Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПАВЕЛ ИОВИЙ

ИОАННУ РУФУ, АРХИЕПИСКОПУ КОНСЕНТИЙСКОМУ.

Ваше Высокопреосвященство!

Вы изъявили желание иметь на Латинском языке описание нравов Московитян, заимствованное мною из ежедневных бесед с Димитрием, прибывшим недавно к Папе Клименту VII-му в качестве Московского посла. По мнению Вашему, основанному на благочестии и добродетели, отличавшими Вас с юных лет, могущество Римского Первосвященника должно еще боле возрасти в глазах народов, если они узнают, что не какой-нибудь вымышленный или неизвестный Царь, но повелитель многочисленных племен, обитающих на Северо-востоке, в самое благоприятное для него время, обнаружил желание принять догматы нашей веры и вступить с нами в вечный союз, тогда как некоторые Германские народы, превосходившие, как казалось, благочестием все другие племена, увлекшись пагубным заблуждением, в нечестии и безумии отпали не только от нашего вероисповедания, но даже и от самого Бога. — Не смотря на множество и [12] важность других моих занятий, могущих служить мне достаточным извинением, я охотно и притом с возможною скоростию пoспешил исполнить желание ваше, опасаясь, чтобы от продолжительного медления и слишком тщательной отработки самый предмет мой не лишился новости и занимательности. Да послужит рвение мое знаком глубочайшого моего к Вам уважения и всегдашней готовности исполнять волю Вашу. Я охотно соглашусь понести бесславие, если таковый удел готовит мне несовершенство труда моего, нежели обмануть лестное для меня ожидание Ваше.

Павел Иoвий Новокомский.

ПОСОЛЬСТВО ОТ ВАСИЛИЯ ИОАННОВИЧА, ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МОСКОВСКОГО, К ПАПЕ КЛИМЕНТУ VII-му.

План сего сочинения

Прежде всею намерены мы описать вкратце положение страны, повидимому весьма малоизвестной Плинию, Страбону и Птоломею, и представить оное на чертеже 1, а потом уже приступим к краткому изображение нравов жителей, их богатства, религии и военных постановлений, подражая в сем случае Тациту, представившему нравы Германцев отдельно от общей Истории ; причем мы постараемся удержать ту же простоту, с каковою рассказывал нам все здесь предлагаемое в свободное время сам [14] Димитрий, вынужденный к тому нашими докучливыми и ласковыми расспросами. Димитрий хорошо владеет Латинским языком; ибо еще в юных летах получил первое образование свое в Ливонии и отправлял несколько раз важную должность посланника во многих Христианских Государствах. Показав на опыте ревность свою к пользам отечества и особенную деятельность при дворах Королей Шведского и Датского и у Великого Магистра Прусского, он в недавнем времени был отправлен Послом ко двору Императора Максимилиана, где, окруженный людьми всякого рода и обращаясь безпрестанно в кругу общества образованного, удобно мог очистить правильный и гибкий ум свой от всего, что еще оставалось в нем грубого.

Причина посольства

Первоначальным поводом к сему посольству был генуэзский Капитан Павел, который прибыв в Москву, по торговым делам, с Грамотою от Папы Льва X, вступил сам собою с приближенными Князя Василия в переговоры о соединении обеих церквей. Будучи от природы характера смелого и предприимчивого, Павел задумал искать какого то нового и невероятного пути для провоза из Индии благовонных и пряных товаров. Занимаясь торговыми делами в Сирии, Египте и Понте, услышал он, что товары сии [15] можно провозить из Восточно-Индийского полуострова сначала вверх по реке Инду, а потом сухим путем через хребет Паропамиз в реку Окс, протекающую в Бактриан. Река сия выходит из одних почти гор с Индом и, взяв противоположное ему направление, принимает на себя многие другие реки и впадает в Гирканское море 2 при порте Страве. От Стравы, по мнению Павла, лежит безопасный и удобный путь морем к торговому городу Цитрах и к устьям Волги; потом вверх по рекам Волге, Оке и Москве до города Москвы; далее от сего города сухим путем до Риги и наконец из Риги в Сарматское Море, откуда можно свободно пройти во все западные Государства.

Павел негодовал на Португальцев за то, что они, покорив оружием большую часть Индии и заняв все торговые рынки, одни скупали благовония Востока и отправляли их в Испанию, где по непомерным ценам продавали Европейцам; флот их беспрестанно сторожил берега Индийского моря, от чего производившаяся доселе во всей Азии и Европе с большими выгодами торговля чрез Персидский залив, Евфрат, Аравийское море, Нил и наше море почти вовсе прекратилась. Кроме того, товары, привозимые Португальцами, были гораздо хуже [16] прежних. Продолжительное плавание и сырость в кораблях вредили благовониям, так что они, оставаясь долгое время за недостатком покупателей в Лиссабонских кладовых, теряли свою силу, вкус и запах и почти совершенно выдыхались. Португальцы сверх того старались сбывать только старый товар, уже заплесневевший, оставляя свежий в своих кладовых.

Хотя Павел, желая возбудить общую ненависть против Португальцев, в ожесточении своем утверждал, что, по открытии нового пути, пошлины, с товаров взимаемые, значительно увеличат казну Царскую, и пряности, употребляемые во множестве Московитянами во всех их яствах, сделаются гораздо дешевле; однако предложение его не было принято. Василий почел неприличным открыть человеку неизвестному, и притом иноземцу, области, служащие путем к морю Каспийскому и в Персию, и потому Павел, не достигнув цели намерений своих и из купца сделавшись Послом, возвратился в Италию уже по смерти Льва Х и вручил преемнику его Папе Адриану грамоту Василия, в которой сей последний в самых почтительных выражениях изъявлял Римскому Первосвященнику искреннейшее свое расположение. Нужно объяснить, что за нисколько лет пред сим [17] во время войны Московитян с Поляками, Василий просил сейм Латеранский 5, чрез Короля Датского Иоанна (коего сын Христиерн в недавнем времени лишен престола), доставить послам Московским безопасный проезд в Рим; но так как Король Иоанн и Папа Юлий умерли едва ли не в один и тот же день, то Василий, лишившись в первом из них деятельного посредника, отложил преднамеренное им посольство. Тем временем война между Василием и Королем Польским Сигизмундом все боле и боле разгоралась, и когда она окончилась победою, одержанною Поляками при Борисфене, то в Рим повелено было отправлять благодарственный молебствия, как будто бы победа над Московитянами была победою над врагами Христианства. Поступок этот весьма много отдалил Царя Василия и его народ от Папы.

Вторичное путешествие Павла в Москву

Между тем вскоре после сего Папа.Адриан VI умер и на место его вступил в на престол Климент VII. Узнав, что Павел, все еще не престававший питать безрассудной надежды на открытие нового пути на Восток, готовится ко второму путешествию в Москву, Климент снабдил его грамотою к Василию, в коей убеждал сего послденего признать над собою владычество Западной Церкви и, по обычаю единоверцев, [18] заключить с Римскими двором вечный союз, долженствовавший, по его мнению, доставить счастие и славу Царю Московскому; сверх того Папа обещал святейшею властию своею даровать ему титул Короля, вместе с Королевскими регалиями, ежели он, отвергнув догматы Греческой веры, прибегнет к покровительству Римской церкви. Известно, что Василий давно уже домогался у Папы такового титула 6, зная, что Его Святейшество имеет право даровать оный и что самые Императоры исстари получают от Папы золотую корону и скипетр — знаки их достоинства. Сказывают даже, будто он просил о сем Императора Максимилиана и неоднократно отправлял к нему для того послов.

Снабженный Папскою грамотою, Павел (с самых юных лет привыкший странствовать по свету с бoльшим счастием нежели выгодою), не смотря на то, что был уже дряхл и страдал застарелою каменною болезнию, скоро и благополучно прибыл в Москву, где очень благосклонно принят был Василием. Пробыв при дворе его два месяца и не находя силы свои достаточными для перенесения трудностей предполагаемого им пути, он бросил все виды свои на Индийскую торговлю и мечтательные свои планы и возвратился, в сопровождении Московского [19] посла Димитрия, в Рим, где все полагали, что он не успел еще добраться до Москвы.

