Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

Призвание египтян

Мустали. И смирился Ридван с пребыванием Джанах ад-Даула в Химсе, а Дукака — в Дамаске. И прибыл к нему (Ридвану) посол ал-Афдаля из Египта, предлагая ему подчиниться ал-Мустали и вести проповедь (шиизма) от его (ал-Мустали) имени. Он передал Ридвану дорогой подарок из Египта и обещал помочь ему войском и деньгами.

/128/ И проповедь по египетскому образцу стали произносить со всех мимбаров Сирии, находившихся в его (Ридвана) власти. И произнес в пятницу 17 рамадана этого года (490 г. х. = 28 августа 1097 г.) хатиб Абу Тураб Хайдара ибн Абу Усама в Халебе [хутбу сначала за] ал-Мустали, затем за ал-Афдаля, затем за Ридвана, [так как] в 488 году (1095 г.) он был назначен главой проповеди.

А его предшественник Абу Аба Ганам Мухаммад ибн Хибат Аллах ибн Абу Джарада был отстранен от судейства и проповеди в Халебе в 488 году (1095 г.), ибо действовал по образцу своего отца, то есть багдадскому [образцу].

Отец его, кадий Абу-л-Фадль Хибат Аллах, умер в этом упомянутом году (490 г. х.= 1096/97 г.), а он ведал судом и руководил молитвой в Халебе. А Ридван передал судейство в Халебе в (4)90 году кадию Фадль Аллаху аз-Зузани ал-Аджами ал-Ханафи и направил его послом в Египет. А во время его отсутствия судейством ведал Абу-л-Фадль Ахмад ибн Абу Усама ал-Халаби.

И продолжалась проповедь в Халебе до раджаба 492 года (24 мая — 22 июня 1099 г.). А [другие] говорили, что она длилась не более четырех недель. /129/ И Ридван снова ввел в нее [упоминание] имени имама ал-Мустазхира, затем — султана Баркиарука, затем — своего, так как он не получил от египтян никакой помощи, о которой он просил. И были возвращены должность судьи и право на проповедь по прежнему образцу деду (Абу Тураба) Абу Ганаму в 495 году (1101/02 г.), когда на одной из улиц был убит аз-Зузани, возвращавшийся от Ридвана. А он (аз-Зузани) презирал батинитов и их учение, и говорят, что это они убили его.

Вторжение франков в Сирию

И когда Ридван и Ягысьян по дороге в Химс достигли Шейзара, стали доходить [до них] известия о появлении [в Сирии] многочисленной армии из франков, движущейся в Антиохию, и сказал Ягысьян: «Вернемся в Антиохию и встретим франков [124] первыми!» И сказал Сукман: «Направимся лучше в Дийарбакр, отберем его у овладевших им [Артукидов], укрепимся там, оставим в нем людей и вернемся в Химс первыми». И так разошлись их мнения. И двинулся Малик Ридван в сторону Халеба с толпою [приближенных], и был с ним его везир Абу Наджм ибн Бади — брат везира его отца Тутуша — Абу-л-Касима; он был назначен в везират, когда [Ридван] овладел /130/ Халебом. Его (Абу Наджма) подозревали в том, что он чинил козни Ридвану. А он поднялся в крепость Шейзар и обосновался там у Ибн Мункыза, опасаясь Ягысьяна и Сукмана. А когда [вожди] ушли из Шейзара, направился в Халеб и там присоединился к Малику Ридвану.

А когда Ридван вернулся в Халеб, Ягысьян, Сукман и эмиры были вынуждены возвратиться из Шейзара в Антиохию; и дошло до них известие, что франки взяли ал-Балану и разграбили ее.

А когда Ягысьян вошел в Антиохию, ее покинули его сыновья Шамс ад-Даула и Мухаммад. И направился один из них к Дукаку и Тугтегину, прося их о помощи, и направил свои послания [также о помощи] к Джанах ад-Даула, Вассабу ибн Махмуду и к килабитам. А Мухаммад отправил своего сына к туркменам, и к Кирбуге, и к эмирам Востока, и государям его, и разосланы были его послания ко всем мусульманским эмирам.

Наступление франков. И 8-го числа месяца рамадана (491 г. х. =  9 августа 1098 г.) прибыло с Кипра в гавань Лазикийа по морю 22 отряда [франков], и они напали на нее, и взяли там все, что было у купцов, и разграбили Лазикийю, и вернулись [на Кипр]. И вступили франки в Сирию, и, [когда] сосчитали их войско, их было 320 тысяч /131/ человек, и они прибыли со стороны севера.

А во второй день шаввала (2 сентября 1098 г.) войска франков подошли к Баграсу и совершили набег в область Антиохии. И при этом те, кто был в крепостях и твердынях по соседству с Антиохией, восстали и перебили тех, кто в них находился [из тюрок], а те, кто мог, бежали оттуда. И подобное же сделали жители Артадса и просили помощи у франков, а это все из-за плохого обращения [со стороны] Ягысьяна и зла, совершенного им в его владениях.

И [продолжалось] наступление франков в Антиохии две последние ночи шаввала 490 года (28—29 октября 1098 г.). И напало в мухарраме 491 года (9 декабря 1097—7 января 1098 г.) около 30 тысяч франков на мусульманские области города Халеба, и они причиняли вред, грабили и убивали всякого, кто появлялся.

И прибыли Малик Дукак и атабек [его], а с ними Джанах ад-Даула и остановились в области Шейзара, и с ними сын Ягысьяна, и они шли на помощь его отцу. И дошло до них известие об отряде [франков], и выступили они [против него] [125] с частью войска, и встретились с ними (франками) на земле ал-Бары, и перебили некоторое число их.

/132/ И вернулись франки в ар-Рудж, а оттуда подошли к Мааррат Мисрин и убивали всех, кто появлялся [на их пути], и разрушали мимбары. А когда вернулось дамасское войско из ал-Бары, от него отделился сын Ягысьяна и прибыл в Халеб, прося помощи у Малика Ридвана. И взял он войско Халеба и Сукмана и вместе с ним пошел к Антиохии, и встретили их франки с меньшим числом [людей] и разбили войско мусульман при Хариме, и это в конце сафара (491 г. х. = 8 января — 5 февраля 1098 г.).

И последовало за ними войско франков в Харим, и они (мусульмане) стали отступать к Халебу, и одержали над ними верх армяне — жители Харима.

