Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

Известие о Сулаймане ибн Иль-Гази

А наместником в Халебе был Шамс ад-Даула Сулайман, сын Наджм ад-дина Иль-Гази. И назначил Иль-Гази раисом Халеба в раджабе 514 года (26 сентября — 25 октября 1120 г.) /199/ Макки ибн Карнаса ал-Хамави, поручив его заботам своего сына (?). И написал своему сыну и [другим] наместникам, побуждая их заключить мир на тех условиях, какие будут франками предложены. И они заключили мир, по которому к франкам отходили Сармин, ал-Джазр и Лайлун и вся северная область. Франки получили половину окрестностей Халеба и даже половину мельницы, принадлежавшей одной бедуинке. И договорились о разрушении Телль Харака, чтобы он не достался ни одной стороне.

И потребовали франки ал-Асариб, и согласился на это Иль-Гази, но те, кто в нем находился, воспротивились сдаче, и он (ал-Асариб) остался в руках мусульман; а теми, с кем заключили мир, были Жослен и Готфрид. Балдуин находился в Иерусалиме, а когда прибыл, присоединился к ним и начал восстанавливать древний разрушенный монастырь вблизи Сармада и укрепил его, а затем отдал [бывшему] наместнику ал-Асариба Сиру Алану де Мешину.

А Иль-Гази приказал своему сыну разрушить восстановленную крепость шарифа в Халебе и вывести тех, кто там находился из войска (джунд) Ридвана. И вывели их Шамс ад-Даула и Ибн Карнас под предлогом похода в области франков. Но когда они вышли из Халеба, ворота города были заперты, и раис Макки ибн Карнас приказал разрушить крепость в джумада II (515 г. х.=17 августа — 14 сентября 1121 г.).

А Малик Тогрул просил помощи у Иль-Гази ибн Артука против грузин и их государя /200/ Давида, и направился он (Иль-Гази) к нему со множеством людей и Дубайсом ибн Садака. И разбили их (грузин) мусульмане и вошли за ними в ущелье. А грузины в ущелье напали на мусульман, и разбили их, и преследовали, убивая и уводя в плен. А у Дубайса было разграблено [имущество] стоимостью 300 тысяч динаров, а сам он невредимым прибыл в Мардин с Наджм ад-дином Иль-Гази.

Мятеж Сулаймана. Иль-Гази направил своему сыну Сулайману в Халеб послание с какой-то просьбой, но его [приближенные] сочли ее оскорбительной и подстрекали его по этой причине к бунту против своего родителя. И он выступил и изгнал правителей — Султан-шаха, Ибрахима и других — из Халеба, и они направились в крепость Джабар. И начал [Сулайман] [157] отнимать имущество у жителей Халеба и причинять им зло и вред.

О причине этого бунта говорили: «Поистине Дубайс ибн Садака, когда пошел с Иль-Гази на грузин, спросил Иль-Гази во время пути, даст ли он ему Халеб, если Дубайс пожертвует 100 тысяч динаров для создания там новой армии туркмен и поможет ему (Иль-Гази) взять Антиохию». Иль-Гази принял это предложение и обменялся рукопожатием с Дубайсом [в знак согласия].

А когда поход против грузин не удался, [Иль-Гази] изменил свое решение и дал тайный приказ своему сыну Сулайману сделать вид, что он поднял против отца бунт, чтобы иметь предлог для отказа от соглашения, заключенного Иль-Гази с Дубайсом. Но безрассудность довела Сулаймана до того, что он поднял настоящий бунт и стал противиться своему отцу, и его поддержали Макки ибн Карнас, хаджиб Насир, шихна Халеба, и другие. И схватил Сулайман военачальников своего отца, и бил их по лицу, и обрил их бороды, и захватывал их имущество, и делал им зло. А франки усилили свои притязания, чему способствовали действия Сулаймана. Они вошли в Зардану, /201/ восстановили ее, а затем отдали сыну правителя Калиаму ибн ал-Абрасу.

Затем франки направились к воротам Халеба, захватив по пути Хадир Тай и другие местности. И вышли к ним хаджиб Насир и войско и разбили их, а некоторое число их убили. А Балдуин вышел в джумада II (515 г. х. = 17 августа — 14 сентября 1121 г.) и бился за Ханасиру, взял ее, и разрушил, и перенес ворота ее крепости в Антиохию. И расположился он в Бурдж Сина, и сделал с ней то же самое, и то же сделал с крепостями ан-Нукры и ал-Ахса, и брал в плен, жег и грабил.

И вернулся [Балдуин], и расположился в Силда, на реке Кувайк. К нему прибыл Атсыз ибн Турк и побуждал его заключить мир с Сулайманом. И сказал [Балдуин]: «Соглашусь при условии, что Сулайман отдаст мне ал-Асариб, чтобы я укрепился в нем и был настолько уверен в его безопасности, что мог сражаться [на землях] вне его». И сказал ему [Атсыз]:

«Невозможно Сулайману отдать [крепость] на границе Халеба в начале его правления, но выбери, кроме нее, то, на что он (Сулайман) с тобой согласится». Но [Балдуин] возразил ему:

«Правитель Халеба не в силах защитить ал-Асариб от меня, а я возведу вокруг него укрепления. Я скажу вам, что он (ал-Асариб) сейчас подобен всаднику на коне, у которого повреждены передние ноги. У всадника закрома с ячменем, кормит он им [коня] в надежде, что тот поправится, но напрасно опустошает он закрома, ибо чахнет конь, идя к гибели». Затем направился [Балдуин] к ал-Асарибу и осаждал его в течение трех дней, пока не прибыли к нему известия, из-за которых он должен был вернуться в Антиохию.

