Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СКАЗАНIЕ О КАЗАНСКОМ ЦАРСТВЕ

Ответъ ко царю и великому князю отъ братія его и отъ всехъ велможъ его и воеводъ.

И отвещаша ему братія его, князь Георгіи да князь Владимеръ, и вся благородныя его велможи, яко едиными усты и единемъ гласомъ,. веселіемъ сердца рекоша, вкупе, все: "дерзаи, не боися, о великіи нашъ самодержце, побежаи супостаты своя и славу присовокупляи благородству своему. Не супротивимся тебе, ни впреки что глаголемъ, и воля твоя, и ни въ чемъ же тебе не отнимаемся; и твори, еже хощеши. Много бо слышахомъ оть отецъ своихъ, иная же сами видехомъ очима своима, великія обиды тебе отъ Казанцовъ да многія измены. Да все мы по силе своеи, елико поможетъ намъ Богъ, крепко имамы страдати и класти главы наша нелестно за святыя церкви, и за все православе державы твоея, и за тебе, великого нашего самодержца, должни есми умрети, и въсе богатество наше, и домы, и жены, и чада своя забыти, ни во что же вменити, а не яко же иногда нераденіемъ и леностію своею одержими бехомъ и леностію тебе служихомъ, другъ на друга смотривше, и великія наша отчины, даныя прадедомъ нашимъ отъ прадетъ твоихъ, сами вкупе съ Казанцы небреженiемъ нашимъ или неможеніемъ въ конечное запустеніе предахомъ". Симъ же словесемъ реченнымъ бывшимъ отъ братія его и отъ всехъ благородныхъ велможъ и боляръ и воеводъ его, сія же слышавъ отъ нихъ царь великіи князь и возлюби зело добры ответъ ихъ и премудрыя глаголы ихъ къ нему. Воспроси бо, рече, отца твоего, и возвеститъ тебе, и старца твоя поведятъ тя. И воставъ съ престола своего и покланися имъ на все страны до земля и рече: "велми угоденъ ми бысть советъ вашъ, любиміи мои думцы, и познахъ, яко будетъ на ползу всемъ и мне".

О собрани Рускихъ вои и о расмотрени ихъ. Глава 51.

И вскоре повеле всемъ княземъ, и воеводамъ, и благороднымъ, и середнимъ же, и обычнымъ готовымъ быти на царскую свою службу со всякимъ запасомъ ратнымъ съ конми и со отроки. Раславъ же листы по всеи области державы своея по градомъ на собраніе воинственного чина, да скоро соберутся въ преславны градъ Москву иже вся воинская дела творяще люди. Вборзе же, не во многи дни, по царскому, его веленію, множество собрашася вои въ премениты градъ, яко отъ великого собранія силы и не бе во граде места. где стояти но улицамъ и но домомъ людцкимъ, но постовляхуся около посадовъ, по полю и по лугомъ въ шатрехъ своихъ. И по неколикихъ днехъ восхоте видети самъ всего своего воиска число, и уряди въ разное украшеніе ихъ и преже повеле княземъ и воеводамъ во градъ пріеждяти на велику площадь, предъ царскія своя полаты, и красно нарядяся, по нихъ же среднимъ и обычнымъ воемъ. Великія воеводы и вся благородныя велможи и вся силныя же и несилныя пріежжаху во градъ, единъ по единому ихъ, на площадь, ко царскимъ его полатамъ, и показующися ему, изодеявъшеся въ пресветлыя своя одеянія и со всеми отроки своими, тако же и добрыя своя коня во утварехъ красныхъ ведущи, яко достоитъ быти на ратехъ воеводамъ. Царь же князь великіи расмотривъ самъ своя князи и воеводы и вся благородныя и до последнихъ всехъ, на полатныхъ своихъ лествицахъ стоя, и велми всехъ похвали, яко верно служащихъ ему; тако же и множество воинъства своего видехъ изъ далныхъ своихъ градовъ и земель, скоро, незамедленно собравшихся по словеси его, зело возрадовася радостію великою. Видевъ же инехъ вои своихъ, убозехъ суіцихъ и нужныхъ всемъ, не имеюіцихъ у себя ни коней воинскихъ, ни кормли, и техъ для сотвори полаты своя оружныя и ризныя и житница хлебныя, даваше имъ до любве ихъ и оружія всякоя, и светлы ризы, и кормлю, и добрыя кони исъ конюшни своея преже всего своего пошествія. Избравъ исъ техь вои и отпущаетъ воеводъ своихъ съ ними 12, съ великою силою хъ Казани, Маія въ 9 день, двема рекама, въ лодіяхъ и въ струзехъ. Волгою и Камою; Волгою же отпусти съ кормлею и со всякимъ запасомъ рознымъ всего великого воинства своего и зъ болшимъ стенобитнымъ нарядомъ огненнымъ, яко да не будетъ нужда отъ пищи въ воехъ на долго время; Камою же, сверху отъ Вятки зашедъ, воевати полныя места и не двигомыя Казанскія. Кама бо великая река, три земли вкругъ Пермскую землю и Вядкую и всю Казанскую, и устіемъ вь Волгу падетъ, ниже Казани за 60 версть. По неи же пріидоша хъ Казаніи Московскія воеводы, съ Устяжны и съ Вятчаны, съ храбрьми людми, и воеваше по Каме богатыя улусы Казанскія. И по двою месяцу по преже посланными воеводахъ празновавъ царь князь великіи пятдесятны день по Пасце, сшествіе Святого Духа на святыя своя ученики и апостолы, и всю ту неделю пянтикосную царски веселяся и съ велможами своими, и предаетъ славны градъ Москву въ Божіи руце и пречистой Богородицы, и оставляетъ въ себе место на Москве брата своего, благороднаго князя Георгія и, призываетъ брещи его отцу своему, митрополиту Макарію.

