Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

/165-166/ ХАЛЕБ ВО ВРЕМЕНА АЛП АРСЛАНА И СУЛТАН-ШАХА, СЫНОВЕЙ РИДВАНА

/167/ Правление Алп Арслана

И правил Халебом после него сын его Алп Арслан, которого прозвали бессловесным. А было ему 16 лет, и мать его была дочерью Ягысьяна, правителя Антиохии. Речь его отличалась медлительностью и несвязностью, и поэтому его так прозвали. Он был необузданным, небольшого ума; отменил те незаконные поборы и налоги с жителей Халеба, которые восстановил его отец.

И схватил он своих братьев — Малик-шаха и Мубарака, а Мубарак был от рабыни, а Малик-шах — от его матери — и убил их. То же самое сделал и его отец Ридван со своими братьями — обрати внимание на это странное совпадение! И схватил некоторых приближенных (хавасс) своего отца и убил одних из них и отобрал имущество у других.

А управляющим его делами был евнух его отца, которого звали Лулу ал-Иайа, и это он соорудил ханака ал-Балат в Халебе. А до перехода к Ридвану /168/ он служил у Тадж ар-Руаса ибн ал-Хилала и таил в своей душе злокозненные замыслы.

А положение батинитов в Халебе при его отце укрепилось. К их толку примкнуло много народу, ища у них убежища; каждый, кто желал уберечь себя от гибели или обиды, приходил к ним.

А во время смерти Ридвана в Халебе находился Хусам ад-дин [141] ибн Дамладж, а с ним пришли проповедники [его сторонники, в том числе] перс Ибрахим — один из его помощников в деле охраны крепости за Балисом (?).

Борьба с батинитами. И написал [султан] Мухаммад ибн Малик-шах Алп Арслану: «Твой родитель противился мне [в борьбе] с батинитами, а ты, сын его, должен стараться перебить их». И начал раис Ибн Бади, предводитель ахдас, переговоры с Алп Арсланом по поводу этого, и было решено обрушиться на них с местью и поддерживать друг друга в этом.

И был схвачен Абу Тахир ас-Саиг и убит и убит даи Исмаил /169/, и брат ал-Хакима-астролога, и знатные люди этого толка в Халебе, и было схвачено их около 200 человек.

И заточил [Алп Арслан] некоторых из них в тюрьму и забрал все их имущество. Одних из них он потом отпустил, Других сбросил с вершины крепости, третьих перебил. Кое-кому из них удалось бежать, и они рассеялись по стране. И бежал дай Ибрахим из крепости (?) в Шейзар, а Хусам ад-Даула ибн Дамладж ускользнул от заключения и умер в ар-Ракке.

А франки потребовали у Алп Арслана подать, которая лежала на Халебе, и он уплатил ее из своих средств, и ни один из жителей Халеба не был обременен каким-либо налогом для этой цели.

Атабек Тугтегин

Затем Алп Арслан нашел, что страна нуждается в лучшем управлении, и его слуги и соратники посоветовали ему написать атабеку Тугтегину, эмиру Дамаска. И он (Алп Арслан) стал искать поддержки его (Тугтегина) и просил его прибыть для управления Халебом и войском и действовать в интересах его (Алп Арслана) государства. И Тугтегин ответил ему и принял его предложение, ибо он (Алп Арслан) был юношей; его не страшили неверные, и он не думал об этом.

И стали провозглашать его (Алп Арслана) имя с мимбаров Дамаска после упоминания имени султана и чеканить монеты с его именем, и это происходило в месяце рамадане (507 г. х. = 9 февраля — 10 марта 1114 г.). И в подтверждение всего этого Алп Арслан вышел сам со своею свитой, /170/ а атабек направился в Дамаск для встречи с ним, и соглашение, [заключенное] между ними, упрочилось. И встретил его атабек [на расстоянии] двух переходов, и приветствовал его, и прибыл с ним, и поместил его в крепости Дамаска. И был чрезмерен в своей приветливости и услужливости (букв. «стоял на своей голове»). И передал ему (Алп Арслану) золотой сосуд, и птицу, унизанную драгоценными камнями, и несколько кусков дорогих [материй], и нескольких коней и приветствовал также его спутников.

И находился он (Алп Арслан) в Дамаске несколько дней, а в [142] начале шаввала (507 г. х. = 11 марта — 8 апреля 1114 г.) отправился обратно в Халеб, а с ним атабек и его войско. И наводился он при атабеке (Тугтегине) некоторое время. И разжаловал Кумуштегина ал-Баалбаки, командующего войском, которого его приближенные посоветовали ему схватить. И он (Алп Арслан) так и сделал и схватил [также] нескольких знатных лиц из своего войска и везира Абу-л-Фадля ибн ал-Мавсула. А атабек выпросил у него Кумуштегина, и он подарил ему его.

И заключил он [в темницу] раиса Халеба Сада ибн Бади, который был важной персоной при его отце Ридване. Его долго мучили, а потом отняли имущество, так что он (Сад)“ желая гибели, ударил себя в тюрьме ножом. Затем, после отнятия имущества, он был отпущен и ушел со своими людьми из Халеба, направляясь в крепость Джабар к Малику ибн Саламу.

/171/ Возвышение ал-Фурати. И был передан пост раиса в Халебе Ибрахиму ал-Фурати, и он упрочил [свое положение], получив титул, и его имя стали восхвалять. И это к нему восходит [название] площади Ибн Фурати вблизи иракских ворот Халеба.

А атабек (Тугтегин) увидел злоупотребления и вред, наносимые управлению из-за умаления своих прав и противодействия своим указаниям, и это он нашел неприемлемым для себя и вернулся из Халеба в Дамаск. С ним ушла и мать Малика Ридвана, бежавшая от своего внука.