Подчинение Сулаймана. И когда узнал Иль-Гази об упрямстве [158] своего сына в мятеже, он не находил себе места и решил достичь его и отобрать у него Халеб. /202/ Жители Халеба писали ему, давая знать, что там нет достаточных сил, чтобы помешать вступлению Иль-Гази в Халеб. И он шел, пока не прибыл в крепость Джабар, а сын его Сулайман пал духом из-за своего бунта против отца. И направил он к нему (отцу) того, кто передал просьбу о прощении и милосердии к нему (Сулайману) и к тем, кто подстрекал его к бунту, подобно Ибн Карнасу и хаджибу Насиру, и чтобы Иль-Гази дал [им] всем гарантию безопасности.

А Иль-Гази вошел в Халеб 1-го числа месяца рамадана (515 г. х.=13 ноября 1121 г.), и вышли люди навстречу ему, и вошел он во дворец, и был милостив к жителям Халеба, и отменил [взимание] с них некоторых незаконных налогов, и отстранил шихну, который угнетал жителей города.

И схватил раиса Макки ибн Карнаса и его семью, и вырвал у него язык и ресницы, и взял все, что обнаружил. И передал его брата тому, кто пытал его и отнял у него имущество. И мучили хаджиба Насира, а этим занимался тот, кому была передана его должность, и ему выкололи один глаз. А Тахиру ибн Заиру подрезали лодыжки, а он был одним из помощников раиса Макки.

И вернул [Иль-Гази] правителей, сыновей Ридвана, из крепости Джабар в Халеб. И посватал он /203/ дочь Малика Ридвана, и женился на вей, и вошел с ней в Халеб. И назначил раисом Халеба Салмана ибн Абд ар-Раззака ал-Аджлани ал-Балиси, а своего племянника Бадр ад-Даула Сулаймана ибн Абд ал-Джаббара сделал своим наместником в Халебе. И заключил с франками перемирие сроком на целый год, и дал им несколько сел, которыми они владели во время их господства в ал-Асарибе и Зардане.

Смерть Ибн Мавсула. И направился Иль-Гази в мухарраме 516 года (12 марта —10 апреля 1122 г.) на Восток собирать войска, а в Халебе умер его везир Абу-л-Фадль ибн ал-Мавсул в сафаре, а везират был передан Абу-р-Радже ибн Сартану (11 апреля — 9 мая 1122 г.).

Известие о Балаке ибн Бахраме

Иль-Гази и Балак перешли Евфрат 17 раби II (516 г. х .=  25 июня 1122 г.). Балак Гази был сыном его брата Бахрама ибн Артука, и призвал он (Иль-Газя) его из областей Рума, а в его (Балака) власти было несколько крепостей вблизи Малатии. А с ними было некоторое число туркмен сверх того, что было принято для сопровождения.

И сместил Иль-Гази Абу-р-Раджу ибн ас-Сартана с везирата и схватил его по полученному им доносу. И достиг Иль-Гази Зарданы, расположился около нее 20 джумада I (516 г. х.= [159] 27 июля 1122 г.), и осаждал ее несколько дней, и овладел подступами к ней. А ее правитель слышал во время перехода Иль-Гази через Евфрат, что он разобьет лагерь пред ней. И собрал он своих сподвижников, чтобы они терпеливо ждали прихода к ним Иль-Гази в течение 15 дней, и поклялся, что придет им на помощь, /204/ и отправился собирать войско. И этот срок прошел, а он к ним не прибыл, как бы купив их кровь за все то, чем он владел. И сказал им: «Клянусь богом, если вас, борцов за веру, не смогу освободить я, то освобождение придет от него (бога)!». И двигался он (правитель Зарданы), пока не прибыл к Балдуину, правителю Антиохии, а тот был [на землях Триполи] в заботах о [разделении] власти в Триполи между ним и правителем [графства]. И сообщил ему о переходе Иль-Гази [через Евфрат] и о том, что стало ему известно о намерениях [Иль-Гази в отношении] Зарданы.

И Балдуин ему ответил: «Мы ни в чем не нарушили последнее соглашение, заключенное с Иль-Гази, и в его отсутствие считались со всеми его приобретениями. Я уже стар, имею некоторый опыт и не думаю, что он совершит вероломство. Может быть, он направляется в Триполи или в Иерусалим против той части моих владений, которая не упоминается в нашем соглашении, ибо там говорится лишь об Антиохии и ее области. А тебе необходимо вернуться в Афамию и Кафартаб для наблюдения за происходящим».

