Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

Борьба с франками и румийцами

И направился Сайф ад-дин Сувар в 530 году (1135/36 г.) с отрядом туркмен, достигавшим тред тысяч, в область ал-Лазикии и напал на франков врасплох, ибо их меры предосторожности были недостаточны. И вернулись они (туркмены), и с ними более чем семь тысяч пленных /261/ — мужчин, женщин, юношей и девушек — и сто тысяч голов крупного рогатого скота, овец, коней и ослов. Говорили, что они разграбили сотню селений и наводнили Халеб пленными и скотом. И разбогатели мусульмане благодаря доставленной им добыче.

И прибыл атабек Зенги из Мосула в Халеб 24 рамадана 531 года (15 июня 1137 г.). А Салах ад-дина он отправил впереди себя, и тот расположился лагерем под Химсом. Атабек же направился в Хаму, а в праздник прекращения поста снова [185] вышел в путь. Он взял с собой из Халеба 500 человек для осады Химса. И направился атабек из Хамы в Химс в шаввале (531 г. х. = 22 июня — 20 июля 1137 г.), а Химсом правил Анар от имени правителя Дамаска, и Зенги осаждал город некоторое время.

И выступили франки, надеясь взять Хнмс и убить Зенги. А он отошел от Химса и встретил их под крепостью Барин. И передовые отряды войска Зенги во главе с Сувар и разбили франков, множество их перебили и взяли в плен — убито было более двух тысяч, и лишь малое число спаслось.

/262/ И подошел [Зенги] к Барину, где правителем был граф Анжу, король Иерусалима, и при помощи десяти катапульт осаждал его днем и ночью. Затем в конце зу-л-када (531 г. х.= 21 июля — 19 августа 1137 г.) было заключено соглашение о сдаче Барина при условии разрушения крепости. И Зенги наградил ее правителя и отпустил его, и франки ушли из нее, и принял ее Зенги и вернулся в Халеб. И был упрочен мир между атабеком и правителем Дамаска.

И взял атабек себе в жены Хатун, дочь Джанах ад-Даула Хусайна, при содействии имама Бурхан ад-дина ал-Балхи и привез ее в Халеб в этом же году (1137 г.).

И вышел в этом году император Рума Калиани из Константинополя со своим войском и вошел в Антиохию, чему противились франки по милости всевышнего Аллаха. И находился там, пока не прибыл его флот со снаряжением, провиантом и деньгами. Леван, сын Рубала, правитель пограничной, области, вызвал гнев императора своими большими завоеваниями. А жители Халеба испугались его и поспешили укрепить город и восстановить его рвы. И вошел император /263/ страну Левана и покорил ее всю. И предстал Леван перед ним в замешательстве, и тот сказал ему: «Ты — между франками и тюрками, и это положение не подобает тебе» — и направил его в Константинополь, а сам всю зиму находился в Айн Зарбе, Адане и на границах. А по возвращении своем из Антиохии в область Баграса 22 зу-л-хиджжа (5)31 года (10 сентября 1137 г.) [император] послал своего посла к Зенги. А Сувар победил многочисленный отряд [императора], [многих] перебил, многих пленил и с пленными вошел в Халеб.

И явился посол к Зенги, направлявшемуся на юг, а [Зенги] отпустил его и послал с ним хаджиба Хасана с дарами румийскому императору — гепардами, одеждами и соколами. Хасан вернулся к атабеку с послом от императора, сообщившим Зенги, что император занят покорением страны Левана.

И направился Зенги в Хаму, и оттуда прибыл к Химсу, и напал на него. Затем в середине мухаррама (5)32 года (19 сентября — 18 октября 1137 г.) вышел оттуда, и прибыл в Баалбек, и взял с него подать. И направился в область Бикаа, и овладел крепостью ал-Мадждал, где /264/ находился, гарнизон из дамаскинцев. И подчинился ему Ибрахим ибн Таргут, наместник Баниаса. [186]

А зиму атабек Зенги провел в области Дамаска. И прибыл к нему посол от халифа ал-Муктафи и султана Масуда с инвеститурой (ташриф). Затем атабек покинул эту область в месяце раби II (532 г. х. = 17 декабря 1137—14 января 1138 г.) и вернулся в Хаму. Оттуда он направился в Химс, и разбил лагерь вблизи города, и отрядил пехотинцев из Халеба для осады его (Химса), собрав таким образом большое войско. Он напал на город, и разбил его жителей, и получил с них большую дань.

А франки нарушили соглашение относительно Халеба, заключенное между ними и Зенги, поступив вероломно, и схватили в Антиохии купцов и путешественников из жителей Халеба в джумада I этого года (532 г. х.=15 января—13 февраля 1138 г.). И это после всех милостей Зенги им и благодеяний по отношению к их вождям, когда Аллах даровал ему победу над ними. Затем франки соединили свои силы с войском румийского императора Калиани.

Выступление румийцев. А румийский император появился внезапно на пути из города Балата в четверг, день великого поста христиан.

