Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

Малик Ак-Сункур ал-Бурсуки

Помощь ал-Бурсуки. Затем приказал Тимурташ установить надзор за депутатами Халеба и запретить им сношения с кем бы то ни было. И стали они применять хитрости, чтобы бежать к Ак-Сункуру ал-Бурсуки и просить у него помощи. И они ввели в заблуждение надзирающих за ними—сделали вид, будто легли спать, а сами вышли и бежали и утром пришли в Дару. /228/ И они двигались, пока не дошли до Мосула, и нашли ал-Бурсуки тяжелобольным, и не разрешалось входить к нему никому, кроме врачей. Из-за большой слабости [его кормили бульоном] из толченого цыпленка. А один из [жителей Халеба] проник к Дубайсу и сообщил ему обо всем, и весть проникла в его войско, и там раздалась хвала Аллаху. [Однако] один из соратников Касим ад-Даула Ак-Сункура [ал-Бурсуки] объявил жителям Халеба: «Тот, на чью победу вы надеялись, умер». Они, почувствовав отвращение к этой лжи, просили позволения [войти] к ал-Бурсуки и получили его. И они вошли к нему, и взывали о помощи, и рассказали ему об ущербе, который понесли жители Халбба. И он достойно принял их — да будет милостив к нему Аллах! — и сказал им: «Вы видите, как я сейчас болен, но надеюсь, что Аллах исцелит меня от этой болезни. И я приложу все усилия к вашему делу, к защите вашей страны и борьбе с вашими врагами». Сказал кадий Халеба Абу-л-Ганам: «И не прошло после этого и трех дней, как покинула его лихорадка, и он вышел из своего шатра и объявил войску о приготовлении к джихаду на Халеб».

И оставался [ал-Бурсуки] несколько дней [в Мосуле], пока войско готовилось, и вернулся — да будет милостив к нему Аллах! — в войско здоровым, и прибыл в ар-Рахбу. И переписывался с атабеком Тугтегином, правителем Дамаска, и с правителем Химса [по имени] Самсам ад-дин Хайр-хан ибн Караджа. И прибыл он в Балис, а оттуда направился в Халеб и прибыл туда в четверг, в восьмой из оставшихся дней зу-л-хиджжа (5)18 года (31 января 1125 г.). /229/ А когда [Ак-Сункур] приблизился к Халебу, Дубайс, развернув свои белые знамена, отступил к франкам, расположившимся лагерем у одного из селений в окрестностях Халеба, а затем франки вместе с ним отошли к горе Джаушан. А [осажденные] жители вышли из Халеба, и вошли в их лагерь, и разграбили его, и взяли себе все, что хотели.

И вышли они и встретили Касим ад-Даула при его прибытии. И он направился в сторону франков, а они, завидев его, [171] бежали от горы Джаушан. А он стал преследовать их, но было уже поздно, ибо они далеко отошли от города. И послал тогда ал-Бурсуки пехотинцев, приказав им вернуть войско, посланное преследовать франков. А кадий Ибн ал-Хашша'6 стал ему говорить: «О господин наш! Если наше войско будет преследовать франков, то полностью разобьет их, так как они бросились бежать [уже при твоем приближении] и со всех сторон окружены мусульманами!» И сказал ему [ал-Бурсуки]: «О кадий! Знаешь ли ты, что этот город — единственное убежище для тебя и моего войска, если нам суждено быть разбитыми, от чего упаси нас боже?»

И ответил кадий: «Нет». И сказал [ал-Бурсуки]: «Где же мы найдем безопасность, если они вернутся, и разобьют нас, и принесут гибель мусульманам? Я молю Аллаха уберечь нас от их злых намерений. Теперь нам надо войти /230/ в город и укрепить его, чтобы он 'был в состоянии защищаться. А затем, если того пожелает Аллах, мы выйдем против врага».

Прибытие в Халеб. И вернулся [ал-Бурсуки], и вошел в город, и взял его крепость, и позаботился о безопасности города, и укрепил его. И прекратил злоупотребления и [взимание] незаконных налогов, и установил полную справедливость, и сделал для них (жителей) много добра.

И написал жителям Халеба грамоту об отмене злоупотреблений и незаконных налогов — копия ее сохранилась. [И это] — после того, как жители претерпели злоупотребления и конфискации от Абд-ал-Карима, командующего крепостью, и Омара ал-Хасса, наместника города. А вспомогательное войско и тюрки, находясь в осаде, производили конфискации у людей, так что забрали имущество у некоторых знатных, выдающихся и прочих лиц.

А что касается франков, то они направились в ал-Асариб и вернулись в Антиохию.

И начали люди засевать область Халеба 12 февраля (1125 г.). Они размачивали семена в воде, затем бросали их в землю. Когда ростки поднялись, пошли обильные дожди, которые ускорили их рост, так что ко времени жатвы зерно стало спелым и чистым.

И отпустил ал-Бурсуки Мункызидов из заточения в крепости Халеба, и направился в Телль Башир в 519 году, в конце мухаррама (7 февраля — 8 марта 1125 г.), и находился там три дня. И двигался, пока не прибыл в Шейзар 7 сафара (519 г.х.= 15 марта 1125 г.). И принял /231/ детей франков от Ибн Мункыза и продал их за 80 тысяч динаров, которые были принесены ему [франками].

Несколько дней он находился в области Хамы, пока не прибыл к нему атабек Тугтегин, и двинулся он (ал-Бурсуки) со своими несметными войсками и напал на Кафартаб, который сдался ему в пятницу 3-го [числа] месяца раби II (519 г. х.= 9 мая 1125 г.). И передал он его Самсам ад-дину Хайр-хану [172] ибн Карадже, уже прибывшему к нему из Химса и встретившемуся с ним при Телль ас-Султане.