Наказаніе царя и великого князя царице своеи Анастасее.

И тогда благоверныи царь князь великіи миръ и любовное целованіе царице своеи Анастасіе оставль, и прирекъ еи слово едино "азъ тебе, о жено, повелеваю никако же скорбети о моемъ шествіи, но пребывати въ подвизехъ духовныхъ, и въ посте, и воздержаніи, и часто приходити къ церквамъ Божіимъ, и многи молбы творити за мя, и за ся, и милостину убогимъ давати, и бедныхъ миловати, и въ царскихъ нашихъ опалахъ разрешати, и въ темницахъ заключеныя испущати, да сугубу мъзду отъ Господа пріимеше въ будущемъ веце". То же слово и брату своему наказа. Царица же, слышавъ сія отъ благочестивого царя, супруга своего любимаго, и нестерпимою скорбію уязвися о шестви его, и не можетъ отъ великія печали стояти, и хотяше пасти на землю, аще не бы самъ царь супружницу свою рукама поддержалъ. И на много часъ она безгласна бывши и восплакася горце, едва мало возможе удержатися отъ великихъ слезъ и проглаголати: "ты убо, благочестивы мои господине царю, заповеди Божія храниши и тшишися единъ, паче всехъ, душу свою положити за люди своя; азъ же, свете мои драгы, како стерплю на долго время разлученіе твое отъ мене; или кто ми утолить горкую мою печаль; или кая птица въ часъ единъ прилететъ и долготу путя того возвестить мне и сладкую весть здравія твоего, яко ты съ поганымъ брався и одолети возможе. О всемилостивы, Господи Боже мои, призри на мое смиреніе и услыши молитву рабы твоея, и вонми рыданія моего слезы, и даруи ми слышати супруга моего, царя, преславно победивъша враги своя, и сподоби мя здравіе его сождати, светла и весела видети ко мне пришедша, радующася и хвалящася о милости твоеи". Царь же князь великіи утешивъ царицу свою словесы, и наказаніемъ, целованіемъ, и здраве давъ еи, исходитъ отъ нея исъ полатъ своихъ и входитъ во церковъ пресвятыя Богородица, честнаго ея Благовещенія, еже стоитъ на сеняхъ близъ царскихъ полатъ его. Благоверная же царица его Анастасія проводивъ до церкви тоя супруга своего царя и возвратився въ полаты своя, аки ластвица во гнездо свое, съ великою тугою и печалью, и со многимъ сетованіемъ, аки светлая звезда темнымъ облакомъ скорбію и тоскою прикрывся въ полате своеи, въ неи же живяше, и вся оконца позакры, и света дневного зрети не хотя, доколе царь съ победою возвратится, и въ посте, и въ молени пребываше, день и нощь Бога моля о супрузе своемъ, да, на неже пошелъ есть орудіе свое, и то непредткновенно да исправится ему, съ веселіемъ и съ радостію да пріидетъ къ неи во своя, оба да престанутъ отъ печали своея и сетованія и туги.

О молитве и о молени царя и великого князя. Глава 53.

