Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

Битва с франками

И вернулся Нур ад-дин в Сирию и забрал сокровища, накопленные его отцом-атабеком, а их было довольно много.

Победа Нур ад-дина. И совершал Нур ад-дин Махмуд ибн Зенги походы в страну франков, в область Антиохии. И направился он к крепости Харим, находившейся у франков, и осадил ее, и сражался в ее предместье, и разграбил ее окрестности. Затем направился к крепости Анаб и тоже осадил ее.

И объединились франки с Альфонсом, правителем Антиохии, Харима и этих областей, и направились к Нур ад-дину, чтобы оттеснить его от Анаба. И он встретил их в среду 21 сафара 544 года (30 июля 1149 г.). И бились они смертным боем, и [199] выиграл Нур ад-дин в этот день битву, и франки потерпели /299/ страшное поражение. Множество их было убито, и примерно столько же взято в плен.

И среди тех, кто был в этот день убит, — Альфонс, правитель Антиохии, а он был из знатных франков и сильнейший из них. Рассказывают, что он брал в руку железное стремя и свертывал его одной рукой и что он однажды проезжал на сильном жеребце под аркой, а в ней находилось кольцо или что-то такое, за что можно было ухватиться. И он ухватился за него рукой и своей ляжкой так прижал коня, что тот не мог двинуться.

А когда Альфонс был убит, стал править его сын Боэмунд, а мать его вышла замуж за другого Альфонса, чтобы он управлял страной, пока не вырастет ее сын, который находился с ней в Антиохии. И Нур ад-дин совершил против них второй покод. Они собрали войска и встретили его, и он разбил их, и убил многих из них, и стольких же взял в плен. И попал в плен второй Альфонс, муж матери Боэмунда, а Боэмунд в Антиохии стал независимым. И об этом сказал шейх Абу Абдаллах ал-Кайсарани в своей касыде, и вот ее начало:

/300/ На это заветное желание не указать жезлом,
И обладающий заслугами — не тот, о котором читаешь в книгах.
И наилучшее приветствие — в словах: «О сын Имад ад-дина!»
Покой твой в похвальных деяниях, а без них — томление.
Обрушились на франков, как бедствие,
Твои мечи из славной румийской стали.
И несчастьем для франков было то, что ты разбил их таран.
Сталь погубила их, и опустились их кресты.
Ты очистил землю от вражеской крови,
Которой была осквернена чистота каждого меча.

И сказал Ибн Мунайр в своей [касыде]:

И поражен был крест в самом его основании,
И его обломки разлетелись в разные стороны.
И обагрен [кровью] был плащ, которым было сокрыто
Полное унижение и вероломство франков.
/301/ Летело копье рядом с его (Нур ад-дина) головой.
И это он направил копье в сферу
Двух светил — солнца и луны.

И направился Нур ад-дин Махмуд в Афамию в (5)45 году (1150/51 г.). А франки, нашедшие убежище в ее крепости, бились за нее, [затем] объединились и вышли к нему, чтобы оттеснить его от нее (Афамии), но обнаружили, что он уже овладел ею и наполнил ее людьми и богатствами. И направился он на поиски их (франков), но они ушли с его пути и вернулись в свою область.

И собрал Нур ад-дин войска и направился в страну Жослена франкского, чтобы овладеть ею. А Жослен был одним из самых храбрых и здравомыслящих франков. И он собрал франков [200] и увеличил [их число] и пошел навстречу Нур ад-дину и встретился с ним. И разбил он мусульман, многих убил и взял в плен.

А в числе тех, кто был взят в плен, был оруженосец Нур ад-дина; Жослен отобрал у него оружие и отправил его к Малику Масуду ибн Кылыч Арслану, правителю Коньи, и сказал:

«Это — оружие мужа твоей дочери». И это было неприятно Нур ад-дину, и он отказался /302/ от отдыха, пока не отомстит [Жослену]. Он решил прибегнуть к хитрости в отношении Жослена, который в то время укрылся в одной из своих крепостей.