А в воскресенье, праздничный день христиан, а это 21-го числа месяца раджаба (532 г. х.=10 апреля 1138 г.), он расположился лагерем под крепостью Бузаа. Его конница быстро распространилась по окрестностям Бузаа, но Аллаос был милостив к мусульманам, ибо к ним прибыл человек из неверных тюрок с отрядом; они служили в войске румийцев и заблудились. Тюрки таким образом выказали свою преданность исламу и предупредили жителей Халеба о [наступлении] румийцев. /265/ И люди насторожились, и приняли необходимые меры, и написали об этом атабеку Зенги. Он получил их известие, находясь в Химсе, и тотчас направил эмира Сайф ад-дина Сувара, халебцев-пехотинцев и 500 конников с четырьмя эмирами-военачальниками, среди которых был Зайн ад-дин Али Кучук, и это подняло дух жителей Халеба. Подкрепление прибыло в Халеб 27 раджаба (532 г. х. = 16 апреля 1138 г.).

А что касается румийцев, то они осадили крепость Бузаа и сражались за нее семь дней, и мусульмане пали духом. А крепость была тогда под властью женщины, и сдали ее мусульмане румийцам под гарантию безопасности, получив от них заверения и клятвы. Но те обманули их и взяли в плен более 6 тысяч жителей Бузаа. А император десять дней находился в местности ал-Вади, где окуривал пещеры ал-Баба, в которых спасались жители, и они погибли от дыма.

Осада Халеба. Затем император отправился в путь и в среду 5 шабана (532 г. х. = 18 апреля 1138 г.) прибыл на землю ан-Науры, затем в четверг 6 шабана (19 апреля 1138 г.) вышел оттуда, а с ним были Раймонд, князь Антиохии, и сын Жослена.

И прибыл он к Халебу, и разбил свой лагерь к югу от него, на реке Кувайк, в местности ас-Сади, и напал на Халеб во [187] вторник со стороны ал-Ганам (Овечья башня). И вышло против румийцев ополчение Халеба, и сражалось с ними, и победило их. И был убит у румийцев один их военачальник, и они вернулись в свой лагерь без успеха.

/266/ И вышли они (румийцы) в среду 8 шабана (532 г. х. = 21 апреля 1138 г.) и направились в Силду. А мусульманский гарнизон, находившийся в крепости ал-Асариб, испугался их и бежал из нее в четверг 9 шабана, а свои хранилища сжег. И узнали об этом румийцы, сразу же послали отряд вместе с некоторым числом франков и с пленными, [взятыми] ими при Бузаа и ал-Вади, и овладели они крепостью, а пленных разместили в ее рвах и дворах. Но некоторые из них бежали в Халеб и дали знать о случившемся эмиру Сайф ад-дину Сувару ибн Айтагину; а румийцы в это время ушли из ал-Асариба.

Сувар выступил против них с частью войска и достиг рано утром врагов, которые после восхода солнца рассеялись. И ударил он по ним и освободил всех пленных, за исключением малого их числа. А тех, кто ослабел, посадили позади своих всадников, причем сам Сувар взял с собою детей, посадив их перед собою и позади себя. И прибыл с ними в Халеб, а в плену остались лишь немногие. И прибыл он с ними в Халеб в субботу 11 шабана (532 г. х.=24 апреля 1138 г.), и возрадовались жители Халеба великой радостью. А атабек направился из Химса в Хаму, затем в Саламию.

/267/ А румийский император направился в область Мааррат ан-Нуман, а оттуда в понедельник 13 шабана (532 г. х.= 26 апреля 1138 г.) — в сторону Шейзара. И расположилось [его войско] под Кафартабом и действовало при помощи осадных машин, и в середине шабана жители сдали его.

А жители ал-Джисра бежали и оставили его пустым. И прибыли к нему румийцы, и расположились в нем, и направились оттуда к Шейзару в четверг 16 шабана (532 г. х. = 29 апреля 1138 г.). Их армия состояла из ста тысяч конников и ста тысяч пехоты, а с ними провиант и оружие; сосчитать все это не мог никто, кроме Аллаха. И расположились они в ар-Рабии, господствующей над областью Шейзара, и находились там остаток этого дня и в пятницу до конца дня.

И когда румийцы вскочили на коней и напали на город, то жители его стали им сопротивляться. И был ранен Абу Мурхаф Наср ибн Мункыз и умер в рамадане (532 г. х. = 13 мая—11 июня 1138 г.) от этой своей раны.

Бегство румийцев. Румийцы потерпели поражение и ушли. А правитель Антиохии расположился в мечети Саммуна, а Жослен — в молельне. А в субботу прибыл император и поднялся на гору, расположенную против крепости Шейзар и называемую Джирджис. И поставил на горе 18 осадных машин, а против крепости четыре другие преграждали доступ жителям Шейзара к воде.

И длилась битва десять дней, и жители Шейзара терпели [188] великую муку. Затем румийцы ограничились обстрелом из осадных машин, но оставались там до субботы 9-го числа месяца рамадана (532 г. х. = 21 мая 1138 г.) /268/ А когда им стало известно, что Кара Арслан ибн Давуд ибн Сукман ибн Артук перешел Евфрат с большим войском, превышающим 50 тысяч туркмен и прочих, то они сожгли свои осадные машины и ушли от Шейзара. Но большие метательные машины уцелели, и атабек после их ухода [перевез их] и поместил в крепость Халеба. И, таким образом, румийцы ушли после того, как много раз нападали на предместье Шейзара, а мусульмане изгоняли их оттуда.

