Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДИМИТРИЙ КАНТЕМИР

ОПИСАНИЕ МОЛДАВИИ

DESCRIPTIO ANTIQUI ET HODIERNI STATUS MOLDAVIAE

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПОЛИТИЧЕСКАЯ

Глава IV

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ГОСПОДАРЕЙ

Такими способами, о которых сейчас говорено, Оттоманская порта вручает господарям верховную власть над Молдавией, и эта власть кажется как будто достаточно внушительной, но на самом деле настолько непрочна, что, если бы не поддерживалась крепчайшими цепями, то выпала бы из рук скорее, чем можно было думать. Ибо какими приемами пользуются оттоманы, чтобы управлять молдаванами, достаточно красноречиво свидетельствуют пословицы, в которых говорится: «Турки отправляются на охоту за зайцами не с гончими собаками, а с телегами», «Не привыкли приманивать лошадь пустым мешком». Они считали, что лучше усмирить ласкою неукрощенного молдавского быка, ярость которого испытывали не раз, чем обуздывать его гнев силой, надеясь, что с течением времени он смирит свою прежнюю дикость и, когда будет обескровлен и силы его истощатся, позволит [81] надеть на себя цепи и ножные кандалы, желает он этого или нет.

С этой же целью, когда Богдан III, сын Стефана Великого, впервые подчинил свое отечество власти оттоманов, ему были оказаны большие почести; были подтверждены гражданские и церковные законы страны, а ему самому оставлены знаки верховной власти, и турки удовлетворялись только четырьмя тысячами червонцев, которые страна ежегодно платила порте как знак признания феодальной зависимости 14. После смерти Богдана его сыну Стефану VI, которого бояре избрали господарем как законного наследника власти, были оказаны еще большие почести. Султан послал своего верховного конюшего в чине посла поздравить господаря с принятием верховной власти и вручил ему как знаки почета туги, санджак, тюрбан, княжеский кафтан и султанского коня в богатой сбруе. У его преемников оттоманы, хотя и потребовали более тяжелой дани, однако не осмелились отнять почести или нарушить порядок избрания господарей, пока во время Иоанна, по прозвищу Армянин, не нашли повод урезать старинные привилегии и обложить страну новыми не известными дотоле поборами. Ибо когда они хитростью захватили вышеупомянутого Иоанна, замышлявшего переворот, то предали его смерти вопреки данному обещанию, и начали налагать на Молдавию повинности еще более тяжкие, потребовав, чтобы господарь через каждые три года был утверждаем в верховной власти Оттоманской портой, если не хочет считаться ее врагом. Увидев, что ослабленная Молдавия не сможет сопротивляться этим притеснениям, оттоманы вскоре, во время княжения Мирона Барновского, ввели новый закон, по которому господарь должен был лично получать знаки своего достоинства от Порты и каждые три года лично являться ко двору Высокой порты на поклон султану. И чтобы это неукоснительно соблюдалось, стали чаще менять и низлагать господарей и внушили им такой страх, что они не только соглашались с приказом являться во дворец после первого или второго года княжения, чтобы получать утверждение [82] во власти как милость, султана, но даже из-за страха перед корыстолюбием визирей стали добровольно просить и добиваться приказа, утверждающего их во княжении. Это давалось господарю легко, если у визиря не возникало подозрения в его верности или если кто-либо другой не предложил большую сумму денег. Тогда великий визирь представлял султану талхыш следующего содержания: «Поскольку нынешний господарь Молдавии имярек на протяжении своего княжения показал себя преданным Оттоманской порте и готов положить свою жизнь и имущество на службу султану и полностью посылал ежегодную дань счастливой Оттоманской порте и, кроме того, княжил над боярами и остальными жителями Молдавии милостиво и справедливо, о чем они в своих верноподданнических посланиях неоднократно свидетельствовали и были довольны его правлением, теперь просят у твоего величества, чтобы ты удостоил утвердить его во княжении. Я, со своей стороны, считаю его достойным твоей милости. В остальном ожидаю повеления твоего высочайшего величества».

По турецкому обычаю это послание отправляется к султану через талхышчи (чин, сходный с государственным референтом), и когда султан напишет обычную формулу «амел олуна», т. е. «быть по сему», возвращается назад к визирю через того же талхышчи. Визирь, хотя и добился у султана возможности утвердить господаря, но дабы выманить побольше денег, скрывает это от господаря. Более того, кехая — это хитрое орудие визирского корыстолюбия, зовет к себе резидентов господаря и притворяется, что по проискам некоторых лиц и по тайным наговорам придворных султан, вопреки ожиданиям, оказался более суровым и что его господин, великий визирь, несколько раз пытался напомнить султану об этом деле, но не добился благоприятного ответа. Резиденты, узнав об этой реальной или воображаемой опасности, грозящей их господину, бросаются перед кехаей на колени и умоляют его удостоить помочь их господину любым способом и в конце концов обещают повысить [83] сумму, предназначенную на подарки ему и визирю. Так, жадность и честолюбие сдирают семь шкур с несчастных молдаван. Торгуются до тех пор, пока не будет; удовлетворено безудержное корыстолюбие и чванство, царящие при дворе. Наконец, когда уже обе стороны договорились обо всем и кехая видит, что невозможно выжать больше, отпускает их, обещая хороший исход дела. На другой день он дает знать резидентам через кого-нибудь из придворных визиря, который тоже не должен возвращаться с пустыми руками, что визирь наконец добился успеха у султана и что ему разрешено утвердить их господина в княжении, и приказывает явиться во дворец. Когда они прибудут туда, их сначала ведут к кехае, затем к самому визирю и, после того как они узнают из уст самого визиря о милости султана к их господарю, им жалуют по обычаю кафтаны. Через несколько дней визирь посылает к господарю капуджилара кехая-агаси или кого-либо другого из придворных султана по своему выбору и вручает для передачи господарю новый указ на княжение вместе с повелением султана, называемым хиукм-фирмаи. Обычно этот указ такой же, как и тот, который дается господарям при первом назначении, с той разницей, что вместо выражения «Ты пожалован княжением по нашей милости и милосердию» пишется «Возобновляется и утверждается за тобой княжение по нашей милости и прочее». Повеление же султана бывает следующего содержания: «Светлейший из рода господарей, верующих во Иисуса, избраннейший из владетелей рода Назаретян, нынешний господарь Молдавии имярек! Когда это наше повеление дойдет до тебя, да будет тебе известно, что мы, узнав о твоих выдающихся заслугах и о твоей надежной верности нам, посчитали тебя достойным нашей милости и милосердия, а посему даем повеление снова утвердить тебя во княжении над Молдавией. Таким образом мы даем тебе главенство и полную власть над молдаванами, подданными нашего величества, которыми ты должен управлять справедливо, как это делал и раньше. Охраняй и защищай бояр и всех жителей Молдавии, какого [84] бы чина они ни были, не упускай случая сообщать без малейшего промедления нашей Блистательной Порте об их нуждах, затруднениях и всех притеснениях. Кроме того, ты должен быть ревностным в выполнении приказов нашего величества, которые к тебе поступают, и для этого, подоткнув полы, употреби все имеющиеся в тебе силы (это выражение на турецком языке обозначает решительность и быстроту выполнения). Посылай ежегодно полностью в установленное время в нашу казну харадж (дань), установленную для Молдавии. Остерегайся думать или поступать иначе; верь нашей священной печати. Дано в Константинополе, в таком-то году, в таком-то месяце». К этому повелению присовокупляется также письмо визиря, в котором сообщается господарю, что он благодаря своим просьбам и посредничеству добился наконец безграничной милости султана об утверждении его во княжении и прочее.

Капуджи-баши, снабженный этими документами, отправляется в Яссы на быстрых конях, которые обычно называются почтовыми, и, приехав в Галац, посылает вперед курьера с сообщением о своем прибытии и извещает господаря о дне своего приезда в Яссы. В этот день господарь в сопровождении всего двора выезжает навстречу капуджи-баши на тысячу шагов от города. Встретившись, они взаимно приветствуют друг друга, сидя на конях. Затем господарь повелевает капуджи-баши ехать верхом с правой стороны, что у турок считается менее почетным, и возвращается в город в следующем порядке. Впереди едет слуга капуджи-баши, который держит султанский фирман, завернутый в белую ткань, и кафтан, предназначенный для господаря, далее следует султанская музыка и чауши, которые время от времени издают свои торжественные возгласы. В этом порядке шествуют до дворца. Затем господарь вместе со всеми боярами входит в большой диван и усаживается на троне. Капуджи-баши вручает ему фирман, последний передает его диван-эфенди для зачтения. Далее все происходит в том же порядке, как и при избрании господарей. [85]

Кроме этого утверждения, которое обычно происходит каждые три года и которое называется большой мукарер, имеет место еще другое, которое происходит каждый год и называется малым мукарером. Однако это требует значительно меньших расходов, чем большой мукарер, о чем мы расскажем ниже. При малом мукарере не возобновляется грамота на княжение, а только дается новый хиукм-фирман, т. е. повеление султана, и для этого посылается придворный визиря среднего чина, а потому он вознаграждается менее богатыми дарами.

Глава V

О НИЗЛОЖЕНИИ ГОСПОДАРЕЙ

После того как мы рассказали об избрании и утверждении господарей Молдавии, любознательный читатель, как нам кажется, вправе потребовать, чтобы мы поведали и об их низложении. Мы сохраним старый порядок повествования, которого придерживались и ранее, и на основании имеющихся у нас под руками источников изложим более подробно то, как отрешали господарей от власти в старину и в настоящее время.