А в месяце раби I [этого] года (491 г. х. = 6 февраля — 7 марта 1098 г.) прибыли армяне в Телль Кн, в области ал-Вади, и перебили тех, кто там находился. И мусульмане, находившиеся в ал-Вади, вышли оттуда, и вместе с отрядом тюрок преследовали их (армян), и убили некоторых, а остальные нашли убежище в одной из покинутых крепостей. Но войско Халеба настигло их и два дня сражалось с ними, и они были захвачены, а некоторые из них убиты. А остальных доставили в Халеб пленными, и они были убиты, и было их более тысячи пятисот.

Франки в Антиохии. И когда обосновались франки — да проклянет их Аллах! — в [крепости] Антиохии, то вырыли между крепостью и городом ров против возможных нападений [мусульманского] войска Антиохии на них и [из-за] многих побед его над ними, но войско Антиохии выступало редко и /133/ возвращалось без побед.

И расположил Ягысьян людей вблизи и вдали [от Антиохии] и был весьма искусен в управлении войском. А Кирбуга, правитель Мосула, собрал большое войско и пересек с ним Евфрат. :

И прибыли Дукак, Тугтегин, и Джанах ад-Даула, и Сукман ибн Артук. А Ридван отделился и ушел с Дукаком.

И прибыл Вассаб ибн Махмуд, а с ним группа арабов, и достигли они Телль Маннаса, и он там стал биться с ними (арабами), ибо до него дошло, что те переписывались с франками и желали их [появления] в Сирии. И на некоторых из них Дукак наложил подать, а остальных сделал заложниками и отправил их в Дамаск. И прибыл Дукак с войском в Мардж Дабик и соединился там с Кирбугой в конце джумада II (491 г. х.= 6 мая—3 июня 1098 г.), а оттуда они направились в сторону Антиохии.

Измена аз-Заррада. А когда наступила ночь на четверг, первая из ночей раджаба (4 июня 1098 г.), сговорился один из жителей Антиохии, по имени аз-Заррад, с гулямами [о сдаче крепостной] башни, /134/ охрана которой была им поручена. А это произошло потому, что Ягысьян произвел [накануне] конфискацию [126] у этого аз-Заррада, забрав у него деньги и зерно. И охватила его злоба, и он написал Боэмунду такие слова: «Я — в такой-то крепости, и я готов сдать тебе Антиохию, если ты поверишь мне и дашь то-то и то-то». И [Боэмунд] пожаловал ему то, что он требовал, и скрыл это дело от остальных франков.

А в войске франков было девять графов-предводителей: Годфруа и его брат, граф Боэмунд, сын его сестры Танкред, Сен-Жилль, Балдуин и другие. И Боэмунд собрал их и сказал им:

«Чьей будет эта Антиохия, когда мы ее завоюем?» Тут мнения разделились, и каждый требовал ее для себя. И сказал он:

«Будет разумно, если каждый из нас по очереди возглавит осаду города в течение недели. И тот, кто овладеет ею в свою неделю, тот ее и получит». И на том согласились.

И когда наступила очередь Боэмунда, спустил аз-Заррад — да проклянет его Аллах! — веревку, и франки поднимались по ней на стену, и росло их число, и один из них поднимал другого. Они бросились на стражей и перебили их, и крепость сдалась /135/ Боэмунду, сыну Гюискара.

Убийство Ягысьяна. Франки распространились по городу на заре, и послышался их крик со стороны горы, и Ягысьян решил, что крепость уже взята врагом, и вышел из города в толпе беглецов, и никто из них не спасся. Он бежал, сопровождаемый одним из его гулямов. И когда он оказался вблизи Арманаза, то упал со спины своего коня. И слуга поднял Ягысьяна и посадил на коня, но он не удержался на крупе и снова упал. Тут его настиг армянин, а слуга убежал от него, и армянин убил его (Ягысьяна) и отнес его голову франкам.

Гибель мусульман. И пало в этот день в Антиохии бессчетное число мусульман, а те, кто уцелел, были взяты в плен. Франки захватили их богатство, военные машины и оружие И весть [об этом] дошла до Имма и Анаба, а находившиеся в них мусульмане бежали, сдав их крепости армянам.

/136/ И весть об этом дошла до Дукака и Кирбуги и тех, кто был с ними. И они направились в Артал, и некоторые их отряды пошли через Джиср ал-Хадид, перебили находившихся там франков и двинулись в сторону Антиохии, и тут стало известно, что крепость ее осталась в руках мусульман. Об этом было дано знать мусульманским войскам, и они прибыли в Антиохию на заре во вторник 6 раджаба (491 г. х. = 9 июня 1098 г.).

Те из франков, которые находились тогда вне стен города, быстро нашли за ними убежище. Мусульмане расположились в предместье Антиохии, со стороны, прилегающей к горе, и вошли в город со стороны крепости. Франки атаковали крепость с горы, которая находилась внутри города. Они заняли [господствующее] положение, гибельное для мусульман, и возвели стену на одной части горы, чтобы воспрепятствовать мусульманам их здесь атаковать. Но прошло несколько дней, и у франков стал кончаться провиант.

Кирбуга овладел большей частью того, что было в крепости [127] Антиохии, и назначил ее наместником Ахмада ибн Марвана. А в это время между Маликом Ридваном и Кирбугой ходили посланцы, и это вызвало подозрения Дукака, который опасался людей Джанах ад-Даула, Иусуфа ибн Абака и его брата. Начались разногласия между тюрками и арабами, которые находились при Вассабе. Многие из туркмен попали под влияние Малика Ридвана и его посланий. И одни эмиры совершали хитрости в отношении других, затем пришли к единому мнению — перенести место своего пребывания на равнинное место за /137?/ Антиохией — и расположились у Баб Бахр. Чтобы обезопасить лагерь, мусульмане вырыли ров между ним и городом.

А франки в Антиохии стали есть мертвецов и вьючных животных и начали выходить из Антиохии в понедельник 26-го месяца раджаба (491 г. х.=26 июля 1098 г.). А Вассаб ибн Махмуд и некоторые эмиры решили помешать [их] уходу, ибо [франки] не могли выйти все сразу и их можно было перебить по-одному. И мусульмане неуклонно следовали этому совету, ибо были уверены в своей победе, и перебили их всех до единого.