И прибыл Садах ад-дин из Хамы [в Шейзар] в субботу 9-го этого месяца (21 мая 1138 г.), и дошло до него известие, что франки бежали из Кафартаба, и направился он туда и овладел им. И прибыл атабек (Зенги) в воскресенье 10-го [числа того же] месяца (22 мая 1138 г.), и направился в понедельник к ал-Джисру, и обнаружил, что франки в полночь бежали оттуда. Жители этого места, (которые бежали при виде врага), спустились туда с Абу Кубайса, но им не было позволено здесь оставаться.

Румийский император двинулся через теснины Афамии в направлении Антиохии и потребовал у франков передачи ее ему, но те не отдали Антиохии, и он ушел оттуда в свою страну. А атабек направил им вдогонку отряд для нападений на них. Во время всех этих событий атабек не посылал за Кара Арсланом ибн Давудом и не объединился с ним, но направил ему приказ вернуться к отцу, ибо он (Ибн Давуд) был более не нужен атабеку. А сам полностью прекратил преследование румийцев и вступил в область Химса и написал Шихаб ад-дину Махмуду ибн Бури, требуя сдачи [города] /269/ И ходили посланцы от одного к другому, ведя переговоры о сдаче атабеку Химса, и о передаче взамен наместнику Анару Барина, ал-Лакма и восточной крепости, и о женитьбе атабека на матери [Махмуда] Зумурруд Хатун, дочери Джавали (Сакавака?), и о женитьбе Махмуда на дочери атабека. И атабеку был передан Химс, а дамаскинцам — упомянутые крепости.

И направилась Зумурруд Хатун из своего дома в войско Зенги с его соратниками, назначенными для сопровождения ее к нему, в конце месяца рамадана (5)32 года (13 мая — 11 июня 1138 г.). И собрались у него посол от халифа ал-Муктафи, облачивший его в почетные одежды, привезенные для него, посол султана и послы из Египта, Рума и Дамаска.

И вышел атабек из Химса и направился в Халеб, затем двинулся к Бузаа, и овладел им во вторник 19 мухаррама 533 года (26 сентября 1138 г.), и перебил всех его жителей на могиле Шараф ад-Даула Муслима ибн Курайша, которому (при наступлении на этот город) в глаз попала стрела, и он погиб. /270/ А [Зенги] вернулся оттуда в Халеб, затем направился в ал-Асариб и завоевал его 3 сафара (533 г. х .= 10 октября 1138 г.). [189]

Последствия землетрясения. А в четверг 13 сафара (533 г.х. = 20 октября 1138 г.) произошло сильное землетрясение, затем последовало другое, затем оно стало непрерывным. И люди бежали из Халеба в его окрестности, а камни стен падали на дорогу, и люди слышали сильный гул. И был разрушен ал-Асариб, и погибло в нем 600 мусульман, а спасся лишь наместник с небольшим числом [людей]. И разрушены были в большей части области Шейха [ад-Дайр], Телль Амара, Телль Халида и Зарданы. И было видно, как земля расходилась волнами, а камни на ней подпрыгивали, как пшеница в решете.

А в Халебе было разрушено много домов, и рассыпался вал, и колебались стены крепости. И атабек отправился на восток, и достиг крепости (?), и взял ее, и оттуда двинулся в крепость (?), а затем в Мосул.

/271/ И продолжались землетрясения до шаввала (533 г. х.= 1 — 29 июня 1139 г.), и говорили, что их число — 80. А в (5)32 году (1137/38 г.) атабек решил отобрать у халебцев то имущество, которое было приобретено [ими] со времен Ридвана до последних дней Иль-Гази, но затем [ограничился] обложением их налогом в 10 тысяч динаров, а выплачена была из этого тысяча динаров. Но произошло это землетрясение, и атабек бежал босым из крепости на площадь и отменил этот налог.

И в этом году (533 г. х.) Сувар боролся с франками и захватил добычу в их области, но [франки] его догнали и отняли то, что он унес. И были разбиты мусульмане, и добыча досталась франкам, и они взяли в плен 2200 конников, в том числе правителя Кахфа — Ибн Амруна. А он (Ибн Амрун) еще ранее сдал Кахф батинитам.

А в месяце рамадане этого года (533 г. х. = 2 —31 мая 1139 г.) усилились раздоры между атабеком и Тимурташем. Атабек Зенги расположился лагерем под Дарой, осадил ее и завоевал в шаввале (533 г. х. = 1—29 июня 1139 г.). И взял он Рас ал-Айн, Джабал Джур и Зу-л-Карнайн. И умер Саутегин ал-КурДжи в Харране, и послал атабек Зенги [войско] и взял город.

/272/ Убийство Махмуда. И был убит на своем ложе Шихаб ад-дин Махмуд ибн Тадж ал-Мулук в ночь на пятницу 23 шаввала этого года (533 г. х. = 23 июня 1139 г.). И убили его ал-Багаш, евнух Йусуф и [другой] слуга, те, кого он приблизил и отличил.