А образ жизни Алп Арслана был дурным. Он всецело предался греху, насилию над женщинами и убийствам. И дошло до того, что он однажды отправился в Айн Мубарак, сад [для гулянья], и взял с собою 40 рабынь, и разбил там шатер, и совершил прелюбодеяние с каждой из них.

Лулу ал-Йайа. А Лулу ал-Йайа стал вершить дела, и отнял имущество у некоторых должностных лиц, и возвратил везират Абу-л-Фадлю ибн ал-Мавсулу. А Алп Арслан собрал нескольких эмиров и привел их в один из покоев дворца, подобный подземелью, чтобы они осмотрели его, и, когда они туда вошли, сказал им: «А что вы скажете, если я всем отрублю здесь головы?» И ответили они: «Мы — твои рабы и в твоей власти». И устремились они к выходу оттуда и умоляли его (Алп Арслана), пока он их не выпустил.

И был в их числе Малик ибн Салам, правитель крепости Джабар; выйдя оттуда, он ушел /172/ из Халеба — покинул его, опасаясь за свою жизнь.

Убийство Алп Арслана. А Лулу ал-Иайа опасался его (Ал.п Арслана) и убил его на его ложе, в [одном из помещений] крепости Халеба, в раби I 508 года (5 августа—3 сентября 1114 г.), и помогали ему в этом Караджа ат-Турки и другие. [143]

Правление Султан-шаха

И оставался Лулу ал-Йайа в крепости Халеба, а Шамс ал-Хавасс — в войске. И Лулу облек [властью] его (Алп Арслана) младшего брата, а было ему шесть лет, и его звали Султан-шах ибн Ридван. А Лулу управлял делами его государства, и управление это было плохим.

Действия Лулу. Лулу и военачальники Халеба писали атабеку Тугтегину и другим [эмирам], призывая их в Халеб для отражения франков, но ни один из них не отозвался на это. И удивительно, что из произносящих хутбу на имя правителей Халеба не находилось никого, кто желал бы направиться туда /173/ и защищать его от франков. А причина была в том, что эти военачальники желали, чтобы франки оставались там, [где были], чтобы упрочить свое положение.

И уменьшились пастбища в области Халеба, ибо большей ее частью овладели франки, и [люди] страшились за оставшееся. И уменьшились поступления, а они были нужны для раздачи войску. И Лулу продал многие деревни в области Халеба, а распродажей ведал Абу Ганам Мухаммад ибн Хибат Аллах ибн Абу Джарада, кадий Халеба. А Лулу ведал расходованием вырученных за них средств на нужды дворца, войска и города. И схватил Лулу везира Абу-л-Фадля ибн ал-Мавсула и отнял имущество его. А сам отправился в крепость и оставался там вместе с Маликом ибн Саламом. А везиром назначил на некоторое время Абу-р-Раджа ибн ас-Сартана ар-Рахби, затем отнял у него имущество и бил его. И вызвал он (Лулу) Абу-л-Фадля ибн ал-Мавсула и сделал его вновь везиром Халеба.

А в ночь на воскресенье 28 джумада II (50)8 года (10 декабря 1114 г.) произошло сильное землетрясение в Халебе, Харране, Антиохии, Мараше и на границах Сирии. И упали башни северных ворот Антиохии и некоторые прилегающие дома, и погибло несколько [человек]. И оказалась разрушена крепость Азаз, а командующий ею бежал в Халеб, а между ним и Лулу была вражда. И когда командующий прибыл в Халеб, [Лулу] убил его, а в Азаз послал мастеров для возведения [города] и восстановления крепости.

Были небольшие разрушения и в крепости Халеба. И разрушена была большая часть крепости ал-Асариб и Зардана. И говорили, что муэззин мечети Азаза был стражем крепости. И когда он сторожил, то заснул на башне мечети в крепости. А когда началось землетрясение, он упал на край рва /174/ и продолжал спать, не зная о случившемся. И проходили мимо него люди и подумали, что он мертв, и накрыли его. А он проснулся и стал их спрашивать, а они рассказали ему, что произошло.

И сделался Шамс ал-Хавасс предводителем войска Халеба (аскар) и управляющим икта джунда, и поведение его в то время было праведным. А в начале своего правления Лулу был в крепости Халеба и давал распоряжения, не спускаясь оттуда. [144]

В это время он писал султану, давая неискренние обещания сдать ему Халеб вместе с сокровищами, которые оставили Ридван и его наследник Алл Арслан, и потребовал направить к нему войска. И по приказу султана в Халеб прибыли Бурсук ибн Бурсук, предводитель войск, и Бакарбасан, и другие эмиры султана в 509 году (1115/16г.). Но намерения евнуха Лулу сравнительно с тем, что он писал султану, изменились, и он обратился к атабеку Тугтегину, призывая его на помощь и обещая сдать ему Халеб, если Тугтегин даст ему взамен [какую-либо] из областей Дамаска. И [Тугтегин] опередил [в этом деле] султана, ибо прибыл в Халеб, когда султанские войска, направлявшиеся туда же, находились еще в Балисе. Оттуда они достигли ал-Маарры и лишь там узнали, что в этот день атабек прибыл в Халеб. И они отказались [идти в] Халеб, а направились к Хаме и взяли ее. И отняли Рафанийю у детей Али Курда и передали ее Хаир-Хану ибн Карадже. А Тугтегин начал опасаться, что войска султана направятся в Дамаск, и он взял войска Халеба, Шамс ал-Хавасса и Иль-Гази ибн Артука и стал просить помощи у правителя Антиохии Рожера и других франкских государей, и все они расположились лагерем в Афамии.