В первые столетия после образования Молдавии господари не отрешались от власти и не могли быть низложены, ибо правили своими подданными по праву неограниченных монархов и получали верховную власть от предков скорее по наследству, чем по избранию бояр. Однако наши летописцы упоминают, что несколько правителей Молдавской страны были устранены, но это произошло вследствие внутренних несогласий, а не из-за внешнего вмешательства. Ведь Молдавия, в отличие от европейских стран, не знала права первородства, которое предупреждало бы внутренние беспорядки. К тому же законы страны запрещали делить верховную власть между несколькими лицами, и от усмотрения родителя зависело, кого из сыновей он захочет назначить по завещанию себе в преемники. Но когда внезапная смерть господаря затрудняла этот выбор или непомерное честолюбие сыновей вызывало [86] смуту, тогда, конечно, открывалось широкое поле для внутренних беспорядков. Во время этих событий верховную власть захватывал тот, кто имел на своей стороне военное/преимущество. Побежденный бежал либо в Трансильванию, либо в Польшу, где у господарей большею частью были свои имения. Там он выжидал подходящий случай для восстановления сил и укрепления своей партии.

Исходя из этого, как польские, так и венгерские историки, делая заключение от частного к общему, утверждали, что молдавские господари были под покровительством правителей этих стран, пытались доказывать, что право дружбы или союза переходило в подчинение. Кроме этого, бывали случаи, когда господаря свергали или даже убивали бояре-заговорщики или из-за его тиранства, или по причине какого-либо другого поступка, возбудившего недовольство всех сословий. За исключением этих случаев не бывало такого, чтобы господарь был лишен короны, и, раз получив ее, сохранял до конца своих дней без всякого противодействия со стороны кого бы то ни было. Этот порядок был нарушен при Петре V Рареше, побочном сыне Стефана Великого. Сулейман I, турецкий султан, обвинил его в сожжении города Килии, за что изгнал из княжества и еще при его жизни назначил ему в преемники Стефана VII, который называл себя правнуком Александра I. Второй такой же случай произошел в другой раз при Петре VI, по прозвищу Хромой, который был избран боярами после ужасного убийства Иоанна Армянина. Но турки вскоре низложили его, а несколько позже восстановили в прежнем достоинстве.

При всем этом турки обычно редко убивали господарей, кроме случаев открытого неповиновения, и лишь после того, как Мирон Барновский перешел на сторону поляков, у бояр было отобрано право избрания господарей, и по воле турок трон Молдавии был отдан Илье III, сыну Александра IV. С того времени ни одному господарю не пришлось умереть, занимая господарский трон, [87] кроме Евстратия Дабижи и нашего родителя Константина Кантемира. Кто пожелает узнать об этом более подробно, прошу обратиться к списку господарей Молдавии, помещенному нами выше, в главе II.

В настоящее время низложение господарей Молдавии происходит следующим образом. Когда великий визирь решает свергнуть с престола молдавского господаря, то, получив согласие султана и талхыш, держит свое решение в великой тайне и не сообщает об этом никому, кроме вновь назначенного господаря, чтобы резиденты прежнего господаря не узнали о его свержении и не известили о сем своего господина. Затем визирский кехая ночью призывает к себе нового князя, который должен явиться, переодевшись в другую одежду, и приказывает ему назначить своих каймаканов, т. е. уполномоченных, и поручить им выполнять то, что прикажет султан. Сделав эти предварительные приготовления, визирь снаряжает какого-нибудь капуджи-баши, коему приказывает отвезти повеление султана к прежнему господарю и доставить последнего в Константинополь. Новый господарь дает ему в провожатые кого-нибудь из своих придворных, которому вручает письменные приказы к назначенным им каймаканам, а также распоряжения всем чинам страны. Сверх всего капуджи-баши снабжается двумя повелениями султана, из коих одно к подлежащему низложению господарю, другое к каймаканам, назначенным новым господарем. Первое повеление, адресованное прежнему господарю, содержит приблизительно следующее: «Избраннейший из князей рода Мессии и сиятельнейший из великих владетелей, последователь Иисуса (ибо низлагаемые господари пользуются тем же почетным титулом, что и царствующие), некогда бывший господарем Молдавии, да будет счастлив твой конец! Когда повеление нашего Блистательного султанского величества, которому повинуется весь мир, дойдет до тебя, то знай, что ты заслужил все виды наказаний и кар (иногда к этому прибавляется и смертная казнь) вследствие твоей нерадивости в [88] выполнении службы и небрежения в исполнении приказов нашего султанского величества. Но так как милость и милосердие нашего величества по отношению к тебе безграничны, то мы приказываем только отстранить тебя от княжения и назначить тебе в преемники такого-то. Учитывая все это, ты, не теряя ни одного часа, ни одной минуты, поспеши предстать перед порогом Великой Порты нашего всепресветлейшего величества со всей твоей семьей, со слугами и с казной, которая у тебя есть в наличности. Остерегайся думать и действовать иначе и нашей священнейшей печати верь. Дано в таком-то году, в таком-то месяце».

Второе повеление, предназначенное каймаканам, обычно содержит следующее: «Избраннейшие из магнатов рода Мессии имярек (иногда назначаются два или три каймакана, имена которых должны быть перечислены здесь), да будет счастлив конец вашей жизни! Когда настоящее повеление нашего султанского величества дойдет до вас, то знайте: нам известно, что теперешний ваш господарь имярек оказался медлительным в выполнении наших повелений, пренебрегает нашей службой, не проявляет заботы о благопроцветании народа и государства, не защищает, как подобает, наших подданных и не выказывает по отношению к ним милостивой справедливости, но более того, всякими способами их угнетает и притесняет. Посему движимые нашей милостью и милосердием по отношению к вам, мы приказали низложить вышеупомянутого господаря и доставить его к Блистательной Порте. Вы же подчиняйтесь этому нашему повелению и выдайте вышеупомянутого господаря вместе со всей семьей, слугами и казной посланному для этой цели капуджи-баши. Вместе с тем пусть остережется кто бы то ни был поступать непристойно по отношению к нему или осмелиться похитить из его казны хотя бы малую часть. Кроме того, выполняйте без промедления все, что новый господарь имярек возложит на вас, чтобы вы все это сделали и выполнили согласно нашему [89] повелению. Остерегайтесь думать и поступать иначе, верьте нашей священнейшей печати. Дано там-то».

Если оттоманы все-таки опасаются, что господарь, узнав о предстоящем своем низложении, может поднять восстание или бежать к соседним христианским государям, то в таком случае дают знать или Бабадакскому сераскиру или Бендерскому паше, который приказывает выделить в распоряжение капуджи-баши военный отряд для захвата господаря и доставки под усиленной охраной в Константинополь. Если же все спокойно и нет признаков, что господарь намеревается бежать, бросив свое добро на произвол судьбы, то только тогда один капуджи-баши, снабженный теми двумя приказаниями, о которых мы говорили выше, отправляется как можно скорее в Яссы на почтовых лошадях, называемых мензил. В пути, и особенно по прибытии в Галац, первый молдавский город со стороны Фракии, он скрывает причины своего посольства, делая вид, что занят совершенно другим поручением, чтобы захватить господаря врасплох. Далее он так устраивает, чтобы приехать в Яссы до обеда, когда все бояре собрались во дворце. По прибытии он тотчас же направляется во дворец господаря, входит в диван, приветствует собравшихся там бояр и вручает вновь назначенным каймаканам, на которых указывает пальцем слуга нового господаря, одетый в турецкую одежду и состоящий в свите капуджи-баши, фирман следующего содержания: «Ваш господарь низложен, слушайтесь повеления султана и приказов нового господаря». В то же время слуга нового господаря, одетый в турецкое платье и состоящий в свите капуджи-баши, приветствует бояр от имени нового господаря и вручает им грамоту от своего господина. Наконец, когда все бояре соберутся в диване, туда входит капуджи-баши, которого господарь должен встретить у дверей. После краткого взаимного приветствия капуджи-баши приказывает старому господарю взойти на трон, чтобы принять повеление султана. Хотя господарь без труда может понять [90] из происходящего, что он лишается престола, однако повинуется, сидит и ничего не говорит, кроме: «Да будет исполнено повеление всемилостивейшего и пресветлейшего султана». После этого капуджи-баши вручает повеление султана господарю. Последний по обычаю прикладывает его к устам и ко лбу, передает своему диван-эфенди для прочтения. Во время чтения господарь, капуджи-баши и все бояре слушают стоя. По прочтении капуджи-баши почтительно берет господаря под руки, сводит с трона и приказывает сесть пониже, на скамье. Затем господарь, повернувшись к капуджи-баши, говорит ему, что он обязан безграничной благодарностью всемилостивейшему султану за то, что тот не погубил своего недостойного раба, но пожелал только исправить его легким наказанием. Он же смиренно принимает все то, что его величество благоволит решить о нем; признает свою вину, но не теряет надежды на милость султана и готов споспешествовать всеми силами, дабы приобрести благосклонность вельмож Оттоманской порты.

