красныхъ женахъ, и о детехъ младыхъ, вчюже пришедъ, иноязычникъ сы: тако же вы, окоянни и беззаконнiи человецы, не смилитеся ко утробамъ вашимъ, или кто тако не любить женъ и не слушаетъ родители своихъ, яко же и вы? Помилуите поне малыя своя детца, и дщеря красныя, и жены своя любимая, и техъ ради не погубляите себе напрасно, и крови не проливаите нашія же и своея, да живи будете, честь и дары великія отъ мене пріимете, и, въ царстве нашемъ, любви всегда будете у насъ; и отъ сего дни къ тому гнева моего и прещенія не боитеся. И кленуся вамъ самъ, яко любо есть вамъ, живъ Господь Богъ мои, яко не имамъ ни единого же погубити васъ, ни мала, ни велика, и не мщу никому же, но паче любити учну стоящихъ крепко за себе; не срамъ бо есть вамъ покоритися болшимъ себе, намъ; и аще не покоритеся ми часа сего, то уже все при конце есть, и узрите вскоре збывшее слово мое, и азъ о семь буду безъ вины отъ Бога моего. А вашъ лживы пророкъ Махметъ не поможетъ вамъ ничемъ же, ныне же въ него веруете зле прелстившеся и не познавъше истинного Бога.

О безстрашіи, и о роптаніи Казанцовъ, и о укреплени межъ собою. Глава 74.

Казанцы же никако послушаху, но и умирающе грозяху, и спротиву сего воздати ему хотяше: "аще мало послабиша намь; или десятіижды хощеши слышати отъ насъ", глаголаху: "ни даровъ твоихъ хощемъ пріяти, нижи прещенія страшимся, ни страха твоего боимся. И что прелщаеши насъ словесы твоими лукавыми? Твори почто пришелъ еси. Аще мы къ тебе собравшеся тако силны пришли, то всю бы землю твою отъ конца до конца попленили бы, яко же и нашу ты попленилъ еси, и грады бы твоя вся до основанія разорили, и не бы тебе дали тако много вещати что ли и мало помедлити". И укрепляхуся между собою глаголюще: "не убоимся, о храбрыя Казанцы, страха и прещенія Московского и многія его силы Рускія, аки моря бьющагося о камень волнами и аки великого леса шумяща напрасно, великъ имуще градъ нашъ, твердъ и великъ, ему же стены высоки и врата железна, и люди въ немъ удалы велми, и запасу много, и доволенъ стати на десять летъ въ прекормленіе намъ; и да не будемъ отметницы добрыя нашея веры Срацынскія. и не пощадимъ пролити крови своея, да ведоми не поидемъ въ пленъ работати иновернымъ на чюжей земле, христьяномъ, по роду меншимъ насъ, и укратшимъ бдагословенiе".

О гневе и ярости царя и великого князя на Казанцовъ. Глава 76.

