Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ И ВОСХВАЛЕНИЕ ВЕНЦЕНОСЦЕВ

Ты, который рыбаков показал победителями всех риторов, язык же бессловесный сделал через архангела разговорчивым, выправь и теперь язык заикающийся, чтобы рассказать историю венценосцев и восхвалить их.

(Заглавие сочинения (стр. 15): автор обращается к богу, который через простых, необразованных рыбаков, — учеников Христа, — заткнул рот всем риторам и философам языческого мира, бессловесное же животное, — ослицу Валаама,— заставил через ангела говорить (Числ. XXII, 23 — 30), и просит у него, чтобы он выправил и ему, заикающемуся, язык для возвещения истории венценосцев и для восхваления их, — имеются в виду царь Георгий III, дочь его — царица Тамара, и супруг последней Давид Сослани).

I

Так как боговидец и пророк Моисей не хотел слушаться того, кто посылал его к израильтянам, ссылаясь на свое косноязычие, ему, слабому, даны были знамения, предсказывавшие будущее (Исх. III). Дерзну ли я, неспособный говорить о возвышенных вещах, [приступить к своему делу], если даже он, передававший слова [выслушанные им] из огня, превращением жезла в змею и изменением цвета рук не надеялся убедить в правоте своих слов? (Исх. IV). Подобно изрекавшему мудрые притчи Соломону, который восхвалял Суламиту (Песнь песн. VII, 1), буду вещать по трубе “похвалу похвал” той, которая произошла от семени Соломона, той, для воспевания которой и передачи олимпийского ее величия не хватит [усилий] Соломона. Имею в виду Тамару, знаменитую из государей и славу первого Давида [пророка], восхищавшегося творением рук первозиждителя всякой твари — бога, который видимым образом проявляет в душе и сердце одного человека 1 единоначалие и единовластие свое, ту Тамару, которая через истинного бога и совершенного человека [Христа] явилась и возсияла совершеннейшею среди людей. Ибо она слила источник разумения своей души с первоисточником — Христом, светом [бога] отца, сотворившего пять чувств: зрение, слух, обоняние, осязание и вкус. Она, отказавшись от своей воли и превратив в приятный сад ум свой, подчинила его скале той — Христу 2.

Тамара была дочерью родителей, имевших далеко разошедшиеся корни и ветви. Как дерево узнается от плода, плод же от дерева [так точно и здесь]: она вполне соответствовала своим предкам, -- Давидидам, Хосровидам и Панкратидам 3, — которые известны были больше чем солнце и песок. Она происходила от того, кто силою Нимрода (Быт. X, 8—9) приобрел владения сынов Хайка 4 и кого воспевать пристало только Гомеру. Сколь [17] умножил слово свое об Александре Плутарх, преувеличивавший в истории восхваление царей! 5. От времени до времени, по изволению свыше, появляются, как свет, миродержатели, из коих одни воспринимают похвалу, сообразную с делами своими, другие же злыми своими деяниями воздвигают себе достойный порицания памятник. Я же ныне передал Истории и Василографии 6, что значит “Повествование о царях”, только то, что или сам видел, или слышал от мудрых и разумных людей. Подобно тому, как [евангелист] Лука строит свое повествование по восходящей линии — от Сифа до Адама, от Адама до бога (Лк. III, 38) — я тоже начну с Тамары преблаженной, вместе со святой троицей образующей четверицу, эфирной среди государей, образ и имя которой показаны будут в своем месте.

II

Отцом Тамары был Георгий, царь царей, сын царя Димитрия Давидовича 7, воздвигшего крепости и проведшего границы [царства своего] на востоке и севере, обладателя земель от моря до моря, имевшего еще другого сына — Давида. Славную, мужественную и отменную жизнь этого Димитрия показывает похвальное слово философа Иоанна Чимчимели 8. У Димитрия, мужественного в нападках и победителя в схватках, были два сына, которые назывались Давидом и Георгием. Отдавая предпочтение младшему сыну, подобно Исааку в его отношениях к Якову (Быт. XXVII), Димитрий хулил и поносил старшего. Бог, внимавший его мольбам, сокращением дней его, отозвал к себе Давида раньше отца. (Бог же) отец, вместе со своим сыном [Христом], возвысил до себя сына сладкого, подобного отцу, сделал его сопрестольником отца своего и показал его таким, каким [является] солнце среди светил, Александр 9 и Кайхосро 10 среди владык, Ахиллес 11, Самсон 12 и Нимрод 13 среди героев, Спандиат 14, Тахамтан 15 и Сияош 16 среди Голиафов 17, Соломон 18, Сократ и Платон 19 среди мудрецов.

Будучи царем, отец привел Георгию в жены дочь царя Худдана 20, по имени Бурдухану, сообразную с солнцеликим и льву подобным мужем. Сама она была солнцем над солнцами по красоте и, как сказано, (Мтф. V, 45) по сиянию над грешными и [18] праведными, ибо любила праведных и миловала виновных. Имея в виду ее преданность Христу, я боюсь и стесняюсь искать для нее образ среди женщин, бывших предметом любовного преклонения в этом мире. Она похожа на Екатерину и на Пенелопию 21, ставшую Ириною, равным образом, если исключить, что у нее был муж, благостью, мудростью, умением ходатайствовать и оказывать помощь напоминала просветительницу неба и земли Марию 22.

Боюсь, как бы чрезмерным напряжением не ослаб глаз разума и, в поисках за образами, не вырыл я во вред себе яму, и как бы ходящие не направо и налево [а по среднему пути], не обвинили меня в том, что я свернул с пути. Поэтому начну теперь хвалить, по мере сил и возможности, отца дочери светоносной, Георгия Горгаслида 23, подобного блаженному Вахтангу. На нем исполнилось обещание, данное богоотцу Давиду, о “восстановлении из семени его” (2 Цар. VII, 12) обладателя Востока и Запада, подобного Вахтангу. Посему стихотворец некий, сплетая стихи, говорит:

Ты, Вахтанг, желателен для того, кто из за тебя прославляет бога,
Знает победы твои над врагами и сияет, как солнце;
Истребляет мусульман и помогает христианам,
Произведший тебя желает родить подобного тебе.

III

Восприняв царский венец, осенявший семь царств 24, он, украшенный свыше порфирой и короной, вооружил длани свои, чтобы истреблять и сокрушать врагов веры Христовой: агарян, исмаильтян и магометан 25. Осыпав милостями амеров и имеров 26, жителей верхней и нижней [Картли] 27, вельмож и азнауров 28, военачальников и полководцев 29, своих — домашних, и чужих — внешних 30, он собрал их и направился на город Кагзеван 31, причем пленил все скалистые ущелья и города Ашорнии 32, принадлежавшей Шах-Армену, прозванному царем армян 33. [19]

После итого, собрав опять свои войска, направился против великого и славного города Двина 34, находившегося у подножья Арарата и являвшегося границей между Арменией и Азербайджаном, (того самого Двина), который был наследием великана Трдата, некогда из за Григория Парфянского превращенного в кабана 35. Готовый к сражению и ожидавший его, он, будучи впереди всех, первый ринулся на тех, которые остались вне города. Потом воззвал к войскам своим, взял и пленил город, причем обилие пленных и сокровищ покрыло равнины и горы, ими наполнился город Тбилиси до того, что выкупатели или покупатели за одного пленного платили одну драхму и деревянный ковш. После этого, отправившись на охоту, он обходил горы и доли, подобно Иоанафану Луконосцу (2 Цар. 1, 22) и метко в цель попадавшему стрелку Чубину 36, сразу поражавшему врагов и зверей, и подобно Артемиде, названной именем бога охоты “Мтафоло” 37.

Он снова пожелал предпринять поход, потому собрал войска свои и направился на великий город Аниси 38, который некогда был достоянием и резиденцией греческих царей; в этом городе до сего дня имеется тысяча и одна церковь. Он остерегался греков, потому, выждав удобную минуту, сразу набросился на высокородного некоего Шададиана 39, бывшего правителем города; в продолжение трех дней он предпринимал вылазку и напускал конницу. В конце концов словами и действием он сломил крепость его. После бегства Шададиана, он, выкорчевывавший терновник и среди молний низвергавший громы, забрал город и исполнил желание свое. Город ему понравился и потому, не думая возвращать его назад, сделал его местом стоянки престола своего. Для охранения и укрепления его он оставил Ивана Орбели, протомандатора 40 и военного министра 41, дав ему в помощники Саргиса Мхаргрдзели и великих азнауров разных областей, сам же, беззаботный, вернулся к местам своих игр, развлечений и охоты.

IV

Вспыхнул гнев раздосадованных от всего этого высокомерных агарян и исмаильтян. Шах-Армен 42, называвший себя Султаном, призвал [на помощь] всю Шами 43, Джазиру 44 и Диарбекир 45 [20] вместе с чужеземными турками, равно как сына Ардоха, который через деда своего был отпрыском высокородного Ортока 46, — этот Ардох, прославленный в боях полководец, обратил в бегство знаменитого Ивана Абулетисдзе, — и сородича султанов, сельджукида Салдуха 47, и, со многими властителями и падышахами персидскими, скрежеща зубами, подобно зверям, явился с громадными, неисчислимыми и необозримыми силами и полчищами и осадил г. Аниси. Бряцая оружием и вздымая коней на дыбы, он каждый день завязывал бой у городских ворот.

Об этом узнал в Начармагеви, в месте развлечений своих, царъ царей, муж сильный, храбрый и несравнимый противоборец. Он призвал полки за полками и объединил их, конные и пехотные. Пренебрегая яиным преимуществом [врагов своих] с севера и востока, он, как говорится, “герой, рвущийся в путь свой, опоясался, поспешил и возобладал” (Псал. 44, 4—5). Он не обращал внимания на малочисленность своего войска и не стал дожидаться именитых своих витязей ни с той, ни с этой стороны Лихских гор 48.

Уповая на милость всемогущего, как говорит история Искандера Македонского 49, он призывал силу сил, которая царствует на небе-небес, и считал множество обступивших врагов. Не скрываясь от блеска вражьих мечей, перейдя горы, он спустился в Ширак 50 в сопровождении везиров: премьер-министра 51 Иоана и Сумбата, в монашестве Симеона, который будучи вооружен, вместе с другим оружьем, делами [опыта], советовал ему не подходить близко [к врагам] ввиду малочисленности войска своего. Не послушался мужественный из мужественных и голиаф из голиафов, воистину восприявший подвиги и венец первомученика [Георгия]: если он победил одного дракона, этот непобедимый воин, тезка Георгия [не только по имени], но и по правдивости ума, поразил многое множество аспидов и ехидны. Видя войска сарацын, он направился против них, в молитве и воздыхании возведши очи к небу. Сам принял оружие, а Иоанну передал спасительное древо [крест] для ношения впереди. Пылая сердцем и ободряя друг друга, они сели на коней и, рожденные для жизни, не щадили себя для смерти. Царь же, сидя на коне, твердо, голосом Хосроидским 52 возгласил и обратился [21] с наставлением к сердцу воинов, рассвирепевших, как звери: “люди, братья, единодушные и единоверные!” Вы знаете, как хорошо умереть за божью веру и за Евангелие Христа; мы вечно ублажаем тех, которые, следуя по стопам Христа, умерли за него бренным телом. Видите ли, насколько славнее умереть мужественно, чем изматываться от изнуряющей болезни, ибо хороший пример и доброе имя вечно будут следовать за нами. Мы слышали от древних повествователей, сколько напастей претерпевало за божий закон племя евреев при Артаксерксе, равно как — эллины, предводимые испытанным полководцем Фемистоклом, при миродержце-победителе Ксерксе, который, без войны покорив море своим войском, вынужден был одним лишь городом Афинян отступить 53. Теперь, крылатые мои львы! Возьмите в руки, ради пробожденного за нас, копья и пики и вонзите их в неверующих в божество его!” Произнесши заключительную молитву, он подозвал к себе обер-шталмейстера своего Липарита Сумбатовича, Беку Сурамели, Абулетисдзе Киркиша. Повелитель военных сил с улыбкой и смехом шутил: “Рыцари! наилучшим среди нас окажется тот, кто моментально ударит в знаменосца, чтобы поражением его поразить стан Навала в Амоне и пришедших из стран Кидарских” (1 Цар. XXV). Хвалясь так и уповая [на бога], он обошел [отдельные] полки и целые войска, отточил пику подобно Фридону 54, твердо державшему войска. И когда [враги] увидели поверженное рукой Ахиллесовой 55 знамя свое и вертящиеся в руках и метко разящие мечи, обратились в бегство, насколько позволяла им сила их лошадей. И исполнилось слово: “и один обратит в бегство тысячи”. Военный министр 56, вельможи 57 и рыцари 58, одни с одной стороны, другие с другой, пролили потоки крови [врагов]. Сам царь, овеянный счастьем Александра 59 и славой Сияоша 60, преследовал их, многократно меняя отряды, бил и убивал, рубил и сражал, причем великаны его помогали ему. Они видели, подобно народу израильскому, что солнце, остановившееся, как при Иисусе Навине (гл. X, 12 — 14) на небе, не удерживает больше колесниц течения своего и начинает клониться к закату в то время, как они еще продолжали преследовать, поэтому вернулись назад. Они нашли множество сраженных и пораженных властителей и высоковельможных лиц, азнауров, витязей и рыцарей, неисчислимое [22] количество палаток и царских стоянок, обилие драгоценных камней, жемчуга, золота в слитках и изделиях, множество верблюдов, коней и мулов, всяческих сокровищ и благ мира сего, добычу, неподдающуюся подсчету. Оказывая помощь бесчисленному множеству живых, они позаботились также о четырех покойниках; но получен был приказ делать тоже самое и по отношению к тысяче тысяч находившихся в таком положении, которых поэтому стали собирать около ям. Царь “Константин” увидел любимых своих везиров, военачальников, управителей, первейших лиц 61, вельмож, азнауров, рабов и витязей; все войско воззвало к нему, раненные и потерпевшие сказали ему “мир [с тобою]”. Можно ли изобразить словами, как радовались и благодарили бога и патрона своего, явленного в образе его? Веселились все: отец, обретший сына, сын отца, брат брата и сородичей своих, патрон своего подчиненного и подчиненный патрона 62. И победители, исполненные всяких благ, овладевшие множеством коней, развлекались и целовали друг друга.