И прибыл он (ал-Бурсуки) в Азаз и сражался там, и был произведен подкоп под крепость [города]. И направились к ним (мусульманам) франки, и встретились они 16-го [числа] раби II (519 г. х. = 22 мая 1125 г.). И ал-Бурсуки понес большое поражение, и пало некоторое число мусульман из черни и простого народа, а из эмиров и предводителей не было убито ни одного. А Ак-Сункур невредимым явился в Халеб после того, как пробыл несколько дней в Киннасрине.

И рассеялись войска по своим владениям. И прибыл эмир-хаджиб Сарим ад-дин Бабак ибн Талмас, и назначил его ал-Бурсуки [наместником] в Халеб и его область и сместил Саутегина — наместника, который управлял им.

Ак-Сункур и франки. И был заключен мир между ал-Бурсуки и франками при условии раздела пополам Джабал Суммака и других областей, находившихся тогда в руках франков. /232/ И ал-Бурсуки вернулся в Мосул. А франки не переставали мешать тем, кто надзирал за урожаем, а также владельцам икта собирать урожай в местностях, упомянутых в соглашении от 20 шабана этого года (520 г. х. = 10 сентября 1126 г.).

И направился Балдуин в Иерусалим, а за ним — посланцы мусульман с сообщением, что франки не дают никому возможности собрать что-либо из летнего урожая. Но в некоторых местностях проворные мусульмане смогли собрать часть урожая.

Мир, однако, сохранялся до тех пор, пока франки вновь не подняли оружие и не осадили Рафанийю. Шамс ал-Хавасс, ее правитель, отправился просить помощи у Ак-Сункура ал-Бурсуки. А его сын, оставленный там, в конце сафара 520 года (26 февраля — 26 марта 1126 г.) сдал Рафанийю франкам, и они направились в область Химса и рассеялись по ней.

И собрал ал-Бурсуки войска и ополчение, и направился в сторону Сирии на борьбу с франками, и достиг ар-Ракки в конце месяца раби II (520 г. х. = 26 апреля — 24 мая 1126 г.), и в том же месяце двинулся в ан-Нукру, в области ан-Наура. И находился там несколько дней, а франки переписывались с ним. И предложил ему Жослен разделить пополам селения между Азазом и Халебом. Другие спорные вопросы он предложил решать с оружием в руках, и Ак-Сункур принял эти предложения.

А Бадр ад-Даула Сулайман ибн Абд ал-Джаббар и Шахри-ар-бек, его двоюродный брат, направились с группой туркмен в ал-Маарру и столкнулись там с войском франков, и убили из них мусульмане 150 [человек] и взяли в плен Жоффруа Бланка, правителя Басарфуса в горах Бану Улайм, и заточили его в тюрьму в Халебе.

А ал-Бурсуки уже отправил своего сына Изз ад-дина Масуда на помощь правителю /233/ Химса, и франки были оттеснены от города, и Изз ад-дин вернулся к своему отцу, и тот оставил его [173] в Халебе. А Бабака сместил с его должности и назначил наместником евнуха Кафура, и тот [оставался на ней] до тех пор, пока [ал-Бурсуки] не увидел, что он в своем правлении стал независимым.

И направился Касим ад-Даула в ал-Асариб 8 джумада II (5)20 года (1 июля 1126 г.), а Бабака ибн Талмаса послал с сильным подразделением войска и саперами в крепость ад-Дайр, незадолго перед тем возведенную в Сармаде, и тот овладел ею по соглашению. А после этого убито было всадников 50 человек, и войска грабили урожай у феллахов во всей области, куда только могли совершить свои набеги. А все зерно было доставлено в Халеб. И напали на крепость ал-Асариб, и разрушили ее стены, но овладеть ею им не удалось.

И прибыл Балдуин из Иерусалима с армией франков, и к нему присоединился Жослен, и они дошли до Имма и Артаха и обратились к ал-Бурсуки с предложением заключить соглашение, в котором говорилось: «Если ты уйдешь из этой местности, сохранив в ней положение таким, каким оно было в прошлом году, то возвратим тебе Рафанийю». И мусульмане уклонились от борьбы, опасаясь, что она закончится для них поражением, подобным тому, какое они потерпели при Азазе.

И на этих условиях был заключен мир с франками. Ак-Сункур снял осаду с ал-Асариба, а его правитель покинул крепость со своей казной и войском.

Вероломство франков. И совершили вероломство франки, ибо стали оспаривать условия договора, требуя, чтобы местности, на раздел которых они согласились в прошлом году, мусульмане передали им. Ак-Сункур не воспротивился этому и несколько дней находился под Халебом, добиваясь нового соглашения. /234/ Но переговоры оказались безуспешными, и Ак-Сункур снялся с места и отправился в Киннасрин, а затем в Сармин. Его армия растянулась до ал-Фувы и Даниса.

А франки расположились около водоема Мааррат Мисрин и оставались там до половины раджаба (520 г. х. = 23 июля — 21 августа 1126 г.). Но когда имевшийся у них провиант был израсходован, они вернулись в свою страну. Ал-Бурсуки также вернулся в Халеб, а с ним атабек Тугтегин, прибывший из Киннасрина. Они вышли вперед, оставив армию позади себя, и разбили лагерь у ворот Халеба.

И заболел атабек, и сделали для него носилки. И составил он завещание в пользу ал-Бурсуки и отправился в Дамаск. А ал-Бурсуки передал управление Халебом своему сыну Изз ад-дину Масуду. И тот вступил в Халеб, и образ жизни его был прекрасен и наполнен добрыми делами.