Прием, сделанный Московскому Послу в Риме

Папа приказал отвести Димитрию покои в великолепнешей части Ватиканского дворца, где раззолоченые потолки, изящной работы обои и постели, покрытые шелковыми тканями, долженствовали удивить взоры Московского Посла, облеченного по приказанию Его Святейшества также в шелковые одежды. Франциск Херегат, Епископ Апрушинский, нисколько уже раз отправлявший важную должность посланника в отдаленных странах и заочно известный Димитрию по рассказам Павла, должен был, по повелению Папы, везде сопутствовать Московскому послу и показывать ему церковные драгоценности и редкости Рима. — Отдохнув несколько дней и смыв с себя грязь, накопившуюся от продолжительного и трудного пути, Димитрий в великолепной национальной одежде представлен был Папе и, преклоним, пред ним по обыкновенно колена 7, поднес от своего имени и от имени Царя дары, состоящие из собольих мехов, и вручил Его Святейшеству от Василия следующую грамоту, предварительно переведенную на Латинский язык самим Димитрием, а потом и толмачом Иллирийцем Николаем Сикценским. [20]

Грамота Beликого Князя Василия к Папе Римскому

Папе Клименту, Пастырю и учителю Римской церкви, Великий Государь Василий, Божиею Милостию Царь и обладатель всея Руси, Великий Князь Володимерский, Московский, Новгородский, Псковский, Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и проч. Государь и Великий Князь Новгорода Низовския земли. Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ржевский, Бельский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский и проч. Прислали вы к Нам Капитана Павла, Гражданина Генуэзского, с грамотою, в которой убеждаете Нас, в соединении с вами и другими Государями Христианскими, действовать советом и силою против врагов Христианства; чинить обоюдно, как вашим так и Нашим послам, свободный и безпрепятственный пропуск и по взаимной приязни извещать друг друга о здравии Нашем и состоянии дел Государственных. Мы же, при всеблагой помощи Божией, доселе ратовав неленостно и постоянно против нечестивых врагов Христовой веры, готовы и впредь воевать с ними. Равномерно готовы Мы жить в добром согласии с другими Государями Христианскими и давать свободный пропуск их подданным в Нашем Царстве. Чего ради и посылаем к вам Димитрия Герасимова, Нашего человека, [21] с сею Нашею грамотою; Павла же Капитана отсылаем обратно. Но вы в скором времени отпустите Димитрия и повелите проводить его здравым и невредимым до Наших границ. Мы же с своей стороны обещаем поступить таким же образом, если вы пришлете к нам с Димитрием посла Вашего, желая словесно и письменно известить Нас о делах Государственных, дабы, сообразив желания всех Христиан, Мы могли действовать с Нашей стороны приличнейшим образом. Дано в царствование Наше, в город Москве, в лето от сотворения мира семь тысяч тридцать третье (7033 или 1525), Апреля третьего дня”.

Пребывание Димитрия в Риме

Полагали что Димитрий, как человек опытный в делах Государственных и особенно сведущий в Св. Писании, имеет какие либо тайные и важные поручения, которые объявит Папе на аудиенции словесно. Он в недавнем времени выздоровел от лихорадки, которою долго был одержим от перемены климата и совершенно восстановил силы свои и прежний цвет лица , так, что не смотря на шестидесятилетнюю старость, с охотою ходил слушать торжественное служение Папы, совершавшееся со всею пышностию, при гармонических звуках музыки, в день Св. Космы и Дамиана; [22] был в Сенате в то самое время, когда Папа и все придворные чины принимали Кардинала Кампеджио, только что возвратившегося из посольства в Венгрию, осматривал святые храмы и с изумлением любовался остатками древнего величия Рима и жалкими остовами прежних зданий. Надлежит полагать, что, по обозрении всего этого, он в скором времени объявит Папе желания Государя своего и, приняв от Его Святейшества достойные дары, возвратится в Москву с Папским Легатом Епископом Скаренским.

Имя Московитян и описание страны, ими занимаемой

Имя Москвитян недавно только стало известно, хотя впрочем, Лукан и упоминает о Мосхах, как о народ соседственном с Сарматами, a Плиний говорит, что они жили при источнике Фазиса, повыше Черного моря, к востоку.

Страна их весьма обширна. Она простирается от жертвенников Александра Великого (около источников Танаиса), до отдаленнейшего края земли, к Ледовитому Океану, под самый север. Поверхность ее — большею частию плоская и изобилует лугами, хотя летом во многих местах болотиста. Это происходит от того, что вся Московия пересекается большими реками, которые, поднимаясь от тающих весною снегов и разрешающегося льда, во многих местах поля [23] превращают в болота, а дороги покрывают стоячею водою и глубокою грязью, непросыхащею до тех пор, пока реки сии, при наступлении новой зимы, не покроются опять льдом и болота не окрепнут от сильных морозов так, чтобы можно было безопасно ездить по оным. Большую часть Московии занимают Герцинские леса, которые будучи уже в некоторых местах заселены и в продолжение времени расчищены трудолюбием жителей, не представляют более тех страшных и непроходимых дебрей, как прежде. Сказывают, что они наполнены множеством диких зверей и тянутся, не перерываясь по всей Московии в направлении к Северо-востоку до самого Скифского океана, так что при всех стараниях никому еще досель не удалось открыть конца их. В той части, которая принадлежит Пруссии, водятся огромные и свирепые буйволы, видом похожие на быков и называемые Визонтами 8, а также Альцесы (Alces), род зверей, сходный с оленями и отличающейся мясистою мордою, высокими ногами и несгибающеюся щеткою. Москвитяне называют их лосями, а немцы еленями. Животные сии известны были еще К. Цезарю. В Герцинских лесах водятся также необыкновенной величины медведи и страшные, большие черные волки. [24]

Соседственные народы. Татары

На востоке от Московитян живут Скифы, ныне называемые Татарами, народ кочевой и с давних времен славящийся своим воинственным характером. Телеги, покрытые войлоками и кожами, служат им вместо домов, — и этот образ жизни еще в древности приобрел им название Амаксовиев 9 (Hamaxovios). Вместо городов имеют они обширные становища, не обведенные ни рвами, ни насыпями, но защищаемые безчисленным множеством всадников, вооруженных стрелами. Татары разделяются на орды; это слово на их языке значить собрание народа в одно целое, на подобие Государства. Каждою ордою управляет особенный вождь, избираемый по знатности рода или по воинским доблестям. Побуждаемые честолюбием они часто ведут жестокие войны с своими соседями. Татарских орд, как известно, находится безчисленное множество, ибо Татары владеют обширными степями, простирающимися до самого Китая (Cathayum), знаменитой страны на берегах Восточного океана. Те из Татарских племен, которые ближе к Московитянам, известны по торговым сношениям своим и по частым набегам. В Европейской Татарии при Ахиллесовом поприще 11 (Dromos Аchillis), что в Таврическом Херсонисе, живут Перекопские Татары. Дочь Хана их находится ныне в [27] замужестве за Турецким Императором Селимом. Питая непримиримую вражду к Полякам, Перекопские Татары безпрерывно опустошают земли, лежащие между Борисфеном и Танаисом. Как в религии, так и во всем другом, они весьма сходны с Турками, которые в Тавриде владеют Лигурийскою колониею, называвшеюся в древности Феодосиею. Татары, обитающие в Азии, на обширных равнинах между Танаисом и Волгою, подвластны Московскому Царю Василию и от воли его нередко зависит даже самое избрание их Государей. Между ими в особенности замечательны Кремские Татары 12 (Cremii), народ славившийся прежде богатством и воинскими доблестями, но лишившийся нисколько лет тому назад от внутренних междоусобий всей своей силы и знаменитости. За Волгою обитают Казанские Татары, которые весьма дорожат дружбою Московитян и признают их своими покровителями. Далее на Север от Казани живут Шибанские Татары (Sciabani), сильные по своему многолюдству и обширным стадам; а за ними Ногайские Татары, славящиеся в настоящее время богатством своим и воинскою доблестно. Сия обширнейшая орда не имеет Государя, но управляется, подобно Венецианской Республике, благоразумными старцами и храбрыми мужами. К югу от [26] Ногаев, близ Гирканского моря, живет племя Загатайское (Zagathai) знатнейшее из всех Татарских племен. Загатаи имеют города, построенные из камня. Самарканд, столица их, замечательна по своей обширности и великолепию. Чрез нее протекает величайшая в Согдиане 13 река Яксарт, впадающая сто миль далее в Каспийское море 14. В наше время Персидский Царь Измаил Софи 15 воевал с сими народами, но весьма неудачно. Вынужденный в одно и тоже время бороться с ними и с Султаном Селимом, он был на голову разбит сим последним в одном сражении и должен был уступить ему Армению и Таврис, столицу своего Государства. В Самарканде родился Тамбурлан или Темиркутлу (Themircuthlu 16), как утверждает Димитрий, который, победив Селимова прадеда Баязета Оттоманского в битве при городе Анцире в Галатии 17, взял его в плен и торжественно возил в железной клетке по всей Азии, завоеванной силою страшного его оружия.

Загатаи снабжают Московитян множеством шелковых тканей; Татары же, обитающие внутри земель, не доставляют им ничего, кроме быстрых лошадей и превосходных белых материй, не тканных, а сваленных из шерсти. Из них делаются [27] Фельтрийские епанчи, столь красивые и cтоль хорошо защищающие от дождя, У Московитян они берут в обмен только шерстяное платье и серебренную монету, пренебрегая прочим убранством и излишнею домашнею рухлядью. Им достаточно одних плащей для защиты от суровой погоды и однех стрел для отражения неприятеля. Впрочем, в случае набега на Европейские страны, предводители их покупают у Персов железные шлемы, брони и сабли.

С полуденной стороны сопредельно Московитянам другое племя Татар, живущее в Азии около Азовского моря (Palus Meotides), а в Европе при реках Борисфене и Танаисе, т. е. на равнинах, примыкающих к Герцинии. В древние времена пространство cиe занимали Роксоланы 18, Геты и Бастарны, откуда по моему мнению произошло и самое название России; ибо часть Литвы именуется и поныне Нижнею Россиею, а самая Московия Белою Россиею. К Северо-западу от Московии лежит Литва; с Запада же Пруссия и Ливония средними частями входят в самые пределы Московии, в том месте, где Сарматское море, проходя сквозь тесный пролив Кимврийского Херсониса 19, склоняется лунообразным заливом к Северу.

