Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИОАНН ЭФЕССКИЙ

ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ

КНИГА 4

[Первые главы книги не сохранились, из конца 5-й главы известно, что священник Лонгин, “сослуживший” патриарху монофизитов Феодосию, когда он стал старцем, был поставлен епископом Нубии, о чем “рассказано для памяти” в последующих главах “Истории”].

Глава 6

О варварском народе нобадов, обращенном в христианство, и о причинах его обращения.

В синоде папы Феодосия был один старец, прекрасный священник, по имени Юлиан, охваченный духовной ревностью по поводу заблуждений народа, который находился на границе восточной Фиваиды в Египте, не был подчинен государству ромеев и даже получал мзду с тем, чтобы не вторгаться и не брать в полон в Египте. Заботясь об этом народе, блаженный Юлиан явился и сообщил покойной царице Феодоре, чтобы вызвать ее усердие к обращению этого народа. Царица горела ревностью Божией, она приняла (его) с радостью и обещала, что будет сделано все, чтобы отвратить этот народ от заблуждения почитания идолов. Об этой радости она известила победоносного императора Юстиниана и обещала позаботиться, чтобы блаженный Юлиан был туда послан. Император же не обрадовался, когда узнал, что этого противника собора (Халкидонского) стремятся послать туда, предполагая написать своим епископам в Фиваиду, чтобы они отправились поучать их и установили там имя (значение) собора. И поскольку у него возникло рвение, он поспешно первым направил туда посланцев с золотом, крещальными ризами и подношениями царю этого народа и с писаниями дуксу Фиваиды, чтобы он позаботился о его посланце и отправил его к тому народу.

Когда об этом узнала царица, и она тотчас с хитростью составила письма к дуксу Фиваиды и послала магистриана. “Так как я и император решили направить посла к народу нобадов, то вот я и посылаю благого мужа, по имени Юлиан, и я желаю, чтобы этот мой до того [посланного] императором прибыл к этому народу. Да будет тебе известно, если ты сделаешь так, что тот прибудет туда раньше моего, и ты не задержишь его под предлогами [разными], пока не прибудет мой благой [посланец] и не будет отправлен и не достигнет [нобадов], то не будет тебе жизни. Я пошлю туда, и тотчас снимут твою голову”. [489]

После того как получил это дукс Фиваиды, прибыл к нему посол императора, он удерживал его, говоря: “Подожди, посмотрим, чтобы мы приготовили тебе [вьючных] животных, чтобы мы приготовили людей, знающих пустыню, тогда ты сможешь отправиться”. Так он удерживал его, пока не прибыли посланцы благочестивой царицы, которые нашли приготовленными животных и людей. В тот же день как бы насильно они захватили животных и отправились первые.

[Дукс] послал сказать императорскому [послу]: “Да будет тебе известно, что я приготовил тебе и хотел послать к тебе, [но] прибыли посланцы царицы, напали на меня силой, захватили животных, отправились и уехали. Страх перед царицей хорошо мне известен, поэтому я не посмел противиться им. Но подожди еще, пока я вновь не приготовлю тебе, и ты отправишься с миром”. Когда тот это узнал, он разорвал его одежды, унижал [его] всячески и ругался.

Через несколько времени выехал и он, отправился наконец, не зная об обмане, который был.

Глава 7

О прибытии блаженного Юлиана и бывших с ним в землю нобадов, о том, как они были приняты, и о прочем, что с помощью Божией они там совершили.

Когда блаженный Юлиан и бывшие с ним посланцы достигли страны, они послали к царю и его знатным и известили их. Навстречу им выслали войска, приняли их с радостью, доставили их в свою страну к своему царю, и он принял их обрадованно. (Юлиан) отдал писания царицы, прочитал и сообщил их содержание, они приняли также богатые подношения, многочисленные одежды крещения, все приготовленное.