Царь же князь великіи со свещенники молебная совершивъ и поиде отъ Пречистыя царь, отъ Благовещенія, въ великую соборную церковь пречистыя Богородица, славнаго ея Успенія, и повеле ту молебная совершати и самому светеишему митрополиту Макарію, правящему тогда митрополію Рускія церкви Московскія, мужу въ добродетелехъ совершенну, и всемъ епискупомъ съ нимъ, прилучшимся тогда въ царствующемъ граде некоихъ ради духовныхъ винъ, и со всеми прозвитеры, и со дяконы,-самъ же христолюбивы царь изъ глубины сердца своего крепко востонавъ ко всемогущему Богу и спасителю всехъ, проліявъ слезы, и рече: "Господи, Боже всемошны, царю небесны, крепки и силны, и непобедмыи во бранехъ Христе, помилуи насъ пречистыя Матере молбами, и не остави насъ быти въ скорбехъ и въ печалехъ нашихъ до конца; ты бо еси Богъ нашъ и мы грешны рабы твои и на тебе надеемъ и отъ тебе всегда милости просимъ. Поели намъ крепкую твою руку свыше и помилуи насъ убогихъ, и даи же намъ помощь и силу на всегдашняя враги наша Казанцы, и посрами ихъ, обидящихъ насъ и борющихся съ нами, и ниизложи шатанія ихъ, воздажь же имъ по деломъ ихъ и по лукавству начинанія ихъ. Силенъ бо еси, Господи, и кто можетъ противитися тебе?" И по семъ падаетъ предъ образомъ владычица нашея Богородицы, юже и евангелистъ Лука написа, сице моляся во уме своемъ: "владычица наша, пресвятая Богородица, молися сыну своему, Христу Богу нашему; рождьшемуся отъ тебе спасенія ради нашего; возжежи, госпоже, о насъ къ нему пречистыи свои руце и не презри насъ, грешныхъ рабъ своихъ, молящихся къ тебе верою испроси намъ помощь и победу на вся враги наша, и буди намъ всегда твердая стена отъ лица супостатъ нашихъ, и крепки столпъ, и оружіе непобедително, и ополченіе крепко, и воевода силенъ, и предстатель непобедимъ на противныя наша. Помяни, владычице, милосердіе свое, еже имаши ко христьянскому роду, обешница бо еси спасенію нашему, и мы есмя вси не хужніи твои раби и тобою избавляемся отъ всякихъ бедъ и злыхъ напастеи, и прослави, госпоже, и возвеличи христьянъское имя надъ погаными всеми, да разумеютъ и веруютъ, яко единъ есть царь и владыка сынъ твои и Богъ надо всеми языки; и ты, Богородица, во истинну можеши на небеси и на земли творити, елика хощеши, и невозбранно есть ничесо же". Тако же и къ небеснымъ силамъ и ко всемъ святымъ моляшеся, и къ новымъ нашимъ Рускимъ чюдотворцамъ, Петру и Алексею, Іоне, и мощи ихъ лобзая съ верою и со многими слезами. И положи заветъ зъ Богомъ въ церкви, передъ иконою Спасовою, глаголя: "владыко царю, человеколюбче, аще ныне погубиши враги моя Казанцы и предаси ми градъ ихъ Казань, то воздигну святыя церкви въ немъ, во славу и похвалу пречистому ти имени, и православе утвердите хощу, яко да воспоется внове и возпрославится во веки пресвятое и великолепное имя твое, Отца и Сына и Святого Духа; безсерменство имамъ потребити и веру ихъ и жертву Богмичю до конца искоренити". И скончану же бывшу молебному пенію въ церкви велицеи, поиде изъ великія церкви пречистыя Богородица. Близъ ту стоящу церковь великого чиноначалника архистратига Михаила, въ немъ же храме лежатъ умерши родители его и прародители, и ту молебная певъ небесному Христову воеводе и у гробовъ родителей своихъ и прародителеи простився. Съ нимъ же вкупе ходяще и моляхуся князи и воеводы, и многу милостину нищимъ дающи; вдана же бысть тогда отъ самодержца милостива велика по всеи земли Рускои, по градомъ и по селомъ, ереискому, и святителемъ, и по всемъ монастыремъ черноризцемъ, и пустыннымъ инокомъ, и нищимъ всемъ.

О благословеніи митрополитомъ царя и великого князя и все воинство его и проречени его о Казани. Глава 52.