Пленение Жослена. И призвал он эмиров-туркмен и обещал исполнить их желания, если они захватят Жослена. Они учредили за ним наблюдение, и, когда он вышел на охоту, группа туркмен схватила его. А он стал соблазнять их обещанием денег, и они согласились отпустить его, если деньги будут доставлены. И он послал за ними в свою столицу. А один из туркмен направился к Маджд ад-дину Абу Бакру ибн ад-Дайа, которого Нур ад-дин поставил своим наместником в Халебе, и при нем улучшилось управление городом. А этот туркмен сообщил Ибн Дайа о положении дел. И отправил Маджд ад-дин с ним войско, и были схвачены те туркмены, а Жослен взят в плен и доставлен к Ибн Дайа в мухарраме этого года (545 г. х. = 30 апреля — 29 мая 1150 г.).

При этом Нур ад-дин направился к крепостям Жослена и после осады взял Азаз 18 раби I 545 года (15 июля 1150 г.). И завоевал Телль Башир, и Телль Халид, и Айнтаб в 50 году (ошибка переписчика; правильно: в 546 г. = 1151 г.). И завоевал /303/ Курус, и ар-Равандан, и Бурдж ар-Расас, и крепость ал-Биру, и Кафарсуд, и Марат, и Нахр ал-Джуз.

И объединились франки и двинулись на Нур ад-дина — а он находился в области Жослена,— чтобы помешать ему (Нур ад-дину) отвоевать ее, и это было в 547 году (1152/53 г.). И когда приблизились они к нему, он повернул к ним и встретил их при Дулуке. И сражались они, и франки были разбиты, и многие из них были убиты или взяты в плен. А Нур ад-дин вернулся к Дулуку и овладел им.

А что касается Телль Башира, то франки сдали его Нур ад-дину после того, как он завоевал Дамаск. Ибо когда они (франки) узнали, что он овладел Дамаском и направляется к ним, а у них нет силы [для борьбы против него], то они обратились к нему с посланием и предложили сдать ему Телль Башир. И был направлен [Нур ад-дином] к франкам эмир Хассан, правитель Манбиджа, находившегося поблизости от них, и принял он от них Телль Башир и укрепил его.

Завоевание Дамаска. Дамаск был завоеван в сафаре 549 года (18 марта —16 апреля 1154 г.), ибо франки взяли у египтян Аскалон в (5)48 /304/ году (1154 г.), а у Нур ад-дина не было пути для вытеснения их оттуда, ибо Дамаск преграждал дорогу, будучи расположен между ним и Аскалоном. [201]

А франки стремились овладеть Дамаском и обложили его податью, которую они ежегодно взимали. Нур ад-дин опасался, что франки возьмут город, и задумал овладеть им, хотя знал, что взять его силой будет трудно, ибо, когда он прибыл к Дамаску, его правитель написал франкам, прося их о помощи. И они оказали ему помощь, боясь, что Нур ад-дин овладеет им и усилит [борьбу] против них.

И Нур ад-дин писал Муджир ад-дину Абаку ибн Мухаммаду ибн Бури, правителю Дамаска, привлекая его на свою сторону, и был снисходителен и дружелюбен, так что тот поверил ему. И в подходящие моменты Нур ад-дин говорил ему: «Поистине такой-то писал мне, предлагая сдачу Дамаска», то есть один из эмиров Муджир ад-дина. И он (Муджир ад-дин) отдалял этого эмира от себя и забирал его икта. И когда не осталось рядом с ним ни одного эмира, он (Муджир ад-дин) приблизил эмира по имени Ата ибн Хафаз ал-Хадим. И был он мужествен, и [Муджир ад-дин "] передал ему дела своего правления, и Нур ад-дин не был в состоянии взять у него Дамаск. Но Муджир ад-дин [из-за происков Нур ад-дина] схватил эмира и убил.