А в войске туркмены взбунтовались и обратились в бегство, а франки сочли это уловкой и воздержались от преследования их, и благодаря этому спаслись те, кому Аллах предначертал спастись. И не осталось [там] никого, кроме Кирбуги с большой частью его войска, и были сожжены ограда его лагеря (сурадик) и шатер, и он отступил в сторону Халеба. И были убиты многие из добровольцев, гулямов и черни, и не был убит упомянутый [Кирбуга], и разграблены у мусульман в несметном числе утварь, шатры, мясо, зерно. А кто отделялся от войска, того грабили армяне.

Крепость Антиохии. И вернулись франки в крепость Антиохии, а в ней находился Ахмад ибн Марван, и франки начали с ним переписку, обещая безопасность ему и тем, кто был с ним. И те сдали им (франкам) крепость /138/ в воскресенье 2 шабана [этого] года (491 г. д.=5 июля 1098 г.). И поместили его франки в одном из домов Антиохии, а его сподвижников отпустили, и они с теми, кто к ним присоединился, направились в область Халеба.

Но тут появились армяне, захватили некоторые из них, а некоторых убили, и спастись смогли лишь немногие.

И когда прибыл Кирбуга в Халеб, вышел к нему Малик Ридван и доставил ему шатер и прочее, и [Кирбуга] уехал из [Халеба]. И вернулось к себе войско Дамаска, и воины рассеялись.

А спустя несколько дней после этого события, в шабане, вышла группа франков и двинулась с людьми Телль Маннаса и всеми христианами города Маарры против Маарры, и они начали сражаться. И прибыл туда отряд из войска Халеба, и произошло столкновение между Телль Маннасом и Мааррой. И франки потерпели поражение, и остались из них [в живых] [128] лишь пехотинцы, и было их убито более тысячи человек. А их головы были доставлены в Мааррат ан-Нуман.

Щедрость ал-Мавсула. И в этом году — а это год 4()91-й — в джумада I (6 апреля — 5 мая 1098 г.). Малик Ридван сместил своего везира [по имени] Абу Наджм Хйбат Аллах ибн Мухаммад ибн Бади и назначил в везират [человека по имени] Абу-л-Фадль Хибат Аллах ибн Абд ал-Кахир ибн ал-Мавсул. И имел Абу-л-Фадль хорошую репутацию, был щедрым, просвещенным и правдивым. А [его служба] совпала с ростом дороговизны и голодом в Халебе, когда [люди] поедали падаль. И он выдал [его жителям] много зерна в виде милостыни: говорили, что он ежегодно раздавал милостыню в три тысячи маккуков зерна, не считая того, что он выдавал просящим у него помощи из. прибывающих и гостящих. И это кроме выдававшихся им бумажных денег и монет и сверх того, что он давал на выкуп пленных мусульман.

Известия об ал-Маджанна. И в этом году Малик Ридван казнил раиса Халеба [по имени] Баракат ибн Фарис ал-Фуваи, по прозвищу Маджанна. И был этот ал-Маджанна первым из числа /139/ хитрых воров и разбойников [зуар], а Касим ад-Даула Ак-Сункур привел его к покаянию и назначил раисом Халеба, ибо тот страстно желал этого, обладал способностями и знал злоумышленников.

А когда он был вором, то совершил однажды вечернюю молитву в ал-Фува, а ночью отправился в Халеб и украл там кое-что и ушел из него, а утреннюю молитву совершил уже в ал-Фуве. А когда его заподозрили в воровстве, он представил того, кто засвидетельствовал, что он и вечером и утром молился в ал-Фуве. И его оправдали. И он оставался раисом Халеба во времена Касим ад-Даула и Тадж ад-Даула и после них, во время [правления] Ридвана. Он (ал-Маджанна) захватил в свои руки и суд, и везират, и другое кроме этого. И это он убил везира Абу Насра вбн ал-Наххаса во времена Касим ад-Даула.

И дошло до меня, что он задушил его (везира) из-за циновок, которые тот пожелал купить, а приобрел их ал-Маджанна, и это было тягостно для Абу Насра. Ал-Маджанна послал ему эти циновки, но Абу Наср вернул их ему, сказав при этом грубые слова. И по этой причине он задушил Ибн Наххаса: заточил его у себя и задушил. И был он очень склонен к убийству людей и кровопролитию, к изыманию имущества и совершению зла. И взбунтовался он против Малика Ридвана, но затем утих и скрылся, после того как осаждал Ридвана в крепости Халеба в 490 году (1096/97 г.).

Убийство ал-Маджанна. И приказал Ридван глашатаю объявить в крепости, что правитель назначает на должность раиса в Халебе Сада ибн Бади. И отвернулись от него (ал-Маджанна) ахдас, /140/ презиравшие его, и примкнули к Саду. А ал-Маджанна спрятался, затем был обнаружен, и Аллах воздал ему за его злодеяния. [129]

И схватил его Малик Ридван, и заключил его в тюрьму в зу-л-када (4)90 года (10 октября — 8 ноября 1097 г.), и подвергал его различным сильным мучениям, стремясь таким образом овладеть его имуществом. И одно из мучений заключалось в том, что нагревали таз, и он становился как огонь, и ставили его ему на голову. И надували ему заднюю часть кузнечными мехами, и сверлили ему пятки, загоняя туда гвозди и кольца. И когда положил плотник сверло на его пятку, то сорвал кожу и мясо, и сверло не могло вращаться. И ударил его ал-Маджанна и сказал: «Горе тебе! Принеси кусок дерева и подложи его под пятку». И тот принес кусок дерева и положил его под пятку, и сверло стало вращаться и опускаться все глубже и сверлить пятку. И когда пытка кончилась, спросили его: «Как приятно тебе железо?» И сказал: «Спросите у железа: сколь ему приятен я?»

И при всем этом не добились от ал-Маджанна ни одного дирхема. И не поступило к Малику Ридвану из его имущества ничего, кроме того, что было отнято у рабов (ал-Маджанна), а это было очень немногое. И не воспользовался этим богатством никто из жителей Халеба.

И так как это дело затянулось, Ридван приказал убить его. И вывели его в восточном направлении, через Баб ал-Фарадж, а перед ним — два его юных сына, и их убили прежде него, а он смотрел на них, не говоря ни слова. /141/ Затем, после этого, был убит он в году (4) 91-м (1097/98 г.). А должность раиса Халеба передали Саду ибн Бади. А когда ал-Маджанна вели на смерть, он громко кричал: «О жители Халеба! Тот, у кого мое имущество, может [свободно] распоряжаться им!» А Ибн Бади был одним из дейлемитов, пришедших во времена Сайф ад-Даула, хотя отец его родился в Халебе.

