Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СТЕФАНО ИНФЕССУРА, ИОГАНН БУРХАРД

ДНЕВНИКИ О СОВРЕМЕННЫХ РИМСКИХ ДЕЛАХ

CIVIS ROMANI. DIARIA RERUM ROMANARUM SUORUM TEMPORUM

В лето господне 1294, в навечерие праздника рождества христова, избран был в Неаполе папой кардинал Сан Мартино в Монте из рода Гаэтани и назван Бонифацием VIII. В это время борьба партий гвельфов и гибеллинов 1 находилась в полном разгаре и вызвала большие разногласия, прежде всего между названным папой и преданным гибеллинам родом Колонна. Колонна возбуждал против папы враждебную ему партию, имевшуюся и в Ананьи. Разгневанный этим папа (Бонифаций VIII - слова, помещенные в скобках, принадлежат редакции и вставлены для облегчения чтения) отнял у представителей семьи Колонна церковные должности, замки и все их поместья и владения, которые они имели в Церковной области.

В следующем году, в день св. апостола Андрея (30 ноября) неожиданно произошло сильное землетрясение, какого еще никогда не было. Землетрясение продолжалось много дней, с небольшими перерывами, причем было разрушено множество домов. Папа, находившийся со всем своим двором в Риети 2, боялся быть убитым обломками или задохнуться под ними и поэтому приказал, чтобы в монастыре братьев проповедников, среди обширного луга, была построена деревянная хижина, в которой он жил долгое время, несмотря на жестокую холодную зиму. Тогда же, еще во время землетрясения, появилась комета. [34]

В 1300 Т. праздновался юбилей святого года. На это празднество в Рим собралось так много народа, что едва ложно было пройти по улицам. Для участия в празднестве в Рим прибыл также брат французского короля Филиппа, граф Карл Валуа 3, который женился на дочери последнего императора константинопольского Балдуина 4 и получил от папы Бонифация (VIII) заверение, что тесть его 5 вернет себе обратно империю, из которой его изгнали. Папа охотно дал свое согласие на это, рассчитывая при помощи этих князей послать в Азию войско и снова завоевать святую землю. Для подавления, восстаний, вызванных распрями между гвельфами и гибеллинами, папа послал в Тоскану своего легата, которой, однако, не имел там никакого успеха, несмотря на приказы, которые он издавал.

Тогда папа послал туда Карла Валуа. Карлу удалось прекратить смуту лишь тогда, когда после жестокой борьбы гибеллины были изгнаны из города. Питая все еще надежду вновь отвоевать Иерусалим, папа послал своего епископа из Памье к королю Франции Филиппу с поручением склонить короля принять участие в этом предприятии. Когда епископ увидел, что просьбами ничего нельзя добиться от короля, он в возбуждении разразился угрозами; Филипп впал в гнев и приказал тотчас же заключить епископа в тюрьму. Узнав об этом, папа Бонифаций немедленно послал во Францию архидиакона из Нарбонны, он должен был именем папы приказать королю освободить епископа Памье и в случае неудачи публично объявить королю о возвращении французского королевства обратно церкви 6, отлучить короля от церкви и освободить французов от присяги верности королю. Все это названный архидиакон проделал с величайшим рвением и действительно принудил короля выпустить епископа на свободу. Чтобы отомстить папе за перенесенную обиду, король издал закон о том, что никто из его подданных не смеет покидать государство для поездки в Рим или пересылать туда каким бы то ни было путем деньги. Тогда Шиарра Колонна 7, находившийся с неким французским рыцарем Вильгельмом Ногарэ 8 в гавани Марсель, собрал вокруг себя несколько друзей и, одетый нищим, неожиданно вернулся в Рим. Сделал он это по приказанию названного французского короля Филиппа. Ногарэ, поддержанный своими сторонниками, которых папа Бонифаций долго преследовал, проник ночью, тайком в Рим. Шиарра открыл ворота, ворвался в папский дворец, взял папу в плен и отвез его в Рим. Убитый горем папа прожил после этого только 35 дней и был погребен у св. Петра 9

Его сменил другой папа, избранный в Перуджии. Этот папа, по имени Бенедикт XI, происходил из ордена братьев проповедников. Его папство продолжалось лишь 8 месяцев. [35]

II. ПАПСКИЙ ДВОР ВО ФРАНЦИИ

После Бенедикта XI папой был выбран архиепископ города Бордо (во Франции). Избрание же происходило в Перуджии. Этот папа боялся ехать в Рим короноваться, как он обещал святейшей коллегии; последняя должна была отправиться во Францию и там его короновать. Наполеоне (Орсини) де Монте разбил сопротивление кардиналов и отправился во Францию; за ним последовали все остальные, и новый папа (Климент V) был коронован (в Лионе, избрав резиденцией г. Авиньон). Французский король просил папу Климента (V) восстановить в звании кардиналов Пьетро (Колонна) и Якопо (Колонна) и сжечь кости папы Бонифация VIII. Тогда поднялся испанский кардинал, попросил слова и сказал: “Если сожгут кости Бонифация как еретика, и ты согласишься на это, то ты – не правомочный папа, так как он поставил тебя архиепископом Бордо. Если Бонифаций не папа, то он не мог поставить тебя архиепископом; мы же тебя избрали папой как архиепископа Бордо”. За ним поднялся синьор Пьетро, но Стефано делли Роселли, схватившись за шпагу, произнес: если кто-либо скажет, что не должно сжигать кости Бонифация, тот будет говорить, как изменник. Он доказал бы это со шпагою в руке, если бы возражал не папе. Тогда папа приказал схватить его и отрубить ему голову. Однако французский король (Филипп IV Красивый) выпросил его у папы как осужденного на смерть. Сделал это король ради услуги, оказанной этим человеком его жене, когда в ее комнате возник пожар. Королева наверное сгорела бы, так как ни один француз не хотел подвергнуться опасности. Синьор Стефано ринулся в огонь, чтобы спасти королеву, и вместе с синьором Пьетро некоторые люди вскарабкались на крышу, схватили королеву и таким образом спасли ее. Папа отправился в Авиньон, где папский двор и пребывал до Урбана V.

III. СОБЫТИЯ ПО ВОЗВРАЩЕНИИ ПАПСКОГО ДВОРА ИЗ АВИНЬОНА

В лето 1378, 16 июля, появились бретонские наемные банды у Понте Саларо и тут же устроили римскому народу большую кровавую баню. Эти бретонцы появились по наущению кардиналов, находившихся в Ананьи. Папой же тогда стал Урбан VI. Он пробыл в Риме до мая, так как 29 апреля 1379 г. римляне одержали победу над бретонцами, перебив все население. Тогда же произошло возмущение в замке Ангела; римляне осаждали его с ноября 1378 г. [36] до апреля 1379 г., когда замок сдался; римляне разрушили его столь основательно, что в течение многих лет там паслись козы.

В мае месяце римское войско направилось в Марино, так как синьор Джордано (Орсини) предался бретонцам. Римляне были в походе 18 дней, затем заключили мир, и синьор Джордано дал обещание быть постоянно на службе у римского народа.

В 1389 г. папой избран был Бонифаций IX. Его понтификат продолжался 14 лат и два месяца. Он был избран по смерти Урбана VI. Папа вновь получил господство над Римом, которое ему передали Натоло и Петруччио Саво, бывшие до того времени членами синьории. Они заявили папе: “Если ты хочешь господствовать над римским государством, то должен восстановить крепость Ангела”. Папа крепость построил, и когда она была готова, благодарность, какую он оказал за это Натоло и Петруччио, состояла в том, что он приказал отрубить им головы, сказав: “Оба передали мне государство в руки, а теперь хотели его вновь от меня отнять”. С этого времени папа пользовался полной властью. Он приказал кардиналам заняться земледелием; ведь руббио 10 зерна стоило один флорин, а иногда 40 сольди.

В лето 1404, в первый день месяца сентября, скончался папа Бонифаций IX, и римский народ восстал, чтобы отвоевать обратно свою свободу; весь Рим был забаррикадирован, и каждый день прибывали люди к баррикадам. Орсини и церковь были на одной стороне, Колонна с народом на другой. Капитолий и Торре ди Меркато перешли к восставшим, причем поздно вечером Орсини прошли через Порта Каотелло и с римлянами, оставшимися верными церкви, направились на помощь находившимся в Капитолии; когда они были у дворца Росси, на них набросились Колонна со своими сторонниками. Произошел рукопашный бой. Многие пали с той и другой стороны. Орсини проиграли сражение, так как привлекли на свою сторону немного народа. Масса была за Колонна.

В названный год, 10 октября, кардиналы отправились на конклав, происходивший во дворце св. Петра. Между ними возникло большое разногласие по поводу выбора папы; наконец все пришли к одному решению и выбрали папой архиепископа Болоньи из Сульмоны, назвавшего себя папой Иннокентием VII. Римляне были очень довольны выбором и устроили по поводу этого празднества.

15-го названного месяца в Рим прибыл из Неаполя король Владислав 11; въезд происходил через городские ворота у св. Иоанна в Латеране. Римский народ поспешил выйти ему навстречу с префектами городских кварталов и оказал большие почести. Папа принял его также с большими почестями и передал ему покровительство над Побережьем и Кампаньей на 5 лет. Между тем город все еще оставался [37] забаррикадированным; король Владислав долгое время вел переговоры с папой и кардиналами, пока они без всякого условия передали Капитолий римлянам. Таким образом король побудил римлян к миру, и они получили вновь свободу.

В апреле 1405 г. римляне направились против врагов семьи Колонна и вступили с ними в борьбу. За народом последовал из Рима приор, чтобы быль посредником при заключении мира; он сделал это против воли-римской синьории. После заключения мира синьория приказала взять в плен приора и отсечь ему голову, так как мир был заключен вопреки сделанным распоряжениям.

2 августа 1405 г. римляне вышли ночью, чтобы занять Мильвийский мост. Они подожгли его и сражались весь следующий день, но моста взять не смогли. На той и другой стороне было много раненых. На следующий день папа Иннокентий VII и римляне заключили договор, в силу которого мост был передан им; но папа не захотел его передать; тогда согласились на том, что папа должен сломать мост. Мост был посредине разобран, а затем папа приказал возвести укрепления от Пьяцца Кастелло до самой реки.

5-го названного месяца папа послал за членами синьории с просьбой прибыть к нему для переговоров; он хотел, чтобы между ними и всеми партиями был заключен мир. На вызов папы явились двое правителей, двое префектов городских кварталов, несколько чиновников и некоторое количество граждан. Во время переговоров папа сказал им: “Идите к синьору Лодовико да Фермо 12 и установите совместно с ним условия договора”. Они отправились. Когда они находились у госпиталя Санто Спирито и проходили через третью дверь, то были перебиты Лодовико да Фермо, все — один за другим. У них отняли лошадей и, к великому позору римлян, трупы убитых выбросили из окна Санто Спирито на улицу. Много римлян бежало. Убитых было 11. По этой причине папа в тот же день выехал из Рима и направился в Витербо, боясь римлян; он уехал вместе с Лодовико да Фермо и всей своей свитой.