И направился Нур ад-дин тогда к Дамаску, и переписывался с его жителями, /305/ и склонял их на свою сторону, и люди верили ему, ибо он казался справедливым, благочестивым и щедрым, и обещали сдать ему [город]. И когда он осадил Дамаск, Муджир ад-дин обратился к франкам, предлагая уплатить им подать и сдать крепость Баалбек, если они помогут ему и заставят Нур ад-дина снять осаду. И они начали собирать для этого свою конницу и пехоту.

Смерть Муджир ад-дина. А Нур ад-дин овладел Дамаском, и франки ушли, и дело свершилось, и вернулись бежавшие, и приветствовали жители Нур ад-дина у Баб Шарки. А Муджир ад-дин нашел убежище в крепости, а Нур ад-дин написал ему и пожаловал вместо Дамаска Химс и другие [местности]. И тот сдал ему крепость и удалился в Химс. Но затем он стал писать жителям Дамаска, и Нур ад-дин, узнав об этом, стал опасаться его и отнял у него Химс и заменил его Балисом. А [Муджир ад-дин] не был доволен этим и ушел в Багдад и там умер.

И отправился Нур ад-дин в Харим, а он принадлежал Боэмунду, правителю Антиохии, /306/ и осадил его в (5)51 году (1156/57 г.), и поставил в трудное положение его жителей. И собрались франки, намереваясь идти против него. Но наместник Харима обратился к франкам и сказал: «Не встречайтесь с ним, ибо он разобьет вас и возьмет Харим и прочее, а у нас нет сил и ума оттянуть время». И он обратился к Нур ад-дину и заключил с ним мир на условии сдачи ему половины области Харима. И Нур ад-дин вернулся в Халеб.

Последствия землетрясения. А в месяце раджабе 552 года (9 августа — 7 сентября 1157 г.) в Сирии произошло землетрясение. И были разрушены Хама, Шейзар, Кафартаб, Афамия, [202] Мааррат ан-Нуман, Химс, Хисн аш-Шамимс, у Саламии, и города франков кроме этого. И разрушены были стены этих городов, и собрал Нур ад-дин войска и, опасаясь франков, начал восстанавливать стены, пока не обезопасил города.

Разрушение Шейзара. А что касается Шейзара, то крепость обрушилась на ее владельца и его семью, и все они погибли. А в то время происходило празднество обрезания его сына, и семья собралась в доме. И был у него (владельца крепости) конь, которого он любил и с которым почти не расставался. А когда хозяин был /307/ в доме, конь стоял у его ворот, и так было и в этот день.

И началось землетрясение, и люди вскочили, чтобы выбежать из дома. Но когда один вышел из ворот, этот конь лягнул его и убил. И так конь помешал людям выйти, и дом обрушился на них, и они погибли.

И поспешил Нур ад-дин и прибыл в Шейзар, а Тадж ад-Даула ибн Мункыз и его дети погибли. И не спасся из них никто, кроме Хатун, сестры Шамс ал-Мулука и жены Тадж ад-Даула: ее откопали из-под обломков живой. А крепость осталась целой, и ее стены и дома восстановили. А Нур ад-дин спросил сестру Шамс ал-Мулука о гибели ее имущества, и она сказала, что дом обрушился на нее и на всех, и ее откопали, и она ни о чем не знает, а все, что у них было, осталось под облом,ками.

А Шараф ад-Даула Исмаил отсутствовал, а когда прибыл и увидел воочию крепость Шейзар и жену своего брата в таком положении после [прежнего] великолепия, то сочинил касыду, и вот ее начало:

Утро — не лучше вечера.
И говорю я, что ночь тянется долго, кроме ее конца.

