Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ШИРВАНА И АЛ-БАБА

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

§ 1. ГЕОГРАФИЯ И ЭТНОГРАФИЯ В ТА'РИХ АЛ-БАБ

Б. ДЕРБЕНД (АЛ-БАБ)

На востоке главный Кавказский хребет разветвляется в основном на две ветви: юго-восточный отрог, который тянется: по направлению к Баку, и двойной северо-восточный, который идет по течению реки Кой-Су (“Баранья река”) (Абу-л-Фида, География, стр. 204; Нахр ал-агнам). Важной дополнительной характеристикой местности является тот факт, что крайне гористая страна (Дагестанское “нагорье”), лежащая между названными выше отрогами, делится водоразделом, который подходит к самому берегу Каспийского моря там, где стоит Дербенд, и отделяет бассейны южных рек Самура, Касум-Кенда и Рубаса от северных рек, из которых главная — Кой-Су (Она течет на северо-восток и орошает центральную часть Дагестана. Ряд более коротких рек на восток от бассейна Кой-Су имеет самостоятельный выход в Каспийское море (на север от Дербенда)). Население южного и северного бассейнов различно, и, таким образом, Дербенд был обращен к двум разным мирам: на юге он втягивался в политический мир мусульманского Ширвана и примыкавших к последнему лезгинских племен (лакзов); на севере ему отводилась роль оплота против совершенно иных христианских и языческих племен (см. карту 2).

Наиболее важные описания Дагестана, которые мы находим у Ибн Руста (стр. 147 — 8), Мас'уди (Мурудж, II, стр. 39 — 78) (См. приложения III и IV), Истахри (стр. 184, 220 — 7), Ибн Хаукаля (стр. 242) и Йакута (I, стр. 437 — 42), имеют более или менее статический характер, тогда как наш Та'рих ал-Баб дает яркую картину жизни народов “Горы (семидесяти двух) языков” с их беспрерывными усобицами, случайными союзами, внезапными разрывами и новыми набегами и нападениями.

Дербенд (По-арабски: ал-Баб, по-персидски: Дербенд, по-турецки: Демир-Капы, по-монгольски: Кахулга, по-армянски: Чор и т. д. Старорусское название Каспийского моря — Хопужское море, находимое в некоторых северорусских документах, — происходит от старотурецкого капуг "ворота1, т. е. Дербенд, см. М. Vasmer, Ein Name des Kaspichen Meers, — “Zeitschrift fur Slavische Philologie”, 1956, № XXIV, стр. 28. — Наш автор иногда употребляет сочетания: ал-Баб-и Дербенд или ал-Баб-и Сул (Чур)). Территория города-государства ал-Баб [120] простиралась только на очень короткое расстояние за пределами городских стен. На основании недавних археологических изысканий (См. Е. А. Пахомов, Пехлевийские надписи Дербенда, Баку, 1929, и М. И. Артамонов, Древний Дербенд, — “Советская археология”, 1946, VIII, стр. 121 и сл.) мы дадим краткое описание этого единственного в своем роде места.

Узкий проход, по которому теперь идет полотно железной дороги, остается лишь у самого берега моря. Сейчас же на западе местность поднимается сначала полого, а затем круто к горе Джалган (Йакут: Дзи'б — -“волк”, но Казвини, II, 340: Дзанб — “хвост”). У восточного подножия ее имеется значительный холм, который выглядит как полуостров, соединенный с Джалганом узким перешейком. На этой высоте и стоит прочно построенная цитадель, которая с северной стороны естественно защищена глубоким ущельем, спускающимся с Джалгана. Цитадель высится над городом, который занимает пологость, тянущуюся на восток к морю, и заключен между двумя крепкими стенами. Эти последние прежде выдавались в море и образовывали безопасную гавань для судов. Южная стена (теперь разрушенная во многих местах) поднимается до цитадели по прямой линии с востока на запад. Северная стена, построенная в качестве главного оплота против нападений с севера (Хотя и на юге эмиры ал-Баба должны были защищаться против непрерывных нападений Ширвана и даже от мятежников среди аристократии ал-Баба (см.под 456г.х.)), идет почти параллельно южной, но у моря расстояние между ними увеличивается, тогда как выше, у цитадели, северная стена, идя по краю обрыва упомянутого ущелья, отступает назад и сближается с южной (Местный исследователь П. И. Спасский (в своей статье “Укрепления Дербенда”, Баку, 1929) дает следующие размеры: южная стена от моря до цитадели — 3500 м; северная стена — 3675 м; расстояние между стенами — 450 м (около цитадели — 350 м). Таким образом, площадь города составляет около 1,5 кв. км. Цитадель стоит на 340 м выше уровня моря, имеет неправильную четырехугольную форму и занимает площадь в 2 га). Стены, построенные из плит тесаного камня, имеют около 4 м толщины, а в высоту достигают 18 — 20 м. Они усилены цепью фортов, башен и укрепленных ворот. Вдоль северной стены Е. А. Пахомов насчитал 45 башен. В нижней части города внутри каменной стены еще можно видеть следы более древней стены из сырцового кирпича, что объясняет название примыкающего квартала Ду-Бара (“Двойная стена”).

Сооружение каменных стен приписывается Хосрову [121] Ануширвану (531 — 78) (Е. А. Пахомов (Пехлевийские надписи Дербенда) полагает, что стены были построены на 37-м году правления Ануширвана, т. е. в 567 г. н. э. У нас речь идет о событиях, живших в памяти восточных народов; о более ранних упоминаниях двух главных проходов — Дербенда (по-армянски: Чор; ср. раннее арабское Сул) и Дариала (portae Caspiae, по терминологии Плиния, Naturalis Historia 6, II, 30) см.: Marquart, Eransahr, стр. 95 — 107. Переговоры между византийцами и персами об укреплении проходов, для каковой цели первые были готовы уплатить пособие последним, происходили еще при императоре Феодосии (379 — 95). Имеются некоторые указания на то, что первая стена была построена при Йездегирде II (438 — 51). Армянский историк Левонд (конец VIII в. н. э.) пишет, что Маслама нашел в Дербенде камень с надписью, гласящей, что император Марциан (450 — 7) “построил этот город и крепость и истратил [на них] много талантов из своей казны” (русский перевод К. Патканяна, стр. 28)), а постройка стен из сырцового кирпича принадлежит, вероятно, его отцу Кавату (Кубаду), сыну Пероза (488 — 531). Пехлевийские надписи на каменных плитах свидетельствуют об их древности (Ибн ал-Факих (стр. 291) дает любопытное описание статуй и изображений на стенах ал-Баба (два льва, львица, человек с лисицей, держащей во рту виноград); также подземного водоема и львов, стоявших по обе стороны ступеней, ведущих туда, и считавшихся талисманами. Ср. Ибн Хаукал, стр. 242, и Йакут, ал-Баб), но во многих местах стены восстанавливались в мусульманские времена.

Трое ворот, которые еще сохранились в северной стене, носят названия: Джарчи-Капы (на северо-восток от цитадели), Кырхлар-Капы (несколько восточнее, напротив древнего кладбища) и Шура-Капы (в средней части стены). Южная стена, по-видимому, имела больше ворот: Кала-Капы (около цитадели), Байат-Капы, Орта-Капы, Ду-Бара-Капы (около моря) и т. д. [122]

В наших источниках упоминаются следующие места ал-Баба: цитадель (кал'а); замок Абу-л-Аббаса (§ 41); башня со Сводом (бурдж ат-Так), по-видимому, относящаяся к цитадели (см. 379г.х./989); “правительственное здание” (дар ал-имара), стоящее в городе (§ 36); пригород (рабад) (см. 456г.х./1064); холм Телл ал-Фурсан и несколько ворот (ворота цитадели, ворота Джихад, ворота Дамасские и Палестинские) (Двое последних ворот, вероятно, соответствуют кварталам, населенным воинами из Сирии (см. ниже, стр. 124, прим. 43). Под 456г.х./1064 можно встретить упоминание о месте, называемом Д.хну или Д.хн.к (возможно, Димашк?). В Дарбанд-нама (стр. 90) перечисляются шесть ворот, построенных Масламой, вместе с их современными названиями, которые мы даем в скобках: Мухаджир (Джарчи), Джихад (Кырхлар), Химс (Йенги), Сакир или Кайсар? (Тюркмен), Мактуб или Мактум (Байат), Алкама (Нарин-Кал'а)). Ворота города первоначально были из дерева. В 382г.х./996 эмир Маймун сжег Дамасские ворота, но затем отстроил их и Палестинские ворота из “чистого железа”.

