Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМАЛ АД-ДИН ИБН АЛ-АДИМ

СЛИВКИ ИСТОРИИ ХАЛЕБА

ХАЛЕБ В ПРАВЛЕНИЕ МУСЛИМА ИБН КУРАЙША АЛ-УКАЙЛИ

/84/ Известие о Малик-шахе

И прибыл Ибн Джахир, везир ал-Каима, для передачи ему Дийарбакра [Ибн Марваном], а с ним войско, посланное Малик-шахом. А Ибн Джахир был некогда везиром у Симала ибн Салиха, затем у Ибн Марвана, затем у ал-Каима. И прибыл Ибн Марван к Шараф ад-Даула и просил у него помощи [против Ибн Джахира], и она была ему оказана. И противники встретились у Амида; Ибн Джахир одержал победу, и взял имущество Шараф ад-Даула, и пленил его соратников, и отпустил [за выкуп] тех, кого взял в плен из Бану Укайл.

Встреча Шараф ад-Даула с султаном. Затем Ибн Джахир послал свои отряды во владения Шараф ад-Даула, и бесчинствовали они в его стране и грабили, и это в (4)77 году (1084/ 85 г.). И доставили [Шараф ад-Даула] деньги из Халеба, и он усилился благодаря этому и направился в ар-Рахбу, а своего дядю /85/ Мукбила ибн Бадрана он направил послом в Египет, требуя помощи себе, и она была обещана. И написал Шараф ад-Даула султану Малик-шаху, напоминая ему о своей службе и повиновении и о том, что сделал ему Ибн Джахир.

И когда узнал об этом Малик-шах и об отправлении [Шараф ад-Даула] своего дяди в Египет, то направился в Мосул, а с ним Низам ал-Мульк; а Низам ал-Мульк был благосклонен к Шараф ад-Даула и великодушен. И написал везир Низам ал-Мульк Шараф ад-Даула, советуя ему прибыть к султану и обещая ему хороший прием. И [Шараф ад-Даула] направился к нему из ар-Рахбы. И встретил его Низам ал-Мульк в нескольких переходах от Мосула. И Шараф ад-Даула вышел из паланкина и поцеловал его руку, а он был в паланкине из-за болезни, мешавшей ему [ехать верхом], и приказал ему Низам ал-Мульк продолжать путь верхом и сказал: «Не страшись, возрадуйся, и да исполнится твоя надежда». А он (Шараф ад-Даула) взял с собой все, что мог, из оставшихся у него сокровищ, [106] и имущества, и коней — после этого большого поражения.

И прибыл он к султану, и тот оказал ему почет, и был добр к нему, и соглашался на все, что тот просил у него. И простил ему лежавший на нем остаток подати с Сирии, и подтвердил ему акт {пожалования] областей Сирии и Джазиры и всего, чем он владел. И разрешил ему взять с собой своего сына /86/ Мухаммада, чтобы он находился в его войске.

И писал [Малик-шах] своему брату Тадж ад-Даула, чтобы не чинил он ему (Шараф ад-Даула) препятствий в [управлении] его областью, куда он (Тутуш) направлялся. А Абу-л-Изз ибн Садака отправился в Халеб для оказания Шараф ад-Даула помощи против Ибн Джахира. Но, узнав о выходе войск из Египта, вернулся, [дойдя лишь до] Латмина.

Сулайман и Рум

И в 477 году (1084/85 г.) начал Сулайман ибн Кутулмыш действия против Антиохии, стремясь овладеть ею, и добился желаемого. И вышел он ночью из Никеи со своим войском, прошел ущелья, опасаясь, что Филарет задержит его у себя. И ускорил движение, пока не достиг ночью Антиохии, перебив всех жителей селения ал-Имранийа, чтобы они не дали знать о нем (Филарету).

И повесили веревки на копьях на выступах стен, и поднялись [его воины] почти до Баб ал-Фарс. И в то время /87/ как [одни] из них подошли к стене, остальные бросились к воротам и открыли их. И вошли он и его войско в ворота и заперли их, и было их 280 человек, и это происходило в воскресенье 10 шабана, а другие говорили, что в пятницу 8-го (10 или 12 декабря 1084 г.), и до утра жители города не подозревали об этом. А тюрки издали громкий вопль, и жители Антиохии подумали, что войско Филарета билось с ними (тюрками) и они разбиты, а когда [жители] поняли, что город подвергся нападению, некоторые из них устремились в крепость, а некоторые бросились со стены и спаслись.

А Сулайман нашел свое войско недостаточным, и прибыл к нему [по его просьбе] Ибн Мунджак с 300 всадниками, и не переставало его (Сулаймана) войско увеличиваться и усиливаться. И он успокоил жителей (Антиохии), и вернул их в их дома, и освободил большую часть пленных. И молились мусульмане в пятницу 15 шабана в ал-Касиане, и было призвано в нее (т. е. крепость Касиан) на молитву в этот день (17 декабря 1084 г.) 110 муэззинов и множество народа из жителей Сирии. И был день ее (Антиохии) завоевания первым днем декабря, а завоевание ее румийцами произошло в первую ночь января, тринадцатую из оставшихся ночей зу-л-хиджжа 358 года (16 октября — 13 ноября 969 г.).

И обнаружена была надпись одного из астрологов, сына [107] сестры ас-Саби, на обороте книги, [принадлежащей] кадию Абу-л-Фадлю ибн Абу Джарада, говорившая: «Напоминает знающий о взятии румийцами города Антиохии в такое-то время ночи (969 г.). И она будет оставаться в руках румийцев 119 лет». /88/ И смотрел на эту надпись Махмуд ибн Наср ибн Салих и говорил в своем совете: «Я предполагаю, что надпись была сделана во время стоянки ал-Афшина ат-Турки под Ан-тиохией». Махмуд боялся, что он (Сулайман ибн Кутулмыш) овладеет Антиохией, и страшился этого предсказания. Но дело обстояло так, как предсказал астролог, и завоевал ее Сулаиман ибн Кутулмыш в определенное им (астрологом) время.

А Сулайман ибн Кутулмыш осаждал крепость Антиохию до 12-го [дня] месяца рамадана [477] года (т. е. до 12 января 1085 г.) и завоевал ее, дав жителям гарантию безопасности, но учинил резню и захватил пленных. А грабежи тюрок в Антиохии были бессчетны и превосходят всякое описание.

И расположил в городе Сулайман свое войско и завоевал крепости, соседние с ним; некоторые [сдались] добровольно, другие [были завоеваны с применением] хитрости. И направился Сулайман из Никеи в Триполи и овладел пограничными сирийскими крепостями, и шла о нем добрая слава в его джунде и аскар; он привлекал людей щедростью в раздаче денег. И когда он завоевал Антиохию, то наградил Шараф ад-Даула из добычи хорошим подарком.