По молитве же своей благоверны царь самодержецъ, благословляся отъ пресвещенного отца своего, Макарія митрополита, и отъ прочихъ епископъ. Светеиши же митрополитъ Макареи благословляетъ самодержца животворящимъ крестомъ и святою водою покропивъ, и молитвою вооружи, и конечную победу наказавъ, и проречествуетъ ему ко уху глаголя: "о пресветлы царю и предобрыи пастырю, пологаи душу свою за словесныи своя овца, ихъ же Богъ дарова тебе паствити, имаши бо теплеишу ревность по Бозе своемъ и дерзаеши неотложно за благочестіе страдати; и всемогущіи же Богъ, молитвами пречистыя его Матери, подаетъ ти помощь и конечное одоленіе на сопостаты твоя, и на свои престолъ Росиского царства здравъ и радостенъ съ победою возратишися, со всемъ своимъ христолюбивымъ воинствомъ. и многолетенъ будеши на земли и съ царицею своею. И мы смирении безъ престани должни есмя Бога молити, и пречистую Богородицу, и святыхъ всехъ о твоемъ Богомъ хранимомъ царстве". И отпущаетъ его, яко анггелъ Божіи Гедеона на цареи Мадіямскихъ. и яко Самоилъ на кроткого Давида, на силного исполіяна Галіада, и даетъ ему вместо видимого оружія невидимое и непобедимое оружіе, крестъ Христовъ; благословлять же крестомъ, вооружаетъ и брата его благородного, князя Владимера, и всехъ благоверныхъ князеи, и велможъ, и великихъ воеводъ. Епископы же и Попове, въ дверехъ церковныхъ стояще, благословляху все христолюбивое воинство, и святою водою кропляху, и благословени быша отъ святителеи вся воя, отъ мала и до велика. Царь же князь великіи пріемлетъ святительское благословеніе, яко отъ вышняго десницы вседержителевы, вкупе же съ нимъ храбръство и мужество Александра, царя Макидонского, и всемъ святителемъ миръ давъ, и всему бещетному множеству великому народу Московскому на четыре страны до земля поклонися, и веля имъ о себе во церквахъ и особо по домомъ своимъ прилежно Бога молити и постъ держати по силе своеи зъ женами и зъ детми.

О пошествіи на Казань царя и великого князя, и о пришествіи Крымского царя на Рускiя пределы, и о прогнани его. Глава 55.

И повелеваетъ привести къ себе великіи свои конь и вседаетъ нань, глаголющи протчее слово: ревнуя яко поревновахъ по Господе, Бозе своемъ, вседержителе. Вседаетъ же на своя коня силная вси князи, и воеводы, и храбрыя воины, и седше вскоре, яко высокопарніи орли, полетевше изо очію безчисленного множества народа Московского, борзо идучи и другъ друга женущи, и другъ друга состизающи, яко на царевъ пиръ позвани и царемъ радующеся, идяху. Выеждятъ же царь князь великіи изъ великого своего града столного, славныя Москвы, въ лето 7060-го, месяца Іюня, въ первую неделю Петрова поста, въ 10 часъ дни, 22-е лето отъ роженія возраста своего. И поиде съ Москвы на Коломну, и слыша тамо буяго варвара, нечистивого царя Крымского Девлетъ-кирея, пришедшаго со многими Срацыны своими на Рускія пределы, на Тулу, отаи и неведомо, яко тать въ нощи, и хотя православие пленити. Аки два лва кровопіица изъ дубровы искочиста, и две огненныя главни пожигающи и попаляющи христьянъство, аки терніе траву, едномысленно совещашеся на стадо Христово Крымскіи царь съ Казанскимъ царемъ, яко да кождо ихъ отъ своя си ны спадутъ, чаяху бо уже пошедше хъ Казани Московского самодержца со всеми вои Рускими, и мневше себе, окаянны, благополучно время изыскавше исполнити хотеніе свое невозбранно и некому стати мошно впреки ему, яко темъ смирятъ и устрашатъ царя и великого князя того лета не воевати Казань, да соберутца Казанцы съ Крымцы и могутъ съ нити братися. И не попусти имъ Богъ тако быти по воле ихъ. Царь же князь великіи пришедъ на Коломну и входить во церковь соборную пречистыя Богородица, честнаго ея Успенія, и повеле ту сущему епископу Феодосію со всемъ его соборомъ пети молебны; самъ же приходить къ пречистыя образу, иже была на Дону съ преславнымъ и великимъ княземъ, и тако припадаетъ и молится и милосердаго владыку и Господа нашего Исуса Христа, рожшую его Богоматерь, со многими слезами и воздыхани сердечными, о пособленіи, и о помощи, и о победе на противныя Агаряны. И помолився изходитъ изъ церкви, взявъ благословеніе отъ епископа Феодосія и отъ всего свещенного собора, и отпущаетъ противъ царя Крымского великихъ воеводъ своихъ, князя Петра Щенятева, да князя Ивана Турантая Пронского со инеми со многими вои. Они же шедше и обретоша царя у Тулы града стояща.- И мало въ ту нощь не взя градъ, всехъ бо уже градныхъ боицевъ изби, и врата града изломи, но вечеръ приспе, и жены яко мужи охрабришася и съ малыми детми и врата граду каменіемъ затвердиша. -Царь же очюти пришедшихъ воеводъ Московскихъ,. и паде на ны страхъ и трепетъ, вставъ и побежа нощію отъ града Тулы, и весь, нарядъ свои у града стоящи пометавъ, съ великимъ срамомъ, гонимъ Божіимъ гневомъ, и токмо единеми душами своими и телеса своя носящи, оставивъ катарги своя, и шатры, и велбуды, и колесница во станахъ в нихъ же бе все стяжаніе ихъ, сребряное, и златое, и ризное, и стенобитныя сосуды,-и бежаща исполнишася весь путь мечаще различныя своя оружія и ризы. Воеводы же последи царя женуще и победиша много силы его и весь Рускіи пленъ назадъ отплениша, самого же царя прогнаша въ поле великое за Донъ, мало его жива не яша, и много Крымскіи пленъ приведоша во градъ на Коломну, на увереніе самодержцу и на показаніе всему народу. Онъ же прославль Бога о семъ, посрамльшаго лютаго врага, Крымского царя, и возвеселися по седмь днеи веселіемъ великимъ, со всеми князи и воеводами, и воздавая победителемъ почести великія комуждо по достоянію ихъ. Техъ же пленныхъ Крьмцовъ по веленію его живыхъ всехъ въ реку вметаша.