Когда господарь заканчивает свою речь, капуджи-баши поручает его боярам на три дня, приказав приготовить как можно скорее экипажи и вещи домашнего обихода, необходимые в пути. Сделав эти распоряжения, сам отправляется в предназначенное ему помещение, которое загодя приготовлено каймаканами. Господарь же возвращается в свой дворец и там остается в течение трех дней со дня извещения о своем низложении и в это время удерживает всю полноту власти. Бояре оказывают ему тот же почет, что и в дни его пребывания на престоле. Если кто-либо осмелится повести себя непочтительно по отношению к нему или хотя бы в малейшей степени оскорбит его честь, то он без всякого сопротивления с чьей бы то ни было стороны может размозжить голову оскорбителя своим топузом, т. е. булавой, которую получил от султана при возведении на престол. Более того, если он зарубит мечом кого-либо из бояр высшего ранга, то это не вменяется ему султаном как беззаконие, лишь [91] бы это было сделано его собственной рукой, ибо турецкая пословица гласит, что камень, однажды использованный для постройки, не может не считаться годным для такого дела и в какое-то время снова будет найден пригодным для строительства. В эти три дня люди, назначенные каймаканами для сопровождения господаря, готовят лошадей, экипажи и все необходимое в дороге.

По истечении указанного времени господарь отбывает в экипаже, а не на коне через малые ворота дворца, обращенные к югу, со всеми своими придворными, семьей и имуществом, которое никто не осмеливается похитить или отнять даже стоимостью в одну полушку, и направляется в Константинополь. Все бояре и военачальники провожают его за милю or города 15 и там сходят с коней, почтительно целуют ему руку, как если бы он еще занимал престол, и прощаются с ним. Господарь со своей стороны благодарит за оказанную честь, любовь и ласку, которые они проявили к нему, наказывает им блюсти интересы государства, быть послушными повелениям султана и нового господаря. После этого бояре возвращаются в Яссы, а низложенному господарю дают двух сопровождающих, которые должны заботиться о его ночлеге и о довольствии.

Во время пути капуджи-баши следит, чтобы низложенный господарь не встретился с новым; если же это все-таки случится, то низложенный должен дать дорогу новому и отъехать в сторону.

После того как низложенный господарь переправится через Дунай, ему разрешается послать вперед в Константинополь к визирю или к своим друзьям, буде они там у него имеются, несколько своих придворных, чтобы они добились большего благоволения для своего господина у высших слуг Оттоманского государства. Если они сумеют ублажить дарами алчность власти предержащие, то воспоследует приказ капуджи-баши, чтобы он вез господаря в собственный дворец капуджи-баши. Если же они этого добиться не смогут, то капуджи-баши, приблизясь к городу, останавливается и сообщает низложенному князю через [92] одного из своих кехаев, что довез его до места назначения и что он теперь должен ожидать распоряжения визиря относительно своей дальнейшей судьбы. Если господарь обвиняется в тяжком преступлении или если турки хотят выудить у него побольше денег, то тогда следует приказ о содержании его под стражей. Если же хотят поступить с ним более милостиво, то направляют его в дом капуджи-баши или в дом башбакыкули, т. е. в дом хранителя государственной казны. Если же султан захочет выказать свой гнев, то бывшего господаря сажают в семибашенную тюрьму, куда никто не может быть заключен иначе, как по специальному приказу султана. Но куда бы изгнанника ни заключили, он не может получить свободу, иначе как только при помощи больших денег и значительных подарков. Отпущенный на волю, он свободно живет в своем доме до тех пор, пока не найдет случая вновь получить княжество. Хотя он и низложен, однако во время богослужения в кафедральном соборе сидит на княжеском месте, и никому другому не позволено занять это место, за исключением тех случаев, когда в Константинополе находится один из патриархов. Этим же преимуществом пользуется супруга бывшего господаря, у которой есть особое кресло в притворе святого храма. Кроме того, он устраивает свой дом по своему желанию, богато украшает его, свободно общается с послами европейских государей: Франции, Англии, Бельгии и Венеции, ибо турки уверены, что живущие в Константинополе низложенные господари не могут замышлять что-либо против Оттоманской Порты; он передвигается по городу в сопровождении четырех и более слуг и, при желании, пользуется богато украшенными конями. Он и его слуги носят одежду любого цвета, между тем как другим христианам запрещено носить зеленую одежду и желтую обувь.

Когда же господарь бывает во дворце визиря, то сходит с коня у крыльца; его приветствуют кехая и другие, именуя князем, предлагают ему кофе и сладости и оказывают все почести, какие [93] обычно турки оказывают царствующим особам. Прежде как низложенным князьям, так и их сыновьям выдавалось из государственной казны султанское пособие в размере пяти — десяти золотых ежедневно, однако этот обычай впоследствии был отменен. В настоящее время сам господарь со всем своим двором считается свободным от налогов и может открыто привозить вино для надобностей своего двора, однако не может его продавать. Но господари никогда этого и не домогаются, так как всякая торговля, за исключением продажи продуктов земли, выращенных в собственных имениях, у молдаван считается занятием, недостойным особ, занимающих высокое положение. Вообще же удачливым считается тот господарь, который низложен не по какой-либо вине, но из-за корыстолюбия визиря. Так как по турецкому обычаю смена визирей происходит очень часто, то преемник в первую очередь начинает расследовать, что было взято от господарей Молдавии и Валахии несправедливо, сверх установленной суммы, чтобы раскрыть обман и грабеж своего предшественника. А чтобы увеличить его вину, он очень часто оправдывает не совсем невиновного господаря и обвиняет в лихоимстве своего предшественника, чтобы облегчить себе путь к накоплению богатств.

Глава VI

О МОЛДАВСКИХ БОЯРАХ И СТЕПЕНЯХ ИХ РАЗЛИЧИЯ

Поскольку до сих пор мы часто упоминали о молдавских боярах и еще будем говорить о них в последующих главах, то полагаем небесполезным познакомить любознательного читателя более подробно с возникновением этого сословия и с различиями в степенях. На местном языке они называются бояре. Это слово происходит от искаженного славянского слова «боляре», каковым словом издревле славянские народы называли всех своих вельмож. В латинском же языке им дается наименование баронов 16, каковое слово не [94] является исконно молдавским, но заимствовано от соседних княжеских дворов.

Происхождение бояр неясно из-за нерадения зачинателей молдавских летописей. Однако примеры соседних народов, как сербов и болгар, убеждают нас в том, что это сословие более древнее, нежели само восстановление Молдавии, хотя прежние правители Молдавии не раздавали таким же способом придворных почестей своей знати, как это происходит сейчас. В наших летописях упоминается, что Александр I, по прозвищу Добрый, получив от Иоанна Палеолога титул самодержца и царскую корону, установил те же степени достоинства, которые существуют и в настоящее время, и устроил весь свой двор по примеру императорского. Этому легко поверит всякий, кто тщательно сопоставит придворные должности древних греческих императоров с нынешними должностями молдавских бояр, что обстоятельно исследовали в своей замечательной книге Куропалатис и Георгий Кодинус. Ведь у византийских и молдавских должностных лиц одни и те же наименования, одни и те же посты, одни и те же обязанности при княжеском дворе, одно и то же назначение — давать советы господарю и выполнять их, так же управлять государством и оберегать его, та же забота о том, что касается нужд и украшения двора. По этой причине, как некогда у греков, так теперь и у молдаван, различаются думные бояре, или советники, и диванные бояре, называемые асессорами. Думные бояре, или же те, кто дает советы господарю по государственным вопросам, имеют в своем составе семь лиц:

1. Великий логофет, которого вернее бы назвать верховным советником государя. Он превосходит всех остальных в отношении оказываемых ему почестей и является охранителем и руководителем всех государственных постановлений. Сам лично предлагает остальным советникам то, что господарь приказал обсудить, и после совместного обсуждения докладывает господарю о решении. Далее, если нужно что-нибудь просить у господаря от имени всех бояр, сам излагает их [95] просьбу при полном молчании остальных; поэтому ему присвоено греческое название логофет. Кроме того, ему принадлежит право определения границ имений, разбора споров, возникающих по поводу земельных владений и оброков, взимаемых с них. Он также стоит во главе дворцовых или той знати, род которых еще не получил боярского звания. Как знак своей власти великий логофет носит на шее большой шар, висящий на золотой цепи, а в руке держит позолоченный жезл. Во времена процветания Молдавии эта должность давала право быть начальником над Монкастроном, который в настоящее время называется Аккерманом. Однако после того как этот город был захвачен турками, великому логофету была предоставлена в качестве жалованья десятая часть с Черновицкой земли.

2. Ворникул де цара де жос, т. е. правитель нижней Молдавии 17. Он вершит при княжеском дворе все дела, касающиеся этой области, и стоит во главе всех судебных установлений, выслушивает жалобы и споры, судит и может даже применить без ведома господаря смертную казнь к лицам, обвиняемым в воровстве, убийстве, святотатстве и других подобного рода преступлениях; как знак своей власти носит позолоченный жезл. В старину, когда Бессарабия еще составляла часть Молдавии, власти ворника подчинялась Килия, а когда она была отнята у молдаван, ему было отдано начальствование над городом Бырладом. Но так как характер его обязанностей и нужды нижней Молдавии требуют постоянного пребывания при дворе, то у него там имеются два бырладских ворника — его заместители.

3. Ворникул де цара де сус, т. е. правитель верхней Молдавии 18, имеет те же права в своей провинции, что и правитель нижней Молдавии. Он также носит позолоченный жезл как знак своего достоинства. Ему предоставлено особое начальствование над Дорохойским округом.