И направил Анар [посланца] к Мужаммаду, своему брату, правителю Баалбека, и посадил его на место Шихаб ад-дина, а другого своего брата, Бахрам-шаха, направил в Халеб и далее на восток — к атабеку Зенги. И узнала об этом его (Махмуда) мать Зумурруд Хатун и обратилась к своему супругу Зенги, а он был в Мосуле, призывая его отомстить за ее сына, требуя прибытия супруга. И выступил он, послав впереди себя эмира-хаджиба Садах ад-дина, и направился в Хаму.

Зенги перешел Евфрат, и прибыл в ан-Науру, а затем в Халеб, [190] и направился в Хаму 7 зу-л-хиджжа (534 г. х. =  24 июля 1140 г.) (Явная неточность в датировке.— Примеч. пер.). [Затем] направился в Химс, затем в Баалбек, и осадил его 1 мухаррама 534 года (28 августа 1139 г.), и обстреливал его из осадных машин до тех пор, пока не завоевал в понедельник 14 сафара (534 г. х. = 10 октября 1139 г.). /273/ И завоевал он крепость в четверг 25 сафара (534 г. х. = 21 октября 1139 г.) и находился в ней до половины месяца раби II (534 г. х. = 25 ноября — 23 декабря 1139 г.). И дал клятву жителям крепости на Коране, обещая им безопасность и возможность выйти [из нее]. А когда они сдались, поступил с ними вероломно: содрал кожу с командующего крепостью (валия), а остальных повесил, а их было 37 человек; он поступил вероломно и с женщинами, взяв их в плен.

Смерть Мухаммада ибн Бури. А в середине раби II (534 г. х. = 25 ноября — 23 декабря 1139 г.) Зенги направился к Дамаску для его осады. Он расположил свой лагерь в Дарайе и начал наступление на город. В то же время он предложил Мухаммаду ибн Бури сдать Дамаск, обещая передать ему взамен Баалбек и Химс или другой город по его желанию. Мухаммад готов был заключить такое соглашение, но его приближенные воспрепятствовали этому, устрашив его возможным предательством Зенги.

Мухаммад ибн Бури умер 8 шабана (534 г. х. = 29 марта 1140 г.); ему наследовал его сын Адаб ад-Даула Абак.

Походы франков. А Анар призывал франков себе на помощь, обещая передать им Баниас, которым правил Ибраким ибн Таргут, и франки согласились на это. Атабек, [узнав о соглашении], выехал из /274/ Дамаска 5-го числа месяца рамадана (534 г. х. = 24 апреля 1140 г.) навстречу франкам, если они захотят приблизиться к нему. Он дошел до Бусры и Сархада, в области Хаурана, и находился там некоторое время, затем вернулся в Гуту, где сжег несколько селений, и расположился лагерем в Азре.

Тем временем подошли франки и расположились в ал-Майдане. Атабек тогда ушел в область Химса. А Раймонд, правитель Антиохии, захватил в плен Ибрахима ибн Таргута, правителя Баниаса, и убил его. И прибыл к Бавиасу Муин ад-дин Анар, и осадил его, и взял, и передал франкам.

[Зумурруд] Хатун возвратилась в Халеб 20 раби I (534 г. х. = 14 ноября 1139 г.). А атабек вернулся в Халеб 24 джумада I (534 г. х. = 16 января 1140 г.). Он заключил мир с Абаком при том условии, что в мечетях Дамаска в хутбе будет упоминаться Зенги.

Кадий Халеба Абу-л-Ганам Мухаммад ибн Абу Джарада умер в месяце раби II 534 года (25 ноября — 23 декабря 1139 г.). И назначил атабек судьей Халеба его сына [по имени] Абу-л-Фадль Хибат Аллах ибн Мухаммад ибн Абу Джарада. [191]

И когда Зенги призвал его для назначения, то сказал ему:

«Теперь я снял с себя это дело и поручил его тебе, и необходимо, чтобы /275/ ты боялся Аллаха и примирял враждебные стороны таким образом» — и крепко сжал свои пальцы.

И свирепствовали туркмены, и причиняли вред сельским местностям, и в их набегах доходили до областей франков, и те (жители?) направили к атабеку посла с их жалобами. Но он ничего не добился, а на обратном пути его встретила группа туркмен и убила. Тогда франки совершили набег на Халеб и забрали в плен несчетное число арабов и туркмен.

И вернулся атабек в году (5) 36-м (1141/42 г.) к жителям Халеба, чтобы взять налог, который он установил с их имущества, и направил к ним Али ал-Фувати ал-Аджами, и тот силой заставлял людей его вносить. И умер в Халебе Ибн Шакарат, и его имущество отошло в казну. И были возвращены людям [те суммы] налога с их имущества, которые взыскал с них [Али ал-Фувати].

А франки в 536 году совершили набег на область Сармина, разрушали и грабили, затем ушли в Джабал Суммак. И таким же образом поступили с Кафартабом, а затем разделились. Туркмены, во главе которых был Алам ад-дин ибн Сайф ад-дин Сувар, совершили поход до ворот Антиохии, и вернулись они с богатой добычей.

А тюрк Ладжа, ушедший из Дамаска на службу к Зенги, также совершил поход в область франков в джумада (II) этого года (536 г. х.= 1—29 января 1142 г.), и гнал, и брал в плен, и убивал. И говорили, что число убитых им составляло 700 человек.