/175/ Известие о франках. А армии султана находились тогда в области Шейзара. Атабек же удерживал франков от столкновения с противником, опасаясь, что франки разобьют султанское войско и захватят всю Сирию или потерпят поражение, и тогда султанские войска лишат его всех его владений. И франки [также] испытывали беспокойство, а эмиры султанского войска почувствовали усталость от стольких перенесенные тягот. И двинулись войска султана, и расположились лагерем у Хисн ал-Акрад, и приготовились к взятию его. Но атабек и франки пришли к соглашению о возвращении обеих сторон в их владения, и они так и сделали.

Шамс ал-Хавасс. И направился атабек в Дамаск, а халебское войско и Шамс ал-Хавасс возвратились в Халеб, и схватил его евнух Лулу и заточил. А войска султана в то время вернулись из Хисн ал-Акрад, и направились в Кафартаб, и осадили крепость, в которую франки превратили мечеть этого города, возведя там укрепления. И взяли ее [войска султана], и перебили тех, кто находился в ней, и направились в Мааррат ан-Нуман. И тюрки были теперь в безопасности и распространились по области ал-Маарры, предаваясь питию и грабежу, и в войске начался разлад. И прибыл посланец из Бузаа от Шамс ал-Хавасса, прося послать кого-либо, чтобы объявить ему о подчинении Бузаа, и сообщил, что /176/ евнух Лулу заточил Шамс ал-Хавасса [в этой крепости]. А Лулу был осведомлен о действиях войск [султана] и давал знать об этом франкам. И отправились Бурсук и Джамдар, правитель ар-Рахбы, в Данис, предполагая затем двинуться к Халебу; Джамдар остановился в одном из селений. [145]

Поражение мусульман. И Бурсук с войском прибыл в Данис утром 23-го месяца раби II (4 сентября 1116 г.). Франки ежечасно получали известия о них, и настигли их, и расположили свое войско в области Джабал Суммак, а войско [мусульман] находилось в описанном нами положении — было рассеяно и разбросано, и не было у них силы против франков, и разбиты были они [на равнине] от Даниса до Телль ас-Султана.

А люди из войска скрывались в селах, и феллахи грабили их и отпускали. Жители сел захватывали в несметном количестве то, что они бросили во время поражения. И невозможно описать, чего только не брали эти нечестивцы: провизию, оружие, шатры, вьючных животных, различные орудия и предметы, которые невозможно счесть.

[У франков в этот день] не погибло ни одного командующего или какого-либо другого значительного лица. А у мусульман было убито около 500 человек и примерно столько же взято в плен. И собрались [бежавшие мусульмане] у Телль ас-Султана, и направились они в ан-Нукру, не выполнившие своего долга и в раздоре между собою, и расположились там лагерем. А Аванба уже ввел в крепость Бузаа гарнизон, который вышел навстречу основному войску и, достигнув его, слился с ним.

Тогда все эти войска вернулись к султану и в свои владения. И вышел Тугтегин /177/ из Дамаска и взял Рафанийю, гарнизон которой ему сдался.

И отпустил Лулу из заточения Шамс ал-Хавасса, который вернул ему то, что получил ранее в икта,—Бузаа и прочее, и направился к Тугтегину. Атабек дал ему Рафанийю и вернулся в Дамаск, взяв его с собой.

Убийство Лулу. А что касается евнуха Лулу, то он после постоянного пребывания в крепости Халеба стал временами выезжать оттуда верхом. И случилось так, что он направился в 510 году (1116/17 г.) с войском Халеба и чиновниками в Балис под видом охоты. А когда он прибыл в крепость Надир, воины убили его.

Ак-Сункур. Мнения о цели выезда Лулу из Халеба были различны. Одни говорили, что он оставил свои деньги в крепости Даусар, поручив их там Ибн Малику, и поехал туда, желая вернуть их себе и возвратиться в Халеб. А султан уже пожаловал Халеб и ар-Рахбу Ак-Сункуру ал-Бурсуки. И некоторые сторонники Ак-Сункура, сговорившись между собой, сделали вид, что ушли от него и поступили на службу к Лулу; они сблизились с его свитой и склоняли ее к убийству Лулу. И, стремясь угодить Ак-Сункуру, который надеялся в случае гибели Лулу стать правителем Халеба, они убили Лулу.

Затем некоторые из них направились в ар-Рахбу и сообщили [Ак-Сункуру] о происшедшем; Ак-Сункур ал-Бурсуки поспешил прибыть из ар-Рахбы в Халеб. Но часть его воинов объединилась с оставшимися из тех, кто убил Лулу, желая заполучить Халеб для себя. И направились они туда, а их опередил [146] евнух Ярукташ, один из слуг Малика Ридвана, и первым вошел в Халеб.

/178/ А другие говорили, что страх побудил Лулу бежать, захватив с собой казну, в какую-то восточную страну для сохранения этого богатства. А когда [Лулу] прибыл в крепость Надир, Сункур ал-Джакармаши, увидя его, оказал: «Разве оставите вы безнаказанным того, кто убил Тадж ад-Даула, захватил его казну и бежал!» И закричал по-тюркски: «На зайца! На зайца!» И при этих словах воины Ак-Сункура пустили в Лулу стрелы и убили его.

Ярукташ. А что касается Халеба, то [после ухода Лулу] его крепость в течение двух дней находилась в руках Аминат Хатун, дочери Ридвана, пока евнух Ярукташ не опередил всех, и не вошел в Халеб, и не расположился во дворце. И вывел [людей] из войска Халеба, и обрушился на тех, кто убил Лулу, и вернул то, что у него (Лулу) взяли некоторые воины Халеба. А кое-кто из стражников бежал и встретил Ак-Сункура в Балисе в начале мухаррама 511 года (5 мая — 3 июня 1117 г.).