Поэт пишет в ней:

О Тадж ад-Даула Хашим! О Абу Тидхан!
О мечта каждого надеющегося!
Если б видел ты воочию крепость Шейзар
И ее женщин, не покрытых покрывалом!
Если б ты мог видеть страшное зрелище
Крепости на следующий день,
В разрушении, где погибло все лучшее!
И посланец не находит к ней пути,
Как будто он идет ночью по страшному месту.

Поэт упоминает в касыде жену своего брата и говорит:

Постигло ее несчастье безвременно,
И посланец не находит к ней пути,
И если б не меч, находившийся от нее справа
То не было бы ей снисхождения.
И гордость ее сменилась смирением,
А величие — унижением.

/308/ И в течение семи лет землетрясения в стране возобновлялись, и в них погибло много людей.

А в этом году (554 г. х. = 1159 г.) отменил справедливый государь Нур ад-дин, а он находился [тогда] в Шейзаре, незаконные [203] налоги и тяготы по всей стране на сумму 150 тысяч динаров. Нур ад-дин достиг примирения с Даххаком ал-Бикаи, переписываясь с ним. А тот был наместником Баалбека и после взятия Дамаска [Нур ад-дином] провозгласил свою независимость. Нур ад-дин не счел нужным осаждать Баалбек ввиду близости франков, и Даххак [по соглашению"] сдал его Нур ад-дину в этом году. И произошла стычка между Нур ад-дином и франками между Табарией и Баниасом; Нур ад-дин нанес им большое поражение в джумада I 552 года (11 июня — 10 июля 1157 г.).

Болезнь Нур ад-дина. Затем Нур ад-дин вернулся в Халеб и, находясь в крепости, заболел в (5)54 году (1159 г.) тяжелой болезнью, но избежал смерти и выздоровел. А в Халебе был его младший брат Нусрат ад-дин Амир Амиран Мухаммад ибн Зенги, и он распространял слухи о смерти Нур ад-дина. И собирал Амир Амиран людей, и привлекал к себе жителей Халеба, и овладел городом, исключая крепость. И ввел шиитский призыв на молитву, добавив к нему следующие /309/ слова: «Да здравствует лучшее из дел! Мухаммад и Али — лучшие из людей». И поэтому примкнули к нему [шииты].

И возникла распря между суннитам и и шиитами, и разграбили шииты медресе Ибн Асруна и прочие дома суннитов. А Асад ад-дин Ширкух был тогда в Химсе. И когда дошло до него известие об этом, направился он в Дамаск, чтобы прекратить [смуту]. А там находился его брат Наджм ад-дин Аййуб. Он не одобрил этого и сказал: «Ты погубишь нас! Будет полезнее, если ты вернешься в Халеб. Если Нур ад-дин жив, то послужи ему в такое время, а если он умер, то я [остаюсь] в Дамаске, а ты поступай, как хочешь».

И он (Асад ад-дин) быстро вернулся в Халеб и нашел Нур ад-дина выздоравливающим. И усадил его у окна, [устроенного] высоко над городом, откуда его могли видеть все люди. А он (Нур ад-дин) был желт лицом от болезни. И людям было сказано: «Это ваш султан». И один из них оказал: «Это не Нур ад-дин, а кто-то другой», подразумевая человека, похожего на него, которому выкрасили лицо желтой краской, чтобы обмануть этим людей.

Когда Амир Амиран удостоверился в выздоровлении своего брата, то вышел из дома, расположенного под крепостью, а в руке его был щит, защищавший его от стрел. И люди отделились от /310/ него. И направился он в Харран и овладел им.

Смута шиитов. И направился Нур ад-дин к кадию Халеба, моему деду, [которого звали] Абу-л-Фадль Хибат Аллах ибн Абу Джарада и которому там принадлежали судейство, проповедь и руководство молитвой. И сказал ему: «Ступай в мечеть, и помолись с людьми, и восстанови прежний призыв к молитве». И дед мой пошел, сел в северной части мечети под минаретом, призвал муэзэинов и приказал им произносить законный азан, согласно положению Абу Ханифы. Они испугались, а он [204] им сказал: «Я хоть и нахожусь ниже вас, но являюсь вам примером». И поднялись муэззины и начали призыв, а под минаретом собралось много простого народа и черни из шиитов.