Борьба с Сен-Жиллем. В году 491-м (1097/98 г.) восстал Омар, наместник Азаза, против Малика Ридвана. И вышло войско Халеба и осадило его (Азаз), а Омар призвал на помощь франков. И прибыл Сен-Жилль с большим войском, и войску Халеба пришлось вернуться. А Сен-Жилль разграбил все, что мог, и вернулся в Антиохию, а сына Омара взял как заложника, и тот умер, находясь у него.

И напал Малик Ридван на Омара и пленил его у Телль Харака, и тот сдал ему Азаз и находился при нем в Халебе некоторое время, а затем был убит. А Сен-Жилль вышел в зу-л-хиджжа (491 г. х. = 30 октября — 27 ноября 1098 г.) и осадил ал-Бару.

А в ней было мало воды, и он взял крепость с обещанием безопасности, но поступил с ее жителями вероломно, преследовал мужчин и женщин, забирал их имущество, некоторых взял в плен, других перебил.

Затем из Антиохии вышли оставшиеся франки и армяне, бывшие в их подчинении, и присоединились к нему (Сен-Жиллю) христиане. И достигли они Мааррат ан-Нуман в две последние [130] ночи зу-л-хиджжа (491 г. х. = 26—27 ноября 1098 г.) у и было их сто тысяч.

/142/ Мааррат ан-Нуман. И осадили они Мааррат ан-Нуман в (4)92 году (1098/99 г.) и порубили деревья [вокруг города], а жители обратились за помощью к Малику Ридвану и Джанах ад-Даула, но ни один из них не помог им.

И соорудили франки башню из дерева выше стены, и двинулись на город, и начали нападение со всех сторон; затем придвинули к стене башню, раскрыли ее и перебросили лестницы на стену. И упорно сражались люди от зари до вечерней молитвы, и было убито на стене и под нею множество народа. И вошли франки в город после заката, в ночь на воскресенье 24 мухаррама 492 года (21 декабря 1098 г.).

И вступило в город все войско франков, и некоторые люди были побеждены в их укрепленных домах и просили у франков гарантию безопасности, и те дали ее и наложили на каждый дом подать. Они (франки) поделили [между собой] дома, захватывали их, изгоняя жителей, и проводили в них ночи, а когда утром люди возвращались в свои дома, то франки обнажали мечи, и обрушивались на них, и убили некоторых из них, и брали в плен женщин и детей. И было убито в это [время] более 20 тысяч мужчин, женщин и детей, а /143/ спаслись лишь немногие из тех, кто был в Шейзаре и прочих местах из бану сулайман, бану абу хусайн и других. И многие были перебиты под предлогом наказания, и у людей изымали их сокровища.

И не давали им воды, а продавали ее, и множество людей погибло от жажды. И франки владели городом 33 дня [со дня] нападения на него и не осталось в нем сокровищ, все были изъяты. И разрушили они (франки) стену города, и сожгли мечеть и дома, и разбили минареты. И возвратился Боэмунд в Антиохию, а граф — в ар-Руху.

И в этом же году был завоеван Иерусалим, и в нем было учинено то же, что и в Маарре.

Конец Мубарака. И в (4)93 году (1099/100 г.) прибыл Му-барак ибн Шибл, эмир бану килаб, со множеством арабов. И они противились Малику Ридвану и использовали как пастбища посевы Маарры, Кафартаба, Хамы, Шейзара, ал-Джисра и другие. И опустошена была область, и началась дороговизна в городе Халебе, и в его окрестностях ничего не сеяли. И ниспослал Аллах на арабов чуму, и умерли Шибл и сын его Мубарак, и было подорвано могущество арабов.

Осада Халеба. И направился Малик Ридван в раджабе этого года в ал-Асариб и пробыл там несколько дней. И направился он в Калла /144/ 25 шабана (493 г.х. = 5 июля 1100г.) для изгнания франков оттуда. И собрались франки, те, кто был в ал-Джазре, Зардане и Сармине, и объединились. И разбили Ридвана, и расправились с его войском: многих убили, а около500 человек взяли в плен, в том числе некоторых эмиров. И вернулись франки в ал-Джазр, и взяли башню Кафартаба и башню [131] в ал-Хадире, и перешли из Кафартаба в ал-Хадир, а из Халеба — западнее, исключая Телль Маннас, ибо там находились сподвижники Джанах ад-Даула.

А Ридван после такого несчастья отправился в Химс просить помощи у Джанах ад-Даула, и тот согласился ее оказать, и [Ридван] возвратился в Халеб, а за ним [двинулся] Джанах ад-Даула. Франки вернулись в Антиохию, а Джанах ад-Даула несколько дней находился перед Халебом, но Ридван не обратил на него внимания, и он вернулся в Химс.

И собрались франки в ал-Джазре, и Сармине, и окрестностях Халеба, и подготовили провиант и орудия для осады Халеба, и решились на осаду его в (4)95 году (1101/02 г.), а [другие] говорили, что ранее этого. И подошли Боэмунд и Танкред ближе к Халебу и расположились на подступах к нему с южной стороны, на реке Кувайк, и в это время дошла до них весть о слабости Ридвана и разложении его войска. Они стремились укрепить Машхад ал-Джафф, Машхад ад-Дикка и Машхад Карнаба. Выступая неоднократно против Халеба, они разоряли его окрестности.

/145/ И так продолжалось день или два, когда дошло до него (Ридвана) известие о выступлении Ануштагина Данишменда и о том, что он обрушился на одну из твердынь франков — Малатию — и они покинули область Халеба, чтобы сразиться с ним.

Уход франков. И выступил Данишменд и встретился в области Мараша с Боэмундом и отрядом франков, и было разбито его войско, и он попал в плен, и ни один [из воинов] не спасся. Но Аллах разрушил мечты франков, и они бежали из области Халеба, оставив все свое снаряжение. И вышел Ридван [из Халеба], и взял зерно, заготовленное ими, и остановился в Сармине. А Джанах ад-Даула направился в Асфуна, а там находилось некоторое число франков. И он напал на нее (крепость Асфуна) и убил всех, кто был в ней, и направился в Сар-мин, неожиданно окружил войско Малика Ридвана и разграбил его. И были разбиты Ридван и большая часть его войска; в плен попали везир Абу-л-Фадль ибн ал-Мавсул и еще несколько человек, и их доставили в Химс.