Т.-Б. неоднократно упоминает о “средней” стене, которую эмиры старались построить и которую горожане, по подстрекательству своих вождей, разрушали через короткое время. Это, несомненно, была поперечная стена, которая соединяла две внешние стены города. Назначением ее было отгородить верхнюю часть города и присоединить ее к цитадели, чтобы таким путем эмиры имели возможность сосредоточивать в ней своих приверженцев и изолировать себя от непокорных подданных (Два источника пресной воды вытекают из самой цитадели, а шесть других находятся сейчас же у стен, но за городом, см. М. И. Артамонов, Древний Дербенд).

В X — XI вв. эпоха великих мусульманских завоеваний и походов уже прошла, Дербенд мог расширяться только за счет территории на юг от его стен, вдоль Каспийского побережья, но эта плодородная полоса земли также неотразимо привлекала Ширваншахов, и борьба за это “жизненное пространство” вела к бесчисленным столкновениям между мусульманскими соседями.

Даг-Бара (“Горная стена”). Стены города и цитадель были соединены с системой укреплений, значительно протянувшихся на запад, чтобы предотвратить обход ал-Баба с фланга, хотя во многих случаях Дербенд от этой опасности не избавлялся. На запад от горы Джалган настоящая стена (Даг-Бара) тянется по водоразделу приблизительно на 15 км, а затем на протяжении следующих 25 км хребет усеян башнями и блокгаузами, которые контролируют горные тропы. Во всяком случае, сообщение Мас'уди (Мурудж, II, стр. 2) [123] о том, что стены, построенные Ануширваном, тянулись на расстояние 40 фарсахов (около 200 км), — сильное преувеличение (Если только он не включил в свои подсчеты такие местные укрепления, как стена длиной в 50 км между Кахским и Закатальским ущельями (между Шакки и Кахетией), недавно обследованная Е. А. Пахомовым и А. А. Алескер-заде [см. Е. А. Пахомов, Закатальская Длинная стена, — “Труды Азербайджанского Государственного Университета. Серия историческая”, 1950, стр. 68 — 90]).

[Хорошее описание “Горной стены” дается бывшим русским генералом Эркертом (R. von Erckert, Der Kaukasus, Leipzig, 1888, стр. 216 — 24).

Близ моря ширина города — около 500 шагов, но около замка Нарин-кал'а (т. е. цитадели) она суживается до 140 шагов (См. выше, более точные указания Спасского). Выше цитадели горы поднимаются так круто, что стены не существует вплоть до укрепления Прамашки, расположенного на 2 км западнее от Нарин-Кал'а: на юг ют Прамашки лежит Кёр-Оглы. Оба укрепления стоят на высоких вершинах двух параллельных хребтов, а стена запирает разделяющее их глубокое ущелье. Оттуда стена идет прямо на запад; она усеяна зубчатыми квадратными башнями (длиной 40 — 80 шагов) с помещениями для провианта и лестницами, ведущими к наблюдательным пунктам. Около стены можно видеть следы колодцев и кладбищ с камнями, исписанными по-арабски. Стены построены из каменных глыб, скрепленных известковым раствором, и облицованы большими плитами тесаного камня, уложенными весьма искусно. Далее стена идет по хребту вниз до селений Кечили и Камах; последнее лежит на крутом склоне, откуда открывается широкая панорама на северо-восток. Следующие селения — Задийан и Билгади. Отсюда, пересекши короткую реку, на которой дальше по течению можно разглядеть остатки стана, где войско Надира было уничтожено горцами (в 1743г.), стена идет к замку Шилкан, а затем на запад к Сешур-Кал'а и Дарваг, где стена становится двойной. Следуя по течению реки, стена проходит мимо Зила, Эрси, Дюбека и Апила вплоть до Чухун (Джухуд?)-Кал'а, которая преграждает подступ к реке Рубас, текущей на юг. Этот крепкий замок (80х40 шагов со стенами в 2 м в толщину и 14 м в высоту) стоит на возвышенности, откуда открывается панорама назад до Прамашки. Здесь конец стены, ибо далее на северо-запад и юго-восток горы недоступны, а на юго-западе труднодоступны. Эркерт добавляет, что вид этой стены, тянущейся по лесистым склонам гор, вызывает “восхищение [124] и удивление”, особенно своей западной частью от Эрси и дальше] (К описанию Эркерта можно добавить, что, как говорит Йа'куби (II, стр. 446), по распоряжению халифа Мансура были построены “города” К.м.х. (Эркерт: Камах), ал-Мухаммадийа (ср. наш § 45) и Баб-Вак (Эркерт: Дар-Вах). Селение Эрси упоминается в § 19).

“Центры”. Наш источник не проливает достаточно света на значение термина маракиз 'центры'. В § 32 он упоминается независимо от сугур 'пограничные области', но возможно, что оба термина употреблялись в одинаковом смысле, Йакут (I, стр. 438) сообщает, что в оборонительной системе ал-Баба специальные “центры” были выделены, чтобы каждый из них защищала (марказ йахфузуху) одна из местных народностей (Табарсаран, Филан(?), ал-Лакз, ал-Лайзан, Ширван). В этой интерпретации марказ означало бы "опорную зону, часть общего фронта". Это объяснении подходило бы для сасанидской эпохи, но оно не годится для времени, описанного в Т.-Б., так как эмиры ал-Баба имели мало влияния на соседние племена.

Можно было бы предположить, что термин ал-маракиз ал-исламийа (см. события в ал-Бабе в 423г.х.) относится к местам, где арабы были первоначально поселены как аванпосты для защиты Дербенда. Указание на вероятно старейшие арабские поселения около Дербенда можно найти в неожиданном источнике, а именно в Истории Маййафарикина (Брит, музей Oriental 5803); автором является Ибн ал-Азрак, который в 548г.х./1153 поступил на службу к Дмитрию, царю Грузии (1125 — 56) (л. 161б), и сопровождал его во время его поездки к аланам, к старому Дербенду и в страну Абхаз (возможно: *Лайзан). В начале 549г.х./1154 в свите Дмитрия он находился поблизости от Дербенда. Он подробно рассказывает (л.64а-б), как он встретился с местными арабами, которым принадлежали два городка в десяти фарсахах от Дербенда среди гор (ала васат джабалин), причем их территория занимала площадь в 25 кв. фарсахов. Один из арабов сообщил, что их предки поселились близ Дербенда около 500 лет тому назад (см. подробно в приложении V).

В правление Хишама (105 — 25 гг.х./724 — 43) Маслама, как говорят, поселил в Дербенде 24 тыс. сирийцев и назначил им жалованье (См. Баладзури, стр. 207, и Бал'ами, сокращенное изложение Табари, Лахор, 1291 г. Х./1874, стр. 74. Согласно Дарбанд-нама (стр. 90, 93), в 115 г. Х./753 Маслама разделил Дербенд на семь улиц, каждая с мечетью, и назвал их по местам происхождения их поселенцев (Филистин, Димишк, Химс, Джаза'ир, Маусил и т. д.). Ср. Гарнати, изд. Ferrand, стр. 83: 24 тыс. арабов из Мосула, Дамаска, Химса, Тадмура, Алеппо и Джазира). Согласно Йа'куби (II, стр. 446), когда [125] хазары принудили мусульманские войска отступить, халиф Абу Джа’фар Мансур (136 — 58 гг.х./754 — 75) освободил 7 тыс. человек, содержавшихся в тюрьмах, и послал их в Дербенд. Сопровождавшие их рабочие построили для них три городка: Камах, Мухаммадийа и Баб-Вак. Первый еще существует на расстоянии 20 км от Дербенда, второй, возможно, соответствует Хумайдийа (в Табарсаране, см. ниже), а третий — Дарбаху (*Дар-Вак) на реке того же названия. Мас'уди (II, стр. 40 — 1), говоря об арабских колониях, по-видимому, имеет в виду этих поселенцев, но помещает их в несколько ином направлении, между ал-Бабом и Хайдаком. Жители Дарбаха говорили по-арабски еще в начале XX в.(См. ценную статью: А. Н. Генко, Арабский язык и кавказские исследования, — “Труды Института востоковедения”, 1941, стр. 81 — 110).