Гибель ал-Бурсуки. И направился отец его (Масуда, т. е. ал-Бурсуки) в Мосул и вошел в него в зу-л-када (5)20 года (18 ноября —17 декабря 1126 г.) И явился в мечеть на молитву в пятницу 9 зу-л-када (26 ноября 1126 г.), и пошел к мимбару, а когда приблизился к нему, подбежали восемь человек в [174] одежде аскетов, и вытащили они кинжалы и набросились на него, а на нем была железная кольчуга. А вокруг него [стояла] большая толпа, и она защищала его, а его спутники прошли вперед. И те ударяли его, пока он не сник, и его унесли, раненного. И в тот же день он умер.

/235/ И были убиты те батиниты, кто напал на него, кроме одного юноши из Кафарнасиха — селения из области Азаза, ибо ему удалось спастись. А у него была старуха мать. И когда она услышала о смерти ал-Бурсуки и гибели напавших на него и узнала, что сын ее был с ними, то обрадовалась, подкрасила глаза сурьмой и уселась радостная. Но через несколько дней к ней пришел ее сын невредимым, и она опечалилась этим и срезала свои волосы, и почернело ее лицо.

И говорили: «Воистину ал-Бурсуки убил троих из них своею рукой». А ал-Бурсуки — да будет милостив к нему Аллах! — видел этой ночью во сне, что на него набросилось несколько» собак и он убил некоторых из них, а другие нанесли ему большой вред. Он рассказал сон своим друзьям, и они посоветовали, ему несколько дней не выходить из дома. А он сказал: «Ни за что не останусь в пятницу», ибо было у него в обычае присутствовать в пятницу [на молитве] с народом — да будет милостив. к нему Аллах!

И был везиром ал-Бурсуки Муаййад ибн Абд ал-Халик, пришедший /236/ вместе с ним в Халеб.

Изз ад-дин Масуд. А Изз ад-дин Масуд правил Халебом, когда пришла к нему весть об убийстве его отца в (5)20 году. Везиром, как и при его отце, оставался Муаййад, а правление [Халебом] Масуд передал эмиру Туману.

Затем Масуд направился из Халеба в 521 году (1127 г.) к султану Махмуду, а тот был в Багдаде; и Масуд просил султана подтвердить его права на владения отца, и тот написал ему грамоту (маншур), подтверждавшую это. Затем Масуд прибыл в Мосул и овладел им, затем прибыл в ар-Рахбу, намереваясь затем снова направиться в Сирию. Он думал, что убийцы его отца — люди из города Хамы, и желал отомстить жителям этой области.

Смерть Масуда. И с этого времени он прекратил свои похвальные деяния и предприятия против франков. И дошло до Тугтегина, что он (Масуд) направляется к нему, и тот стал готовиться к встрече с ним. А когда [Масуд] расположился перед ар-Ражбой, наместник (валий) воспротивился ее сдаче. Масуд осаждал ее /237/ несколько дней, и наместник сдал ее ему, но,. выйдя из города, узнал, что Масуд внезапно умер. И говорили:

«Он умер, выпив отравленный напиток».

Туман. Наместник ар-Рахбы пожалел тогда о ее сдаче. Тем временем прибыл отряд, [посланный Масудом] для усиления гарнизона Халеба, но туман не разрешил ему войти в город. И возникло разногласие между ним и раисом Халеба Фадаилом ибн Бади, который разрешил отряду вступить в Халеб. [175]

Хутлуг Аба. Тогда прибыл в Халеб Хутлуг Аба ас-Султани, вольноотпущенник султана Махмуда, с грамотой (ат-тауки), в которой говорилось о передаче Хутлугу Аба управления Халебом от Масуда ибн ал-Бурсуки. Она была написана еще до его вступления в ар-Рахбу. Но Туман, наместник Халеба, не принял ее, и Хутлуг Аба вернулся в ар-Рахбу. Тут произошло то, о чем мы уже говорили, — смерть Масуда. Тогда Хутлуг Аба немедленно вернулся в Халеб, и Туман сдал ему город в конце II джумада (521 г. х. = 14 июня — 12 июля 1127 г.).

Хутлуг Аба поднялся в крепость, выбрав для этого момент, указанный астрологами. Вскоре он начал отнимать имущество у жителей Халеба, обвиняя их /238/ в том, что они присвоили богатство ал-Маджанна ал-Фуваи, раиса Халеба, убитого во времена Ридвана. И схватил Хутлуг Аба Шараф ад-дина Абу Талиба ибн ал-Аджами и его дядю с отцовской стороны Абу Абдаллаха и заточил их в крепость. И просверлил пятку Абу Талибу и отнял его имущество, но это злодеяние обернулось для него гибелью, и предсказание астрологов оказалось ошибочным.

Сулайман ибн Абд ал-Джаббар. И поднялись против него (Хутлуг Аба) жители Халеба и осадили его в крепости. А своим предводителем они выбрали Бадр ад-Даула Сулаймана ибн Абд ал-Джаббара и провозгласили его имя. А ему помогал в этом деле раис Халеба Фадаил ибн Сад ибн Бади, и схватил он сподвижников Хутлуг Аба, и это произошло 2 шаввала (521 г. х. = 11 октября 1127 г.). Пока все это происходило, к Халебу подошли правитель Антиохии и Жослен; они осаждали крепость и сожгли дворец и ушли, лишь получив подать. На помощь жителям Халеба пришел Малик Ибрахим, сын Ридвана, а также прибыли Хассан, правитель Манбиджа, и правитель Бузаа, а осада длилась до половины зу-л-хиджжа (521 г. х.= 8 декабря 1127—5 января 1128 г.).