Лапландцы

На самом отдаленном берегу Океана, где [28] обширнейшие Государства Норвегия и Швеция как бы перешейком соединяются с материком, живут Лапландцы, народ чрезвычайно дикий, подозрительный и до такой степени боязливый, что один след иноземца или даже один вид корабля обращает их в бегство. Лапландцы не знают ни произрастений, ни плодов и вообще никаких даров природы. Стрельба из лука доставляете им всю пищу их, а звериные кожи — всю их одежду. Жилища их составляют небольшие пещеры, наполненные сухими листьями и древесные пни, выдупленные огнем или временем. Некоторые живут на берегу моря, в местах, более удобных для ловли рыбы, которую добывают во множестве, не смотря на несовершенство своих орудий. Они коптят ее и таким образом сберегают в прок. Лапландцы очень малы ростом, имеют бледные и как бы разбитые лица, но за то одарены величайшею быстротою ног. О свойствах сего народа даже ближайшие его соседи, Московитяне, ничего не знают; ибо, по словам их, напасть на Лапландцев с небольшими отрядом было бы безрассудно и гибельно; итти же с большею ратию противу племени бедного — и бесполезно и бесславно. Лапландцы променивают Московитянам на разные товары белые меха, известные у нас [29] под именем горностаев (armelinae); при чем не только не ведут разговора с купцами, но даже избегают их взоров. По обоюдном сличении продаваемых товаров, они оставляют на месте меха свои, и таким образом заочно между неизвестными друг другу людьми производится самая искренняя и справедливая мена.

Пигмеи

К С. С. З. от Лапландцев, в стране вечного мрака, по свидетельству некоторых достоверных лиц, живут Пигмеи 20, которые в полном возрасте своем едва превышают нашего десятилетнего ребенка; они боязливы, щебечут как птицы и по строению тела, равно как и по свойствам своим, боле похожи на обезьян, нежели на обыкновенных людей.

К Северу от Московии обитают безчисленные племена, подвластные Московитянам и занимающие все пространство до Скифского Океана, на расстоянии трех месяцов пути.

Страна, ближайшая к Московии, — есть Холмогоры. Она изобилует всякого рода земными произрастениями и орошается величайшею из всех Сверных рек, Двиною, которая сообщила имя свое другой меньшей реке, впадающей в Балтийское море. Двина постоянно в известные времена года разливается подобно Нилу. Наводняя прилежащие поля, она [30] утучняет их плодоносным илом и тем самым умеряет суровость климата и противоборствует влиянию Северных ветров. Во время ее разлива, происходящего обыкновенно от таяния снегов и от сильных дождей, устье ее, при впадении в Океан, уподобляется пространному морю, так что на гребном судне нельзя переехать его в один день; но лишь только вода начнет сбывать, на всем пространстве образуются обширные и плодороднейшие острова. Посеянный на них хлеб родится без возделывания и почти в одно и тоже время всходит, вырастает и колосится, с удивительною скоростию, как бы опасаясь нового разлития. —

Пермь, Печера, Югры, Вогуличи и Пеняжане

В 600 милях от Москвы, там, где река Юг впадает в Двину 21, лежит торговый город Устюг. Туда приезжают Пермь (Permii), Печера (Peccerri), Югры (Inugri), Вогуличи (Ugulici), Пеняжане (Pinnagi) и другие отдаленнейшие народы и приволят с собою дорогие меха (как то куниц, соболей, волков, оленей, и черных и белых лисиц), которые променивают на различные товары. Лучшие собольи меха с проседью доставляются из Перми и Печеры и употребляются для Царской одежды и для украшения нежных плеч знатных боярынь, которые умеют придать сему наряда вид живых [31] соболей. Впрочем, эти народы не сами добывают их, а получают от других отдаленнейших племен, живущих близ Океана. Еще в минувшем веке Пермь и Печера были язычниками и приносили жертвы идолам; ныне же исповедуют Христианскую веру. В страну Югров и Вуголичей лежит путь чрез непроходимых горы, вероятно те самые , которые в древности именовались Гиперборейскими. На вершинах их ловят превосходных соколов, между коими особенно замечателен род белых соколов с пестрыми перьями, известный под названием Herodium. Там же водятся иерофалки, неприятели цаплей и разные породы священных перелетных соколов, неизвстные даже самым роскошнейшим Государям древности, занимавшимся птицеловством.

Кроме народов, упомянутых мною и платящих дань Московским Царям, есть еще племена, по отдаленности своей неизвестные даже самим Московитянам, ибо никто еще не доходил до Океана. Об них знают только по слуху и по рассказам купцев, большею частию баснословным. Достоверно только то, что Двина, принимающая в себя безчисленные реки, с большим стремлением течет к северу, и что море, в которое впадает она, имеет столь огромное [32] протяжение, что придерживаясь правого его берега, можно доплыть до самого Китая, — ежели не встретится на пути какой либо новой земли.

Китай.

Китайцы населяют самые отдаленнейшие страны Востока, почти паралельные с Фракиею. Португальцы видали их в Индии, куда они приезжали для покупки благовонных товаров. В путешествиях своих они доходили даже до Золотого Херсониса 22 и привозили с собою собольи меха. Это последнее обстоятельство явно показывает, что Китай лежит недалеко от Скифских берегов. —

Предание об участии Московитян в Готском походе

Я спросил Дмитрия, не осталось ли у них какого предания или письменного памятника о Готах, которые за тысячу лет пред сим разрушили Империю Цезаря и опустошили город Рим. Название Готского народа, отвечал он, равно как и имя Царя Тотилы 23 у нас весьма хорошо известно; в походе же против Римской Империи принимали участие многие народы, — и более других Москвитяне. Присоединившиеся к ним Ливонцы и Приволжские Татары еще более увеличили их силы; названы же все они вообще Готами потому, что Готовы, населявшие остров Исландию или Скандинавию 24, были главными виновниками сего похода.

Мы уже видели какие народы окружают Московское Государство. Думаю, что [33] Птоломей под своими Модоками 25 разумел Московитян, коих название заимствовано от реки Москвы, протекающей чрез столичный город того же имени.

Город Москва

Город Москва по своему положению в самой средине страны, по удобству водяных сообщений, по своему многолюдству и наконец по крепости стен своих, есть лучший и знатнейший город в целом Государстве. Он выстроен по берегу реки Москвы на протяжении пяти миль, и домы в нем вообще деревянные, не очень огромны, но и не слишком низки, и внутри довольно просторны; каждый из них обыкновенно длится на три комнаты: гостинную, спальную и кухню. Бревна привозятся из Герцинского леса; их отесывают по шнуру, кладут одно на другое, скрепляют на концах, — и таким образом стены строятся чрезвычайно крепко, дешево и скоро. При каждом почти доме есть свой сад, служащий для удовольствия хозяев и вместе с тем доставляющей им нужное количество овощей; от сего город кажется необыкновенно обширным. В каждом почти квартале есть своя церковь; на самом же возвышенном месте стоит храм Богоматери, славный по своей Архитектуре и величине; его построил шестьдесят лет [34] тoму назад Аристотель Болонский, знаменитый Художник и Механик 26. В самом городе впадает в р. Москву речка Неглинная, приводящая в движете множество мельниц. При впадении своем она образует полуостров, на конце коего стоит весьма красивый замок с башнями и бойницами, построенный Италианскими Архитекторами. В полях, принадлежащих городу, водится необычайное множество диких коз и зайцев, которых однако никто не имеет права ни ловить тенетами, ни травить собаками; только своим приближенным и послам иностранным Государь позволяет иногда иметь это удовольствие. Почти три части города омываются реками Москвою и Неглинною; остальная же часть окопана широким рвом, наполненным водою, проведенною из тех же самых рек. С другой стороны город защищен рекою Яузою, также впадающею в Москву несколько ниже города. Самая же Москва, протекая на юг, изливается под городом Коломною в большую реку Оку, которая, в пространном течении своем, приняв в себя еще нисколько других рек, широким устьем втекает в Волгу. При впадении ее стоит город Новгород Нижний, получивший название свое от Великого Новгорода, почитающогося его Метрополию. [35]

Источники Волги и других рек

Волга, в древности Ра, вытекает из больших и глубоких болот, именуемых Белыми озерами. Они лежать на Северо-западе от Москвы и подобно Альпам, с вершин которых стремятся Рейн, По, Рона и другие менее значительные реки, дают начало всем почти рекам, протекающим по Московии. Болота сии заключают в себе неиссякаемые источники и тем самым заменяют горы, которых, по уверению путешественников, вовсе нет в целой стране; от сего занимающиеся Космографиею почитают сказкою прославленные древними Рифейские и Гиперборейские горы. Из сих то болот вытекают Двина, Ока, Москва, Волга, Танаис и Борисфен. Волгу Татары называют Эдилем, Танаис Доном, а Борисфен ныне именуется Днепром. Он впадает ниже Тавриды в Эвксинский Понт; Танаис изливается при торговом городе Азове в Меотийское море, a Волга, взяв начало свое на Севере от Москвы, стремится большими излучинами сперва на Восток, потом на Запад и наконец на Юг, и втекает обильными рукавами в Гирканское море.