Царствуя в веселии и радости, государь с войсками своими преклонился пред высшим промыслом. Он хвалил не крепость рук и не силу мужских ног, но вышнюю судьбу и святое провидение. Смиренно пал он пред господом богом, Саваофом сил и, успокоенный слезами, сел отдохнуть, причем взял себе кое что из премногого множества добычи. После трехдневного пребывания у ворот города Аниси, сделав необходимые распоряжения по городу и назначив в нем амира 63, он снял войска свои и, забрав с собою, вместе с оружием и казной, властителей, вельмож, азнауров и рабов, с радостью отправил вестников пред философами и патриархом, молитвы которого сопутствовали ему. Сам он, светлоликий, явился сперва к воспитательнице своей, царице цариц Тамаре 64, которая омыла лицо свое слезами, а потом в радости превеликой, он не осрамленный и мужественный, встретился с супругой своею.

V

Пребывая в такой славе, превознесенный и преуспевающий во всем, он обошел рубежи [владений] дедов и отцов своих. И пронеслась весть об истреблении войска, властителей 65 и вельмож Шами, Джазиры, Армении и Эрзерума. Когда об этом [23] узнал султан Хварасана и Ирака, халиф, обладатель великого Вавилона и опора лжерелигии сарацын, равно как атабаг Персии Элдигуз, они созвали измаильтян, при этом вспомнили и собрали опаленные в огне кости Заратустры 66, который был первый царь и звездочет среди персов; об этих костях персы говорили: “пока они у нас, не оскудеет царство персидское”!

Они собрались в Аране и, направившись к южным областям Грузии, в страну Сомхити 67, обложили крепость Гаги, взяли ее и опустошили все пограничные земли. Узнал об этом препрославленный, непобедимый воин, бесподобный рыцарь, царь Георгий; он сразу собрал [войска] из семи царств 68 своих, из Имерии и Америи 69, вывел оссов 70 и [жителей] многих других земель и направился против султана, имевшего в своем распоряжении бесчисленное множество избранного и славного войска. Они вышли и заняли военное поприще. Когда об этом узнали султан, атабаг и все богатыри и вельможи их, сказали: “сегодня нет на земле человека, который в состоянии был бы состязаться лицом к лицу с Георгием и его войсками, поэтому отойдем прочь и скроемся”. Они бросили всю свою амуницию, в особенности, бывшие в Гаги, и перешли через реку Елекеци 71; но здесь им пришлось задержаться вследствие поспешного бегства и сплочения. Поэтому их настигли передовые части [грузинского] войска и стали поражать. Когда это увидел царь, этот Ахиллес с пресчастливой рукой, обладавший магнитным сердцем, бросился на них, как зверь. Но приготовление к победе прошло даром: некоторые вельможи, среди них в особенности Вардан Колонкелисдзс, тогдашний эристав Ерети 72, человек обремененный днями, сильный и опытный в боях, стали перечить ему и дошли до того, что удерживали его за поводья; и все это — вследствие взаимной вражды и зависти. Ибо сделанное хорошо и совершенно может быть расстроено или вследствие ущербления силы, или вследствие зависти. Но бог, создатель всех сил и причина всех деяний, сильнее всех и превыше всех; поэтому ничто не в состоянии противостать и обессилить избранного им среди всех рожденных, он его поставил силой своею превысокой. Может быть, ему грозит зависть? Но он, избраннейший из всех владык, является по природе добрым, добро же не знает зависти, как это подтверждают и другие. Царя не пускали, ему говорили: “так [24] как султан бежал со всем войском своим, не следует превозноситься наследию бога”. Это — причина неосновательная, слово безрассудное, дело праздное. Так как премудрый царь в то же время был и уступчив, послушался их и, распустив войска, предался веселью, развлечениям и охоте.

VI

После этого султан и атабаг со всеми силами и войсками своими прибыли в Гелакуни 73. Увеличив силы свои, к воротам Аниси подступил вышеназванный Шах-Армен, властитель всей Аравии. В это время Аниси укреплял Торели, славный и именитый вояка. Он, разоритель и опустошитель окрестных земель, приготовил машины. Весть об этом дошла до нашей страны и до царя, который с небольшим отрядом стоял весело среди гор Лори и Дманиси 74 и охотился. Перед ним явился посланник султана, человек хитрый и коварный, знаток своего дела, с целью разведать расположение войск. Подобно басне о сове и вороне из индийской книги Калила и Димна 75, он, разузнав все, как ворон, расправил крылья свои, взлетел высоко и, явившись пред султаном и атабагом, сказал им: “вот час возмездия нашего, если теперь не воспользуемся им, другого случая мы не найдем”. Видя, что веселый, отважный, могущественный и судьбой превознесенный царь стоит с незначительным отрядом, передвигаясь всю ночь, к рассвету они напали на спящих [так неожиданно], что царь едва успел надеть доспехи и сесть на коня. Военный министр Иван и прочие вельможи, выхватили его, как бы пленника, и сказали ему: “Царь! Некогда даже Александр 76 был побежден женщиной, равно как Самсон Далилой и Соломон Сибиллой 77; привели и другие примеры побежденных властителей. “Неужели мы разгневали чем ни будь того, который, поддерживая твое царствование, по отечески наказал тебя, вознесенного, подобно сыну своему, сына Давида? Ведь и он (Давид), царь и пророк, предназначенный быть отцом Сына Божья 78, был преследуем Саулом. Теперь восприимем [это наказание] и повернем назад в надежде, что имеющий силу побеждать опять вознаградит нас, по обыкновению, победой”! Хотя царь и был выхвачен насильственно, но его, с ним и рыцарей [25] его, не раз видали в строю, обращающими в бегство и истребляющими неприятельские войска. Они показали такое мужество и уменье, что ни одного вельможи, ни одного азнаура, ни одного подчиненного ему человека, годного и известного чем нибудь, не потеряли в бою, разве только одного малополезного азнаура и Крестоносца 79, но крест вынесли благополучно. О, поразительное мужество, храбрость, о, рука господня! В каком сражении, старого или нового времени, слыхано, чтобы подвергшиеся неожиданному нападению вышли из боя такими невредимыми? После этого вырвавшиеся из их рук последователи ислама рассуждали и говорили так: “если, нападая на неожидавшего, мы не сумели захватить его, можем ли напасть на ожидающего? Это было бы ничто иное, как преследование тени и погоня за ветром. Поэтому вернемся назад в свое отечество и будем благодарить бога за то, что он нам даровал”.

Всякий, кто читает это и стремится уразуметь, пусть помнит: “ты положил предел, которого не перейдут” (псал. 103,9). Солнце среди толкователей Библии, Великий Василий, светило Кесарии, в книге естествознания, известной под именем “Шестоднев”, говорит: “птица алкун кладет яйца на берегу моря; как это бури и волны морские не преступают повеления бога и охраняют семя алкуна”? Если-бы всевышний промысл попустил царю и если бы ему позволили преследовать обращенного в бегство султана, низвержены были бы высоты сарацынские; и если бы страх пред царем и храбрость его и войска его не обратили их вспять, были бы пленены роскошные места и окрестности наши. После этого царь отдал г. Аниси родичу бывших его владетелей, которого он сделал своим вассалом. Атабаг Элдигуз стал посредником между султаном и грузинами и попросил мир. С другой стороны выступила сестра царя, бывшая супруга султана, царица Русудана; и водворилось спокойствие и мир на некоторое время.

VII

Царь предался отдыху, развлечениям и охоте. В зимнее время он иногда переходил в Залихскую Имерию 80 и доходил до моря Понтийского, при этом охотился по всей Аланской [26] земле, то есть, в Абхазии, иногда же [доходил] до моря Гурганского 81. Он царствовал таким образом в олимпийском величии.

Так как вельможи и рыцари его пребывали без дела, они осмелились сказать ему: “нет сил оставаться без походов и набегов”. Царь, заручившись от своих заверением в мире и клятвою в верности ему, стал готовиться к походу. Находясь в Залихской стране 82, он решил начать войну и, назначив определенный день, приказал опустошить: таойцам, кларджам и шавшам Олтиси и Бани; месхам и торельцам 83 — Кари 84 и Ашорнию 85; военному министру и сомхитарам 86 — побережье Куры до Ганджи; избранным имерам и картлийцам — ниже Ганджи 87 по сию и по ту сторону Куры до Хлата 88; ерам и кахам 89 — от устья Алазани до Ширвана 90. И был поход, какого никто никогда не видел.

А что сказать относительно мужественного и быстрого его передвижения? Он как будто не уступал (в этом отношении) Аввакуму, Даниилу (XIV, 33—39) и Илье, который на Синае 91 источил дождь из одного [маленького] облака (3 пар. XVIII, 44—45, XIX, 7--8) и в огненной колеснице вознесся на небо; ногами быстротечными он воистину походил на превознесенного Даниила.

Поразив неприятелей, он, захвативший неисчислимое и невообразимое сокровище, подобно крылатому тигру, в одно мгновение перелетел в Гегути 92, так что находившиеся там с трудом могли поверить этому. Если какой-нибудь язык или ум вздумает рассказывать отдельно о всех подобных вещах, это будет скучно вследствие продолжительности повествования. Так как помазанник божий вел свой род от Давида и Соломона 93, ему, подобно Соломону, служили все цари земли.

