Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ШИРВАНА И АЛ-БАБА

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

§ 1. ГЕОГРАФИЯ И ЭТНОГРАФИЯ В ТА'РИХ АЛ-БАБ

В. ДАЛЬНИЕ СОСЕДИ АЛ-БАБА

Хазары. Скудность местных сведений о хазарах увеличивает ценность любого положительного вклада в их историю. К какой бы лингвистической категории тюрков ни относились хазары (Истахри, стр. 222: “Язык хазар ни турецкий, ни персидский и не связан с языками никаких других народов”. Наиболее вероятно, что язык основной группы хазар относился к той же обособленной группе тюркских языков, которая представлена старобулгарскими надписями и современным чувашским языком. Но хазарское государство было многонационально. Никаких письменных документов хазарского языка не сохранилось. Согласно ал-Фихрист (изд. Флюгель, стр. 20), хазары писали бил-ибранийа, т. е. по-еврейски (или “еврейским алфавитом”?). Согласно Фахр ад-Дину Мубарак-шаху (603г.х./1206, изд. Е. D. Ross, стр. 46), хазары пользовались алфавитом, “принадлежащим (мансуб) русам” и состоящим из двадцати одной буквы, которые писались отдельно, слева направо. Источник Фахр ад-Дина неизвестен. В. В. Бартольд (см. О письменности у хазар, сб. “Культура... Востока”, Баку 1928, IV, стр. 17) упоминает поездку к хазарам миссионеров со славянским апостолом Кириллом-Константином во главе (IX в.) и допускает возможность, что греческий алфавит остался у хазар даже после их обращения в иудейство. На двух черепках сосудов (найденных, вероятно, в районе Азовского моря) недавно обнаружены надписи, буквы которых греко-русские, но язык их еще не удалось расшифровать, см. М. И. Артамонов (“Советская археология”, 1952, стр. 60 и табл. 14)), политически их государство рассматривается как остаток древнетюркского царства (Кёк-Тюрк, по [143] китайски Ту-гю) или скорее как остаток западной федерации этого последнего (См. В. В. Бартольд, Хазары, — “Энциклопедия ислама”, и значительно более подробную статью А. З. Тогана в “Islam ansiclopedisi”, 1950, ценную, но содержащую ряд рискованных гипотез. Детальная библиография по хазарам опубликована Публичной библиотекой Нью-Йорка, 1939. Ср. также V. Minorsky, Hudud, стр. 450 — 60. Новейшая литература: А. Ю. Якубовский, О топографии Итиля..., — “Советская археология”, :1948, X,. стр. 255 — 270; Б. Рыбаков, О роли хазарского каганата в истории России, — “Советская археология”, 1953, XVIII, стр. 128 — 140 (эта интересная статья несколько переоценивает надежность туманных ссылок в мусульманских источниках); D. M. Dunlop, Aspects of the Khazar problem, — “Transactions of Glasgow university Oriental society”, XII, 1951, стр. 33 — 34, и в особенности The History of the Jewish Khazars, Princeton, 1954, где пересматриваются существующие источники по хазарам. Подробная рецензия В. Минорского в “Oriens”, 1958, XI, 1 — 2, стр. 122 — 45).

Накануне мусульманской экспансии хазары были главной силой в Южной России и в Восточном Закавказье. Еще недостаточно осознано, какие усилия должны были затратить арабы, чтобы сокрушить мощь хазар (см. Dunlop, гл. IV). Им удалось это сделать лишь накануне падения Омаййадов. Аббасидам приходилось прилагать свои усилия в других направлениях. Самое страшное нашествие хазар на Северную Персию произошло в 183г.х./799 при Харуне ар-Рашиде (Табари, III, стр. 648, у Баладзури пропуск). В более ранний период, включенный в Т.-Б. (IX — X вв.), хазары были еще могущественны, что засвидетельствовано походом на Дербенд, предпринятым в 288г.х./901 правителем, которому дается имя “сын Б.л.джана” (Быть может, надо читать Булучан (?). Это хазарское имя (или звание) идентично с наименованием полководца, которого хазарский хакан послал через Дагестан (Лекети) в Кахетию в царствование грузинских царей Иоанна и Джуаншера (718 — 86 гг. н. э.). Грузинская хроника, франц., пер. Броссэ, стр. 256, называет его Блучан (по-армянски Булч'ан). Менее вероятна связь этого имени с хазарским званием (?) Булшици, см. П. К. Коковцов Еврейско-хазарская переписка в X веке, 1932, стр. 118 — 9. [Cp. Minorsky, Balgitzi — “Lord of the fishes”, WZKM, 1960, vol. 56, стр. 130 — 7.1). Однако усиление Киевского государства, набеги из Хорезма, нажим новых тюркских племен и организационная слабость государства, включавшего разнородные этнические и религиозные группы (мусульмане, христиане и евреи), подрывали мощь хазар. Окончательный удар их государству был нанесен киевским князем Святославом, который в 965г. разрушил хазарскую столицу (см. ниже, стр. 152).