/276/ А в этом году (538 г. х.= 1143/44 г.) возникло сильное разногласие между атабеком Зенги и Кара Арсланом ибн Давудом ибн Сукманом из-за области Бахмарда. И встретились они, и разбил атабек Кара Арслана, и завоевал Бахмард, и вернулся в Джазиру, а затем в Мосул, и провел там зиму. И в этом же году был заключен мир между атабеком и Артукидами, и прибыли их дети на службу к Зенги, затем вернулись [в Джазиру].

А 5 шабана (538 г. х. = 12 февраля 1144 г.) умер везйр атабека Дийа ад-дин ибн ал-Кафартуси, и стал везиром вместо него Абу Рида ибн Садака, затем [Зенги] сместил его в (5)38 году (1143/44 г.).

А Сувар в месяце рамадане (538 г. х. = 8 марта — 6 апреля 1144 г.) направился [с туркменами] в область Антиохии. Около ал-Джисра они заметили большое скопище франков и разбитые ими шатры. Туркмены перешли там вброд Оронт, и разбили их всех, и убили тех, кто был в шатрах, и грабили, и брали в плен, и вернулись в Халеб с большой добычей, пленными и головами убитых.

И завоевал атабек крепость Ашиб, славившуюся своей неприступностью, 23-го /277/ месяца рамадана (5)37 года (11 апреля [192] 1143 г.). И вышел правитель Антиохии [со своим войском] в долину Бузаа, и вышел Сувар и заставил франков повернуть в северную область. И встретились Сувар и Жослен на виду у своих войск и пришли к соглашению о мире.

А в 538 году (1143/44 г.) атабек овладел крепостью Анирун, а после нее — крепостью Хизан, а также отнял у франков Джумлин, ал-Муваззар, Телль Мавзан и другие крепости. И вышло войско Халеба и одержало победу над большим отрядом из купцов, и воинов, /278/ и прочих, которые вышли из Антиохии и направлялись через области франков [в Европу] с большими богатствами, верховыми животными и товарами. Отряды Халеба обрушились на них, и перебили всех всадников из франков, сопровождавших их [в качестве] охраны, и взяли все, что было с ними, и вернулись в Халеб. И это произошло в джумада I этого года (538 г. х.=11 ноября—10 декабря 1143 г.).

А в среду 25 зу-л-када (538 г. х. = 30 мая 1144 г.) всадники-туркмены, вышедшие из области Халеба, напали на всадников, вышедших из Басута, и перебили их всех. А правителя Басута взяли в плен, и прибыли с ним в Халеб, и передали его Сувару, а он заковал его в цепи.

И сместил атабек своего везира Джалал ад-дина Абу-р-Риду в Мосуле и сделал везиром Абу-л-Ганаима Хабаши ибн Мухаммада ал-Хилли.

Завоевание ар-Рухи. А атабек не переставал думать о завоевании ар-Рухи и стремился к этому. Однажды он узнал, что Жослен, ее правитель, вышел из нее с большей частью своего войска — /279/ а это было в 539 году (1144/45 г.) — по неотложному делу. И атабек поспешил расположиться перед ней лагерем с большим войском и написал туркменам, призывая их к себе. Они явились сюда во множестве.

И окружили мусульмане ар-Руху со всех сторон, и препятствовали доставке туда провианта и прочего, и установили осадные машины. А халебцы начали в нескольких местах делать подкопы со знанием этого дела, пока не дошли до оснований башен стены. И привязали к ним куски дерева, и стали просить у атабека позволения зажечь их. Он сам спустился в подкоп и осмотрел его, затем дал разрешение, и они подожгли [дерево], и стена тотчас упала.

И мусульмане ворвались в город, и овладели им в субботу 16 джумада II (539 г. х.=14 декабря 1144 г.), и начали грабить, убивать и брать в плен, забрав большую добычу. Затем атабек приказал прекратить избиение жителей ар-Рухи и отпустить их пленных и приказал мусульманам хорошо обращаться с ее жителями. И начал восстанавливать то, что было в ней разрушено.

А раис Харрана Джамал ад-дин Абу-л-Маали Фадль Аллах ибн Махан был тем, кто постоянно побуждал атабека овладеть ею и облегчил ему это дело. /280/ И была обнаружена на стороне михраба (мечети ар-Рухи) надпись: [193]

Пробуждаюсь утром, свободный от гнета,
Гордый тем, что вернулся к своим знаменам и кафедре.
Приближаюсь к справедливости, являющейся моим украшением,

Отдалившись от преступлений и дурных дел,
Чистый во всех своих намерениях.
Это Джамал ад-дину
Я обязан этим очищением.

И дошло это до раиса Харрана, и он приказал стереть имя «Джамал ад-дин» и вписать «Имад ад-дин». Зенги, узнав об этом, сказал: «Поэт, [написавший это], прав. Если бы не Джамал ад-дин, мы не пришли бы сюда». И приказал своим наместникам уменьшить лежавшее на них (жителях ар-Рухи) бремя хараджа и брать его впредь сообразно урожаю.

Затем направился [Зенги] в Сарудж и завоевал его, и франки бежали оттуда, затем вышел, и подошел в этом году (539 г. х. = 1144/45 г.) к ал-Бире, и осадил ее в этом же году.