VIII

Некогда к нему пожаловал с красивой, светлоликой женой и детьми Андроник Комнен, сын сестры его отца и сын брата великого кесаря Мануила, царя всего Запада и Греции 94. Возблагодарив бога, он принял его [как подобало] и оказал честь сообразно родственной с ним связи: одарил его городами и крепостями в достаточной мере, поставил ему престол поблизости [27] к своему престолу, напротив Ахсартана, приходившегося отцу его племянником по сестре, царя Шарвана и Приморья от Дербента до Халхала 95; последнего царь считал сыном своим и одним из вельмож своих. Этот Шарванша, стесненный некогда дербентскими хазарами, обратился к нему с просьбой о помощи. Царь собрал войска из Имерии и Амсрии 96, взял с собою и Андроника, племянника греческого царя, и подступил к воротам Дербента. Опустошил он землю маскутов и шарабамскую, взял город Шабурани 97. Мужество Андроника у ворот этого города понравилось царю, наблюдавшему схватку, и войскам его. Город он отдал племяннику отца своего Шарванше. После победоносного возвращения домой он веселился и развлекался в своих владениях. Он посылал войска и военачальников своих и доходил то до ворот Нахчевани 98, то до Масиса 99 и Гагвы, то до Бардава 100 и Балкуна. Среди побед и преуспеяний он увеличил казну. То, что было приобретено им самим, или что досталось ему в качестве военной добычи, он положил в Уджармской крепости 101, построенной Вахтангом Горгасалом, который, будучи львом из львов и голиафом из голиафов 102, скончался в ней. Столько красивых и нарядных охотничьих ястребов и собак, как у него, не было никогда ни у кого, не будет и в будущем.

IX.

Среди благоустроенного таким образом царства и вожделенного течения жизни возмужал племянник царя, сын Давида, старшего его брата, красивый на вид и обученный на все лады, как подобало родовитости его. Но то, что омрачает все доброе и разумное, красивое и искусное, именно — отсутствие страха божья и преступление веры и заповедей христовых, это врожденное свойство некоторых людей царства сего, — огорчило дни его жизни. Ибо и отец его Давид, изменивший отцу своему Димитрию и отступивший от него, извел вельмож царства сего, одних ссылкой в заточение, других смертной казнью, иных разного рода взысканием. Подобно этому вошел дьявол в сердце и душу его. Через него бог разгневался на Орбелов 103 и на потомков их и преданных им самцхийцев 104, еров, кахов 105, на всех послушных им родичей и на все порождение их. И пошли [28] измена, столкновения, убийства, кровопролитие и разорение. Бог, творящий правое, не попустил Авесалому возобладать над Давидом (2 цар. XIII --XIX), ибо во святом Евангелии сказано: “смертью да помрет тот, кто скажет родителям: “корван”, то есть, дар богу то, чем бы ты от меня пользовался” (Мр. VII, 10—11). Сообразно с этим он даровал победу Георгию, победителю побеждающих. Царь собрал войска и направился из города Тбилиси против врагов, расположившихся в горах Сомхити 106. Победив их и обратив в бегство, он загнал их в крепость Лори 107 и отобрал у них крепости и замки. От Димитрия отступил брат и любимец Орбелов Саргис Мхаргрдзели с сыном и племянником своим. Царь принял его любезно и ласково и оказал доверие, сообразно родовитости его. Полонив Ташири и Лорис-Кари 108, царь расположился станом в Агаре 109. Тогда он послал оставшиеся ему верными отряды, а также избранных от месхов, торельцев 110, картлийцев 111, сомхитаров 112 и самого Чиабера, шталмейстера 113, воспитанного им. Они прибыли в Ерети 114. Их там встретили эристав 115 Ерети и все еры вместе с лезгинами и обитателями Кавказских гор. Завязался жестокий и тяжкий бой, ибо сражались опытные и льву подобные рыцари. Бог, творящий суд и расправу, победил, и обратили в бегство еров, захватили в плен именитых азнауров и лезгин. Раненный в бою Григол, сын Асата, под которым убили коня, пропал в бою. Схватили Ивана Варданисдзе, про которого говорили, что он с самого начала копал яму царю, и вместе с ним Шоту Артавачосдзе. Их, как захваченных в плен сознательных изменников, привели к победоносному царю; возрадовались все радостью великой. Взирая на бога, дарующего победу, царь без замедления обложил Лори. Оттуда бежали в Персию Эристав Картлийский Липарит, сын Сумбата, шталмейстер Кавтар, сын Ивана, в свое время получившие эти должности от Георгия, а также Анания Двинели, одни к сыновьям Шах-Армена, другие — Элдигуза. Хотя последние и выступили на помощь им, но правосудие Христа вернуло их назад ни с чем. За это время оскудела сила у сидевших в Лори; поэтому Димитрий, спустившись по веревке из крепости, пешком, сойдя с коня, явился к дяде своему, оставшихся же в крепости военного министра и других вывели оттуда [и поступили [29] с ними] сообразно с их долею и участью. Царь взял Лори и оставил его за собою. Потом, довольный и превознесенный, пошел против врагов и ослушников своих и воздал им сообразно делам их. Прибыв в Начармагеви 116, он, наводящий ужас на супостатов своих, предался радости и веселью.

X

На втором году после этого, вернувшись из Гануки в Начармагеви 117, он привел в движение все царство свое. Собрав [представителей] из семи царств своих, он пригласил царицу цариц, счастливую супругу свою Бурдухану, а также дочь Тамару, свет и сияние очей своих, это драгоценное ожерелье всех царей и венец всех властителей.

По обсуждении [вопроса] и заключении по нему, промыслом и призрением того, волею которого определяется высокая доля царей, он с согласия патриархов 118 и всех епископов, вельмож из Америи и Имерии 119, везиров, военачальников и полководцев, объявил Тамару царицей и посадил ее одесную себе. Она была разукрашена разноцветной золотой бахромой и одета в виссон и драгоценные ткани. Взирая на нее, как на “гору божью” (пс. 67, 17), гору тучную и претучную, он возложил на голову ей венец из чистого золота, украшенный яхонтами, смирной и смарагдом. Богатые из народа ликовали пред нею. Сам царь, присягнувши ей в верности и преданности, проливая слезы и молясь богу, благословил ее благословением, которое подобно благословению, идущему от Авраама к Исааку, от Исаака к Якову, от Якова к Иосифу; оно, как переходящее на безоблачном небе солнце, до настоящего дня переходит от предков на их милое, нежное, тихое, от семени Давида происходящее потомство 120. Это потомство, подобно камню, оторвавшемуся от горы, виденной Даниилом, крепло все более и более, пока оно не сделалось горой великой, камнем краеугольным, а не преткновения, и сокрушило все изображения и всех идолов золотых и серебряных, железных и медных и глиняных, все истуканы и статуи невидимых сил, равно как видимых врагов и противоборцев (Дан. II, 31 — 35). [30]

XI

После этого, среди благоденствия и всеобщего счастья, наступило время уплаты долга миру сему, наступило не только неожиданно, но и безвременно, не сообразуясь даже с быстротечностью жизни: скончалась мать Тамары, равная матери сына божья. Какой язык в состоянии выразить, сколько горести и воздыханий было вызвано этим событием? Из благоговения пред случившимся и в подтверждение его скажем только следующее. Царю, пребывавшему в Гегути 121, сообщили о столь ужасном происшествии. Вырывая волосы и бороду, он, похожий на Авесалома златокудрого (2 цар. III, 3), проливая потоки слез, тысячу и десять тысяч раз ударял себя в грудь и изводил себя. С выбритой головой и подавленным сердцем встретил он дочь свою, светозарный вид которой уже успел омрачиться. Когда они держали друг друга в объятиях, из четырех их глаз источались потоки слез, как бы из райской реки Геона (Быт. II. 13); да и в самом деле земля грузинская стала раем. Царь утешил и обласкал дочь свою любезную и сверх меры красивую, успокоил ее проявлением обоюдосторонней любви и прекращением горя; покинув Картли, он спустился вниз. После горестного сего происшествия, когда миновало время печали, он снова предался развлечениям, охотился, как было принято, по горам и долам и держал в повиновении восток и север. Ему приносили дары и братались с ним цари греческие, алеманские в Иерусалиме 122, римские, индийские и китайские, султаны же хварасанскне, вавилонские, шамские, египетские и иконийские служили ему, а за ними — скифы, хазары, аланы, хорезмийцы с хорезм-шахом, бейрутцы 123, абиссинцы, арабы, мидяне, эламиты, жители Междуречья и “всяк язык и род” от востока до запада.

XII

Среди такой славы и мирского обилия благ приспело время, определенное, в силу согрешения Адама и проклятия Евы. всем исповедникам правды от Авеля праведного до Захарии и сына его Иоанна (Мф. XXIII, 35); они, праведники, порабощены были в аду убийце нашему и самоубийце Самаелу, который [31] , будучи низвергнут с высоты неба в преисподнюю, светлое ангельское состояние переменил на мрачное и превратился в дьявола, державшего в руках любящих бога и любимых им.

Желая спасти от него грешных людей, бог принял образ человека, только свободно, без принуждения; в течение 33 лет он творил знамения и чудеса и обитал на земле, владыка и творец неба и земли. После этого, вместе с грехами и прегрешениями преходящего и тленного сего мира, он принял на себя смерть по плоти, воспринятой от нашего естества, для нашего избавления. Поелику бессмертный бог и предвечный сын не сделал бессмертной носимую им плоть, что воображу я, слыша это, и что представлю в утешение, что тело наше, из четырех стихий состоящее, не всегда удерживает в себе душу? Он, солнце над всеми солнцами и сияние царской власти, новый Нимрод, Александр и Ахиллес, возвышенный в начале от земли до неба, умер в ту же самую седмицу страстей [как и Христос]. Сказано; “как на небесах, так и на земле”! Тот [Христос] прожил 33 года в плоти убогой и уничиженной, этот же [царь Георгий] правда, не во всем так, но все же по образу бога.

Когда весть об этом ужасном и плачевном происшествии, способном сокрушить скалы и выломать двери жилищ, [по неожиданности напоминавшем] падение с неба манны и звезд, дошла до трисиятельной, от царя царей царицей поставленной Тамары, в Тбилиси, в крепостном ее дворце Исани 124, обиталище ее, во всем подобное раю, превратилось в ад. Вместо радости и развлечений стали там раздаваться голоса плача и воздыханий, вместо света незатененного воцарился мрак, сокрушались как [действительные] существа, так и мысленно сущие. Тамара же, это солнце, лицо эфирное, воздух чистейший, свет без тени, села во мраке и рвала на себе волосы, при этом поток ее крови опереживал поток слез у нее. Патриарх и чтимые вельможи отправились в Самшвилде 125 к сестре царя, царице Русудане, и, рассказав ей слова страшные, ужасные и трудно представимые, взяли ее оттуда вместе с ее воспитанником 126, их, конечно, встретили. Обнимая друг друга и обливаясь слезами, смешанными с кровью, они вошли в царский дворец. Подняв глаза вверх, они увидели, что до небес вознесенный престол, [32] это седалище светлее солнца гаваонского и лучей аелонских (Ис. Нав. X, 12), — волею судеб пуст и свободен. Озираясь кругом, увидели патриарха Михаила, стоявшего вместе с другими епископами, везира Антония, военного министра Кубасара и прочих должностных лиц: министра финансов Кутлу-Арслана, чухчарха 127, Вардана Дадиани, шталмейстера Чиабера, министра двора 128 Афридона, премьер-министра Ивана [Koбулисдзе], вельмож, азнауров, рыцарей, рабов, а также порфиру, венец, скипетр и оружье, счастливо им употреблявшееся. Они еще раз обвели глазами кругом, и представились им: полный дворец, отряды бойцов, войска, опустошенные и разоренные города и крепости. С другой стороны, вспоминали человека, ростом как бы Горгасала 129, силою Ахиллеса, светилам подобного, непобедимого. Каким языком выразить или как изобразить день этот невоспроизводимый. Какая печаль, какой плач, какие воздыхания, какие потоки слез, смешанных с кровью, какие причитания и воспоминания от времен Адама до праведного Авеля, от Якова до Иосифа, от Давида до Ионафана? 130. О, безутешность [положения], о, отказ от телесных доспехов, облечение в власяницу и воздержание от всего съестного! Это до сих пор.

XIII

С этих пор, привлекая, подобно адаманту, разум, начну я сражаться и воевать. Ударяя о камень железом, исторгну огонь любви, похвалы и пожеланий; раскалю печь и вознесу ее до неба. В ней найду эфир огненный, а около нее землю, в огне уничтожающую непослушных, в тоже время, подобно огню, помогающую друзьям и любителям и полезную для них.