И когда упрочились отношения Шараф ад-Даула с Малик-шахом и отряды [султана] вернулись в ал-Кадисийю, то выдал он джунду его содержание, уменьшив его; тогда большая часть джунда направилась к Сулайману, покинув его (Шараф ад-Даула). И тот (Сулаиман) наделил их икта и был добр к ним, выдав им содержание, удовлетворявшее их. А некоторые сторонники Мирдасидов опасались Шараф ад-Даула; их отряды направлялись к нему (Сулайману), рассеявшись по стране. /89/ И было в Антиохии и ее областях несколько селений, которыми овладели Махмуд [ибн Наср ибн Салих] и тюрки; они отняли их у румийцев из-за слабости последних. И направился Сулаиман в область Халеба, и захватил ее, и раздал в икта ее, а также другие из областей, расположенных по соседству с Антиохией.

А шариф Хасан ал-Хутайти, раис Халеба, и другие сподвижники Шараф ад-Даула опасались его (Шараф ад-Даула); когда упрочились его отношения с султаном и был заключен мир с Ибн Кутулмышем, то он принялся за них, и схватил их, и отобрал их имущество, но им удавалось [все же] причинять вред тем жителям Сирии, которые пришли в их лагерь для того, чтобы служить Шараф ад-Даула.

И поступала к Абу-л-Мукараму подать с Антиохии; доставляли ему ее румийцы; и он стремился [взимать ее] и с Сулаймана, но тот не согласился на это и сказал: «Эта джизия берется с румийцев, чтобы отвратить их от священной войны; а я взял на себя обязанность джихада, и Антиохия сделалась мусульманской [108] — почему же я должен уплачивать тебе с нее джизию?» И между ними возникла распря из-за этого.

И направились Шабиб ибн Махмуд и Мансур ибн ад-Дух и некоторые бану килаб в Антиохию, и прибыли они к Сулайману и дали взаимное обещание не враждовать друг с другом. И взяли они подать (катиа) с его (Сулаймана) войска и ушли в [направлении] области Шараф ад-Даула, где стали бесчинствовать. Затем они, убоявшись его, бежали в Асфуну. /90/ Походы против мусульман. И постоянно совершались походы в области Халеба, Сармина и Бузаа. И схватил Шараф ад-Даула своего везира Абу-л-Изза ибн Садака, и конфисковал его имущество, и заточил его. И направил Ибн Хазлуна в Халеб для управления делами [ города], и тот прибыл в Халеб и вел переписку с Сулайманом о мире.

И схвачен был Али ибн Курайш по приказу Шараф ад-Даула, (брата своего). И было у него (Али ибн Курайша) конфисковано 10 тысяч динаров, и отобран был у него Манбидж, бывший его икта. Но при этом усилилась неприязнь шарифа и других, которые были очевидцами действий [Муслима ибн Курайша]. И так же он (Шараф ад-Даула?) относился к своим соратникам, и поэтому его положение ухудшилось. А что касается его подданных (раййа), то он относился к ним наилучшим образом и был к ним добр.

И когда Шараф ад-Даула убедился в опустошениях Халеба и его окрестностей походами Сулаймана, то собрал свое войско, и присоединил к нему некоторых тюрок, и прибыл в Азаз в сафаре 478 года (29 мая—26 июня 1085 г.). И советовали ему выйти к Халебу и начать переписку с Сулайманом о мире, а он отказался и призвал бану килаб, и прибыла группа их с их знатью (аййаны) и всадниками. /91/ И отправился он (Шараф ад-Даула) и остановился на реке Африн, в месте, называемом Курзахил.

И прибыл Сулайман из Антиохии с четырьмя тысячами всадников, а у Шараф ад-Даула было более шести тысяч, но его отношение к ним не было искренним. И привез Шараф ад-Даула арбузы, и уселись он и некоторые из его двоюродных братьев и ели их. И сказал его двоюродный брат:

Съели мы эти плоды. А того, кто останется жив, Встретит его семья.
А того, кто будет мертв, встретит Аллах,
А он — с большим животом!

И сказал Шараф ад-Даула:

Когда нас убьют, пошлем тебя [к Аллаху],
О сын моего дяди!

Убийство Шараф ад-Даула. И встреча [войск] произошла в конце дня в субботу, шестой из оставшихся [дней] сафара 478 года (21 июня 1085 г.). Солнце [светило] в лицо войску Шараф ад-Даула; встреча была внезапной, не в то время, о котором думали, и войско Шараф ад-Даула было разбито, и настиг [109] [Шараф ад-Даула] удар [копьем], и он был убит. И когда ударили /92/ его, он сказал: «О зловещая Сирия!» — он подозревал в своем убийстве одного из своих соратников.

Произошло небольшое столкновение между двумя сторонами, ибо соратники Шараф ад-Даула не проявили мужества [в бою] из-за плохого мнения их о нем. И Сулайман ушел [с поля боя], и остановился за Халебом, и вынес Шараф ад-Даула, и оставил его у ворот Халеба, и он был там похоронен.

И стал единолично править Халебом шариф Абу Али ал-Хасан ибн Хибат Аллах ал-Хашими, известный как ал-Хутайти, а [его] крепостью — Салам ибн Малик ал-Укайли. И был кадием в Халебе в дни Шараф ад-Даула Хосрой ибн Абд ал-Карим ибн Хосрой, и был он назначен на судейство в Халебе в 442 году (1050/51 г.). И умер он в дни Абу-л-Мукарама Муслима ибн Курайша. И [тогда] был определен на должность судьи Абу-л-Фадль Хибат Аллах ибн Ахмад ибн Абу Джарада, а он — сын дочери упомянутого Хосроя и сын кадия Абу-л-Хасана, предшественника Хосроя. И Абу-л-Мукарам Шараф ад-Даула обращался к нему как к сыну своего дяди, принадлежавшего к Укайлидам: кадий Укайли. Из стихов Абу-л-Мукарама ибн Курайша:

Если ударит всадник ногою,
То сотрясается воздух
И содрогается Саид в Египте.

И еще из стихов его:

Два дня у века: один — спокойный, другой — опасный.
И воды два вида: чистая и мутная.

/93-95/ ХАЛЕБ В ПРАВЛЕНИЕ СУЛТАНА АБУ-Л-ФАТХА МАЛИК-ШАХА

Известие о Сулаймане ибн Кутулмыше

А что касается Сулаймана ибн Кутулмыша, то он некоторое время осаждал Халеб, затем вел переговоры с жителями Халеба по поводу его сдачи, и дело завершилось перемирием на некоторое время.