4. Гетман, главный начальник над всем войском. Во времена .греческих императоров эту должность исполнял великий доместик, т. е. [96] дворецкий. В настоящее время гетман командует всеми каларашами, т. е. конными частями. Его власти подчиняются наемные войска как конные, так и пешие. Начальствует над городом Сучавой. В присутствии господаря носит позолоченный жезл.

5. Великий постельничий, главный начальник княжеского двора, управляет двором и держит в своей власти всех придворных слуг. Он также является начальником над военными курьерами, отправляемыми в Константинополь и в Крым, которые обычно называются бешли. В боярском совете он, в сущности, не имеет ни своего определенного места, ни права голоса, однако часто допускается туда или с согласия бояр, или по приказанию господаря. В последнем случае он является как бы уполномоченным господаря, а потому следит, чтобы остальные советники решали государственные нужды быстро и согласно воле господаря. Кроме исполнения этих обязанностей, великий постельничий является начальником Ясс и обычно творит суд над жителями столицы. В присутствии господаря носит посеребренный жезл в качестве знака своего достоинства.

6. Великий спатарь, главный оруженосец господаря, возглавляет спатарию. Ему предоставлено начальствование над половиной Черновицкого округа. В дни больших праздников, которые называются господарскими, когда господарь присутствует в храме во время богослужения или в трапезной, великий спатарь бывает одет в позолоченную одежду и в тюрбан, украшенный драгоценными каменьями. Во время трапезы обычно держит меч господаря.

7. Великий пахарник, т. е. главный виночерпий. В праздничные дни подает господарю первую чашу вина, а также начальствует над остальными виночерпиями. Заведует всеми виноградниками господаря, дает распоряжение об их своевременной обработке и о сборе винограда. Стоит во главе всех виноградарей Молдавии, и никому во всей стране не разрешается собирать даже свой виноград, если предварительно нет на это позволения [98] великого пахарника. Обычно он дает разрешение четырнадцатого сентября, по принятии подношений, от коих имеет большой доход. Кроме того, он является начальником Котнарской земли.

К этим боярам также причисляется:

8. Вистерник, как главный казначей. Он собирает денежные государственные доходы и расходует их по повелению господаря. Ведет счет доходов и расходов. Все казначейские писцы, обычно называемые казначейскими дьяками, подчиняются его распоряжениям. У него находятся ключи от залы заседания боярской думы, а потому он только по должности занимает восьмое место среди советников, в действительности же не имеет ни своего собственного места, ни права голоса. Если на заседании разбирается вопрос, связанный с казной, то он обычно присутствует, но не для того, чтобы высказать свое мнение, а чтобы выслушать распоряжение остальных и исполнить их.

За этими восемью советниками следуют диванные бояре, которые разделяются на три разряда. Во главе первого, члены которого называются великие бояре, стоит великий стольник, т. е. начальник трапезы, он управляет кухней господаря и всеми ее слугами. В праздничные дни или в других торжественных случаях распределяет кушания на столе господаря, предварительно пробует их и стоя прислуживает на трапезе до третьей чаши. Кроме различных доходов, ему выделяется из княжеской кухни определенное количество съестных припасов.

Великий комис, т. е. главный конюший, под наблюдением которого состоят все княжеские конюшни и табуны, сбруя, слуги, кузнецы, мастера, изготовляющие экипажи. Он также управляет Браништей, очень обширным лугом у реки Прут, и имеет попечение о заготовках сена для нужд княжеского двора. Из этого ему причитаются определенные доходы. Кроме того, он собирает через каждые три года по двадцать империалов оброку с каждой водяной мельницы на реке Прут, которых там великое множество.

Великий меделничер, который во время больших торжеств перед трапезой подает господарю воду [99] для омовения рук. Пользуется половиной дохода от Стефанештского наместничества 19.

Великий клучер, которого можно назвать хранителем-раздатчиком. Заведует всеми княжескими кладовыми, в которых хранятся фрукты, масло, мед, сыр, соль и другие продукты. Заботится, чтобы всё было собрано вовремя и хорошо сохранялось на складах, откуда выдает продукты, когда в этом возникает надобность или когда прикажет господарь. Для него господари определили доход в одну десятую часть от овчарен, которые имеются у молдавских крестьян в горах.

Сердар кампидукс. На европейском языке это означает генерал-лейтенант. Командует конницей Лапушнянского, Оргеевского и Сорокского округов и охраняет земли между Прутом, Днестром и Бессарабией от набегов крымских и буджакских татар.

Великий сулджер, или начальник над мясниками. Ему поручено попечение о заготовке скота, который забивается для княжеского стола и для придворных, о распределении мяса среди тех, кому положен ежедневный паек от княжеского двора, в числе которых, кроме придворных, числится сегбан-ская пехота.

Великий житничер, начальник над зерном. Заготовляет зерно, предназначенное для нужд господаря, и заботится о доставке его из провинции в государственные закрома.

Великий питар начальствует над пекарями, наблюдает, чтобы была приготовлена мука и чтобы ежедневно был испечен свежий хлеб как для господаря, так и для других, кому определено ежедневное довольствие.

Великий шатрар заботится о палатках господаря. Во время походов командует метательными военными орудиями и другим огнестрельным оружием, разбивает лагерь и таким образом выполняет одновременно должность начальника пушкарей и главного размежевщика лагеря.

Великий армаш стоит во главе остальных армашей, т. е. телохранителей, коих насчитывается около шестидесяти. Если кто-либо должен быть казнен, то великий армаш принимает меры, чтобы решение [100] господаря было приведено в исполнение. Кроме того, он наблюдает за тюрьмами и военной музыкой, называемой тубулхана.

Второй логофет заменяет великого логофета, или канцлера. Если последний перегружен важными делами, то вместо него для размежевания границ пашен и деревень посылают второго логофета.

Великий ушер, главный привратник, стоит во главе остальных ушеров. Имеет попечение о капуджи-баши и других агах, посланных визирем султанского двора.

Ага следит за охраной Ясс, командует сегбанами де скутяла, которые несут военную службу без жалования, но зато освобождены от налогов, и, наконец, судит мелкие дела ясских граждан. Если захватит кого-либо в прелюбодеянии или в пьяном виде на улице, то наказывает его, какого бы звания ни был захваченный. В общем выполняет те же обязанности, что у турок ага-янычар.

Второй постельничий заменяет великого постельничего в его отсутствие и ведет наблюдение за всем дворцом. Однако его особая и важная обязанность состоит в том, чтобы вводить к господарю отстраненных от службы бояр высшего разряда, а также всех придворных второстепенных чинов; или если у них есть какая-нибудь просьба к господарю, он докладывает и соответственно сообщает им ответ господаря.

Третий логофет (или секретарь) скрепляет малою печатью частные письма господаря, пишет их и представляет ему на подпись. Поставлен во главе урикар, т. е. писцов грамот, и вообще канцелярии. Разбирает монастырские дела, представляет господарю архиепископов, епископов и все духовенство. Если от какого-нибудь государя прибывает посольство, то заботится, чтобы при его приеме соблюдался положенный дворцовый церемониал, который называется обычной аудиенцией. Третий логофет носит на серебряной цепочке печать, которой обыкновенно скрепляет судебные решения, подписанные великим логофетом.

Капитан доробанов поставлен во главе доробанов, каковое название происходит от германского [101] слова драбант. Возглавляет пешую стражу, которая охраняет дворец господаря, назначает, проверяет и сменяет дневные и ночные караулы. В отсутствие аги выполняет все его обязанности.

Все перечисленные выше бояре считаются боярами первой степени и называются великими. Кроме почетного звания, они пользуются привилегией, состоящей в том, что им дозволено выслушивать и разбирать судебные дела, где бы им ни случилось находиться, коего права не имеют бояре второй и третьей степеней.

Сердар, второй и третий логофеты, второй постельничий, а также капитан доробанов подчиняются боярам первой категории, а потому, казалось бы, должны быть причисляемы скорее ко второй степени бояр. Однако, так как их должности более почетны, чем должности бояр второй степени, и так как они ежедневно должны быть при господаре, то пользуются положением и преимуществами наравне с боярами первой степени. Кроме них, к этой группе бояр обычно причисляются: вамеш, т. е. начальник таможен, и каминар, который собирает для господаря десятину воска. Однако ни тот, ни другой не имеют определенного места в диване и должны находиться там, где господарь прикажет, но не могут сидеть выше сердара.

Ко второй степени бояр относятся:

Второй спатарь, который во время второстепенных праздников носит меч господаря, а в отсутствие великого спатаря выполняет его обязанности.

Второй пахарник, также замещает великого пахарника и, в частности, наблюдает за виноградниками господаря в Хуше, стараясь, чтобы они были обработаны и убраны в надлежащее время.

Второй вистерник каждые три месяца составляет после третьего вистерника списки доходов и расходов казначейства и представляет отчет о них главному казначею. Такой порядок соблюдается во всех остальных службах, имеющих отношение к доходам и расходам.

Второй стольник ежедневно распоряжается кухней, указывает, какие блюда должны быть приготовлены [102] к столу господаря, ставит на стол и первый пробует их.

Второй комис является заместителем великого комиса и имеет ежедневное наблюдение за господаревой конюшней. Если господарь собирается выезжать, то готовит и подает ему коня. На свое содержание получает третью часть из доходов великого комиса.

Второй меделничер,
Второй клучер,
Второй сулджер,
Второй житничер,
Второй питар.