И правитель Зарданы вернулся и наблюдал за положением дел. И направил он гонца к Балдуину и сообщил ему, что Иль-Гази осадил Зардану. Тогда Балдуин заключил мир с правителем Триполи при условии присоединения его войска к своему. Затем Балдуин направился в Антиохию и призвал Жослена присоединиться к нему. А мусульмане поставили тем временем у Зарданы четыре осадные машины и взяли первую стену крепости. После 14 дней осады мусульман сюда прибыли франки и расположились под монастырем.

Узнав об этом, Иль-Гази покинул Зардану и направился им навстречу. Он расположился в Навазе и добивался, чтобы франки вышли из более выгодного для них положения в теснине на простор, но они не вышли. Тогда Иль-Гази направился с атабеком Тугтегином к Телль ас-Султан. Когда он удалился, франки покинули свою позицию, и дошли до Наваза, и напали на предместье ал-Асариба, и сожгли гумно и стену. Его правитель Йусуф ибн Мирхан укрылся в крепости. А франки достигли Аббайна, а затем /205/ Даниса и находились там некоторое время, но никто не выступил против них, и они возвратились в свою область. А Иль-Гази вернулся и расположился у Зарданы, и начал атаку второго укрепления, и перебил некоторое число франков. [160]

Конец Иль-Гази

Болезнь Иль-Гази. И вернулись франки и расположились под монастырем. И направился Иль-Гази в Наваз и находился там три дня, наступая на франков, а они не выходили в пустыню. И случилось так, что Иль-Гази съел много сушеного мяса, зеленых орехов, арбуз и фрукты. И вздулся его живот, и стало ему плохо. И ухудшилось его положение, и он отправился в Халеб, а его болезнь усилилась. А Тугтегин направился в Дамаск, а Балак Гази — в свою область. И прибыл Иль-Гази в Халеб лечиться и расположился во дворце, но болезнь его не отпускала.

А войско Халеба из тысячи всадников вышло в Туббал, в области Азаза, а с ним эмиры, в том числе Давлаб ибя Кутулмыш. И разграбили они [Туббал] и вернулись. А около Харбала напал на них Калиам с сорока всадниками, и мусульмане были разбиты, а некоторое число их убито.

/206/ А в месяце раджабе этого года (516 г. х. = 5 сентября — 4 октября 1122 г.) Балак Гази победил дьявола Жослена и сына его тетки со стороны матери Галерана вблизи Саруджа, и взял их в плен, и взял в плен сына его (Жослена) сестры Танкреда в стычке при Лайлуне, и тот выкупился за тысячу динаров. И попало в плен 60 всадников. И потребовал [Иль-Гази] от Жослена и Галерана, чтобы они сдали ему те крепости, что находились у них в руках, но они не сделали этого. И сказали:

«Мы и эта область — как верблюд с поклажей, которую он несет до конца; ведь то, что в наших руках, затем перейдет в другие руки!» И взял он (Иль-Гази) их [крепости] и ушел в свою область.

А после этого прибыли франки в шабане (516 г. х. = 5 октября — 2 ноября 1122 г.) из Телль Башира и забрали Телль Кн, и вышел его наместник со своими людьми в Бузаа, и встретились они [с мусульманами], и были разбиты мусульмане, и было убито из них 90 человек.

Смерть Иль-Гази. А что касается Иль-Гази, то после нескольких дней болезнь его ослабла, и он отправился в Мардин. Затем вышел оттуда, направляясь в Мийафарикин, а по дороге болезнь усилилась, и он умер вблизи Мийафарикина, в селении, называемом Аджулин, в начале месяца рамадана 516 года (3 ноября — 2 декабря 1122 г.).

/207-208/ ХАЛЕБ ВО ВРЕМЕНА ПОСЛЕДНИХ АРТУКИДОВ

/209/ Правление Сулаймана ибн Абд ал-Джаббара ибн Артука

И владел сын его (Иль-Гази) Сулайман Мийафарикином, а сын его Тимурташ — Мардином, а сын его брата Бадр ад-Даула Сулайман ибн Абд ал-Джаббар ибн Артук — Халебом. А когда [161] услышал правитель Антиохии о его (Иль-Гази) смерти, собрал свое войско и некоторое число армян, и расположился в долине Бузаа, и бесчинствовал там, и причинял зло, как только мог. А жители ал-Баб доставили ему из долины подать и подчинились ему.

И отправился он в Балис, и сражался там [с применением] осадных машин, и вместе с Ибн Маликом обложил Балис податью, которую доставляли ему. И распределял ее по необходимости, ибо в Балисе была группа туркмен и часть ха-лебской конницы.

И вышли жители его (Балиса) и их конница, и начали они сражаться, и убили у франков нескольких предводителей. Мусульмане одержали славную победу. И отправился Балдуин в долину, но тут прибыл Сулайман ибн Иль-Гази, и осадил ал-Биру, и получил ее крепость при условии сохранения жизни ее жителей, и забрал он их и отправился с ними в Антиохию. [Затем] последовали набеги франков [в местность] вокруг Халеба до конца 516 года (начало 1123 г.).

Возвышение ас-Сартана. И назначил Бадр ад-Даула Сулайман в везират Халеба [человек по имени] Абу-р-Раджа Сад Аллах ибн Хибат Аллах ибн ас-Сартан в сафаре (517 г. х.= 31 марта—28 апреля 1123 г.), после того как его сместил Иль-Гази, о чем было уже сказано.