Нелегко было Бурсуки осуществить задуманное и переписываться с жителями Халеба и прочими, в нем находящимися, о сдаче его ему. Ему на это не отвечали. /179/ И написал евнух Ярукташ Наджм ад-дину Иль-Гази ибн Артуку, чтобы он прибыл из Мардина и заставил отступить Ак-Сункура; и писал также Рожеру, правителю Антиохии, и тот вступил в область Халеба и занял то, что было в его силах, из ее восточных земель.

А в это время Бурсуки пришел в отчаяние из-за Халеба и прибыл из области Балиса в Химс, и правитель его Хаир-Хан принял его с почетом и направился вместе с ним к Тугтегину в Дамаск. И тот (Тугтегин) принял его (Ак-Сункура ал-Бурсуки) с почетом и обещал ему помочь [в отношении] Халеба.

А Ярукташ заключил перемирие с правителем Антиохии Рожером, и вручил ему дань, и сдал крепость ал-Кубба. И упорядочил движение караванов из Халеба на юг, и стал получать полагающуюся с них пошлину. Затем Ярукташ подошел к крепости Халеба и намеревался совершить хитрость: напасть на нее с предводителями и овладеть ею, подобно тому как это сделал Лулу. Но стражи крепости схватили его по приказу дочерей Ридвана после месяца его правления (Халебом) и изгнали его. А крепостью стал править один из слуг Ридвана.

И были возвращены опека над Султан-шахом, и командование войском, и управление делами смотрителю войска ал-Амиду Абу-л-Маали ибн ал-Малаххи, и он вел дела и управлял. И обеднел [в это время] Халеб, и уменьшились его доходы, и пришли в упадок его окрестности. [147]

/180/ Известия об Иль-Гази ибн Артуке

И прибыл Иль-Гази ибн Артук в Халеб, и поместили его в крепости шарифа, не дав обосноваться в большой крепости. И он приступил к управлению делами и воспитанию Султан-шаха в 511 году (1117/18 г.). И были переданы ему Балис и ал-Кулиа. И был схвачен Абу-л-Маали ибн ал-Малаххи, и уменьшились поступления Халеба, в которых нуждались Иль-Гази и [прибывшие] с ним туркмены, и ему не удалось поправить дела.

И родилась в нем неприязнь к жителям Халеба и его войску, и он ушел из него в Мардин. Но Балис и ал-Кулиа оставались в его руках. А Ибн ал-Малаххи вышел из заключения и вернулся к управлению делами. Войско, находившееся в Балисе, причиняло вред окрестностям Халеба, и [его жители] призвали франков. И выступила часть войска Халеба вместе с отрядом франков, и осадили они его (Халеб). И прибыл туда Иль-Гази со всеми своими туркменами, а войско Халеба и франки ушли из Балиса и продали его Ибн Малику, и он (Иль-Гази) вернулся в Мардин. А Тимурташ оставил своего сына заложником в Халебе.

И прибыли в этом году (511 г. х.= 1117/18 г.) атабек Тугтегин и Ак-Сункур ал-Бурсуки в Халеб, и писали жителям его, предлагая сдаться, но те отказались отвечать на это, заявив:

«Мы не /181/ хотим никого с Востока». И они направили [послание] и призвали франков из Антиохии для отражения их, и Ак-Сункур вернулся в ар-Рахбу, а атабек — в Дамаск.

Возвышение Караджи. И усилилась дороговизна в Антиохии и Халебе, ибо губительный воздух [воздействовал] на корни растений при их созревании и они погибали, и крестьяне бежали, страшась этого.

А жители Халеба призвали Ибн Караджу из Химса, а он управлял его делами и укрепил его. И направился он в Халеб и обосновался во дворце, страшась Иль-Гази из-за того, что произошло между ними.

И направился атабек в Химс, и разграбил его окрестности, и рассеялись по ним [его воины], и находился там некоторое время, и вернулся в Дамаск ввиду движения франков.

А из Халеба в Дамаск вышел караван с купцами и другими людьми, и они везли сокровища и имущество, принадлежащие жителям Халеба. И когда прибыли они в ал-Куббу, напали на них франки и взяли с них незаконный налог [и ушли], а затем вернулись и схватили их и все то, что было с ними, и повели их на ал-Куббу. А после этого доставили мужчин и женщин в Афамию и Мааррат ан-Нуман и держали их там, чтобы обложить их податью.

И переписывался с ними (франками) Абу-л-Маали ибн ал-Малаххи, и убеждал их не нарушать соглашения и не расторгать договора, и передал правителю Антиохии деньги и дары. [148] И тот вернул им (мусульманам) поклажу, драгоценности , и прочее, и все оказалось в сохранности.

Набеги франков. И усилилось стремление франков овладеть Халебом из-за его слабости и отсутствия помощи. И совершили они вероломство, и нарушили перемирие, и произвели набег в область Халеба, и взяли столько имущества, что счесть его не мог никто, кроме Аллаха. А жители Халеба попросили помощи у атабека Тугтегина, и он обещал им ее, но его разбил Жослен с войсками франков. И [тогда] они обратились /182/ той же просьбой] к правителю Мосула, но у того положение было непрочным после его возвращения из Багдада.

И расположились франки [вблизи Халеба] после победоносной битвы с атабеком при Азазе, и оттеснили их (жителей Халеба), и приготовились взять его. И оборвались сердца жителей Халеба, ибо Халебу неоткуда было более ждать помощи, кроме как из Азаза и его области. А область Халеба оставалась в руках франков, и восточная часть ее была разорена и не обрабатывалась, и провианта в Халебе было довольно мало, и маккук пшеницы стоил динар, и при этом [маккук] не равнялся и половине маккука Халеба в наше время, и все прочее — соответственно.