Цитрахан

Близ устья ее стоит Татарский город Цитрахан, куда съезжаются на славную ярмарку Мидийские, Армянские и Персидские купцы. На левом берегу Волги находится Казань, также [36]

Кaзань

Татарский город, от которого получила название свое Казанская орда. Он отстоит от устья Волги и Каспийского моря на пять сот миль. Выше сего города на сто пятьдесят Италианских миль, при впадении в Волгу реки Суры, нынешний Государь построил город Сурцикум. 27

Сурцикум

с тем, чтобы в сей безлюдной стране доставить безопасные жилища и ночлеги людям торговым и гонцам, отправляемым к пограничным воеводам, для извещения их о делах Татар и движениях сего беспокойного народа.

Московские Государи, соображаясь с обстоятельствами, или желая присудствием своим возвысить новые и мало известные страны, в различные времена имели столицу и двор свой в разных городах.

Новгород

Таким образом, Новгород, лежащий на Северо-запад от Москвы, ближе к Ливонскому морю, был прежде столицею Государства и всегда славился безчисленным множеством строений своих, выгодным своим положением при обширном и богатом рыбою озере, и наконец древнейшим и весьма уважаемым Москвитянами храмом, сооруженным за 400 лет пред сим, в соревнование с Византийскими Императорами, во имя Св. Софии Иисуса Христа сына Божия 28. В Новгороде царствует вечная зима и мрачная продолжительная ночь, потому что [37] Арктический полюс возвышается там над горизонтом на шестьдесят четыре градуса; Москва же, находясь шестью градусами ближе к экватору, во время солнцестояния, по причине коротких ночей, подвержена чрезвычайному зною.

Владимир

Город Владимир, отстоящей от Москвы в двух стах милях на Восток, именуется также престольным градом; ибо мужественные Государи Московские перенесли туда столицу свою в то время, когда ведя безпрестанные войны с соседственными народами, они вынуждены были находиться ближе к театру военных действий и быть всегда готовыми к отражению Скифских племен. Он лежит по сю сторону Волги, при реке Клязьме, которая впадает в Волгу. Впрочем, Москва, по выгодному положению своему, преимущественно пред всеми другими городами, заслуживает быть столицею; ибо мудрым основателем своим построена в самой населенной стране, в средине Государства, ограждена реками, укреплена замком и по мнению многих никогда не потеряет первенства своего. Она отстоит от Новагорода на пять сот тысяч шагов. На средине пути сего построен город Тверь, при реке Волге, которая в сем месте, будучи близка к своему источнику и не умножив еще вод своих другими [38] значительными реками, весьма не широка и течет спокойно; от Твери чpeз леса и дикие пустыни лежит путь в Новгород, а от туда до Риги, ближайшей гавани на берегу Сарматского моря, считается менее пяти сот Италианских миль. Ото последнее расстояние имеет много преимуществ пред прочими потому, что заселено частыми деревнями, и на самом пути находится город Псков, орошаемый двумя реками. От Риги, подвластной Магистру Немецкого ордена, до Любека, гавани в залив Кимврийского Херсониса, полагается морем менее тысячи Италианских миль, но переезд сей сопряжен с большими опасностями.

Расстояние от Рима до Москвы

От Рима до Москвы считается кратчайшим путем до двух тысяч шести сот Италианских миль. Путь сей, лежащей чрез Равенну, Тревизу, Каринтские Альпы, Виллак Норический, Вену Панноническую и Ольмиц Моравийский, что за Дунаем, составляет до Кракова, столицы Польского Царства, не более тысячи ста Италианскихь миль; от Кракова до Вильны, столицы Литовской, пять сот миль; столько же до города Смоленска на Днепре; и, наконец, от Смоленска до Москвы около шести сот Италианских миль. Путь от Вильны чрез Смоленск до Москвы, в зимнее время, по крепкому снегу, превращающемуся от [39] морозов и частой езды в твердый лед, совершается с неимоверною скоростию; за то в летнее время не иначе можно проехать здесь как с большим трудом и с чрезвычайными усилиями, потому что тающий от солнца снег образует болота и грязные, непроходимые топи, на которые для проезда настилают с величайшим трудом деревянные гати.

Произведения Московии

В Московии нет ни винограда, ни маслин, ни даже вкусных яблок, потому что все нежные растения, кроме дынь и вишен, истребляются холодным северным ветром. Не смотря на cиe, поля покрыты пшеницею, просом и другими хлебными произрастениями, а также всякого рода зеленью. Самое же важное произведение Московской земли есть воск и мед. Вся страна изобилует плодовитыми пчелами, которые кладут отличный мед не в искусственных крестьянских ульях, но в древесных дуплах. В дремучих лесах и рощах ветви дерев часто бывают усеяны роями пчел, которых вовсе не нужно собирать звуками рожка. В дуплах нередко находят множество больших сотов старого меду, оставленного пчелами, и так как поселяне не успевают осмотреть каждого дерева, то весьма часто встречаются пни чрезвычайной толщины, [40] наполненные медом. Веселый и остроумный посол Димитрий рассказывал нам для смеху, как один крестьянин из соседственного с ним селения, опустившись в дупло огромного дерева, увяз в меду по самое горло. Тщетно ожидая помощи в уединенном лесу, он в продолжении двух дней питался одним медом и наконец удивительным образом выведен был из сего отчаянного положения медведем, который, подобно людям, будучи лаком до меду, спустился задними лапами в тоже дупло. Поселянин схватил его руками за яйца и закричал так громко, что испуганный медведь поспешно выскочил из дупла и вытащил его вместе с собою.

Товары, отпускаемые Московитянами в Европу

Московитяне отпускают в Европу лучший лен, коноплю для канатов, воловью кожу и множество воску. У них нет ни золотых, ни серебряных рудников, а также во всей стране не замечено драгоценных камней; но природа, лишив их сих сокровищ, щедро вознаградила за то богатыми и редкими мхами, которые в наше время, по значительному на них требованию и по непомерной роскоши, до такой степени возвысились в цене, что мех для шубы стоит не менее тысячи золотых монет. Прежде продавали их гораздо дешевле, ибо жители отдаленного севера, [41] незнакомые еще тогда с нашею утонченною образованностью и безмерною роскошию, по простоте своей нередко меняли их на самые дешевые и маловажные вещи. Так, например, жители Перми и Печеры платили за железный топор столько соболей, сколько Московские купцы, связав вместе, могли продеть в отверстие топора, куда влагается топорище.

Религия Московитян

За пять сот лет пред сим Москвитяне поклонялись языческим богам, как то: Юпитеру, Марсу, Сатурну и многим другим 30, которых древние в безумном заблуждении из могущественных Царей или мудрецов возвели в достоинство богов. Христианскую веру приняли они в то время, когда Греческое духовенство, не слишком постоянное в мнениях своих, начало отделяться от Латинской церкви; от сего они с непоколебимою твердостию сохраняют и поныне учете и обряды, принятые ими от Греческих наставников. Они верят, что Дух, третье лице Св. Троицы, исходить только от Богa-Отца, между тем как по всей справедливости должно признавать происхождение Его от Отца и Сына 31. На Флорентийском соборе, созванном Евгением IV, после жарких споров, оказалось, что упорство Греков основывалось на исправлении одних только слов, а не мыслей, тем более, что Греческие [42] Епископы, убежденные ясными доводами, тогда же признали, что Дух Святый исходить от Отца чрез Сына. Таинство причащения совершают Московитяне не на опресноках, как следовало бы по всей справедливости 32, но на квасном хлебе и причащаются в двух видах, как причащаются у нас одни только священники; т. е. пресвитеры их раздают всему народу для причащения тело и кровь Христову. В новейшее время (еще на памяти у отцев наших) Богемцы, увлеченные сим пагубным заблуждением, отстали от Латинской церкви. Далее, Московитяне, совершенно в противность учению Христианской веры, полагают, что ни ходатайство церкви, ни молитвы ближних и друзей за души усопших недействительны 33 и почитают выдумкою место чистилища, в коем души праведных, очищаясь долговременным мучением в огне, многими поминовениями и индульгенциями Святейших Пап, наследуют потом блаженство в Царстве Небесном. Во всем прочем Московитяне соблюдают теже обряды, каким следуют Греки, причем с дерзостию и упорством отвергают первенство Римской церкви. Больше же всего ненавидят они Иудеев, так что содрогаются при одном их имени, и не впускают их в свои пределы, как людей презренных, вредных, [43] и в недавнем еще времени научивших Турок лить медные пушки. Во время священнодействия читают у них громогласно с амвона жизнь Иисуса Христа и истории всех его чудес, описанную четырмя Евангелистами, а также послания Св. Апостола Павла или поучения Отцев церкви. В семь последнем чтении упражняются они даже и вне литургии; но cиe относится преимущественно к священникам, известным своими благочестием. Московитяне не позволяют монахам своим говорить проповеди в церквах и собирать как у нас народ для тщеславных состязаний и рассуждений о делах божественных. Мужи, утвердившиеся в вере думают, что сердцам грубым и неопытным приносить более пользы учение простое, нежели глубокомысленное изъяснение таинств Религии. Московитяне имеют в переводе на их Иллирийском языке и сохраняют с особенным уважением Священное писание, Историю ветхого и нового завета и творения Святых Отцев: Амвросия, Августина, Иеронима и Григория.