Ранний центр хазарской территории, Самандар (Название Самандар могло бы быть в связи с “гуннским” племенем забендер (VIb), упоминаемым у Феофилакта Симокатты, VII, 7, 17 (русский перевод С. П. Кондратьева, 1953, стр. 161). Ср. также название города в Сербии: Семендрия, ныне Смедерево), лежал [144] в северо-восточном углу Кавказа (Вероятно, в Тарку, южнее Махачкалы. А. З. Тоган отождествляет его с городом Кизляр на Тереке, но см. Худуд, стр. 452), и только под давлением арабов (около 104 г.х./723) столица была перенесена к устью Волги (Согласно Мас'уди (II, стр. 7), это случилось в результате завоевания Самандара Сулайманом (надо: Салманом) б. Раби'а ал-Бахили при халифе Османе (23 — 35 г. Х./644 — 56). Однако Салман погиб в сражении у Баланджара (см. Баладзури, стр. 204). В своем другом труде, Танбих (стр. 62), Мас'уди говорит, что этот город был древней столицей хазар. Во всяком случае, когда Марван б. Мухаммад захватил территорию хазар (после 117г.х./735), их столица была на Волге. О другом хазарском центре, Варачан, см. выше, стр. 128).

Контроль мусульман над прежними хазарскими землями по Каспийскому побережью, в районе Дагестана, был недостаточен, и в них должно было сохраняться значительное хазарское влияние.

Еще до упадка хазар, в 909 или 912г. н. э., нам известно о неудачном походе на Шандан мусульманских князей Ширвана и ал-Баба. Он был отражен храбрыми горцами с помощью сарирцев и хазар.

Между 303/916 и 318 гг.х./930 некий салифан оказал князю ал-Баба помощь хазарским войском. Согласно Мас'уди (II, стр. 39), писавшему вскоре после этих событий (в 332г.х./943), этот титул принадлежал правителю Хайдака, близко связанному с хазарами (см. выше, стр. 127). В этом случае положение мусульманского князя, призывающего на помощь тех, против кого он должен был защищать свой аванпост, оказывалось, несомненно, щекотливым.

Очень ценные сведения, относящиеся к периоду после падения Хазарского царства, даны под 456г.х./1064, т. е. в то время, для которого автор Т.-Б. может рассматриваться как очевидец. Три тысячи семейств, остатков хазар, прибыли в город Кахтан, где и поселились (В нашем тексте я нахожу только это, тогда как А. З. Тоган прибавляет, что эти хазары прошли через Дербенд и покорились сельджукам. Он связывает это переселение с нажимом Алп-Арслана в районе Аральского моря. См. Umumi Turk tarihine giris, стр. 190 и 441. В своей статье Hazar (“Islam ansiclopedisi”) он меняет дату на 1076г. н. э. и прибавляет, что эти последние хазары были допущены на жительство эмиром Сау-Тегином. Я не знаю текста, на котором основано такое толкование.). Это, по-видимому, самая поздняя запись о хазарах. Город Кахтан упоминается только в нашем тексте, но, согласно Мас'уди (II, стр. 7), жителями Самандара (Тарку?) в его дни все еще были хазары, а князья Хайдака претендовали на происхождение от араба Кахтана (см. ниже, стр. 202). Все эти данные в совокупности указывают на то, что остатки хазар вернулись в район [145] Хайдака, т. е. на территорию, откуда они эвакуировались (частично?) под натиском арабов (Современные тюрки кумыки, которые занимают северо-восточную часть Дагестана вдоль побережья, быть может, включают основное ядро хазар, подкрепленное и ассимилированное более поздними пришельцами из Кипчакской степи, см. выше, стр. 131).