И послал Сулайман ибн Кутулмыш отряд из своего войска преследовать бедуинов, которые были с Шараф ад-Даула; бедуины были разбиты и обратились в бегство. [Тюрки] их преследовали, и было тягостным для них это движение по пустыне в июне. И направился Сулайман к Мааррат ан-Нуман и Кафартабу и добился их сдачи, затем пошел к Шейзару, и напал на него, и добился, чтобы [Шейзар] уплатил ему дань. И взял Латмин, и поместил в нем свой гарнизон, а сподвижники его в Сирии стремились возместить тот ущерб, который был причинен [жителям] арабами. В Маарру прибыл Хасан ибн Тахир, везир Сулаймана, в половине джумада II (25 августа—23 сентября 1085 г.); [110] его призвали сподвижники [Сулаймана], имея на то причины, но в городе началась смута, и его выдворили из города. И он вышел из него вовремя, ибо началась резня, и в битве погибли некоторые жители. А западной части [города] и тем, кто в ней оставался, была дана гарантия безопасности, и город был обложен податью в 10 тысяч динаров (Смысл фразы не вполне ясен.—Примеч. пер.).

А что касается областей, наводившихся под властью Шараф ад-Даула, то после его смерти ими овладел его брат Ибрахим [ибн Курайш], кроме Халеба, а те, кто был в Халебе, писали ему, предлагая сдать ему город, но это известие не дошло до него.

Шариф ал-Хутайти. А что касается шарифа ал-Хутайти, то он был предводителем ахдас и их раисом. И возвел он для себя в сафаре /96/ (4)78 года (29 мая—26 июня 1085 г.) крепость, высокую и окруженную стеною, и стена и ров отделяли ее от города: он страшился за себя, боясь, что жители Халеба выдадут его [врагу], ибо они ненавидели его и не желали его власти над ними. И решили шариф и Салам ибн Малик, командующий большой крепостью, обратиться к султану Малик-шаху, предлагая сдать ему Халеб и побуждая его прибыть [самому] или прислать подкрепление для отражения Сулаймана ибн Кутулмыша.

И соорудил Сулайман ибн Кутулмыш крепость в Киннасрине,. и утвердился в ней, и женился на Маниате, дочери Махмуда ибн Салиха, вдове Муслима ибн Курайша. И вступил в Халеб шариф Хасан (ал-Хутайти) и долго ожидал прибытия помощи от султана. И объединились они с Мубараком ибн Шиблом» эмиром бану килаб, и решили, что Мубарак ибн Шибл отправится к Тадж ад-Даула Тутушу и призовет его, чтобы сдать. ему Халеб.

И он (Мубарак ибн Шибл) сообщил ему (Тутушу), что было решено им с шарифом ал-Хутайти о сдаче Халеба и об их общем желании [войти] в его (Тутуша) государство. И он (Тутуш) обрадовался этому, и собрал войско, и направился из Дамаска в мухарраме 479 года (18 апреля—17 мая 1086 г.) в Халеб, и осадил [по пути] крепость Сулаймана ибн Кутулмыша в Киннасрине. И прибыла к Тадж ад-Даула группа бану килаб, и направились они в ан-Науру, полагаясь на послание шарифа Хасана, что он передаст власть ему (Тутушу), а в-противном случае [решили] вернуться.

И поспешил Сулайман — а он находился в своем войске — в Халеб, /97/ но у Айн Сайлам путь ему был прегражден, оба войска увидели друг друга. А Артук командовал войском Тадж ад-Даула лучше, [чем Сулайман своим], и они встретились, и войско Сулаймана было разбито. [111]

Известие о Тадж ад-Даула Тутуше

Гибель Сулаймана. И был убит Сулайман, и взяты в плен его везир ал-Хасан ибн Тахир и многие воины в среду 18 сафара (479 г. х.=5 июня 1086 г.). А Тадж ад-Даула отпустил везира и тех, кто попал в плен, и разграбили воины Тутуша и бедуины, находившиеся с ним, все то, что было в войске [Сулаймана].

И разошлись мнения о гибели Сулаймана. Одни говорили: преградил ему путь конь из коней Тадж ад-Даула, и сбросил его виском на стрелу, и убил его. И говорили [другие]: воистину он, когда отчаялся [в возможности] победы, сошел со своего коня и поразил себя спрятанным у него кинжалом. И говорили, что те, кто стремился овладеть имуществом убитого, захватили кольчугу, унизанную драгоценным яхонтом и золотом. И дошла весть об этом до Тадж ад-Даула, и доставили ему :[ кольчугу], и он сказал: «Это действительно царская добыча». И пришел на место, политое кровью [Сулаймана], и сказал:

«Похоже, что это [убийство] произошло здесь». И сказал им (тюркам): «Вы не объяснили мне, как отличили его в груде убитых». И спросили его: «Как ты узнал об этом?» И ответил юн: «Его рост подобен моему и росту [других] Сельджукидов тоже». /98/ Затем сказал на своем языке: «Мы недовольны вами, отдаляем вас и погубим!»

Затем он вытер слезы, печалясь о его (Сулаймана) гибели. И пожалел его, и [приказал] принести дорогой саван, и завернули в него его (Сулаймана), и прочли над ним [молитву], и принесли его в Халеб, и похоронили рядом с Муслимом ибн Курайшем до того, как Муслим был перенесен в Самарру. И говорили: похоронили его с ним в одной могиле.

И когда произошло то, что произошло [при гибели] Сулаймана, и Тадж ад-Даула отправился в Халеб, то шариф Хасан ал-Хутайти отошел от того, о чем условились они с Мубараком ибн Шиблом, и отказался сдать Халеб Тадж ад-Даула; ему (шарифу) было необходимо получить письмо Малик-шаха о посылке к нему войска. И раздал Тадж ад-Даула в икта область Халеба с ее округами своему войску, а нескольким бедуинам, примкнувшим к нему, оставил те [владения], которые были у них ранее. Затем он отправился в Мардж Дабик и пробыл там несколько дней.

Затем вернулся и расположился лагерем под Халебом. И появился человек из халебских купцов по имени Ибн Баруни Халебский; он написал Тадж ад-Даула о сдаче ему Халеба и поставил нескольких своих людей с веревками на некоторые башни стены. И помогали им люди из ахдас, и было провозглашено имя Тадж ад-Даула. И люди передавали об этом друг другу, и [новость] узнал весь город.

А это /99/ было в ночь на субботу 26 раби I этого года 99 (479 г. х.==11 июля 1086 г.). И бежал Хибат Аллах Абу-ш-шариф [112] Хасан из крепости своего сына в большую крепость к Саламу ибн Малику, и шариф Хасан оставался в своей новой крепости, а бывшие с ним люди из ахдас Халеба опасались его жителей и [поэтому] ушли из города, и остался шариф Хасан в своей крепости с малым числом людей. И потребовал он гарантию безопасности (аман), и Тадж ад-Даула дал ему ее через посредство Захир ад-дина Артука.