И кадий встал перед ними и сказал: «О друзья мои! Аллах определил для вашего умиротворения того, кто непорочен, наложен, является знатоком хадисов; того, кто восстановил законный призыв и зажег светоч истинной веры! Ибо государь Нур ад-дин, хвала Аллаху, здоров и указал, что нужно делать, — отказаться от [упоминания в призыве на молитву] праведных халифов!» И они отказались и сказали: <Повинуемся нашему судье!» И муэззины спустились и стали молиться с людьми, и смута утихла.

Когда Нур ад-дин выздоровел, то направился в Харран, а Нусрат ад-дин Амир Амиран бежал /311/ и оставил своих детей в крепости Харрана. И взял ее [Нур ад-дин], и вывел их оттуда, и передал ее (крепость) Зайн ад-дину Али Кучуку, наместнику своего брата Кутб ад-дина. Затем направился в ар-Ракку, а там были дети Амирак-Джандара. А их отец умер, и некоторые из эмиров просили его (Нур ад-дина) оставить детей у них. А он рассердился и сказал: «Разве не лучше им будет, если я возьму их в Харран? Это будет самым моим добрым делом». И забрал он у них детей.

Возвращение франков. И вышел Маджд ад-дин ибн ад-Дайа из Халеба в поход в месяце раджабе (5)55 года (7 июля—5 августа 1160 г.). И встретил Жослена, сына Жослена, и разбил его, и взял его в плен, и поместил его в крепость Халеба. Затем франки совершили набег на область Айнтаба, и захватили туркмен, и увели их овец. Затем повернули, направились в Антиохию, и вышел к ним Маджд ад-дин, и встретил их в ал-Джуме, и разбил их, и убил большое число их, и взял в плен Альфонса второго /312/ с его окружением. И вернулся с ними в Халеб в начале зу-л-хиджжа 556 года (21 ноября — 20 декабря 1161 г.).

И в этом году (558 г. х. = 1162/63 г.) Нур ад-дин назначил Камал ад-дина Абу-л-Фадля Мухаммада ибн аш-Шахразури судьей всего государства своего. И приказал судьям отдельных областей записаться в книги (?) [в качестве] его заместителей, принести ему клятву в этом и дать обет. И происходило это в Дамаске в упомянутом году. Но судья Дамаска Заки ад-дин отказался сделать это и был смещен. И было это предложено моему деду Абу-л-Фадлю в Халебе, и он тоже отказался.

И прибыл Нур ад-дин [в Халеб], а с ним Маджд ад-дин ибн ад-Дайа. И Нур ад-дин призвал [моего деда] в крепость и сказал: «Мы заключили соглашение об этом деле с Камал ад-дином и привели его к присяге. Он — судья страны, и никто, кроме него, а ты — лишь его заместитель». Но [мой дед] отказался и сказал: «Не могу занимать два места!» И были назначены судьями Халеба Мухийа ад-дин Абу Хамид ибн Камал [205] ад-дин и Абу-л-Муфахар абд ал-Гафур ибн Лукман ал-Курди. И это по указанию Маджд ад-дина из-за распри, возникшей между ним и моим дедом.

Затем Нур ад-дин собрал войско в Халебе в году (55) 7-м (1161/62 г.), и направился в Харим, и сражался там. А франки объединились и вышли к нему, и он вызвал их на бой, но они не согласились на это, но смогли договориться с ним о возвращении его в Халеб.