Батиниты. И стремился [Джанах ад-Даула] подчинить себе ал-Хакима, астролога-батинита, но не добился [желаемого]. А этот ал-Хаким сеял раздор между ним и Ридваном и старательно привлекал Ридвана на сторону батинитов. А их (батинитов) толк восторжествовал в Халебе, и Ридван примкнул к ним и защищал их. И они приобрели в Халебе чрезмерную силу и надежное убежище; и во времена Ридвана появился у них в Халебе Дом проповеди.

[Мусульманские] правители писали ему (Ридвану) об их [злокозненных] делах, но он не обращал на это внимания и не отрекался от батинитов. А этот ал-Хаким прибыл в Халеб невредимым в числе тех, кто спасся во время того сражения [при Сармине] /146/ А Джанах ад-Даула извлекал доход из Сармина, [132] Мааррат ан-Нуман, Кафартаба и Хамы, и выкупился везир Ибн Мавсул у Джанах ад-Даула за 4 тысячи динаров, и то же сделали сподвижники Малика [Ридвана] за внесенные ими ему (Джанах ал-Даула) деньги.

И не оставалось в руках мусульман в (4)95 году (1101/02 г.) ничего, кроме крепости Басарфус в округе Бану Улайм. В 496 году (1102/03 г.) Дукак получил ар-Рахбу и, находясь в ней, женился на Аминат, дочери Каймаза. А Каймаз был [одним] из сподвижников Кирбуги; он (Каймаз) умер, а ар-Рахба осталась за его [родом]. И Джанах ад-Даула вошел в нее и понял, что его дело пропало, и вернулся и обосновался в ан-Нукре. А Ридван пришел к нему в ан-Нукру, и заключил мир с ним, и взял его с собой в окрестности Халеба, и разбил для него шатер, и находился [Джанах ад-Даула] у него в гостях десять дней, но сердца их не лежали друг к другу.

Убийство Джанах ад-Даула. И отправился Джанах ад-Даула в Химс, а ал-Хаким, астролог-батинит, послал вслед за ним трех персов-батинитов, и они настигли его. И когда он спустился в пятницу 22 раджаба (496 г. х.=1 мая 1103 г.) [из крепости] на пятничную молитву [в мечеть], то батиниты убили его и нескольких его сторонников. И говорили [люди]: «Воистину это по приказу Ридвана и с его согласия». /147/ А астролог-батинит прожил после этого 24 дня и умер. После него руководить распространением батинизма в Халебе стал его товарищ Абу Тахир ас-Саиг ал-Аджами — золотых дел мастер, перс.

И прибыл [в Химс] франк Сен-Жилль и покинул Химс после убийства Джанах ад-Даула, [через] три дня. А жена его (Джнах ал-Даула) Хатун, мать Малика Ридвана, призывала его, (Ридвана) взять Химс и отразить франков. Но его предводитли не одобрили этого, и испугались, что он подумает о них плохо, и отправились к сторонникам Дукака в Дамаск. А Дкак был в ар-Рахбе. Айтегин Халебский вышел из Дамаска [им навстречу], и они вступили в него (Дамаск) и поднялись в крепость.

И прибыл Ридван в ал-Куббу, и дошло до него известие (о гибели Джанах ад-Даула), и он вернулся.

А Сен-Жилль отправился отсюда, обложив их (подданных Ридвана) податью. И прибыл Дукак, и получил Химс, и совершил добро [для] его жителей, и перевел семью Джанах ад-Даула и детей его в Дамаск. А Химс передал Тугтегину.

Прибытие в Халеб. И выступил наместник Азаза и совершил поход на ал-Джуму — а она в области Антиохии, — и вышли войска Антиохии и ар-Рухи и расположились в ал-Муслимии, перебив часть ее жителей. И наложили подать на некоторые местности, и взимали ее. И находились они в области Халеба несколько дней, и переписывались с Маликом Ридваном, /148/ и — сошлись на семи тысячах динаров и десяти конях, и {франки} отпустили пленных, не исключая и тех эмиров, что попали в плен у ал-Муслимии, и это было в (4)96 году (1102/03 г.). [133]

Затем вышли франки из Телль Башира, и совершили набег на северное и восточное предместья Халеба, и сожгли их, а [затем] повторили это. И расположились у крепости Басарфус, и взяли ее, обещая жителям безопасность, и прибыли в Кафарласу. И внезапно окружили их (франков) и разбили бану улайм около Басарфуса. И произошло большое сражение между франками, Сукманом и Джакармашем. Мусульмане взяли в нем верх, а франки погибли. Граф попал в плен; мусульмане взяли богатую добычу.

Победа Ридвана. А Малик Ридван направился к Евфрату, ожидая известий о франках. А когда известие дошло до него, он послал приказ в ал-Джазр и другие [местности] в области Халеба, которые были в руках франков, схватить франков, находившихся там. И выступили жители ал-Фувы, Сармина, Мааррат Мисрин и прочих мест и сделали это. /149/ И некоторые из 149 франков стали просить у Ридвана пощады, и он приказал не убивать их, а взять в плен. И не осталось в руках франков ничего, кроме ал-Джабал и Хаба и крепостей — ал-Маарры, Кафартаба и Сурана.

И прибыл Шамс ал-Хавасс и занял Суран. И те, кто находился в Латмине, Кафартабе и городах ал-Маарра и ал-Бара, бежали в Антиохию и сдали Ридвану и его сподвижникам [все эти города], исключая Хаб.

И Ридван взял обратно Балис и ал-Файию у владевших ими сторонников Джанах ад-Даула, а в Хаме возникло разногласие, и [люди] стали опасаться Шамс ал-Хавасса и вести переговоры с Ридваном. И они сдали ему ее (Хаму) и Саламию, и область Халеба получила гарантию безопасности, и жители стали возвращаться в нее, а войско Ридвана усилилось.

А войско Халеба в своих набегах достигало области Антиохии, и Боэмунд обнаружил свою неспособность защитить ее. Лишь с небольшим числом лиц он смог ускользнуть от стычки с Сукманом. Он боялся мусульман и отправился морем в свою страну просить помощи у тех, кто прибывал сюда, а вместо себя оставил сына своей сестры Танкреда, который управлял делами Антиохии и ар-Рухи.