И виде царь князь великіи никако же покоряющися ему Казанцевъ, къ сему же и грозящихъ еще, и возвиже пламень ярости своея изъ глубокого сердца своего, яко левъ рыканіе страшно испусти. Избираетъ изо всехъ полковъ юношъ свирипосердыхъ и крепкооружныхъ, полкъ великъ 100.000 силныхъ боицовъ, уготовляетъ техъ пешихъ къ приступу града, овехъ съ огненнымъ стреляніемъ, овехъ съ копи и мечи, овехъ съ секиры, и съ мотыки, и съ лествицы, и багры, и со многоразличными хитростми градоемными, да преже всехъ полковъ поспешить избранныи тои полкъ и на градъ злояростне нападетъ со устремленіемъ силнымъ; воеводъ же устави полка того князя Михаила Глинского, другаго же воеводу князя Александра Воротынского-оба же те воеводы храбры и силны.- И уготовивъ полкъ тои, стояти веле и ждати времене, всему же воинству отъ града отступити повеле, яко до поприща единого и бываемыхъ на готово стоя смотрити, и весь нарядъ стенобитныи и пушки и пищали отдвигнути и места очистити, и егда учнетъ Богъ избранному полку помогати, тогда же темъ полкомъ всемъ на то же дело поскорити, и повелеваетъ хитрецомъ во глубокія рвы, въ подкопныя, подъ крепкія стены Казанскія бочки со огненнымъ зеліемъ подкачивати. Бе бо тогда день тои суботны, празникъ же владычице нашея Богородицы, честнаго ея Покрова. И уже дни суботному мимошедшу, осветающи же дни преславному Христову воскресенію, вонже всемирная радость, на память святыхъ великомученикъ Кипріяна и Устиньи, у себя же царь князь великіи рано воставъ заутра, до зори, въ церкви повеле прозвитеромъ своимъ певцемъ заутренняя пенія сотворити, по отпеніи же заутреніи въ тои же часъ и молебная пети повеле ко Господу нашему Исусу Христу и ко пречистои Богородицы и ко всемъ святымъ небеснымъ силамъ и великимъ чюдотворцомъ Рускимъ и всемъ святымъ, и на солнечномъ всходе литоргею служити; непрестанно же самъ о землю меташеся, и главою біяшеся, и въ перси своя часто руками ударяше, и захлипашеся, и слезами весь обливашеся. Съ нимъ же и вся земля Руская испусти вопли безгласны ко всесилному Богу, исполняема неповинными кровми: "да не воще будутъ труды его и великіи подвигъ подъятія его, и да не возратится второе самъ пришедъ и посрамленъ отъ града Казани, и да не будетъ въ последни смехъ во уничиженіе Казанцомъ и всемъ окрестнымъ врагомъ его, живущимъ около державы его, и да не будетъ лишенъ отъ желанія своего. И отверзи очи свои, Боже, види злобу поганыхъ варваръ, и ущедри закланія рабъ своихъ, и судъ издаси на окоянныхъ горекъ, яко же они воздаша вернымъ людемъ Рускимъ". И отпевши молебная, и литоргею прозвитеромъ его служившимъ, и покаявся онъ у духовнаго отца своего, и причастився пречистаго тела и животворящая крови Христа Бога нашего, тако же и вси князи и воеводы и воини мнози въ станехъ поновившеся у отцехъ своихъ духовныхъ, причастишася пречистыхъ Христовыхъ таинъ, и приготовишася чисти къ подвигу смертному приступите.

Моленіе и ученіе къ воемъ своимъ царя и великого князя.

И тогда благоверны царь вседъ на велики конь свои и поеха по всемъ полкомъ своимъ и по станомъ, моля и наказуя воеводъ своихъ и воя вся, съ плачемъ горкимъ, кланялся имъ до златыя стремени ноги своея: "братіе и господіе мои, князи и воеводы, и вси, мали и велицы, Руская чада, ныне приспе намъ время добро показати победа на противныхъ нашихъ, за непокорство ихъ, и несмиреніе, и за великую злобу, и неправду. Подщитеся подвигнутися за обиды своя на нихъ, на славу мне, себе же на похвалу велику, и послужите Богу и намъ всею крепостію вашею, и постражите за церкви святыя и за все провославіе наше, явите мужство свое и на память роду нашему по насъ; да убитые ныне отъ Казанцовъ съ мученики венцы пріимутъ на небесехъ Христа Бога нашего, и напишутся имяна ихъ у насъ во вседневныя сенаники вечныя, поминаеми будутъ по вся дни въ святыхъ соборехъ церковныхъ, отъ митрополитъ и епискуповъ и поповъ, на литіяхъ, и на понахидахъ, и на литоргеяхъ; вы же, сохраненны Богомъ и не убиты отъ поганыхъ зде, отъ мене примете честь и дарове и похваленіе велико". Князи же и воеводы, слышавше, и всъ вои, отъ самодержца своего умилная словеса его, и воскликнуша великими гласы, со слезами, и дерзостни быша вси и рекоша: "ради есмя и се готови. о самодержце велики, всемъ сердцемъ подвизатися вседушевно, елико поможетъ Богъ, и класти главы наша нелестно, за веру христьянскую, и за вся люди Рускія, и за тебя, царя нашего, умрети; а со срамомъ съ тобою живы во своя не возратимся великого твоего ради попеченія, еже стражеши за вся люди своя, и нашихъ ради частыхъ трудовъ, хожденіемъ всегдашнимъ хъ Казани".

О зажженіи въ ровехъ зелія, и о веселіи Казанцовъ, и о молбе, и о жертве ихъ. Глава 78.