О пошестви съ Коломны царя и великого князя и о рядстве полковъ его. Глава 56.

Царь жи великіи князь и не возмятеся отъ нечестиваго царя прихода на Русь, ни устрашися, ни убояся, вспять не возвратися отъ пошествія своего, яко воинъ страшенъ, но прогнавъ врага своего Божіею помощію и со тшаніемъ великимъ, верою Христовою укрепляемъ, надеждою и подвизаніемъ, и грядяше небоязненно на злыя Казанцы, не на силу свою великую надеяся, но на Бога своего, поминая рекшаго, яко не спасется царь многою силою своею, исполинъ не спасется множествомъ крепости своея. И пріиде съ Коломны во славньі градъ Владимеръ и препочи въ немъ неделю едину, по церквамъ ездя и Богу моляся, и милостину нищимъ дая; изъ Володимера же въ Муромъ градъ пріиде, и стояше въ немъ десять днеи, собираяся по малу съ вонествомъ и ожидая царя Шигалея. И по днехъ 10 преиде въ Муромъ царь Шигалеи, исъ предела своего, исъ Касимова, съ нимъ же силы его варваръ 30.000; и два царевича Астороханскія орды и съ нимъ же пріидоша, Каибула именемъ, другіи же Дербышалеи, обославшеся царемъ Шигалеемъ, дающеся волею своею въ послуженіе царю и великому князю, а съ ними татаръ 20.000. Онъ же радостно прiя техъ в царскими дарованми одари ихъ и местомъ быти учини ихъ подъ царемъ Шигалеемъ. И возвигнувся изъ Мурома царь князь великіи, собрався со всеми силами Рускими, изыде на чистое поле на великое и ту благоразумно уряжаетъ полки, и много искусны воеводы устрояетъ, и учиняетъ началники воемъ, и поставляетъ воеводъ ертаулному полку, надо всеми благородными юношами, царского своего двора князя Дмитрея Микулинского и князя Давида Палецкого и князя Ондрея Телятевского, подавъ имъ Черкасъ 5.000, любоискусныхъ ратоборець, и огненныхъ стрелецъ 3.000, въ преднемъ же полку началныхъ воеводъ устави надо всею силою Татарскою Крымского царевича Тактамыша, и царевича Шибанского Кудаита, и князя Михаила Воротынского, и князя Василя Оболенъского, и князя Василья Оболонского Помяса, и князя Богдана Трубецкого; въ правои руце началныхъ воеводъ устави Касимовского царя Шигалея и съ нимъ князя Ивана Мъстисловского, и князя Юрья Булгакова, и князя Олександра Воротынского, и князя Василя Оболенского Сребряного, и князя Ондрея Суждалского, и князя Ивана Куракина; въ матице же велицеи началныхъ воеводъ самъ благочестивы царь и съ нимъ братъ его, князь Владімеръ, и князь Иванъ Белскои, и князь Александръ Суждалскои, по реклому Горбаты, князь Ондреи Ростовскіи Красны, и князь Дмитреи Палецкои, и князь Дмитреи Щенятевъ, и князь Семіонъ Трубецкои, и князь Федоръ Куракинъ, братъ его князь Петръ Куракинъ же, и князь Юрьи Кашинъ, и князь Иванъ Нохтевъ, и многіе князи и боляре; въ левои же руце началныя воеводы Астороханскіи царевичь Каибула, и князь Иванъ Ярославскои Пенковъ, и князь Иванъ Пронскои Турантаи, и князь Юрьи Ростовскои Темкинъ, и князь Михаило Репнинъ; въ сторожевомъ полку началны воевода царевичъ Дербышалеи, князь Петръ Щенятевъ, и князь Ондреи Курпскои, и князь Юрьи Пронскои Шемяка, князь Микита Одоевскои. И съ теми всехъ великихъ воеводъ 90, вси князи велицы и благородни и первы въ советехъ царскихъ, подъ теми же иныя воеводы средни и меншіи. Во всехъ же бе тогда