Тотчас они предались восторгу, отверглись от всех заблуждений своих отцов, исповедали Бога христиан, говоря: “Есть один Бог истинный, и нет другого, кроме него”. Он учил их многому, обучил, и они узнали; он сообщил им и следующее. “Так как между христианами относительно веры произошло некое разногласие, поэтому и блаженный Феодосии, когда его просили принять [постановления собора], отказался, и император лишил его престола, царица же приняла его и радовалась ему, потому что он стал за правую веру и за это был лишен престола. Поэтому она послала нас к вам, чтобы вы следовали за папой Феодосией, в его веру были крещены и его правду хранили. Послал также к вам послов и император, вот они [490] прибудут после нас”. Они учили их, как их принять и какой дать ответ. Когда все это было условлено, тогда прибыл посол императора, вошел и представил их царю письма и подарки. Они также сообщили, как им было приказано говорить, сказав: “Нас послал к вам наш император ромеев, если вы станете христианами, вы присоединитесь к церкви и к тем, кто ее поддерживает, а не будете блуждать с теми, которые изгнаны из церкви”.

Когда услыхал это царь нобадов со своими знатными, он ответил им, говоря: “Мы принимаем подарки императора ромеев, и мы пошлем ему подарок, веру же его мы не принимаем. Если мы удостоились стать христианами, то мы пойдем за папой Феодосией, который не захотел принять ее [т. е. веру] из-за зловерия императора, а тот изгнал его из церкви. Мы же от язычества и заблуждений удаляемся не для того, чтобы вновь попасть в зловерие, которое не принимаем”. Так отпустили послов, написав все это.

Оставался блаженный Юлиан у них на время 2 лет, страдая от большой жары. Он рассказывал, что с 3 часов до 10, обнаженный и перепоясанный льняным [поясом], как все местные люди, он погружался в пещеру, полную воды, и сидел, поднимаясь из воды только ради того, чтобы дышать. Но он был тверд, он поучал царя, его знатных и много бывшего с ним народа. Он взял с собой одного епископа из Фиваиды, старого мужа, по имени Феодор. Когда он их обучил и определил, он поставил им этого епископа, уехал от них и прибыл в Константинополь. В нашем присутствии он был с большой честью принят царицей, рассказав относительно этого большого народа удивительное и многое [много удивительного]. Из-за множества рассказов мы воздержались написать их все и использовали только немногие.

Глава 8

О том, что, когда покидал мир блаженный Феодосии, он вспомнил этот народ и приказал, чтобы тотчас был им послан туда епископом Лонгин, так как и Юлиан умер.

В день смерти папы Феодосия он вспомнил этот народ, особенно потому, что незадолго умер и блаженный Юлиан, который их обучал, и успокоилась душой царица Феодора. Он приказал, чтобы там был блаженный Лонгин как муж усердный и могущий совершенно обратить и утвердить их в христианстве. Тотчас после кончины папы Лонгин был поставлен епископом [491] туда и стал готовиться к отъезду. Когда положены были его пожитки на отходящий корабль, нашлись люди, о которых написано — “зубы их, как копья и стрелы, а язык их, как острый меч”, которые пошли и сказали императору: “Да будет тебе известно, что Лонгин стал епископом и что он враг нашего дворца, положены его пожитки на корабль отходящий. Если он отправится, то, так как он муж гневливый, он отправится и прибудет к этому народу и тотчас возбудит их к войне и полону земли ромейской. Итак, прикажи тотчас взять его”. Когда узнал это император, распалился гневом и приказал схватить, снять его пожитки с корабля, так что ему было невозможно выехать. С того времени прошло 3 года, что его стерегли. Наконец, зная, что его стерегут и не дают уехать, он изменил свою внешность, надел на голову волосяной парик, 12 так как он был совсем лысым. Тогда, взяв двух отроков с собой, бежал, и освободил его Бог. Он отправился, прибыл и был принят в той земле торжественно, с большой радостью. Снова он всех обучал, просвещал и учил. Он учредил там церковь, установил клир, научил порядку служения и всем правилам христианским.