Если некогда Навуходоносор среди трех отроков четвертым видел одного из троицы (Дан. III, 92), здесь теперь, вместе с несравненной и превознесенной Тамарой, троица видна четверицей.

Собрались представители семи частей этого царства и дерзнули доложить царице Русудане 131: “Сегодня ты заменяешь Тамаре родителей. Она, будучи юной, по уму выглядит не юной, а сознательной, разумной и знающей; она слушается и почитает тебя, принимая за незримых теперь родителей. Предложи [33] ей и посоветуй прекратить безмерную скорбь; пусть воссядет на трон, на который возвел ее превысокий и мужественный брат ваш и отец ее, и покажет сияние и могущество венценосного рода и дома вашего. Если бы она, — это ожерелье и венец государства, — не была совершенной и способной управлять царством и, говоря высокопарно, по олимпийски держать его, ей не были бы вверены престол Давида и печать Соломона 132. Пусть она теперь начнет царствовать и, совершив обряд коронации, в преднесении животворящего креста, сопутствуемая благословением Мелхиседека, благословившего Авраама (Быт. XIV, 18—19), взойдет и сядет на престол отцов своих; пусть держит концы земли и царствует от моря до моря”. Русудана, одобрившая и подтвердившая это предложение, доложила об этом царице и владычице Тамаре. Та, выслушав просьбу вельмож семи царств 133 и вняв совету, ими предложенному, подчинилась им, правда, не совсем охотно.

Возвели на отцовский престол и седалище солнце над солнцами и свет, пресветлее света, Тамару, подобно молнии и солнцу, освещающую других. Принесли венец, певцы, возвысив голоса [воспели песни] победного венчания и могущественного царствования, при этом вспомнили также явление креста царю Константину на горе Масличной 134. Среди подобного славословия и величании пригласили достойного из подвижников и исполненного благости Антония Сагирисдзе, архиепископа Кутаисского, и предложили ему взять в руки венец, так как, по чину, возложение короны при венчании на царство было предоставлено Залихской Имерии 135. С другой стороны стал Кахабери, эристав 136 Рачи и Таквери 137. Счастливые и именитые чины — Варданисдзе, Сагирисдзе и Аманелисдзе — взяли и надели на нее меч. В это время ударили в барабан, литавру, кимвал и трубу; и было в городе восклицание и ликование, веселье и радость, воскресла надежда безнадежных. Войска всех семи царств поклонились ей, благословили н прославили ее. Каждый своевременно занял свое место. Семисветлая Тамара была прославлена тем, который в течение шести дней призвал к бытию, все сущее, в седьмой же день отдохнул. [34]

XIV

Относительно Тамары сказано: “почию в душе кроткой и чистой”. Всевидящий увидел, что свет, больший первозданного света, хорош, и назвал свет днем” (Быт. I. 4— 5), он назвал ее светом среди счастливейших олимпийцев. Тамара же, уготовав семь столбов мудрости (Прит. IX, 1), воздвигла на них храм и дворец семи добродетелей для просвещения семи царств [Грузии]. “Прославляя бога семь раз в день (Пс. 115 164), семикратно очищала она себя, подобно мудрецу и царю, словами Исайи и Давида. По словам Соломона (Екл. XI, 2), “милующий семь, дает часть и восьмому”. Освещая все семь царств [Грузии], она каждый день семидневия (недели) прощала виновных семь и седмижды семьдесят раз (Мтф. XVIII, 21 — 22). Семи поясам неба и светилам небесных сфер, — Кроносу, Зевсу, Афродите, Ермию, Апполону и Арею, — уподобила она сферу земную, пять чувств познания обратив в семь присоединением к ним души и разума. Подражало ли когда-нибудь небесному светилу светило земное несравнимой и бесподобной красотой, или мудростью, или щедрым, подобно солнцу, излиянием лучей на праведников и грешников, или победой, которую оно одерживало в нужных случаях? Если кто исследует светила и зодиак, тот все более и более возрождает свойства ума и возраст свой. Та, которая, производя себя от Августа Кесаря 138, ниспослана была вышнею судьбой, превратила себя в рай, насажденный рукой бога и благоуханием своим оживляющий обоняющих. В этом саду собирают дары разума и духа, внешних чувств и растительной способности. Живя в нем, не искушаемая сатаной и сердцем своим, она уподобила ум свой уму божественному и душой созерцала того, кто видит все твари. Она познается как труба через изливающуюся из нее воду, как Пифодор и Критий 139 через сооруженные ими изваяния. И стала государыня, подобная Кайхосрову 140, миловать и жаловать, раздавать и одарять. Открыв глаза, открыла она казну, сбереженную отцами и дедами ее. Одну часть этой казны она отложила для неба, для того высокого и непорочного существа, заповеди которого она соблюдала, — эту часть она положила в месте, недоступном для тления; другую же часть [35] она отложила для этого мира. И столько она роздала сокровищ, нерасходуемых ни до ее родителей, ни до этого дня, что это не поддается подсчету и исчислению. Она освободила должников от долга, подкрепила сирот и дала вдовицам право выходить замуж 141, сделала сильными неимущих и богатыми сильных. Царица Русудана была уравнена [с нею] и, за себя и за воспитанника своего, получила города, урочища, селения и дворцы.

XV

В то время, как она одаривала жителей всех семи областей [своего царства], имерских и амерских 142, верхних и нижних 143, некоторые начали дело, свойственное человеческому непостоянству. Некоторые из высших должностных лиц под клятвой сговорились так: “не можем больше оставаться под фирманом старых чиновников и управителей, так как, благодаря им, мы ущемлены и остаемся без [прерогативы] сидения на сафьяновой подушке, родовитые и служилые дома оттеснены без чести и имени безродными и неважными”.

Кубасар, воспитанный патронами, преданный и добрый витязь и рыцарь, состоявший в должности военного министра и протомандатора, вследствие болезни, известной под именем паралича, лишился языка, руки и ноги. Царице Тамаре предложили лишить его всего его достоинства и отобрать имущество и богатство. Но намерение их осталось тщетным, так как Тамара, будучи благой, вспоминала любовь, службу и воспитание его и потому, кроме должности и Лори 144, ничего у него не отобрала, напротив, до дня смерти держала его в любви великой и почете. По воле и желанию рыцарей низложен был также и Афридон, который из азнаурской челяди, милостью богоподобного, сделался человеком и, достигши должности министра царского двора, стал владетелем Тмогви и других крепостей и земель. Заговорщики, из за власти и влияния, стали препираться между собою. Страшно даже вспомнить: Кутлу-Арслан, это мулоподобное существо, происходившее из нисших слоев и одаренное коварным умом, сочинил какой то проект на персидский лад и потребовал поставить палатку на [36] Исанском поле в окрестностях “Плача”, при этом говорил: “сидя в этой палатке, будем выслушивать, отвечать и ведать делами помилования и наказания; свои решения будем докладывать царице Тамаре, которая будет приводить их в исполнение”. План этот означал конец царствования Тамары; последняя — сокровищница ума и мудрости, — поняла это, удивилась и обиделась. Она решила захватить главу действующих и, посоветовавшись с верными и преданными ей, задержала министра финансов Кутлу-Арслана, теперь называвшего себя военным министром и готового сесть в Сомхити, в Лори, на место армянского царя. Когда об этом узнали военные, присягнувшие ему и готовые выступить на поддержку его козней, они собрались и, отложивши [свой план], постановили крепко стоять за освобождение Кутлу-Арслана и не допустить, чтобы ему нанесен был какой-нибудь вред; в этих целях они приготовились даже к осаде Исани. Так как рука господня и десница высокая, помогавшая ей против врагов и поднявшая за нее оружье и щит, встретила ее противников, расстроилось намерение их, как некогда намерение Авиафара, священника и военачальника Иоава, которые соединились с Адониею, братом Соломона (2 Цар. II). Тамара выслала к ним двух наипочтеннейших женщин — Хуашаку Цокали, мать Картлийского эристава-эриставов Рати, и Краву, мать Джакелей, нынешних Самдзиваров, — и предложила им сдаться ей под клятву, что она другого никого не накажет. Они подчинились приказу Тамары, явились пред нею и, пав на колени, поклонились ей. Не чувствуя за собою силы, они взяли от Тамары клятву [в невредимости] и сами поклялись ей в верности и повиновении ее воле.

XVI

Помазаница божья села на престол, до неба вознесенный, красивая как Афродита, щедрая как солнечный Апполон, приятная для созерцания, своим чарующим, бесподобным и богозданным видом доводящая всех способных любить, кому приходилось видеть ее, до исступления, одержимости и удаления [от людского общества] 145. Она была проникнута заботой о всех, нуждавшихся в чужой заботливости. Прежде всего она [37] озабочена была избранием [достойных лиц] на должности везиров и военачальников. С согласия и одобрения [вельможных бояр семи царств] приказала утвердить в должности Чкондиделя 146, премьер-министра и везира-везиров Антония, воспитанного ее отцом, мудрого и разумного, верного своим патронам и испытанного в делах управления. Военным министром назначила Саргиса Мхаргрдзели, человека родовитого и доблестного, воспитанного в боях; ему она пожаловала Лори, удел князей и управителей Сомхити, одарила [старшего] сына его Захарию, младшего же Ивана вчинила в состав служащих в Дарбази ;147. Протомандатором назначила Чиабера, она вручила ему золотой жезл и облекла его в драгоценное одеяние из скамаранга; и посадили на златокованных скамьях, одних по правую его руку, других по левую. На должность министра финансов она назначила мужа великого и родовитого Кахабера Вардаписдзе. Должность министра двора предоставила Вардану Дадиани, должность же чурчаха 148 Марушиани, сыну чурчаха же; так как отцы двух последних состарились, она должностью отцов почтила сыновей их, которым предоставила право сидеть на подушках. На должность шталмейстера определила Гамрекели-Торели, который после Саргиса Мхаргрдзели сделался военным министром.

Эриставами 149 в то время были: в Имерии, за Лихскими горами: Барам Варданисдзе — в Сванетии, Кахабери в Раче и Таквори, Дотагод Шарвашидзе в Цхуми, Аманелисдзе в Аргвети, Бедиани в Одиши 150. В Америи, по эту сторону Лихских гор: Рати Сурамели в Картли, Бакур юный, сын Дзагама, в Кахети, в Ерети 151 — сын Григола Асат, который силою отнял должность у Сагира Колонкелисдзе; спустя немного времени,, он ее передал сыну своему Григолу, так как выпросил себе место Аришиани и право сидения на подушке 152. Эриставом и военачальником в Самцхе 153 определили Боцо Джакели. Другие должностные лица, имевшие право стояния во дворце пред троном, назначены были сообразно с их происхождением.

За это время Тамара обеспечила епископов и престолы их пожертвованиями, освободив церкви от оброков и податей. В ее царствование земледельцы сделались азнаурами, азнауры — вельможами, последние же стали властителями 154; это видно и [38] теперь, когда пишется все это. В течение 31 года преблаженная Тамара, мудростью Соломона, мужеством и повседневной заботливостью Александра 155, держала царство свое от моря Понтийского до моря Гурганского, от Спери 156 до Дербента, а также все земли как по сию сторону Кавказских гор, так и по ту сторону Хазарии и Скифии. При этом она сделалась наследницей того, что обещано в девяти заповедях блаженства (Мф. V, 3 — 11). Она обладала такою мудростью и возвышенным умом, что за 31 год своего правления по ее распоряжению никто не был наказан плетью. Чуждая крови и таких мер наказания, как ослепление и изувечение, полновластная, наводящая страх и ужас, кроткая для кротких и миротворящая, она веселится и царствует в государстве и владениях своих. Никто никогда не видел, чтобы кто-нибудь, кроме нее, так свободно покорял человека, помимо воли его, и смирял человеческую строптивость и сопротивляемость. Что касается других сторон, каковы: победы, объезд рубежей, храбрость поданных и соплеменников ее, или рыцарские, воистину героические деяния пехотных и конных воинов, или приятное, кроткое и мирное собеседование, — об этом слушающие узнают из предлежащего рассказа.