Убийство Джакара. И пришло известие из Мосула, что убит Насир ад-дин Джакар, наместник Зенги в Мосуле. И Зенги, опасаясь за Мосул, покинул ал-Биру, хотя и намеревался взять ее, /281/ и двигался, пока не прибыл в Мосул. И схватил он Фарханшаха, сына султана [Махмуда], который убил Джакара и стремился овладеть Мосулом, и убил его, [мстя] за кровь Джакара. А в Мосул на его место назначил эмира Зайн ад-дина Али Кучука.

Затем начал Зенги подготовку и сбор [войск] и добился, что осадных машин и оружия в начале 540 года (1145 г.) изготовили больше, и воинам стало ясно, что все это — для священной войны. И некоторые из них говорили: «Воистину он стремится разбить лагерь под Дамаском». И была в Баалбеке осадная машина, и была она перенесена в Химс в шабане этого года (540 г. х. = 17 января — 14 февраля 1146 г.). И другие говорили:

«Воистину Зенги отказывается от джихада в этом году по наущению армян из ар-Рухи, которые имеют сношения с франками, и стремятся привлечь к этому живущих там мусульман, и осведомляют франков о положении мусульман». И направился туда атабек из Мосула, и тем, кто стремился к смуте, отплатил смертью, и распял их.

Убийство Имад ад-дина Зенги, шахида

И отправился он [из ар-Рухи] и прибыл под крепость Джабар, в Мардж (Бурдж?) аш-Шарки, во вторник 3 зу-л-хиджжа (540 г. х. = 17 мая 1146 г.). И находился там до середины ночи на воскресенье 6-го дня месяца раби II 541 года (15 сентября 1146 г.). И убил его слуга Ярункаш, которому он пригрозил днем, и тот испугался и убил его ночью, на ложе.

/282/ И говорили: «Воистину он пил и уснул, а проснувшись, увидел, что Ярункаш с другими слугами пьют его оставшееся [194] вино. И Зенг.и пригрозил им и снова уснул, а они решили его» убить». И сошел Ярункаш в нижнюю часть крепости и крикнул ее обитателям: «Держите меня, а то я убью атабека!» И ему сказали: «Да проклянет тебя Аллах! Ибо, убив его, ты погубишь всех мусульман».

И атабек осадил крепость Джабар, и там стало не хватать воды, и посланцы ее правителя Али ибн Малика вели об этом переговоры с атабеком. И Али ибн Малик предложил вручить ему 30 тысяч динаров [за возможность] выйти из крепости, [чтобы достать воды], и атабек согласился на это. И прибыл [в крепость] посланец [атабека], и стал [Али ибн Малик] собирать требуемое золото, вплоть до того, что вырвал серьги из ушей своей сестры. И оказал одному из своих приближенных в присутствии посланца: «Поезжай на своем коне, приблизься к котлу ал-Йуханна, напои [коня] и сообщи об этом мне». Это было сделано, и конь испил жижу ал-Йуханна, и стало ясно, что воды там мало. Посланец Зенги был смущен и стал на сторону Али ибн Малика, не считая возможным брать выкуп, и не знал, как ему поступить.

А в крепости при нем (Али) был дикий бык. И одолела его жажда, и стал он подниматься по ступенькам минарета, пока не достиг самого верха. И поднял он свою голову к небу и громко замычал, /283/ и Аллах послал тучу, которая покрыла тенью крепость. И полил дождь, не прекращаясь, пока не утолил общую жажду.

И вышел Хассан ал-Баалбаки, правитель Манбиджа, в нижнюю часть крепости, и позвал Али ибн Малика, и сказал ему:

«О эмир Али! Кто освободил тебя от атабека?» И сказал ему [Али]: «О разумный! Меня освободил тот, кто освободил тебя из плена у Балака», то есть вспомнил о случае, когда у Манбиджа был убит Балак, а Хассан оказался на свободе. И он сказал правду во имя Аллаха, и это все, что мы хотели о нем сказать.

А мой отец — да будет милостив к нему Аллах—сообщил мне, что страж атабека был при нем в ту ночь, когда он был убит, в таких двух стихах:

О спящий ночью, радостной в ее начале!
Воистину на заре произошли такие события!

Не будем считать приятной ночь с приятным началом,
Ибо часто в конце ночи вспыхивает огонь [зла].

А атабек был очень могуществен, обладал достоинствами и властностью. И говорили, что, когда страж издавал крик за Иракскими воротами, атабек спускался из крепости. А когда он ехал верхом, войско шло за ним как бы между двумя нитями, опасаясь повредить что-либо из посевов. И ни один воин не осмеливался из страха перед ним наступить на какой-либо корень или провести по нему коня. И ни один из его воинов не осмеливался взять /284/ у феллаха связку соломы иначе чем по [195] ее цене или по письму из дивана к раису селения. А если кто-либо преступал это [запрещение], то его распинали.

И говорил атабек: «Не хочу, чтобы [на свете] было больше на одного притеснителя», имея в виду себя. И возделана была земля в его времена после ее запустения, и [воцарилась] безопасность после страха, и прекратились распри. И поручал он должности наместников и управителей жителям Харрана. И запретил притеснение, принудительный, труд и тяготы по отношению к подданным. Все это рассказывали о нем жители Харрана, а что касается феллахов Халеба, то они говорили о нем противоположное этому.