/239-240/ ХАЛЕБ В ПРАВЛЕНИЕ АТАБЕКА ИМАД АД-ДИНА ЗЕНГИ, СЫНА КАСИМ АД-ДАУЛА АК-СУНКУРА

/241/ Известия [о действиях] Имад ад-дина в Сирии и Джазире

Вступление его в Халеб. И овладел атабек Имад ад-дин Зенги, сын Касим ад-Даула Ак-Сункура, Мосулом по предписанию султана Махмуда. А Шихаб ад-дин Малик ибн Салам, правитель крепости Джабар, направил ему сообщение о положении в Халебе и осаде его [крепости], и атабек направил туда войско во главе с эмиром Сункуром Даразом и эмиром хаджибом Салах ад-дином Хасаном. /242/ И прибыл эмир Салах ад-дин и добился примирения и согласия обеих сторон. Атабек Зенги был призван из Мосула и направился с войсками в Халеб. И говорили [176] одни, что Бадр ад-Даула и Хутлуг вышли ему навстречу. А другие говорили, что Хутлуг Аба постоянно находился в крепости, но, когда прибыл атабек, он спустился к нему. А атабек поднялся в крепость в понедельник 17 джумада II 522 года (18 июня 1128 г.).

И отыскал он место, куда был доставлен его отец Касим ад-Даула и там похоронен, а это гробница на горе Караибийа, и предложил ему Бадр ад-Даула перенести своего отца в медресе, сооруженное в квартале аз-Заджаджина. И говорили: «Воистину Абу Талиб ибн ал-Аджами потребовал от него этого».

И перенесли его (Ак-Сункура) ночью через стену Халеба и погребли [останки] в северной части медресе, [решив хоронить там же] тех, кто умрет из сыновей его. И была дана в вакф чтецам на могиле его (Имад ад-дина) отца деревня под /243/ названием Шамар. А что касается Малика Ибрахима ибн Ридвана, то [при приближении атабека] он бежал от него в Нисибин,. входивший в его икта, и оставался там до своей смерти.

Гибель Хутлуга. А что касается Хутлуг Аба, то Имад ад-дин выдал его Фадаилу ибн Бади, и тот ослепил его в своем доме, а затем атабек убил Хутлуга. И говорили люди, что в это время Бадр ад-Даула бежал, а Фадаил ибн Бади скрылся в крепости Ибн Малика, страшась мести атабека. И передал атабек должность раиса Халеба Сафи ад-дину Абу-л-Хасану Али ибн Абд ар-Раззаку ал-Аджлани ал-Балиси, и тот своим прекрасным поведением заслужил одобрение его жителей.

Мосул и Джазира. Затем атабек вышел из Халеба и достиг области Хамы. Здесь к нему присоединился Самсам ад-дин Хайр-хан ибн Караджа, и между ними установились дружеские отношения, что имело плохие последствия, о чем будет сказано позже. Прибыл к нему сюда также Сувандж, сын Тадж ал-Мулука.

Затем в 523 году (1128/29 г.) атабек отправился из Халеба ко двору султана и вернулся с султанской грамотой об утверждении его власти над всеми западными областями. Затем он направился /244/ в Мосул, овладел крепостью ас-Санна и вернулся в Халеб, а войско его по пути превратило в пастбище посевы в области ар-Рухи. Затем атабек перешел Евфрат, продолжая свой путь в Халеб, сообразно грамоте султана Махмуда.

А первоначально султан хотел, чтобы эта область отошла к Дубайсу, но халиф ал-Мустаршид был против этого и написал султану следующее: «Дубайс помогал франкам в борьбе против мусульман, объединившись с силами неверных». И [султан] отказался от своего намерения.

И упрочилась власть атабека в Мосуле, Джазире, ар-Рахбе и Халебе, ибо у него была грамота султана [на владение] всеми сирийскими и прочими областями.

Жена атабека. И женился атабек на Хатун, дочери Малика Ридвана, и это совершилось в Дайр аз-Забиб. И она была с ним, пока он не открыл в Халебе сокровищницу и не начал [177] рассматривать то, что там было. И увидел ал-кибр — тунику, которая была на его отце Ак-Сункуре, когда его убил Тутуш, дед Хатун, и туника была запачкана кровью. В тот же день атабек скрылся от Хатун. Говорили, что он тогда же разрушил памятник на могиле Ридвана.

Атабек отдалялся от нее до тех пор, пока не пришла она к кадию Халеба Абу-л-Ганаму и не пожаловалась ему на свое положение. И поднялся он к нему (Имад ад-дину) и был с ним строг, по праву порицая его и устрашая именем Аллаха. [Имад ад-дин] вышел, чтобы уехать, и, когда он сел верхом, судья сказал ему, что Хатун вспоминает его. Атабек тронул своего коня и не ответил, но кадий Абу-л-Ганам схватил его за уздечку и остановил. И сказал ему: «О наш господин. /245/ Не следует отклоняться от шариата». И сказал ему атабек: «Засвидетельствуй, что я даю ей развод». И тот отпустил уздечку и сказал: «В добрый час!»

Сувар ибн Айтагин. Эмир Сувар ибн Айтагин был недоволен Тадж ал-Мулуком Бури, правителем Дамаска, у которого он был на службе, и прибыл в Халеб на службу к атабеку в (5)24 году (1129/30 г.). И тот хорошо принял его, и оказал ему честь, и наградил его почетными одеждами, и пожаловал ему многие икта, и дал ему в управление Халеб с его областью. Атабек пользовался его помощью в борьбе с франками, ибо у Сувара было умение и воевать и управлять. И было у него много славных сражений и стычек с франками, доказывавших его храбрость и отвагу, и поэтому он вызывал страх в сердцах неверных.