/183—184/ ХАЛЕБ В ПРАВЛЕНИЕ НАДЖМ АД-ДИНА ИЛЬ-ГАЗИ ИБН АРТУКА

/185/ Правление Иль-Гази в Халебе

И отчаялись жители Халеба в том, что хоть один из правителей пришлет им помощь. И сошлись их мнения на том, чтобы послать знать и предводителей к Иль-Гази ибн Артуку и призвать его для отражения от них франков. Они думали, что он придет с войском и освободит их, и обещали [выплатить] ему налог, который они взимали с Халеба по частям для распределения его войскам. Он прибыл с небольшим войском. В то время Халебом управляли несколько евнухов и примкнувший затем к Иль-Гази кадий Абу-л-Фадль ибн ал-Хашшаб, на которого были возложены охрана города и обеспечение его спокойствия. Город воспротивился въезду Иль-Гази, и он ушел. А за ним последовали кадий Абу-л-Фадль ибн ал-Хашшаб и несколько предводителей, которые не переставая умоляли его вернуться в Халеб, пока он не согласился на это.

Сдача крепости. И прибыл Иль-Гази к Халебу, и вошел в него, и взял крепость, и вывел оттуда все войска и сподвижников Ридвана. И поместил он Султан-шаха, сына Ридвана, и дочерей Ридвана в один из домов Халеба.

И схватил он некоторых из тех, кто был связан с евнухами и служил им, и взял с них /186/ то, что поступило к ним из доходов Ридвана, а также то, что предназначалось евнухам, которые [149] правили в Халебе после него. И он обратился к франкам, обещая им уплатить подать, которую они брали с Азаза, если они снимут осаду с этого города. Но они не согласились, ибо страстно желали лишить ислам всех его владений.

Иль-Гази в Халебе страдал от отсутствия фуража для животных, и Халеб был на краю гибели. И когда те, кто находился в Азазе, узнали об этом, то отчаялись в возможности отражения франков и сдали им Азаз.

А жители Халеба обратились к франкам, желая возобновить соглашение о мире, заключенное с ними ранее. И они получили, по милости к ним Аллаха, согласие на это франков при условии, что сдадут им Телль Харак и в течение четырех месяцев внесут дань, наложенную на Халеб, а это — тысяча динаров. Франки также распространяли свою власть на области к северу и западу от Халеба. Они засеяли область Азаза, и феллахи там упрочили положение, и вернулись в Антиохию, и стала поступать в Халеб необходимая провизия.

Иль-Гази направился на восток собирать войска и вернулся с ними в Халеб. К нему прибыл атабек Тугтегин, и встретились они в крепости Даусар, и сговорились, и направили послов к правителям Востока и туркменам, прося их о помощи.

Убийство Ибн Бади. И находился Ибн Бади, раис Халеба, при Ибн Малике в крепости Даусар и прибыл к Иль-Гази с просьбой вернуться в Халеб. И когда он подходил к лодке, чтобы переправиться по воде к войску, на него набросились два батинита и ударили его несколько раз ножами. А на них бросились два его сына и убили их. И были убиты Ибн Бади и один из его сыновей, а другой ранен; его принесли во дворец, и к нему устремился /187/ другой батинит и убил его. А когда батинита понесли, чтобы убить, он бросился в воду и утонул.

Атака на франков. И направился Иль-Гази в Мардин, а с ним атабек и посланцы от близких и дальних войск мусульман и туркмен.

И образовалось огромное войско, и двинулся Иль-Гази с войском более чем в 40 тысяч в 513 году (1119/20 г.) и пересек Евфрат на переправе в Бадайа и Санджата.

И распространились войска по областям Телль Башира и Телль Халида и вблизи них, убивая, грабя, уводя в плен и захватывая в качестве добычи все, что было возможно. Некоторые посланцы Халеба побуждали Иль-Гази к постоянным набегам на франков со стороны аль-Асариба, жители которого впали в отчаяние. И он направился в Мардж Дабик, затем в ал-Муслимийю, затем в Киннасрин в конце сафара 513 года (14 мая — 11 июня 1119 г.); его отряды появились в области ар-Рудж. А франки убивали и брали пленных и взяли крепость Кастун в ар-Рудже.

А Рожер, правитель Антиохии, собрал франков, армян и прочих и вышел к Джиср ал-Хадид, затем /188/ двинулся и расположился в ал-Балате, между двумя горами, рядом с горным проходом [150] Сармада, севернее ал-Асариба, и это в пятницу 9-го [числа] месяца раби I (513 г. х.= 20 июня 1119 г.).

Эмирам наскучило долгое стояние, и Иль-Гази ожидал атабека Тугтегина, чтобы прийти с ним к соглашению, что им делать. И встретились они и побуждали Иль-Гази к борьбе с врагом; и Иль-Гази принял новую присягу у эмиров и предводителей в том, что они будут осмотрительны и упорны в битвах с врагом, проявят непреклонность и [готовность] пожертвовать своей жизнью в священной войне; они давали клятву в этом от чистого сердца.

И двинулись мусульманские отряды и разбили шатры в Киннасрине, и это в пятницу 16 раби I (513 г. х.=27 июня 1119 г.). И провели они ночь вблизи франков и начали занимать крепость, господствующую над Телль Африном. А франки считали, что мусульмане обосновались в ал-Асарибе или в Зардане. И не знали они до утра, что уже прибыли отряды мусульман и окружили их со всех сторон.