Чрезвычайная сложность исторических, этнических и лингвистических проблем, связанных с “горой языков”, очень затрудняет отождествление названий, приводимых в арабских источниках; еще больше осложнений вносит в дело арабский алфавит, совершенно неподходящий для передачи необычных иностранных имен (Так в арабском тексте Ибн А'сама (см. А. Н. Курат, — “Ankara Universitesi, dil ve tarih dergisi”, 1949, VII/2, стр. 268) и у Ибн Асира (V, стр. 45) название реки Алран (текущей на расстоянии шести фарсахов от ал-Баба) должно читаться *ал-Вак. Другая форма того же имени Дарвак (Дарбах) у Гарнати (изд. Феррана, стр. 83) передана как (***) вместо правильного ад-Дарвак ( *** )). Ввиду этого нам придется подробно рассмотреть поодиночке все встречающиеся в Дагестане подразделения.

Табарсаран (Табар-саран 'головы топорком', по-видимому, иранская этимология названия нынешних табасаранцев. Не исключена и здесь связь имени с гарнизоном тапуров Табаристана (Мазандарана)). Бассейн реки Рубас, текущей прямо на юг с Дербендского водораздела, образует область Табарсаран (Некоторые селения Табарсарана лежат даже на север от водораздела (Верхний Табарсаран)), населенную особым племенем горцев, хотя и со значительной примесью иранских поселенцев (так называемых татов, см. “Энциклопедию ислама”). Во время арабского завоевания еще существовал Табарсаран-шах (Баладзури, стр. 208), но ввиду бли-зости Табарсарана к Дербенду, вероятно, он очень скоро перешел на сторону мусульман (См. А. Н. Генко, Арабский язык и кавказские исследования, стр. 99). [126]

Во время Mac'уди (в 332г.х./943) Табарсаран управлялся племянником (сыном сестры) эмира Абд ал-Малика из ал-Баба, но Ширван должен был установить отношения с Табарсараном еще раньше. Около 327 г.х./939 Хайсам б. Мухаммад б. Йазид правил в Табарсаране (§ 35). В 337 г.х./948 (другой?) Хайсам б. Мухаммад был назначен в Табарсаран (§ 10) (О затруднениях в родословной см. примечание к § 9). В 416г.х./1025 Хайсам, брат Йазида, сын Ахмада Ширванского, умер в “поместье Мухаммада” (Хумайдийа?) в Табарсаране. В 457г.х./1065 Хурмуз, внук Йазида, был похоронен в поместье Ирси (Эрси), с которым он, должно быть, был наследственно связан (вероятно, через мать) (Эрси еще существует в Верхнем Табарсаране). Что касается ал-Баба, то его отношения с Табарсараном (защищенным от него горой), по-видимому, слагались менее благоприятно: в 303г.х./915 Абу-л-Наджм б. Мухаммад неудачно воевал с народом Табарсарана. Тот факт, что в 380г.х./990 эмир Маймун, будучи выгнан из ал-Баба, удалился в Табарсаран, указывает на обособленность этих мест от Дербенда (Этому не противоречат события 446 г. Х./1054, когда эмиру Мансуру помог народ (добровольцы?) Табарсарана). В Табарсаране владетельские права могли преобладать над теоретическими правами суверенитета. Селения Табарсарана, которые наш текст связывает с ал-Бабом, были Хумайдийа, Мухрака (по-арабски “погорелое место”?), Туйак и Хурмастан. Первое из них еще существует в Верхнем Табарсаране; второе может соответствовать современному Марата в Нижнем Табарсаране (на юг от Дербенда) (См. Казем-бек, Дербенд-наме, стр. 78 и 123, и В. Дорн, Каспий, стр. 105, 278). Туйак, который выступал на стороне Дербенда (§ 23), должен соответствовать селению, которое на русских картах называется Дювек (см. у Генко). Что касается Хурмастана, то мы можем лишь сказать, что слово хурма (или курма) не означает здесь “пальмы” или “финики”, так как в местном употреблении оно относится к виду японской хурмы, персиммону, по-английски date plum (diaspyrus lotus), который действительно растет в Дагестане (А. Шахов, За жар-птицей, 1950 стр. 308).

Xайдак. На северном склоне Дербендского водораздела ближайшей к городу рекой является Дарбах (Дар-Вак). За ней идут Богян (Буам), Йэнги-Чай и Башлы-Чай (?). На этой территории живут горцы кайтаки (хайдах) (Наш источник не оставляет сомнения в том, что написания, подобные (***) Джидан и т. д., находимые в различных источниках (Мас'уди и др.), являются ошибочными вместо (***) - Хайдак. Этот факт был признан Оссоном (см. d'Ohsson, Les peuples du Caucase), но был запутан у Маркварта (Streifzuge, стр. 20, 492). Территория Хайдака или по крайней мере протяжение и взаимоотношение территорий, входящих в его состав, значительно изменялись с течением времени (см. В. В. Бартольд, Дагестан, — “Энциклопедия ислама”)), [127] говорящие на языке даргинской группы. Последняя (159 тыс. говорящих) включает диалекты собственно даргинский, акушинский, кайтакский и кубачинский. Название хайдак (кайтак) звучит по-алтайски (по-хазарски?) (Имя Кай известно среди алтайских народов, см.: В. Ф. Минорский, Abu-Tahir Мarvazi On China the Turks and India, стр. 96 — 7, но сочетание Кайтак не встречается в других местах), но сообщение Эвлийа-Челеби (II, стр. 251), что в его время (1647г.) кайтаки, которых он будто бы встречал между Шакки и Ширваном, говорили по-монгольски, — чистое заблуждение (У меня есть серьезные основания предполагать, что Эвлийа-Челеби принял за “монголов” так называемых моганлу (живущих около Закатал). Моганлу — местные азербайджанские тюрки, вероятно, переселенцы из Мугани (или из Мовакана, см. приложение III, конец § 1)). Слова их языка, которые он приводит, являются только воспроизведением списка монгольских слов, данных у Хамдуллаха Мустоуфи в первой естественноисторической части его труда Нузхат ал-кулуб. Список этот не имеет никакого отношения к Кайтаку (См. статью В. В. Бартольда в “Этнографическом обозрении”, 1910, т. 83 — 4, стр. 1 — 9; статью Н. Поппе, — “Записки Коллегии востоковедов”, 1925, т. I, стр. 195 — 208, и статью Pelliot, — JA, Avril 1927, стр. 279 — 94). Возможно, что хайдаки получили свое название от своего высшего класса, состоявшего из пришельцев (как это случилось с кавказскими аварами), но, в противоположность мнению Бартольда, это произошло не во время монгольского нашествия, а на несколько веков раньше, так как название Хайдак засвидетельствовано (с различными ошибками в написании) уже у арабских авторов IX — X вв. н. э.