Поражение Нур ад-дина. Затем собрал он войска в 558 году (1162/63 г.), и вторгся в область франков, и расположился в местности под осажденной им крепостью Хисн /313/ ал-Акрад, намереваясь направиться в Триполи. И собрались франки, и вышел с ними румийский император, и вышел он со множеством румийцев. И они решили днем окружить мусульман, не подвергая себя опасности. А в назначенное время они вскочили на коней и, не останавливаясь, приблизились к передовому посту мусульман. А у тех не было сил сопротивляться, и они послали [гонца] к Нур ад-дину, давая ему знать о своем положении.

И франки атаковали их и оттеснили, и мусульмане не удержались и, разбитые, вернулись к Нур ад-дину, а франки шли следом за ними. И все они достигли войска Нур ад-дина, и мусульмане были не в состоянии сесть на коней и взять оружие, так что франки смешались с ними, и убивали их, и брали в плен, и многих убили или пленили.

А их император был сильнейшим из ник в борьбе с мусульманами, и при нем остался лишь один соратник, и они направились к шатру Нур ад-дина. А тот вскочил на коня и спасся бы благодаря его быстроте, если бы не железная цепь на ноге коня, [стесняющая его движение]. И вбежал слуга из курдов /314/ пожертвовал собою за него, обрубив цепь, и Нур ад-дин спасся, а курд был убит. А Нур ад-дин был милостив к его (курда) потомкам и основал для них вакфы.

И достиг Нур ад-дин в своем бегстве озера Кадис, и между ним и полем битвы было около четырех фарсахов, и те, кто спасся из войска, объединились вокруг него. И сказал ему один из них: «Лучше бы нам уйти, а то франки могут достичь нас и напасть, тогда как мы находимся в столь бедственном положении». И Нур ад-дин сделал ему выговор и заставил замолчать, сказав: «Если бы была у меня тысяча всадников, клянусь Аллахом, я бы встретился с ними, а не отсиживался бы под крышей, пока не отомстил бы за себя и ислам!»

Усердие Нур ад-дина. И послал он в Халеб и Дамаск за подкреплением, и прибыли [оттуда] деньги, шатры, одежда, оружие и кони. И раздал он все это воинам вместо того, что они потеряли при поражении, поверив им на слово. И войско его не казалось более разбитым и понесшим какой-то ущерб. А детям каждого, кто был убит, Нур ад-дня передал икта их отцов.

И когда соратники Нур ад-дина увидели, сколь велики его [206] расходы, один из них, злоязычный, сказал: «Твое государство обременено таким количеством выдач, пожертвований и вакфов в пользу факихов, бедных, чтецов [Корана], суфиев и прочих, что было бы правильнее употребить их на жалованье войску». И Нур ад-дин рассердился на это и сказал: «Клянусь Аллахом, я не надеюсь победить без их молитв, ибо в Коране сказано: “Это вашим беднякам вы обязаны милостью бога и вашей победой!" Разве не будет грехом, если я прекращу молитвы за людей, сражающихся за меня, чьи стрелы летят точно в цель, тогда как я сплю на своем ложе? Для этих людей предназначена доля в моей казне, нельзя мне отдать ее кому-то помимо них!»

/315/ И говорили, что Бурхан ад-дин ал-Балхи сказал Нур ад-дину: «Как вы можете надеяться на победу, когда ваши воины пристрастились к вину, а лагерь наполнен бьющими в барабаны и играющими на свирели? Нет, вы не победите, клянусь Аллаком!» И когда Нур ад-дин услышал его слова, он решил покаяться перед Алладом. И сорвал с себя свое обычное платье и стал носить грубую одежду. И отменил все, что оставалось еще в его стране из десятины, незаконных налогов и податей, и старался искоренить преступления.

И написал аскетам и подвижникам своей страны, чтобы они, зная о тяготах, претерпеваемых мусульманами-воинами, возносили за них молитвы и побуждали мусульман к священной войне. Он обратился также к мусульманским государям, прося у них помощи и подкрепления. Он воздерживался от плотских наслаждений.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.