XVII

Чтобы милость и благосклонность патронессы, благой и сладкой, к рыцарям и воинам была полной, собрались озабоченные [вопросом] и сговорились подыскать подходящего для нее жениха и привести его в качестве мужа ей. Он должен был напоминать времена богатырей-голиафов, или кровопролития [из-за женщин] среди эллинов-язычников, или удаление [в пустыню] 157 влюбленных, потерявших разум из-за женщин, как например, потерял разум Тахамтан из-за Тумиан 158, Амигран - Хорошаны 159, шанша Хосров - Бануи 160, Мзечабук — хазарской солнце-красавицы 161, Яков — Рахили, Иосиф — Асенефы, Давид — Вирсавии и Ависак 162, мужественный ратоборец Пелоп — Гипподамии 163, дочери Эномая, Плутон — Персефоны 164, Рамин — Висы 165, Фридон — Шаринозы и Ариавазы 166, Шатбер — Айнлиеты 167, Надлежало, чтобы явились герои из героев, или мужи, добрые и прекрасные вояки, проливавшие [39] кровь подобно язычникам из-за возлюбленных, или подобные льву и солнцу влюбленные, удалившиеся, как звери, [в пустыню] 168 из-за этого превышнего солнца, более светлого и блистательного, чем те, которых изображали и представляли солнцем и светилами. Но трудно было думать об этом, ибо среди рожденных не было равной ей, думаю, что и не родится никогда. Тогда выступило одно из главных влиятельных лиц Тбилиси, взысканный царями эмир Картлийский и Тбилисский, по имени Абуласан, который сказал: “Я знаю царевича, сына великого князя русского Андрея 169; он остался малолетним после отца и, преследуемый дядею своим Савалатом 170, удалился в чужую страну, теперь находится в городе Кипчакского 171 царя Севенджа”. Выслушав это, позвали одного из влиятельных лиц великого купца Занкана Зоровавеля [и отправили туда]. Меняя в пути лошадей, он не замедлил явиться туда, забрал с собою и доставил раньше условленного времени, юношу доблестного, совершенного по телосложению и приятного для созерцания. Видя все это, патриарх, вельможи, везири и рыцари доложили об этом Тамаре и, не получив ее согласия, стали готовиться к свадьбе. В то время там находился Алексей, который был по отцу племянник греческого царя, близкий ее родственник 172. Некоторые, правда, с горечью в душе, предлагали выдать Тамару за него. Она же, твердая в вере истинной, чтобы этого не случилось в самом деле, совершенно отказывалась от брака и просила освободить ее вообще от необходимости выйти замуж. Но царица Русудана и военные настояли на своем, вынудили у нее согласие и устроили свадьбу, сообразную с ее олимпийским величием и царственностью, беспримерную и трудно представимую: многочисленные зрелища, подношение драгоценных камней, жемчугов, золота кованного и в слитках, дорогих тканей, сшитых и в отрезах; веселье, развлеченье, подношение и одарение продолжались целую неделю. Я возвещу вам и о печальном и грустном происшествии. Пред тем к ней приехали осетинские царевичи, прекрасные на вид юноши. Надеясь на свое молодечество, они просили и молили бога дать им возможность совершить нечто такое, чем можно было бы обратить на себя внимание царицы и добиться высочайшего счастья. Так как намерение их осталось тщетным, они отправились [40] в свое отечество, причем одного из них обуяла столь сильная любовная страсть к Тамаре, что, не выдержав ее, он в падучке слег в постель и умер к Никози 173, у храма Раждена, где и похоронили его.

XVIII

После этого стали готовиться к походу; царь руссов и абхазов 174 выступил из Тбилиси. Подняли счастливое походное знамя и, в преднесении животворящего креста, защитника и хранителя царского скипетра, прежде всего направились в страну Кари 175 и Карнифори, которую разорили до самого Басиани 176. Оттуда они вернулись победоносно, обремененные [добычею], и, исполненные радости и любви, явились пред богопросвешенной патронессою.

Раньше этого войска аранских и гелакуиских 177 турок наводнили страны, известные под именем Палакацио и Дзагинское ущелье 178. Против них выступил Гамрекели Кахайсдзе; овеянные счастьем Тамары, малочисленные победили многочисленных: они обратили в бегство и истребили их и привезли самодержице в подарок [богатую добычу]. В то же самое время страны шавшетские и кларджетские 179 были наводнены войсками из города Карина 180, шамийцами и чужеземными турками, пехотными и конными. С этой стороны выступил с поисками своими Гузан Абуласанисдзе из Тао 181, также Боцо и сопровождавшие его, подоспели и месхи; они сразились также с бродягами-грабителями. Счастье Тамары одержало верх: их обратили в бегство и уничтожили. Оттуда тоже доставили боговенчанной, превознесенной и изо дня в день преуспевающей царице бесчисленное множество людей и коней. Ввиду всего этого радовались, веселились, охотились и торжествовали все.

XIX

После этого сыновья Саргиса и Варама Мхаргрдзели, юноши отменные, старейшие Захария и Захария, официально принятые [во дворце], Иван и Саргис, еще непринятые 182, предприняли поход в страну Двинскую. После того, как они, одержав [41] победу, с захваченной добычей возвращались назад, их догнали двинские войска. После жестокой схватки, напоминавшей схватку львов, войска эти обращены были в бегство. Победоносные и прославленные, они с богатой добычей явились перед царями, которые милостиво отблагодарили их.

После этого, спустя некоторое время, начали войну: в нижней части нижние, в верхней верхние, в средней же средние 183, воевали везде победоносно и удачно. Царь, собравши войска, по приказу Тамары, направился и опустошил страну Парфян. Овладев городом этой страны и захватив с собою сокровища и пленных, он вернулся назад к совершеннейшей и блистательной Тамаре, представлявшей собою око, не омраченное ночной тьмою, день без тени, вожделение и отраду души и тела. По временам они отдыхали от военных походов и, веселые, направлялись, по принятому обычаю, в Имерские страны; иногда же доходили до границ Шарвани, причем шарванша являлся к ним с богатыми дарами. После совместной охоты, радостные, расставались с ним и, одарив его всякого рода подарками, по братски отправляли его [домой]. Тот слушался их и служил им, как подобало вассалу.

XX

После этого с многочисленными войсками направились против Гелакуни 184, с которым трудно было справиться вследствие множества, на подобие морского песка, туркменов. Тем не менее овладели им, истребили жителей и захватили много добычи и пленных. Когда они возвращались назад, догнали их гелакунские туркмены под предводительством шамийских 185 князей Ростома и Ялгуз-Алфеза, которых держал при себе атабаг Кизил-Арслан 186. Когда обе стороны построились в ряды и завязался бой, витязи Тамары показали себя по обычному: старики опережали молодых, молодые стариков, патрон своего подчиненного, подчиненный патрона. Обратив противников в бегство, истребляли и уничтожали их. Затем они вернулись в свое государство пред царицей всего востока и запада, севера и юга.

После этого, по приглашению Асата, сына Григола, предприняли великий и славный поход в страны ниже Ганджи до [42] Белакони 187, а затем — выше Аракса до Масиса. И здесь, против многочисленного неприятельского войска, богатыри этого царства прославили себя. Вардан Дадиани, министр царского двора, четверо Мхаргрдзели и другие вельможные азнауры, в присутствии царя, выдержали великую и трудную войну; обратив неприятеля в бегство, они вернулись оттуда домой.

XXI

Во время такой мирной и возвышенной, полной побед, жизни проявилось некое странное и несуразное дело, не имеющее себе подобного и невероятное для человеческого разума. Сатана, войдя в сердце русского [князя], именуемого скифом, возбуждал его досаждать словами Тамаре, этому солнцу государей и блистательной молнии...... Кроткая и приятная, разумная и сметливая Тамара целых два года, а то и больше, терпела ниспосланное ей испытание. Когда это узнали везиры и бояре, удивились и согласились в том, что это — дело того самого древнего врага, который подвинул брата на убийство брата, отца -- сына и который изгнал первого человека из рая; он и теперь подготовил изгнание князя из видимого сего рая и пресветлого Едема. Подобно древнему хакану скифскому, враг этот и тут предпринял осаду; если хакан обложил царицу городов 188, здесь дьявол подступил к царице цариц и царю царей, чтобы в конец разрушить ее. Не питая доверия к сделавшемуся органом дьявольского служения князю, доселе милостивая и не гневавшаяся Тамара, проливая слезы, отправила его в изгнание, причем снабдила его несметным богатством и драгоценностями. Хотя он и заслужил это, она не предала его смерти, равно как, будучи щедрою, подобно солнцу, не ограбила его. Посаженный в корабль, он прибыл в Константинополь и жил там некоторое время.

XXII

После этого она господствовала и владычествовала более удачно и успешно и очищала себя от всякой скверны. Помощницей себе и поборницей в боях она считала руку господню и [43] десницу вышнюю, а не рок или судьбу дедов и отцов своих, тем более не судьбу надеющихся на нее язычников. Ей доставляли дары все цари от востока до запада, из за нее сходили с ума все, кому доводилось слышать о светлом ее облике. Старший сын греческого царя Мануила 189, витязь Поликарп, одержимый любовью к ней, с ума сходил из за нее, но Андроник, царствовавший в то время 190 и истреблявший греков, схватил его и наказал. Подобное случилось с сыном Ассирийского, Месопотамского и Антиохийского царя: если бы он мог пробраться через страны многочисленных варваров, в одну минуту очутился бы здесь. Равно и один из сыновей султана Кизил-Арслана 191, взбесившийся из за нее, с трудом был удержан отцом, боявшимся, что он из-за нее изменит вере своей. Стоявшие близко к ней, питали к ней такую любовь, что недостойные не стеснялись своего недостоинства, равно как родственники не обращали внимания на родство. Если лучи солнца с неба стелются на землю для взирающих на него, лучи царственной Тамары с земли стелются на арену неба. Услышав о ней, внук Салдуха, по имени Мутафрадин 192, не взирая на противодействие родных, отказался от ложной веры Магомета, привлекшего к себе людей своеобразным учением о мире; побежденный ее красотой и любовью к ней, он явился из своего отечества пред высочайшей из царей, самодержавной Тамарой, с большим войском, многочисленными князьями, евнухами, телохранителями, рабами и рабынями. Он привез с собою много богатых царственных подарков, драгоценных камней, жемчугов, охотничьей своры и коней. Его встретили по чину царского двора и с честью и любовью доставили во дворец. Дед царицы, великий и прославленный Димитрий 193, витязь, подобный Горгасалу 194, некогда силою и с большим трудом схватил и привел к себе деда его Салдух-Ездина 195; она же словом, даже не удостоив слова, привела его к себе, как раба и данника. Он гостил у нее тихо и спокойно продолжительное время, причем с первого же взгляда на нее стал проливать, как Рамин 196, обильные потоки слез. Она его посадила с честью около своего трона на стул. И было веселье несказанное, какое подобает щедрому пиршеству вельмож и рыцарей царского двора. Что касается разнообразных зрелищ, певцов, игроков, подарков, подношений и одеяний, всему этому не было [44] числа. Среди почестей и подношений, окруженный любовью, зиму он провел в Сомхити и Тбилиси. Ему очень нравились места охоты и витязи, доволен был и патронессой, совершеннейшей, как божество. Весной его взяли и показали ему места стоянок, поля охоты, площади, а равно страны Кахети и Рани 197. Князья, витязи и воины патронессы, одобряя и восхваляя все это, радовались, веселились и славили бессмертную свою патронессу, ожидая часа ее решения. Но так как Тамара, гордая и надменная, высь направлявшая крылья своего ума, не находила его подходящим для себя, низложили высокомерие влюбленного после возвращения его в столицу. Сельджукид оказался в положении противоположном положению Саула: тот (Саул), ища ослиц отца своего, обрел царствование, этот же искатель царства, превознесенного над всеми царствами, нашел долю, которая приличествовала тому, что было потеряно Саулом (цар. IX, X).