Хайдаки были лучше организованы, чем их соседи табарсаранцы, но, согласно Мас'уди (II, стр. 39), единственным: мусульманином среди них был их князь, который претендовал на происхождение от арабского родоначальника Кахтана. Это последнее утверждение есть, конечно, чистая выдумка арабов, основанная на простом созвучии (ср. ниже подобную же генеалогию цанаров-санарийа у Мас'уди II, стр. 67). Гораздо любопытнее добавление Мас'уди о том, что титул главы хайдаков был “салифан” (Салифан — древнетюркский титул, транскрибируемый по-китайски се-ли-фа, см. цитату из Т'анг-шу: Chavannes, Les T'ou-kioue, стр. 164. Мукаддаси (стр. 191) говорит о Хайдакан-шахе), и, действительно [128] под 304г.х./915 мы читаем в нашем тексте, что салифан с “хазарским” войском пришел на помощь эмиру ал-Баба. Этот характерный эпизод указывает на тесную зависимость хайдаков от хазар, от которых они, по-видимому, получали титулы и инвеституру (Особенно важно сообщение Мас'уди (II, стр. 7). См. приложение V). Моисей Каганкатваци (II, гл. 39) сохранил рассказ о путешествии албанского епископа Израиля в 681 — 2 гг. н. э. к гуннскому, т. е. хазар-скому, вождю Алп-Илутверу, в его резиденции Варач'ан (Русский перевод К. Патканяна, 1861, стр. 192. Новый перевод с комментарием дал С. Т. Еремян в “Записках Института востоковедения”, 1939, VII, стр. 129 — 55. Я не думаю, чтобы его объяснения маршрута, в котором отбрасывается упоминание о месте, “где умер св. Григорис”, и о воротах Чол (Дербенд), имело окончательный характер. Местом мученичества Григориев, согласно Патканяну, было “поле Ватни”; Маркварт рассматривает Васниан как вариант *Вартсаниан. Оттуда епископ прошел в Дербенд и Варачан (Башлы). Возможно, что Израиль пытался пересечь Кавказский хребет сначала где-то около Кабалы, но плохая погода (и неспокойность племен?) заставили его перейти на восток в Вардан (см. выше) и следовать дорогой вдоль Каспийского побережья).

Надо подчеркнуть, что Варач'ан был только пограничным районом, а Алп-Илутвер (Алп-Элтебер), дочь которого была женой хакана, — только хазарским подчиненным или вассалом. Вполне возможно, что, когда хазары (см. ниже) под нажимом арабов перенесли свою столицу из Семендера к устью Волги, их бывшая летняя резиденция Варач'ан была занята их вассалами хайдаками.

Что касается самого названия этой резиденции, то я дам перечень фактов, отчасти цитированных мной в моих комментариях к английскому переводу Худуд (стр. 449 и 453).

а) Византийский историк Феофан (стр. 358) cp.Moravcsik Byzantino-Turcica, 1943, II, стр. 88, приводит название древнехазарской области Берзилиа.

б) Согласно Баладзури (стр. 195), Хосров Ануширван встретил хакана хазар в ал-Баршалийа.

в) Варшан, летняя резиденция хазарских правителей, упоминается в письме хазарского царя на древнееврейском языке, изд. П. К. Коковцова, стр. 85 — 6.

г) В 681 — 2 гг. н. э. епископ Израиль посетил Алп-Илутвера в Варачане.

д) Йа'куби в своей Истории, стр. 380 — 2, называет место, где около 733 — 4 гг. н. э. Маслама встретил хазарского царя Варсана ( ***), что должно быть исправлено как Варшан — (***) (в рукописи название спутано с именем города Варсан на Араксе). [129]

Уже проницательный Оссон (d'Ohsson) указал на возможность отождествить эти названия с современным Башлы. Это предположение становится еще более вероятным ввиду старой передачи имени Башлы как Баршлы (возможно, Барашлы) (См. Reineggs, Allgemeine Beschreibung des Kaukasus, I, 1796, p. 103, который упоминает Баршлы как одну из пяти областей, принадлежащих уцмию. Башлы лежит на реке Гумри (быть может, русское произношение вместо Хамри?), которая течет на север от Богана (Буама) и считалась центром Кайтака. Название реки не совсем достоверное. “Географический словарь Российской Империи” П. П. Семенова называет реку Башлы-озен или Тузды-озен; см. ниже, стр. 131).

Помимо прибытия салифана в 304г.х./915 (см. выше), наш источник приводит следующие данные относительно правителей Хайдака. В 456г.х./1064 эмир Хайдака (имя которого, к сожалению, искажено) послал своих гуламов поддержать Мансура, эмира ал-Баба, мужа своей внучки. Лашкари, брат Мансура, по-видимому, также находился в родственных связях (по жене) с Хайдаком, так как его сын Абд ал-Малик воспитывался в доме Пируза, сына ас-Сакбана (?) в Хайдаке (§ § 41 — 43) и получил большую поддержку от хайдаков в 460г.х./1068.

В качестве мест, последовательно служивших резиденциями для кайтакских правителей (уцми), называют: Кал'а-Курайш (Ургмузда), Гапш, Маджалис (на Богане) и Башлы. Согласно Бакиханову (стр. 88), Маджалис был основан уцмием Султаном Ахмадом (который умер в 996г.х./1588) “на пустыре, где народ собирался для совещаний”. В XVIII — XIX вв. уцмии жили в Башлы. Перенос резиденций с нагорья (юго-запад) на равнину (северо-восток) произошел тогда, когда правители уже носили титул уцми, неизвестный в старое время (см. ниже, стр. 142). Очень интересное сообщение (§ 40) о прибытии остатков хазар в город Кахтан надо сопоставить с указанием Мас'уди (II, стр. 39), что правитель Хайдака претендовал на происхождение из арабского рода Кахтан. Вполне возможно, что место, где последние хазары были водворены, и было уже упомянутое Баршалийа (Башлы) (Можно добавить, что Башлы образует в настоящее время рубеж между тюрко-кумыкским населением (живущим вдоль узкой полосы Каспийского побережья) и азербайджанскими тюрками, которые “просочились” с юга позднее (Козубский)).

Карах. Другим соседом ал-Баба было владение, название которого пишется то (***), то (***) из которых правильным должно быть первое (Карах). Мас'уди, писавший в 332г.х./943 (II, стр. 39), говорит, что К-р.дж имел [130] царя-мусульманина, который носил титул б.рзбан (марзубан?) (См. ниже, стр. 203, прим. 69. Первая река на север от Дербенда называется на русской пятиверстке Дарван (вместо Дар-Вак?). Она стекает с северного склона, где находится линия укреплений (Дарвах, Эрси, Дю-век и др.). Ее северо-западный исток называется Барзан. Точное произношение неизвестно (барзан 'пригород' или с долготой барзан'?) но возможно, что он имеет связь с титулом барзбан, приводимым Мас'уди. Эта река течет близко от реки Боган, в бассейне которой расположены Ур-Карах. Кубачи, Маджалис и т. д.). Это владение лежало на запад от Хайдака по направлению к Сариру, и его население было вооружено булавами. Мас'уди упоминает его отдельно от Зирих-Гарана (Кубачи) и Гумика.

Правда, одна аварская община, называемая Карах, жила по среднему течению Аварского Кой-Су (см. Генко, стр. 99), но этот Карах, лежащий в центре аварской территории на значительном расстоянии от Дербенда, не может быть нашим Карахом. Без колебания я отождествляю последний с Ур-Карах, селением на даргинской территории, расположенным приблизительно на расстоянии 60 км (по прямой линии) (Эркерт (стр. 204) говорит, что это место “не без важности”. Даже в настоящее время Ур-Карах остается административным центром района, (который включает Кубачи)) от Дербенда. Он занимает важное положение, находясь на дороге из Центрального Дагестана (бассейна реки Кой-Су) в Хайдак и Дербенд (см. Ибн Руста в приложении IV). Правитель этого западного аванпоста, расположенного за укрепленной зоной, мог по праву носить титул марзубан 'хранитель границы', 'маркграф'.