6-го названного месяца Джованни Колонна со многими римлянами перешли мост и предали дворец- папы разграблению; были также разграблены все дома папских придворных. Римляне не могли простить обиды за убитых из их среды.

20 августа прибыло войско неаполитанского короля. Римляне разрешили войскам проходить улицы вдоль реки, и они продвинулись до Порта Кастелло. С войском шел и Джованни Колонна. В это время крепость Ангела начала борьбу против римлян и открыла стрельбу по городу. Римляне хотели устроить на мосту Ангела баррикады, но войска, стоявшие на другой стороне моста, не допустили этого, захватили мост и подожгли несколько домов. Тогда римляне вошли в соглашение с начальниками названных войск, согласно [38] которому римляне дадут войскам провиант, а последние за это разрешат устройство баррикад на названном мосту. В следующую ночь римляне поспешили возвести указанные баррикады, и когда все было готово, отказались доставить войскам провиант; поэтому крепость Ангела беспрерывно обстреливала римлян.

На следующий день, 21 августа, взбунтовались Капитолий и синьория, управлявшая Римом; многие граждане, боясь народа, заперлись в Капитолии; в тот же день Никколо Колонна и Баттиста Савелли с другими римлянами бежали из города, опасаясь за свою жизнь.

23 августа Капитолий сдался народу на условии свободного выхода гарнизона. Все башни и Торре ди Меркато были разрушены.

1 сентября римляне возвели у крепости Ангела, занятой неаполитанцами, баррикады, выстроив их посреди площади. В следующую ночь поднялся сильный ураган с проливным дождем, так что несколько свинцовых плит с крыши Санта Мариа Ротонда, сорвавшись, упали на соседние дома, причинив им большие повреждения. Колокольня Санто Никколо деи Фервитори обрушилась вместе со всей церковью. По этой причине весь Рим был в великом страхе. Кроме того, римляне находились в постоянном угнетении, не имея возможности покинуть город, так как иначе их имущество было бы разграблено и они лишились бы скота. На этом основании начальники города подали совет послать к папе в Витербо послов и в знак покорности передать папе ключи от Рима. Так и сделали. В Витербо отправились два посла в сопровождении многих граждан.

В 1407 г., 13 марта, папа Иннокентий VII возвратился из Витербо и проследовал через Порта Портезе в Рим. Римляне оказали ему великие почести и устроили большие празднества. Люди бежали по городу с факелами в руках и кричали: “Да здравствует папа!” Иннокентий, проследовав через Трастевере, под балдахином вступил во дворец св. Петра.

В названное лето 1407, 7 ноября, скончался папа Иннокентий VII. Это было в субботу. Когда похоронные празднества были закончены, 14 ноября кардиналы отправились во дворец св. Петра, в конклав и оставались в конклаве до 1 декабря.

1 декабря избран был папой кардинал Константинопольский, назвавший себя папой Григорием XII 13. Он жил в квартале Кампо Марцо; после коронования он покинул Рим и отбыл в Болонью. Папа оставил в городе легатом кардинала Пьетро из рода Аннибальди. Последний вступил во владение церковным государством за папу Григория. После избрания Григория папой римляне оказали ему большие почести; когда после коронации он следовал под балдахином от св. Петра к св. Иоанну в Латеран, с ним шли римские ораторы. И насколько велика была у римлян радость тогда, настолько же [39] велика была печаль теперь, по отбытии из города папы, из опасения, что в городе возможны какие-нибудь беспорядки.

Пьетро Аннибальди назначил городские власти. Он изъял из церквей Рима много сосудов и крестов, приказал расплавить их и переделать на деньги, чтобы оплачивать наемные войска. Вместе с Пьетро на жалованье св. церкви находился тогда и Паоло Орсини.

В 1408 г., при папе Григории, 18 апреля из Неаполя появился король Владислав и остановился лагерем у Остии. Крепость в Остии защищал Паоло Баттиста ди Гоччио; однако король взял ее приступом. Неаполитанские войска причинили римлянам много вреда, забирая у них скот и лошадей. Римские купцы должны были вновь откупать у них скот, а пленные должны были платить выкуп за освобождение; всем этим римляне были весьма недовольны. 21-го названного месяца между королем и римлянами было заключено перемирие на два дня, по истечении которых король договорился с римлянами и послал в Рим своего уполномоченного, назначив сенатором Джанотто Торти.

В 1411 г., по смерти папы Александра V 14, избран был папой Иоанн XXIII 15. В этом году Орсини и сторонники св. церкви держали римское государство во власти св. церкви. Когда папа Иоанн XXIII прибыл в Рим, большинство кардиналов отправилось в Констанцу, где происходил собор. Они приглашали и папу явиться на собор, но он не хотел туда ехать.

Неожиданно папа Иоанн установил налог на вино и повысил налоги на все пищевые продукты в Риме, чем римляне были очень недовольны. В день св. Марка папа устроил процессию от св. Иоанна к св. Петру и хотел, чтобы при этом торжественно была перенесена голова св. Иоанна Крестителя с тою целью, чтобы отослать ее во Флоренцию. За это он получил бы от флорентийцев много тысяч дукатов. Монахини от св. Сильвестра, все граждане из квартала Колонна вместе с префектом этого квартала и многие другие римские граждане не допустили участия мощей в процессии и перенесли их благочестиво и нерушимо обратно к св. Сильвестру. Папе и флорентийцам не удался их план.

В лето 1413, в июне месяце, из Неаполя прибыл в Рим король Владислав, пробил стену у Санта Кроче и вошел со всем своим войском в Латеран к св. Иоанну, где пробыл несколько дней. Вследствие такого вторжения короля папа Иоанн удалился из Рима и переехал во Флоренцию: он выехал в июле месяце со многими римлянами, причем во время бегства многие из них умерли от истощения. Король взял замок Ангела и вошел в Рим, где ему были оказаны большие почести. Руббио зерна стоило тогда 18 гульденов, и многие семейства умерли от голода. Король приказал привезти несколько тысяч [40] руббио зерна из Сицилии и раздать его населению Рима; внесли ему за это только несколько грошей, так как король дарил зерно всем римлянам, — одному много, другому мало. Затем король направился во Флоренцию, но по дороге был отравлен. Он хотел поспать у одной девицы, которой флорентийцы сказали: “Сделай так, и мы обогатим тебя: введи этот яд в твою срамную часть, и он умрет, а ты останешься жива”. И оба умерли.

В лето 1414, 13 сентября, восстал римский народ, поднялись крики: “Да здравствует свобода!” Орсини делла Тройола бросили в тюрьму. Через два дня после этого римский народ вместе с властями пришли к дому Пьетро ди Матуццо, которого и сделали правителем города. Пьетро не хотел этого, но власти и народ захватили его и сказали ему: “Мы и весь народ хотим, чтобы ты был нашим правителем”. 16 сентября произошло восстание, в Трастевере, началось оно криками: “Да здравствуют церковь и народ!” Когда Пьетро ди Матуццо увидел это, он покинул Капитолий, вернулся обратно домой и сложил свои обязанности.

8 октябре месяце названного года прибыл в Рим легат, посланный папой Иоанном XXIII, с кардиналом из Болоньи, Этот легат ввел строгий порядок; правителем был один житель Болоньи.

9 декабря того же года, по приказу легата, отрубили голову Паоло де Паллони, как одному из восставших против власти церкви.

В том же месяце сенатор послал за Джованни Ченчи и просил, не может ли он пообедать у него. Когда Ченчи явился в Капитолий, сенатор принял его с исключительной любезностью и, беседуя с ним, прогуливался. Выбрав подходящий момент, сенатор приказал схватить Ченчи и отрубить ему голову, так как кардинал-легат не доверял Ченчи, как находившемуся на службе у римского народа.

IV. ИСТОРИЯ РИМА ВО ВРЕМЯ ПАПСТВА МАРТИНА V

Божьему милосердию угодно было всем войнам и треволнениям положить конец: оно снизошло и до града Рима, и воля его была такова, чтобы впредь это не повторялось. Кардиналы и очень многие синьоры, находившиеся на соборе, озабоченные всем этим, поставили папой синьора Оддо Колонна, назвавшего себя Мартином. Когда он был избран, возликовала вся земля, особенно город Рим. По этому поводу было устроено великое торжество. Брат папы Мартина, синьор Джордано, сумел установить в римском государстве мир и спокойствие. Это случилось в лето господне 1417, [41] 11 ноября, в день св. Мартина, когда папа отбыл из Констанцы и прибыл во Флоренцию, где пробыл два года и несколько месяцев.

В лето господне 1420, 28 сентября, в субботу в Рим прибыл папа Мартин. Он прошел через Порта Пополо и всю ночь пробыл у Санта Мариа дель Пополо; в воскресенье утром он направился во дворец св. Петра под балдахином через квартал Колонна. От всех кварталов города выступили римские граждане; папе была оказана величайшая честь. Префекты, другие власти и много римских граждан в течение нескольких вечеров ходили по городу с зажженными факелами в руках и восклицали: “Да здравствует папа Мартин! Да здравствует папа Мартин!”

По прибытии в город папа Мартин решил установить строгий порядок, так как Рим совершенно одичал и полон был разбойников. Главным образом он выступил против тех, кто грабил за стенами Рима, и против разбойников, грабивших бедных паломников, приходивших в Рим за отпущением грехов. Папа узнал, что разбои и грабежи происходили на Монте делла Гвардиа и в некоторых других местах. Его святейшество тотчас же принял меры.

В лето господне 1422, 30 ноября, в праздник св. Андрея, в Риме было столь сильное наводнение, что большая часть города была залита водой. Это причинило столь большие повреждения, что невозможно их исчислить. Вина лежала на Браччио да Монтоне, так как он, полный гнева и желая отомстить римлянам за то, что потерял господство над римским государством, по своем отъезде из Рима разрушил мраморные дамбы у Педелупо; память об этом наводнении осталась до сих пор на камне фасада церкви Минервы.

В лето 1424, 2 июня, недалеко от Аквилы был убит полководец Браччио да Монтоне; по случаю убийства врага папы в Риме было большое торжество с увеселительными огнями и танцами. Римляне, с факелами на лошадях, явились сопровождать синьора Джордано Колонна, брата папы. И после того как со всеми врагами было покончено, папа Мартин пользовался в дальнейшем полнотою власти без всяких помех. В его время царили мир и благоденствие, и цена зерна опустилась до сорока сольди за руббио.

Во время его папства был расписан храм св. Иоанна в Латеране, восстановлен дворец при церкви Санти Апостоли, где папа проживал большую часть своего правления.

21 июля 1424 г. брат папы Бернардино приказал сжечь шишки, песенники, амулеты, оракулы и накладные волосы, которыми украшают себя женщины. В Капитолии разведен был костер, и все эти вещи сожжены.