Когда он бежал и император узнал об этом, то страшно разгневался, приказал захватить все морские пути и стеречь все дороги, написать во все области, но все явилось напрасным. Лонгин побудил царя этого народа направить посла к императору ромеев с подарками и подношениями. Он был принят, почтен при нас (в нашем присутствии) и других, он похвалил Лонгина, говоря: “Хотя мы и были христианами по имени, что такое христианство действительно (мы не знали), пока не прибыл к нам Лонгин и не обучил нас”. Он много и хорошо говорил о нем, но император был недоволен и молчал.

Глава 9

(Перевод Е. Н. Мещерской)

О том, что от Феодосия, архипресвитера, и Феодора. архидиакона клира церкви православной Александрии, к Лонгину было написано.

Итак, когда провел Лонгин в стране той более или менее 6 лет, сатана, завидующий всему доброму, затеял отвратить и вывести его оттуда. И произошли по причине сей ущерб, и разделение, и раскол в церкви. Он сделал (так), что письма к нему от главы клира Александрии Феодосия, архипресвитера, и от [492] Феодора, сына сестры его, архидиакона, были написаны, дабы призвать его покинуть ту страну, и прийти в пределы Александрии, и поставить им папу, и помочь церкви. Сие и было то, что стало началом зла и разделения. Письма же эти получив, Лонгин взволновался, и загорелся пылким рвением, и, презрев всю опасность смерти, стал готовиться к тому, чтобы покинуть страну ту и то, что приказано было ему письмами теми, совершить и исполнить. Когда же это узнал царь и все вельможи его, они собрались и все (сделали) для того, чтобы он не уходил. Он же показал письма, говоря: “Дело, для которого приказано мне уйти, — оно для общего (блага) всей церкви, и поэтому не могу я не идти”. И снова препирались они с ним, и плакали, и стенали, говоря: “Опять, как и прежде, мы будем покинуты, подобно сиротам без отца”. И так, в горе и с плачем горьким, они отпустили его и снабдили его всем для путешествия...

Глава 21

О ревности и усердии Мундара бар Харита, царя арабов.

Ибо и Мундар бар Харит, царь арабов, муж верующий, ревностный и усердный, в течение длительного времени настаивал и убеждал обе стороны прекратить гнев и раздоры, сойтись друг с другом, переговорить и побеседовать друг с другом, но с ним не согласились сторонники Иакова. Павел же был согласен вместе с Мундаром и со многими, чтобы они рассмотрели и расследовали то, что посеял между ними сатана. С давнего времени, с дней Харита, его отца, они считали старца Иакова великим мужем, а затем и Павла, так что, когда все это раздражение, споры и разделение были между ними, не согласились сторонники Иакова примириться, было разделение во всем войске арабов, многие из них были обижены, из них одни были за Павла, другие — за Иакова.

Глава 22

О том, как отправились Лонгин и Феодор, который сделался папой, в области Сирии и (земли) сторонников Павла.

Из-за того повсеместно, особенно же во всей Сирии, были споры и противоречия. Лонгин и бывшие с ним, Феодор, ставший патриархом, отправились в Египет, а оттуда в восточные области Сирии, спустились к сторонникам Павла для того, [493] что-бы объединиться со сторонниками Иакова и, если возможно, разрешить различия и зло, разделявшее их. В то время как Феодор остался мирно в городе Тире, Лонгин отправился в Хирту дома Харита бар Габалы к Мундару бар Хариту. Когда он в своем ответе сообщил точно всю правду, усердствовал царь Мундар, чтобы собрать их, примирить, но сторонники Иакова совсем с ним не согласились.

[Далее следует подробный рассказ о клерикальных спорах между сторонниками Павла и Иакова Барадея].


Комментарии

12 Буквально: “шлем”.

Текст воспроизведен по изданию: Сирийская средневековая историография: Исследования и переводы. СПб. Дмитрий Буланин. 2000

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.