Химс и Хама. А атабек в этом году (524 г. х.= 1129/30 г.) решился на джихад и написал Тадж ал-Мулуку Бури ибн Тугтегину, правителю Дамаска, прося у него помощи, и тот согласился на это, и они заключили искренний союз. И написал Тадж ал-Мулук в Хаму своему сыну Баха ад-дину Суванджу, приказав ему выйти с его войском, и направил к нему из Дамаска 500 всадников и многих эмиров, во главе которых был Шамс ал-Хавасс. Войско Суванджа двигалось, пока не достигло лагеря атабека близ Халеба. И атабек оказал честь Суванджу и вышел ему навстречу. Они провели вместе в лагере три [дня]. Затем воины атабека сели на коней, сделав вид, что собираются совершить набег на /246/ Азаз, и окружили Суванджа.

Атабек предал его и его соратников и разграбил их шатры, унеся их имущество и провиант. И некоторые из воинов Суванджа бежали, а другие были схвачены и вместе с ним доставлены в Халеб и заключены там в тюрьму.

А [атабек] в тот же день направился в Хаму, и взял ее в субботу 8 шаввала (525 г. х. = 3 сентября 1131 г.), и пробыл в ней несколько дней. Но ее оспаривал Хайр-хан ибн Караджа, правитель Химса, и предложил за нее [атабеку] выкуп, и тот передал ее ему ранним утром в пятницу 14 шаввала (9 сентября 1131 г.). При этом в городе затрубили в трубы, а проповедник, [178] поднявшись на кафедру, произнес в проповеди имя Хайрхана. Но вечером того же дня атабек схватил его и разграбил его шатер, взяв все, что в нем находилось.

И затем [атабек] вышел, и достиг Химса, и вел там сражение в течение сорока дней, но овладел лишь предместьем города. А Хайр-хан был привязан к мешку с соломой и терпел всяческие мучения. Так воздал ему Аллах за зло, содеянное им на этом свете. Ведь это оя подстрекал атабека предать Суванджа, и Аллах отплатил ему за это. Но пришла зима, и в зу-л-хидж-же (525 г. х. = 25 октября — 22 ноября 1131 г.) атабек возвратился в Халеб.

Известия о франках. В это время Антиохией овладела жена Боэмунда, дочь Балдуина, и большое число франков принесло ей клятву в том, что они будут сражаться за нее против ее отца, и началась среди франков распря. /247/ А мусульмане напали на предместья ал-Асариба и Мааррат Мисрин. И прибыл из Иерусалима Балдуин, и совершал набеги на Антиохию, и схватил некоторых сторонников своей дочери, и отрубил им руки и ноги. Наконец несколько сержантов открыли ему ворота Антиохии, и он вошел в них в (5)25 году (1130/31 г.). И бросилась его дочь к нему, и он простил ей ее грех. Он взял Антиохию, а ей дал Джабалу и ал-Лазикийю и вернулся в Иерусалим.

А атабек направился в этом же году в Мосул и взял с собою Суванджа, сына Тадж ал-Мулука, и некоторых командующих дамасским войском, а остальных пленников оставил в Халебе. Начались переговоры об их освобождении, но Зенги не отпустил их, а потребовал выкуп в 50 тысяч динаров. И Тадж ал-Мулук согласился собрать их и доставить.

И произошла в этом году в местности к северу от Халеба стычка между Жосленом и Суваром, и Жослен победил в ней, и было убито много мусульман. И после этого вышел [из Халеба] Сувар, и напал на предместье ал-Асариба, и разграбил его.

Дубайс ибн Садака. И прибыл в Сирию в этом году Дубайс, побежденный ал-Мустаршидом, ибо его разбило войско ал-Мустаршида и он бежал и скрыл от всех происшедшее. Через некоторое время он объявил, что прибыл в крепость Джабар, чтобы вверить сына султана попечению Малика, ее правителя. Оттуда он направился к Жослену, надеясь на помощь франков, но не нашел желаемого. /248/ Тогда он написал Тимурташу, но, убоявшись того, что Тимурташ мог выдать его, чтобы добиться освобождения Хайр-хана, он направился в область Дамаска, где, заблудившись, попал к Мактуму ибн Хассану.

И говорили некоторые люди: «Он шел к правительнице Сархада, чтобы жениться на ней, но заблудился по дороге, и не было при нем проводника, знающего источники». И говорили [другие]: «Он направлялся в Хилла Муррайн, и большинство его спутников погибло».

И прибыл он в Хиллу к Хассану — заблудившийся, с немногими [179] спутниками. А Тадж ал-Мулук Бури, как только услышал о Дубайсе, послал за ним воинов, взял его в плен и прибыл с ним в Дамаск в шестой из оставшихся дней шабана (5)25 года (22 июля 1131 г.). И поместил его в доме в крепости Дамаска, и принял его с почетом, и оказал гостеприимство, и принес ему то, что подобает из одежд и утвари, так что заключение его было почетным.

И написал об этом деле ал-Мустаршиду, и тот ответил ему, что [Дубайса] с предосторожностями следует доставить в Багдад.

И когда узнал об этом атабек Зенги, направил своего посла к Тадж ал-Мулуку, требуя, чтобы ему выдали Дубайса и доставили 50 тысяч динаров, обещанных за его сына /249/ Суванджа и его воинов. Тот согласился с этим и подтвердил поставленное условие.