Тогда же была сожжена ведьма Фаничелла, так как она дьявольским образом многих людей испортила и околдовала много лиц; весь Рим сбежался смотреть на это зрелище. [42]

19 февраля 1431 г. у папы Мартина случился паралич языка; это было в понедельник. Во вторник ранним утром он скончался. Весь Рим был опечален его смертью.

1 марта кардиналы отправились в конклав к Санта Мария сопра Минерва, причем вся площадь была забаррикадирована до площади Санта Мариа Ротонда.

3 марта, в субботу, папой был избран Евгений IV, монах-целестинец, венецианец. Тотчас же он направился к св. Петру,

11 марта названный Евгений, по обычному обряду, был коронован у св. Иоанна в Латеране. По своем короновании он вернулся обратно во дворец и устроил открытое заседание консистории; в большой зале присутствовало множество народа, и из-за большого скопления людей в зале отвалилась штукатурка. Народ подумал, что вся зала рушится, и поспешно бежал. В этой давке задохнулся епископ.

Вскоре же после того, как Евгений стал папой, он овладел всеми крепостями, прежде всего замком Ангела.

В 1432 г., 15 апреля, был захвачен вице-камерленго Оддо Поччиа. Взял его Стефано Колонна по приказу папы Евгения, который хотел знать, где находятся деньги и священные сокровища покойного папы Мартина V. Папа приказал Стефано, чтобы он с почетом относился к вице-камерленго, у которого надо было лишь получить деньги и другие драгоценности. Названный Стефано поступил как-раз обратно тому, как велел папа, и вообще Стефано служил папе очень плохо. Поэтому папа Евгений воспылал ненавистью к Стефано Колонна и грозил ему расправиться с ним. Вследствие этого Стефано покинул Рим и бежал в Палестрину, где. повел переговоры с герцогом Салерко, чтобы тот шел на Рим и лишил папу его власти. 23 апреля Колонна появился у городских стен и занял Порта Аппиа. Через день Колонна вторгся в Рим, где произошло сражение в квартале Колонна и у Санто Марко. Противники папы Евгения потерпели поражение, и многие из них были взяты в плен, потеряв лошадей и оружие. Во время отступления Колонна отнял у римлян много скота и произвел большие опустошения, а в то время скота в Риме было очень много, и убытки, причиненные Колонна, не перечислить. Род Колонна удерживал за собой названные ворота в течение нескольких дней, и каждый день там происходило сражение. Пока Колонна удерживал ворота за собой, римский народ постоянно находился в волнении. Никто не работал, и весь Рим был забаррикадирован. Все римляне были вооружены, — как придворные, так и простые люди. Были разграблены дома Стефано Колонна, кардинала Колонна и много других домов. Весь город жил в величайшем страхе. В таком же страхе были папа, кардиналы и весь папский двор, так как все боялись еще худшего. Цена зерна поднялась до пяти и шести с половиной флоринов руббио. Никто не мог пройти через Кампанью без того, чтобы не быть ограбленным. – 20 июня был схвачен архиепископ Беневента 16 [43] а также другие лица, все они происходили из дома Колонна; они были заключены в замок Ангела. 22 октября папа Евгений был отравлен своим шталмейстером Сольдано; Сольдано сделал это по наущению рода Колонна. Вследствие этого отравления у папы отнялась одна, сторона тела, так что он не мог поднять правой руки. 21 мая 1433 г.. в праздник вознесения господня, прибыл в Рим император Сигизмунд, он прошел через Порта Кастелло и с большой торжественностью проследовал к св. Петру; туда же последовали все римские власти. Из каждого городского квартала были назначены представители сопровождать императора. Папа вышел Сигизмунду навстречу до лестницы св. Петра; затем оба проследовали в церковь.

В том же году, в последний день мая, в праздник троицы император был коронован папой Евгением у св. Петра, после чего направился к св. Иоанну в Латеране. Папа сопровождал его до Пьяцца Кастелло, а затем вернулся в свой дворец. Густая толпа народа собралась встречать императора. На мосту св. Петра он возвел в рыцарское достоинство нескольких дворян. Лошадь императора вели папский шталмейстер Сольдано и Манчино, которые изображены на железной двери св. Петра, налево при входе.

V. ПАПА ЕВГЕНИЙ ПОТЕРЯЛ ВЛАСТЬ

В лето 1434, 29 мая, управление государством было отнято от папы Евгения и восстановлено было семь синьоров римской свободы, назвавших себя правителями римской республики; это были следующие синьоры: Джованнк Маттео ди Сант Аньоло, Лелло де Паоло Стати, Чеко ди Строкко, Джованни Куччио ди Вело де Рипа, Джованни Томазо Колонна, Антонио де Скокксла делла Револа, Джордже Таска да Трейо; Пончелло ди Пьетро Венерамери был назначен комендантом Капитолия. Новые правители захватили в плен камерленго – племянника папы и отослали его в Капитолий в дом сенатора, бдительно охраняемый римлянами. По этой причине папа Евгений выехал в тяжелой печали, бросив все, оделся в Трастевере как простой монах-бенедиктинец и сел в лодку вместе с братом Арсинио. Когда римляне узнали о его бегстве, то бежали за ним по пятам и преследовали его стрелами. Однако Евгений спасся и направился во Флоренцию, где оставался до своего возвращения в Рим (28 сентября 1443 г.). Как только он отбыл из Рима, сторонники папы из замка Ангела начали борьбу с городом, непрестанно его бомбардируя. Правители города Рима создали на мосту св. Петра укрепления и возвели крепкую стену. Начальником укрепления был назначен Паоло дельи Тости с пятью наемными [44] офицерами; на укреплении находилось бомбардировочное орудие. Другие укрепления созданы были у Сайта Мариа Траспонти-на и на Пьяцца Кастелло. Названный папа бежал 14 июня.

В том же году и месяце гарнизон замка Ангела в провокационных целях повел себя так, как будто он хотел сдаться римскому народу; находившиеся в замке подняли крик: “Да здравствует народ и власти!” Народ поверил им, и весь Рим сбежался узнать, в чем дело, а Балдассаре да Оффида, начальник гарнизона замка и наместник папы, сказал некоторым из них: “Идите со мной и владейте замком”. Римляне бросились бежать, и когда они находились уже внутри замка, были в большом количестве захвачены в плен. Из замка началась бомбардировка стены укрепления; от страха все разбежались, и весь Рим был в страхе и печали. Власти вернулись в Капитолий, печальные и подавленные, и многие говорили, что граждане кем-то одним из них были обмануты и преданы.

В лето господне 1434, 27 октября, в навечерие Симона и Иуды, народ снова потерял власть, церковь взяла государство обратно в свои руки, и камерленго мог покинуть Капитолий. В Риме устроены были большие торжества сторонниками церковной власти. Правители немедля оставили Капитолий, который тотчас же был занят солдатами церкви и снабжен продовольствием. Все правители, печальные и подавленные, разошлись по домам. В тот же день были святой церковью назначены новые правители, и тогда же прибыл из Корнето в Рим александрийский патриарх Джованни Вителески, дьявольский человек, наводивший страх на каждого. Он остался в Риме как папский легат, а камерленго отправился во Флоренцию к своему дяде, папе Евгению.

В лето 1436, 20 марта, Пончелло взял Порта Маджоре. Ворота Пончелло и его сторонники передали кондотьеру графу Антонио да Понтадера. Рим незамедлительно же забаррикадировался. Кондотьер и люди держались у ворот в течение трех дней. Многие римляне устроили им сражение, и находившиеся у ворот сдались как побежденные. Весь Рим сбежался туда. Говорили, что это сделал Пончелло, потому что раньше он стоял за подчинение города власти церкви и за освобождение камерленго. За это ему обещано было сто тысяч дукатов, которые ему, однако, не были даны. Потеряв терпение, он пошел на такое дело.

В то же лето отрядами патриарха был разграблен, подожжен и разрушен Кастелло Гандольфо. Таким же образом поступили с Боргетто. Разрушены были также дома Пончелло и ряда других, потому что эти синьоры напали на ворота и взяли их. За их головы назначена была цена. После этого патриарх пошел войной на Кампанью, осадил ее, а также Чивиталавинья и Кастельнуово. Названный патриарх захватил в плен кондотьера Антонио да Понтадера и приказал его повесить на оливковом дереве при Скантино в Маритима. Это [45] было 19 мая. 3 июня он разбил лагерь под Сагароло и Палестриной; патриарх отправился туда и оставался там с римским народом, пока не захватил Сагароло и Палестрину, он взял замки в августе месяце и подчинил их церкви. Затем он возвратился в Рим, где ему оказаны были великие почести, каких не получал никогда ни один папа; он шествовал под балдахином от арки ди Санто Вито до церкви Санто Лоренцо в Дамазо. Его сопровождали все римские власти, и раздавались крики: “Да здравствует патриарх, отец города!” Так как в то время был сильный голод, то он из любви к народу снизил цены на хлеб. Его балдахин был поставлен у Санто Лоренцо, как если бы он был папа или император.

Затем патриарх захватил в плен Пончелло и приказал в Риме щипать его раскаленными щипцами, повесить на лобном месте Кампо ди Фиоре и четвертовать, а четыре части тела Пончелло приказал повесить в различных местах Рима. Затем, через некоторое время, патриарх приказал разрушить и сжечь Палестрину, потому что Стефано Колонна восставал против папы; все жители Палестрины были взяты в плен и привезены в Рим как новая добыча.

В лето 1437, в апреле месяце, патриарх вышел в поход против неаполитанского королевства. Но оказалось, что Неаполь и все укрепленные места страны заняты арагонским королем, и по этой причине патриарх вернулся обратно в Рим. В июне месяце он снова отправился в королевство Неаполь, захватил в плен тарентского герцога с двумя тысячами из его отрядов и покорил всю область графа Нола. Область герцога подчинилась власти церкви и названного патриарха. И были совершены там великие дела.

В лето господне 1438 скончался римский император Сигизмунд.

В лето 1438, 12 апреля, Капоччиоло и Гарофоло, бенефициаты церкви св. Иоанна в Латеране, украли множество ценнейших камней, сапфиры, рубины, алмазы, аметисты и жемчуга от мощей глав, святых Петра и Павла, находившихся в двух склепах названной церкви св. Иоанна. Кража обнаружена была следующим образом. Сильвестро де Паллоне купил один жемчуг большой ценности за тридцать дукатов. Сильвестро стал торговаться с ювелиром. Таким образом дело стало известно очень многим. Когда стали доискиваться, кто продал жемчуг, подозрение пало на Никколо де Вальмонтоне, каноника церкви св. Иоанна; дело было раскрыто, и Никколо был арестован тотчас же. Гарофоло, его племянник, передал ему камни на хранение; Никколо, однако, клялся, что это неправда и он ничего не знает, хотя он прекрасно знал обо всем этом. Когда дело было полностью раскрыто и драгоценные камни были найдены, их в торжественном шествии с участием всего города 22 августа перенесли обратно в церковь св. Иоанна. Римский сенатор в сопровождении властей и [46] всего народа участвовал в процессии и прочел буллу об отлучении, изданную папой Урбаном V.