Селения Чишли и Дибгаша, упоминаемые в нашем тексте (стр. 1, 139) в связи с операциями против Шандана (§ 33), лежат около Ур-Караха. Если Шандан, как мы полагаем, соответствует Акуше (см. ниже, стр. 141), то естественно ожидать, что селения в округе Ур-Караха переходили из рук в руки, от Хайдака и Дербенда к Шандану, и обратно. Согласно нашему источнику, в 385г.х./995 Карах был обращен в ислам эмиром ал-Баба, и, когда в 424г.х./1033 Карах оказался на пути наступления аланов и русов, двигавшихся на ал-Баб (с северо-запада), карахцы поддержали сопротивление им. Титул барзбан в Карахе больше не упоминается, и тот факт, что в 1033г. н. э. руководящую роль в защите играл “раис дубильщиков” Хайсам б. Маймун ал-Ба'и (Баби?), показывает, что в то время Дербенд осуществлял контроль над этим западным форпостом своей территории. Под 457г.х./1065 мы узнаем, что “карахске раисы” стали на сторону мятежного дербендского раиса Муфарриджа. [131]

После Караха было бы естественно выяснить положение Шандана, но этот трудный вопрос лучше оставить на самый конец, пока мы не рассмотрим все другие части Дагестана упоминаемые в арабских источниках.

Положение Ур-Караха

Гумик. “Неверные” гумики (Эти горцы, говорящие на одном из кавказских языков (в 1959;т. 41 тыс. говорящих), отличны от тюрков-кумыков, живущих ближе к Каспийскому морю. Возможно, что имя кумык то же, что и горское гумик // кумух, ввиду того что правители этих тюрков (по происхождению кипчаков), носившие титул шамхал, вышли из Гази-Кумуха. После 1640 г. настоящие гази-кумухи освободились от своей прежней династии (см. В. В. Бартольд, Дагестан, — “Энциклопедия ислама”). Кладбище поздних шамхалов в Кумухе было обследовано в 1950 г. Л. И. Лавровым (см. “Сборник Музея антропологии”, 1957, XVII, стр. 318)) появляются в нашем тексте только один раз: в 456г.х./1064, воспользовавшись внутренней распрей в ал-Бабе, они опустошили округу города и даже наложили харадж на оставшихся в живых. Нет никаких сомнений в том, что это название относится к народу, известному теперь как гази (или кади>кази)-кумух и живущему в долине того истока Кой-Су, который носит это название. Их соседи на востоке — акушинцы, а на западе — аварцы. Кумухи называют себя лак. Они часто упоминаются в раннеарабской литературе, и Ибн Руста (стр. 47 — 8) говорит о них в своей главе о Сарире (Аварии) (См. ниже, приложение IV), а Мас'уди [132] (II, стр. 40) добавляет, что они были христианами. Согласно Баладзури (стр. 206), ад-Джаррах напал на жителей Х.мзина (?), которых он переселил в Хайзан (очевидно: *Хайдак), а затем сразился с гумиками и прошел в Шакки. Действительно, на юге долина реки Кумух имеет дорогу, связывающую ее с Шакки (Из указаний Баладзури следует, что, перейдя Самур, Джаррах совершил набег на хазар. После этого он напал на земли Хамзин, жителей которых он перевел с их территории в две деревни в Хайзан (читай: *Хайдак). После этого Джаррах напал на Гумик (Кумух). Впечатление от рассказа таково, что хамзинцы были лишь небольшой группой горцев, вероятно, мешавшей проходу войск Джарраха. Я поэтому предлагаю исправить (***)- на (***) *Хамри, как называется река, текущая в Каспий на даргинской территории к северу от кара-кайтаков и своими верховьями примыкающая к территории кумухов. Удалив * хамринцев, Джаррах и мог вторгнуться в Гумик (Кумух), а оттуда вверх по Кой-Су перейти в Шакки, а затем на зимовье в Барда'а. Из статьи З.А. Никольской (“Советская этнография”, 1953, № 1, стр. 111 — 24) я узнал, что существовал прямой торговый путь из Нухи (Шакки) в Ахты (на Верхнем Самуре) — Казикумух (!) - Хунзах (Авария), а оттуда к Анапе на Черном море. Итак, Джаррах вернулся из похода не по прибрежному каспийскому пути, а прямо через Центральный Дагестан). Интересно, что Ширваншах Фарибурз попытался обратить гумиков в ислам, используя лакзов в качестве посредников. Это указывает на то, что Ширваншах имел путь сообщения с гумиками, помимо дороги через Дербенд. Как и Баладзури, наш источник различает между владениями Гумик и Шандан (см. ниже).

По сообщению Баладзури (стр. 208) о завоеваниях Марвана б. Мухаммада, капитуляция ас-Сарира (Аварии) сопровождалась сдачей округа Туман; последний согласился “присылать каждый год 100 молодых людей, а именно 50 девушек и 50 юношей, ростом в 5 пядей, с черными волосами и бровями и длинными ресницами, а также 20 тыс. модиев (зерна) из своих житниц”. Ввиду того, что аварцы называют своих соседей гази-кумухов туман (мн. ч. тумал), возможно, что у Баладзури термин туман является синонимом имени гумик или что он относится к одной из групп этих горцев.

Сарир. Это название является лишь сокращением титула сахиб ас-сарир 'владетель трона', который носил его правитель. Мусульманские источники сходятся в том, что этот титул сасанидского происхождения, хотя в связанных с ним легендах имеются расхождения (Согласно Мас'уди (II, стр. 41) (см. приложение III), династия происходила от Бахрама Гура. У Истахри (стр. 223) перенесение трона в Дагестан связано с падением Сасанидов. В несколько запутанной версии Nihayat al-irab (Библиотека Кэмбриджского университета, Qq 225, л 187б; см Е. G. Browne, IRAS, 1900, стр. 271 и страницу фотокопии у Geo Widengren, — “Orientalia Suecana”, 1952, I, стр. 69 — 94), назначение наследственного марзубана с титулом малик ас-сарир и с 12 тыс. всадников (асавира) под его началом приписывается Хосрову Ануширвану. Согласно Низами (Шараф-намэ, изд А. А. Али-Заде и Е. Э. Бертельса, Баку, 1947, стр. 300 — 8), трон принадлежал легендарному Кайаниду Кай-Хосрову. Ср Худуд, § 49). [133]

Нет никаких сомнений в том, что подданными этого правителя был народ горцев, занимающий центральную часть. Дагестана, вдоль главного течения Кой-Су, известный под: именем аварцев. Члены этой важной национальной группы.: в настоящее время (1959г.) насчитывающей 263 300 человек (Из них 200 тыс. живут компактной массой. Численность аварцев и их центральное географическое положение обеспечивали им ведущую роль в Дагестане, и до недавнего времени аварский язык болмац являлся средством общения между разноязычными племенами Дагестанского нагорья. См. статьи З. Н. Никольской в “Советской этнографии”, 1953, № 1, стр. 113 — 24, и в книге “Народы Дагестана”, 1953, стр. 24 — 67), сами себя называют ма'арулал 'горцы'. Название авар дается им их соседями (кумыками, даргинцами), от которых его переняли и русские, а в настоящее время это именование принято в самой Аварии.

Происхождение этого имени — сложный вопрос. На первый взгляд просто связать его с именем завоевателей V в. н. э. — алтайских аваров, или “псевдоаваров”, которых упоминает автор 'первой половины VII в. Феофилакт Симокатта (VII, 7, 9) (См знаменитый экскурс о кавказских и северных “скифах” в издании с переводом и иностранными комментариями у Н. W. Haussig, “Byzantion”, 1953, XXIII, стр. 275 — 62; Quellen uber d. Centralasiatische Urkunft d. europalschen Awaren, — “Central Asiatic Journal”, 1956, II/l, стр. 21 — 43). В моем комментарии к Худуд ал-'Алам (стр. 447 — 50) я кратко изложил эту точку зрения, но вопрос осложняется другими указаниями на то, что аварские правители получали свои титулы от Сасанидов. Речь не идет о самом народе (ма'арулал), издавна жившем в Дагестане, но лишь о династии его правителей, которая, по примеру многих стран, могла состоять из пришельцев.

В конечном счете выяснение влияний, которым подвергся народ Аварии, зависит от названий, которые ему давались в течение веков. Мы дадим главные из них в хронологическом порядке.