И вышел Артук, и направился к нему [шариф Хасан ал-Хутайти] со своим имуществом и людьми и передал крепость Тадж ад-Даула Тутушу. И отправил Артук его (шарифа Хасана) в Иерусалим с его имуществом, и он обосновался там.

А в большой крепости восстал Салам ибн Малик, ибо Шараф ад-Даула ибн Курайш, назначив его командующим ею, завещал не передавать крепость никому, кроме султана Малик-шаха, и Салам ибн Малик придерживался завещания своего дяди и противился сдаче ее Тутушу. А Тутуш находился в Халебе, осаждая большую крепость до 27-го числа месяца раби I (479 г. х.=12 июля 1086 г.), и был милостив к его жителям и одарял их ахдас.

И дошла до него весть, что султан Малик-шах прибыл со своим войском в Нахр ал-Джуз, направляясь в Халеб. И в тот же день отправился Тадж ад-Даула в Дамаск, оставив под крепостью шарифа одного из своих соратников, а с ним орудия [осады] и некоторое число людей, [среди них] — ремесленники (?) из Халеба. И тот недолгое время замещал Тутуша, затем двинулся в путь и присоединился к [Тутушу] в Дамаске.

/100/ Малик-шах в Халебе

И прибыли войска Малик-шаха к Халебу с Бурсуком, Айязом и Бузаном и другими [эмирами]. Некоторые из них вступили в область, [принадлежавшую] румийцам и простиравшуюся между [областью Халеба] и Антиохией, другие же вошли в Халеб. И жители Халеба поспешили вместе с Саламом ибн Маликом и Мубараком ибн Шиблом подчиниться пришедшим [и объявить] о готовности служить им.

Султан же, шедший позади них, прибыл в ар-Руху, которую ему сдал Филарет, и она подчинилась ему. А оттуда направился в крепость Даусар, называемую [теперь] Джабар, которую он получил на своем пути от Джабара ибн Сабика ал-Кушайри, а его самого убил, узнав о совершаемом им зле и грабежах на дорогах. И он шел, пока не прибыл в Халеб 23 шабана 479 года (3 декабря 1086 г.).

/101/ И покорил он Халеб с его крепостью и другие крепости Сирии, и дал Саламу ибн Малику вместо крепости Халеба крепость Даусар, и пожаловал ему, кроме того, Ракку и несколько сел (дийа).

И направился султан к Антиохии, которую ему сдал ал-Хасан [113] ибн Тахир, везир Сулаймана ибн Кутулмыша, и назначил в Антиохию Ягысьяна ибн Алпа в войско, а Хасана ибн Тахира определил в ее диван. И завершил [свой поход] в Сувайдии. И молился он на [берегу] моря, вознося хвалу Аллаху за то, что он простер его власть от моря восточного до моря западного.

/102/ Касим ад-Даула Ак-Сункур

И вернулся он (Малик-шах) в Халеб и поставил в него [наместником] эмира Касим ад-Даула Ак-Сункура с войском, а Тадж ар-Руаса ибн ал-Хилал был им назначен сборщиком налогов. И прибыл к нему (Малик-шаху), когда он был в Халебе, шариф Хасан ал-Хутайти, желавший вернуться в Халеб, и рассказал о своих делах и о том, что с ним случилось, но на него жаловались жители Халеба, и султан не удовлетворил его просьбу.

И был этот султан (Малик-шах) из людей достойных и правителей справедливых, и никто не мог сказать, что кто-то превосходит его в войске в этом мире. А войско [его] определяли примерно в 400 тысяч [человек]. Он не взял у своих подданных силой ни одного дир,хема. И когда однажды сокольничий отнял в ал-Асарибе кур, чтобы кормить в дороге сокола, а он (Малик-шах) узнал об этом, то счел это позорным и пригрозил сокольничему, когда его увидел, и тот вернул их (кур) хозяину после своего возвращения из Антиохии. И отправлялся [Малик-шах] охотиться в окрестности Мааррат ан-Нуман и жил в селении в трех фарсахах от ал-Маарры. И покупали в ней его спутники все, что было нужно ему, за полную цену. И в этом году (479 г. х.= 1086/87 г.) отменил он незаконные налоги во всех своих областям, и не осталось в его государстве ничего, с чего они взимались бы.

/103/ Султан находился в Халебе до празднования дня окончания поста и укрепил управление им, назначив командующим его крепостью Нуха ат-Турки, а затем вернулся в Джазиру. Ему (Малик-шаху) сообщили о восстании Текеша в Термезе, и султан отправился туда, покрыв расстояние между Халебом и Нишапуром за десять дней. А вернувшись, направился в Джазиру, а правление Халебом возложил на Касим ад-Даула Ак-Сункура ат-Турки в 479 году и придал ему четыре тысячи всадников, упрочив тем [его положение]. И говорили, что [он] — приближенный мамлюк Малик-шаха, а имя отца его—ан-Нуман. И передал [Малик-шах] управление всеми средствами дивана в Халебе Тадж ар-Руаса Абу Мансуру ибн ал-Хилалу ар-Рахби, о котором и о везире Ибн Калхасе халебский поэт сказал:

И точат, как ржа, жизнь люден [в Халебе]
Хилал и Наххас (Порча и Злополучие.— Л. С.).
[113]

Касим ад-Даула улучшил положение в Халебе и хорошо правил, и установил порядок, /104/ уничтожил разбой на дорогах, преследовал злоумышленников во всех местах и прекратил их злодеяния. Халеб в его время стал многолюден из-за прибытия в него купцов и торговцев из разных мест.

И рассказывал мне мой отец — да будет милостив к нему Аллах! — что он (Касим ад-Даула Ак-Сункур) искоренил злоумышленников до такой степени, что в селениях и деревнях Халеба объявили, чтобы никто не запирал своих ворот и чтобы оставляли свои орудия для обработки земли на своих участках на ночь и на день. И однажды он (Касим ад-Даула) отправился на охоту и проходил мимо феллаха, который уже закончил свою работу и взял одно из своих земледельческих орудий домой, а (Касим ад-Даула) отделился от своих воинов и сказал ему: «Разве ты не слышал объявление Касима ад-Даула, чтобы ни один из жителей деревень не брал земледельческих орудий (домой)?» И сказал [тот]: «Да. И клянусь Аллахом — да хранит Аллах Касим ад-Даула! — что мы в его время в безопасности от злоумышленников и нарушителей спокойствия. А я взял его, боясь, что его испортят, ибо здесь водится животное, называемое шакал, и, если мы оставляем здесь наши орудия, он съедает находящуюся на них кожу».