И были цены в том году, в котором он умер (541 г. х. = 1146 г.), достаточно низки: пшеница — 6 маккуков за динар; ячмень — 12 маккуков за динар, чечевица — /285/ 4 маккука за динар, а гороха — 5 маккуков за динар, а хлопка — 60 ратлей за динар, а этот динар—тот, что ввел атабек: «зерновой динар», содержащий 50 бумажных ассигнаций. А эта дешевизна объяснялась малой численностью населения.

А когда Имад ад-дин Зенги был убит, войска его разделились. И сделало войско Халеба [своим предводителем] его сына Нур ад-дина Абу-л-Касима Махмуда ибн Зенги. И оно овладело Халебом и поставило Нур ад-дина его правителем. А перед тем как отправиться в Халеб, Нур ад-дин взял с пальца [своего отца] перстень с печатью. А войско Мосула направилось с Сайф ад-дином Гази в Мосул и овладело им.

А атабека оставили в одиночестве, и вышли к нему люди из его приближенных и омыли ему голову из кувшина. /286/ И погребли его у ворот машхада Али — мир ему! — по соседству с шахидами из его сподвижников — да будет доволен ими Аллах! А сыновья его возвели над [гробницей] купол, и он остается там и до сего дня.

/287-288/ ХАЛЕБ В ПРАВЛЕНИЕ МАЛИКА АДИЛЯ АБУ-Л-КАСИМА НУР АД-ДИНА МАХМУДА ИБН ЗЕНГИ, ШАХИДА

/289/ Правление Нур ад-дина в Сирии

Овладение Халебом. И вступил Малик Адиль Абу-л-Касим Нур ад-дин Махмуд ибн Зенги ибн Ак-Сункур на трон Халеба в месяце раби II во вторник 13-го числа 541 года (22 сентября 1146 г.). И прибыл к нему Салаос ад-дин ал-Ягысьяни управлять его делами и охранять его /290/ власть.

А в это время Жослен франкский подстрекал жителей ар-Рухи, в том числе армян, к восстанию и сдаче ему города. И они согласились на это, и он договорился о дне своего прибытия [197] к [ар-Рухе]. И он явился туда и овладел городом, но крепость сопротивлялась, и он начал против нее борьбу.

И дошло известие о случившемся до Нур ад-дина Махмуда ибн Зенги, а он был в Халебе. И он прибыл к ар-Рухе со своим войском, а Жослен бежал в свои владения. И вошел Нур ад-дин в ар-Руху, и грабил ее, и забрал в плен дочти всех ее жителей, за исключением небольшого числа оставшихся в городе.

И Нур ад-дин послал в дар Зайн ад-дину Али Кучуку, наместнику его отца в Мосуле, некоторое число пленников, и среди них—одну рабыню. И когда тот увидел ее, то вошел к ней. А выйдя от нее, совершил омовение и сказал тем, кто был с ним: «Знаете ли, что со мной произошло сегодня?» Сказали:

«Нет». И сказал он: «Когда мы с шахидом завоевали ар-Руху, из добычи в мои руки попала прекрасная рабыня, поразившая меня своей красотой, и сердце мое склонилось к ней. Но через некоторое время /291/ шахид отдал приказ вернуть награбленное имущество и пленных. И я со страхом и благоговением вернул ее, а сердце мое стремилось к ней. И вот теперь, когда прибыл ко мне дар Нур ад-дина, а с ним несколько рабынь, а среди них — она, то я приблизился к ней, боясь, чтобы не случилось того же, что в прошлый раз».

Франки. И обратил Нур ад-дин — да будет милостив к нему Аллах! — весь свой пыл на священную войну, и вошел в 542 году (1147/48 г.) в область франков, и завоевал Артах, и разграбил его, и завоевал крепости Мабулу, Басарфус, Кафарласу и Хаб.

А франки после убийства его отца (Имад ад-дина) стремились [к захвату], полагая, что вернут себе то, что взял он у них. Но, увидев столь большое рвение Нур ад-дина в начале его предприятия, они поняли, что далеки от исполнения своих надежд.

И выступил германский император и расположился лагерем под Дамаском в 543 году (1148/49 г.), и вышли на помощь [Дамаску] Сайф ад-дин Гази из Мосула и Нур ад-дин Махмуд [из Халеба] и прибыли в Химс. /292/ Затем Нур ад-дин направился в Баалбек и объединил там [свои войска с войском] Муин ад-дина Анара. И ушел германский император от Дамаска, а с ним сын Альфонса, дед которого взял Триполи у мусульман. А этот сын Альфонса взял крепость ал-Арима у франков и хотел взять Триполи у графа.

И граф обратился к Нур ад-дину, находившемуся в Баалбеке, с просьбой направиться к крепости ал-Арима и взять ее у сына Альфонса. И вышли Нур ад-дин и Муин ад-дин Анар, и прибыли они к Сайф ад-дину Гази в Химс, прося у него помощи. И он отправил к ним большое войско во главе с Дубайсом, правителем Джазиры (?). Они разбили лагерь под крепостью, в которой находился сын Альфонса, и осадили ее. Мусульмане несколько раз переходили в наступление на нее и произвели подкоп под стену. А франки, которые там были, стали просить гарантии [197] безопасности. Мусульмане овладели крепостью и взяли всех находившихся в ней рыцарей, пехотинцев, юношей и женщин; среди них был сын Альфонса. Разрушив крепость, они вернулись в Химс. Затем Сайф ад-дин Гази возвратился в Мосул.