Была одна [девица], рожденная от наложницы, которую называли дочерью царя. Расстроившие брак [с царицей], не желая свести ни к чему приезд гостя, выдали за него эту девицу и устроили славную свадьбу. Ему подарили множество одеяний, коней со всякой сбрусю, вместе с богатыми сокровищами и отправили в собственное его местопребывание, в Эрзерум, только в таких слезах и в столь удрученном состоянии, что языком высказать нельзя.

После этого явился, как бы с визитом, шарванша Ахсартан 198, одержимый любовью к ней. Согласно с законом исмаильтян прошлого и настоящего времени, он не обращал внимания на происхождение и родство и, готовый отказаться от своей веры, умолял всех имущих власть [помочь ему, чтобы Тамара вышла замуж за него], причем предлагал громадные взятки, даже духовнику ее и католикосу. Но козни дьявола остались тщетными. Великодушная Тамара, будучи предана высшей силе, возвела разум, рождающий слово, к высочайшему разуму и седмижды освященный храм слова божья 199 сохранила по царски. Она пристыдила побежденных мамоной и преданных ей, послушных козням сатаны. Отправив домой шарваншу с честью и любовью и с многочисленными подарками, она приказала, чтобы никто больше не осмеливался говорить ей что либо подобное. [45]

XXIII

Воевали витязи счастливой владычицы Тамары, которой все больше страшились [враги ее]. Среди непрерывных побед радовались, веселились и охотились по горам и долам. Но вместе с тем тревожились из-за отсутствия наследника [престола]. Когда все семь царств [Грузии] 200 поглощены были заботой об этом, промыслом божьим, возвышающим униженных и низлагающим гордых, указан был путь, о котором сказано во Святом Евангелии: “не тех, которые меня избрали, но которых избрал я” (Ион. XV, 16), или в словах Давида, которые нужно вспомнить здесь: “я был меньший между братьями моими и юнейший в доме отца моего, но сам господь взял меня и помазал меня елеем помазания своего” (Пс. 151, 1, 4) и прочее. Во дворце царицы Русуданы 201 был витязь из сынов Ефрема, то-есть, оссов, мужей могущественных и сильных в боях 202. Так как он доводился Русудане родственником по линии ее тетки, дочери отца ее Давида, выданной замуж в Осетию, она, Русудана, привезла его на воспитание в собственном своем дворце. Приезжавшие туда или оттуда видели, что юноша этот, — по отцу и матери царского происхождения, — был сложен хорошо, плечист, на вид красив, ростом умеренный. Жители царства нашего дерзнули просить Русудану быть помощницей везирам и боярам и доложить Тамаре: "видит царское твое величество, что в жизни твоей проявляется промышление божье; в самом деле, сколько витязей, — сынов властителей греческих, римских, султанских, скифских, персидских и осских, — добивалось [счастья быть супругом твоим], но они, по справедливости, отвергнуты были все, потому что не было на это повеления божья”. Тогда Тамара, преданная, как родителям, тетке своей, а также войскам и воеводам, к которым она была милостива, изволила сказать: “свидетель мне бог, что никогда я не желала выходить замуж, ни раньше, ни теперь, поэтому я просила бы [освободить меня от этой необходимости], если бы не престол, врученный мне прежде всего богом, а потом родителями моими”. Те все больше просили ее. Вельможи имерские и амерские отправились и доставили в Дидубийский дворец, в окрестностях Тбилиси, царицу Русудану и ее воспитанника. Там справили свадьбу, соответствующую и сообразную с величием царя. [46]

Исполненная всякой мудрости, Русудана распоряжалась во дворце, с одной стороны, по Багратионовски, так как происходила из фамилии Багратионов, с другой стороны, как бывшая невестка султанов Иракских и Хварасанских, действовала сообразно с тамошними обычаями, которым она была научена. Радовались и веселились все, нищие сделались богатыми. И было состязание певцов, смотр действа акробатов, мужество красиво наряженных воинских частей. Невозможно поведать, в каком счастии и благоденствии пребывала Тамара вместе с Давидом, витязем, подобным происходящему из семени Давида [пророка] 203, об этом узнаете постепенно из предлежащего повествования. Этот Давид в течение одного года превзошел всех в умении метать стрелы, наездничать, упражняться на арене, плавать, в книжном учении и, как это видно и сегодня, во всем, что исходит из рук человека. Во всем этом он превзошел всех отечественных, своих учителей и соучеников, что касается чужеземцев, среди них не являлся подобный ему.

XXIV

После этого дошло до слуха царицы, пребывавшей в мире и побеждающей врагов, что несчастный русский князь отбыл из Константинополя и явился в страну Эзинкан, в город Карин 204. В то время заместитель министра финансов, по вере варвар, по поведению же [достойный попасть в] тартар, осчастливленный добрыми и ласковыми патронами, прибыл туда, к нему явился русский князь. К ним пристали желавшие возвращения русского князя в царский дворец и стали просить в его пользу прибывшего туда посла. Об этом узнали некоторые из нашего царства, главным образом, дьявол, который вечно противоборствует.

[Пророк] Давид в иступлении сказал: “всякий человек ложь” (Пс. 115, 2). Действительно, даже те, которые согласны были призвать на царство Давида и щедро и обильно были осыпаны милостью, совершили поступок более злой, чем зло древнего и нового времени. Волею или неволею сделавшиеся в нашем царстве предателями своих патронов никогда от создания [47] мира не имели успеха и преуспеяния. Причиною настоящего предательства явились свои же, сыны и братья царства нашего. Но откуда и каким образом? Первым пристал к русскому князю Гузан, владетель Кларджети и Шавшети 205, которого патрон некогда назначил на место древних царей Тао. С этой стороны присоединился к нему Боцо, сверх меры пожалованный военачальник самцхийский, вместе с другими боярами и азнаурами из месхов, за исключением Ивана Цихис-Джварели, иначе называвшегося именем Кваркваре; этот, помня верность своего предка Сулы, который остался преданным Баграту при Багуаше 206, укрепился в своем владении. Далее — Вардан Дадиани, министр царского двора, которому принадлежали по сию сторону Лихских гор Орбети и Казни, по ту же сторону — земли до самой Никопсии 207, пребывавший в сильной и недоступной для врагов крепости Квеши. Этот по какому то незначительному делу, как будто с согласия царицы, отправился в Гегути. Он собрал всю Сванетию, Абхазию, Эгерию 208 с Гуриею, Самокалако 209, Рачу-Таквери и Аргвети 210 и, присоединив Санигов и Кашагов 211, заставил бояр и военных этих земель присягнуть русскому князю в старании возвести его на трон. Вардан направил войска из этих стран к Гузану. Русский князь отправился вместе со своими сторонниками в Самцхе; их встретили Боцо и его единомышленники. Перевалив через горы, они спустились в Гегути. О, ужас великий и чудо, превышающее разум человека! Кто захотел сесть на престол потомков [пророка] Давида? Тамара, пораженная таким несуразным и бессмысленным делом, вернулась в город [Тбилиси]. Взывая, по обыкновению, к помощи вышнего, она приказала всем, оставшимся ей верными, правителям собрать вельмож и начальников из Ерети, Кахети, Картли, Сомхити и Самцхе 212. Огорченные происшедшим, они клятвой уверили ее, что все это произошло без их согласия и ведома, при этом твердо решили быть ей верными до положения головы. Сама Тамара голосом тихим и словом нектароподобным распрашивала влиятельных лиц о причине происшедшего. Она посылала узнать эту причину даже патриарха Феодора и Антония Кутатели 213, который, не без пролития своей крови, сумел остаться верным ей по ту сторону Лихских гор, и других епископов, иногда и придворного церемониймейстера. [48] Но через них она не могла узнать ничего. Тем временем собралось сборище богопротивное, которое, взявшись за мечи и копья, направилось против богоносной царицы. Половина этого сборища со своим царем перешла через Лихские горы и, опустошая и разоряя Картли, дошла до Гори и Начармагеви. Другая половина, под предводительством Дадиани, перешла через “Железный Крест” и, спустившись в Цихис-Джвари, сожгла город Одзрхе 214. Там собрались Боцо и его приспешники из месхов. Затеявшие это дело, не спросясь бога, во имя благоденствия своих потомков, решили взять сперва Джавахети и Ахалкалаки, а потом Триалети и Сомхити. Ибо, начиная с Курд-Вачари, отложилась вся Сомхити: Иван, сын Вардана, владетель Гаги Мака, владетель Каецони, — Каэни принадлежал самому Вардану, — и прочие азнауры и азнаурские дети, кроме Захарии, сына Варама; последний, опытный витязь, остался верным ей. Они решили соединиться в Агаре, а оттуда, вместе с верхнекартлийцами, должны были дойти до ворот города, где в это время находилась Тамара, это — солнце над солнцами, свет пресветлый, агнец непорочный, подобный сыну божью — Христу, с кротким, как у [пророка] Давида, разумом, надеющаяся на небесный промысел, возлагавшая все надежды на милость бога. Тогда она приказала военному министру Гамрекели и четырем Мхаргрдзелам, равно и торельцам, верхним и нижним, отправиться и встретиться с ними в стране Джавахетской, чтобы узнать силу их, в особенности же силу божественного правосудия. Они приблизились к реке Куре, где находились и неприятели; там с ними соединились оставшиеся верными месхи. Противные стороны, подойдя к реке с той и с этой стороны, встретились на мосту, где завязался бой и началось метание стрел. В тот день они были разъединены наступлением сумерек и рекой посереди них. С наступлением ночи неприятели собрались и сказали: “видим храбрость их войска; так как у нас нет силы и мощи сражаться с ними, отойдем к крепости и оттуда будем предпринимать вылазки, чтобы одолеть их”. Бог, дарующий храбрость, вразумил войска Тамары без замедления сразиться с ними и преследовать их. Неприятели перешли мост и направились к горе, называемой Торнадзия, предполагая там найти укрепление. Так как они там не [49] нашли убежища, удалились оттуда и пришли в долину Ниальскую у реки Хенгри. Между Тмогви и Ерушети завязалось сражение, достойное избранных витязей имерских и амерских, напоминавшее бои древних голиафов и богатырей. Пехотинцы пустили в ход острые и отточенные стрелы, неустающис мечи и поражающие копья. Успех стал клониться на сторону богатырей и витязей Тамары. Обратив неприятелей в бегство, их убивали, ловили и забирали в плен. Среди них не было урона ни убитыми, нни ранеными, разве только ранили Ивана, сына Саргиса. После этого они возвратились веселые и радостные: пленным не причинили никакого вреда, напротив, дали им волю, вследствие их просьбы и обещания не наносить ущерба патронессе.

Победители предстали пред лицо боговенчаной царицы. Воздав благодарение богу, Тамара устроила смотр своим войскам с сияющим лицом, полными любви глазами и спокойным сердцем.

Еще до того, как узнали об этой победе, до прибытия вестника, Саргиса, сына Варама, находившиеся там устроили совет. Чиабер протомандатор, еры и кахи, вельможи и азнауры, вместе с кипчаками, и соединения картлийских эриставов и вельмож под предводительством счастливейшего царя Давида, напали на бывших в Картли неприятелей, к которым присоединились некоторые из картлийцев и множество кавказских горцев. Когда они узнали о поражении и бегстве войск неприятеля, находящихся в Верхней Картли, сейчас же явились пред царицей Тамарой и попросили у нее разрешения выступить из Сомхити и направиться против мятежников и отступников от нее. Христоносная государыня, привыкшая к милостям божьим, дала согласие на это. Знайте, что вразумление божье слишком широко; добрых и послушных бог вразумляет через знамения и дарованием успеха в деле. Доброй душе свойственно любить бога, как говорит свет мудрых философских созерцаний Платон: “добро есть добро для добрых, для злых же оно является злом”. Нужно размышлять об этом и помнить это, не забывать вышнюю милость, дабы не иссяк источник через продолжительное излияние милости. Когда предатели уразумели тяготевший над ними гнев божий, некоторые из них покинули крепости и [50] укрепления свои, также, как раньше, позволив себе по отношению к Тамаре такое некрасивое дело, они покинули веру свою. Некоторые явились с повязанною шеею, другие пришли после того, как перебили дядей своих. Тут мы видим проявление обычного успеха. Вернувшись после победы, они остановились в долине Агарской, охотились, пировали, веселились и ликовали вместе с верными и преданными. Они изыскали Захарию, сына Варама, и пожаловали ему Гаги и Курд-Вачари до самой Ганджи, со многими городами, крепостями и поселениями или в полную собственность, или в половинную. Взыскали и Ивана, сына Саргиса, и пожаловали ему почетную должность министра царского двора, а также Казни и Каецони вместе с Гелакуни, и много других крепостей и городов, плативших налоги. Пожаловали и одарили много других вельмож, а потом вернулись в собственный дворец в Начармагеви. Вельможи Залихской Грузии раскаялись в преступлении и умоляли о прощения. Они просили посредничества святых икон, самой царицы Русуданы, католикоса, протомандатора и прочих епископов с придворными чинами. Явились вельможи и должностные лица и доставили бывшего царя, — русского князя. Царица заверила их, что русского она отпустит без вреда и не будет вспоминать о бывшем преступлении. Они предстали пред нею в Начармагеви. Русский князь в сопровождении Ивана [Вардановича], которому он доверял, отправился в несчастный свой путь. Наступило спокойствие, веселие, единомыслие, подобного которым никто не видал. “Вместе паслись лев и вол, барс играл с ягнятами, волк с овцами”. (Ис. XI, 6 — 7, XV, 25). Имя Тамары возвеличилось по всей земле, Давид предпринимал походы по повелению и указанию Тамары, которой сопутствовало счастье Александра [Македонского], и помощью свыше одерживал победы.