И выступил кадий Абу-л-Фадль ибн ал-Хашшаб, побуждая людей к борьбе, а он сидел на кобыле с копьем в руке. И уви-дел его один из воинов и стал насмехаться над ним /189/ и сказал:

«Неужели мы пришли из нашей страны, чтобы повиноваться вот этому, носящему чалму!» И подошел он (кадий) к людям и произнес красноречивую проповедь, в которой призывал их к терпению и поднимал дух находившихся в строю; он вызвал у людей слезы и возвысился в их глазах.

Победа мусульман. И обошел Туган Арслан ибн Дамладж их (франков) сзади, и окружил их шатры, и убивал, и грабил тех, кто там находился. И даровал Аллах победу мусульманам, а франки были побеждены, и в [их] шатры вошла смерть.

И начали тюрки объединенное нападение со всех сторон, и стрелы, подобно саранче, поражали коней и толпу, и всадники были побеждены. И поражали стрелами пеших, их слуг и гулямов, и брали их всех в плен. А Рожер был убит в бою, а из мусульман погибло 20 человек, в том числе Сулайман ибн Мубарак ибн Шибл. А из франков спаслось не более 20 человек, а некоторые из их знати бежали. И было убито в бою около 15 тысяч франков, и битва происходила в субботу, в полдень (28 июня 1119 г.).

И прибыл в Халеб вестник победы, а люди стояли рядами и совершали полуденную молитву в мечети Халеба и вдруг услышали его громкий крик с западной стороны. А из войска ни один не попал /190/ сюда] к послеполуденной молитве. Жители деревень сожгли убитых франков и обнаружили в пепле одного рыцаря 40 наконечников стрел.

И расположился в шатре Рожера Иль-Гази, и принесли ему мусульмане то, что было [ранее] награблено у него (франками), и он (Иль-Гази) не взял у них ничего, кроме оружия, подаренного ему государями ислама, и вернул им все, что они ему принесли. А когда привели пред Иль-Гази пленных, среди [151] них оказался человек крупного сложения, известный своей силой, а взял его в плен человек слабый, низкорослый, плохо вооруженный. И когда предстал он (пленный) пред Иль-Гази, сказали ему туркмены: «Стыдись! Тебя взял в плен такой малосильный, а у тебя такой меч!» И ответил он: «Клянусь Аллахом, меня взял не этот и этот — не мавали, а взял меня человек большой, выше и сильнее меня, и я сдался ему, а у него зеленая одежда, а под ним зеленый конь».

И рассеялись войска мусульман по областям Антиохии, Сувайдии и прочим, убивая, грабя и забирая в плен. А [некоторые] местности были спокойны, весть об этом нападении еще не дошла до них. И взяли мусульмане пленных, добычу и верховых животных несметное число. И не осталось ни одного тюрка, руки которого не были бы наполнены добычей и у которого [не было бы] пленных.

Вступление в Антиохию. И встретились некоторые отряды вождя Балдуина и сына Сен-Жилля с их конницей вблизи Джабалы и направились на помощь Рожеру, правителю Антиохии. И напали на них тюрки, убили некоторых и разграбили все, что возможно. Балдуин и сын Сен-Жилля были разбиты и бежали, вцепившись в поводья.

/191/ И направился Иль-Гази в Артах, а Балдуин поспешил и вошел в Антиохию, и передала ему его сестра, вдова Рожера, его сокровища и деньги. И взял он деньги убитых и их дома и выдал замуж вдов убитых за тех, кто остался в городе. И создал он новую конницу, собрал ее и укрепился в Антиохии. А если бы Иль-Гази опередил его, то помешал бы ему войти в Антиохию.

И прибыл атабек (Тугтегин) к Наджм ад-дину в Артах, и они повернули и подошли к ал-Асарибу, и Иль-Гази напал на предместье, и разграбил его, и перебил кого мог. И вышли ахдас из Халеба и присоединились к нему. [Иль-Гази напал на крепость ал-Асариба, и осажденные] потребовали гарантии безопасности. И он дал им ее после того, как овладел [ал-Асарибом], и направил их в те места, которые они себе выбрали как убежища.

И двинулся [Иль-Гази] оттуда в Зардану, а ее сделали недоступной и укрепили ее строения. И сражался он с ними (франками), и они стали просить гарантию безопасности, и он дал ее им и отпустил их в Антиохию. Но их встретила группа туркмен, и ограбила и убила некоторых из них, и ушла к своим семьям.

А правитель Зарданы, когда узнал о прибытии их (мусульман), стремился привлечь Балдуина и [других] франков на помощь себе. Они уже узнали, что туркмены рассеялись [в стремлении] к добыче и возвращению их к семьям, а также о том, что у Иль-Гази небольшое число [воинов]. Когда известие об этом дошло до Иль-Гази, он возобновил борьбу с франками, пока не взял Зардану, как об этом говорилось. Он оставил в ней [152] свой гарнизон и направился с теми, кто остался из войска атабека и Туган Арслана ибн Дамладжа, в Данис, после того как отправил шатры и всю прочую поклажу в Киннасрин.

А он (Иль-Гази) прибыл в Данис в тот же день и обнаружил, что франки уже укрепились там в день взятия им Зарданы. У них было 200 шатров и множество людей, и говорят, что у них было более 400 конников, не считая пехоты, и это 4 джумада I (513 г. х. =13 августа 1119 г.). И встретились они, и напали правитель Зарданы и большое число конных франков на войско Дамаска и Химса. /192/ Но один отряд туркмен разбил их и обратил в бегство. Правитель Зарданы решил поправить положение и овладеть шатрами и всем обозом врага. Он знал, что [Зардана] в руках мусульман и что они отправили свою поклажу в Киннасрин, и направился, туда.