Духовенство

Епископы и другие высшие духовные лица живут в назначенных им городах и селениях, отправляют богослужение, рaзрешают религиозные споры и имеют власть со всею строгостию наказывать распутство. [44] Глава Духовенства, называемый у них Митрополитом, испрашивается от Константинопольского Патриарха; Архимандриты же и Епископы выбираются по жребию из достойнейших кандидатов. Люди, отказавшиеся добровольно от житейских удовольствий и посвятившие себя исключительно божественному созерцанию и богослужение, разделяются в Московии на два класса; те и другие живут в монастырях; но одни могут по своим делам выходить из оных и вообще ведут жизнь более свободную, как у нас братья Орденов Св. Франциска и Св. Доминика; другие же составляют класс монахов святейшей жизни и строго следуют уставу, данному им Св. Василием. Им не позволено переступать за порог жилищ своих даже в крайней опасности. Погребенные в темных келиях, вдали от света, они ведут самую суровую жизнь и считаются людьми, совершенно уже усмирившими плоть свою и утвердившимися в благочестии.

Посты.

Весь народ постится четыре раза в год (и кроме того еще в некоторые дни недели) и в это время воздерживается от мяса, яиц и молока. Первый пост бывает также как и у Латинян в начале весны, после нашего праздника Пепла; другой летом [45] в честь Св. Апостолов Петра и Павла; третий пред осенью, когда мы празднуем память Вознесения Девы Марии на небо, и наконец последний пред праздником Рождества Христова. По середам Московитяне не едят мяса, а по пятницам яиц и молока 34; за то в субботу стол их наполняется яствами всякого рода и весь день проходить в веселии. Вигилий пред праздниками они не наблюдают 35.

Храмы

Храмы у Московитян в величайшем почтении, так что ни мужчины, ни женщины, вкусив приятности любви, не могут входить в церковь, не омывшись прежде в домашних банях. От сего часто случается, что множество лиц обоего пола, во время Божественной службы, стоять за церковными дверьми и, тем обнаруживая недавнее свое невоздержание, принуждены бывают подвергаться дерзким и колким насмешкам со стороны молодых людей.

Праздники

В день Рождества Иоанна Крестителя и праздника трех Волхвов 36 Священники раздают народу небольшие благословенные хлебцы, которые по их мнению изцеляют от лихорадки; в известное же время года совершают они богослужение на реках, покрытых льдом. Для сего на берегу ставят палатку, к которой отправляется Духовенство, [46] в сопровождении знатнейших особ, поющих священные песни; прибыв на место окропляют его святою водою и, обошед несколько раз кругом, совершают торжественно водоосвящение, для чего прорубают во льду отверстие. По окончании церемонии недужные и больные бросаются в реку, быв уверены, что освященная вода омоет нечистоту болезни.

Погребение умерших

Умершему обвивают голову полотном и потом, в сопровождении священников, выносят без большой пышности и хоронят не в церквах, как делаем мы, следуя так сказать нечестивому и постыдному обыкновению, но на церковных погостах или под папертию.

По усопшим, как и у нас, совершаются в продолжение сорока дней поминки, что конечно весьма удивительно, ибо Московитяне не верят, что души умерших пребывают в чистилище, и что наказание за грехи может смягчиться молитвою и богоугодными делами друзей. Во всех прочих догматах веры держатся они с величайшею твердостию всею того, что признаем и мы по нашему исповеданию.

Язык и просвещение Московитян

Московитяне говорят языком Иллирийким и подобно Славянам, Далматам, Богемцам, Полякам и Литовцам употребляют [47] также Иллирийские письмена. Ни один язык, как уверяют, не имеет такого обширного и повсеместного употребления, как Иллирийский. Им говорят при дворе Оттоманском и еще недавно был он в большой чести в Египте, между Мамелюками, при дворе Мемфисского Султана. На сей язык переведены многие книги, преимущественно трудами Св. Иеронима и Кирилла. Книги сии находятся почти у каждого Московского боярина и кроме их они имеют еще у себя отечественные летописи и Историю Александра Македонского, Римских Кесарей и Антония и Клеопатры, писанные также на отечественном их языке. Философиею, Астрономиею и другими науками, равно как и рациональною Медициною, Московитяне никогда не занимаются; должность врача исправляет у них всякий, кто только имел случай испытать действие каких нибудь неизвстных трав.

Летосчисление

Летосчисление свое ведут Московитяне не от Рождества Христова, но от сотворения Mиpa и год свой начинают не с Января, а с Сентября месяца.

Законы и судопроизводство

Вся Московия управляется самыми простыми законами, основанными на правосудии Государя и беспристрастии его сановников, и, следовательно, весьма благодетельными, ибо смысл оных не может быть искажен и [48] перетолкован хитростию и корыстолюбием судей. Воры, убийцы и разбойники наказываются смертию. При исследовании преступления обвиняемому льют на голову холодную воду; говорят, что этот род пытки нестерпим. Иногда, для вынуждения признания, твердыми и заостренными гвоздями отдирают у него ногти от пальцев.

Телесные упражнения

Юноши упражняются в различных играх и преимущественно в тех, которые имеют ближайшее соотношение с воинским ремеслом, как-то: в беганьи в запуски, в борьбе, в конском ристании и пр. Для всех сих игр, в особенности же для стрельбы в цель, назначены извстные награды.

Московитяне вообще — роста среднего и телосложения здорового и весьма крепкого; имеют голубые глаза, длинную бороду, короткие ноги и огромное туловище. Они ездят верхом с поджатыми ногами и стреляют весьма искусно, так что, будучи даже обращены в бегство, метко бросают чрез себя назад стрелы.

Пища

Домашняя жизнь их представляет более изобилия нежели утонченности. Столы свои уставляют они всякого рода яствами, какие только роскошь может пожелать; со всем тем жизненные припасы у них весьма [49] дешевы; курицу или утку можно купить за самую малую серебряную монету; крупного и мелкого скота везде неимоверное множество, а мясо животных, убитых зимою, может сохраняться на холоде почти в продолжение двух месяцев.

Лучшим кушаньем почитается у них, как и у нас, дичь, которую они ловят во множестве охотничьими собаками и сетями.

Их ястреба и соколы (из коих лучшие получаются из страны Печерской) берут не только фазанов и уток, но даже лебедей и журавлей. Ястреба суть низший род орлов или коршунов; благороднейшую же породу их составляют соколы, которые были известны еще древним. В Московии ловят одну черноватую птицу, величиною с гуся, с алыми бровями, коей мясо вкуснее самого фазана. На их языке она именуется тетеревом; Плиний же называет ее Erythratao. Птица сия известна жителям Альпов, особенно Ретийцам, обитающим близ источников Адды. В реке Волга ловят множество рыбы огромной величины и отличного вкуса, в особенности же сомов, известных древним под названием Силуров. Зимою рыбу сию обкладывают льдом и, таким образом, сохраняют свежею в продолжении долгого времени. Прочие сорты рыб ловятся [50] в большом количества в упомянутых уже мною Белых озерах.

Не имя своего собственного виноделия Московитяне пользуются вином привозным и употребляют его только на больших пиршествах и в богослужении. В особенности ценится у них сладкое Критское вино (Мальвазия), которое пьют они только вместо лекарства или подают в случае, когда желают выказать особенную пышность. Весьма удивительно, что вино сие, привозимое с острова Крита чрез Кадикский пролив, не смотря на качку в Средиземном море и Атлантическом Океане, не теряет вкуса и запаха своего и доставляется внутрь Скифских лесов совершенно неиспорченным. Московитяне пьют еще напиток, приготовляемый из меда и хмеля, и сохраняющийся в продолжение долгого времени в засмоленных бочках, от чего он делается крепче и лучше. Напиток сей называется медом. Сверх сего употребляют они также, подобно Немцам и Полякам, пиво и водку, которые выгоняют из пшеницы, ржи и ячменя. Эти два напитка подаются непременно на каждом пиру. Последний имеет силу вина и приводить в опьянение того, кто пьет его в большом количестве. Чтоб сообщить меду и пиву более вкуса, прохлаждают его, [51] опуская в стакан кусок льду, коего целые глыбы в продолжение всего лета тщательно сохраняются у Бояр в подземных погребах. Некоторые любят также сок, выжатый из спелых вишен; он имеет светло багровый цвет и очень приятен вкусом.

Неуважение к женскому полу

Жены и вообще женский пол не пользуются у Московитян таким уважением, как у других народов; с ними обходятся не лучше как с рабами. Люди высшего круга весьма тщательно наблюдают за поведением и скромностью своих жен. Они не могут являться на пиршествах, ни ходить в отдаленную церковь, ни даже без важного дела отлучаться из дома. За то простонародных женщин всякому иностранцу весьма удобно склонить к тайному свиданию небольшими подарками; из сего должно заключить, что знатные люди мало дорожат их любовию.

Семейство Василия

Великий Князь Василий еще прежде двадцатилетнего возраста 37 лишился отца своего Иоанна, имевшего в супружестве Софию, дочь Фомы Палеолога (брата Константинопольского Императора), владевшего многими землями в Пелопонисе. София, по изгнании отца ее Турками из Греции, жила некоторое время в Риме. Иоанн имел от нее пять сынов: Великого Князя Василия, [52] Георгия, Андрея, Димитрия и Симеона, из коих два последние похищены смертию. Василий имеет в супружестве Соломонию, (дочь Георгия Сабурова, верного и умного царского советника), украшенную всеми женскими добродетелями, но, к сожалению неплодную.