Комментарии

1. То-есть — монарха.

2. Скала, по библейским книгам, является одним из символов Христа.

3. Давидид, Хосровид, Панкратид — титулы грузинских царей. Первый из них, Давидид, связывает их с именем еврейского царя и пророка Давида, от которого грузинские цари производили свой род. Второй титул, Хосровид, вряд-ли находится в связи с Кай-Хосрау книги Шах-Намэ или с каким-нибудь другим Хосровом. Хосрау (отсюда грузинское Хвасровани, Хуасроани) есть титул, обозначающий сильного, могущественного, славного вообще царя. Третий титул, Панкратид, связан с именем Панкратия, по грузински Баграта, одного из мифических потомков еврейского царя Давида (от Урии Хеттеянки); он будто бы прибыл в Грузию и Армению и положил начало династии Панкратидов или Багратионов.

4. Под сынами Хайка подразумеваются армяне; Хайк — эпоним армянского народа. Конкретно историк в виду имеет в данном случае присоединение к Грузии армянских областей.

5. Автор имеет в виду сочинение Плутарха (46—120). “Параллельные биографии” (***).

6. От греческого ***, означающего, по автору, “Повествование о царях” (См. К. Кекелидзе. Некоторые, еще не разъясненные, термины нашей исторической письменности (на грузинском языке) в “Трудах Тбилисского Государств. Университета, т. V, стр. 310 — 312, 1925 г.).

7. Георгий III, отец Тамары (1156 — 1184 г.), Димитрий I, отец Георгия (1125 — 1156), отец Димитрия — Давид III Строитель (1089—1125), У Димитрия I, кроме Георгия, был еще другой сын, Давид IV, царствовавший в 1155 году несколько месяцев.

8. Один из грузинских философов XII в. (К. Кекелидзе, История древнегрузинской литературы, т. 1, 296 — 298, на грузин. языке).

9. Македонский.

10. Герой Шах-Намэ Фирдоуси.

11. Герой Илиады Гомера.

12. Библейский персонаж (Суд. гл. XIII — XVI).

13. Библейский персонаж (Быт. X, 8, 1 Парал. 1, 10).

14, 15, 16. Герои Шах-Намэ, причем Тахамтан равняется Рустему, по грузински Ростому.

17. Голиаф -- великан, богатырь, библейский персонаж (1 Цар. XVI, 4, ХХ19, XXII, 10, XX, 5, 2 Цар. XXI, 19).

18. Соломон, еврейский царь, мудрец, сын Давида.

19. Сократ и Платон — древнегреческие философы.

20. Один из северокавказских владетелей того времени.

21. Здесь в виду имеется святая Ирина, которая в язычестве, до крещения, называлась Пенелопиею.

22. Богородицу.

23. Горгаслид значит потомок препрославленного по летописи и народным преданиям грузинского царя V в. Вахтанга Горгасала.

24. В виду имеются семь главных территориально-административных единиц, на которые делилась тогдашняя Грузия.

25. Троякое название последователей веры магометанской.

26. Амеры и Имеры: имеются в виду жители Грузии, разделенные Лихским (Сурамским) хребтом. Жившие по ту сторону хребта (к западу) назывались Имерами или Залихскими имерами, отсюда название Имерети, а те, которые жили по сию сторону (к востоку) от хребта, назывались амерами (Восточная Грузия).

27. Территория восточной Грузии, известная под именем Картли, делилась на три части: верхняя, нижняя и внутренняя Картли.

28. Словом “вельможа” мы переводим грузинское “дидебули (***), так назывались те лица, которые составляли верхушки “азнауров”. “Азнаури” означает вообще “свободных в социальном смысле; они делились на 1) просто “азнауров”, иначе — обыкновенных дворян, 2) “дидебулни азиаурни”, или просто “дидебулни”, которые иногда обозначаются термином “***” (знатнейшие); это — “азнаурни вельможные”, кроме фамильного и имущественного отличия занимавшие еще какие-нибудь государственные должности.

29. Грузинские термины *** и *** однозначны, они обозначают главу, предводителя и руководителя войск; для дифференциации мы употребляем русские слова “военачальник” и “полководец”.

30. *** (свои — домашние) и *** (чужие — внешние); имеются в виду подданные государства из грузинской и негрузинской национальности.

31. Кагзеван — город Кагизман в Армении.

32—33.Ашорния — одна из областей Армении, захваченная мусульманским владетелем Шах-Арменом, обладателем находившейся на северо-западе от Ванского озера области. Шах Армен, правитель Хлата, был сын Ибрагима Нассир-Аддин-Суклиана (1128—1183). (С. Лен-Пуль, мусульманские династии, пер. В. Бартольда, стр. 143). Ввиду того, что он захватил армянскую землю, он называл себя царем и султаном Армении.

34. Город Двин или Довин — древняя столица Армении.

35. Имеется в виду армянская легенда о превращении царя армянского Трдата в кабана в наказание за то, что он противодействовал миссионерской деятельности Григория …ского, просветителя армян.

36. По всей вероятности, в виду имеется Бахрам Чубин, в 589 г., поднявший восстание против Хосрова Парвиза и захвативший власть.

37. *** Здесь в виду имеется богиня греческой мифологии Артемида, она здесь названа ***. Что это значит? По разысканиям проф. С. Каухчишвили, ссылающегося на статью Wernicke (RE II, 1336 — 1440), одним из эпитетов Артемиды является ***. Вторая половина слова ***; легко могла измениться в ***, но чтобы первая половина *** была передана историком через *** (гора), это он находит невозможным. Из рук историка, по нему, вышло ***, но впоследствии кто то *** перевел словом *** на том, очевидно, основании, что гора, находившаяся между Киликиею и Арменией, называлась ***. Если этот эпитет сближать с названием ***, почему непременно с Киликийско-армянским? Более подходящим был бы в данном [95] случае *** Скифии, связанный, по мифологии, именно с Артемидой (***, Известия Института языка, истории и материальной культуры, X, отд. оттиск, стр. 15, § 7, 40, № 56. Migne, PG. t. XXXVI, col. 1069 С.).

По нашему, эпитет *** есть искажение, принадлежащее, конечно, не самому историку, а переписчику его работы, эпитета Артемиды *** (***). В комментариях Нонна (VI в.) на надгробное слово Василию Великому Григория Назианзена, в котором указаны факты и лица греческой мифологии, между прочим и богиня Артемида, читаем: ***. это значит: Другое сказание об елафиволах... Говорят, что Артемида является покровительницей охотничьего искусства стрелять, поэтому она называется Артемида, богиня Елафиволо (Елафиволо составлено из греческих слов *** - олень, и *** стрела, ***.), что значит — богиня, стреляющая в оленя; ибо о ней говорят, что ей везло в метании стрел в оленей” (Migne, PG. t. XXXVI, col. 1069 В. ***.).

Искажение этого эпитета произошло на графической почве: грузинское *** в церковном минускульном письме могло исказиться в ***, *** в ***, ***, если слово стояло под титлом, сокращенно, могло выпасть; таким путем из *** историка получилось *** переписчика, попавшее потом в Историю Тамары.

38. Аниси — армянский столичный (в IX — XI вв.) город Ани, которым в одно время владели византийцы; в 1123 году он был взят Давидом Строителем, грузинским царем, с 1161 года он вошел в состав грузинского царства.

39. Один из мусульманских эмиров.

40. Грузинское *** есть перевод византийского термина “протомандатор”.

41. ***, от слов *** — глава, управляющий, и ***, — военачальник, значит “главный военачальник”, поэтому мы его передаем термином “военный министр”.

42. См. III, 9—10.

43. Сирия.

44. Месопотамия.

45. Город у верховьев Тигра и Евфрата.

46. Сын Ардоха есть правитель Диарбекира в Мардане Кутб Ад-дин Ил-Газис (1152 — 1176), он в самом деле был из фамилии Ортока (С. Лен-Пуль, Мусульманские династии, стр. 151, перев. В. Бартольда). Этот Ардох, как говорит историк, обратил в бегство Ивана Абулетисдзе, который был поставлен Давидом Строителем правителем г. Аниси и в 1145 году был убит сыном Давида Димитрием. Историки не знают причины убийства, можно думать, что оно было вызвано обращением его в бегство Ардохом и изгнанием из Аниси.

47. Салдух — правитель Эрзерума Ал-Мелик Салик или Салтух, который в 1153 — 4 годах был эмиром и жив был еще в 1164 — 5 гг. (***, II,232, 1948).

48. Лихские горы — Сурамский перевал.

49. Александр Македонский.

50. Обширное место между Кизики и рекой Алазани.

51. ***: буквально — глава нотариев; имея в виду его функции, его можно приравнять к премьер-министру; в памятниках он называется “***” -- первый среди везиров.

52. Хосроид — см. I, 3.

53. Известная война древних греков с персидскими царями Ксерксом и Артаксерксом.

54. Фридон — Феридун “Шах-Намэ”.

55. Ахиллес — герой Троянской войны, с ним автор сравнивает Георгия III.

56. Амир-спасалар, см. III, 18.

57. ***, см. III, 5.

58. ***, буквально значит войска, но в этом произведении, в частности в данном случае, оно означает и “рыцаря”, хотя для обозначения последнего обычно употребляют в ту эпоху термин ***.

59. Македонского.

60. Сияоши — герой “Шах-Намэ”.

61. ***, нередко заменяемое термином ***, означает здесь первейшее, главное лицо.

62. ***, ***, социальные термины, первое означает “патрона”, “сюзерена”, второе “вассала”, “клиента”; “вассал” в данном контексте удобнее передать словом “подчиненный”.

63. Амир — правитель.

64. Это — Тамара, дочь царя Давида III Строителя, была замужем за Ширванским шахом. Очевидно, после смерти супруга она вернулась в Грузию и воспитала своего племянника Георгия.

65. *** обычно значит “царь, государь”. Но мы это слово, когда по контексту о царе речи не может быть, как в данном случае, переводим словом “властитель”

66. Заратустры — Зороастр, основатель огнепоклонства.

67. Сомхити: в этом, равно как в других исторических памятниках Грузии, употребляется два географических термина: Сомхети и Сомхити. Первый из них обычно означает Армению, второй же — Сомхити — и Армению и самую южную часть Грузии, между Курою и северной границей Армении. Иногда трудно бывает понять, что разуметь под Сомхити, Армению ли в собственном смысле или южную Грузию. Единственное средство разобраться с этом — контекст или название тех или иных известных пунктов. Историк Давида Строителя говорит, что “Лоре и Агара” были в Сомхити”, или — “крепость Сомхити Гаги” (Список Ц. Марии, стр. 299, 310); “когда турки узнали о взятии Самшвилде, покинули большую часть крепостей Сомхитских” (список ц. Анны, стр. 210). В нашем памятнике в данном случае под Сомхити разумеется Южная Грузия, так как здесь назван Гаги, местность в южной Грузии.