Второй шатрар, как и второй вистерник, выполняет свои обязанности через каждые три месяца после того, как поработало должностное лицо третьего ранга.

Второй армаш составляет списки заключенных и подлежащих наказанию. Каждую субботу представляет эти списки господарю и спрашивает, как господарь прикажет поступить с ними. Кроме того, с помощью нескольких простых армашей второй армаш должен доставлять к господарю тех, кто из-за какого-нибудь преступления вызывается к господарю.

Второй ушер обычно несет обязанности великого ушера в его отсутствие.

Бояре третьей категории:

Третий постельничий должен находиться во дворце днем и ночью с двумя постельничими низшего ранга. Их обязанность состоит в том, чтобы передавать великому постельничему все, что пожелает приказать господарь. Кроме того, они наблюдают, чтобы приказы господаря, данные комнатным слугам, выполнялись, а также докладывают господарю, как они выполнены. Поэтому этим трем постельничим открыт свободный доступ в большую опочивальню, каковой привилегией не пользуются остальные бояре.

Третий спатарь ежедневно находится при господаре с мечом в руках, а потому, кроме звания боярина, имеет также свое место среди придворных князя. [103]

Третий пахарник отвечает за виноградники в Бакэу и Тротуше, наблюдает, чтобы виноградари вовремя собирали и давили виноград.

Третий вистерник находится в подчинении у великого вистерника и отчитывается перед ним в своей работе.

Когда великий хранитель казны составит списки расходов на три месяца, он передает исполнение их третьему вистернику, который имеет попечение о них в течение одного месяца. По прошествии этого срока управление казначейством переходит ко второму вистернику, который, как мы уже говорили выше, по прошествии трех месяцев снова передает управление государственной казной третьему вистернику. Последний по истечении тридцати дней посылает великому вистернику списки вверенных его ведению расходов. Таким образом, управление государственной казной беспрерывно переходит к одному из трех казначеев, так что если два высших управляют по три месяца, то низшему это вменяется в обязанность только в течение двух месяцев. Такой же порядок наблюдается и среди других должностных лиц, как это мы увидим ниже.

Третий комис имеет те же обязанности, что и второй.

Третий сулджер и третий житничер выполняют свои обязанности так же, как и третий вистерник, т. е. исполняют обязанности своих старших коллег на четвертый месяц их работы.

Камараш де сулджерие распределяет мясо по весу (сколько кому положено).

Камараш де житница ведет счет зерна, засыпанного в княжеские амбары, и получает вместо жалования по тридцати аспров с каждого воза.

Четыре ворничь де поарте, местопребывание которых у ворот наружного двора; там они судят разные незначительные дела. Карают блудниц, гулящих девиц, опозоренных по своей вине или насильно совращенных, приказывают священникам обвенчать их (с виновником) по церковному обряду, если обе стороны низкого происхождения; если же одна из сторон происходит из знатного рода, то докладывает об этом господарю. Кроме того, во [104] время судебного заседания в присутствии господаря стоят возле него, водворяют порядок среди лиц низкого происхождения, вводят тяжущихся в диван. Если кто-либо из тяжущихся обязуется явиться в назначенный день со стряпчим перед лицом господаря, то ворники отмечают это в своих книгах. Ибо кто не явится в назначенный день, тог считается виновным в неповиновении господарю и тем самым становится подсудимым. За эти труды ворники получают вместо жалования начальствование в Романском округе.

Всех этих бояр, о которых мы здесь упомянули, кормит и содержит страна для службы господарю. Довольно редко достигают этих должностей люди незнатного рода, хотя господарь волен назначить на эти должности кого пожелает, даже если кандидат низкого происхождения.

Жены этих бояр, являясь на поклон в покои жены господаря, т. е. на женскую половину, занимают места в том же порядке, в каком размещаются их мужья.

Господарь имеет при своем дворе, кроме перечисленных обычных бояр-правителей, еще и придворных внутренней службы, обычно называемых боеринашами, т. е. малыми боярами, которые принимаются в это сословие не только из людей знатного происхождения, но даже из пленных и рабов, тем самым они получают права и привилегии знати.

Среди них:

Великий камерар. Он стоит во главе спальных служителей большой опочивальни, охраняет личную княжескую казну, которая отделена от государственной, а также отдает приказания придворным внутренних покоев, знатным людям низшей категории. Определяет весы и меры, какими должны торговать купцы, наблюдает, чтобы они не пользовались неправильными весами или мерами, а уличенных в обмане наказывает по закону. Под его властью находятся запорожские купцы, которые называются так потому, что привозят в Молдавию товары из казацких городов и из России. [105]

Ватавул де апрозь де диван, т. е. надзиратель над апродами дивана, исполняет почти те же обязанности в Молдавии, что и чаумбаши при оттоманском дворе. Будучи начальником над апродами дивана, заботится о возвращении долгов потерпевшей стороне, как присудил господарь На заседаниях княжеского дивана указывает места тем, кто обычно присутствует. Как знак своей должности носит плеть с посеребренной рукояткой.

Ватавул де столничей, начальник стольников. Когда последние несут из кухни блюда к княжескому столу, он идет впереди их, держа в руках плеть, но без серебряной рукоятки.

Ватавул де пахарничей — надзиратель над виночерпиями. Распоряжается подачей вина к княжескому столу или на пиршествах, на которые приглашаются бояре.

Купар, каждодневный виночерпий господаря, распоряжается дворцовыми винными погребами. Дает виноторговцам правильную мерку, опечатанную княжеской печатью. Если найдет у кого-нибудь мерку меньшего размера, чем им была установлена, то налагает установленное наказание.

Чоходар, имеет попечение над изготовлением обуви и поножей для нужд господаря и всего двора, делает поножи самому господарю. В его ведении находятся все ясские сапожники.

Меделничеры. Их обыкновенно бывает три или четыре. Они ежедневно накрывают на княжеский стол, сливают господарю при омовении рук. В их обязанности входит хранение бокалов, чаш, ваз и других серебряных сосудов, которые обычно употребляются на пирах, а также салфеток, скатертей и другой столовой утвари.

Камарашул де унтре, т. е. камердинер внутренних покоев, является хранителем одежд, драгоценных каменьев и других украшений господаря. В его ведении находятся комнатные служители низшего ранга.

Ватавул де копий 20, т. е. начальник над слугами оружейной палаты и дивана. Наблюдает за [106] ними, получает с этого доход, а именно: господарь часто посылает слуг оружейной палаты к боярам, когда желает вызвать последних из имений к себе, и ватав получает один империал из шести золотых, которые обычно бояре дают слугам.

Камарашул де дулчець, т. е. наблюдатель над приправами и сладостями, заботится о доставке к столу солений и разных засахаренных плодов; является хранителем фарфоровой посуды.

Камарашул де рафтурь, т. е. надзиратель за конской сбруей. Распоряжается седлами, уздечками, украшенными золотом и серебром, и всем снаряжением княжеской конюшни.

Пивничер, т. е. начальник над слугами винных погребов. Находится в подчинении княжеского купаря, т. е. виночерпия. С другой стороны, его должны слушаться бондари и все, кто имеет дело с винными подвалами. Вместо жалования получает винные дрожжи, из которых гонит водку.

Логофет де вистерие, т. е. секретарь казначейства. Имеет под своим началом всех казначейских писарей и хранит расходные книги. Подчиняется главному казначею.

Камарашул де катастиве, хранит регистры личных доходов господаря. Кроме того, у него находятся списки солдат. Когда производится смотр войскам, делает перекличку. Во время выплаты жалованья солдатам вручает каждому капитану список его роты, подписанный собственноручно, и за это получает от каждого вознаграждение по одному империалу.

Камарашул де луминь, или заведующий освещением. Когда собрана дань воском и салом, которая называется безмен, он заботится об изготовлении из этого материала свечей и светильников для нужд княжеского двора.

Ворникул де тырг, т. е. заведующий рынком. Собирает десятину со всех товаров, которые продаются на штуки и на меру. Этот налог молдаване называют мортасипия. Кроме того, принимает свечи от камарашул де луминь и распределяет их среди придворных. Ему же вменяется в обязанность [107] доставлять дрова для нужд дворца и своевременно раздавать их по комнатам и кухням. Ватавул де апрозь де тырг — надзиратель над рыночными приставами, которые собирают с горожан налоги и другие сборы и вносят их в казначейство. Все они вместе со своим начальником подчиняются великому казначею.

Ватавул де пейчь, т. е. начальник пейков. Имеет под своим началом восемь княжеских слуг, которые называются лейками. Они носят серебряные пояса, мечи и копья, рукояти и острия которых украшены серебром с позолотой.

Супруга господаря имеет в своем услужении: Двух ворников, которые в то же время начальствуют над Васлуйским округом.

Одного комиса, который ведает ее конюшней, лошадьми и каретами.

Двух клучеров, которым вменяется в обязанность наблюдать как за съестными припасами для придворных, так и за кормом для скота.

За ними по порядку следуют знатные дворцовые слуги господаря, которые благодаря своей службе приобретают более высокое положение.

Служители дивана, числом пятьдесят, стоят возле господаря, когда он заседает в диване, и вызывают к нему бояр.

Служители спатарии, числом двадцать четыре.

Служители большой опочивальни, числом двенадцать.

Служители малой опочивальни, числом три.

Семь постельничих высшего чина.

Двадцать четыре и более, по желанию господаря, постельничих низшего чина.