А франки объединились для вторжения в область Халеба. И вышел к ним Нур ад-дин со своим войском и встретил их в Ягре, и бились они смертным боем. И франки потерпели поражение, частью были взяты в плен, частью перебиты, и лишь немногие спаслись бегством.

/293/ И об этом сражении шейх Абу Абдаллах ал-Кайсарани сказал в своей касыде:

Как не воздать хвалу за наши жизни хвалимому (т. е. Аллаху) и султану Махмуду!
Ведь меч ислама не поражает никого, кроме неверных,
И заслуга в этом не принадлежит никому, кроме Нур ад-дина.

Медресе. И начал Нур ад-дин восстанавливать медресе и рибаты в Халебе и привлек в город людей знания и факихов. И восстановил медресе по названию [квартала кондитеров] — ал-Халавиина в 543 году (1148/49 г.). И призвал Бурхан ад-дина Абу-л-Хасана Али ибн ал-Хасана ал-Балхи ал-Ханафи и назначил его в нем преподавать. И изменил азан в Халебе, и запретил муэззинам говорить: «Спеши совершить лучшее из /294/ дел!»

И сел он под минаретом с факихами и сказал им: «Кто не будет произносить законный азан, того я сброшу с минарета вниз головой». И был введен этот азан, и он сохраняется до сего дня.

И восстановил медресе ал-Асрунийа шафиитского толка, и назначил в него Шараф ад-дина ибн Абу Асруна, и медресе ан-Нафари, и назначил в него Кутба ан-Нишапури, и мечеть ал-Гадаири, и дал ей вакфы и назначил в нее шейха Шуайба, и она стала известна по его имени.

/295/ И оставался Бурхан ад-дин Балхи в Халебе преподавателем ал-Халавийа до тех пор, пока не сместил его Маджид ад-дин ибн ад-Дайа из-за ссоры, происшедшей между ними. И возглавлял [это медресе] Ала ад-дин Абд ар-Рахман ибн Махмуд ал-Газнави, а после его смерти—его сын Махмуд. Затем возглавлял [медресе] ар-Ради, автор «Ал-Мухит» («Океан»), затем Ала ад-дин ал-Кашани.

/296/ И умер Сайф ад-дин Гази ибн Зенги в Мосуле в (5)44 году (1149 г.), оставив малолетнего сына, которого воспитал любивший его дядя — Нур ад-дин.

Известие о Мосуле. И договорились везир Джамал ад-дин и Зайн ад-дин Али сделать Кутб ад-дина Маудуда ибн Зенги правителем Мосула. А Нур ад-дин был старше его, и некоторые эмиры переписывались с ним и требовали его [водворения в Мосуле]. И среди тех, кто писал ему [об этом], был ал-Мукаддам [198] Абд ал-Малик, отец Шамс ад-дина Мухаммада. Он был правителем Синджара и написал Нур ад-дину, предлагая сдать ему Синджар.

И отправился Нур ад-дин с отрядом из семидесяти всадников, приближенных к нему эмиров, и скоро подошел /297/ Синджару, и остановился за городом. И послали они [вестника] к ал-Мухаммаду, извещая о своем прибытии, и тот сообщил, что ал-Мукаддам отправился в Мосул, оставив вместо себя в крепости своего сына Шамс ад-дина Мухаммада. И Шамс ад-дин послал человека догнать на дороге своего отца и дать ему знать о прибытии Нур ад-дина. И ал-Мукаддам вернулся в Синджар и сдал крепость Нур ад-дину. [А Нур-ад-дин] послал за Кара Арсланом, правителем Хисн (Кайфы), призывая его к себе [на помощь] ввиду их обоюдной симпатии, и тот прибыл к нему.

И когда услышали о происшедшем Кутб ад-дин и везир Джамал ад-дин и Зайн ад-дин в Мосуле, то они собрали войска и решили направиться в Синджар и прибыли в Телль Афар. А везир Джамал ад-дин проявил осмотрительность и сказал:

«Воистину положение Нур ад-дина в глазах султана выше нашего из-за его успехов в борьбе с франками. Но он преследует наши общие цели, призывая: “Договоримся полюбовно, или я отдам [всю] страну правителю Мосула, и тогда поступайте, как хотите". Ведь если мы победим его, то султан немедленно нападет [на Мосул]. А если он, кого мы возвеличиваем и кого опасаемся, /298/ окажется слабее нас и мы разобьем его, франки перейдут в наступление». И сказали эмиры: «Тот (Кутб ад-дин), которому мы покровительствуем, слабее его, хотя и он — сын великого атабека». И посоветовал [везир] покончить дело миром и отправился сам к Нур ад-дину, и они пришли к соглашению о передаче Синджара Кутб ад-дину и сдаче ар-Рахбы [Нур ад-дину].

И Нур ад-дин стал независимо править всей Сирией, а Кутб ад-дин — Джазирой, исключая ар-Руху, которая отошла к Нур ад-дину.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.