/150/ Смерть Дукака. И умер Малик Дукак в рамадане (4)97 года (28 мая — 26 июня 1104 г.). И наследовал ему его младший сын по имени Тутуш. А управление перешло к атабеку Тугтегину. И направился Малик Ридван в сторону Дамаска и осадил его, и стали упоминать имя его [в Дамаске] в хутбе и чеканить его на монетах. Но он не добился своей цели и вернулся в Халеб.

Бегство мусульман. Затем [Ридван] вышел из Халеба в месяце раджабе (4)98 года (19 марта —17 апреля 1105 г.), собрав множество людей и намереваясь отправиться к Триполи на помощь Фахр ал-Мульку ибн Аммару против наступавших там франков.

А армяне, находившиеся в крепости Артах, сдали ее [ранее] [134] Малику Ридвану из-за злодеяний, [учиненных над ними] франками. И вышел Танкред из Антиохии на помощь Артаху со всеми франками, находившимися в ее области, и расположился у него (Артаха). В этом же направлении шел и Ридван с войсками, ахдас и всеми, кого он смог вывести из области Халеба. И когда сблизились две стороны, разгорелась борьба между ними. Пешие мусульмане устояли, но конница обратилась в бегство. Тогда [франки] стали истреблять пехоту, и из нее спасся лишь тот, кому Аллах предписал /151/ спасение, а уцелевшие бежали в Халеб. И было убито из мусульман примерно три тысячи конных и пеших; бежали мусульмане и из Артаха.

А франки вторглись в область Халеба и набрасывались на ее жителей, грабили их и брали в плен, и это 3 шабана (498 г. х. = 20 апреля 1105 г.). И тревожным стало положение в области Халеба, от Лайлуна до Шейзара, тишина и спокойствие сменились страхом. Жители ал-Джазра и Лайлуна бежали в Халеб, и настигла их конница франков, и многих взяли в плен, а некоторых убили.

И было это несчастье для жителей Халеба страшнее, чем первая беда, при Калла. А Танкред укрепился у Телль Агди, в области Лайлуна, и взял его, и овладел остальными крепостями области Халеба.

А в руках Малика Ридвана из южных областей осталась лишь Хама, а из западных — ал-Асариб, а восточная и северная [целиком оставались] в его руках, но [власть его] не была прочной.

Абу Тахир, батинит. И направил батинит Абу Тахир ас-Саиг группу батинитов из жителей Сармина к Халафу ибн Мулаибу, возглавляемых Абу-л-Фатхом ас-Сармини, из исмаилитских дай, и они убили его.

/152/ Они вошли в соглашение с несколькими жителями Афамии, сделавшими подкоп под стену крепости, и прошли через него в нее. Затем некоторые из них поднялись на вершину горы, а на ней была сооружена крепость. Халаф ибн Мулаиб заметил их и вышел им навстречу; один из этих людей пронзил его копьем. Он бросился на них, но получил второй удар и умер. И батиниты провозгласили тогда имя Малика Ридвана. А потом в крепость прибыл Абу Тахир ас-Саиг и обосновался там.

Затем к Афамии подошел Танкред, потребовал с нее дань, получил ее и вернулся [в Антиохию]. К нему явился Мусаббах, сын Халафа ибн Мулаиба, с некоторыми своими сторонниками и стал подстрекать его овладеть Афамией. И Танкред вернулся, расположился вблизи нее, осадил ее и взял 13 мухаррама 500 года (14 сентября 1106 г.), дав жителям гарантию безопасности.

Абу-л-Фатх ас-Сармини был обречен Танкредом на мучительную смерть. А Абу Тахиру он не дал гарантии безопасности и взял его с собой [в Антиохию] в качестве пленного, но тот выкупился за деньги и вернулся в Халеб. [135]

А в 501 году (1107/08 г.) в крепости Азаз восстал Хутлуг и решил, /153/ что сдаст ее Танкреду и обменяет на нечто другое, но к ней (крепости Азаз) прибыл Ридван и взял ее у Хутлуга.

И дошли до Ридвана в 501 году (1107/08 г.) упомянутые известия о делах батинитов и о том, что они были прокляты на меджлисе султана Мухаммада ибн Малик-шаха. И приказал [султан] не допускать выхода из Халеба Абу-л-Ганаима, племянника Абу-л-Фатха-батинита, который участвовал в убийстве Ибн Мулаиба и его людей. Но он смог ускользнуть и вышел [из Халеба] со своими сообщниками после того, как некоторые из них были убиты.

В году (50) 1-м (1107/08 г.), а [другие] говорили — (50) 2-м (1108/09 г.) Джавали ас-Сакавах и франк Жослен объединились в борьбе против Танкреда, правителя Антиохии. И Танкред просил помощи у Малика Ридвана, и тот послал ему войско Халеба. И встретились обе стороны, и некоторое число франков [из войска Жослена] было убито.

И одним из известий, достигших Джавали, было то, что франки хотят объединиться против него. Он отправился к своим союзникам из франков и стал убивать их, а после того, как перебил их до последнего, бежал. И погибла вся пехота Танкреда и большая часть конницы.

Смерть Боэмунда. И вернулся [Танкред] в Антиохию, а войско Халеба — к Ридвану. И был отнят Балис у сторонников Джавали. И вышел Боэмунд из своей области, а с ним /154/ много людей. Затем он вернулся и умер в 504 году (1110/11 г.), и были избавлены мусульмане от его зла.

А в году 503-м (1109/10 г.) султан переписывался с эмиром Сукманом ал-Кутби, правителем Армении, и Маудудом, правителем Мосула, предлагая им отправиться на священную войну с франками; они собрались и вышли. И присоединился к ним Наджм ад-дин Иль-Гази ибн Артук со множеством туркмен, и направились они в ар-Руху, и расположились там, и окружили ее в шаввале этого года (503 г. х.=23 апреля — 21 мая 1110 г.).

И все франки сговорились между собою, прекратили взаимные распри; в крепком единстве были и мусульмане. А Танкред, Балдуин и сын Сен-Жилля примирились после отчуждения, получили помощь от других франков и отступили от переправы, ибо там было большое скопление войск мусульман, в сторону ал-Джазра. А мусульмане отошли от ар-Рухи к Харрану из-за переправы франков и получили возможность действовать. /155/ К ним прибыло войско Дамаска.