а) В рассказе о назначениях Ануширвана в Дагестане Баладзури (конец IX в., стр. 196) называет прежде всего “хакана гор”, владельца трона, которому был дан титул Вахрарзан-шах (***).

б) Армянский историк Фома Арцруни (III, стр. 10, [134] перевод Броссэ, стр. 144), писавший после 900г., перечисляет народы, обращенные в христианство Григорисом, сыном Варданеса, и рядом с цанарами (см. Мас'уди, II, стр. 67) упоминает народ Aurhaz-к', соответствующий аварцам.

в) Согласно источнику, использованному Ибн Руста (стр. 144), писавшим около 900г., “малик (Сарира) называется Авар (***)”. Гардизи дает вариант Аваз ( ***).

г) Дарбанд-нама (стр. 12, 23, 27, 65, 81, 94), дата неопределенна, называет Аварию Ахран ( ***).

д) Историки Тимура, говоря о его походе в Дагестан в 798 г.х./1396, называют Аварию Аухар ( ***) (Низам ад-Дин, Зафар-нама, изд. Ф. Тауэра, I, Прага, 1937, стр. 164, и Шараф ад-Дин Али, бомбейское изд., II, стр. 772).

При рассмотрении этих разнообразных наименований, относящихся к нынешним аварцам, возникает вопрос: все ли они более тысячи лет имели в виду одно и то же имя и было ли оно алтайского или иранского происхождения?

Термин (а) в связи с другими параллельными титулами в Дагестане и с историческим контекстом, в котором они появляются, должен быть рассмотрен как иранское образование с суффиксом -з, указывающим на происхождение, и суффиксом множественного числа -ан и мог бы значить “шах людей из Вахрар”. Длина этого имени по сравнению со всеми другими формами наводит на мысль, что в него могли вкрасться лишние буквы, быть может, при попытке переписчика подправить трудное и непонятное имя. В середине титула арабские знаки (***) и (***) (часто смешиваемые с рядом других букв) представляются именно таким продуктом писарского усердия. Форма (б) заменяет иранский показатель множественного числа армянским (на -к'), но сохраняет важный для нас суффикс -з; основной состав имени близко подходит к составу (а) и совершенно соответствует (д). Армянская транскрипция (б) своим начальным а совпадает с арабскими транскрипциями (в), (г), (д), и возможно предположить, что и в (а) первой буквой было не (***) а (***) или (***) (и в этом смысле переписчик и делал свои поправки). Таким образом, получилось бы имя Ахриз-ан Или Аухарз-ан, соответствующее транскрипциям (б), (г) и (д). После этого становится правдоподобным, что Владетель трона был шахом “людей из *Аухар” (Отдел Аух.р//Ух.р упоминается Рашвд ад-Дином (изд. Березина, VII, стр. 90) как один из четырех отделов монгольского племени Меркит, как я отмечал в Худуд (стр. 447), но именно иранский суффикс -з затрудняет пользование этим племенным названием для объяснения имени аварцев). [135]

Форма (в), совпадающая с современным нам именем Авар, стоит отдельно от других вариантов. Именно она и является основой для предположения о связи нынешних аварцев или, вернее, их старого господствующего класса с завоевателями V в. н. э. Надо отметить, однако, что авары в Западной Европе назывались у арабов абар (***), см. Ибн Хурдадбих (стр. 119), который упоминает их по соседству с сакалиба, и Мас'уди (ат-Танбих, стр. 190), по словам которого Муслим б. Аби Муслим “описывал Бурджан (бургундцев), Абар (авар), Бургар (балканских болгар), сакалиба и т. д.”. Во всяком случае не исключена возможность, что и форма (в) является лишь упрощением остальных форм, прошедшим через какие-нибудь иноземные уста.

Если бы форма аухар (засвидетельствованная с иранским суффиксом -з) была исконной, то возможно было бы думать, что иранский шах, раздававший титулы в Дагестане, имел в виду поселенный в Аварии охранный гарнизон из жителей округа Абхар, который Худуд (§ 31, 17) называет аухар. Абхар лежит между Казвином и Зенджаном, к югу от слияния Сефид-Руда с дейлемским Шахрудом, откуда воинственные дейлемцы должны были совершать набеги на долины, тянущиеся между Казвином и Хамаданом и носившие во времена арабского вторжения название Даст-Би (вероятно, *Дашт-Пей, что означает “закраина долины”). Абхарцы, по-видимому, были закаленными воинами, что и могло содействовать поселению их колонии для охраны центральных перевалов Дагестана. Соответственно правитель области мог бы именоваться “шах людей из Абхара” (Если бы в титуле шаха (а) начальное в следовало сохранить, то можно было бы думать о связи этого титула с хорошо известным среднеперсидским званием вахриз (в армянской передаче вахрич), также связывающимся с южными прикаспийскими округами. Вопрос этот нуждается, однако, в особом изучении. О “титуле” вахриз см. Прокопий Кесарийский, История войн с персами, I 12 (перевод Дестуниса, стр. 143), и Хамза Исфаханский, изд. Готтвальда, стр. 138. См. В. Минорский, Daylam, — “Энциклопедия Ислама”, 2 изд).

Нельзя претендовать на окончательное разрешение вопроса о происхождении имени аварцев на основе все еще недостаточных фактов, но эти последние, несомненно, должны быть выявлены для будущих исследователей.

Отдельные аргументы в пользу “алтайской” теории имеют еще менее решительный характер. Баладзури называет Владетеля трона “хаканом гор” (хакан ал-джабал) (У Хамзы Исфаханского (стр. 58) этому титулу, видимо, соответствует иранская форма Гаран-шах (“царь гор”), ср. название Гарчистан в Афганистане), и среди [136] его военачальников (см. наш § 40) мы находим тарханов. Эти термины тюркского происхождения, но они, вероятно, отражают лишь соседство Аварии с царством хазар. Термин “хакан” был таким же общим титулом, как в Западной Европе титул “король”, носителей которого нельзя было считать за потомков Карла Великого. Ибн Руста (стр. 48) называет правителя русов “хакан-Рус”, а митрополит Иларион, поминая князя Владимира Святославича (978 — 1015), величал его “наш каган”. Владетель трона успешно нападал на хазар (Мас'уди, II, стр. 42) и мог использовать пленных и наемников для своих экспедиций; термин тархан (“свободный от налогов”) мог применяться к их начальникам.

Мас'уди (II, стр. 41) пишет, что владетель Сарира исповедовал христианство, а Ибн Руста (стр. 147) добавляет, что его подданные были также христианами. Действительно, многочисленные следы христианства (кресты, часовни) найдены на аварской территории, и теперь полагают, что христианство, проникшее из Грузии, сохранялось среди авар до XIV — XV вв. (См. Е. М. Шиллинг, Научная экспедиция в Дагестан в 1947г., II, стр. 19). В этом отношении наш источник дает важное подтверждение: он приводит имена трех правителей — Бухт-Йишо, который правил в 292г.х./903, другого Бухт-Йишо который в 416г.х./1025 выдал свою дочь Сарийу (Сару?) за эмира Мансура, и Т.ку б. Ф-рудж (?), который был тестем узурпатора Муфарриджа (см. под 457г.х./1065). Последнее имя, быть может, местное кавказское (ср. Тахо?), но имя Бухт-Йишо (“Иисус спас”) — типичное христианское имя ирано-сирийского происхождения (Бохт (“спас”) должно бы было писаться (***), но возможно, что на орфографию повлиял пример (***) (§ 18), искаженное имя; Навуходоносора (Набу-кудур-усур)). Фома Арцруни приписывает обращение аварцев трудам Григориса, сына Варданеса, но, пожалуй, уместно также припомнить прибытие в Грузию в V — VI вв. н. э. “тринадцати сирийских отцов”, сыгравших большую роль в развитии монастырской жизни. Их влияние могло проникать и в Аварию. В нашем тексте среди начальников сарирского войска упоминаются тарханы (см. выше) и батрики. Этот последний тремин (“патриции”), вероятно, относился к христианским подданным Владетеля трона.