Наказа же крепко всемъ княземъ и воеводамъ и полконачалникомъ, да готови будутъ все часа того къ приступу, егда возгласятъ ратныя трубы, и пешцы и конники въ пансыряхъ и въ доспесехъ одеянии, и да брежетъ и учитъ киждо ихъ полка своего, и принужаетъ къ брани крепко и мужественно и неподвижно стояти. И объехавъ все полки своя и, яко отъ Бога извеіценіе пріемъ, и повелеваетъ хитрецомъ подъ крепкими стенами во рвехъ глубокихъ зажигати свирепое зеліе огненное; самъ же въ станъ свои пріехавъ и паки на молитву къ Богу обратися со слезами; стояше, весь вооруженъ въ златыя браня, въ рекомы калантырь, и готовъ на подвигь, и ожидая милости Божія, поющимъ у него безпрестани свещенникомъ и дьякономъ молебны. Казанцы же видевше изо стрелницъ и со стенъ града своего, яко отступиша отъ града тмочисленная воя Руская-бе же Казанцовъ на стенахъ града 20.000, иже брань творяху, пременяющеся, съ вои Рускими-и сказаша царю своему отступленiе Московского царя, и заповеда царь молбы творити, аки не хотя, новому сеиту Казанскому, и моламъ и азифомъ и дербышомъ, по всему граду Казанію людемъ всемъ, мужемъ и женамъ со младенцы ихъ; и жертву приносити скверному Махметю, яко избавльшему градъ ихъ отъ таковыя несказанныя силы Рускія. Царь же и велможи Казанскія жребца и юнца тучныя приводяше закалаху на жертву, простая же чадь, убозіи людіе, овца и куры и птица приносяши закалаху, и радоватися и веселитися почаша, лики творяше, и прелесныя песни поюще, плещуще руками, и скачущи, и пляшуще, играющи въ гусли своя, и въ прегудница ударяющи, и грохотаніе велико творяще, и поносы и смехъ и укоризны велики дающи Рускимъ людемъ воемъ, и погаными свиноядцы называюще ихъ.-Царь Казанскіи веселъ бысть и невеселъ, чуяша бо сердце его, и по сномъ разсужаше себе, и по всему познаваше взяту быти граду.-Мняху бо поганни Казанцы, яко царь великіи безделенъ вспять возвратися, яко и преже сего за два лета приходилъ бе къ нимъ-и не отъ истины, и не тако силно и грозно нарядяся, но яко пострашая имъ, и претя, и грозя, да престанутъ отъ злобы своея, да живутъ въ сумежницахъ по суседству, не обидяща его-и отоиде прочь и не учинивъ имъ конечныя победы; не ведеху бо, безумніи, скончанія своего, что имъ уже приспе во дне горкіи часъ, и приближися къ вечеру день конечныя погибели ихъ.

О страсе огня, и о разрушени стенъ, и погибели Казанцовъ. Глава 79.

И егда зажжено бысть огненное зелье въ ровехъ, свещеннику же чтущи на молебне святое евангеліе и конецъ того возгласившу: "и будеть едино стадо и единъ пастырь", и аки друга верна съ темъ во едино дело согласистася, въ тои часъ абіе возгреме земля, яко вели громъ, и потрясеся место все, идеже стояша градъ, и позыбахуся стены градныя, и вмале весь градъ не паде отъ основанія. И вышедъ исподъ градныхъ пещеръ, и соидесь во едино место, и возвысися пламень огня до облакъ, шумящъ, и клокочющи, аки некія великія реки силныи, прахъ, яко и Рускимъ воемъ инемъ смятися отъ страха и далечь отъ града бежати, и прорва крепкія стены градныя, прясло едино, а въ другомъ же месте, отъ Булака саженеи зъ десятокъ, и таиникъ подня, и понесе на высоту великое древіе, на высоту съ людми, яко сено и прахъ ветромъ, и относя чрезъ воя Рускія, и меташе въ лесе и на поле далече, за 10 верстъ и 20 верстъ, идеже несть Рускихъ людеи-и Божіимъ бреженіемъ не уби древемъ темъ великимъ ни единого же Русина.- Бывши же на стенахъ погани, поносы и укоризни дающе Рускимъ воемъ, и вси безъ вести погибоша; овіе древіимъ и дымомъ подави, овехъ же огнь пояде, а иже внутрь во граде Казанцы, мужи и жены, отъ страха силного грянутія омертвеша, и падоша ницы на землю, чающе подъ собою земли погрязнути, или яко Содомскіи огнь съ небеси сошедше попалити ихъ; и быша аки мышцы безгласни, другъ на друга зряще, яко изумленны, и ничто же другъ ко другу своему провещати могуще, и долго лежавше и очнеша отъ страха того, и смутишася, и подвизашася яко пьяни. И вся хитрость ихъ и разное уменіе ихъ поглощено бысть Христовою благодатію, и обратися имъ вместо смеха плачъ, и въ веселію место жалость, и въ гуслеи место и прегудница и плясанія другъ друга объемлюща плакати и рыдати неутешно.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.