68. См. III, 1.

69. См. III, 3.

70. Оссы — осетины.

71. Елекеци resp. Еклец, по Сен-Мартену (Memoire I, 45) тоже самое, что Акилисене верхней Армении, у истоков Ефрата; Броссе предполагает ее в центре Сюнии, где географ Вахушти XVIII в.) отмечает речку Еклецис-Цкали. В данном случае скорее подходит Сюния.

72. *** — северо-восточная провинция грузинского царства, смежная с Кахети.

73. Гелакуни — местность в Армении, где находится Севанское озеро.

74. Лори и Дманиси находятся в южной Картли.

75. Всесветно известный сборник притч.

76. Македонский.

77. Все это — библейские персонажи.

78. Иисус Христос, по Библии, происходил от еврейского царя и пророка Давида.

79. Крестоносец (***) — лицо, носившее во время похода крест впереди войска.

80. Западную Грузию; см. III, 3.

81. Каспийского.

82. См. III, 3.

83. Таойцы, кларджи, шавши, месхи, торельцы — жители юго-западной Грузии, известной под именем Тао-Кларджети. Олтиси и Бана — город и местечко там же.

84. Город Карс.

85. См. Ш, 9 — 10.

86. Сомхитары — жители Сомхити.

87. *** — Ганджа, нынешний Кировабад.

88. См. III, 9 — 10.

89. *** — жители провинции Ерети (см. V, 8), кахи — Кахети.

90. Ширван — владения Ширван-шахов, находившиеся на северо-востоке Грузии, в вассальной зависимости от нее.

91. Сравнение неточное, это было не на Синае.

92. Местность в Западной Грузии, недалеко от г. Кутаиси, сезонная резиденция царей.

93. Грузинские цари из династии Багратидов производили свой род от еврейского царя Давида, сына его Соломона. Ср. V, 3.

94. Андроник Комнен был племянником по брату импер. Мануила I Комнена (1143—1180). С другой стороны, он был сын тетки Георгия III по отцу, дочери Давида III Строителя, которая называлась Ката и была замужем за братом Мануила Комнена.

95. Царь Ширвана и Приморья Агсартан находился в такой же родственной связи с Георгием, как и Андроник Комнен: он был сын другой тетки Георгия III по отцу, дочери Давида Строителя, которая носила имя Тамары и была замужем за владетелем Ширвана.

96. См. III, 3.

97. Земли и город при Каспийском море.

98. Нынешний Карабах.

99. Масис — Малый Арарат.

100. Барда или Берда, главный город Аррана, недалеко от впадения Тертера в Куру.

101. Построенный в V в. царем Вахтангом Горгасалом, недалеко от Тбилиси.

102. Ср. II, 11.

103. Имеется в виду род крупнейших и влиятельных в государственной жизни феодалов Орбелиани.

104. Жители Самцхе, юго-западной провинции Грузии.

105. См. VII, 10.

106. См. V, 3.

107. Эта крепость находилась именно в Сомхити.

108. Местность той же Сомхити.

109. ***, там же, в Сомхити, недалеко от Тбилиси (Ср. *** II, стр. 37-60, 1951 г.).

110. См. VII, 4.

111. Картлийцы, жители Картли, главной части Восточной Грузии.

112. См. VII, 7.

113. *** — Конюший, старший над конюхами царского двора, шталмейстер.

114. См. VII, 10.

115. “Эристав” употребляется в смысле правителя области.

116. “Начармагеви” находился недалеко от г. Гори, к северу, ныне там селение Каралети.

117. См. IX, 14.

118. Имеются в виду два грузинских патриарха: Восточной и Западной Грузии.

119. См. III, 3.

120. См. VII, 14.

121. См. VII, 13.

122. Созданное в XII в. крестоносцами Иерусалимское королевство. При Георгии III здесь царствовали: Балдуин III (1143 — 1162), Амалрих (1162 — 1173) и Балдуин IV (1173 -- 1184).

123. Непонятное *** рукописи мы предположительно исправляем как *** — бейрутцы (от г. Бейрута) (О Бейруте см. статью М. Е. Nickerson — The Seigneury of Beirut in the Twelfth century... „Byzantion", t. XIX, 1949). Появившееся недавно мнение, что под этим названием нужно разуметь упоминаемый Кландием Птоломеем близ Ефиопии или Абисинии город *** или *** (*** II, 235 — 236, 1951), вряд ли может быть поддержано: этот городок ничем не был известен, чтобы ссылкой на служебную связь его с Грузиею историк мог подчеркнуть величие грузинского царя. Это мнение так же не может быть принято, как и производство грузинского названия Абиссинцев - *** — от греческого названия одного из островов Ефиопии *** (там же); грузинские *** происходит от арабского названия абиссинцев ,, ***".

124. Исаки — местность в Тбилиси на т. н. Авлабаре, здесь находился царский дворец.

125. Самшвилде — город в Сомхити, южной Картли.

126. *** означает хранителя, распорядителя казны, функции его соответствовали функциям министра финансов.

127. Чухчарх — царский телохранитель (См. К. Кекелидзе, ***, стр. 11 — 17, *** , 1941).

128. *** начальник служащих при дворе, придворных чинов, министр двора.

129. См. II, 17.

130. Все они библейские персонажи.

131. Тетка Тамары, сестра Георгия III, бывшая царицей Хорасанской; после смерти мужа вернулась в Грузию к брату Георгию.

132. Имеется в виду вера в еврейское происхождение грузинских Багратидов. См. VII, 14.

133. См. 111. 1.

134. В христианской письменности действительно имеется такая легенда.

135. См. III, 3.

136. См. IX, 13.

137. Рача и Таквери — провинции Западной Грузии.

138. Грузинские цари себя считали в какой то связи с Римским императором Августом, потому они нередко называли себя и “Августианами”.

139. Пифодор и Критий. Пифодор — знаменитый архитектор времен Александра Македонского, он построил храм Афины в Приене. Критий, если он не связан с строительным делом, [101] может быть Критий младший (V в. до н. эры), высокопросвещенный человек, которого Платон упоминает в диалоге “Критий” (Тимей). Но как-будто здесь в виду имеется Пифогор и Критий, знаменитые греческие скульпторы V в. (до наш. эры).

140. Герои Шах-Намэ.

141. Имеется в виду церковная практика второбрачных, санкционированная в Византии тоже в XII веке.

142. См. III, 3.

143. См. III, 4.

144. См. IХ, 5.

145. *** — удаление безумно влюбленных от людского общества и уединение их в пустынные, безлюдные места, где они общались лишь со зверьми и дикими животными.

146. Чкондидели – фактически Мартвильский епископ, это – особая должность, соединенная очень часто с должностью *** (премьер-министра).

147. Дарбази – Государственный Совет.

148. См. XII, 4.

149. См. IX, 13.

150. Провинции в Западной Грузии.

151. Картли, Кахети и Ерети — провинции Восточной Грузии.

152. Право “сидения на подушке” в Государственном Совете было особой привилегией.

153. Провинция юго-западной Грузии.

154. См. V, 1.

155. Македонского.

156. Юго-западная приморская провинция Грузии.

157. См. XVI, 1.

158. Персонажи из Шах-Намэ: Рустем и его возлюбленная Тумиана.

159. Персонажи из грузинского романа XII в. Амиран-Дареджаниани.

160. Влюбленная пара Хосров и Ширин из романа Хосров-Шириниани.

161. Персонажи из вышеназванного (3) романа Амиран-Дареджаниани.

162. Библейские мужские и женские персонажи.

163. Пелоп (Pelops), по мифологии, был сын Тантала и внук Зевса; он отправился в Пизу, чтобы жениться на дочери тамошнего царя Эномаоса Гипнодамии.

164. Мифологический Плутон, влюбленный в дочь 3евса и Деметры Персефону (Прозерпину).

165. Персонажи из романа Вис-о-Рамин.

166. Персонажи из Шах-Намэ.

167. Персонажи из утерянного романа восточного происхождения, принадлежащего поэту Онсори (ум. 1039 г.) Шадбер и Айналейат.

168. См. XVI, 1.

169. Андрей Боголюбский.

170. Всеволод.

171. Кипчаки -- половцы.

172. Этот Алексей, по мнению акад. Броссе (Histoir de la Georg. 1, 41, not. 1), сын Анлроника Комнена (см. VIII, 1); он доводился Тамаре родственником в шестой степени родства.

173. Местность в Картли, между г. Гори и теперешним Сталинири.

174. Так назван муж Тамары Георгий потому, что по происхождению он сын русского великого князя, по положению же был царем Aбхазов или грузин, как называли в Византии последних в то время.

175. Кари – Карс.

176. Бассиани – страна в верховьях Аракса, Эрзерума.

177. Страна к северо-востоку от Севанского озера в Армении.

178. Палакацио — местность в Триалети около oзepa Палакацио, известного под именем Паравнис-тба. Дзагин, по географии Вахушти, находится в Картли к северу от Тигвского монастыря.

179. В юго-западной Грузии.

180. Эрзерум

181. Тао — страна в юго-западной Грузии.

182. *** значит оффициальное, по особому чину, принятие на государственную службу.

183. Имеются в ввиду жители Верхней, Нижней и Средней Картли.

184. Гелакуни — страна к юго-востоку от Севанского озера, называемого и Гокчинским.

185. Шами — Сирия.

186. Этот Кизил-Арслан, должно быть, сын Элдигуза, в 1186 году завладевший всем наследием отца в Азербайджане (Brosset, Hist, de la Georg. I, 418, not. 1. С. Лен-пуль. Мусульманские династии, стр. 144, перев. В. Бартольда).

187. Бэлакони, rcsp. Бэлакан, по Якути, расположен недалеко от Дербента, соприкасался с Ширваном (очевидно нынешнее *** в Саингило).

188. Имеется в виду осада Константинополя скифами и аварами в 626 г.

189 Повидимому, Мануил I Комнен (1143 — 1180).

190. Андроник I Комнен (1183 — 1185).

191. См. XX, 3.

192. Салдух — эмир Карина или Эрзерума, Мутафрадин — Мозаффер Эдин (Brosset, Hist. de la Georg. I, 418, not. 3).

193. Царь Димитрий 1 (1125 — 1155).

194. Грузинский царь V в. Вахтанг Горгасал.

195. Имеется в виду поражение, которое нанес царь Димитрий 1 в 1153 — 4 году у стен г. Аниси эмиру Эрзерума Салдуху — Эздину, во время которого Салдух был захвачен в плен (Джавахишвили, И., *** II2, 225 — 6).

196. Главный герой романа Вис-о-Рамин.

197. Рани-Арран — южная часть Албании арабских географов, между Араксом и Курой.

198. Владения Ширвана.

199. То-есть — семь раз освященное тело свое, являющееся храмом, обиталищем Слова божья.

200. См. III, 1.

201. Бывшая хварасанская царица, тетка (по отцу) Тамары и ее воспитательница.

202. В виду имеется царевич из династии осетинских Багратидов, которые, в отличие от грузинских Багратидов (Давидидов), назывались Ефремидами, т. е. потомками библейского Ефрема ( ***, 1942, XXV, 43 — 49).

203. См. предыдущее примечание. Автор хочет сказать, что Давид, будучи Ефремидом, а не Давидидом, подобен был на происходившего из семени еврейского царя — пророка Давида, т. е. на Давидида.

204. Город Эрзерум.

205 Страны юго-западной Грузии.

206. Крупнейший феодал, боровшийся против царя Баграта IV.

207. Самая крайняя северо-западная граница Грузии в Абхазии.

208. Мегрелия.

209. Нижняя Имеретия.

210. Верхняя Имеретия.

211. Таким образом, завербована была вся почти Западная Грузия.

212. Собрана была вся восточная Грузия.

213. Архиепископ Кутаисский.

214. Теперешний Абастумани.

Текст воспроизведен по изданию: История и восхваление венценосцев. Тбилиси. АН ГрузССР. 1954

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.