Аланы (О их связи с Ас<Арс, Aorsi см. ниже, Мас'уди, приложение III, § 4. По истории аланов, кроме трудов В. Ф. Миллера и Ю. Кулаковского, см. новую обстоятельную работу Б. Скитского, Очерки по истории осетинского народа, Дзауджикау, 1947, и его же главы в “Истории Североосетинской АССР”, 1959). В X в. наибольшую силу в центральной части Северного Кавказа представляли иранцы аланы, среди вассалов которых, весьма вероятно, числился целый ряд кавказских племен (Из чечено-ингушских племен арабы смутно знали о дзурдзуках и дидо (Баладзури, 194: ад-дуданийа, вернее, * ад-дидуванийа). Северные члены этой группы племен, в языке которых много заимствованных аланских (осетинских) слов, вероятно, жили в пределах аланского царства; см. обстоятельную работу А. Н. Генко, Из культурного прошлого ингушей, — “Записки Коллегии востоковедов”, 1930, V, стр. 704, 715 — 730). Их столица, которую Мас'уди называет *Магас, стояла, по-видимому, по соседству с Владикавказом (ныне Орджоникидзе) (См. V. Minorsky, The Alan capital Magas, — BSOAS, 1952, XIII/4, стр. 221 — 38). Интересно, что в юго-восточном направлении они совершали походы то через Дарьяльский перевал (так называемые Ворота аланов), то через Дагестан. Как христиане аланы были в дружеских отношениях с грузинами и народом Сарира. Одно из наиболее крупных аланских вторжений в Закавказье, происшедшее в 423г.х./1032, потерпело фиаско. В следующем году состоялся неожиданный союз между аланами и русами. В 454г.х./1062 и в 457г.х./ октябре 1065г. аланы прошли через Дарьял, чтобы опустошить Арран (См. главу Т.-Б. о Шаддадидах (§ l5 и 16). Это вторжение было инспирировано грузинами, см. V. Minorsky, Studies, стр. 75).

Русы. Мы ограничимся в этом разделе лишь краткими предварительными замечаниями о том, какой смысл арабские географы и историки вкладывали в термины рус и саклаб (Полное собрание арабских цитат дается в книге A. Seippel, Rerum normannicarum fontes arabici, Oslo, 1896 (изд. 2, 1926); норвежский перевод H. Birkeland, 1954).

Под первым термином они прежде всего имели в виду участников скандинавской экспансии IX — X вв. н. э. Особенно характерен в этом отношении рассказ Йа'куби (Китаб ал-булдан, — BGA, VII, стр. 384) о набеге русов, которые, поднявшись по Гвадалквивиру, разграбили Севилью в [146] в 229г.х./844. Мас'уди (Мурудж, II, стр. 19, см. также ниже, стр. 197) подтверждает, что русы посещают Испанию (Андалус), Рим, Константинополь и Хазарию, и называет главное племя русов ал-Лудзгана, что буква по букве следует восстановить как *ал-Ур(д)мана, аналогично форме урмане, которую русская “Повесть временных лет” (изд. 1950г., стр. 10) употребляет для обозначения норманнов. Если старый источник (видимо, еще IX в.) знает русов у Новгорода (см. ниже, Ибн Руста), источник середины X в. различает три группы русов, из которых Куйаба (Киев) стоит на первом месте.

Таким образом, арабские источники отражают распространение норманских дружин, но лишь косвенно упоминают народы, среди которых они становились военным и административным классом. Арабов интересуют преимущественно крупнейшие политические деления и объединения (русы, хазары), хотя они и допускают, что на этих территориях живут и саклабы, и народы, носящие финские имена. В дальнейшем арабы не имели возможности следить за тем, как Скандинавские меньшинства рассасывались на просторах Восточной Европы и как название рус переходило на исконное население этих территорий.

Термин саклаб (мн. ч. сакалиба), обозначающий славян, еще более расплывчат. Арабы, как видно, отправлялись от сведений о западных славянах (см. ниже, Ибн Руста). Однако этим термином обозначается и большая часть средней Европы, вплоть до Балтики и Дона (?). Мас'уди (Мурудж, III, стр. 61 — 5) знает ряд славянских племен: волынцев (валинйана), стодоран, дулебов (дулаб), сорбов, хорватов, чехов и т. д., но в число их включает и намджин (т. е. славянское немчин для обозначения германцев) и турк (т. е. венгров, согласно византийскому обозначению этой нации). Как уже сказано, арабы знали о существовании саклаб на территории русов и хазар (Ср. упоминание в “Повести временных лет”, под 859 г. н. э., о том,, что до прибытия скандинавов поляне (киевские), северяне и вятичи платили “дань” хазарам), но и тут употребление терминов рус и саклаб нечетко и запутанно, как покажут следующие примеры.

1. Согласно Баладзури (стр. 150, 208), будущий халиф Марван б. Мухаммад (ок. 115 — 27 гг.х./733 — 44) напал на славян, живущих в стране хазар, и переселил 20 тыс. семейств в Кахетию и в другие места. Ибн А'сам также упоминает поход Марвана на славян (в первой половине [147] VIII в.) и говорит, что Марван дошел до славянской реки (Дона?) (См. A. Z. Togan, Ibn Fadlans Reissebericht, 1939, стр. 208. Под 240г.х./854 Йа'куби (II, стр. 598) говорит о санарах (в Верхней Кахетии), которые будучи теснимы войсками Буга, обратились к властителям Рума, хазар и сакалиба. Маркварт (Streifziige, стр. 200) считает это место старейшим датированным упоминанием о славянском государстве. См. результаты недавних археологических исследований Ефименко и Третьякова, Древние русские поселения на Дону, 1948, стр. 7: В VIII — X вв. обширная территория Верхнего и Среднего Дона была занята одним из русских (восточнославянских) племен).