Мас'уди (II, стр. 42) говорит об обоюдных родственных связях, установившихся в его время между царем аланов и властителем Сарира. В нашем источнике сарирцы являются союзниками то аланов и хазар (в 300г.х./912), то одних [137] аланов (во время страшного нашествия на Ширван в 423г.х./1032), то “различных тюрков” (в 456г.х./1064) (В этом случае среди предводителей сарирского войска наш источник и различает тарханов (см. выше) и батраков. Последний титул (по-гречески патрикиос), вероятно, относился к сарирцам-христианам). В своем обращении с мусульманскими соседями властители Сарира проявляли некоторое великодушие (см. под 292г.х./905 и 300г.х.,/912), но их политика менялась беспрерывно. Только в ранний период (ок. 247г.х./851) мы слышим об отважном нападении Ширваншаха на владетеля Сарира. В 358г.х./968 эмир ал-Баба с помощью Сарира напал на Ширван, но в 360г.х./971 Сарир нанес тяжелое поражение ал-Бабу. В 447г.х./1055 владетель Сарира был посредником при восстановлении эмира Мансура, но в 456г.х./1064 по подстрекательству врагов Мансура он напал на ал-Баб. Вскоре Владетель трона явился в Маскат, чтобы помочь своему зятю Муфарриджу. Это показывает, какими случайностями определялся ход политики Центрального Дагестана.

Филан. В довершение всей массы титулов, которые даются Владетелю трона, Мас'уди (II, стр. 41 — 2) присваивает ему еще и звание Филан-шах. Это сообщение (возможно, свидетельствующее о каком-нибудь сарирском завоевании или вытекающее из какого-нибудь пропуска в тексте) подозрительно. Баладзури (стр. 197) в своем списке назначений: Ануширвана явно различает между Владетелем трона и Фи-лан-шахом; то же делает и Ибн Хурдадбих (стр. 123), который отдельно называет горные проходы, охрана коих была вверена этим двум правителям (ср. также Хамза, стр. 58). Филан-шах упоминается только во время мусульманского завоевания. У Баладзури (стр. 207) шахи Ширвана, Лайзана, Табарсарана, Филана и Хуршана (Хурсана) являлись к Масламе целой группой (Филан упоминается также в добавлении, которое находится в некоторых рукописях Истахри (см. печатное издание де Гуе, стр. 184 — 7. и J. H. Moeller, Libr. climatum auctore... el-Isstachri, Gotha, 1839, стр. 80). К сожалению, текст его очень неясен, и нельзя понять, с какого наблюдательного пункта описание ведется в таком порядке: ал-Баб; Маскат (на побережье); страна лакзов; затем (между ней и ал-Бабом) Табарсаран; затем “выше (фаука) него, Филан, земля которого невелика”; с этой стороны (дуна) Маската стоит город Шабаран, а выше (фаука) него рустак Дж.шмдан (см. выше, под Лакз); за ним (вара — по-видимому, “на юг”) лежат “горные поместья” и Ширван до пределов Баку, Д.рник (выше слияния Куры и Аракса, ср. у Истахри, изд. де Гуе, стр. 189, см. выше,, стр. 151); Лакз (опять?), слияние двух рек (маджма' ал-бахрайн); потом, за (халфа) ним (Ширваном?), Лиран (*Лайзан) с сильной крепостью, внутри которой имеются родники, падающие каскадами. Те же данные цитируются у Йакута (I, стр. 437 — 8) который считает Филан за племя, живущее рядом (би-джанб) с Табарсараном). [138]

В рассказе о переводчике Салламе, которого халиф Васик послал осмотреть стены Гога и Магога (Ибн Хурдадбих, стр. 362), посланец доехал до Тифлиса, где Исхак б. Исмаил (действительно женатый на княжне из Сарира) дал ему рекомендательное письмо к Владетелю трона; последний послал его к царю аланов (на запад?), тот направил его к Филан-шаху, а этот князь послал его к тархану “хазарского царя” (малик ал-хазар). Здесь звание тархан должно означать подчиненного или местного управителя хазарской администрации (вернее всего, правителя Хайдака). Во всяком случае путь Саллама — запутанный и блуждающий. В своей работе Iberer und Hyrkanier “Caucasica”, 8, 1931) Маркварт пытался восстановить (***) как (***) Килан (на основе неполного написания у Йа'куби в его Истории, I, стр. 203) и затем сравнить его с гел-ами, которые вместе с лег-ами (лак-з?) жили между амазонками и албанцами (см. Феофан Миленский у Страбона, XI, 5, 1)! Позднейший авторитетный исследователь А. Н. Генко хотел видеть в этих кайланах аварцев Кельского общества, живущих по среднему течению Аварского Кой-Су. Мне кажется, однако, что в своем беглом перечислении потомков Яфета “а территории между Каспийским морем и Арменией Йа'куби дал написание (***) ошибочно вместо (***) (в нашем тексте (***) ), так как иначе кайтаки отсутствовали бы в его списке. Несмотря на неясные намеки источников, что Филан лежал в стороне Табарсарана, я не был бы удивлен, если бы загадочный Филан или его остатки следовало искать в Южном Дагестане, в районе между Восточным Шакки и Самуром. Поражает число сгруппированных здесь селений, в названия которых входит элемент фил, например Филифли (вероятно, Фил-и Филан, аналогично с Гил-и Гилян?), Стас-Фили, Фили-Дзах и т. д. (Чисто предположительно можно сравнить мусульманский Филан с латинским Лупении (у армян — Лип'ин; у Ибн Хурдадбиха, стр. 123 — Л.бан-шах). Метатеза Л.б.н//Филан могла быть ускорена народной этимологией Филан-шах — “царь слонов”. Ср. Худуд, стр. 454. [Такое местоположение Липин//Филан, между Шакки и Самуром, было бы интересно и для объяснения маршрута епископа Израиля, см. выше, стр. 183, прим. 61]).

Шандан. Йакут (III, стр. 328) пишет *Шандан (“одна из земель хазар”), хотя выше (I, стр. 438) он дает Синдан (Второй вариант маловероятен, и сам Йакут дает его как будто без уверенности). Опознать этот народ, описанный в § 8 как “злейший (ашадду) враг мусульман”, очень нелегко. [139]

Впервые Шандан упоминается во время похода Марвана б. Мухаммада в Дагестан. Согласно Баладзури (стр. 208), когда Шандан капитулировал, он предложил победителю 100 юношей с обещанием посылать ежегодно 5 тыс. модиев в житницу Дербенда.

В 297г.х./909 (или, согласно § 8, в 300г.х./912) ширванский эмир Али б. Хайсам вместе с дербендским Мухаммадом б. Хашимом (§ 33) потерпел большое поражение от народа Шандана, и оба эмира были взяты в плен. Наоборот, две экспедиции из ал-Баба в течение 326г.х./938 достигли своей цели (§ 34). В 429г.х./1037 народ Шандана напал на ал-Баб, но без успеха. В 432г.х./1040 мусульманская экспедиция против Шандана была направлена из ал-Баба. Единственные поздние сведения о Шандане можно найти у Мас'уда б. Намдара (JA, 1949, стр. 119), где сказано, что Ширваншах Фарибурз завоевал “Гумик и Сулвар, вплоть до территории аланов”. Наиболее вероятно, что (***) надо восстановить как (***) (Вычитанные воспоминания о С.ндан можно найти в Дарбанд-нама, стр. 117, 190, 194, 203).

Некоторые указания на положение Шандана можно вывести из тех фактов, что в 300г.х./912 его союзниками были сарирцы и хазары и что в походе против Шандана в 336г.х./938 принимала участие хайдакская конница. Это показывает, что отважные язычники жили севернее или северо-западнее Дербенда.