Пятьдесят апродов де диван, обязанности которых схожи с обязанностями турецких чаушей, а именно: они должны приводить в суд в назначенный день уклоняющихся от явки ответчиков, а также понуждать к уплате злостных неплательщиков.

Двадцать четыре малых виночерпия, которые прислуживают у княжеского стола и подают бокалы гостям господаря. [108]

Двадцать четыре малых стольника, которые носят блюда из кухни к столу господаря.

Шестьдесят малых армашей должны задерживать воров, а также бояр, замышляющих побег или подозреваемых в совершении крупных преступлений.

Ушеры отводят квартиры для посланцев Оттоманской порты и татар Крымского хана, доставляют им необходимый провиант и оказывают им другие услуги.

Глава VII

О МОЛДАВСКОМ ВОЙСКЕ

После того как мы рассказали о молдавских боярах и слугах княжеского двора, следует теперь кратко сообщить о войске, каким оно было в Молдавии в старину и каково оно в настоящее время.

У некогда свободной Молдавии, как повествуют отечественные летописи, в войске насчитывалось до семидесяти тысяч солдат, а нередко и до ста тысяч. Этому легко можно поверить, если представить себе, с какими могущественными соседями приходилось ей некогда вести войны, а именно: с турками, поляками, казаками, венграми, валахами. Ведь до Богдана III приходилось не только защищать свою свободу, но и дальше расширять свои границы. Военная мощь Молдавии достигла своего высшего расцвета во времена Стефана Великого. С этого времени она начинает стремительно падать. Ибо после Богдана III, который отдал Молдавию в полную зависимость от турок, правители Молдавии, будучи в безопасности от нашествий соседей под охраной турок, уже более не заботились об армии, ибо считали бесполезным кормить без надобности большое количество людей, чем и допустили, что их войско оказалось сильно ослабленным как в отношении численности, так и воинской доблести. Все же, как свидетельствуют молдавские летописцы, во времена Мовил наши господари выводили на поле [109] не менее сорока тысяч воинов. Но с течением времени, вследствие внутренних смут, а такжа из-за козней турок, которые, используя как предлог непокорство господарей, пытались лишить трон Молдавии его былого величия, военные силы молдаван пришли в такой упадок, что в настоящее время господари с трудом могут выставить против врага шесть — восемь тысяч воинов.

Воины молдавской армии разделяются на собственно солдат, которые выполняют военную службу за определенное жалование, и солдат де скутяла, которые служили в армии на свой кошт и освобождались от налогов.

Начальники наемных солдат следующие:

Баш-булук-баши. Он командует десятью булук-баши, т. е. капитанами, из которых каждый имеет под своей командой около ста сегбанов. Сегбанами же на турецком языке называются солдаты из сербов, болгар, албанцев, греков, которые за хорошее жалование служат во дворцовой страже господаря, постоянно находятся во дворце, где им за дворцовыми стенами предоставлены квартиры. Они несут караульную службу.

Четыре немецких капитана, из которых каждый раньше начальствовал над тысячью солдат. В настоящее время под его началом находится по двадцать пять солдат.

Четыре казацких капитана, которые в прежние времена также командовали каждый тысячью солдат и более. Теперь под их началом насчитывается по сорок или пятьдесят человек, большей частью взятых из Запорожской Сечи.

Двадцать конных капитанов, из коих каждый командует приблизительно сотней солдат и получает за службу в войске по три талера в месяц; они подчиняются старшему капитану, а старшие капитаны — гетману.

Четыре или более капитана липканских татар — это зависит от желания господаря. (Этим именем называются те скифы 21, которые живут в Литве и исповедуют магометанскую веру.)

Бешли-ага имеет под своим командованием двух капитанов бешлиев. Бешлии бывают или [110] турки или татары. Они используются господарем для воспрепятствования грабежу со стороны турецких войск и для наказания тех турок, которые недостойно ведут себя, так как у турок считается большим беззаконием, если магометанин будет наказан или бит неверным, как они обычно называют христиан.

Начальники солдат де скутяла, т. е. тех, кто несет военную службу взамен освобождения от налогов, следующие:

Городские булук-баши; в каждом большом и малом городе их по четыре или пять в зависимости от размеров города, а в Яссах их десять, во главе которых стоит ага.

Восемь капитанов, начальников над доробанами, над которыми главенствует капитан, именуемый калексох доробанов, последний в свою очередь подчиняется aгe.

Девятнадцать капитанов де мне, т. е. тысяцких, набранных из девятнадцати провинций Молдавии. В старину в каждом отряде насчитывалось десять центурий, называемых по-молдавски су-таш. В настоящее время число их значительно уменьшилось. Прежде они подчинялись великим ворникам верхней и нижней Молдавии. Теперь же все это войско находится под попечительством и управлением гетмана.

Те же войска, которые стоят на границах, охраняют горные проходы и броды на реках; а те, что пребывают внутри Молдавии, где нет опасности вражеского нападения, используются для несения службы во дворце гетмана, который отправляет их туда, где в них есть какая-либо государственная надобность.

Доказательством того, что в старину были гусары, служат войска, называемые хинсари, которые в верхней и нижней Молдавии подчиняются ворникам. Они не несут никакой воинской службы, а только удерживают старое военное название и используются для работ в поместьях, откуда и произошла молдавская пословица, гласящая: де ла арме ла сапэ, т. е. от оружия к мотыге. [111]

К этой же группе войск следует отнести отряд молдавских охотников во главе со своим ватавом, т, е. начальником, он занимает в горах Молдавии, около города Пятра, деревню в сотню дворов. Во время войны они должны быть в военных лагерях господаря. В мирное же время занимаются охотой и доставляют ко двору различных зверей: оленей, диких быков, овец и другую живность, которая водится в лесах, частью в живом виде для забавы господаря, частью в битом для его стола. За этот труд они освобождаются от налогов. На порох и свинец получают особое содержание.

Калараш де Цариград, т. е. константинопольские гонцы, числом пятьдесят во главе со своим ватавом, т. е. начальником. Они искусны в турецком языке и, если есть необходимость, обязаны ехать в Константинополь. За эту службу, помимо освобождения от налогов, получают из государственной казны по двадцать империалов.

Калараш де Галац, т. е. галацкие гонцы, состоят под началом своего ватава, т. е. начальника, и выполняют те же обязанности, что и константинопольские гонцы. Однако во время командировки получают от казны только десять империалов. Всего их около пятидесяти человек.

Ымблэторь де Хотин, т. е. хотинских скороходов, пятьдесят человек, и столько же ымблэторь де Сорока, т. е. сорокских скороходов, которые хорошо знают польский и русский языки, и при необходимости их посылают в Польшу и в Россию. Каждый из них подчиняется своему ватаву, т. е. начальнику.

Фусташи, т. е. носители дубинок, числом двадцать четыре. В мирное время охраняют женские покои и дворцовую тюрьму, куда заключены придворные, совершившие незначительные проступки. По приказу господаря они секут розгами тех, кто подлежит такому наказанию. Когда господарь выходит на торжественный прием или на прогулку, они идут по обеим сторонам его и держат в руках длинные палки. Ту же службу они выполняют и [112] во время военных походов, ими командует начальник, называемый ватав де фусташ

Таким образом, страна содержит на своем иждивении эти войска для пользы господаря, но если господарь захочет содержать больше войска на собственный счет, то никто ему в этом не препятствует. Однако едва ли господари когда-либо в наше время увеличивают войско, за исключением случаев, когда вспыхивает восстание, ибо считают, что полезнее сохранить казну в сундуке, чем отдавать ее на прокормление бесполезных солдат.

Глава VIII

О ПРИДВОРНЫХ ЦЕРЕМОНИЯХ НА ВЫХОДАХ И НА ПИРАХ ГОСПОДАРЕЙ

После вышеизложенного полагаем, что будет не лишено полезности и приятности для любознательного читателя, если мы изложим вкратце те пышные обряды, которые соблюдаются при торжественных выходах господаря, на пиршествах, а также при выходах в церковь.

Всякий раз как господарь отбывает из столицы для посещения какой-либо церкви или монастыря или когда он отправляется в поход, то это всегда обставляется с большой пышностью, и его сопровождают многочисленные воинские отряды. Впереди идут несколько проводников и разведчиков, набранных для этой цели из солдат-скороходов. За ними следует конница, впереди которой выступают знаменосцы и командиры так, чтобы между отдельными отрядами соблюдалась определенная дистанция, чтобы можно было отличать один от другого. По обеим сторонам знамени выступают сотники, которые следят, чтобы все воины следовали соблюдая равнение. За ними — калараши и ымблэторы со своими ватавами. За ними ведут заводных коней 22, впереди которых несут два туга, т. е. два конских хвоста, пожалованных господарю Оттоманской портой в знак его княжеской власти. Далее выступают сыновья господаря, и за ними, немного отступя, посредине следует сам господарь. [113]

С обеих сторон его тесно окружают пейки, одежду и обязанности коих мы уже описали выше. Еще дальше, с правой стороны, выступают комисы (главные конюшие) и ватавы придворных слуг. С левой стороны — великий постельничий с остальными постельничими. В третьей от господаря линии выступают с обеих сторон булук-баши — чем старше по чину, тем ближе к господарю Наконец, все это шествие с обеих сторон замыкают сегбаны, т. е. солдаты на жаловании; за ними наблюдают чауши, чтобы они соблюдали строй и равняли шаг; чауши — то же, что у европейцев капралы Непосредственно за господарем следует спатарь, который несет его оружие. Затем идут внутренние слуги — камараши, виночерпии, чоходар и меделничеры. За ними следуют ватав де копий, т. е. начальник комнатных слуг, вместе со своими подчиненными, во втором ряду — пахарники, в третьем — стольники. Затем следует большой санджак с алемом и два других знамени, которые были дарованы султаном господарю в начале его княжения; за знаменосцами следует тубулхана, т. е. турецкая музыка, за которой по обеим сторонам растягиваются армаши. Далее выступают бояре: в первой линии — высшие бояре; во второй — второго ранга; в третьей — третьего ранга; далее шествуют все остальные друг за другом согласно чинам. Наконец, все шествие замыкает строй боярских слуг, горожан и торговцев.