2. У старейшего арабского географа Ибн Хурдадбиха (стр. 154) торговые люди русов описываются как “род славян” (джине мин ас-сакалиба), а река Дон называется
“славянская река”. Идриси называет Дон нахр ар-Русийа, хотя в его время слово рус потеряло свое прежнее ограничительное значение и применялось к Русскому государству,уже полностью поглотившему скандинавские дружины.

3. В старом источнике, использованном Ибн Руста (стр. 143 — 7) (Возможно, принадлежавшем Джейхани (ныне утерянном) или даже какому-то иранцу-путешественнику, чей отчет был использован и Джейхани, и Ибн Руста) и Гардизи (изд. Бартольда, стр. 99 — 101), русы представлены как жители острова, находящегося в середине озера, причем, вероятно, имеется в виду Новгород; по-скандинавски Holm-gardr 'островной город'. Прави- тель русов называется хакан-рус. воинственные русы плавают на судах, грабят славян и уводят их в полон. В то же время о славянах говорится как о мирном земледельческом населении. Даются титулы их двух (?) начальников (Титул хакан здесь просто современный высокий титул, как римский титул император, все еще прилагаемый к правителю Эфиопии и т. д. [В источнике Ибн Руста, видимо, употреблена иранская конструкция хакан-и рус), из которых главнейший (“начальник начальников”) назывался С.вит-б.лк, вероятно, *Светоплук I, князь Великой Моравии (870 — 94), из чего можно было бы заключить, что речь идег здесь о западных славянах. Вместе с тем упоминается город славян, называвшийся В.нтит; согласно Худуд (§ 43), город лежал на востоке, и жители его походили на русов. Возможно сравнить также В.нтит с территорией вятичей (древнее произношение вентичей) (см. Маркварт, Streifzuge, стр. 113).

4. Ибн Фадлан (Ср. новое издание с подробным комментарием А. П. Ковалевского, Харьков, 1956, стр. 121), который посетил волжских булгар в 309г.х./921 дважды (§ 1 и 8), называет их царя малик ас-сакалиба 'царь славян'). Вопреки А. З. Тогану, который [148] неоднократно (A. Z. Togan, Die Schwerter der Germanen, — ZDMG, 1936. стр. 22: "Unter den Saqaliba haben die Araber die hellhautigen und blau-augigen Volker des Nordens verstanden, d. h. neben den Slaven auf die der Name zunachst bezieht, auch die nicht-Slavischen Germanen, die Finno-Ugren und die hellhautigen Turken (Bulgare und Kirgizen)”. — В своей другой работе, Ibn Fadlans Reisebericht (стр. 305), он говорит, что “вначале булгары, буртасы и другие народы на Средней Волге назывались сакалиба (хотя именно булгары и буртасы имели свои особые названия! — В. М), а позже этот термин применялся больше к германским и финским народам, и в особенности к германцам и балтийским народам”. В самом конце книги (стр. 330), дойдя до вопроса о работорговле, автор предостерегает читателей против впечатления, будто он утверждает, “что слово сакалиба в арабской литературе, применяется больше к неславянским, чем к славянским, народам Восточной Европы”) перестраивает свои объяснения термина саклаб, лучшим объяснением было бы признать, что булгарский царь был царем “на славянском фронте” (По-арабски можно было бы сказать ала сагр ас-сакалиба. Примеры таких выражений доказаны исторически. Сасанид Пероз, будучи правителем Хорасана, носил титул “великий царь Кушана”, т. е. народа, против которого он должен был защищать свою страну, см. Christensen, L'Iran, стр. 191. Noldeke (Geschichte der Perser, стр. 156) говорит, что Табари отнес хазар к области ведения спахбада Азербайджана в том смысле, что последний должен был предупреждать их вторжения, и для параллели приводит термин Latus Saxonicum, который существовал в поздней Римской империи (в значении “берег, противостоящий саксам”). В этом же смысле можно бы упомянуть термин Дарбанд-и хазаран, скорее “Дербенд (против) ...хазар”, чем, “Дербенд, принадлежащий хазарам”). Арабы имели достаточно сведений о ряде неславянских племен в Восточной Европе (буртасы, вису, юра, башгурты, маджгары), чтобы не называть их ошибочно термином сакалиба. Такое расширение понятия еще можно было бы себе представить, если бы славяне численно уже явно преобладали над другими народами (Имя небольшого угро-финского народа, черемисов (мари), упоминается лишь в более поздних мусульманских источниках, и, конечно, ознакомление с лесистыми и болотистыми областями Средней России требовало долгого времени).