/210/И восстановил Бадр ад-Даула медресе [в квартале] стекольщиков в Халебе, названное [позже медресе] Ибн ал-Аджами — по имени Абу Талиба ибн ал-Аджами, [ее первого мударриса]. И сказал он мне, что она предназначается для четырех [толков ислама?]. А убранство было перенесено из разрушенной церкви [квартала] мельников в Халебе.

10-го [числа] месяца сафара 517 года (9 апреля 1123 г.) был заключен мир между Бадр ад-Даула, правителем Халеба, и Балдуином, правителем Антиохии, на условии, что Бадр ад-Даула сдаст ему крепость ал-Асариб, что он и сделал. И он (Балдуин) назначил ее правителем сначала Сира Алана де Мешина, и она оставалась в его руках, пока тот не умер. А затем она попала в руки хаджиба Джабраила ибн Барка, который вернул крепость, и Бадр ад-Даула дал ему взамен должность шихнаки Халеба.

Правление Балака ибн Бахрама ибн Артука

В среду 19 сафара (517 г. х. = 18 апреля 1123 г.) направился Балдуин, правитель Антиохии, /211/ сражаться с Нур ад-Даула Балаком ибн Бахрамом ибн Артуком. Была осаждена крепость Каркар. И они встретились в месте, называемом Авраш, вблизи моста через Санджату. И разбил его (Балдуина) Нур ад-Даула Балак, и взял в плен, и перебил большую часть его [162] войска и его предводителей, и разграбил его шатер. А после недельной осады он завоевал Каркар с войском гораздо меньшим, чем у франков. И поместил Балдуина в Хартабрат, где уже были Жослен и Галеран.

Затем Нур ад-Даула Балак перешел Евфрат и подошел к Халебу, поставив его в трудное положение. И расположился к югу от него, затем достиг Банакусы и находился там несколько дней; [затем] отправился в земли ан-Найраб и Джибрин и приказал сжечь там зерно и забрать скот. /212/ Часть его войска прошла в Хаддадви, и один из них (воинов) взял козу, а один из феллахов этой деревни метнул в него стрелу и убил его. И окружена была находившаяся в ней пещера и занята, несмотря на сопротивление ее жителей. [Воины] выкуривали [людей] из пещеры, и в ней задохнулось 150 [человек]. И так же задохнулось некоторое число людей в пещерах Телль Аббуда и Таджина, и были взяты в плен женщины Афр Таннавара с их детьми; некоторые из них были проданы, другие обращены в рабство. И взяли для жителей Халеба 300 голов коней. И сожжены были посевы некоторых растений, что стало причиной большой дороговизны.

Вступление Балака в Халеб. Утром во вторник 1-го числа джумада I 517 года (27 июня 1123 г.) он овладел городом Халебом. Сдали его ему Мукаллад ибн Саквик и Муфаррадж ибн ал-Фадль под гарантию безопасности. И имя Балака было провозглашено во всем городе, и были разбиты Антиохийские ворота и пробита брешь в западной части Иудейских ворот.

А в пятницу 4-го числа того же месяца (517 г. х. = 30 июня 1123 г.) [Балаку] сдалась крепость [Халеба], и он утвердился в ней, после того как в тот же день оттуда был выдворен Бадр ад-Даула. И упрочил Балак положение в ней, и был выведен [оттуда] Султан-шах, сын Ридвана, и направлен в Харран, который был сдай в месяце раби II (517 г. х. = 29 мая — 26 июня 1123 г.) из страха перед ним (Балаком).

Затем он (Нур ад-Даула Балак) направился в ал-Бару, и напал на нее, и взял в плен епископа, находившегося в ней, и заковал его в цепи, и назначил ему стражника, а сам направился к Кафартабу, А стражник был невнимателен к нему (епископу), и тот бежал в /213/ Кафартаб, и Балак стремился овладеть крепостью [Кафартаба] и вернуть [епископа].

Пленные франки. Но во вторник 12 джумада II (517 г. х.= 7 августа 1123 г.) прибыл к нему человек и сообщил: правитель Балдуин, Галеран, Жослен, сын его сестры Танкред,. сын сестры Балдуина и другие пленные, находившиеся в яме Хартабрата, вошли в сношения со служителями крепости Хартабрата, и те выпустили их. И они напали на крепость, и овладели ею, и взяли все, что принадлежало в ней Нур ад-Даула, а это было большое имущество. И сказал Жослен: «Мы теперь избегли гибели и освободились, и разумно нам уйти и унести [163] [с собою] все, что возможно». Но Балдуин не счел для себя возможным покинуть крепость и уйти из нее.

И они решили, что из нее уйдет Жослен, и заставили его поклясться, что он не сменит своей одежды, не будет есть мясо и не будет пить [вино], исключая причастие, пока не соберет франков, и не прибудет с ними в Хартабрат, и не освободит их (пленных).

А что касается Балака, то он двигался, пока не пришел к Хартабрату и не завоевал его мечом 23 раджаба (517 г. х.= 16 сентября 1123 г.), и убил тех, кто был там из его сподвижников и оказался неблагодарным, и тех, кто находился там из франков. И не пощадил никого, кроме правителя Балдуина, Галерана и сына сестры Балдуина, и направил их в Харран, и заключил там в тюрьму.