4 сентября эти злоумышленники, то есть каноник Никколо де Вальмонтоне и бенефициаты Капоччиоло и Гарофоло, перед главным алтарем церкви Сайта Мариа в Арачели были лишены сана; затем заключены на лобном месте Кампо ди Фиоре в особо устроенные клетки, где они оставались в течение четырех дней. В этом же месяце они были казнены следующим образом: Капоччиоло и Гарофоло волокли до площади св. Иоанна в Латеране, а синьор Никколо должен был ехать туда на осле; все трое с митрами дьявола на голове. Названный синьор Никколо был повешен на вязу, находящемся на площади св. Иоанна, у Капоччиоло и Гарофоло были отрублены правые руки, а затем они были сожжены на этой же площади. Руки их были прибиты там же, около герба волчицы, что можно видеть на картине, нарисованной в память этого события в церкви св. Иоанна в Латеране, направо при входе наверху.

В названном 1438 г., 8 ноября, были казнены Джакомо Галлезе и Риччио за то что хотели опустошить область и завладеть ею. Им были отрублены головы, а затем они были повешены за ноги на виселице в Капитолии; головы их были воткнуты на два копья и пронесены через Рим до Кампо ди Фиоре.

В это время Лоренцо Колонна занял Сагароло и Рокка. Несколько дней подряд лил беспрерывный дождь, вследствие чего река поднялась и затопила весь Рим, мавзолей Августа и многие другие площади. Патриарх расположился лагерем перед Сагароло, чтобы прогнать Лоренцо Колонна; с патриархом было множество римского народа. Выступление патриарха произошло в день карнавала, который приходился на 17 февраля. По случаю этого события в Риме происходили процессии, и был показан народу нерукотворный образ 17 и главы св. Петра и Павла. Затем при помощи нескольких метательных орудий пробита была брешь, как раз на площади Колонна. Патриарх оставался в походе весь великий пост, а затем, 2 апреля, заключил мир с Лоренцо Колонна; это было в великий четверг. Колокола Капитолия возвестили всему Риму мирные торжества, а 4 апреля патриарх отбыл, направившись во Флоренцию.

В 1439 г., в ноябре, кардиналами, собравшимися на собор в Констанце 18, избран был папой Феликс 19. Папой был тогда Евгений IV. Собор посылал папе несколько приказов, чтобы, он явился на собор. Но Евгений не хотел послушаться, вследствие чего произошел раскол. Папа Евгений, опасаясь антипапы Феликса, совершил следующее.

Когда папа Евгений увидел, что кардиналы покинули его и предались папе Феликсу, - находившемуся в Констанце 20, он нашел выход и назначил за неделю до праздника рождества 18 новых кардиналов. [47]

В лето 1439, 19 марта, патриарх Джованни Вителески, он же флорентийский архиепископ и кардинал Санто Лоренцо в Лючина, был захвачен в плен. Захвачен он был при Порта Санто Пьетро в замке Ангела синьором Антонио де Ридо, по приказу папы Евгения, потому что патриарх мало считался с папой и домогался захватить замок Ангела, так как он хотел сделаться властелином Рима. Патриарх все время притязал на то, чтобы названный синьор Антонио сдал ему замок Ангела, о чем синьор Антонио написал папе. По сей причине патриарх был захвачен. При аресте он был ранен и находился пленником в замке Ангела в течение 20 дней и затем умер 2 апреля, в воскресенье; тело его перенесено к Сайта Мариа сопра Минерва. По известии об аресте патриарха граф Эверсо прискакал со всем своим войском к мосту, но он не мог проникнуть в замок на помощь патриарху, так как мостовая решетка была опущена. Тогда граф немедленно взял несколько подвод с имуществом патриарха и перевез его в Рончильоне.

В том же году, в апреле месяце, прибыл в Рим в качестве папского легата другой патриарх, кардинал Санто Лоренцо в Дамазо; при его прибытии римляне оказали ему большие почести, и он прошествовал под балдахином св. Петра к церкви Санто Лоренцо в Дамазо.

В лето 1442, 15 декабря, были казнены начальник эскадрона Джино Альбанезе и его племянник канцлер Альбанезе; Джино отрубили голову, а канцлер был повешен, потому что названный Джино нарушил служебный договор с Римом. В тот же день была снята крыша с Сайта Мариа Ротонда, очищена была вся площадь и снесены были портики, что находились у колоннады названной церкви.

В лето 1443, 27 мая, в Капитолии был обезглавлен Паоло делла Моляра; сделано это было по приказанию легата, не доверявшего ему, потому что он был храбрый дворянин. Но эта казнь удалась ему с большим трудом, так как сенатор; защищал его. Ему отрубили голову без покаяния и причащения, а за два дня перед тем уже было повешено четверо из его слуг.

В том же году, 28 сентября, в субботу, прибыл обратно в Рим (после девятилетнего отсутствия) папа Евгений, проследовав через Порта дель Пололо в церковь Санта Мариа дель Пополо. Он пробыл там всю субботу и следующую ночь. В воскресенье он проследовал дальше, в сопровождении большой свиты, в церковь св. Петра с пятью кардиналами.

Папа поднял налог на вино и удвоил все налоги на съестные продукты, чем народ был весьма недоволен, и когда папа был в квартале Колонна, то слышны были крики: “Да здравствует церковь! Долой налоги!”

Тогда папа Евгений сделал народу снисхождение и снял налог с вина. [48]

В лето 1444, 12 декабря, был убит кардинал Санто Марко Анджелотто; он был убит своим прислужником, ограбившим его. Названный прислужник был тотчас же схвачен. Его волокли из Капитолия до дома кардинала, где его, связанного, посадили на тачку, довезли до лобного места на Кампо ди Фиоре и при этом щипали раскаленными щипцами. На лобном месте ему отрубили руки, повесили его и затем четвертовали; четыре части тела были развешены в четырех кварталах Рима: одна часть на Мильвийском мосту, другая на Кампо ди Фиоре, третья на мосту Марио и последняя на Порта Санто Джованни. Руки были пригвождены к стене Порта Санто Пьетро.

В лето 1446 папа Евгений изгнал всех каноников из церкви св. Иоанна в Латеране и приказал учредить каноникат для братьев августинцев, обновить хоры церкви и восстановить полностью террасы, находящиеся при капелле святыя святых а церкви св. Иоанна в Латеране.

В 1447г., 23 февраля, в четверг, скончался папа Евгений IV в 8 часов вечера.

После смерти папы римлянами был устроен народный совет в Арачели, дабы, предъявить коллегии кардиналов свои требования; при этом присутствовал архиепископ Беневентский и многие граждане. На этом народном собрании держал речь синьор Стефано Поркаро 21 и высказал много такого, что было полезно для нашей республики. Между прочим, он сказал, что нужно добиваться того, чтобы Рим находился с церковью и папой в свободном союзном договоре и чтобы даже малейшая и беднейшая. область из всех тех, которые подчинены церкви, платила церкви столько-то и столько-то, пользуясь при этом свободой. Архиепископ запретил ему продолжать речь, но все собрание дружно настаивало на том, чтобы синьор Стефано продолжал свою речь; собрание было закрыто, но римляне снова встретились в рефекториуме, где собрание возобновилось, а названный архиепископ, разгневанный, удалился. Больше ничего не было предпринято из страха перед арагонским королем, находившимся в Тиволи.

В том же году, 4 марта, восемнадцать кардиналов направились в конклав, имевший место в Сайта Мариа сопра Минерва. 6 марта эти 18 кардиналов избрали папой кардинала из Болоньи. Он назвал себя папой Николаем V. Поэтому повсюду в Риме устроено было большое торжество.

18-го того же месяца, в воскресенье золотой розы 22, на ступенях св. Петра папа Николай был коронован и затем проследовал к св. Иоанну в Латеране. По дороге туда и на обратном пути римляне оказывали ему великие почести.

29 августа 1448 г., в праздник усекновения главы св. Иоанна, между тремя и девятью часами, затмилось солнце, и в то же лето была великая смертность в Риме и по всей Италии.

В сентябре появился в Риме брат Роберто, который проповедовал на площади Капитолия, призывая враждующих [илл.: “Папская пирамида”] [49] между собою граждан Рима к миру и согласию. Все восклицали “милосердие” ради великой смертности, царившей в Риме. 23 октября молодые юноши, нагие, бичуя себя, бежали от Арачели до Сайта Мариа Маджоре и вопили непрестанно “милосердие” ради великой смертности, царившей тогда.

4 ноября того же года в Риме было землетрясение. Дома так ужасно сотрясались, что люди в страхе разбежались по церквам.

В то же лето, 20 декабря, названный папа Николай назначил шесть кардиналов: двух французов, одного немца 23, а также беневентского архиепископа Орсини и брата папы, являвшегося болонским архиепископом.

В то же лето, 23 апреля, в день св. Георгия, папа Николай получил извещение, что антипапа Феликс отрекся от своего папства со всеми своими кардиналами. Этому содействовал император Фридрих III 24, который не хотел схизмы. Названный папа Николай пожаловал папе Феликсу и его кардиналам красную шляпу, потребовав от них наперед, что они будут в полном его распоряжении. По этому поводу в Риме было ; великое торжество.

В лето господне 1450, то есть в юбилейный год, папа Николай с великим усердием и тщанием, без помощи и совета кого-либо, все подготовил и устроил так, что в указанный год юбилея ни в чем не было недостатка; и многие тысячи прибывших в Рим людей ни в чем не чувствовали нужды.

В то же лето, 19 декабря месяца, в субботу, паломникам, находившимся в Риме, показан был нерукотворный образ Спаса, и папа Николай всему христианскому люду, бывшему на площади св. Петра, преподал благословение. И когда народ возвращался обратно в город, на мосту Ангела произошло столкновение и давка из-за большого скопления людей. Там находился осел; одни говорили, что он от Санто Марко, Другие говорили, что он привез две корзины с двумя женщинами, прибывшими за отпущением грехов. Осел чего-то испугался, и многие люди, из-за тесноты и толкотни, попадали на землю. На мосту было столь ужасное столкновение, что там умерло двести человек, погибли три лошади, а осел и множество людей упали в реку. Одну часть задавленных перенесли в Санто Чельсо, другую – в Кампо Санто; восемнадцать подвод, полностью нагруженных трупами, было туда перевезено. И никогда не видано и не слыхано было о подобном деле и таковом ужасном злополучии.