И прибыл атабек Зенги в окрестности Кары с Суванджем и пленными, и прибыли к нему соратники Тадж ал-Мулука с Дубайсом и выдали его Зенги, и [по велению атабека] унесли его на носилках скованным. А соратникам [Тадж ал-Мулука] был передан его сын Сувандж с отрядом. А Дубайс думал, что атабек Зенги погубит его, но, когда прибыли в Халеб, [атабек] отпустил его и оказал ему честь: поместил его в Халебе в доме Ладжина, и дал ему сто тысяч динаров, и пожаловал ему великолепную одежду.

А Дубайсу встретился по дороге, когда он был закован в железо, поэт, восхвалявший его в стихах, а ему нечем было отблагодарить его (поэта), и [Дубайс] написал на дощечке два стиха и дал ему ее:

Я щедр, но нет у меня богатства,
И как мне выплатить этот долг?

Вот тебе записка до дней моего богатства,
Ибо я надеюсь на будущее в этом мире.

И увидел его поэт в Халебе идущим по вымощенной площади и сказал ему: «О эмир! На тебе твой долг!» И сказал тот: «Клянусь Аллахом, я не знаю ни одного в этом мире, [кому я был бы должен] !» /250/ И сказал [поэт]: «Не ты ли дал мне это свидетельство?» — и протянул ему записку. И [Дубайс] остановился и сказал: «Клянусь Аллахом, это долг, и какой долг!» И приказал [поэту] прийти туда, где он жил, и ввел его [в дом], и дал ему тысячу динаров и одежду, которую пожаловал ему атабек Зенги,— атласную джуббу и чалму.

После этого Дубайс объявился при султане Масуде в 5(29) году (1134/35 г.), до того, как Масуд разбил ал-Мустаршида и взял его в плен у ворот Мараги.

Гибель Дубайса. И отправил султан атабеку Зенги приглашение [прибыть к нему], намереваясь убить его. Дубайс узнал об этом и написал атабеку, уведомляя его и предостерегая от прибытия, и тем самым предотвратил [убийство]. А султан [180] (Санджар) позволил Дубайсу возвратиться в принадлежавшую ему ал-Хиллу, но, после того как узнал о поступке Дубайса, вернул его. Люди предостерегали его (Дубайса), но он не внял этому и явился. И когда вошел он в шатер султана, тот встал с трона и сказал: «Вот возмездие тому, кто предал своего господина». И он ударил [мечом] и отрубил ему голову. А когда Зенги узнал об этом, он сказал: «Мы выкупили его за деньги, а он отдал за нас жизнь!»

И прибыл Садид ад-Даула ибн ал-Анбари, писец канцелярии ал-Мустаршида, к Тадж ал-Мулуку в конце зу-л-када (529 г. х.  13 августа — 11 сентября 1135 г.), чтобы подготовить отправление Дубайса в Багдад; но, узнав, что произошло, он вернулся. И встретили его в области ар-Рахбы на пути всадники из армии атабека Зенги, и напали на него, и взяли его в плен, и разграбили все, вплоть до каравана, шедшего с ним. И были убиты некоторые его люди, и он претерпел много страданий в плену, пока не был отпущен и не вернулся в Багдад.

/251/ А в 526 году Малик Калиам Рам завоевал Хамадан, а атабек и Дубайс направились к Багдаду, ибо, будучи в несогласии с ал-Мустаршидом, намеревались напасть на город. Он (халиф) пожаловал им ал-Хиллу, но их наместники вошли в Багдад и отказались [от пожалования]. И вышел к ним сам ал-Мустаршид, и встретился [с ними ]в шабане (526 г. х. = 17 июня — 15 июля 1132 г.) при Акрагуфе, и разбил их. И атабек Зенги вернулся в Мосул, а Дубайс направился к султану Санджару.

Распри среди франков. И начались в этом году (526 г. х. = 1131/32 г.) распри между франками, и одни из них убивали других. И был убит правитель Зарданы, а туркмены в это время напали на область ал-Маарры и Кафартаба и поделили [между собой] их урожай. И собрались франки, и нанесли им поражение в [этой] области, и завоевали Хисн ал-Кубба, [принадлежащую] Ибн Мулаибу, и взяли там в плен дочь Салама ибн Малика и жен ибн Мулаиба, и опустошили местность.

И напал эмир Сайф ад-дин Сувар на франков Телль Башира и множество их убил, а горцы напали на крепость Кадмус, /252/ и взяли ее, и передали Сайф ал-Мулуку ибн Амруну, а [ранее] ее у него купил дай Абу-л-Фатх, батинит.

И прибыл правитель Кадмуса в Антиохию, и собрал [войско], и двинулся к Навазу, и прибыл в Киннасрин с группой франков. И встретились они с войском Халеба и Суваром в раби I (5)28 года (30 декабря 1133 — 28 января 1134 г.), и разбили мусульман, и убили Абу-л-Касима ат-Туркмани, а он был храбрецом, и убили кадия Абу-л-Али ибн ал-Хашшаба и других. А франки направились к ан-Нукре, и Сувар с войском примирились с ними, но [затем один] его отряд напал на них и перебил их, и вернулись они (туркмены) с их (франков) головами и пленными, и люди радовались этому после вчерашнего несчастья. А конница франков из ар-Рухи совершила набег на область [181] севера, направляясь к войскам франков [Антиохии?], и напали на нее Сувар и Хассан, правитель Манбиджа, и убивали франков, и брали в плен, а их головы и пленных [доставили] в Халеб.