Рускія силы число благородныхъ князеи и боляръ, и великихъ воеводъ, и храбрыхъ отрокъ, и крепкихъ конникъ, и стрелецъ изученыхъ гораздо, и силныхъ ратоборецъ и въ твердыя пансыри и въ доспехи оболченныхъ 300.000, и огненныхъ стрелцовъ 30.000, и въ ладіяхъ рати 100.000, и съ Касимовскимъ царемъ Шигалеемъ и со царевичи иноязычныя силы Татарскія, служащихъ Рускому царству князеи и мурзъ и казаковъ, 60.000, къ нимъ же Черкасовъ 10.000, и Мордвы 10.000, и Немецъ и Фрягъ и Ляховъ 10.000, кроме обышныхъ вои и конникъ и пешцовъ, возящихъ ратны запасъ, и те люди безчисленны. Яко же о приходе Вавилонского царя ко Еросалиму пророчествова Іеремія: и отъ яжденія бо, рече, громовъ кольсницъ его, и отъ ступанія слоновъ его потрясеся земля и сице бысть зде. Поиде царь князь великіи чистымъ великимъ хъ Казани со многими и языцы реченными, служащи ему, съ Русью, и съ Татары, и съ Черкасы, и съ Мордвою, и со Фряги, и съ Немцы, и съ Ляхи, въ силе велицеи тяжце зело, треми пути, на колесницахъ и на конехъ, четвертымъже путемъ реками, въ лодіяхъ, водя съ собою воя воюющи Казанскаю землю.

О величестве поля, и о нужде безводіемъ, и о прпшестви царя и великого князя въ Свияжски градъ. Глава 57.

Поле же то великое зело велико, конца мало ходячи до дву морю, на востокъ до Хвалынского, а полудніе до Чернаго, на немъ же Русти гради и веси и села мнози стояху древле, и мнози бяху людіе живущи въ нихъ, имеюще селеніе и водвореніе, и за поле Куликово по Мечю реку, на онои же стране реки тоя тако же мнози въ вежахъ своихъ Срацыни, Половцы живяху, качюющи.-Но обо между себе, Русь и варвари, отъ частыхъ воеваніи запустеша, и удалишася особе, яко же пишутъ Русти летописцы, конечне же и отъ силного Батыева плененія, и отъ ыныхъ по немъ цареи, все погибе.-И бысть поле чисто, инуди же по местомъ поля того возрастоша пустни и дубравы велія, имеюще въ себе и питающи зверіе пустынны и всяцы скоти полсти мнози. Царь же князь великіи преиде часть поля того, прилежащую хъ Казанскимъ улусомъ, пятію недели до новаго града Свіяжского, и тяжекъ явися ему путь тои и всему воинству его: оть конскихъ бо ногъ взимаему на высоту песку, и не бе видети солнца и небеси и всего воинества идущаго, и тоска велика все воинество обдержаше; мнози же человецы изомроша отъ солнечнаго жара и отъ жажды водныя, исхоша бо вся дебри и блата, и малыя реки полскія не тецаху путемъ своимъ, но развіе мало воды въ великихъ рекахъ обреташеся, во глубокихъ омутехъ, но и то сосудами, корцы, и котлы, и пригорщами въ часъ единъ до суха исчерпаху, другъ друга бьюще, и угнетающе, и задавляюще; ини же росу лизаху и тако жажду свою съ нужею утоляху. И пришедъ во градъ Свіяжскіи и пребысть въ немъ стоя неделю, опочивая и отдыхая отъ великого шествія путнаго, и отъ горенія солнечнаго и ото многія теплоты летнія, сожидаяся со многими вои. Казанцы же сведаша приходъ самого царя и пожгоша сами посады своя, и впряташася со всеми статками своими во градъ. И собравшимся воемъ Рускимъ всемъ и до единого человека исъ поля оного великого, тако же и преже посланная рать въ лодіяхъ вся пріиде, цела, по здраву, преже его пришествія, и мало отдохнувшемъ самемъ и конемъ изопочинувшимъ.