/214/ Нападение Жослена. А что касается Жослена, то он направился в Иерусалим и просил там помощи у франков. И прибыли они в Телль Башир и узнали новость о взятии Хартабрата Балаком. Тогда Жослен направился в ал-Вади, напал на Бузаа и сжег одну из его стен. Затем сжег ворота и срубил деревья и сжег все остальное в ал-Вади.

Затем расположился в Хилане, затем [подошел к] Халебу с северной стороны, где находится Машхад ал-Джафф. И разрушил [эту] гробницу, и [разорил] сады, и нанес поражение отрядам из [Халеба] у Машхад Туруд, вблизи садов ан-Нукры, и убил или взял в плен 20 человек. Затем двинулся, и расположился в западной части Бакат ас-суда, и разрушил гробницы и сады с южной стороны [Халеба]. И раскопал могилу, которая была в Машхад ад-Дикка, но ничего в ней не нашел, и брызнул из нее на него свет. А жители Халеба ежедневно вступали с ним в жестокие схватки, и он отступал, неся при этом потери.

/215/ Во вторник, в начале рамадана (517 г.х. = 23 октября — 21 ноября 1124 г.), Жослен явился в ас-Сади и срубил там все деревья. Затем франки отделились от него, и каждый вернулся в свою область. И обнаружено было в местах их стоянок более 40 мертвых коней и откопано несколько убитых людей.

И приказал кадий Ибн ал-Хашшаб по соглашению с предводителями Халеба разрушить алтари христианских церквей в Халебе, и сделать в них михрабы со стороны киблы, и сменить их ворота, и превратить церкви в мечети. И было это проделано с большой церковью, и была названа она мечетью ас-Сарраджина, а теперь это медресе ал-Халавийа, и с церковью ал-Хаддадина, а теперь это медресе ал-Хаддадина, и с церковью на улице ал-Хираф, которая была превращена в медресе Ибн Мукаддама. И осталось у христиан в Халебе всего две церкви, и они сохраняются и теперь.

Нур ад-Даула Балак ушел из Халеба в свои владения. 19-го числа месяца рамадана (517 г. х. = 10 ноября 1123 г.) Жослен совершил набег на ал-Вади, ая-Нукру и ал-Ахс и взял более 500 коней, находившихся в ал-Гарибе, так что осталось в [164] Халебе из коницы [не более] 50 всадников, имеющих коней, А из вьючных животных взял быков и верблюдов несметное число, а также овец, и убивал, брал в плен, и разрушал все, что возможно, и возвратился в Телль Башир.

И вышел Сир Алан с войском Антиохии из ал-Асариба, и двигался, пока не достиг ал-Ханваты и Халфа, и взял около трехсот оставшихся в Халебе коней, [находившихся в его южной части] — ал-Гарибе, и захватил также караван, прибывший из Шейзара с зерном.

/216/ Затем Жослен перешел Евфрат, пришел в Шабахтан и об-ратился против туркмен и курдов. И забрал более десяти тысяч овец и коней, а жителей брал в плен и убивал. А те из конницы Халеба, кто сохранил своего коня, вместе с разбойниками совершали набеги на области франков, и каждый раз они доставляли пленных. Затем Жослен совершил набег на ал-Джаббул и его окрестности, и захватил множество скота, и направился в Дайр Хафар, и душил его жителей дымом в пещерах. И раскапывал могилы, и похищал у мертвецов их саваны.

Поражение мусульман. И в среду 26 зу-л-када (518 г. х. = 4 января 1125 г.) Балак прошел в Сирию, и схватил наместника Бахрама, дай батинитов Халеба, и приказал изгнать их из Халеба, и они продавали свое имущество и пожитки и уходили оттуда.

После этого эмир Нур ад-Даула Балак собрал войска — а к нему прибыли атабек Тугтегин с войском Дамаска и войско Ак-Сункура ал-Бурсуки,—и двигались они, пока не расположились у Азаза, и осадили его, и совершили подкоп под него, что облегчило им их дело.

И собрались франки, стремясь оттеснить мусульман. И встретились два войска, и мусульмане были разбиты и рассеялись, после того как был убит тот, кого убили, и пленен тот, кого пленили.

И восстановил Балак крепость ан-Наура в ан-Нукре и крепость ал-Магарат на берегу /217/ Евфрата. И женился [Балак] на Хатун Фархандах-Хатун, дочери Ридвана, и это произошло 23 зу-л-хиджжа 517 года (11 февраля 1124 г.).

Возвращение Балака. А в мухарраме 518 года (19 февраля — 19 марта 1124 г.) сместил Балак раиса Халеба Салмана ал-Аджлана и назначил [раисом] человека из жителей Харрана по имени Мухаммад ибн Саадан, и был он известен как-Ибн Саадан. И с приездом Балака в Халеб упрочилась его безопасность, ибо злоумышленников и разбойников охватил большой страх. И предложил он держать ворота Халеба открытыми день и ночь. И прекратил он действия нарушителей спокойствия и сказал стражу: «Если о тебе пойдет дурная слава, отрублю тебе голову!»