5. Согласно Истахри (стр. 125 — 6) и Ибн Хаукалю (стр. 382), русы делились на три группы: куйаба, славийа и арса (арба, уртаб и т. д.). Из них первое название славянского происхождения, несомненно, относится к Киевскому государству, где население (поляне) было славянское, тогда как правители и военная каста первоначально состояли из скандинавов (см. выше). Второе название обычно относится к Новгороду, жители которого были словене, и арабское название, несомнено, идет от этого славянского племени, а не от скандинавских пришельцев, обосновавшихся в Новгороде. Следовательно, и в этом случае арабы путали славян с [149] русами. Третья группа со времен Фрэна отождествлялась с мордовским (угро-финским) племенем эрзя. Это маловероятно, так как скандинава трудно было спутать с восточным финном. Племя эрзя не связывается ни с какими известными месторождениями свинца или олова, тогда как, по словам Истахри, этот металл (рисас 'свинец', может быть, олово?) вывозился из земли Арса. Чтение этого названия точно не установлено. Чешский ученый Иван Хрбек посвятил ему подробное исследование в “Archiv Orientalni”, 1957, № 4 стр. 628 — 52), но и его попытка восстановить (***)||(***) как название острова Аркон (Рюген в Балтийском море) вызывает ряд возражений. В качестве предположения и учитывай форму имени Арса, которая дается в Худуд (§ 44, стр. 3) как (***) (огласовано: Уртаб), я полагаю, что верным чтением с палеографической точки зрения можно считать *(***) Урман, т. е. те же старорусские урмане (норманны) (Географически я бы поместил “третью Русь” в бассейне Белого моря (Биармиа?), откуда скандинавы проникали на Волгу и привозили свинец (олово) из Швеции. Меха набирались северными торговыми людьми на их пути в Булгар (на Волге) и на южные рынки. Судя по порядку перечисления, арса должны были жить от булгар дальше всего. Ср. рукопись Истахри Chester Beatty, ниже, стр. 197. Рассказ об их жестоком обращении с иностранцами можно сравнить с мусульманскими представлениями о воинственности “жителей северных берегов”. См. Tahir Marvazi, изд. В. Минорского, 1942, стр. 34, 114; Мас'уди в приложении III, § 20; см. также: Marquart, Die Arktischen Lander, — “Ungarische Jahrbucher”, 1924, стр. 261 — 334, и В. Минорский, Худуд, стр. 436, с добавлениями, помещенные в BSOAS, 1955, XVI1/2, стр. 267). Худуд написан по-персидски, и потому в имени Уртаб опущен арабский артикль -ал.

6. Политические события находят дополнительное отражение у Истахри (стр. 10; ср. Хаукал, стр. 15): “русы — народ в области (или направлении) булгар, живущий между
ними и сакалиба”. Автор добавляет, что тюрки-печенеги урезали территорию (русов) и поселились между хазарами и Румом (Византией), хотя возможно, что Рум (***) стоит
здесь вместо Рус (***).

Все это показывает, что у ранних мусульманских гeoгpaфов не было точного разграничения между русами и сакалиба. Не слишком многочисленные скандинавы держались большими группами только в войске или в торговых экспедициях, но не среди земледельческого и охотничьего населения, бывшего славянским. Последнее поглотило скандинавов, за исключением аристократии (Рюриковичи и т. д.), которая ославянивалась более медленно. [150]

Морские набеги русов на Каспии составляют предмет обширной литературы, которой подвел итоги Б. Дорн в своем громоздком, но тщательно составленном труде (Б. Дорн, Каспий, — “Memoires de l'Acad. de St. Retersbourg”, 1875 (в двух изданиях, русском и немецком)). Самое раннее мусульманское сообщение о разрушениях на южном берегу Каспия относится ко времени правления Сайида Хасана б. Зайда (250 — 70 гт.х./864 — 84), когда русы напали на Абаскун (в юго-восточном углу Каспия) (ср. Сокаана у Птолемея), но были уничтожены. В 297г.х./909 русы прибыли на шестнадцати судах и напали на тот же берег, но опять потерпели поражение. На следующий год (298/910) они явились многочисленным отрядом (Последние две экспедиции различаются и хронологически и фактически) и напали на Сари, но некоторые их суда были сожжены в Гиляне, а остальные вернулись домой ( См. Баха ад-Дин б. Мухаммад б. Хасан б. Исфандийар, Тарих-и Табаристан, изд. Аббаса Эгбала, 1320г.х./1941, стр. 266, см. также резюме на английском языке; Е. G. Browne, Gibb Memorial Series, стр. 199). Исследователи сходятся в том, что именно эту последнюю экспедицию детально описал Мас'уди (II, стр. 18 — 25) (См. приложение III). Он пишет, что забыл точную дату набега русов, но что он произошел “после 300г.”, в царствование Ширваншаха Али б. Хайсама. Только теперь (см. § 8) мы видим этого Ширваншаха в его исторической перспективе.