Разгром франков. И когда франки переправились и дошло до них известие о мусульманах, они вернулись назад, на берег Евфрата, в ал-Акаб, а мусульмане шли за ними, и конница ислама настигала их, и некоторые их предводители перешли [Евфрат]. Мусульмане захватили большую часть их имущества и драгоценности и преследовали их, убивая, захватывая в плен и топя в воде. И укрепились мусульмане против них на Евфрате. [136]

А когда Малик Ридван узнал о разгроме франков у ар-Рухи, то вышел из Халеба, чтобы овладеть его областями, которые оставались в руках франков, и начал борьбу с теми, кто мешал ему осуществить это. И вторгся он в область Антиохии и взял несметную добычу, и перемирие между ним и ею (Антиохией) было прервано.

И франки обращались к Ридвану, обескураженные известием о прекращении перемирия, а он, убедившись в спасении Танкреда и его возвращении (в Антиохию], вернулся в Халеб. А франки отошли от Евфрата и направились в область Халеба с ее восточной стороны и убивали всех, кто там находился, брали в плен жителей ан-Нукры и овладели неисчислимым количеством скота.

И люди бежали в сторону Балиса, а Танкред вернулся и расположился у ал-Асариба. И успокоил сердца феллахов-мусульман, дав им гарантию безопасности. И воздвиг у ал-Асариба /156/ осадные машины и большой таран, касавшийся выступов стены и упиравшийся в нее. И были разрушены стены его (ал-Асариба), а удары были слышны на расстоянии половины фарсаха.

Заключение мира Ридваном. И предлагал Ридван немедленно уплатить Танкреду 20 тысяч динаров, чтобы он [снял осаду и] ушел. Но он отказался от этого, говоря: «Я уже потерял 30 тысяч динаров, но если вы мне их вернете и отпустите всех [моих] подданных, попавших в плен и находящихся в Халебе с тех пор, как я стал править Антиохией, то я согласен и уйду». Ридван счел эти предложения слишком тягостными и не принял их, положившись на судьбу.

А в крепости оставалось около ста динаров, и казначей взял их, спрятал в поясе и бежал к франкам. Его примеру последовала группа мусульман. [Осажденные] написали Малику Ридвану письмо, отправив его под крылом птицы и сообщая ему об усилении натиска на ал-Асариб, нехватке провианта, гибели людей. И послали они голубя, но он упал в войско франков: один из них пустил в него стрелу и убил его. А письмо доставили Танкреду, и он обрадовался и более не сомневался в успехе своего предприятия.

А Ридван тогда согласился уплатить требуемую сумму по частям и предлагал ему заложников (в знак непременной уплаты), но Танкред отказался. Находящиеся в ал-Асарибе отчаялись в получении помощи и сдали его Танкреду в джумада II (504 г. х. = 15 декабря 1110—12 января 1111 г.). Он сохранил жителям жизнь и разрешил им выйти из города.

Затем Танкред заключил мир с Ридваном при условии уплаты 20 тысяч динаров и передачи 10 коней, что и было сделано. Танкред взял их и вернулся /157/ в Антиохию. Затем [снова] вернулся и вошел в ал-Асариб. Уже созрело зерно, и Халеб очень страдал от потери ал-Асариба. [Танкред] потребовал с Халеба установленную подать и возвращения пленных армян, которых [137] Ридван взял во время своих походов на область Антиохии, совершенных в то время, когда франки находились на Евфрате. Танкред потребовал одного из коней Малика Ридвана, и он отдал ему коня. Танкред потребовал также возвращения мусульманских крестьянок из округи ал-Асариба, которые во время осады Танкредом ал-Асариба отправились ради своей безопасности в Халеб. И Ридван вернул их ему.

Просьба о помощи. И ухудшилось положение жителей Халеба, и направились некоторые из них в Багдад, и взывали о помощи во время пятничной проповеди, и мешали проповеднику [произносить] хутбу, прося помочь войском в борьбе против франков.

И уменьшились [запасы] зерна в области Халеба, и продал Малик Ридван в один день жителям города Халеба 60 руин по дешевой цене. Таким путем он стремился, получив от них деньги, заставить их находиться в нем (Халебе) ради своего имущества. А эти 60 руин и до нашего времени известны в диванах Халеба кроме другого имущества, проданного в этот день.

И говорили, что государь продал имущество жителям Халеба потому, что от этого была явная выгода для нужд казны, и потому, что эти люди должны были [отныне] находиться в Халебе, где была их собственность.

/158/ Известия о Маудуде. И когда жители Халеба стали в Багдаде звать на помощь мусульманские армии и разбивали мим-бары, султан снарядил войска для их защиты. И первым был Маудуд, правитель Мосула, который прибыл со своим войском в Шабахтан и занял Телль Куррад и несколько [других] крепостей.

И прибыли Ахмадил ал-Курди с огромным войском и Сукман ал-Кутби, и они направились в Сирию, и расположились у Телль Башира, и осадили его, так что были близки к его взятию. А Танкред взял крепость Бакисраил, и в [боевом] пылу направился к городу Шейзару, и стал биться за него. И начал укреплять Телль ибн Машар — делать необожженные кирпичи и копать ямы для засыпки в /159/ них зерна. Но когда дошло до него известие, что войска султана Мухаммада расположились у Телль Башира, он ушел оттуда (из Телль ибн Машара).

А что касается мусульманских войск, расположившихся у Телль Башира, то они потеряли Сукмана, и говорили, что он умер после ухода оттуда [мусульман]. Ибо мусульмане были близки к взятию его (Телль Башира). Но Жослен, франк, его правитель, обратился к Ахмадилу ал-Курди, и доставил ему подать, и просил удаления оттуда [мусульманского] войска, и тот согласился на это.

И написал Малик Ридван Маудуду, Ахмадилу и другим: «Воистину я гибну и желаю уйти из Халеба. Поспешите прибыть!» Уход Ахмадила, когда [Телль Башир] был почти взят, был на руку франкам, и они направились к Халебу. Но Ридван запер [138] его ворота и взял себе в крепость заложников из его (Халеба) жителей, чтобы они не сдали города.

И он направил людей из войска и батинитов, находившихся на его службе, для охраны стены, чтобы халебцы не смогли на нее подняться. И ворота Халеба оставались запертыми 17 ночей. И люди три ночи оставались без пищи, и увеличилось число воров из бедняков, а знать боялась за себя.

И ухудшилось управление Малика Ридвана, и чернь распустила свои языки в хуле /160/ и порицании его, и говорили они об этом между собой. И усилились его опасения, что подданные сдадут город. [Никому не доверяя], он перестал появляться верхом среди них. Когда один человек, находившийся на стене, свистнул, то Ридван приказал отрубить ему голову. Когда другой человек снял с себя платье и бросил его другому, Ридван повелел сбросить его со стены. А войско бесчинствовало, захватывая то, что сохранилось на территории Халеба после грабежей франков и увода ими в плен его жителей.