И перевел он Балдуина и тех, кто был с ним, из тюрьмы Харрана в крепость Халеба. И направил в месяце сафаре (518 г. х. = 20 марта — 17 апреля 1124 г.) отряд из своих сподвижников-тюрок [165] в область Азаза. И произошла между ними и франками стычка при Машхале, и победили их тюрки, и убили из них 40 человек всадников и пехотинцев, и забрали добычу. А остальные [тюрки] добрались до Азаза, и все они имели по нескольку ран.

В течение декабря, января и середины февраля не было дождя, затем погода изменилась и принесла плодородием /218/ и люди собирали урожай, но в Халебе была большая дороговизна.

Правитель Манбиджа. В сафаре 518 года Нур ад-дин Балак рассердился на Хассана ибн Кумуштегина, правителя Манбиджа, из-за некоего сообщения ему о нем. И послал он (Балак) отряд из своего войска со своим двоюродным братом Тимурташем, сыном Иль-Гази ибн Артука, и наказал им, чтобы они пришли в Манбидж и потребовали от Хассана отправиться с ними в поход в Телль Башир, а когда он выйдет [из Манбиджа] — схватить его. И они так и сделали, и вошли в Манбидж, но гарнизон крепости восстал против них, а в ней находился Иса, брат Хассана. А Хассан был доставлен и заключен в крепость Балу, после того как был наказан — обнаженный проведен сквозь терновник. Но брат его не сдал крепость Манбиджа [Тимурташу].

Победа мусульман. И написал Иса Жослену: «Если ты придешь и возьмешь верх над войском Балака, я сдам тебе Манбидж». И говорили даже, что он провозгласил имя Жослена в Манбидже. После этого Жослен направился в Иерусалим и Триполи, и прошел через все области франков, и собрал более 10 тысяч конников и пехоты, и направился в сторону Манбиджа, чтобы изгнать из него Балака. И когда франки приблизились к Манбиджу, туда прибыл Балак. И встретились они в понедельник /219/ 18-го месяца раби I (518 г. х. = 5 мая 1124 г.). И бились войска, и были разбиты франки, а мусульмане преследовали их, убивали и брали в плен до конца дня.

И в этот день Балак пятьдесят раз вступал в бой, убивал и выходил невредимым, разил мечом, колол копьем и не был ранен. И вернулся он в Манбидж и провел ночь в молитве, прося всевышнего Аллаха даровать его руке новую победу над франками. И, встав утром во вторник 19 раби 1 (518 г. х. = 6 мая 1124 г.), он перебил всех пленных, которые были взяты в плен в битве. Затем двинулся в направлении крепости, чтобы выбрать место для установки осадной машины; он был в шлеме и со щитом в руке.

Гибель Балака. Он намеревался оставить вместо себя в осаде Манбиджа своего племянника Тимурташа ибн Иль-Гази и отправиться на помощь жителям Тира, ибо франки притесняли и угнетали их. И меж тем как он отдавал приказания, в него попала стрела из крепости. И говорили, что она (была пущена] рукою Исы. А Балак упал на левую ключицу и сломал ее, плюнул и сказал: «Этот удар смертелен для всех мусульман» — и в сей же час умер. А [другие] говорили, что он оставался живым [166] несколько часов, а затем умер — да будет милостив к нему Аллах! И был он перенесен в Халеб и погребен там южнее гробницы Авраама — мир ему!

/220/ Правление Тимурташа ибн Иль-Гази ибн Артука

Тимурташ в Халебе. И прибыл Хусам ад-дин Тимурташ ибн Иль-Гази в Халеб в среду 20-го месяца раби I (518 г. х.= 7 мая 1124 г.), вошел в крепость, водрузил свое знамя, и жители [Халеба] провозгласили его имя. А Сулайман ибн Иль-Гази отправился из Мийафарикина в Хартабрат и крепости Балака — а они более чем в 50 местах — и взял их. И отправился Давуд ибн Сукман, и взял крепость Балу, и отпустил Хассана ибн Кумуштегина, и тот вернулся в Манбидж.

А что касается Тимурташа, то поистине, когда он овладел Халебом, любовь и игра отвлекали его от исполнения государственных дел, и от этого происходили вред и ослабление положения мусульман.

А везиром он назначил Абу Мухаммада ибн ал-Мавсула, затем сместил его и конфисковал его имущество в раджабе (5)18 года (14 августа — 12 сентября 1124 г.). И назначил везиром Абу-р-Раджу ибн ас-Сартана, а раисом Халеба — Фадаила ибн Сада ибн Бади.

И направил Тимурташ [человека] в Харран и вывез оттуда Султан-шаха, сына Ридвана, которого поселил там Балак, а затем заточил его в доме в крепости Мардина, но там было окно, и [Султан-шах] спустился оттуда по веревке и бежал в Дару. Затем отправился оттуда в Хисн Кайфу к Давуду ибн Сукману.