Мискавайх (Издано Марголиусом под заглавием Teh ecilipse of the 'Abbasid caliphate, II, стр. 62 — 7. Это сообщение, сокращенное у Ибн ал-Асира (VIII, стр. 76), цитируется также у Мюнеджжим-баши в главе об Мусафиридах, см. V. Minorsky, Studies, 1953, стр. 161 [Проф. Насонов, стр. 85, считает, что русы могли пройти от Таманского полуострова к Каспийскому морю по суше, что фактически возможно, но цитируемые источники (Низами и Бар-Еврей) не дают в этом уверенности]. См. ниже, стр. 154) дает нам крайне подробное описание последующего вторжения 332г.х./943, которое произошло в правление Мусафирида Марзубана. Данные Мискавайха были использованы многими позднейшими историками. В этом случае русы, плывя вверх по Куре, достигли Барда'а. В русской литературе есть тенденция (А. Куник и даже В. Бартольд) представлять операции русов на Каспии как занятие для войск, освободившихся от походов киевских князей против Византийской империи. “В X в. Олег, а затем Игорь и Святослав совершали походы против Византии, а затем следовали походы на прикаспийские области”, — писал Бартольд в своей книге “Место прикаспийских областей...” (Баку, 1925, стр. 37). Однако сам Бартольд подверг сомнению [151] содержание еврейского документа из Каирской генизы (Так называемый “Кэмбриджский документ” см. П. К. Коковцов, Еврейско-хазарская переписка..., стр. 118; ср. Dunlop, Jewish Khxazars, стр. 162) (“кладбища документов”), где говорится, что император Роман из-за ненависти к евреям побудил Халгу (Олега?) напасть на хазар. Согласно русской летописи, в 913г. Игорь уже наследовал Олегу, тогда как Роман Лакапин стал императором только 17 декабря 919г. Согласно “Кэмбриджскому документу”, Халгу погиб в Персии, но это сообщение не подтверждается никакими другими источниками, если только под Халгу разумеется Олег Киевский. Наконец, поход, описанный у Мас'уди, был направлен не против хазар, а против мусульман. Гипотеза А. Куника о том, что поход русов последовал за восшествием Игоря в 913г., что соответствует годам хиджры 300 — 1 (см. Б. Дорн, Каспий, стр. 301 — 2), — только предположение, основанное на большом числе участников похода и на общем соображении, что в мирное время князья должны были придумывать занятие для своих воинов. Сам Куник сопровождает свою гипотезу рядом оговорок.