И когда вернулся Касим ад-Даула, то приказал охотникам отправиться на охоту во все концы области Халеба и выловить там всех /105/ шакалов. И это было причиной их малочисленности в окрестностях Халеба до нашего времени в отличие от других городов.

А во времена Касим ад-Даула возобновилось строительство минарета в Халебе, существующего до нашего времени, и это произошло в 482 году (1089/90 г.).

И возникли несогласия между жителями Латмина и Насром ибн Али ибн Мункызом в (4)81 году (1088/89 г.), и прибыл в Шейзар Ак-Сункур, и бились они, и было убито 130 человек из его (Шейзара) жителей. И он вернулся в Халеб после того, как разграбил его предместье, и был заключен мир между ним и Насром, правителем Шейзара.

А Ак-Сункур женился на Хатун Дайа ас-Султан Малик-шах. И сидел он с ней в один из дней в своем доме в Халебе, а в руке его был нож, и он в шутку замахнулся им на нее. И нож попал ей в сердце и нечаянно убил ее. И умерла она, а он сильно печалился о ней и горевал о потере ее. И понесли ее в гробу хоронить на восточном кладбище, а вышли из Халеба провожать ее гроб в начале джумада 11 (482 г. х.=11 августа— 8 сентября 1089 г.).

А в шабане 482 г. (9 октября—6 ноября 1089 г.) /106/ Ак-Сункур взял крепость Барзавию у армян, и она была последней крепостью, остававшейся в руках неверных в области Антиохии. И она была в его власти девять месяцев, и он разрушил ее в раби I (4)83 года (4 мая—2 июня 1090 г.). [115]

А наместники Сирии написали султану Малик-шаху, жалуясь, что не вышли ему навстречу из-за того, что Халаф ибн Мулаиб, [правитель] Химса, чинит разбой и страх царит на дорогах [по его вине]. И он (Малик-шах) написал Касим ад-Даула, Тадж ал-Даула, Ягысьяну и Бузану — правителю ар-Рухи. И они отправились со своими войсками, и осадили его (Химс), и поставили в трудное положение, и завоевали. И отдал его (Химс) султан Тадж ад-Даула Тутушу.

А Касим ад-Даула спустился в Афамию и взял ее у Халаф ибн Мулаиба и пожаловал Насру ибн Мункызу. Затем султан приказал пронести Ибн Мулаиба в железной клетке до Исфагана. И тот находился в заточении, пока не умер Малик-шах; тогда [Ибн Мулаиб] направился в Египет, а [затем] вернулся в Сирию и после многих хитростей овладел Афамией. А когда был завоеван Химс, его передали Касим ад-Даула, пока не прибыло приказание султана передать его Тутушу.

Смерть Малик-шаха. Султан Малик-шах умер в Багдаде в ночь на 10 шаввала 485 года (19 ноября 1092 г.). Ак-Сункур вышел из Халеба и направлялся к нему (Малик-шаху), а когда дошло до него это известие, вернулся в Халеб и некоторое время провозглашал хутбу на имя Махмуда, сына (Малик-шаха). Затем после этого стали провозглашать хутбу с именем Тадж ад-Даула Тутуша, о чем еще будет речь.

/107/ И когда он (Ак-Сункур) вернулся в Халеб, то схватил Шибла ибн Джамиа, эмира килабитов, и его сына Мубарака и заточил их в крепость. А Тадж ад-Даула переписывался с Касим ал-Даула, Ягысьяном и Бузаном, побуждая их подчиниться себе, чтобы всем вместе отправиться на завоевание страны его [Тутуша] брата. И он стал правителем страны, а они примкнули к нему и провозглашали хутбу с его именем в своих областях.

И вышел он (Тутуш) в поход в начале (4)86 года (1093 г.), и примкнули к нему Касим ад-Даула, Ягысьян и Бузан, и доверился ему Ак-Сункур.

И завоевал Тадж ад-Даула Ракку и Нисибин, и собрал Ибрахим ибн Курайш свои силы и приготовился встречать Тадж ад-Даула. И встретились два войска в Дара, но [затем] каждый отряд вернулся на исходное место. И выступил эмир Касим ад-Даула и врезался в центр /108/ войска Ибрахима, и бедуины не устояли, а за ними последовало остальное войско и было убито около 10 тысяч.

И попали в плен Ибрахим ибн Курайш, его дядя Мукбил и другие. И Тадж ад-Даула беспощадно перебил их и взял в плен гарем, и некоторые красивейшие женщины-бедуинки убили себя [от страха]. А после этого приказал Тадж ад-Даула передать Махмуду ибн Шараф ад-Даула пленных воинов, окружавших его перед битвой (?), и дал ему в икта Нисибин.

Возвращение Тутуша. И возросло влияние Тадж ад-Даула после этой битвы, и писала ему вдова его брата, приглашая [116] его прибыть [к ней], и было решено, что он женится на ней, но это произошло после того, как он взял у Ибн Джахира Амид и Джазират ибн Умар и прибыл в Табриз. И отошли от него Касим ад-Даула Ак-Сункур, /109/ правитель Халеба, и Имад ад-дин Бузан и примкнули к Баркиаруку, перейдя к нему на службу, и это произошло вблизи Рея. И была причиной отвращения Касим ад-Даула и Бузана близость Тадж ад-Даула к Ягысьяну и симпатия его к нему. А другие говорили: дело в том, что он (Тутуш) не дал им в управление ни одной из областей, которые они завоевали.

И возвратился Тадж ад-Даула в Дийарбакр, и пополнил там свою армию, и отправился оттуда в Сарудж, и взял его, и назначил его наместником одного из своих верных людей. И дошло до него известие о том, что Ак-Сункур и Бузан прибыли ко двору султана Баркиарука и что он (Баркиарук) принял их с почетом. И они нашли, что его (султана) делами ведает его дядя [с материнской стороны], и убили его (дядю), а также некоторых эмиров.

И усилилось влияние Баркиарука, и упрочилось его положение, и Ак-Сункур и Бузан обратились к нему с предложением отправиться с ними в их города — Халеб, ар-Руху и Харран, чтобы у них не произошло какого-либо столкновения с Тадж ад-Даула при его возвращении. И они заверили его, что будут [посредниками] между ним и Тадж ад-Даула. И он отправился с ними в Рахбу, и был заключен клятвенный союз между ними и Али ибн Шараф ад-Даула.

/110/ Баркиарук в Халебе. И вышел в путь Али ибн Курайш, а с ним отряд из бану укайл и отряд из войска султана Баркиарука [во главе] с Касим ад-Даула. И они доставили [Баркиарука] в Халеб, и вошли они в него в шаввале 486 года (25 октября — 22 ноября 1093 г.). Затем Бузан направился в свою область и вернулся к султану с подкреплением. А что касается Тутуша, то он перешел Евфрат и направился в Антиохию и оставался там некоторое время с Ягысьяном; и поднялись там цены. Затем он прибыл в Дамаск в зу-л-када этого года (487 г. х.=12 ноября— 11 декабря 1094 г.).