В лето господне 1452 прибыл в Рим короноваться император Фридрих III. По всей стране ему были оказаны великие почести, особенно во Флоренции, Сиене и Витербо, где он и остановился. По этой причине папа Николай сделался недоверчив и приказал все церковные войска стянуть в Рим, призвать также пехотинцев, и издал приказ, чтобы отовсюду посылали к нему воинов. Укрепился также весьма хорошо в [50] городе и назначил тринадцать командиров, по одному на каждый из тринадцати городских кварталов, даровав им и всем другим городским чиновникам плащи с гербом розы; все ворота города передал он гражданам в охрану, поставив двоих на каждые ворота. Когда все это было сделано, император прибыл в Рим в сопровождении Владислава 25, короля венгерского, многих баронов и рыцарей. Сопровождали его десять кардиналов, много епископов и прелатов, сенатор со всеми римскими чиновниками, вышедшими ему навстречу. Когда названные кардиналы и синьоры вышли ему навстречу, император прямо сидел в седле и принимал приветствия всех людей, пришедших к нему на поклон. И когда кардиналы с ним разговаривали, он едва наклонял голову и еще меньше делал это при разговоре с епископами. Затем появился римский сенатор в сопровождении других чиновников и римских граждан. Сенатор был одет в парчу с беретом на голове, с меховыми рукавами и другими меховыми украшениями, в чем он обычно являлся на карнавальные праздники в Тестаччио на Пьяцца Нагони. И когда он предстал пред императором и приветствовал его, император спросил через переводчика, кто это. Переводчик ответил ему: “Римский сенатор”. И тотчас император снял с головы шляпу, обнял сенатора и оказал ему большую честь, и каждый удивлялся, почему он кардиналам едва кивал головой, а перед сенатором обнажил голову.

После этого, 9-го названного месяца император Фридрих совершил свой въезд через Порта Кастелло и шествовал под балдахином до св. Петра в торжественной процессии, в сопровождении граждан и чиновников, которые ему, по приказу папы, оказали величайшие почести. Папа с кардиналами принял его на ступенях св. Петра. За императором следовала в сопровождении многих женщин и девушек императрица, его невеста, дочь португальского короля, столь миловидная и красивая, что трудно даже описать. После этого императору предоставлено было помещение во дворце у св. Петра.

На следующий день, 10 марта, происходило бракосочетание императора с названной императрицей после литургии, которую совершал сам папа Николай, и при этом торжестве присутствовало бесчисленное количество народа. 18 марта император Фридрих III был коронован папой Николаем, и на него и его супругу императрицу возложены были императорские короны, и затем они были помазаны святым миром. В тот же день император покинул дворец св. Петра и направился к св. Иоанну в Латеран и на мосту св. Ангела произвел многих в рыцари. А так как в тот день было воскресенье золотой розы то папа предложил императрице розу, и затем император отбыл из Рима. Папа Николай торжествовал и был весьма доволен, что император отбыл в добром согласии.

В лето 1453, 5 января, был раскрыт заговор синьора Стефано Поркаро; в 5 часов ночи он был захвачен в доме своей [51] сестры мадонны Гаска, жены Риэнцо ди Лелло, где он скрывался, будучи запертым в сундуке. Поркаро бежал из Болоньи, где он проживал как изгнанник, под бдительным надзором тамошнего папского легата кардинала Бессарионе, к которому он, по приказу, должен был ежедневно являться. Синьор Баттиста Шиарра, племянник синьора Стефано, поднял в Риме мятеж и, поддержанный своими товарищами, схватился с одним из командиров, направлявшимся с сотней пехотинцев ко дворцу. Он ранил смертельно названного командира и нескольких солдат. Но сенатор отправился вместе с вице-камер-ленго и десятью солдатами к дому синьора Стефано. Они нашли дверь забаррикадированной; внутри было много людей, и началась борьба за дверь. Находившиеся внутри стали бросать из окон в осаждавших столы, но когда заметили, что дело их проиграно, то покинули дом через черный ход. В доме взято было много людей в плен. Весь Рим находился в большом волнении.

9 января Стефано Поркаро был повешен в замке Ангела, на башне при воротах на верхнем зубце, что направо, когда входишь. И я (Стефано Инфессура) видел его там повешенным, одетого в черное, в черной куртке, темных штанах, этого благородного человека, столь любившего благо и свободу Рима. Он считал себя изгнанным из Рима без всякого основания, хотел освободить от рабства свой родной город, отдать за него свою жизнь, как он в действительности и поступил. Некоторые говорят, что он похоронен у Санта Мариа Траспонтина, другие же передают, что он брошен в реку.

В тот же день на виселице Капитолия, без покаяния и причастия, были повешены следующие люди: синьор Анджело ди Мазо прежде всего, затем его сын Клименте. Сын просил надвинуть ему на глаза шапку, чтобы не видеть своего повешенного отца; ему это сделали, и оба были повешены рядом друг с другом. С ними же были повешены и другие, - в общем девять человек.

Была пущена молва, будто они повешены за то, что Стефано Поркаро собрал вокруг себя товарищей, решивших взять в плен папу Николая и кардиналов, разграбить несколько домов и опозорить нескольких девушек. По сей причине они были казнены.

12 января были повешены Франческо Габадео и известный доктор за то, что они сопровождали синьора Стефано Поркаро. Говорили также, что они имели сведения о заговоре. Затем вышел приказ: кто знает, где находятся Баттиста Шиарра, Никколо Джокола, другой племянник синьора Стефано, и Джакомо ди Лелло Чекки, должен об этом сообщить, за что получит тысячу дукатов. Если же кто доставит их мертвыми, то ему будет выдано пятьсот дукатов. Папа приказал искать этих преступников по всей Италии; наконец, удалось поймать Баттисту де Персона, обычно называемого Пеккаторе; [52] также захвачен был синьор Пьетро да Монте Ротондо со многими другими, - один в Падуе, другие в Венеции; и отрубили головы на Читта ди Кастелло синьору Пьетро, Баттисте Шиарра и многим другим. Названный Пеккаторе был привезен в Рим, и 30 января прозвучали дважды колокола в Капитолии к его казни. Однако его родственники обратились к кардиналу из Метца с просьбой ходатайствовать перед папой о помиловании бедного человека, ничего не ведавшего обо всем этом заговоре. Папа сделал одолжение названному кардиналу. Тотчас же послали гонца к сенатору, чтобы он приостановил казнь Пеккаторе, так как папа помиловал его из-за расположения, к кардиналу. Родственники Пеккаторе по сему случаю весьма ликовали.

31 января, то есть через день после этого, Пеккаторе был все же, по приказу папы, повешен. Приговор гласил, что он якобы знал о заговоре синьора Стефано и причастен был к заговору, который имел целью захватить папу в плен, убить нескольких кардиналов в праздник богоявления господня, если бы папа последовал к литургии в церковь св. Петра, а также разграбить дома многих флорентийцев и римлян и затем добычу поделить между заговорщиками.

Когда названный кардинал Метца узнал о том, что папа сначала в угоду ему помиловал Баттисту, называемого обычно Пеккаторе, а затем через день без каких-либо новых оснований приказал его повесить, то в великом гневе отправился в папский дворец; что он сказал папе, неизвестно. Но вернувшись к себе домой, он приказал своим слугам немедленно быть в готовности; затем он выехал и прибыл с богом во Флоренцию, не желая больше возвращаться в Рим. Поступил он так из-за великого гнева против папы, особенно когда узнал, что все, поставленное в вину названному Баттисте, было не верно, принимая во внимание доброе житие и благонамеренность названного человека, о чем он сам знал, а также ввиду того, что на подобные деяния Баттиста, он же, Пеккаторе, был неспособен.

По случаю этих событий в том году празднества на Монте Тестаччи – карнавальные игры – не были отпразднованы.

В то же 1453-е лето, 8 июля, стало известным папе и Риму, что турки заняли Константинополь с большим кровопролитием и большими жестокостями против христиан. Брат Роберто подтвердил народу, что известие это истинно. По этому случаю папа, двор и весь народ были весьма опечалены, особенно вследствие того, что за три месяца перед тем послы константинопольского императора приезжали к папе с просьбой о помощи и поддержке; но добиться этой помощи они не смогли.

12 октября 1454 г. папа Николай приказал схватить Анджело ди Ронконе за то, что он дал возможность ускользнуть графу Эверсо, когда тот, вопреки воле папы, наступал на [53] Норчию (в Умбрии). Папа выслал все церковное войско на помощь жителям Норчии, с приказом взять в плен графа Эверсо. Когда граф узнал об этом, он пытался пробраться в свою собственную область; Анджело ди Ронконе, видя, что граф находится в затруднительном положении, помог ему тем, что предоставил ему свободный проход; таким образом он спас его, за что папа возымел великую ненависть против Анджело. И так как он обманул папу, то названный Анджело не доверял ни папе, ни кардиналам, и когда папа послал за ним с приказом разыскать его, он потребовал от папы и кардиналов свободного пропуска в Рим и с этим свободным пропуском явился действительно в Рим. Но несмотря на это, в Риме он был арестован и заключен в замок Ангела. Папа приказал отрубить ему голову 13 октября, в три часа ночи. На следующий день папа велел коменданту доставить ему Анджело ди Ронконе. Комендант удивился этому и заявил папе, что Анджело мертв и что сделано это по приказанию его святейшества. Папа встревожился и очень опечалился, заявив, что он ничего этого не помнит. По этому поводу полагали, что папа отдал приказ о казни в пьяном виде, так как был весьма привержен к вину.

В лето 1455, 11 марта, через особого глашатая, под барабанный бой, народу было объявлено, что по всей Италии заключен мир между неаполитанским королем, флорентийцами, венецианцами, герцогом Милана и графом Франческо. Мир заключен был на двадцать пять лет, и все эти государства решили сообща выйти в поход против турок. Рим ответил на этот мир большими празднествами.

В то же лето и тот же месяц, в навечерие благовещения девы Марии, в пять часов, скончался во дворце св. Петра папа Николай V. Это было во вторник.

После того как закончились погребальные торжества, 8 апреля, во вторник пасхальной недели, около шести часов, избран был папой Каликст, то есть кардинал Альфонсо Борджиа, епископ Валенсии, испанец. Он назвал себя Каликстом III и был коронован 20-го названного месяца.

В лето 1456, в июле месяце, появилась на небе комета с длинным хвостом; причем голова кометы обращена была на восток. После того, как она появилась, начались в Риме сильный голод, великая чума, война и смертоубийство. По сему поводу в Риме устраивались церковные ходы, дабы господь отменил все эти наказания.

24 июля названного года христиане при Белграде одержали победу над турками, которых пало больше шестидесяти тысяч. Султан спасся только с немногими людьми. Христиане отобрали у турок около двухсот метательных орудий, всю артиллерию и весь их провиант. Кардинал Сант Аньоло сообщил об этой победе папе и кардиналу Фермо. Названное известие пришло в Рим 22 августа. [54]

В лето 1457 г., в навечерие рождества христова, папа Каликст назначил новых кардиналов – двух своих племянников, вице-канцлера с титулом Санто Никколо в Карчере и его брата с титулом Санти Кватро, а также брата синьора Симоне Тебальди, папского домашнего врача, с титулом Санта Анастасиа; сына португальского короля; епископа Мелла с церковным титулом Санта Приска; епископа Сиенского (Энея Сильвия Пикколомини, ставшего впоследствии папою Пием II) с церковным титулом Санта Сабина; епископа Павии с титулом Санто Клименте и архиепископа Неаполя.