/253/ Борьба между мусульманскими правителями. И отвоевал Шамс ал-Мулук Исмаил ибн Тадж ал-Мулук Хаму у ее правителя Садах ад-дина. И когда он (Шамс ал-Мулук) решился на это, то ее правитель принял необходимые меры. И дошло это до Шамс ал-Мулука, и вышел он в последнюю треть месяца рамадана (528 г. х. = 25 июня — 24 июля 1134 г.), намереваясь направиться к ней (Хаме), а ее жители выжидали. И напал он на них в день праздника без промедления, но те смогли защититься, и в тот же день он отступил.

Но его сторонники [в Хаме?] нанесли удар ее жителям. А затем он (Шамс ал-Мулук) начал сильное наступление, и разбил их, и ворвался в город, и жители стали просить у него гарантию безопасности, и он дал им ее. И он заставил командующего крепостью дать ему клятву (в принятии) условий сдачи, и тот сделал это и сдал ему крепость. А [Шамс ал-Мулук] передал [ее под командование] Шамс ал-Хавассу.

А ал-Мустаршид осадил Мосул, но вспыхнула борьба между правителями, и это дошло до ал-Мустаршида и встревожило его, и он вернулся оттуда.

А Хусам ад-дин Тимурташ прибыл на службу к атабеку Зенги и двинулся вместе с ним навстречу Давуду ибн Сукману ибн Артуку, которого атабек разбил у ворот Амяда. И побежден был Давуд, а сын его взят в плен, а некоторое число его соратников убито, [но Амид не был взят]. И произошло это в прошедшую пятницу джумада II (528 г.х. = 29 марта—26 апреля 1134 г.). И напал он (атабек) снова на Амид, и осадил его, и рубил деревья в его окрестностях, а его правитель стремился откупиться от него деньгами. /254/ А оттуда [атабек] направился к крепости ас-Сур и завоевал ее. И завоевал ал-Барайию, и Джабал Джур, и Зу-л-Карнайн и подарил все это Хусам ад-дину Тимурташу. И завоевал Танзату и сохранил ее за собой.

А атабек взял себе в жены правительницу Хилата, дочь Сукмана ал-Кутби. И овладел атабек ал-Акром, и Шушем, и прочими крепостями курдов. А Сувар в этом году (529 г. х. = 1134/35 г.) совершил походы на ал-Джазр и крепость Зардану, и напал на франков в Хариме, и вторгся в область ал-Маарратайн, и вернулся с добычей в Халеб.

И назначил Зенги в этом году везиром Дийа ад-дина Абу Саида ал-Кафартуси, и он был известен хорошим поведением, одаренностью, любовью к добру и похвальным образом действий. И прибыл с ним [Зенги] в Халеб и намеревался отправиться в Дамаск и осадить город. И писал ал-Азими в своей «Истории»: «Воистину он некоторое время осаждал его (Дамаск) в этом году, /255/ затем направился в Халеб, затем на восток, в Мосул». И верно, что он осаждал Дамаск в 529 году (1134/35 г.). [182]

Злодеяния Ибн Бури. А это потому, что его (Дамаска) правитель Шамс ал-Мулук Абу-л-Фатх Исмаил ибн Бури всецело погряз во грехе и мерзости, и был чрезмерен во зле, и отстранился от блага веры и внимания к делам мусульман, после того как ранее проявлял о них заботу.

И взял он к себе на службу человека из курдов по прозванию Бадран ал-Кафир (Неверный); он пришел к Ибн Бури из города Химса. И был он малой веры, изобретательным в злых делах, и не было в его сердце милости ни к кому. И подстрекал он [Шамс ал-Мулука] к [совершению] зла мусульманам, произвольным конфискациям и постыдным злодеяниям. И был он крайне скупым, низко павшим, совершившим дела, достойные порицания. И намеревался он конфисковать [имущество] своих писцов, хаджибов и эмиров, и его соратники опасались его, догадываясь об этом, и их охватило уныние. А когда он узнал, что атабек Зенги намерен направиться в Дамаск, то решил: когда тот войдет, сдать ему город. И он писал атабеку Зенги, побуждая его к быстрому приходу /256/ чтобы Добровольно сдаться ему при условии, что он (Ибн Бури) сможет отомстить всем, кто ненавидел его из предводителей, эмиров и знати. И повторял он свои послания с этим предложением, говоря: «Если ты не выполнишь мое условие, я призову франков и сдам им Дамаск, а грехи мусульман будут на твоей совести».

Убийство Ибн Бури. И начал он переносить свое имущество и состояние в Сархад, и это дело было известно его соратникам. И они опасались своей гибели и сообщили об этом его матери Зумурруд Хатун, и ее встревожило это. И стали они подстрекать ее к убийству его и передаче власти его брату Шихаб ад-дину Махмуду.

И она в размышлениях своих предпочла это и стала к этому стремиться, поджидая, когда он (Ибн Бури) останется один, без гулямов и оруженосцев, и впустила к нему своего сообщника, который и убил его. И она вынесла его и выставила в одном из помещений дома, чтобы видели его гулямы и соратники, и они радовались этому. А это произошло в среду 14 раби II 529 года (1 февраля 1135 г.). И говорили: «Воистину он (Ибн Бури) подозревал Йусуфа ибн Фируза, хаджиба своего отца, [в сношении] со своей матерью, и тот бежал /257/ от него в Тадмур и замышлял убить его мать. Когда до нее дошло известие об этом, она убила его (Ибн Бури) из страха перед ним (Йусуфом)».