Если же господарь выступает в поход, то за ним следуют орудия под командой великого шатрара и капитана доробанов с пушкашами, т. е. пушкарями, а также обоз с палатками и со всем оборудованием для лагеря. Иногда все вышеперечисленные шествуют согласно своим рангам среди остальных бояр. Расположение этой процессии читатель легко уяснит себе, если потрудится взглянуть на прилагаемый рисунок 23.

Когда в таком порядке процессия дойдет до церкви или монастыря, вся конница выстраивается у дверей храма и отдает честь проезжающему господарю наклонением головы Пехота же, сколько сможет вместиться во дворе храма, располагается [114] большим полукружием. Достигнув паперти храма, господарь сходит с коня при традиционных криках чаушей, которые желают ему многая лета. Затем навстречу господарю со святым крестом выходит митрополит. За ним следуют дьяконы с кадилами и кадят на него, а митрополит дает целовать ему евангелие. Отсюда предшествуемый митрополитом, при пении псалмов и “To axion estin" («Достойно есть» — церковная молитва (греч.)) господарь идет вперед, благоговейно прикладывается к святым иконам в той части амвона, куда дозволено входить только господарю и священнослужителям. Затем посреди церкви господарь осеняет себя крестным знамением и направляется к трону; поднявшись на трон, он приветствует наклонением головы сначала митрополита, а затем бояр, которые уже разместились на своих местах.

Так как мы описываем придворные обряды, то, полагаем, будет небесполезно кратко изложить церковный церемониал. У правой колонны внутри храма стоит трон господаря с тремя ступенями, окруженный резною позолоченной решеткой. Обе стороны его украшены княжескими гербами, наверху видна позолоченная корона, над которой находится икона того святого, какого господарь пожелал иметь своим покровителем. Напротив, у левой колонны храма,— кресло, предназначенное для сыновей господаря, наподобие княжеского трона, с той, однако, разницей, что к нему ведут только две ступени. По правую сторону господаря стоит спатарь и держит на плече саблю господаря, а в руке княжеский меч. По левую сторону — постельничий, позади которого до левой колонны храма тянется ряд постельничих с жезлами в руках. За ними располагаются остальные придворные в соответствии с их чинами. С правой стороны господаря, ближе к алтарю — место митрополита с епископом; за ними до самого клироса — игумены и монастырские старцы. Направо против митрополита в том же порядке располагаются два епископа вместе с регентами митрополичьего хора. Ряды духовных лиц замыкает великий казначей, чтобы [115] быть готовым раздать деньги, которые господарь обычно жалует во время миропомазания. Это делается для того, чтобы не возмутить благоговейную тишину молящихся, когда великий казначей будет пробираться с более отдаленного места. С левой стороны стоят второй и третий логофеты; первый— потому что имеет попечение о всех монастырях и вообще о духовенстве; второй — потому что должен держать и раздавать кутью, когда она будет освящена митрополитом или другим священнослужителем; на правом клиросе храма располагается молдавский хор, на левом — греческий, которые попеременно поют церковные песнопения на обоих языках. За троном княжеского наследника располагаются бояре первого ранга вплоть до последней колонны у притвора храма, за ними — бояре без должностей, начальники, капитаны и остальные, сколько вмещает церковь. За троном господаря до последней колонны с правой стороны храма располагаются боярские жены согласно чинам своих мужей. На этой же стороне устроено место для супруги господаря, трон с тремя ступенями; если у нее есть дочери, то они помещаются между матерью и женами бояр. По правую сторону княгини помещаются комнатные служанки и знатные девицы, которые ей прислуживают. С левой стороны ее охраняют два ворника и не позволяют простому народу близко подходить к местам, занимаемым женами бояр. Наконец, ближе к притвору, напротив своих мужей, стоят жены бояр без должностей. Вдоль стен храма для всех этих лиц устроены сиденья. Однако никто не позволяет себе садиться, за исключением времени всенощной, когда читаются жития святых или псалмы Давида. Только одному господарю позволяется стоять в церкви с покрытой головой; он снимает головной убор, только когда поется “To agioV o QeoV",(«Святый боже» — церковная молитва (греч.)) читается евангелие, Никейский символ веры, «Отче наш», или когда священнослужитель возглашает священные слова, положенные при таинстве евхаристии. Во время причастия первый подходит для целования [116] святых икон митрополит, а затем господарь, и когда он сходит со своего трона, все бояре встают со своих мест, чтобы поздравить его, когда он возвращается к трону. По окончании богослужения митрополит подает просфоры господарю, его супруге, его сыновьям и дочерям. Так же принимают просфору из рук митрополита, восседающего на своем троне, и бояре, исполняющие свои должности. Наконец, третий логофет предлагает всем откушать кутьи.

По окончании этих церемоний бояре выходят из церкви раньше господаря Сойдя с паперти, они садятся в церковном дворе на коней и, выстроившись согласно чину и положению, с непокрытыми головами приветствуют проезжающего мимо господаря. Затем в том же порядке, как мы выше изложили, бояре сопровождают князя во дворец. Там, на наружном дворе, сходят с коней (ибо никому не позволяется въезжать на коне во внутренний двор) и, войдя во внутренний двор, приветствуют господаря, сходящего с коня. Далее господарь поднимается на крыльцо и с непокрытой головой, повернувшись к боярам, прощается с ними. И бояре разъезжаются по своим домам.

В дни, на которые не выпадает никаких торжеств, стол для господаря накрывается в малой трапезной, нередко и в большом зале или на женской половине. На обеде всегда присутствуют по два великих боярина и по стольку же бояр низшего чина. Если остаются свободные места, то к столу приглашаются военачальники, капитаны, а иногда солдаты-ветераны За ужином никто не может присутствовать, кроме кровных родственников господаря или тех, кто пользуется его особой милостью или умеет развлекать его придворными льстивыми и приятными разговорами. Когда господарь обедает на женской половине, то присутствует и его супруга; обычно же она приказывает накрыть себе стол на женской половине, где ей прислуживают комнатные служители, меделничеры и купар, т. е. виночерпий, а также девушки из знатных боярских семей.

В праздничные дни стол накрывается в малом [117] диване. Звуки литавр и труб извещают, что кушанья готовы; малые стольники, предшествуемые ватавом и вторым стольником, принимают блюда из кухни и передают их великому стольнику для подачи на стол. По прибытии господаря митрополит читает молитву, благословляет трапезу. Великий меделничер подает воду для омовения рук. Когда господарь занял свое место, все остальные рассаживаются согласно своим чинам.

Советники и великие бояре стоят тут же и выполняют свои обязанности. Великий стольник первый пробует кушанье, поставленное перед господарем. Как только господарь приступил к трапезе, начинают палить пушки и гремит турецкая и христианская музыка. Первый поднимает чашу великий пахарник и, отлив вино из нее в малый бокал, пробует; на молдавском языке это называется крединцэ. Митрополиту и епископам, которым по канонам Василия Великого не положено вкушать мясо, подаются рыбные и молочные блюда.

Когда господарь подымает первую чашу, все бояре встают и почтительно склоняют головы. В дальнейшем они уже не встают, а только время от времени кланяются господарю, хотя бы и были сильно пьяны. Великие бояре, пока не будет выпита третья чаша, стоят возле стола. Далее великий спатарь передает княжеский меч второму спатарю, второй пахарник начинает подавать чашу, и остальные бояре второго чина заступают места великих бояр. Господарь протягивает каждому из них в отдельности блюдо со своего стола как знак милости, которое они принимают, целуя господарю руку, и ставят в соседней комнате, где для них приготовлен отдельный стол; такую же милость, с такими же церемониями господарь оказывает и другим присутствующим боярам, булук-башам и капитанам. Когда великие бояре поели и попили, они опять возвращаются к исполнению своих обязанностей при трапезе господаря и смотрят, чтобы малые пахарники наполняли боярам чаши, а малые стольники уносили и приносили кушания, чтобы комнатные служители меняли посуду и все соблюдалось сообразно чину и в установленном порядке. [118] Армаши со своими палицами стоят, как на карауле, у концов стола (стол накрывается в длину). После нескольких бокалов вина, когда головы разгорячаются, осушается благодарственная чаша в честь господнего милосердия', вторая — за здравие султана, не упоминая, однако, его имени, ибо у молдаван считается неприлично и противно вере пить за благополучие турок. Также опасно пить за здравие христианских, православных царей. Третий бокал за здравие господаря после краткой речи подымает митрополит; при упоминании имени господаря все бояре сразу встают из-за стола и становятся посредине дивана в обычном порядке. По окончании своей речи митрополит осеняет господаря крестным знамением, благословляет его, и, когда господарь пригубливает чашу, раздаются пушечные залпы, звуки оркестра, но до слуха пирующих доносится только эхо, теряющееся в сводах обширных палат. После господаря, слегка привстав, митрополит пьет из серебряной чаши вместимостью около ста драхм. Остальные бояре, как и те, что стоят, так и те, что сидят, подходят по двое, пьют подносимые им чаши, целуют руку господарю, а их поддерживает под руки великий постельничий. Затем все возвращаются на прежние места. После этой чаши пьют за здоровье супруги, сыновей и дочерей господаря и за любого, как подскажет случай или пьяное веселье. Господарь обычно не покидает стола до тех пор, пока не принесут светильники, кои устанавливает великий меделничер. Тогда все гости встают и кланяются господарю. Наконец, господарь кладет на стол льняное полотенце, что служит знаком к окончанию пиршества. Заметив это, великий постельничий ударяет о пол серебряным посохом. По этому знаку поднимаются все, кто еще твердо держится на ногах; тех же, кто встать на ноги не в состоянии, поднимают. Меделничер приносит воду для омовения рук господарю и подает ему полотенце. Митрополит воздает благодарение господу богу. Затем господарь, троекратно осенив себя крестным знамением, поворачивается лицом к боярам и с непокрытой головой прощается с ними. Как только он повернется спиной к [119] ним, присутствующие придворные и комнатные слуги тотчас хватают со стола кто что может, ибо считается за честь взять кушание с княжеского стола. Однако, во избежание пропажи серебряной посуды, запрещается выносить что-либо из трапезной, если же кто желает кушать отдельно, то должен указать ведающему столовым серебром, сколько посуды взяли, и возвратить ее по счету. Оркестр княжеской музыки провожает остальных бояр до их дома.