Победа Иль-Гази. А оставшиеся мусульмане напали на Балдуина и его отряды, и разбили их, и обратили в бегство. А в это же время Иль-Гази, Тугтегин, Туган Арслан и те, кто оставался, разбили и уничтожили большую часть пехоты франков и некоторых конников, и преследовали их, пока не вошли в крепость Хаб, и захватили многое из того, что было у них.

И возвратились Наджм ад-дин, Тугтегин и Туган Арслан в Данис и обнаружили, что правитель Зарданы и франки уже вернулись туда после того, как бежали от мусульман и узнали, что мусульмане взяли Зардану.

И мусульмане встретили их и перебили множество франков, а остальные бежали в Хаб. И тюрки вернулись с победой и добычей. А когда узнали мусульмане, которые были в Киннасрине с поклажей, о поражении, нанесенном мусульманам правителем Зарданы, они нашли себе пристанище в Халебе. А жители Халеба были чрезвычайно встревожены. Но через два часа пришла к ним другая весть, и их уныние сменилось радостью, а беспокойство — ликованием. А первая весть—о поражении, [нанесенном] правителем Зарданы мусульманам,—распространилась по городам [франков], и они украсили свои города и выказали радость и удовольствие. Но когда затем прибыл сын Сен-Жилля с известием о поражении, нанесенном [франкам], их радость превратилась в печаль, а безмятежность—в беспокойство и уныние.

А правителем Зарданы был виконт, больной проказой, [по имени] Рожер; он /193/ упал со своего коня. И настигли его люди из жителей Джабал Суммака, пастухи, и схватили его и отправили к Иль-Гази за Халеб, а тот послал его к атабеку Тугтегину, который сразу же безжалостно убил его.

Затем прибыл Иль-Гази в Халеб, и привел пленных, и отделил правителей крепостей, и предводителей, и сына Боэмунда — правителя Антиохии, и посла румийского государя, и небольшое число [других] людей, имевших деньги. И он взял выкуп и отпустил этих (пленных]. Из пленных оставалось еще более 30 человек; они предложили Иль-Гази деньги [на выкуп], [153] которые ему показались недостаточными, и он перебил их всех.

И направился [Иль-Гази] из Халеба в Мардин в джумада I 513 года (10 августа — 8 сентября 1119 г.), чтобы собрать тех туркмен, кто должен был вернуться с ним в область Халеба; а Халеб был отягощен его пребыванием. А франки вошли в область ал-Маарры, взяв в плен некоторое число [мусульман], но их настигла группа тюрок и освободила [пленных].

Кампании Балдуина. Затем вышел Балдуин с войском из Антиохии и явился в Заур, к западу от ал-Бары — а это крепость, бывшая у Ибн Мункыза и сданная им [франкам], а когда произошла первая битва у ал-Балата, он (Ибн Мункыз) вернулся и взял ее. И бился за нее Балдуин, и взял ее в джумада I, и отпустил тех, кто был в ней. И направился в Кафар Рума, и взял с боем ее крепость, и убил всех, кто /194/ был в ней.

И прибыли [франки] в Кафартаб, а Ибн Мункыз уже сжег его крепость и вывел оттуда людей, опасаясь за их [жизнь]. А они (франки) восстановили ее и укрепились в ней. [Затем] направились в Сармин и Мааррат Мисрин и взяли их, [обещая жителям] гарантию безопасности, затем остановились в Зардане, а оттуда направились в Антиохию. В это же время войско Халеба беспрерывно совершало набеги, подходя к ним близко, и возвращалось с победой и добычей.

Жослен. И прибыл Жослен к Балдуину, своему дяде по матери, во время взятия им Сармина, и тот пожаловал ему ар-Руху и Телль Башир и направил его в них. И он (Жослен) дважды ночью отправлялся в Вади Бутнан и в прилегающие области по Евфрату со стороны Сирии и убил и взял в плен около тысячи человек. И совершил Жослен набег на Манбидж, ан-Нукру и восточную часть области Халеба, и забрал все, что попадалось ему из верховых животных, и брал в плен мужчин и женщин.

Однажды ночью он отправился в ар-Равандан, преследуя отряд туркмен, перешедших Евфрат. Произошло сражение, франки были разбиты и убито некоторое их число. А в сафаре 514 года (2—30 мая 1120 г.) произошла стычка между наместником ал-Асариба, сподвижником Наджм ад-дина Иль-Гази — Балаком ибн Исхаком и франками. Он вышел [из ал-Асариба] ночью с отрядом из войска Халеба в Антиохию. И встретило их войско /195/ Антиохии и разбило, и они повернули назад, а франки преследовали их, и встреча произошла между Турманином и Телль Агди, в долине Лайлуна.

И прибыл в этом году Иль-Гази с большим числом туркмен, и перешел Евфрат 25 сафара (514 г. х.=26 мая 1120 г.), и направился в Телль Башир, и находился там несколько дней, не вступая в битву. А [затем] направился в Азаз, желая его взять, и не позволял никому из туркмен рассеиваться по его окрестностям; [затем] направился в Антиохию, и находился там один день, и недолгое время провел в области ар-Рум (ар-Рудж?). [154]

Затем он двинулся к Киннасрину, и омрачились сердца туркмен, ибо они надеялись на добычу, как в этом же году, но им не пришлось сражаться за крепости и брать добычу. Они продали пленных, которых взяли в первой схватке, и вернулись в свои области, вымещая свое зло на мусульманах, убивая и уводя в плен.