Шихаб ад-дин Махмуд. И посадила мать на его (Ибн Буря) место его брата Шихаб ад-дина Махмуда ибн Бури, и люди принесли ему клятву. А атабек Зенги вышел из Мосула с целью добиться сдачи Дамаска Шамс ал-Мулуком. И прибыл он в ар-Ракку и сказал: «Желаю пойти в баню». И призвал [Зенги] Салах ад-дина Мусайиба, сына Малика, правителя ар-Ракки. И сказал ему: «Атабек желает пойти в баню. А эти пятьсот динаров — за сдачу города и провозглашение в хутбе его (Зенги) [183] имени». И все было сделано, и они (Зенги и его люди) вошли в ар-Ракку, а когда пришли [в баню], взял он (Мусайиб) у Зенги динары. Это происходило 20-го числа месяца раби II (529 г. х. = 7 февраля 1135 г.) (Смысл данного абзаца не вполне ясен.— Примеч. пер.).

Дошла до него (атабека) весть о том, что произошло в Дамаске, но он не оставил своего намерения относительно его и отправился туда и остановился в ал-Убайдии и направлял послания жителям Дамаска о сдаче города, но они не соглашались на его требования и давали ему грубые ответы со словами о том, что они решились защищать и охранять его (Дамаск). Но он не придал этому значения.

И направился он в Хаму, и вышел к нему Шамс ал-Хавасс, после того как получил от него гарантию /258/ безопасности.

И вновь направился [атабек] к Дамаску, и прибыл к нему, и расположился у Дамаска с большим войском, и много раз переходил в наступление на него, но не мог взять его силой. А [в городе] усилилась дороговизна, исчезли съестные припасы. И проникло в Дамаск несколько воинов [Зенги], и начали они переговоры о мирной сдаче. А с атабеком прибыли некоторые дети султана, и [дамаскинцы] требовали, чтобы им показали Шихаб ад-дина Махмуда Лута Басата, сына султана, но это не было сделано. И согласились на том, что выйдет его брат Тадж ал-Мулук Бахрам-шах. Это совпало со временем прибытия посланца от ал-Мустаршида — Бишра ибн Карима ибн Бишра — к Зенги с почетной одеждой. И было ему (Зенги) приказано уйти от Дамаска и явиться в Ирак для руководства его делами и управления им, при этом следовало упоминать в хутбе султана Алп Арслана Давуда ибн Махмуда, находившегося тогда в Мосуле. Он бежал от своего дяди, султана Масуда, и Зенги принял его с почетом.

И прибыли посол и Баха ад-дин аш-Шахразури в Дамаск, и обосновались в этой столице, и подавили смуту, и подтвердили гарантию безопасности. И была произнесена в пятницу 28 джумада I (529 г. х.=16 марта 1135 г.) в мечети Дамаска в их присутствии проповедь так, как это было предписано послом.

/259/ Победа Зенги. И атабек ушел из Дамаска. А когда он прибыл в Хаму, схватил Шамс ал-Хавасса, ее правителя, и порицал его за вскрывшиеся его поступки. Ее жители жаловались на его наместников, и [Хама] была у него отобрана. Но [атабек] отпустил его, и тот бежал. А Хаму [Зенги] вернул Салах ад-дину и ушел из нее.

И направился Зенги в область Халеба, и напал на ал-Асариб, и завоевал его I раджаба (530 г. х.=5 апреля 1136 г.). Затем завоевал Зардану, затем Телль Агди, затем завоевал Мааррат ан-Нуман и вернул его жителям их имущество. Затем завоевал Кафартаб и расположился лагерем перед Шейзаром. И вышел к нему Абу-л-Мугис ибн Мункыз, замещавший своего [184] отца. Затем [Зенги] прибыл к Барину и сделал вид, что осаждает его, затем ушел. А жители Химса покинули город, а он (Зенги) совершал набеги на него, и уводил всех, кто находился в окрестностях, и грабил его [жителей].

И прибыл сын Альфонса, франк из Иерусалима, с армией франков и расположился в Киннасрине. Атабек выступил против него и принял наилучшие меры предосторожности. И мусульмане не переставали преследовать их, пока те не вернулись в свою область.

И направился Зенги в Химс, и сжег его посевы, и нападал на город в конце шаввала (530 г. х. = 3—31 июля 1136 г.). Затем отправился в Мосул в зу-л-када этого года (530 г. х.= 1—30 августа 1136 г.). Оттуда в мухарраме 531 года (29 сентября — 28 ноября 1136 г.) двинулся в Багдад. А с ним был Давуд ибн Махмуд ибн Мухаммад ибн Малик-шах, прибывший к нему в Мосул, и [атабек] поместил его во дворце султана в Багдаде, а сам [остановился] на западной стороне. А халифом в то время был ар-Рашид, после убийства ал-Мустаршида. /260/ И прибыл султан Масуд в Багдад и осадил их, но в войске его распространилась чума, и он отправился в область Васита, чтобы перейти на западную сторону. А атабек воспользовался его отсутствием и двинулся к Мосулу, а Давуд направился в Марагу.

Весть об этом дошла до султана Масуда, и он вернулся. А ар-Рашид бежал и примкнул к атабеку в Мосуле. А Масуд вошел в Багдад и принес клятву Мухаммаду ал-Муктафи, имя которого стали упоминать в хутбе в Багдаде и султанских областях. А хутба в Сирии и Мосуле оставалась прежней до тех пор, пока атабек Зенги и султан Масуд не договорились о мире и не стали упоминать в хутбе в Сирии и Мосуле и ал-Муктафи и Масуда. А ар-Рашид в это время отделился от Зенги и направился из Мосула в Хорасан в (5)31 году (1136/37 г.).

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100