Повеленіе царя и великого князя воеводамъ перевозитися Волга и о брани съ Казанцы на встрече. Глава 58.

И тогда певъ молебны многи царь князь великіи и повелеваетъ яртоулному полку перевозитися Волгу въ ратоборныхъ лодяхъ, на то учененныхъ, въ пансыряхъ и доспехахъ одеявшимъся, за нимъ же преднему полку итти, царевичемъ съ Татары, крепко уготовльшимся. Тако же и самъ царь князь великіи уготовися, въ калатырь облекся передо всеми, яко гимантъ, и златы шлемъ возложи на главу свою, и препояса брани своя мечемъ, тако же и вси воеводы его, и полконачалницы, и воя вся одеваются въ крепкія доспехи, и утвержаются бронями и шлемы, и наготове пріемлютъ въ руце свои копія, и щиты, и мечи, и луки, и стрелы; и почаша перевозитися все полцы великую реку Волгу, отъ Свіяжска града, съ нагорныя страны, на Казанскую страну, на луговую, Августа въ 25 день. И слышавъ Казанскіи царь, Едегеръ Касаевичъ, вои Рускихъ-перевязяхуся реку, изыиде исъ Казани на великіи лугь свои къ Волге встретеніемъ и со избранными боицы Казанскими, съ пятію десятъ тысящами, и разщинивъ полки своя при брегу реки стоя, самъ сопротиву ертоула и предняго полка и всея болшія матицы, въ неи же самъ царь князь великіи идяше, хотя пострашити Рускихъ вои и брега не дати превозящимся, яко да темъ воспряти имъ. И сразишася на 3 часа ото обоихъ полковъ, біющеся на великомъ лузе Цареве, у Гостина острова. И преже въспущаютъ Казанцы ертоулного полка и прочь отбиваютъ отъ брега, и удержа, и укрепи его передовы полкъ, поскоривъ придвигнутся ко брегу; и возопиша царевичи и воеводы преднему полку своему, всеи силе варварскои укрепляющи и поженущи ихъ, яко не слабеютъ: и паки бываетъ брань, не худа и мрачна, вооружаются ярости, и великъ шумъ на высоту взимается, и мнози отъ обою страну падоша, аки цвети прекрасны, зане овемъ бо дело строино братися на сущи, и на воде и единъ удержаваше сто, а два тысящу, овемъ же неугодно на воде, и скорбно, и тесно всюду; но Богъ помогая всемъ надеющимся нань и тои поможетъ, яко искони воду на сушу преложи,-и по мале часе облія Казанцевъ кругъ Руское воинство, правая рука и левая, и вспящаются ото огненного стрелянія, и сотреніи быша, и побежа во градъ Казански царь, не путми, со всею силою своею, немогущи долго стояти и ни мало удержати Руси, еже не дати брега, виде изнеможете своихъ, а Рускихъ вои храбростьство и мужество. И превожахуся Рустіи полцы по 7 днеи не боящеся Казанцовъ.

О приходе царя и великого князя хъ Казани и о величестве силы его и о расмотрени, и о крепости града Казани. Глава 59.