В том же году Каликст III назначил префектом Рима своего племянника (непота) Педро Борджиа.

В лето господне 1458 скончался арагонский король, и его побочный сын Фердинанд (Ферранте) 26 сделался королем Арагонии.

В то же лето, в августе месяце, скончался папа Каликст III, а за день перед этим городской префект и генеральный комендант церкви Педро Борджиа (папский непот) со всеми своими каталонцами удалился из Рима и отбыл в Чивитавеккиа.

В тот же день скончался также Томазо Спадинтеста, рыцарь, бывший в то время сенатором Рима, так что Рим остался тогда без папы и сенатора.

В лето господне 1458, 19 августа, в три часа избран был папой Пий, сиенский епископ Эней 27, кардинал с титулом Санта Сабина.

3 сентября он был коронован у св. Иоанна в Латеране.

22 января 1459 г. папа Пий отбыл из Рима в Мантую. Это было в понедельник, а в субботу перед тем в церкви Сайта Мариа Маджоре папа давал благословение и отпущение грехов, по обряду церкви.

В Риме остался легатом немецкий кардинал Николай Кузанский с титулом Санто Пьетро в Винколи, а правителем города был синьор Галеаццо, епископ Мантуи; праздник карнавала в этом году не состоялся.

В лето 1459, в марте месяце, папа назначил пять новых кардиналов: генерала августинского ордена Алессандро, своего племянника (непота) Франческо Пикколомини, который был епископом Сиенским, и других.

В лето 1462, 4 мая, папа с четырьмя кардиналами отбыл на воды в Витербо, оставался там 15 дней и затем вернулся в Рим. Непосредственно после этого он отдал предписание о новых налогах, чтобы собрать деньги с целью, как он сказал, похода против турок.

В лето 1464, 19 июня, папа Пий покинул Рим и направился в Анкону, выступив в поход против турок со всем своим войском и многими кардиналами. И в названный же год, 14 августа, он скончался в Анконе, в два часа ночи. В то время разразилась ужасная непогода и сильнейший ветер, [55] каковых не было еще до того видано; в Анконе, Озимо и во всей области были большие повреждения; буря вырывала там, как рассказывали в Риме, деревья и вымела столь гладко всю почву, что не осталось ни одного дерева, сорвала также оливковые деревья и причинила невероятные повреждения. 23-го того же месяца тело папы прибыло в Рим и погребено у св. Петра, в капелле св. Андрея.

В лето 1464, 28 августа, все кардиналы отправились к св. Петру на конклав, где 30 августа избран был папой Павел Н, кардинал Санто Марко – племянник (непот) папы Евгения, венецианец.

16 сентября папа Павел принял посвящение и в торжественном шествии проследовал к св. Иоанну в Латеран.

Папа Павел в начале своего первосвященничества хотел, чтобы римляне его любили. Поэтому он отправился в Санто Марко, занял там помещение и растянул карнавальные торжества. Уже в понедельник перед карнавалом он устроил бег на приз молодых людей; во вторник был призовой бег евреев 28, а в среду такой же бег стариков. В четверг происходили игры на Пьяцца Нагони, в пятницу пребывали дома, в субботу смотрели охоту. В воскресенье происходили обычные три призовых бега, в понедельник бежали буйволы, во вторник ослы. И такими делами папа приобрел любовь народа.

В лето 1467, 8 июля, из Поли в Рим были приведены восемь мужчин и шесть женщин, про которых говорили, что они не верят папе и их взгляды еретические. Их повели в Арачели, где против площади Капитолия возвели помост, и там они стояли с бумажной митрой на голове, а папский викарий с пятью другими епископами поучали их, дабы они обратились в истинную веру. И затем тех, кто повинился, одели в длинные льняные плащи с белым крестом спереди и, сзади и отвели их в Капитолий.

В лето господне 1468, 24 декабря, в Рим прибыл император Фридрих III, совершив свой въезд через Порта дель По-поло. Папа оказал ему большую честь.

8 день св. Сильвестра, то есть в последний день декабря, папа и император направились к св. Иоанну в Латеран, и там вечером папа и император поднялись на нарочито поставленное возвышение к главам св. Петра и Павла и вступили в капеллу. И император, войдя, пал ниц и, бия себя в грудь, с великим благоговением произнес молитву. Папа показал ему сокровища и драгоценные камни. Папа Павел сравнил смарагд, который носил на пальце, с тем, что был на митре у св. Петра, и спросил, который лучше. В воскресенье, то есть на другой день, в день нового года, папа совершил литургию у св. Иоанна, и затем они вместе вернулись обратно к св. Петру, оба под балдахином.

9 января, в понедельник, император отбыл обратно в Германию, выехав в Витербо. [56]

В лето 1470, 18 мая, в Риме прошел сильный град, погубивший виноградники и зерновые поля и побивший скот. Одна градина весила три унции и была величиной с орех.

В лето 1471, 1 апреля, прибыл в Рим маркиз из Феррары. Въезд его был столь пышным, какого не имел ни один герцог, и вел он за собой сто тридцать восемь мулов, нагруженных деньгами, одеждой, коврами и другими прекрасными вещами, 20 мулов были покрыты новым голубым бархатом, а другие имели на себе шелковые покрывала с его гербом. За ним следовало множество прекрасно наряженных людей; направился он к св. Петру, во дворец делле Скале, в сопровождении многих кардиналов. Римские правители с множеством граждан пришли к нему на поклон и оказали ему великие почести.

В то же 1471-е лето, 25 июля, в праздник св. Иакова, в ночь с пятницы на субботу, в три часа скончался скоропостижно папа Павел II. За день перед тем он был еще совсем здоров, присутствовал в консистории, на ночь хорошо поел и в названный час умер.

3 августа, по окончании траурных торжеств, восемнадцать кардиналов отправились в конклав к св. Петру, в обычное помещение.

6 августа папой был избран Сикст IV, кардинал Санто Пьетро в Винколи, называвшийся прежде Франческо (делла Ровере) из Савоны, генерал ордена св. Франциска. Тотчас кардинал Латино Орсини сделан был камерленго, а вице-канцлер получил аббатство Субиако, точно таким же образом кардинал Мантуи получил аббатство Санто Грегорио; все это потому, что эти кардиналы отдали при выборах свои голоса за названного кардинала; иначе он не стал бы папой. И все это произошло под давлением брата францисканца Пьетро Риарио, племянника Сикста IV.

25-го названного месяца, в праздник св. Варфоломея, происходило на ступенях св. Петра посвящение папы Сикста; после сего он направился к св. Иоанну в Латеран, дабы принять церковь в свою собственность. На площади св. Иоанна в это время произошел мятеж, так как между солдатами и римскими гражданами завязалась ссора, и они друг друга забрасывали камнями.

В то же лето, в декабре месяце, за неделю до рождества христова, папа произвел в кардиналы двух своих родственников, а именно: Джулиано делла Ровере, епископа Карпантра, своего племянника, названного кардиналом Санто Пьетро в Винколи (впоследствии папа Юлий II), и одного члена ордена, названного брата францисканца Пьетро Риарио, который содействовал его продвижению, когда папа Сикст был еще братом францисканского ордена; теперь Пьетро Риарио был назван кардиналом Санго Систо.

В лето 1472, в январе месяце, на небе видима была комета с длинным хвостом; говорили, что она знаменует смерть великого человека. [57]

И 25 февраля скончался городской префект Антонио Колонна, который до того, как он был назначен префектом, назывался герцогом Салерно.

В то же лето, 27 февраля, городским префектом был назначен племянник папы Сикста. Он был совсем небольшой человечек, и разум его соответствовал его облику. Звали его Лионардо делла Ровере из Савоны. И когда он сделался городским префектом, неаполитанский король выдал за него свою дочь замуж.

В то же лето, 28 мая, в праздник тела христова, папа Сикст со множеством народа отправился в Санто Паоло фуори ле Мура, где стояли галеры, долженствовавшие отправиться против турок. Прибыв туда, папа благословил названные галеры и дал полное отпущение грехов каждому участнику похода; он роздал солдатам сотню знамен с собственным и церковным гербами. С названными галерами против турок отправлялся его преосвященство кардинал Неаполитанский.

В лето 1473, 23 января, вернулся обратно кардинал Неаполитанский, отправившийся как легат с названными галерами против турок. Он привел с собой двадцать пять турок и двенадцать верблюдов, которые прошли по некоторым улицам Рима с названными турками, сидевшими на их спинах. В то же лето, 29 апреля, папа Сикст с четырьмя кардиналами и многими епископами отправился из дворца в Трастевере к мосту Ротто, на берегу реки, где он решил начать новую постройку названного моста. Он спустился к реке и возложил краеугольный камень, на котором было начертано:

Sixtus Quartus pont. max. fecit fieri sub anno Domini 1473

(Первосвященник Сикст IV заложил в лето господне 1473). Под камнем папа положил несколько золотых монет с собственным изображением. И затем он приказал построить этот мост, который впоследствии не назывался больше мостом Ротто, но значился, как на надписи, мостом Сикста.

В то же лето, в мае месяце, кардинал Санто Систо, он же названный брат Пьетро Риарио, приказал покрыть всю площадь у Санти Апостоли; он воздвиг там досчатые стены и украсил их дорогими коврами, вокруг площади устроил досчатый помост в виде террасы с крытым ходом, и над колонным ходом названной церкви он построил другую, богато-украшенную террасу. И на этих досчатых помостах флорентийцами были устроены игры. Там же устроены были два фонтана, из которых била вода так высоко, что, как мне кажется, она достигала до крыши Санти Апостоли. В честь мадонны Леоноры, дочери короля Ферранте, следовавшей к своему супругу, герцогу Феррары, кардинал Санто Систо устроил великолепный пышный пир. И затем, после пира, он приказал исполнить для нее игры. Это было нечто столь [58] прекрасное, что не только в Риме, но и вне его вряд ли кто видел нечто подобное, пир и праздничные игры стоили несколько тысяч дукатов. И кардинал Санто Систо приказал приготовить столько серебряной посуды, что трудно поверить, чтобы церковь божия имела его столько, исключая то, что послужило столовым серебром. Посуда и приборы за столом были позолочены, и при этом было столь великое множество украшений, что едва ли можно этому поверить. Названная Леонора пребывала во дворце несколько дней совместно со многими благородными девицами и баронессами. И рассказывают, что названный кардинал Санто Систо для каждой из этих дам, получивших каждая по отдельной комнате, кроме других ценных предметов роскоши, приготовил позолоченный ночной горшок. На что только не идут церковные сокровища!