Брак Царей

Московские Государи, желая вступить в брак, повелевают избрать из всего Царства девиц, отличающихся красотою и добродетелию и представить их ко двору. Здесь поручают их освидетельствовать надежным сановникам и верным боярыням, так что самые сокровенные части тела не остаются без подробного рассмотрения. Наконец, после долгого и мучительного ожидания родителей, та, которая понравится Царю, объявляется достойною брачного с ним соединения. Прочие же соперницы ее по красоте, стыдливости и скромности не редко в тот же самый день, по милости Царя, обручаются с боярами и военными сановниками 38. Таким образом, Московские Государи, презирая знаменитые Царские роды, подобно Оттоманским Султанам возводят на брачное ложе девиц большею частию низкого и незнатного происхождения, но отличающихся телесною красотою.

Характер Василия и его деяния

Василий находится теперь в сорок седьмом году жизни своей и красотою тела, [53] величием души, воинскою славою, любовно и благосклонностию к подданным превосходит всех своих предшественников. В шестилетней войне своей с Ливонцами 39, которые возбудили против него семьдесят два города, он остался победителем и скорее предписал нежели принял мирные условия. При самом начале царствования своего разбил он Поляков, и взяв в плен полководца их Константина, родом Русса, привез его в оковах в Москву; но в последствии при Борисфене, близ города Орши, сам проиграл важное сражение тому же самому Константину, освобожденному из плена. Не смотря однако на cиe поражение город Смоленск, древнее достояние Московии, по прежнему остался во власти Василия. Против Татар и особенно против Перекопцев, живущих в Европе, Московитяне несколько раз вели войну с успехом, мстя за их опустошительные набеги.

Войско

Василий может выставить в поле до 150,000 всадников, которые разделяются на полки; каждый полк имеет свое знамя и своего воеводу. На знамени Царского полка изображен Иисус Навин, испросивший у Бога, как повествует Священное Писание, власть продлить день и остановить течение солнца. Пехота в обширных Татарских пустынях почти бесполезна, как по неудобности [54] длинной, простирающейся до самых пят одежды воинов, так и потому, что Татары более выигрывают внезапным нападением и быстротою своих коней, нежели фронтовою битвою или схваткою. Лошади Московские ниже среднего роста, но крепки и весьма быстры. Всадники вооружены саблями, пиками, железными булавами, стрелами, а некоторые и мечами; оборонительное же оружие их состоит из щитов, частию больших, как у Азиатских Турок, частию же малых, угловатых, с выпуклою поверхностно, как у Греков, кроме того они защищаются панцырями и покрывают голову пирамидальными шлемами. Нынешний Государь устроил также у себя конную Артиллерию и в Московской крепости лежит на колесах множество медных пушек, литых Италианскими мастерами.

Василий часто с особенною пышностию и необыкновенным радушием, ни сколько впрочем не унижающим сана его, пирует посреди своих бояр и иностранных послов. В самой зале пиршества, на двух столах, расставлено множество серебряных позолоченных сосудов. Ни во дворце, ни в других местах Государь не содержит на жалованье и воинской стражи, кроме одних только лиц, составляющих двор его; сторожевые же посты охраняются верною городскою дружиною. [55] Все городские улицы запираются воротами или рогатками, и ходить ночью позволено только по самой крайней необходимости, и то не иначе как с фонарем.

Двор

Двор составляют Князья и главнейшие военные Сановники, которые чрез определенное число месяцев поочередно вызываются из областей для поддержания придворного блеска, для составления царской свиты и для отправления разных должностей. При наступлении войны войско набирается из ветеранов и рекрут, для чего в каждом городе воевода обязан вести счет молодым людям и способных к оружию вносить в список. Во время мира из областной казны выдается им известное, весьма впрочем незначительное жалованье. За то военные люди свободны от податей, имеют всегда преимущество пред крестьянами и во всех делах своих пользуются Царским покровительством. Во время войны для истинной доблести открывается благородное поприще и вообще по всем частям Государственного управления находятся полезные и прекрасные учреждения, так что всякой по заслугам своим получает или вечную награду или вечный стыд.


Комментарии

1 К сожалению этого чертежа не находится ни в одном издании сочинений Павла Иовия.

2 Из сего описания видно, что Павел Иовий или не знал, что pека Окс (Гигон, Джейгон, ныне Амур-дерья) впадает в Аральское, а не в Каспийское море, или полагал до сих еще пор существующим то устье, которым, по свидетельству древних, река сия некогда изливалась в Каспийское море, пустив несколько рукавов в болота, составляющая ныне море Аральское. Устье это, как известно, давно уже засыпано.

5 Латеранский Сейм, как мы уже объяснили в примечании 55-м к Ал. Кампензе, получил название свое от Латеранского Дворца, в котором он собирался и от находящейся при оном соборной церкви во имя Св. Иоанна Латеранского (Sacrosancta Ecclesia Lateranensis, omnium Ecclesiarum mater et caput). Дворец Латеранский, по свидетельству Барония, принадлежал в древности тому самому Латерану, который был умерщвлен Нероном, и поступил во власть Римских Первосвященников в начале IV столетия, при Папе Мельхиаде, получившем его в дар от Императора Константина. В Латеранском дворце было всего 5 главных соборов (в 1125, в 1139, в 1179, в 1215 и в 1512 годах) и несколько частных. Последний из пяти главных соборов есть тот самый, о котором упоминает, П. Иовий. Он созван был при Юлие II и распущен в 1517 году, при Льве X. Главнейшею целию сего собора было желание Римского Двора подвигнуть Христианским Государей к союзу противу Турок.

6 См. прим. 58 к А. Кампензе.

7 В Италианском переводе П. Иовия, напечатанном в Рамузиевом сборнике, сказано, что Димитрий, преклонив колена, целовал по обычаю у Папы ноги (humilmente inginocchiato secondo l'usanza gli bacio li piedi), а в Латинском подлинникt напечатано просто: eum de more supplex adoravit.

8 П. Иовий смешивает Латинское слово urus — буйвол — с назвавнием bisons — дикий бык. Герберштейн делает различие между этими животными. “Диких быков (bisontes), говорит он, Литовцы на своем языке называют Зубрами, а Немцы Aorof или Urox, каковое название собственно принадлежит буйволу (urus), имеющему совершенно вид воловий, между тем как дикие быки (bisontes) вовсе на них не похожи. Они имют гриву, шею и плечи мохнатые; шерсть их издает запах мускуса и пр”.

9 Амасковии в Италианском переводе П. Иовия, напечатанпом во 2-м томе Рамузиева сборника, названы Амазонами, т. е. живущими в повозках (Hamazonii, cioe viventi nelli cerri). Народ этот, по свидетельству Сестренцевича, принадлежал к племени Сарматскому и обитал на правом берегу реки Дуная, там, где ныне находится город Видин. (См. Siestr. de l'orig. des Sarmates etc. Т. I, p. 74).

11 Ахиллесово поприще, ныне Кинбурнская коса, есть узкая полоса земли, простирающаяся на Северо-запад от перешейка, соединяющего Таврической полуостров с материком.

12 Название Кремских Татар не встречается ни в одном из писателей, говоривших о сих народах. Трудно думать, чтобы П. Иoвий разумел тут Крымцев, ибо он уже прежде упомянул об них, под названием Татар Перекопских. Вероятнее всего, что он говорит об орде Кипчакской, которая, как известно, была разрушена Менгли-Гиреем в 1502 году. Шибанские или Тюменские Татары получили название свое от Шейбани-Хана, брата Батыева, господствовавшего в земле Туран или Сибири. О Татарах Ногайских, см о  Прим. 18 к Ал. Кампензе.

13 Согдиана, древняя Персидская область, находившаяся между реками Оксом и Яксартом и состоявшая из нынешней Большей Бухары или земли Усбеков, южного Белюра и малого Тибета. Имя Согдианы подучила она от искривленного своего положения.

14 Яксарт, ныне Сыр-Дарья. О впадении ее в Аральское, а не в Каспийское море.

15 Измаил — Софи, потомок Шейха Софи, из рода Алия, и внук Узун-Гассана по матери, овладел в 1505 году, с помощью религозного фанатизма, Персидскою монархию, находившеюся в продолжении целого столетия во власти Князей Туркоманских. Завоевав Диарбекир, Грузию, Туркистан и Мауренерскую землю, назвал он себя Шахом Персии, ввел между подданными своими секту Алия и был основателем династии Софи, царствовавшей в Персии до 1722 года.

16 См. прим. 15 к А. Кампензе.

17 Галатия, северо-восточная область Фригии, в Малой Азии, получила это название от поселившихся в ней Галатов, народа, составившегося из смешения Греков и Кельтов.

18 Росколане и Изиги, два главнейшие народа Сарматского племени, вытеснив при Митридате Скифов из жилищ их между Дунаем и Азовским морем, заняли сами все это пространство. Утвердившись в Дакии, которою составляли Молдавия, Валахия, Трансильвания, часть Венгрии и Баннат Темесварский, они первые, как говорит Карамзин, дерзнули тревожить Римские владения с этой стороны и начали ту ужасную и долговременную войну дикого варварства с гражданским просвещением, которая заключилась наконец гибелью последнего. Геты, народ Фракийский, побежденный Александром Великим на Дунай, но страшный для Рима во время Царя своего Беребиста храброго, обитали также в странах, составлявших Дакию. Со времени Траяна, обратившего землю сию в область Римскую, имя Дакиан взяло перевес над именем Гетов, о коих после сего уже нигде не упоминается. Некоторые писатели по ошибке смешивают Гетов с Готами, народом Германского происхождения. Бастарны, народ Германский, обитали от истоков Вислы, вдоль Карпатского хребта, до устья Дуная. Часть этого хребта от имени их получила название Бастарнских Альпов.