И причинил Наджм ад-дин страдания некоторым туркменам за то, что ему в них не нравилось, и был он чрезмерен в своих унижениях, сбрил их бороды и сорвал повязки с их голов. Оскорбленные этим, воины рассеялись, лишь небольшое число их осталось в области Халеба и разбрелось по ней. А франки стремились извлечь выгоду из такого положения и вышли к Данису. Прибыли Тугтегин и войско Дамаска, и объединились они с Иль-Гази в [единое] войско, противостоящее франкам. И направились они к франкам, а тех была тысяча конников и много пехоты.

И тюрки окружили их, и ни один из них не отступил, опасаясь, что отступление будет принято за бегство. /196/ И они направились в сторону Мааррат Мисрин, и от основного войска не отделился ни один конник, ни пехотинец. И были близки тюрки к взятию их в [городе], и убивали тех, кто выходил из него, и хватали тех, у кого встал конь и его пришлось оставить. А франки не могли обеспечить себя водой и находились в гибельном положении. Иль-Гази и Тугтегин ударами палок заставляли своих людей сражаться с ними. Тюрки расположились поблизости от Мааррат Мисрин, где находились франки; оттуда тюрки вернулись в Халеб, а те вернулись в Антиохию.

А в конце (5)14 года (начало 1121 г.) Иль-Гази заключил с франками соглашение, по которому к ним отходили: ал-Маарра, Кафартаб, ал-Джабал и ал-Бара, а также селения Джабал Суммак как зависимые от Хаба, и селения Лайлуна как подчиненные Телль Агди, и селения в области Азаза как подчиненные Азазу.

Затем Наджм ад-дин Иль-Гази вернулся в Мардин, чтобы собрать новые войска, и разрушил он Зардану в месяце раби I (514 г. х. = 31 мая — 29 июня 1120 г.). А жителя Халеба жаловались ему на восстановление поборов, введенных во времена Ридвана; их не пытались вводить ни в правление арабов, ни в правление египтян, ни при Ак-Сункуре. И Иль-Гази приказал выяснить их размер и узнал, что сумма их ежегодно составляет 12 тысяч динаров. И приказал [Иль-Гази] отменить их и подписал указ. И он был написан на доске, которую прибили гвоздями в воротах мечети. И это происходило в том же году (514 г. х.= 1120/21 г.).

Вероломство франков. И вышли франки [после заключения соглашения] и стали схватывать феллахов-мусульман, которые жили в области, попавшей под их власть. И преследовали их, и отбирали у них имущество, деньги и провиант, чтобы упрочить свое положение. А что касается селений, попавших по тому же [155] соглашению в руки мусульман, то их жители продолжали жить спокойно.

Но проклятый Жослен поступил вероломно: вышел и совершил набег на ан-Нукру и ал-Ахс. В свое оправдание он заявил, что наместник /197/ Манбиджа взял в плен одного из его людей и когда он потребовал объяснений по поводу этого, то не получил удовлетворения. Это произошло в шаввале (514 г. х.= 24 декабря 1120—21 января 1121 г.). Жослен убил, взял в плен и сжег все, что было в ан-Нукре и ал-Ахсе; оттуда он сошел в ал-Вади и опустошил эту местность.

Затем направился он в Телль Башир, затем вернулся и собрал новое войско и вышел и поступал так же, как и ранее. И во время своего набега он захватывал первыми стариков, старух и больных, срывал с них одежды и оставлял их нагими на холоде, и все они погибали. И направил наместник Халеба [послание] Балдуину по поводу этого, где говорилось: «Поистине Наджм ад-дин не оставил бы эту область без войск, если бы не был уверен в [соблюдении условий] соглашения». И ответил [Балдуин]: «Это дело не мое, а Жослена». И [за этим] последовали многочисленные набеги Жослена. Затем франки вышли из Антиохии и совершили набег на область Шейзара, захватив несметную добычу и пленных, и требовали подать (мукатаа), которую имели обыкновение взимать до этого нападения. Ибн Мункыз обещал им это [при условии], что они вернут все, что взяли у него. Они не согласились на это, а ему пришлось выплатить то, что они требовали; и он заключил мир с ними в конце этого года (514 г. х. = начало 1121 г.).

А царь арабов Дубайс ибн Садака ал-Асади бежал [из Багдада] от ал-Мустаршида и султана Махмуда и прибыл в крепость Джабар, где его с почетом принял Наджм ад-Даула Малик. Затем отправился он к Иль-Гази в Мардин, тот дал ему свою дочь в жены, и удовлетворял все его желания, /198/ и покровительствовал ему. И доставил ему Иль-Гази огромное богатство и обильные дары.

Разорение Халеба. И был Иль-Гази отвлечен от перехода в Сирию Дубайсом, и разорена была область Халеба, и франки овладели большей ее частью. А Жослен совершил набег на Сиффин, захватывая в плен арабов и туркмен. И подошел он к Бузаа, и напал на него, и сжег часть его стен, но, получив какую-то сумму денег [от его жителей], ушел в свою область.

Затем в сафаре 515 года (21 апреля — 19 мая 1121 г.) франки напали на ал-Асариб, и перебили некоторых [его жителей], и сожгли его, и взяли в плен тех, кто не нашел убежища в крепости. Затем в раби II того же года (515 г. х. = 19 июня — 17 июля 1121 г.) они обосновались в Навазе, и вторично обрушились на ал-Асариб, и сожгли дома его и зерно.

А Балдуин вышел, и совершил набег на Хадир Халеба, и захватил людей и животных, находившихся в Халебе и [вне его], в ал-Фанадике. И взял столько скота, сколько смог, и [156] около 50 пленных. Но раздался клич, и вышло небольшое число людей из [мусульманского] войска, и разбили они франков и освободили скот, и вернулись франки в свои области.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.