Самъ же царь князь великіи превезеся Волгу реку, Августа въ 17 день, въ веселіи сердца своего, по чисту пути пришедъ, подступи близъ самого града Казаніи и ста на Арскомъ поле со всею матицею великою, прямо града, за версту едину противу троихъ врать Арскихъ, и повеле себя оделати градцемъ, да не убенъ будетъ исъ пушки; полкамъ же развели врата, приступныя места, коемуждо ихъ противу коего места стояти, со излазящими изъ града съ Казанцы битися: и поставися правыя руки полкъ, царя Шигалея, противу двоихъ Нагаискихъ вратъ, а передовыи полкъ-царевичевъ съ Татары-за Булакомъ, противу двоихъ же вратъ, Елбукиныхъ и Кебековыхъ, а ертоулны полкъ за Булакомъ же противъ Моралеевыхъ врать, а левыя руки полкъ за рекою за Казанью противъ вратъ Водяныхъ, а сторожевыи полкъ за Казанью же за рекою противу Царевыхъ вратъ. И облегъша воя Руская Казань, и бе видети многія силы, аки море волнующеся около Казани или вешняя великая вода по лугомъ разліяся; вси жи вои избранни оружницы и копеиники, и вси на Казань дыхающе дерзостію браніи, и гневомъ, аки огнемъ, облещахуся; оболченная оружія на храбрыхъ оружницехъ, яко пламень, и реку аки солнце, зраки человекомъ изо очію изымающи, аки звезды на главахъ светяхуся златыя шлемы, и щиты и копья въ рукахъ зряхуся. И сущіи во граде Казанцы возмущахуся отъ страха. И како хто не убоится сицовыхъ полковъ? Хотя бы храбри были Казанцы или древнія они исполины, но ти бы все почюдилися. Или мало усумнися толику собранію человеческому? И не хуждъше Антіоха явленного, егда пріиде Іерусалимъ пленити; но онъ неверенъ, и поганъ, и хотяше законъ Жидовскіи потребите, и церковъ Божію осквернити и разорити, се же верныи на неверныхъ за безаконіе и за злодеяніе пріиде погубити ихъ, и наполни всю землю воями своими, конники и пешъцы; и покрышася ратью его поля и горы и подолія, и разлеташася аки птица по всеи земли тои, и воеваху, и пленяху Казанскую землю и область всюду, невозбранно ходяще на вся страны около Казани и до конецъ ея, и быша убіенія человеческая велика, и кровми поліяся варварская земля, блата и дебри и озера и реки намостишася Черемискими костми. 3емля бо бе Казанская реками и езеры и блаты велми наводнена, за согрешеніе же къ Богу Казанскихъ людеи лета того ни едина капля дождя съ небеси на землю не паде: отъ солнечнаго бо жара непроходныя места, дебри, и блата, и речища вся преизхоша, и полцы Рустіи по своеи земли, непроходными теми пути, безнужно яздяху, кои любо камо хотяше, и стадо скотія предгоняху. Царь же и князь великіи, облехши Казань и обехавъ около града, и смотряше стенныя высоты и местъ приступныхъ, и увидевъ удивися необычнои красоте стенъ крепости града. Прежде бо приходилъ въ зимнее время, темъ и не расмотривъ града гараздо, каковъ есть. Прележитъ бо къ нему съ востока поле зовомо Арское, велико и красно, по нему же течетъ подъ градъ Казанъ река, на томъ же поле изливается езеро Кабанъ именуемо, отъ града за три версты, и рыбу многу имущи въ себе на пищу человекомъ, изъ него же истекаетъ Булакъ река, въ Казань реку подъ градомъ втекаетъ, грязна велми и топка, а не зело глубока; съ полуднію же града, отъ Булака и до Волги, красныи лугъ Царевъ, на седмь версть продолжаятся, травою многою зеленяся, и цветы краснея. Градъ же Казань зело крепокъ, велми, стоитъ на месте высоце, промежъ двою рекъ Казани и Булака, и согражденъ въ седмь стенъ, въ велицехъ и толстыхъ древесехъ дубовыхъ; въ стенахъ же сыпанъ внутри хрящь и песокъ и мелкое каменье, толстина же градная отъ рекъ, отъ Казани и отъ Булака, трехъ саженъ, и те бо места ратнымъ неприступныи. И вода двема рекама бы страну града обтекши и въ едину реку у стены града сліяся, еже есть Казань, и та река въ Волгу поидетъ, двемя устьи, за три версты выше града, по реце же тои градъ словетъ Казань; и яко крепкими стенами и водами вкругъ обведенъ бе градъ, и токмо со единыя града съ поля Арского приступъ малъ: но туда стена градная была въ толстоту 7 саженъ и прекопана около ея стремнина велія, глубока. И отъ сего Казанцы не малу себе притяжаша крепость, не бояхуся никого же, аще и вси царства околная совокупльшася востанутъ и подвигнутся на нихъ, крепокъ бо бе градъ ихъ. Креплеиши же града сами бяху, именіе велико имущи ратоватися въ бранехъ и непобеждени бываху ни отъ коихъ же, и мало такихъ людеи мужественныхъ злыхъ во вселеннеи обретается.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.