А у Вассаба ибн Махмуда было в подчинении небольшое число килабитов, а Ак-Сункур после ухода Тутуша в Дамаск послал своих людей, чтобы сжечь крепость Асфуна и крепость ал-Кубба, и забрал икта Вассаба.

В (4)87 году (1094 г.) был схвачен везир Абу Наср Мухаммад ибн ал-Хасан ибн Наххас благодаря воздействию ал-Маджанна Бараката ал-Фуваи на Касима ад-Даула. И он (везир) находился в заточении, пока не поступило приказание удушить его, и он был задушен в этом же году.

В раби I 487 года (21 марта — 19 апреля 1094 г.). Тадж ад-Даула Тутуш покинул Дамаск, а с ним много арабов. И встретил его Ягысьян с антиохийским войском около Хамы, и они простояли там несколько дней. А сын его Малик Ридван женился [117] на дочери Ягысьяна, и его отпустили на празднество в Дамаск. А Тадж ад-Даула вышел со своими войсками [из Хамы], и прибыл в Телль Маннас, и стоял там лагерем несколько дней. /111/ И дошла до него весть о прибытии Кирбуги, правителя Мосула, и Бузана, правителя ар-Рухи, и Иусуфа ибн Абака, правителя ар-Рахбы, с двумя с половиной тысячами всадников в Халеб на подкрепление Ак-Сункуру. Тогда Тадж ад-Даула отступил в ал-Ханвату, и прибыл в ан-Науру, и решился идти к ал-Вади, а оттуда — в область Антиохии, причем [его] войско забирало [у феллахов] скот и фураж.

Сражение Тутуша с Ак-Сункуром. И вышел Ак-Сункур с теми, кто прибыл к нему на помощь, и большим числом килабитов во главе с Шиблом ибн Джамиа и Мубараком ибн Шиблом — а их в этом году выпустили из заточения,— и Мухаммадом ибн Заидом с его отрядом и отрядом из ахдас Халеба, а также с дейлемитами и хорасанцами. И численность его войска превысила 6 тысяч конников и пеших, отлично подготовленных и хорошо снаряженных. И выступило войско Малика Тадж ад-Даула [на битву] в субботу 9 джумада I этого года (487 г. х.=27 мая 1094 г.), и встретилось оно с семьюдесятью (?). И он (Тадж ад-Даула) был первым, перешедшим ручей, разделявший два войска, и выступил на битву с Ак-Сункуром, тогда как его войско находилось в боевом порядке. /112/ А войска Бузана и Кирбуги не имели возможности перейти ручей и напасть [на врага], а Ак-Сункур при этом не спрашивал совета у находившихся с ним арабов, боясь их склонности к Тадж ад-Даула. А войско Тадж ад-Даула также имело некоторое число арабов и пехотинцев, а тюрки у него были в меньшинстве, ибо его (Тутуша) предводители и приближенные (хавасс) рассеялись по областям, которые они завоевали.

И выступило войско Тадж ад-Даула против войска Ак-Сункура, и не прошло и мгновения, как арабы Бузан и Кирбуга бежали в сторону Халеба и вступили в него. А Йусуф ибн Абак искал спасения у Тадж ад-Даула.

Гибель Ак-Сункура. И попали в плен Ак-Сункур, и часть его личного отряда, и его везир Абу-л-Касим ибн Бади; и он был доставлен пленным к Тадж ад-Даула и безжалостно убит. Тадж ад-Даула сказал ему: «Если бы ты меня победил, то что бы ты сделал?» Сказал [Ак-Сункур]: «Я убил бы тебя». И сказал ему [Тутуш]: «Я приказываю сделать с тобою то, что ты приказал бы сделать со мной» — и убил его. И рассказывал Вассаб ибн Махмуд: «Сидел Тадж ад-Даула и потребовал Касим ад-Даула, и привели его с обнаженной головой, связанного. И встал Тадж ад-Даула и говорил ему многие слова, но не дождался ответа и отрубил ему голову своею рукой».

/113/ И отправили его голову в Халеб, а затем и в Дамаск, а тело его погребли под куполом у подножия горы Каранбия, в западной [части] гробницы, возведенной для него в Каранбии. Сын его Зенги позже, когда завоевал Халеб, перенес его [118] [останки] в медресе аз-Заджаджина и [дал ему] в вакф Шамар — селение в области Халеба, как написано на его могиле.

А Касим ад-Даула, исходя из гороскопа, хранившегося во дворце султана в Халебе, выбрал временем выступления на битву время сближения Сатурна и Марса в созвездии Льва. И выступил, приказав, чтобы за ним следовали с веревками за плечами (?). А Тадж ад-Даула стремился к тому, о чем было сказано (к победе над Ак-Сункуром), но гороскоп не принес победы (Ак-Сункуру), ибо Аллах всевышний побеждает, когда хочет, неотвратим приказ его, нет толкователя приказу его, непоколебимо царствие его. И попал в плен Шибл ибн Джамиа, эмир из килабитов, и подарил его Тадж ад-Даула его племяннику Вассабу ибн Махмуду.

/114-116/ ХАЛЕБ В ПРАВЛЕНИЕ РИДВАНА ИБН ТУТУША

/117/ Правление Тутуша в Халебе

И Бузан и Кирбуга верили в то, что удержат Халеб, и ожидали помощи от Баркиарука, ибо в Халеб пришло с птицей послание, содержавшее известие о прибытии подкрепления в Мосул; и с ахдас об этом было решено.

А Тадж ад-Даула вступил в Халеб со своим войском, и [его] жители пришли в замешательство от того, что произошло. И поспешили люди из ахдас, из тех, кто не знал и не ведал [о случившемся], открыть [ему] Антиохийские ворота. И Вассаб ибн Махмуд во главе сподвижников Тадж ад-Даула вошел в Халеб и успокоил город. И вступил наместник [валий] в крепость шарифа и передал ее Тадж ад-Даула, и тот вошел туда и обосновался в ней. И начал переписку с Нухом, командующим большой крепостью рСалеба]. И тот сдал ему ее после того, как ему (Тутушу) поверил. И поднялся в нее Тадж ад-Даула 11 джумада I этого года (т. е. 487 г. = 29 мая 1094 г.).

/118/ Гибель Бузана. И схватил Тадж ад-Даула Бузана и беспощадно бил его по шее, и схватил Кирбугу и заточил его в Химсе. И пожаловал Сирию (Под «Сирией» («аш-Шам») здесь, вероятно, подразумевается Халеб с его областью.— Примеч. пер.) в икта своему войску, и дал в икта Мааррат ан-Нуман и ал-Лазикийю Ягысьяну, и назначил Абу-л-Касима ибн Бади везиром в Халебе.