Такую же, и даже большую вероятность имело бы предположение, что ранние операции на Каспии предпринимались отрядами пиратов из южнорусских степей, для которых позже был введен специальный термин бродники (Термин обычно производится от русского слова брод, исходя из предположения, что бродники поджидали своих жертв у мест переправы через реки. Однако, если исходить от русского глагола бродить, то выражение бродники могло бы означать “скитальцы”, “бродяги”). Этот термин засвидетельствован впервые в 1147г. (Ипатьевская летопись, изд. 1871г., стр. 242, ср. также под 1216 и 1223 гг.), но само явление, весьма неприятное для официальных кругов (Во время монгольского нашествия бродники вели себя вероломно по отношению к войску русских князей. В 1227г. папа Григорий IX послал миссионеров проповедовать in Cumanis et Brodnik terra vicina. В письме, которое венгерский король Бела направил папе Иннокентию в 1254г., он упоминает среди врагов, угрожавших его владениям: Rutheni, Comani, Brodnici и дальше Ruscia, Comani, Brodnici, Bulgaria, см. G. Fejer, Codex diplomaticus Hungariae, Budae, 1829, IV/2, стр. 218 — 220. Выдержками из этого редкого издания я обязан профессорам А. Флоровскому (Прага) и Я. Харматта (Будапешт). Последнее нападение на персидское побережье донских казаков Степана Разина имело место в 1668г.), должно быть гораздо более старого происхождения, и я полагаю, что даже нукарда (***), которые в 320г.х./932 вместе с тюркскими племенами баджни, баджгурдами и печенегами действовали на византийской границе на Дунае (ср. Мас'уди, II, стр. 59), могли быть наугарда (“новгородцами”), что уже предполагали Фрэн и Шармуа (ср. Marquart, Streifzuge, [152] стр. 143). Наш источник Т.-Б. доводит историю русских вторжений до XI в., но надо помнить, что уже поход киевского князя Святослава на Волгу и Северный Кавказ в 965г. (Эта дата дана в “Повести временных лет”, изд. 1950г., I, стр. 47) внес расстройство в жизнь местных племен. Некогда мощное царство хазар, по-видимому, никогда не оправилось от этого потрясения (До последнего времени полагали, что русская летопись упоминает захват Святославом только хазарской крепости на Дону, Белой Вежи (у Константина Багрянородного: Саркел). Однако в новом издании (1950, стр. 47) текст Ипатьевской рукописи гласит, что Святослав “одолъ козаром и градъ ихъ и Бьелу Вежъ взя”). Очень ценные отзвуки этого похода сохранил Ибн Хаукал (стр. 281 — 286), который в 358г.х./969 находился на южном побережье Каспия (в Джурджане) (В ряде мест В. Бартольд настаивает на том, что дата 358г.х./969 касается только его пребывания в Джурджане и что “вполне возможно, что несколько лет протекло между самими событиями и рассказом о них, переданным И. Хаукалю (стр. 282) джурджанцами”, см, его статью Арабские известия о руссах, написанную в 1918г. и опубликованную в “Советском востоковедении”, 1940, I, стр. 35. Однако в двух других местах (стр. 15 и 281) И. Хаукал (возможно, по невниманию) повторяет дату 358г.х./969, как дату русского вторжения). Он говорит о беженцах на “острове ал-Баб” (Близ Дербенда, где море очень глубоко, нет островов, но они имеются около устья реки Терек, где еще во время Тимура беженцы искали убежища, см. Зафар-нама, I, стр. 773) и в Сийах-Кухе (т. е. Мангишлаке на восточном побережье Каспия). Он добавляет (стр. 286), что при поддержке Ширваншаха Мухаммада б. Ахмада “ал-Азди” некоторые беженцы стали возвращаться в хазарские столицы (Итиль и Хазран) (Возможно, что мы имеем здесь дело с позднейшим добавлением автора по памяти. Имя князя следует теперь восстановить как Ахмад б. Мухаммад ал-Йазиди, см. § 11). Вскоре после этого новые тюркские племена стали господствовать на Нижней Волге, но вслед за походом Святослава отдельные группы русов, вероятно, уже проникли в северо-западный угол Каспия (База их могла находиться где-нибудь около устья Терека (на Аграханской косе?)). Такие авантюристы в качестве купцов и торговцев могли установить разнообразные отношения с местными племенами, и это объясняет любопытные эпизоды, упоминаемые в Т.-Б.

В нашем тексте самое раннее упоминание о русах встречается в главе, относящейся к ал-Бабу (§ 36), под 377г.х./987. Эмир Маймун б. Ахмад, будучи сильно утесняем непокорными раисами, вошел в сношения с русами (Это было бы невозможно, если бы русские находились далеко отДербенда), [153] которые затем и прибыли на восемнадцати судах. По расчету, приведенному у Мас'уди (II, стр. 18), эта флотилия должна была состоять приблизительно из 1800 человек. Сначала только одно судно подошло к Дербенду в целях разведки. Эмир был освобожден, но население перебило русов. Остальные (семнадцать) кораблей направились к Ширвану и Мукану (Мугани) к “старой” (?) реке (Как известно, у Сальян Кура делится на два рукава. Не надо забывать, что имеется также река Кухан-Руд (“Старая река”), которая течет дальше на юг, в персидском Талыше. См. Мукаддаси, стр. 373: Кухан-Руд, на расстоянии четырех переходов (мархала) от Куры. На реке Кухан-Руд существовал город (там же, стр. 355). См. выше, стр. 68). Мы не знаем, что случилось с ними, но нет сомнения, что они отправились туда не для морской прогулки.

События 987г. не удержали Маймуна от того, чтобы вновь искать опоры у русов: через два года (в 379г.х./989) мы слышим о борьбе между эмиром и фанатиком-проповед-ником из Гиляна, который требовал от эмира выдачи русских гуламов, чтобы предложить последним выбор между обращением в ислам и смертью. Вероятно, требование проповедника внушалось поведением русов на южном побережье и опасением, что они смогут использовать ал-Баб как базу для дальнейших налетов. Однако эмир, даже ценой утраты троиа, не подчинился требованию проповедника и вместе с гуламами удалился в Табарсаран. Это показывает, что число русов на его службе было довольно значительно и что они образовали вокруг него своего рода дружину.