Во вторник была исполнена благочестивая мистерия тела христова, в среду другая – св. Иоанна Крестителя и св. Иакова. В четверг ранним утром Леонора отбыла к своему супругу, провожаемая многими кардиналами, прелатами и благородными людьми.

Предпоследнего июня, в праздник св. апостолов Петра и Павла, по приказу кардинала, было исполнено другое исключительно блестящее зрелище. Представлено было прибытие в Рим дани, когда римляне были еще властелинами всего мира, при этом показано было шестьдесят нагруженных мулов, покрытых дорогими коврами с гербом кардинала. Затем были бега на приз флорентийцев от Порта дель Пололо до Санти Апостоли. Выиграла лошадь Франческо Сайта Кроче. Перед этими зрелищами кардинал Санто Систо устраивал также еще многие другие, как-то: рождество Иисуса Христа и 'поклонение волхвов, воскресение Христа и сошествие в ад. И каждому человеку, будь он благородного или низкого происхождения, этот кардинал доставлял радость и удовольствие.

В то же лето, когда вице-канцлер 29 следовал по морю в Рим, разразилась сильная буря, разбившая корабль и барки, на которых находились он и его свита. И многие прелаты и другие люди тогда потонули; между прочим утонули епископ из Лезины и епископ из Сассиса, и только великим чудом спасся вице-канцлер.

В лето 1474, 5 января, скончался кардинал Санто Систо. Он был отравлен, и пришел конец всем нашим прекрасным зрелищам. Смерть его опечалила всех.

В лето 1474, б января, прибыл в Рим к юбилейному отпущению грехов король Ферранте в сопровождении множества баронов и дворян, привезя с собой также много соколов, так что были уничтожены все коршуны, водившиеся в нашей округе. Церквам св. Петра и Павла и св. Иоанна в Латеране он пожертвовал каждой по вышитому золотом покрывалу. [59] Подарил он также всем римским чиновникам – правителям, префектам городских кварталов, секретарям, деканам университета – по фиолетово-голубому с пурпуром платку в четыре аршина каждому. Затем король отправился через весь Рим осматривать постройки, и всякий оказывал ему великую честь. Когда же он вернулся во дворец, то при разговоре с папой Сикстом он сказал ему, что папа уже не властелин этих мест и не может быть таковым благодаря этим выступающим вперед портикам, узким улицам и деревянным балконам; если он вздумает выслать солдат в Рим, то даже женщины смогут с этих балконов выгнать их, забросав всякими вещами, и только с большим трудом могло бы войско укрепиться в городе. И дал ему совет снести все эти балконы и портики и расширить улицы. Папа принял его совет и затем, поскольку это было возможно, снес балконы и портики и расширил улицы, под предлогом, что улицы надо вымостить и украсить город. Король пробыл три дня и затем уехал.

В то же лето, 11 ноября, умер маленький урод Лионардо делла Ровере, городской префект, племянник папы Сикста. Тело его вынесли к св. Петру, и римлянами и придворными были оказаны ему почести.

Немедленно же был назначен новый префект города, именно брат кардинала Санто Пьетро в Винколи.

В то же лето и месяц река поднялась столь высоко, что прибывшие за отпущением грехов к Санто Паоло принуждены были ехать туда в лодках.

В то же лето, 25 апреля, в праздник св. Марка, граф Джи-роламо Риарио, сын или племянник или другой какой родственник папы, устроил на Пьяцца Нагони торжественный турнир, в котором приняли участие известные рыцари Италии, Испании, Бургундии и многие другие иностранные рыцари. Полагают, что на этом торжестве присутствовало около ста тысяч человек, и продолжалось оно пятницу, субботу и воскресенье. Борьба шла за три приза.

В лето господне 1478, 27 апреля, в воскресенье, во Флоренции была раскрыта измена или заговор, причем в церкви Сайта Либерата был убит Джулиано де Медичи, а брат его Лоренцо ранен. Этот заговор был затеян родом Пацци во Флоренции и поддержан пизанским архиепископом по имени Бартоломее Сальвиати. Род Пацци и сообщники по заговору затеяли смертоубийство в названной церкви, но под конец, так как бог помогает невинным, в борьбе одержали верх сторонники Лоренцо; они захватили в плен названного пизанского архиепископа с его последователями и повесили их. Точно так же они взяли в плен церковного служителя Джованни Баттиста да Монтесекко, посланного папой во Флоренцию для поддержки главного заговорщика из рода Пацци, которым был Франческино. Они изрубили Джованни и многих из его сторонников в куски. Были захвачены в плен Франческино и многие [60] другие, между ними кардинал Рафаэлло Сансони Риарйо из Санто Джордже, бывший там, потому что все это было устроено папой Сикстом совместно с графом Джироламо Риарио, Франческино Пацци, Джованни Баттиста да Монтесекко и архиепископом Сальвиати, дабы отнять власть над Флоренцией у Лоренцо Медичи и передать ее графу Джироламо Риарио. Приверженцы Медичи едва не повесили названного кардинала, племянника графа, но поразмыслили, что он еще слишком молод и, оправдываясь, уверял, что он к этому делу не имеет никакого касательства; однако он был там вместе с другими, и если бы попытка удалась, Флоренция перешла бы во власть названного графа. Названный кардинал в течение нескольких дней содержался во Флоренции в плену, и по сему поводу папа был в сильном гневе против флорентийцев.

В то же лето, 4 мая, скончался синьор Пьетро де Чезио, римский сенатор, и тогда же я, Стефано Инфессура, получил должность подеста в Горта 30.

В лето 1480 г., 8 января, папа Сикст начал приводить в исполнение совет, данный ему королем Ферранте в бытность его в Риме в феврале 1475 г., — именно он приказал снести башенные выступы и расширить улицы и начал прежде всего с лавок торговцев оружием на мосту Ангела.

17 мая 1480 г. турки пошли в поход против Родоса и стали лагерем на суше и на море. И было там около семисот кораблей, занявших почти весь остров; как рассказывают, они привезли с собой металл, так что в течение нескольких дней они приготовили около 600 больших бомбард.


Комментарии

1. Гвельфы и гибеллины — названия двух феодальных группировок, возникших в ряде итальянских городов в начале XIII в., во время борьбы папства с германскими императорами из дома Гогеншгауфенов. Гибеллины выступали против постоянного вмешательства папства в жизнь Италии и в германском императоре видели силу, могущую дать отпор этому вмешательству. Вот почему гибеллинов обычно называют императорской партией; вообще говоря, они были представителями крупнейшего феодального землевладения, стремившимися к своеобразной феодальной свободе и независимости и не желавшими делиться с папством плодами эксплуатации как своих крестьян, так и живших в “их” городах мелких торговцев и ремесленников. “Далекий” император, живший за альпийским барьером, казался им менее опасным претендентом на участие в грабеже населения, чем “близкий” папа, постоянно пребывавший в Риме или в его окрестностях. Наоборот, гвельфы, по существу такие же феодалы, но обычно меньшего калибра, опасались “итальянской свободы”, которую они не совсем без основания отождествляли с господством крупнейшего землевладения, и в папе видели противовес как гибеллинам, так и императору, который мог оказаться союзником гибеллинов в деле угнетения всех слоев итальянского общества, не исключая и среднего землевладения. Гвельфы были, таким образом, представителями папской партии, в которую входили менее сильные феодалы, а также зачастую торгово-ремесленные элементы. Во главе гибеллинов в течение почти всего XIII в. находились Колонна, гвельфами же руководили Орсини. В XIV в. в связи с новыми взаимоотношениями между империей и папством и с более четким выявлением классовых отношений в северной Италии исчез первоначальный более или менее определенный в социальном отношении смысл названий этих двух группировок; но по традиции еще долго продолжалась вражда между этими двумя родами, причем Колонна остались как бы верны “республиканскому, свободному и независимому” знамени, а Орсини пользовались репутацией верных служителей папству. Последнее нередко искусно натравливало один враждебный дом на другой и поддерживало их вековую рознь, что было в интересах третьей стороны, каковой являлось папство. Нередко, впрочем, роли гибеллинов и гвельфов менялись, и папские “друзья” шли против папства, а его “недруги” поддерживали силу и могущество папства, так как оба дома имели в виду прежде всего и главным образом свои фамильные интересы. Инфессура в своем “Дневнике” везде и повсюду сочувствует дому Колонна и осуждает политику Орсини; в его глазах гибеллины Колонна являются республиканцами, преданными интересам “свободного” светского Рима, а Орсини имеют будто бы в виду всегда лишь интересы папства. Но и Инфессура вынужден, конечно, указать имена “отдельных” Колонна, стоявших за папство, как и некоторых представителей Орсини, боровшихся в рядах противников чрезмерных притязаний папского двора. Родоначальником дома Орсини считается обычно Джордано Орсино, который в 1145 г. стал кардиналом и вскоре в качестве легата был отправлен папой к императору Конраду. Его племянник Маттео, называвший себя уже Орсини, а не Орсино, был в 1153 г. римским префектом. В 1277 г. один из членов этого рода стал папою под именем Николая III. Из рода Колонна особенно известны: 1) Эгидий, генерал августинского ордена и с 1295 г. кардинал, воспитатель французского короля Филиппа IV Красивого, против которого, однако, выступал в конфликте Филиппа IV с папою Бонифацием VIII. Эгидий, приверженец Фомы Аквинского, написал ряд богословско-фидософских трактатов. 2) Джакомо (Якопо), которого Николай III назначил кардиналом, а Бонифаций изгнал из Рима вместе с другими членами этой семьи. 3) О Шиарра Колонна, брате Джакомо, см. прим. 7. 4) Другой брат Джакомо был Стефано Колонна, перешедший на сторону гвельфов и изменивший традициям своей фамилии. В 1347 г. Кола ди Риэицо изгнал его из Рима. 5) Джакомо, сын Стефано, был епископом Ламбеза, другом Петрарки. Из семьи Колонна был пала Мартин V. Папский племянник Просперо Колонна выдвинулся в качестве генерала в войне против французского короля Карла VIII.

2. Ристи — итальянский город в 65 километрах к с.-в. от Рима. Некогда этот город часто подвергался землетрясениям; в 1785 г. почти целиком разрушен.

3. Карл Валуа (1270—1325) — сын французского короля Филиппа Смелого, во втором браке с наследницей (у Инфессуры неправильно названной дочерью) последнего Латинского императора. Папа Бонифаций VIII дал ему титул викария святого престола и защитника церкви. О ней говорили, что он сын короля, брат короля, дядя короля, отец короля, но сам никогда не был королем.