На другой день все собираются в диван и, будучи допущены к руке господаря, благодарят его за честь, оказанную им, и просят прощения за проступки, совершенные во время пьяного веселья.

Глава IX

О КНЯЖЕСКОЙ ОХОТЕ

Все на свете государи любят охоту на диких зверей. Господари Молдавии не составляют исключения из этого правила. Помимо того что охота является своего рода сражением для народа, любящего воевать, охота предпочитается всем другим развлечениям. Для молдаван же она стала особенно заманчивой, так как считалось, что именно охота послужила к открытию и утверждению отечества. Но по прошествии времени господари начали злоупотреблять этой забавой, и для несчастных крестьян, которые жили по лесам и на прекрасных равнинах, удобных для охоты, почти не оставалось времени, чтобы добывать пищу для собственного пропитания; из-за этого очень часто возникали мятежи и восстания. Кроме того, как замечают беспристрастные наблюдатели, господари, увлекаясь охотой, пренебрегали государственными делами и оставляли их на попечение своих советников и все время, предназначенное для государственных дел, употребляли на эти развлечения. Последующие господари, поняв этот вред, установили некоторые ограничения для этой забавы с тем, чтобы и крестьяне не были слишком обременены, и господарь не был лишен этого удовольствия. Было установлено [120] четыре срока в течение года, которые предшествовали постам, установленным восточной церковью. В указанные сроки все сословия страны как-то: бояре, военные, знатные граждане и торговцы, обязаны были принимать участие в охоте господаря.

В такие дни несколько тысяч крестьян сгонялись из окрестных деревень в лес поднимать дикого зверя. На опушке леса стояли охотники — кто с охотничьими собаками, а кто с тенетами — и без большого труда ловили зверей, напуганных криками крестьян. Чтобы подогреть рвение, охотников, господари установили награды за каждого зверя: кто поймает зайца, получает бакшиш (так по-турецки называлась маленькая награда) в двадцать пять аспров, кто лисицу — шестьдесят, дикого кабана — империал; за медведя получали золотой, за дикую козу — восемьдесят аспров. По окончании охоты чистые звери, т. е. те, которые употребляются в пищу, частью отправлялись на кухню господаря, частью распределялись между боярами и военачальниками. Нечистые же, как лисицы, волки, медведи, дикие коты, hylaces (Hylaces — это слово перевести не удалось (Прим. перев )) и другие звери, которые водятся в горах Молдавии, отдавались пейкам или княжеским слугам, которые извлекали для себя немалую выгоду из их шкур.

Кроме этих четырех традиционных охот в году, господарь может созывать крестьян, когда ему будет угодно, на охоту за диким зверем (ибо кто в Молдавии может предписывать ему законы или кто ограничит его желание! Как мы говорили выше,— никто). Однако это может повлечь за собой дурные последствия и омрачить его славу вечным пятном даже в памяти потомков. Он не может быть уверенным, что на таковые притеснения сословий не будут поданы жалобы Оттоманской порте. Поэтому, если он когда-либо соблазнится хорошей погодой или живописной местностью и захочет развлечься, то устраивает охоту со своими придворными и военными, которые всегда обязаны сопровождать [121] его. И не часто бывает, чтобы он отдавал охоте время, которое должен употреблять на государственные дела.

Глава X

О ПОГРЕБЕНИИ ГОСПОДАРЕЙ

Подобно тому, как все молдаване оказывают почет господарю при жизни, точно так же оказывают ему почести и после его смерти. Как только господарь преставится, если это произошло в летнее время, его тело бальзамируют и оставляют во дворце не погребенным, пока не соберутся в Яссы бояре, знать, епископы, архимандриты, настоятели всех монастырей, а также монахи, известные своей святой жизнью, и протопопы. Между тем усопшего облачают в княжеские одежды и возлагают на него знаки княжеского достоинства. Бояре, знать и остальные придворные оказывают ему те же почести, что и при жизни. Горожане ходят с непокрытой головой, чем показывают свою скорбь. Все время, пока идут приготовления к погребению, колокола звонят днем и ночью. В день погребения готовится такая же процессия, какая обычно имеет место во время торжественного выхода господаря при его жизни. Впереди идет духовенство, звучат восточно-церковные погребальные песнопения. По сторонам следуют войска с приспущенными знаменами и оружием. Все выражают печаль и на лице и в поведении. Эту печаль передают даже лошадям: чтобы вызвать у них слезы, им натирают глаза луком. Погребальные носилки поднимают на плечи великие бояре, их сменяют бояре низших степеней, пока не дойдет очередь до самой последней; этим как бы подтверждается, что и после смерти господаря они готовы ему служить и почитать так же, как и при жизни. Наконец, шествие замыкает военная музыка в сопровождении бубнов, которые вместо своих обычных звуков издают траурное рокотание. В таком порядке усопшего несут до кафедрального собора и, пока совершается заупокойная литургия, его ставят перед троном, на котором он восседал при жизни Затем на амвон [122] поднимается священнослужитель и в пространной проповеди истово восхваляет заслуги покойного, перечисляет его добродетели, говорит о том, как много потеряло государство с его кончиной, наконец, утешает слушателей в их потере и подает надежду, что такие же добродетели будут обретены в его сыне или другом его преемнике. По окончании проповеди епископы, настоятели, бояре, знать и придворные подходят к последнему целованию: целуют правую руку усопшего и крест, который он держит. По окончании последних почестей, если господарь завещал похоронить себя в столице, его несут на установленное место в сопровождении той же процессии. Великие бояре опускают гроб в могилу на шелковых полотенцах. Митрополит первый бросает горсть земли на гроб, а в это время гремят залпы, звучит траурная музыка и колокольный звон. Эти смешанные звуки не умолкают до тех пор, пока могила не будет засыпана. Если же государь завещал похоронить себя в каком-либо монастыре, расположенном далеко от столицы, то нескольким боярам и всем придворным отдается приказ перевезти его останки туда с большой пышностью. Они и в дороге с тем же почтением ведут себя вблизи мертвого господаря, как и при его жизни. Когда они проходят через какой-нибудь большой или малый город, то, сняв усопшего с траурной колесницы, поднимают на плечи и несут, пока не дойдут до окраины города. Наконец, достигнув монастыря, назначенного для погребения, опускают гроб с прахом покойного в могилу с теми же церемониями, о которых мы упоминали раньше. На ближайшей церковной стене укрепляется княжеский герб и изображение самого господаря.

Комментарии

14 Стефан Великий на протяжении всего своего княжения вел борьбу против турецких захватчиков, неоднократно обращался к западным странам за помощью, предупреждая, что если ему не помогут в предотвращении агрессии, то Молдавия не устоит, будет порабощена, но тогда и их постигнет та же участь.

15 Имеется в виду город Яссы.

16 Летописцы Молдавии не употребляют термин «барон», а «боерь марь», т. е. «великие бояре».

17 В состав нижней Молдавии входили следующие округа с их городами- Яссы, Кырлигатур, Роман, Васлуй, Тутова, Текуч, Кохурлуй, Пуша, Фалчиу, Лапушна, Орхей, Сорока.

18 В состав верхней Молдавии входили округа с городами: Хотин, Дорохой, Хырлэу, Черновцы, Сучава, Нямц, Бакэу.

19 Стефанештское наместничество с городом Стефанешты Хырлэуского округа. Видимо, тогда Стефанешты имели большое значение, коль приравнивались к округу.

20 Слуги оружейной палаты и дивана набирались из детей бояр.

21 Кантемир часто называет одних и тех же жителей то татарами, то скифами.

22 Заводные кони — сменные верховые лошади.

23 В рукописи рисунок отсутствует.

Текст воспроизведен по изданию: Дмитрий Кантемир. Описание Молдавии. Кишинев. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.