И пребывал там (Тутуш) три дня, затем выступил и пересек Евфрат, и взял Харран, и двинулся к ар-Рухе и взял ее. И говорили [люди]: «Поистине ее наместник не соглашался сдать ее иначе как по указанию Бузана». А Бузан был заточен в Халебе. И послал [Тутуш] туда человека, который отрубил [119] ему (Бузану) голову, и бросил ее [Тутуш] им (жителям ар-Рухи), и сдали они ему ар-Руху, и он овладел Дийарбакром.

И направился [Тадж ад-Даула) в Мийафарикин и перебил род Джахира, отрубив головы его детям и повесив их за шеи. И отклонился он от Мосула и направился навстречу вдове своего брата Хатун ал-Джалалийа для завершения того, что было меж ними условлено, но она умерла в дороге.

И направился Тадж ад-Даула в Рей, и прибыло туда множество туркмен и войско его брата, и овладел он всеми областями, через которые проходил, и его упоминали в хутбе со всех кафедр [в мечетях] Сирии, на Евфрате и в Багдаде.

Приглашение Ридвана Тутушем. И по прибытии своем в Хамадан он написал своему сыну Малику Ридвану, приглашая его из Дамаска. И тот направился к нему, а с ним те из его (Тутуша) /119/ сподвижников, кто оставался в Сирии. И вошел 119 Тадж ад-Даула в Рей и овладел им в мухарраме 488 года (11 января—9 февраля 1095 г.). И вышел Баркиарук из Исфагана, и они встретились в пяти фарсахах от Рея в воскресенье, 17 сафара (26 февраля 1095 г.). И было разбито войско Тадж ад-Даула Тутуша, и унижено, и разграблено. А Тадж ад-Даула и его приближенные были в этот день убиты в бою.

Гибель Тутуша. А убил Тадж ад-Даула один из людей Касим ад-Даула, которого он приблизил к себе и осыпал милостями, и этот человек ударил Тадж ад-Даула стрелой в левую ключицу и тот упал. И отрубили убийце голову, и обошли с нею войско, затем доставили ее в Багдад и совершили с ней обход. А те из них (сподвижников Тутуша), кто спасся, рассеялись по своим землям.

Правление Ридвана в Халебе

И прибыло это известие к сыну его Малику Ридвану, а он находился на Евфрате, /120/ в Ана, направляясь к своему отцу. И взволновался он, и испугался, что за ним приедут, и быстро снял свой шатер, и быстро двигался, пока не прибыл в Халеб с некоторыми из своих гулямов и приближенных, а остальное войско оставил позади себя. И везир отца его Абу-л-Касим ибн Бади сдал ему город и крепость. И он поднялся в нее, и они стали готовиться к [отражению] того, кто сюда устремится.

Дукак ибн Тутуш. И прибыли к нему в Халеб бежавшие {после поражения войска Тутуша] его брат Абу Наср Дукак и Джанах ад-Даула Хусайн. А Джанах ад-Даула стоял во главе управления государством Малика Ридвана: Тадж ад-Даула некогда сделал его мудаббиром (управителем) при нем (Ридване), и он был атабеком [Ридвана] при его (Тутуша) жизни. А атабеком Дукака он сделал Захир ад-дина. И когда был завоеван Дийарбакр, он был передан Захир ад-дину, а Шамс ал-Мулук Дукак был при нем, и так длилось, пока он (Тутуш) не [120] направился в Рей, и они с ним. И вернулся Дукак в Халеб и находился там недолгое время. А с ним переписывался эмир /121/ Саутегин ал-Хадим, а он был наместником Тадж ад-Даула в Дамаске по охране крепости и города, а управление Дамаском тайно [было предназначено] Дукаку.

А он (Дукак), боясь своего брата Ридвана, вышел из Халеба и бежал в Дамаск, и никто об этом не знал. Он двигался проворно, и Ридван, следуя за ним, послал несколько конников вперед, но Дукак ускользнул от них и вошел в Дамаск. Саутегин поспешил подчиниться ему, и Дамаск с провинцией встали под его власть.

И убил Ридван своих братьев — Абу Талиба и Бахрама, сыновей Тутуша. А атабек Тугтегин находился в заточении при султане Баркиаруке, ибо был схвачен в битве. И потребовали от него (Ридвана) выдачи Кирбуги и всех, кто был с ним и находился в руках Ридвана. И пришли к соглашению: направить Адаб ад-Даула Абака ибн Абд ар-Раззака к Ридвану для освобождения Кирбуги. /122/ А Абак также был из тех, кто находился при Тутуше и кого схватили, и велись переговоры с султаном об отпуске его и отправлении на выручку Кирбуги. И он (Баркиарук) согласился на это и направил его в Халеб. И когда он прибыл туда, Ридван приветствовал его, и выпустил Кирбугу в шабане (488 г. х.=6 августа—3 сентября 1095 г.), и отправил его в путь с почетом.

И освободил Баркиарук атабека Тугтегина и всех приближенных Тадж ад-Даула, кто был в заточении, и тот (Тугтегин) прибыл в Дамаск, и обрадовался Дукак его возвращению и воспрянул душой. И передал ему [Дукак] управление делами, и тот стал вести их наилучшим образом. Тугтегин просил у Малика Ридвана для Адаб ад-Даула позволения присоединиться к нему (Тугтегину). Ридван согласился при условии, что Адаб ад-Даула сразу же вернется в Халеб, где будет сохранено его икта. Но тот явился в Дамаск и сделал его местом своего обитания. И написал своим сподвижникам в Азаз, приказывая сдать его Ридвану, и они сдали его [ему].

Исмаилиты. И когда прибыли эти известия, жители Афамии напали на ее крепость, и взяли ее у тюрок, и убили некоторых из них; [крепость] некогда отнял у Ибн Мункыза Тадж ад-Даула. А несколько ее жителей направились в Египет, приглашая [в Афамию] правителя из из (египтян) числа из-за склонности их (жителей Афамии) к исмаилизму и отвращения их к тюркам. И вернулся в 489 году (1095/96 г.) Халаф ибн Мулаиб и принял ее (Афамию), и возобновил он злоумышления, разбой и убийства людей из Афамии.