4. Балдуин – следует прибавить II (второй) – род. в 1228 г. В 1261 г. вынужден был бежать, будучи Латинским императором, из Константинополя во время его осады никейцамн. Умер в 1273 г. скитальцем в Италии. Это тот самый император, который предложил французскому королю Людовику Святому в качестве залога “терновый венец, обагренный кровью Христа”, и получил 21 тыс. ливров чистого серебра, стоивших приблизительно один миллион золотых рублей. Людовик Святой отправил двух монахов-миссионеров в Константинополь за этим венцом. Однако он оказался уже заложенным у венецианского ростовщика Никколо Квирино. Монахам пришлось ехать в Венецию, и там начался продолжительный торг; в конце-концов сошлись на 137 тыс. ливров, т. е. на 6? млн. золотых рублей. Когда венец привезли во дворец в Париже, то король распорядился построить особую церковь — Sainte Chapelle. Сделка оказалась выгодной и для короля Людовика и для многочисленных других французских королей, последовавших за Людовиком Святым. Шипов оказалось очень много, и каждый из них продавался по безумно высокой цене; шипы венца срывались, подобно чековым листкам, в разные тяжелые минуты, когда короли Франции нуждались в деньгах. Мария Стюарт, отправляясь на эшафот, дала графу Нортумберлендскому доставшийся ей от французских королей шип. Генрих IV, бывший до вступления на престол Франции протестантом, подарил один шип португальскому иезуиту Хуану Альваресу за то, что иезуит выхлопотал в Риме реабилитацию и прощение всех грехов Генриха, ставшего “католическим” королем Франции. Шипы, по-видимому, в течение веков росли на венце, и святой испанский монах Висенте Феррер стал даже распространяться на тему о том, что венец этот представлял собою большую шапку – наподобие восточной папахи.

5. Балдуин II (см. предыдущее примечание) — не был тестем Карла Валуа и в год избрания Бонифация VIII уже не был в живых. Инфессура ошибочно говорит а жене Карла Валуа как о дочери Балдуина; она его наследница, внучка, дочь не царствовавшего, но претендовавшего на трон сына Балдуина II.

6. Претензии Бонифация VIII здесь обнаруживаются с поразительной четкостью: он смотрит на Францию, которая по мановению (ad nutum) священного престола может быть “возвращена” папству, ибо каждое государство лишь по милости Рима находится во власти светского государя, который за враждебный папе акт может лишиться своих владений.

7. Шиарра Колонна — брат кардинала Джакомо Колонна, ярого противника Бонифация VIII, которого он стремился забаллотировать вовремя папских выборов. Ряд представителей этой семьи во главе с кардиналами Джакомо и Пьетро вынужден был бежать и скрыться во Франции, где король Филипп IV Красивый оказывал им всякую помощь для борьбы с Бонифацием VIII. Среди бежавших был и Шиарра, комендант городка Пенестрины, где жили оба кардинала Колонна. Городок этот, по решению Бонифация VIII, был уничтожен, так как стоял за схизматиков, т. е. проклятой памяти Якова и Петра Колонна (quia favit scismaticis videlicet memoriae Jacobo et Petro de Columna). На этом месте должен был быть построен новый город под названием Civitas papalis.

8. Вильгельм Ногарэ (Guillaume de Nogaret) — известный французский легист (юрист, сторонник усиления светской власти). Был профессором права в университете в Монпелье. В 1303 г. получил от короля Филиппа Красивого поручение вместе с Шиарра Колонна захватить Бонифация VIII. Умер в 1313 г.

9. До этого места подлинный текст Инфессуры не найден. Рукопись Инфессуры начинается словом “по-папски” (pontificalmente). Весь предшествующий отрывок считается не аутентичным.

10. Как мера веса руббио = 25 либбре; каждое либбре = 370 граммам (приблизительно).

11. Владислав— неаполитанский король, род. в 1376 г., вступил на престол в 1386 г., умер в 1414 г., был сыном неаполитанского короля Карла III из Дураццо. Дураццо (Диррахиум)— город в Албании; в средние века Дураццо был герцогством, которым владели члены княжеского дома Анжу, царствовавшего с 1226 г. в Неаполе и Сицилии. В 1282 г. произошло в Сицилии восстание против господства французов — так наз. сицилийская вечерня; Анжу потеряли Сицилию, которая перешла к арагонскому королю. Неаполь же по-прежнему остался в руках династии Анжу. Папа Бонифаций IX (1389—1404) признал и короновал как неаполитанского короля юного Владислава в противовес папе Клименту VII (1378—1394), ставленнику Франции, отлученному .Бонифацием IX от церкви и короновавшему как неаполитанского короля Людовика Анжуйского. Отсюда борьба между этими двумя коронованными лицами, переплетающаяся с борьбой между двумя папами – Бонифацием IX и Климентом VII. Парижский университет, франкфуртский рейхстаг, французский король Карл VI и английский король Ричард II тщетно пытались положить конец двоепапству.

12. Лодовико да Фермо — племянник Бонифация IX, папский непот.

13. Григорий XII (1406—1415) — из венецианского патрицианского рода, избран римскими кардиналами в противовес Бенедикту XIII. Пизанский собор в 1409 г. низложил его; но собор этот и его постановления не были признаны папою. В Констанце, во время ожидания Констанцского собора, Григорий ХII в 1415 г. отрекся от папского престола и кончил жизнь кардиналом Порто в 1417 г.

14. Александр V (1409—1410) — избран собором в Пизе вместо двух пап, Бенедикта XIII и Григория XII, споривших из-за престола. Но раскол внутри церкви только усилился из-за появления третьего папы. Александр V во всем подчинялся своему преемнику Иоанну XXIII.

15. Иоанн XXIII (1410—1415) — сначала пират, потом доктор обоих прав, римского и канонического, с 1402 г. кардинал, глава противников Григория XII и руководитель собора в Пизе. Сбежал с Ко.чстанцсхого собора, которым и был низложен и арестован. В 1418 г. освобожден папою Мартином V, сделавшим его кардиналом Тускулуме. Умер в 1419 г.

16. Архиепископом Беневента был Каспар Колонна, представитель ненавистного Евгению IV рода.

17. Так называемое покрывало Вероники, которым, по преданию, Вероника отерла пот Христу, несшему крест.

18. Ошибка: следует читать — в Базеле, а не в Констанце.

19. Феликс V — антипапа, был с 1416 г. савойсхим герцогом под именем Амедея VIII, вскоре стал и регентом Пьемонта. В 1434 г. сложил с себя власть и удалился в уединенную обитель на берегу Женевского озера. Базельский собор 8 июля 1439 г. избрал Амедея папою; однако его под именем Феликса V признали лишь в Савойе, Арагоне, Венгрия и в немногих немецких княжествах. Так как ему не удалось уничтожить раскола (папами были Евгений IV и Николай V), то он в 3449 г. отрекся от папского престола. Герцог Амедей III Савойский до своего избрания в папы не имел никакого отношения к духовному званвго, но папская тиара манила его, и он предлагал германскому императору свою дочь с приданым в 200 тыс. дукатов, если император публично признает его папою. Сделка расстроилась и вызвала даже крупный скандал. После отречения Николай V назначил его кардиналом и папским легатом в Савойе и части Швейцарии. Амедей учредил орден св. Мориса и умер в 1451 г. в монастыре Рипайль (Савойя), где вел распутный образ жизни, — отсюда выражение — faure ripaille (развратничать, пьянствовать),

20. Следует читать: в Базеле.

21. О Стефано Поркаро — см. биографию Инфессуры в вводной статье.

22. Воскресенье золотой розы — это то воскресенье, когда папа обычно раздавал золотые розы.

23. Немецкий кардинал, о котором говорится в тексте, — Николай Кузанский, выдающийся гуманист (1401—1464). Он еще раньше Лоренцо Валла доказывал апокрифичность так называемого Константинова дара и на Базельском соборе выступал против папы Евгения IV. Особенно интересным является его сочинение “De cribratione Alchorani”, в котором указывается тесная связь мусульманства с христианством; сочинение это вышло вслед за падением Константинополя и естественно вызвало большое недовольство среди верующих христиан, находившихся под тяжелым впечатлением этого события. Его назначение кардиналом объяснялось тем, что Пий II (Эней Сильвий Пикколомини) был сам до избрани” в папы видным представителем гуманизма и находился в близких и приятельских отношениях и с папою Николаем V и с Николаем Кузанским. Последний был и выдающимся математиком, а также астрономом и философом; под его влиянием находились Джордано Бруно и даже Лейбниц.

24. Фридрих III — из Габсбургского дома — в 1452 г. коронован императором. У него на службе находился Эней Сильвий Пикколомини (будущий папа Пий II), который был посредником между папою Евгением III и Фридрихом III. Он заключил с папством в 1446 г. договор, по которому продал Риму интересы немецкой церкви, чем вызвал гнев .немецких князей, но зато добился императорской короны.

25. Владислав V (1440—1456) — сын короля Альбрехта II. Провозглашен венгерским королем в 1453 г.

26. Ферранте, или Фердинанд I (1423—1494) — король неаполитанский и сицилийский. Он получил Неаполь в 14оЗ г. от своего предшественника Альфонса Арагонского, который отнял этот город у Анжуйского дома. Папство в лице Каликста III предъявляло претензии на Неаполь, считал его своим леном, но в 1460 г. Пий II признал Фердинанда неаполитанским королем; однако французский король продолжал отстаивать интересы Анжу, и царствование Фердинанда I протекало в непрерывных войнах. Ферранте был жестоким тираном и кровавым образом подавлял народные движения, направленные против него.

27. Пий II —папа с 1458 г. по 1464 г. — Эней Сильвий Пикколомини родом из Сиены; во время собора в Базеле высказался за высший авторитет соборов против папских притязаний. Видный дипломат, поэт и писатель, секретарь антипапы Феликса (см. прим. 19), коронован императором Фридрихом III в поэты. После победы папы- Евгения над собором и многочисленными противниками Пий перешел на сторону приверженцев папского абсолютизма и получил прощение от папы в 1445 г. С 1456 г. — кардинал. Среди его многочисленных эротических произведений особенно непристойной является комедия “Chrisis”. О нем имеется обстоятельная монография Voigt — Enea Silvio Piccolomini, als Papst Pius II und sein Zeitalter, 1859—1863.

28. Бег евреев устраивался владетельными князьями, церковными и светскими, для развлечения толпы и издевательства над евреями. Бег этот практиковался преимущественно в Германии и просуществовал в качестве развлечения почти до самого конца XVIII в. О беге евреев упоминает в романе “Еврей Зюс” известный современный немецкий писатель Фейхтвангер. Роман описывает события второй половины XVIII в. (“Еврей Зюс” имеется в переводе на русском языке).

29. Вице-канцлером был кардинал Родериго Борджиа, впоследствии папа Александр VI.

30. Горта (Нойа) – ныне Орте, небольшой итальянский город на правом берегу Тибра, насчитывающий около 5 1/2 тыс. жителей.

Текст воспроизведен по изданию: Стефано Инфессура, Иоганн Бурхард. Дневники. Документы по истории папства XV-XVI вв. М. Государственное антирелигиозное издательство. 1939

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.