Действия Тимурташа. А в последние десять дней раби I (518 г. х. = 7 — 17 мая 1124 г.) вышел наместник Жослена из ар-Рухи, и совершил поход в область (нахийа) Шабахтана, и разграбил ее, и вышел к нему /221/ наместник Тимурташа Омар ал-Хасс, а он был не только [его] наместником, но и воспитанником его отца Иль-Гази. И отправился он за наместником ар-Рухи с 300 всадниками, и преследовал его до Мардж Аксаса, и там вступил с ним в бой, и нанес ему поражение, и убил его, и перебил большинство находившихся с ним франков, и вернулся с добычей. И послал их головы и то, что захватил в качестве добычи, к Тимурташу в Халеб. И назначил его Тимурташ ших-наки Халеба. И был он погребен под сводом напротив входа в гробницу Ибрахима — мир ему! И имя его было написано на четырех ее сторонах. А командующим крепостью Халеба был назначен человек по имени Абд ал-Карим.

В начале джумада I этого года (518 г. х. = 16 июня — 15 июля 1124 г.) было заключено соглашение между правителем Антиохии Балдуином — а он находился в тюрьме Балака в Халебе — и Тимурташем ибн Иль-Гази о передаче [франкам] ал-Асариба, [167] Зарданы, ал-Джазра, Кафартаба и Азаза и об уплате 80 тысяч динаров; и из них было уплачено 20 тысяч динаров.

Дубайс ибн Садака. И дал Тимурташ клятву в этом и в том, что Дубайс ибн Садака будет изгнан (букв. «выведен от людей»). А Дубайс только что прибыл, будучи побежденным ал-Мустаршидом, после того как он разбил его и перебил большую часть его войска.

И Дубайс покинул свою область, погрузив все, что было возможно из денег и товаров, на спины вьючных животных. И прибыл в крепость Даусар к сыну Салама ибн Малика ибн Бадрана и просил у него убежища, и тот предоставил ему это. А ал-Мустаршид и султан Махмуд гневались на него за это его действие.

Дубайс переписывался с некоторыми из жителей Халеба и послал им некоторое количество динаров, побуждая их к сдаче ему [Халеба]. И, узнав об этом, их раис Фадаил ибн Сад ибн Бади /222/ осведомил о случившемся Тимурташа ибн Иль-Гази. И тот схватил их, и подверг мучениям, и повесил некоторых из них, у других отнял имущество или сжег [его].

Вероломство Балдуина. И был посредником в переговорах Балдуина с Тимурташем эмир Абу-л-Асакир Султан ибн Мункыз; и он направил в Халеб своих сыновей и сыновей своей сестры заложниками за Балдуина. И Балдуин был освобожден от оков и приведен в совет (маджлис) Тимурташа, где они выразили доверие друг другу и пили. И пожаловал ему Тимурташ царский кафтан, золотую шапку и большие туфли. И вернул ему те крепости, которые Балак отобрал у него в день его пленения. И посадил его [на коня], и направил в Шейзар в среду 4 джумада (I? 518 г. х. = 19 июня 1124 г.), и он оставался при Абу-л-Асакире, пока не были доставлены несколько заложников во исполнение условия, поставленного им (Балдуином) Тимурташу. Это были дочь его (Балдуина), сын Жослена и другие дети франков — числом 12 человек. И были принесены 20 тысяч динаров, которые заплатили вперед.

Правитель Шейзара взял заложников и отпустил Балдуина из тюрьмы Шейзара в пятницу 17 раджаба (30 августа 1124 г.). И вышел [Балдуин] — да проклянет его Аллах! — и совершил вероломство по отношению к Тимурташу, передав ему: «Патриарх, которому нельзя прекословить, спрашивал меня о том, что ты пожаловал мне и что было решено. И когда услышал о переговорах [по поводу] Азаза и сдачи мною его крепости, то не позволил этого и приказал мне защищать его и сказал: “Воистину твой поступок обязывает меня [это сказать]. И я не мог ему противоречить». Переговоры продолжались, но дело не было решено.

Дубайс и Балдуин. И встретились Дубайс, Жослен и Балдуин и были дружелюбны друг к другу, и при посредстве эмира Малика ибн Салама, правителя крепости Джабар, Дубайс и франки пришли к соглашению. /223/ А именно: Халеб отойдет к [168] Дубайсу, а жители и их имущество — к франкам и некоторые местности в области Халеба тоже отойдут к франкам.

И направился Дубайс в Мардж Дабик, и вышел к нему Хусам ад-дин Тимурташ и разбил его. И вышел Тимурташ из Халеба, не зная о вероломстве франков по отношению к нему, в Мардин 25-го месяца раджаба (518 г. х. = 7 сентября 1124 г.), чтобы заручиться поддержкой своего брата Сулаймана ибн Иль-Гази и собрать войска. И оставались Мункызиды заложниками в крепости Халеба при Тимурташе, а дети франков — заложниками при Абу-л-Асакире ибн Мункызе в Шейзаре.

И при этом посланцы ездили от Тимурташа к Балдуину, пока 18 шабана (518 г. х. = 30 сентября 1124 г.) не вернулись с известием о расторжении соглашения и об отъезде Балдуина в Артах с целью наступления на Халеб.

И шел Балдуин из Артаха, пока не остановился у реки Кувайк, опустошив всю эту местность. Затем тронулся [в путь], а в понедельник 26 шабана, а это шестое [число] ташрина I (518 г. х. = 8 октября 1124 г.?), расположился у ворот Халеба.