Следующая ссылка на русов встречается в главе о Ширване. В 421г.х./1030 русы прибыли туда на тридцати восьми судах (Ср. главу об Арране (§ 10), которой я пользуюсь, чтобы пополнить текст. См. также мои Studies, стр. 76, и заметку в “Acta Orientalia Hungarica”, III/З, стр. 207 — 210), и Ширваншах Минучихр б. Йазид встретил их около Баку. Ширванцы понесли потери, а русы поднялись (по Куре?) и достигли слияния Куры и Аракса. Хотя русы потопили некоторое число мусульман, Минучихр, по-видимому, задержал (В главе об Арране слово акада 'запер (реку)' выпало) их продвижение вверх по Араксу. В это время правитель Аррана (Ганджи) Фадл б. Мухаммад боролся со своим сыном Аскарийа (Аскаруйа?), который был осажден в Байлакане (на север от Аракса, по дороге в Барда'а). Старший сын Фадла, Муса, поспешил привлечь авантюристов на сторону отца. Русы оставили свои суда и помогли Мусе взять Байлакан. Получив богатое вознаграждение, русы двинулись на запад, в Рум, т. е., видимо, в западную часть [154] Кавказа, находившуюся под влиянием византийцев (В 1021 — 2 гг. император Василий II воевал с грузинским царем Георгием. В 1022г. армянский царь Васпуракана сдал царство византийцам, и император дошел до Хоя. В следующий год византийцы старались ослабить северное армянское царство Ани. Ср. V. Minorsky, Studies, стр. 52), а затем, покинув Кавказ, вернулись в свою страну. Вполне вероятно, что под последней надо разуметь Тмуторокань (Это название (по-видимому, какое-то хазарское имя плюс титул тархан) в конечном счете превратилось в современное название полуострова Тамань. (Мой учитель А. Н. Крымский видел в первом элементе названия слово тамаг 'устье', 'пролив'; ср. Л. 3. Будагов, Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, ч. I — II, СПб., 1869 — 1871, стр. 376)), недолговременное русское княжество, которое было основано сыном Ярослава, Мстиславом, приблизительно в это время (См. “Повесть временных лет”, изд. 1950г., I, стр. 99, год 6496/988 г. н. э.: “Владимир, распределяя земли между сыновьями, посадил Мстислава в Тмуторокани”; I, стр. 99, год 6530/1022: “Мстислав, который был в Тмуторокани, пошел на касогов” (см. Мас'уди: Касак-черкесы). Под годом 6531/1023: “Мстислав пошел на Ярослава с хазарами и касогами”. Под годом 6532/1024: “Когда Ярослав был в Новгороде, Мстислав пришел из Тмуторокани к Киеву”. Наиболее полной работой по истории Тмуторокани является теперь исследование: А. Н. Насонов, Тмуторокань в истории Восточной Европы X века, — “Исторические записки”, 1940, № 6, стр. 79 — 99. Как видно, вопрос о присоединении Тмуторокани к Киеву до 988г. остается все еще загадкой. См. также мою новейшую статью Balgitsi-Lord of the Fishes, — “Wiener Zeitschrift fur die Kunde des Morgenlandes”, 1960, 56, стр. 130 — 7). Возможно, было бы усмотреть связь между вторжением русов в 1030г. и основанием Тмуторокани, которое привело их к самому преддверью Кавказа.

Результаты этой экспедиции поощрили русов вернуться через два года (Под 422г.х./1031 (после вступления на престол Мусы б. Фадла) в главе об Арране (§ 11) отмечается вторичное прибытие русов. “И он (т. е. Муса, если только это место вследствие пропуска в тексте не относится к Ширваншаху. — В. М.) сразился с ними около Бакуйа (Баку), убил большое число их воинов и прогнал их из страны”. Возможно, что это лишь другая версия событий, упомянутых в наших § 15 и 38 под 423г.х./1032). В 423г.х./1032 они опустошили Ширван, но в силу каких-то обстоятельств (потеря судов?) должны были отступить по сухопутью через Дагестан. Они, видимо, имели какое-то соглашение с аланами или надежду, что последние поддержат их с севера. На этот раз, однако, газии ал-Баба под предводительством эмира Мансура б. Маймуна заняли горные проходы, предали русов мечу и захватили добычу, которую те везли (См. в приложении III сообщение Мас'уди (II, стр. 21) о событиях во времена Али б. Хайсама). На следующий год русы (Возможно, сотоварищи набега 423г.х./1032, которые оставались на Северном Кавказе), [155] подкрепленные аланами, вернулись с целью мести в ал-Баб, но у Караха были отбиты раисом Хайсамом б. Маймуном. Эти события бросают совершенно новый свет на воинственные набеги древних русов, которые в XI в. могли уже представлять собой смешанную массу скандинавов и славян (См. мою указанную выше статью в “Acta Orientalia Hungarica”).

(пер. С. Г. Микаэлян)
Текст воспроизведен по изданию: История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М. Издательство восточной литературы. 1963

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.