А что касается Малика Ридвана, то он в (4)88 году (1095г.) вышел из Халеба, а с ним /123/ Джанах ад-Даула Хусайн. И примкнули к нему Ягысьян и Иусуф ибн Абак из Антиохии с их войском, и направились они в ар-Руху, а с ними заложники из ее жителей. Малик Ридван стремился отнять город у тех лиц, [121] которые были поставлены туда [для защиты] его отцом. А когда прибыли Ягысьян и Йусуф в ар-Руху, они имели намерение схватить Джанах ад-Даула и сделать Ридвана самостоятельным правителем. Но он (Джанах ад-Даула) бежал от них, пересек Евфрат и прибыл в Халеб. И последовал за ним Ридван и вошел в Халеб, а заложники из ар-Рухи бежали из войска и вернулись в нее (ар-Руху). А Ягысьян и Иусуф ибн Абак возвратились [в Антиохию], и Ридван отдалился от них.

Сукман ибн Артук. И написал Ридван Сукману — а его икта был Сарудж,— приглашая его в Халеб к себе на помощь. И отправился он (Сукман) и перешел Евфрат, и встретил его Иусуф ибн Абак с огромным числом [воинов]. И Сукман убоялся его, встал на его сторону и ушел с ним.

А Джанах ад-Даула опасался их всех и следом за прибытием Ридвана из ар-Рухи направил часть войска Халеба в Мааррат ан-Нуман с Адаб ад-Даула, чтобы взять ее у Ягысьяна. И вступил [Джанах ад-Даула) в переписку с Вассабом ибн Махмудом, и прибыли [люди] из килабитов на помощь ему [в деле] взятия ал-Маарры, и изгнали оттуда сына Ягысьяна и его сподвижников, и овладели ею.

А Адаб ад-Даула и Вассаб вернулись в Халеб, и, когда они вошли в него, случилось то, что мы упоминали /124/ из деяний Сукмана и Йусуфа ибн Абака. И вышел Джанах ад-Даула с войском, и встретил его Иусуф вблизи Мардж Дабика, и Иусуф обратился в бегство, а его войско было разграблено, в чем принимал участие и Сукман. А Иусуф вошел в Антиохию, а Джанах ад-Даула, Сукман, Вассаб и Абак вернулись в Халеб.

И Малик Ридван дал в икта Мааррат ан-Нуман с областью Сукману ибн Артуку. Затем вышли Ридван и Сукман [из Халеба], направляясь к Дамаску, и отняли его у его (Ридвана) брата Дукака, а Джанах ад-Даула оставался в Халебе. А когда они обосновались в Дамаске, то дошло до них известие, что Дукак схватил Наджм ад-дина Иль-Гази ибн Артука и заточил его по некоему павшему на него подозрению. И вернулся Малик Ридван в Халеб, а Сукман направился в Иерусалим, взял его у наместников своего брата и остался там.

А Иусуф ибн Абак стал переписываться с Маликом Ридваном и просил позволения прибыть к нему на службу, и тот позволил ему, и он пришел в Халеб и утвердился там.

Убийство Йусуфа ибн Абака. Тогда Ридван и Хусайн испугались его и обратились к Баракату ибн фарису, раису Халеба, по прозванию ал-Маджанна (Бесноватый), чтобы тот убил его. И набросился он (раис) на него (Иусуфа) со своими сторонниками, и убили они его, и разграбили его дом, и взяли его голову, и послали ее в Бузаа, [а затем] в Манбидж. И взяли его (Манбидж) у его (Йусуфа) сподвижников, и отняли икта его брата /125/ и его соратников, и бежали из Халеба.

А Малик Ридван навлек на себя подозрения в отходе от ислама. Затем Ридван и Джанах ад-Даула вышли в (4)89 году [122] 1095/96 г.) в Телль Башир и Шейх ад-Дайр, и отвоевали их мечом у сподвижников Ягысьяна, и совершили набег в область Антиохии, и вернулись в Халеб, а в начале месяца рамадана (490 г. х.=12 августа — 10 сентября 1097 г.) отправились в Дамаск.

Битва между Ридваном, и Дукаком. И отправился Ягысьян на помощь Дукаку, и ослабела душа Ридвана, и не мог он вернуться [в Халеб], а направился в Иерусалим, а Дукак, Тугтегин и Ягысьян следовали за ним, но на некоторое время были задержаны. А войско Ридвана было близко к гибели, и отделился от него Джанах ад-Даула и бежал через пустыню в Халеб. А вскоре Малик Ридван последовал за ним, и соединились они со всеми войсками в Халебе.

И вернулись Дукак и Тугтегин в Дамаск, а Ягысьян—в Антиохию, и вернулся Сукман ибн Артук из Иерусалима через пустыню и достиг Халеба в мухарраме 490 года (19 декабря— 17 января 1096 г.). И собрались они с Джанахом ад-Даула и решили направиться в область, [принадлежавшую] Ягысьяну. И вышли /126/ Дукак и Тугтегин и прибыли в Хаму, и [их] войско опустошило ее область. И прибыли они к Ягысьяну, и направились в Кафартаб 2 раби I (490 г. х.=17 февраля 1097 г.), и сражались в нем, и грабили его, и наложили подать на его жителей.

А сподвижники Сукмана бежали из ал-Маарры и сдали ее Ягысьяну, и обложил он ее податью. А войско [Ридвана] перешло в ал-Джазр и другие области Халеба, и Ридван ждал помощи от Сулаймана ибн Иль-Гази, правителя Сумайсата, и тот прибыл с большим войском в Халеб. И собрал Ридван, кого только смог, из тюрок, арабов и ахдас Халеба, а войско Дукака остановилось в Киннасрине. И расположилось войско Халеба в виду Киннасрина, и решили эмиры, что встретятся на реке Кувайк и договорятся. И встретились, и вели переговоры — а река между ними, — но не согласились на мир.

И сказал Ягысьян Сукману: «Эти государи сражаются за свои царства, а ты — о продавец молока! — чем [вызвано] твое появление с ними?» Сказал [Сукман]: «Завтра ты увидишь, каков я». И встали они утром, и встретились в понедельник 5-го, месяца раби II 490 года (22 марта 1097 г.). И выказал Сукман в бою большую доблесть.

И не прекращалась битва между ними до конца дня, и Ягысьян бежал в Антиохию, а Дукак и Тугтегин — в Дамаск. И был пленен в бою Асбаух. Он был заточен в Халебе, а затем отпущен и бежал в Дамаск. Из войска было убито небольшое число [людей], /127/ но во время этого бегства на дороге погибло от рук крестьян много армян, бывших с Ягысьяном.

И изменилось намерение Малика Ридвана в отношении Джанах ад-Даула Хусайна, а тот бежал из Халеба в Химс. И вышел он из Халеба ночью, а с ним его жена, мать Малика Ридвана. И остановился он в Химсе, ибо тот был его владением, и [123] сделал его неприступным. И вслед за этим прибыл в Халеб Ягысьян и стал служить Ридвану и вести его дела, а Ридван взял себе в жены дочь Ягысьяна, Хатун Джанджак.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории средневековой Сирии. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.