И послал Ридван разбойников для возвращения тех мусульман, кто отделился от главных сил войска, и они схватывали воинов. Мусульманские правители-союзники направились в Мааррат ан-Нуман в конце сафара 505 года (9 августа — 6 сентября 1111 г.) и стояли там лагерем несколько дней. И обнаружили вокруг себя в изобилии провиант, в котором они нуждались, но были не в состоянии его унести.

К мусульманским войскам присоединился атабек Тугтегин, но Ридван вел тайную переписку с некоторыми из своих союзников, что ухудшило отношения [в лагере мусульман], и атабек заметил их отчуждение. И Тугтегин отправился вместе с Маудудом, правителем Мосула, который твердо стоял за него и был ему верен, и они привезли эмирам подарки и подношения из египетских товаров. И Тугтегин побуждал их к отвоеванию Триполи, обещая им всевозможную помощь, но они не пошли на это.

И направились /161/ Ахмадил, Бурсук ибн Бурсук и войско Сукмана в сторону Евфрата, а Маудуд с атабеком не пошли туда, а отправились из Маарры к Оронту и расположились в ал-Джалала.

А франки — Балдуин, Танкред и сын Сен-Жилля обосновались в Афамии и совершали набеги на мусульман. И вышел Абу-л-Асакир (Султан) ибн Мункыз из Шейзара со своим войском и жителями, и объединились они с Маудудом и атабеком и направились к ним. И расположились они к югу от Шейзара, а франки — севернее, у Телль ибн Машара. И кружилась конница мусульман вокруг них, мешая им достичь воды, и тюрки с луками — около аш-Шараи, оттесняя их от источника. И те (франки) стали отступать, прикрывая один другого.

Абу Харб ал-Худжанди. И прибыл в Халеб в этом году, в месяце раби I 505 (7 сентября — 6 октября 1111 г.), человек— факих и крупный купец, его звали Абу Харб Иса ибн Зайд ибн [139] Мухаммад ал-Худжанди, а с ним /162/ 500 тюков с различными товарами. И был он нетерпим к батинитам, давая большие деньги тем, кто с ними боролся. А спутником его из Хорасана был батинит, которого звали Ахмад ибн Наср ар-Рази, а у него был брат, которого убили люди ал-Худжанди. И прибыл Ахмад в Халеб и прошел к Абу Тахиру ас-Сайгу ал-Аджами, раису батинитов в Халебе, который был близок к Ридвану.

И поднялся к нему Абу Тахир и вызвал у него желание овладеть имуществом факиха Абу Харба, говоря, что он (Ридван) будет свободен от подозрения в этом деле, ибо [купец] известен враждою к батинитам. И устремился Ридван к его имуществу и радовался и послал своих гулямов, на которых он мог положиться, а Абу Тахир-батинит направил с ними нескольких своих людей.

А в то время Абу Харб ал-Худжанди со своими двумя гулямами показывал свои тюки, а вокруг него были его мамлюки и слуги. Вдруг на него бросился Ахмад ибн Наср ар-Рази с несколькими людьми Абу Тахира-батинита. И сказал Абу Харб своим гулямам: «Разве это не наш спутник?» И сказали они:

«Он, он!» И набросились на него, и убили. И были убиты бывшие с ним люди Абу Тахира ал-Аджами-батинита. И сказал Абу Харб: «Аллах освободил нас от этого изменника-батинита и обеспечил нам безопасность, после того как нас хотели убить».

И сообщили об этом [деле] Ридвану, и он от него отрекся. А сунниты и шииты направились к этому купцу и выразили свое неодобрение случившемуся. И напали их ахдас на группу ахдас-батинитов и перебили их, и Ридван не посмел противиться этому. /163/ А факих Абу Харб написал атабеку Тугтегину и прочим государям ислама, и в своих письмах они порицали Ридвана, а он отрекался и клялся, что не было у него злого умысла по отношению к этому человеку (Абу Харбу).

А купец спокойно вышел из Халеба и возвратился в свою страну, а люди продолжали рассказывать о том, что сделал этот человек (Ахмад), и чернили его, и с этого дня стали нападать на батинитов.

Слабость Ридвана. Затем, когда ухудшилось его положение в Халебе, Ридван счел нужным привлечь к себе атабека Тугтегина и примириться с ним. И он призвал его в Халеб, высказав при этом пожелание, чтобы Танкред расположился в крепости Азаз. И предложил ему Ридван дань с Халеба — 20 тысяч динаров, коней и прочее, но Танкред отказался от этого.

И прибыл атабек Тугтегин, и заключили они [с Ридваном] соглашение о помощи друг другу людьми и деньгами. И Тугтегин взял на себя обязательство ввести в проповедь и [на] монетах в Дамаске имя Ридвана, но затем не соблюдал заключенное соглашение полностью. А Танкред умер в 506 году (1112/13 г.); ему наследовал сын его сестры Рожер, и Ридван платил ему то, что брал с него Танкред, а это 10 тысяч динаров. [140]

И прибыл Маудуд в Сирию, и договорился с Тугтегином о священной войне, и просил помощи у Малика Ридвана. Но тот запоздал, а в это время у мусульман произошла стычка, в которой они одержали верх над франками. Вскоре прибыла мусульманам помощь от Ридвана, но без /164/ сотни всадников, а это противоречило тому, что было обусловлено и обещано. И атабек отказался от этого и объявил об отмене в начале раби I 507 года (16 августа — 14 сентября 1113 г.) проповеди и чеканки монет с именем Ридвана в Дамаске.

Ридван был очень скуп и не любил тратить деньги, так что писцы и эмиры дали ему прозвище «Абу-л-Хабба» («Отец грошей»). Этим он причинил большой вред своему положению и ослабил свое государство.

Смерть Ридвана. И заболел Ридван в Халебе внезапной болезнью и умер 28 джумада I 507 года (11 октября 1113 г.). И похоронили его в гробнице правителя, и охватило Халеб беспокойство из-за его смерти, и опечалились его соратники из-за потери его. И говорили: «Воистину оставил он после себя в сокровищнице деньги, [а также] утварь, товары и сосуды, стоимость которых достигала 600 тысяч динаров».

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.