И вышли Дубайс и Жослен из Телль Башира и направились в область аль-Вади, повредив посевы хлопчатника и проса, и прочего, что там было и оценивалось в сто тысяч /224/ динаров. [Затем] пришли и расположились с Балдуином у Халеба. И прибыл к ним Малик Султан-шах, сын Ридвана.

И Балдуин, предводитель франков, разбил лагерь с западной стороны Халеба, в ал-Хулбе, а Жослен — на дороге в Азаз и рядом с ней, с левой и правой сторон. А Дубайс и Султаншах, сын Ридвана, разбили свой лагерь рядом с Жосленом, со стороны востока. А вместе с Дубайсом был Иса ибн Салам ибн Малик. А Ягысьян ибн Абд ал-Джаббар ибн Артук, правитель Балиса, остановился рядом с Дубайсом, с восточной стороны, и было число шатров равно тремстам: двести шатров — у франков и сто — у мусульман.

Действия франков. Расположившись у Халеба, они (франки) совершали набеги на него, рубили деревья и разграбили множество гробниц; разрывали могилы умерших мусульман и уносили в шатры их гробы, используя их для хранения своей пищи. И срывали саваны, а если обнаруживали мертвецов с неповрежденными суставами, то связывали им ноги веревками и выставляли на обозрение мусульман. И при этом говорили:

«Это ваш пророк Мухаммад!» А другие говорили: «Это — вам!»

И брали свиток [Корана] из некоторых гробниц, находившихся за Халебом, и говорили: «Эй, мусульманин! Взгляни на вашу книгу!» И привязывали к нему шнурки, используя его /225/ как подхвостник для своих вьючных лошадей. И оставляла лошадь на нем навоз, и, когда [франк] это замечал, он ударял по свитку рукой и смеялся удивленно и хвастливо. И всякий раз, как франки одерживали победу над мусульманином, они отрубали ему руки и тестикулы и отдавали его мусульманам. И мусульмане поступали так же с пленными франками, иногда вешали [169] некоторых из них. И выходили воины из Иракских ворот [Халеба] и похищали [франков] из их лагеря, а в других случаях преграждали им путь и убивали или уводили в плен [в Халеб].

И кричали мусульмане Дубайсу со стены: «Дубайс! О несчастный!» И посланцы ходили меж ними [с предложением] мира, но соглашение не было достигнуто до тех пор, пока положение мусульман не ухудшилось до крайности.

А в Халебе находились Бадр ад-Даула Сулайман ибн Абд ал-Джаббар и хаджиб Омар ал-Хасс и с ними 500 всадников. А руководил и направлял ими в должности раиса кадий Абу-л-Фадль ибн ал-Хашшаб, и он руководил защитой города и распределял деньги и провиант.

Депутация жителей Халеба у Тимурташа. И случилось так, что отправились мой прадед, судья Халеба, кадий [по имени] Абу-л-Ганам Мухаммад ибн Хибат Аллах ибн Абу Джарада, накиб ал-ашраф и Абу Абдаллах ибн ал-Джали, и вышли они ночью и пришли к Тимурташу в Мардин умолять и просить его о помощи. Они нашли его занятым другим делом. Ибо в месяце рамадане (518 г. х. =12 октября—10 ноября 1124 г.) умер его брат Сулайман ибн Иль-Гази, правитель Мийафарикина, и Тимурташ направился, чтобы завладеть его областью, что мешало ему идти на помощь Халебу.

/226/ А ранее были начаты переговоры между ним и Ак-Сункуром ал-Бурсуки, правителем Мосула, о совместном выступлении против франков и снятии осады с Халеба. Но затем Тимурташ был отвлечен своим делом, а жители Халеба находились при нем, и он задерживал их и обнадеживал.

А когда эта депутация выходила из Халеба, их заметили франки и пустились за ними вслед, но не догнали их. И наутро после этой ночи франки стали кричать [осажденным] жителям Халеба: «Где ваш судья? Где ваш тариф?» И те находились в замешательстве, пока к ним не прибыло письмо с известием о том, что судья и шариф находятся в безопасности.

А халебцы оставались при Тимурташе, побуждая его направиться в Халеб; он давал им обещания, но не выполнял их. Они сказали ему: «Когда ты прибудешь, жители Халеба поверят, что действительно получили помощь».

А положение жителей Халеба ухудшилось до такой степени, что они стали есть собак и прочую падаль, и уменьшались их запасы пропитания и были исчерпаны, и распространились среди них болезни, от /227/ которых они сильно страдали. Но когда трубил рог, давая сигнал к наступлению на франков, больные мусульмане вскакивали, как бы тронувшись в уме, и бросались на врагов и оттесняли к их шатрам, а сами возвращались на свои ложа.

И написал мой дед Абу-л-фадль Хибат Аллах ибн ал-Кади Абу-л-Ганам письмо своему отцу, [который находился тогда при Тимурташе], сообщая ему, какое положение создалось в Халебе из-за голода, поедания падали и болезней. Но его письмо [170] попало в руки Тимурташа, и тот рассердился и сказал: «Посмотрите на этих, похвалявшихся своей стойкостью и призывавших меня: они обманули меня, желая, чтобы я пришел с малыми силами, ибо дошли до столь бедственного положения».

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.