Из селений, относящихся к их территории, мы знаем только о (***) и (***). Просмотрев списки селений Дагестана, составленные Козубским, я пришел к заключению, что с легкими поправками на (***) *Шишли и (***) *Дибгаш эти имена должны соответствовать селениям Чишли и Дибгаша, лежащим приблизительно на 20 км восточнее Ур-Караха (см. выше, стр. 186) (При восстановлении малоизвестных имен, написанных в арабских источниках, должна приниматься во внимание не только фонетика, но в особенности палеография. Передача Чишли как Шишли объясняется арабским произношением; г передавалось по-арабски вначале через дж (см. Мас'уди: джурз 'грузины'), а позже через к: курз. С другой стороны, главная путаница происходила от смешения букв, различающихся лишь расстановкой точек, как в серии б, н, и, или дж, х, или ф, к, с, ш, или д, р и т. д. Классическим примером путаницы могла бы служить форма Р. н. дж. с, имеющаяся у Ибн Руста (см. ниже); в Худуд ал-Алам (§ 49, стр. 3) дается Р. б. х. с. Буква по букве этому названию в Т.-Б. соответствует Д. й. к. с и т. д., а на практике оно должно читаться Дибкаш и соответствовать существующему поныне Дибгаша). Географически Чишли и Дибгаша так же тесно связаны, как и их имена в нашем тексте. [140]

Их идентификация представляет некоторую важность для освещения ряда других дагестанских проблем. Текст Ибн Руста (стр. 147) явно пострадал от сокращения (см. приложение IV), но и в нем дано описание дороги, ведущей из сарирской крепости в Хайдак, длиной около двенадцати “переходов”. На расстоянии десяти фарсахов от Хайдака (или, согласно Гардизи, от сарирского замка) упомянут Р.н.х.с (*Дибгаш).

Упомянутый выше Ур-Карах является важным пунктом на дороге между системой рек бассейна Кой-Су и кайтакскими населенными пунктами (Включая и современный Маджалис (на Богане) и более северный Башлы. См. приложение IV). Он (см. карту, стр. 131) стоит на водоразделе трех рек: Дарбах, Боган и более северной Арт-Узен, впадающей в Башлы-Чай (Долина Йенги-Чай, отделяющая долину Богана от долины Башлы, менее важна). Чишли и Дибгаша расположены в небольшой долине, орошаемой верховьем реки Арт-Узен. Во всяком случае указано, что Чишли расположен на дороге из Ур-Караха в Маджалис. Эти детали сильно увеличивают шансы нашей идентификации. Ур-Карах, Чишли и Дибгаша все вместе могут рассматриваться как группа аванпостов, защищавших и Хайдак и Дербенд от нападений с запада, а именно из бассейна реки Кой-Су и прежде всего из Акуша.

Следует припомнить, что в Т.-Б. Шандан описывается как значительный центр, причинявший немало забот мусульманам. По методу исключения можно считать, что единственным районом, не занятым другими лучше известными народами, остается долина Акуша, лежащая на восточном притоке кумухского рукава Кой-Су. На запад от Акуша живут кумухи (Цитата из сочинения Мас'уда б. Намдара (см. выше, стр. 139) интересна тем, что в ней связываются Гумик (Кумух) и * Шандан), а на востоке она граничит с территорией Ур-Караха и Кайтака. Чишли и Дибгаша лежат за пределами Акуша, но, будучи открыты для нападений, они легко могли переходить из рук в руки. По языку народ Акуша отличается и от кумухов и от аварцев, но говорит на диалекте той же даргинской группы, что и население Кайтака. Во всяком случае изолированное положение акушинцев позволяло им держать себя более независимо.

Название Шандан, засвидетельствованное в раннеарабских источниках, по-видимому, представляет племенное название Шанд (или Шинд?) плюс иранский суффикс – ан [141] (ср. Табарсар-ан и т. д.). В доступных мне материалах (Ценная “Памятная книжка” Е. Козубского (Темирхан-шура, 1895), которая содержит полный список селений и административных округов; Д. Д. Пагирев, Алфавит. Указатель к пятиверстной карте, Тифлис, 1913. Ср. также: Риттих, Этнографическая карта Кавказа; Erckert, Der Kauka-sus und seine Volker, 1888; Dirr, Die heutigen Namen d. Kaukasischen Vol-ker, — “Petermanns Mitteilungen”, 1908, стр. 204 — 212; H. Я. Марр, Кавказские племенные названия, Пг., 1922; Dirr, Einfuhrung in das Studium der Kaukasischen Sprachen, 1928, II, 13; A. H. Генко, Арабские и Кавказские этюды, — “Труды Института востоковедения”, 1941, XXXVI, стр. 81 — 110 (важная работа). Современная литература по Дагестану на русском языке слишком подробна для краткого перечисления. Хороший очерк по этнографии, составленный группой специалистов, дан в книге “Народы Дагестана”, М., 1955 (где имеется и библиография)) я не нашел следов его в Дагестане. Единственно схожим топонимом является название разрушенного теперь замка Шандан в советской части Талыша (в изгибе, который граница делает между Астарой и Ардебилем). Этот замок некогда служил резиденцией наследственному правителю, носившему титул испахбеда Гиляна (Cm.V. Minorsky, BSOAS, 1954, XVI/3, стр. 524 — 6. Одному из испахбедов, носившему имя Нусрат ад-Дин Абу Музаффар Кийа Ливашир, Хакани посвятил ряд поэм, см. Диван, изд. 1316г.х./1937, стр. 40, 308, 574, 634, 781. В Диване Катрана (Тебриз, 1333г.х./1954, стр. 328) надо исправить Сидан на Шандан). Хотя талышинский Шандан лежит на расстоянии свыше 400 км от Дагестана, но, по примеру мест южного побережья Каспия, откуда Сасаниды посылали гарнизоны для охраны кавказских перевалов, он также мог служить для этой цели.

После XI — XII вв. н. э. следы имени Шандан исчезают, а столетия три спустя историки Тимура на его месте дают совершенно иное обозначение. В рассказе о походе Тимура в Дагестан в 798г.х./1396 Низам ад-Дин Шами (Зафар-нама, изд. Ф. Тауэра, Прага, 1947, I, стр. 164 — 5) упоминает народ Ашкуджан (***). В истории Шараф ад-Дина Али (бомбейское изд., I, стр. 777 — 8) это имя имеет форму Ашкуджа (***). Географически этот народ, безусловно, соответствует нынешнему Акуша. Подобно древним шанданцам, он состоял из “неверных”, но его мусульманские соседи, Га-зи-Кумух и Аухар (Авария), послали ему на помощь 3 тыс. человек. По словам Шараф ад-Дина, Тимур уничтожил всех “неверных” Ашкуджа, в чем можно сильно усомниться.

По всей видимости, формы Ашкуджан//Ашкуджа являются посильным воспроизведением современного имени Акуша (Акхуша) или его более ранней формы. Судя по статье А. Дирра о современных названиях кавказских народов (“Petermanns Mitteilungen”, 1908, стр. 209), имя Акхуша [142] является как самоназванием народа, так и названием, даваемым ему соседями (В английском издании я отмечал внешнее сходство Ашкуджа с аккадским названием скифов Ашгузаи, но указывал на невозможность идти здесь по пути отождествления. [Туркизованная форма Ак-куша стоит у Махди-хана в его истории Надир-шаха, см. события 1268г.х./1735.]). Ввиду этого вероятно, что после исчезновения селения (или колонии) Шандан округ стал называться по имени основной группы населения.

Заканчивая обзор дагестанской этнографии, следует указать, что титулы, под которыми местные правители были известны в более поздние времена (а именно: нусал, или нуцал, в Аварии; шаукал, или шамхал, в Гази-Кумуке; усми, или уцми, в Кайтаке и майсум, или ма'сум, в Табарсаране), не встречаются ни в Т.-Б., ни в других арабских источниках. Перечисленные, все еще загадочные, титулы не имеют ничего общего с сасанидскими почетными званиями, которые были еще памятны в ранние исламские времена.

(пер. С. Г. Микаэлян)
Текст воспроизведен по изданию: История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М. Издательство восточной литературы. 1963

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.