19 Кимврийский Херсонес, — ныне Ютландский полуостров, названный у Плиния Картрисом.

20 Об этом баснословном народе упоминает еще Гомер, говоря, что ему угрожали гибелью журавли. По свидетельству Плиния города и домы их выстроены были из яичной скорлупы, а Филострат рассказывает, что они хлеб свой с полей срубливали топорами. Огромная рать Пигмеев, по уверению того же писателя, напала на Геркулеса после битвы его с Антеем и стала осаждать спящего Героя, как бы некий укрепленный город. Геркулес проснулся, рассмеялся над усилиями маленьких врагов своих и, завернув всех их в львиную свою кожу, отнес к Эвристею.

21 Северная Двина происходит из соединения рек Юга и Сухоны. Впрочем уже во время Герберштейна город Устюг Великий находился на Сухоне, в растоянии полумили от устья Юга. Вот что о положении его сказано в Древней Российской Идрографии, на стр. 211: “ниже града Устюга Великого река Сухона да река Юг сошлись вместе и те обе реки текли с тех мест и до моря потекла Двина река” и на стр. 320: “а ниже Устюга Великого версты с три пала в Сухону река Юг, и пр.”.

22 Золотым Херсонесом называли древние нынешний Малакский полуостров в Восточной Индии.

23 Тотила, Царь Остроготский, взошел па престол в 544 году по Р. X. Покорив в короткое время мужеством, великодушием и кротостию почти всю Италию, он в 546 году овладел и самим Римом, наводившимся тогда под защитою Византийских наемников, и конечно бы в конец раззорил его, если бы знаменитый Велисарий не подоспел к нему на помощь. Склоненный просьбами и убеждениями Римского вождя, Тотила вышел из города, взяв с собою всех Сенаторов: но в отсутствие его Велисарий успел снова привести стены городские в оборонительное положение и сделать нужные приготовления к своей защите. Тотила, узнав о сем, поспешил к Риму в надежде опять взять его; но усилия его остались тщетными. Отступив с значительным уроном в Апулию, он разбил там отряд Римского войска и с новыми силами явился под стенами Всемирной столицы. На сей раз удалось ему овладеть городом чрез измену стражи, и, вступив в него победителем, он стал требовать от Юстиниана уступки всей Италии. Император не принял послов Остроготских, и раздраженный Тотила, снарядив огромный Флот, овладел Региумом и Тарентом и, переплыв в Сицилию, покорил ее своему оружие, равно как Сардишю и Корсику. Торжество его не было однако продолжительно. Подоспевший на помощь к Итальянским берегам Флот Римский рассеял Готские суда и отнял у них Сицилию, а между тем с сухого пути приближалась к Риму многочисленная рать Юстинианова, предводительствуемая храбрым Нарсесом, преемником Велисария (532 г .) Тотила поспешил на встречу врагам, напал на них в месте, называемом Busta Gallorum; но был разбит на голову и принуждена искать спасения в бегстве. — Настигнутый в пути военачальником Гепидов, по имени Асбадом, который не узнал его, он был поражен ударом копья и кончил жизнь с мечом в руках. С ним вместе пала слава Готского Царства, окончательно разрушенного при его преемнике. История сохранила нам самые выгодные понятия о характере Тотилы. Oн был столько же мужествен, как великодушен и кроток.

24 Сканданавия, нынешняя Швеция и Норвегия, по мнению древних не принадлежала к материку, но составляла отдельный, плодоносный остров. Первый упоминает об ней Помпоний Мела в 3-й книге сочинения своего de situ orbis, а Плиний говорит, что на северо-запад в Скандинавии проходили Севские, ныне Киэленские горы, отделявшие землю Неригон (Норвегию) от остальной части Скандинавии.

Об участии Славянских племен в походах Готов и Гуннов противу Римской Империи впервые упоминает известный Готский историк Иорнанд. Когда Готы, в третьем веке до Р. X. двинулись из жилищ своих на Балтийском море к берегам Дуная, Славяне должны были покориться победоносному оружию Северных пришельцов и вместе с ними делить опасности и славу их воинских подвигов. В последствии они, подобно всем прочим народами, подпали под иго Гуннов, а в полчищах Аттилы явились на запад Европы для опустошения владений Римских. Испытав, как говорит Карамзин, под начальством сих завоевателей, храбрость свою и приятность добычи в богатых областях Империи, Славяне охотно последовали за мужественным Феодориком в Италию и до самого падения Царства Остроготов не преставали сражаться в рядах сих храбрых врагов Всемирной Империи. — Трудно понять, откуда Димитрий почерпнул сведения свои об участии наших предков в походах противу Рима, ибо ни один из летописцев Русских не упоминает о сем.

25 В этом трудно согласиться с Автором. Имя Московитян дано было Русским Западными писателями уже в то время, когда город Москва составляла столицу Московского Княжества. Прежде же сего она была небольшим городком Княжества Владимирского.

26 Об Аристотеле Болонском, смотри сочинение А. Контарини.

27 Сурцикум — без сомнения Васильгород или Василев, о положении коего в древней Российской Идрографии, на стр. 150, сказано: “а ниже Новаграда Нижняго на Волге, на нагорной стороне, сто тридцать верст Васильград, а под градом под Василем с вышния стороны пала в Волгу река Сура”. В Степенной же книге (ч. II. стр. 202) о построении его сказано следующее: “И убо слышав Великий Князь Василий, яко Казанский Царь Саин Гирей много крови Христианския проливает и посланника его Василия Юрьевича Поджегина уби, и сжали си о сих, сам поиде с братиею своею в Нижний Новград, оттуду же Царя Шиг-Алея к Казани посла, с ним же посла Воевод своих по суху. Они же шедше на усть реки Суры, поставиша град Василь, и улусы Казансшя повоеваша, и со миогим пленом здрави приидоша к Великому Князю”.

28 Софийский собор в Новгороде построен в Княжение Ярославово. Вот что сказано о сем в 1-м томе Софийского временника, на стр. 155: “В лето S'ФНГ (1045) заложи Володимир Ярославич Церковь Святую Софию Новегороде” и ниже: “В лето SФНИ (1050) священена бысть святая София в Новегороде, на Въздвижение честного креста, повелением Великого Князя Ярослава”.

30 Россияне, до крещения их в 989 году Великими. Князем Владимиром, действительно поклонялись языческим богам, но не Юпитеру, Марсу и Сатурну, как утверждает Автор. Они имели свою особенную Мифологию.

31 В древней Апостольской Церкви, равно как и на Никейском соборе, не было вопроса об исхождении третьего лица Св. Троицы. Вопрос этот возник в первый раз в 581 году, на Константинопольском соборе, который признав правильным Символ веры, составленный на ocнoвaнии Евангельского учения собором Никейским, присовокупил к нему и учение о Св. Духе, для опровержения ложного мнения Константинопольского Пaтpиapxa Македония, не признававшего божественности Св. Духа. Учение это, выраженное словами: “и в Духа Святого Господа животворящего, иже от Отца исходящего” основано на следующем изречении Евангельском: “Егда же приидет утешитель, его же аз послю вам от Отца, Дух истины, иже от Отца исходит, той свидетельствует о мне”. (Иоанн XV. 26). Не смотря на ясность этого выражения, Западное Духовенство, через 18 лет после первого Константинопольского собора, а именно к 399 году, на соборе Толедском, созванном противу Прискилиан и состоявшем из 19 Епископов, неизвестно почему к учению Символа об исхождении Св. Духа от Отца прибавило: и Сына. Об этом нововведении Восточное Духовенство узнало не ранее, как в правление Карла Великого, который, по свидетельству дееписателей, сам был ревностным поборником такового изменения и даже для утверждены оного созвал особенный собор в Аквисгране (Ado. Arch. Vien. Chron, ad an. 809). Собор этот не мог однако решить предложенного ему вопроса и, после продолжительных прений, положил отправить Посольство к Папе Льву III, для испрошения согласия его на включение в Символ веры вышеозначенного прибавления. Посольство это, состоявшее из двух Епископов: Берегарда и Иессея и духовного Сановника Аввы Адельгарда, не имело однако желанного ycпеxa; ибо Лев III не только не согласился на изменение Символа, но даже, для предостережения потомства, повелел вырезать его в первоначальном виде на двух серебряных досках и поставить в храме Св. Петра, с следующею надписью: Наес Leo posui amore et cautela orthodoxae Religions, т. е. Я, Лев, поставил cиe из любви к Православной вере и для ее охранения. Впрочем, не один он показал себя в это время на Западе противником нововведения. Православие нашло еще и других, столь же ревностных защитников в знаменитом Алкуине, друге и соратнике Карла Великого и в Аквилейском Патриархе Павлине. Вот как первый из них объясняется о изменении Сумвола веры в послании своем к Лионским братиям: “Любезнейшие братия! Всеми силами вашими блюдитесь нового учения Испанского, в веровании следуйте по стопам Св. Отцев и пребывайте в святейшем соединении с Церковию; ибо написано: не преступай преданий Отцев и к Символу Католической Церкви не прибавляй ничего нового; не следуй преданиям, досель неслыханным, а шествуй по гладкой стезе учения Апостольского, дабы чрез изгибы какой либо новизны не совратиться с пути истинного” (Ор. Alс. Paris. 1617. num. 69). Этого краткого Исторического известия достаточно кажется для доказательства, что Церковь Греческая неизменно содержит тот символ Веры, который постановлен был Святыми Отцами на Никейском соборе и подтвержден на Константинопольском, и что Западная Церковь произвольным изменением его отступила от догматов, предписанных ей первыми ее учредителями.

32 Таинство Евхаристии, как в Греческой так и в Российской Церкви, совершается в том самом виде, как совершено оно было Спасителем на Тайной Вечери. В этом удостоверяют нас свидетельства Евангелистов Матфея (Гл. XXVI), Марка (Гл. XIV) и Луки (Гл. XXII) и Святого Апостола Павла (1 Корин. XI), которые, говоря о Тайной Вечери, выражаются просто: Приими хлеб и пр.; без прибавления , что этот хлеб был пресный, чтобы они конечно не преминули объяснить; ибо во всех местах Св. Писания, где только говорится о хлебе опресночном, следует таковое пояснение. “Да возмеши же тельца единого от говяд, и овна два непорочна, и хлебы пресны.” (Исх. XXIX. 1: 2). “И простре Ангел Господен конец жезла, иже в руце его, и пренкоснеся мясом и хлебом пресным”. (Кн. Суд. VI, 21). “Не вхождаху жерцы высоких ко олтарю Господню в Иеpycaлиме, но токмо ядяху опресноки посреди братии свося” (4. Кн. Царств XXIII. 9). На замечание тех, которые стали бы утверждать, что на Вечери Господней не могло быть иного xлебa, кpoме опресночного, ибо законом Моисеевым возбранялось в течение всех семи дней Пасхи употребление квасного хлеба (Да не снеси в ню квасного: седьм дней да яси в ню опресноки, хлеб озлобления, яко тщанием изыдосте из Египта, да поминаете день исхода вашего от земли Египетския все дни жития вашего. Да не явится тебе квасно во всех пределех твоих седьм дней и пр. Второзат. XVI. 3, 4), достаточно возразить, что Пасха Новозаветная совершена была Спасителем целыми сутками ранее Пасхи Иудейской и потому весьма легко мог Он, совершить ее на хлебе квacнoм. Если же нам заметят, что день, в который совершена была Новозаветная Пасха, назван у Евангелистов Матфея и Марка первым днем опресночным, то на таковое замечание ответим мы следующими словами Иоанна Златоуста: “В первый опресноков, бывший прежде опресноков, день, рече. Обыкоша бо от вечера всегда числити день, и поминает день той, его же в вечер Пасха имеяше жретися. В пятый бо Субботы преступиша. И день сей прежде опресноков, нарицает Матвей время, в неже приступиша; Лука же тако глаголет: прииде же день опресноков, в оньже подобно бе время жрети Пасху. Сим речением, прииде, cиe назнаменуя, близ бе, при дверех бе оный, сиесть помина вечер. (Беседа на Еванг. Матф. Москва. 1781. лист 537 па обороте)”. Впрочем, и самые последователи западной Церкви не всегда употребляли опресноки при Священнодействии. Более восьми веков совершали они Таинство Евхаристии на хлебе квасном. В этом удостоверяет нас свидетельство Кардинала Боны, который в 1-й Книги своей о “Литургии (Гл. XXIII) пишет следующее: “Больше осьмисот лет в Западной Церкви употребляем был хлеб квасный, но в конце; девятого века введены опресноки. Так как в непраздничные дни причащался один Священник, и народ в некоторых местах или не приносил хлеба, или приносил неспособный к Священнодействию, то приуготовление хлеба и предоставлено было Священнику к клиру. Поелику же опресноки делать удобнее, то и начали употреблять их вместо квасного хлеба, что и принято было в последствии всеми Римскими Церквами”. Платина в жизнеописании Пап (Historia В. Platinae de vilis Pontificum Romanorum. Colon. Agrip. M. DCXI. p. 17) приписывает введение опресноков Папе Александру I-му, преемнику Папы Евариста; но показание его не подтверждено никакими достоверными свидетельствами.

33 Для опровержения мнения П. Иовия стоит только раскрыть известную книгу: Православное исповедание веры, составленную Киевским Митрополитом Петром Могилою, исправленную на соборе, бывшем в Молдавии и одобренную всеми четырьмя Восточными Патриархами. Вот что сказано в 1-й части ея на 65-й вопрос: что надобно думать о милостынях и благотворениях, которые делаются в пользу умерших: “Умирающие грешники непременно ввергаются в геенну, но cиe состоит во власти Божией, так что Бог может и простить их, т. е. за приношения и подаяния, делаемые в пользу умерших. Они не мало полезны и в тяжких грехах умершим .... Посему не престанем стараться милостынями и молитвами нашими умилостивлять Того, который имеет власть ввергнуть; но не пременяемо употребляет власть свою, а может даровать и прощение”. В той же части на вопрос 66-й: что мы должны думать об огне чистилищном? сказано в ответ: “Нигде в писании не упоминается о нем, т. е., чтобы было временное какое наказание, очищающее души по смерти. За cиe особенно мнение Церковь и осудила Оригена на втором Константинопольском соборе. Притом очевидно, что по смерти душа не может принять ни одного Таинства Церковного. Если бы она могла что-нибудь сделать в удовлетворение за грехи свои, то могла бы иметь часть и в Таинстве покаяния. Но поелику cиe противно православному учению, то Церковь правильно поступает, что приносить за умерших безкровную жертву и воссылает к Богу молитвы об отпущении грехов их. Сами же они не терпят никакого наказания, посредством которого бы очищались. Что касается до басен тех людей, которые говорят, что души, отшедшие от мира без раскаяния, наказываются на рожнах, в болотах и озерах, — Церковь никогда не принимала оных”. После этого свидетельства нам остается только заметить, что и сама Западная Церковь до времени Тридентского Собора (1347—1565) не признавала учения о чистилище в числе догматов своей веры.

34 Тут должна быть ошибка, ибо по уставу Греческой Церкви, мясоядение равно воспрещается как по Средам так и по Пятницам.

35 Вигилями называются в Западной Церкви кануны больших праздников.

36 Праздник Трех волхвов торжествуется Западною Церковью в день Богоявления Господня, т. е. 6-го Января.

37 Великий Князь Василйй Иоаннович родился 25-го Марта 1478 года, а вступил на престол 27-го Октября 1505 года, следовательно ему было тогда 27 лет, а не 19, как утверждает Автор.

38 В подлиннике сказано: “Coeterae vero, quae de formae pudicitiaeque et morum dignitate contenderant, saepe eodem die in gratiam Principum, proceribus atque militibus nubunt.

39 В Княжение Василия Россияне вовсе не вели войны с Ливонским орденом. Война эта началась и кончилась при отце Василия, Иoaнне III. Вот что было поводом к оной. В 1494 году в Ревеле сожгли всенародно одного Русского подданного, уличенного якобы в гнусном преступлении; при чем некоторые легкомысленные Граждане объявили, что они охотно бы сожгли и Великого Князя, если бы он сделал у них то же. Слова эти, доведенные до сведения Иоанна и частые пртеснения, чинимые купцам Новгородским от жителей Ревеля, до такой степени раздражали Великого Князя, что он немедленно потребовал, дабы Ливонское Правительство выдало ему Магистрат Ревельский. Получив отказ, он повелел схватить всех Ганзейских купцов, бывших тогда в Новегороде, отнять у них товары и имущество и заключить их самих в оковы. Тщетно Послы Великого Магистра, семидесяти Ганзейских городов и Короля Польского молили Иоанна об освобождении несчастных узников. Более года томились они в темнице (где многие из них умерли) и хотя были наконец выпущены, но товаров им не возвратили. Этот поступок Иoaннa, внушенный ему столько же местию, сколько и политикою, потому что он видел в Ганзейских купцах проповедников духа мятежа и неповиновения, возбудил противу Великого Князя Ливонский орден. Магистр этого ордена, Вальтер фон Платтенберг, муж храбрый и благоразумный, воспользовался предложениями Князя Литовского и, заключив с ним в 1501 году тесный союз, открыл враждебные действия противу Poccии тем, что захватил, ограбил и заточил в темницу боле 200 наших купцов, торговавших в Дерпте. Возгорелась жестокая война. В первой битве на Сирице Русские потерпели поражение, но потом близ Гельмета разбили воинство Ливонское, ослабленное жестокою повальною болезнию. Этим однако не кончилась кровопролитие. Оно продолжалось весь следующий год с равным ожесточением с обеих сторон и уже не прежде, как в 1503 году, заключено было между Магистром и Иоанном перемирие на шесть лет. По прошествии этого срока, в 1509 году, Василий, преемник Иоанна, в следствие особенной просьбы Императора Максимилиана, согласился заключить с Ливониею мирный договор на 14 лет и освободить Ливонских пленников, а в 1513 году этот договор был возобновлен еще на 10 лет (см. Кар. И. Г. Р. Т. VI. стр. 262, 305 и 322 и Т. VII. стр. 25 и 119).

Текст воспроизведен по изданию: Библиотека иностранных писателей о России. Т 1. СПб. 1836

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.