Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН КУТАЙБА

КНИГА О ВЕРХОВНЫХ ВЛАДЫКАХ И УПРАВЛЕНИИ ПОДДАНЫМИ

Как Абду-ль-Азиз, сын Мусы Ибн Носсейра, был предан смерти в Андалусии по приказу халифа Сулеймана.

Говорят, опираясь на свидетельство Мухаммеда Ибн Абди-ль-Малика, что Муса оставался при дворе Сулеймана, вымаливая пощаду, пока этот султан не даровал ему полное прощение, которое распространил также на его двух сыновей, Абдуллаха и Абду-ль-Азиза; позволив первому продолжать управлять Восточной Африкой, Танжером и Сусом, а последнему – Андалусией, как прежде условился с Мусой. Однако, когда Абду-ль-Азиз услышал о притеснения отца Сулейманом, он начал пренебрежительно отзываться о своем владыке и демонстрировать при каждом удобном случае свои обиды на несправедливости обрушившиеся на него. Об этом было рассказано Сулейману, султана охватил страх что Абду-ль-Азиз может забыть свои обязательства и восстать против него. Поэтому он написал Хабибу Ибн Аби Убейде, Ибн Валаху Ат-Темини, Саиду Ибн Усману Ибн Йаширу, Амру Ибн Мумелаху Аль-Йахссоби, Умару Ибн Кесиру и Умару Ибн Шарахибу, бывшим старшими военачальниками африканской армии, сообщая им, что он слышал о Абду-ль-Азизе и о том, что ему поведали о замышляющемся мятеже. Также он уведомил их о том, что написал Абдуллаху Ибн Мусе, повелевая последнему отправить их всех в Андалусию к Абду-ль-Азизу, советуя не удивляться тому, что он лишается лучших военачальников своей армии, ибо они очень нужны на противоположном берегу, где есть гораздо больше врагов. В тоже время, Сулейман выслал каждому из вышеупомянутых людей секретные приказы с повелением предать Абду-ль-Азиза смерти, и обещанием, что тот, кто сделает это, будет назначен преемником последнего. Абдуллаху он написал следующее: ”Повелитель Верующих знает, что твой брат, Абду-ль-Азиз, противостоит врагу против которого необходимо проявить всю смелость и предприимчивость. Он спрашивал и ему было отвечено, что ты имеешь под своим руководством множество людей необходимого свойства, такого то и такого то, и такого то и такого то; отошли их всех твоему брату, Абду-ль-Азизу, в Андалусию, чтобы он смог использовать их против нашего общего врага.” К Абду-ль-Азизу он написал следующее: ”Повелитель Верующих получил известия о тех врагах, которым тебе приходится противостоять, и твоей нужде в людях смелых и опытных: потому, зная, что есть люди подходящие под это описание в Восточной Африке, под командой твоего брата Абдаллаха, он написал последнему приказ послать их к тебе, чтобы ты мог поручить им командование твоими армиями и назначить на посты при себе или на границах.” Еще одно письмо было отправлено к заговорщикам: ”Я послал вам письменные приказы, обязующие народ Андалусии подчиняться вам во всем случаях, и освобождающие вас от вины за смерть Абду-ль-Азиза. Эти письма прочтите, когда посчитаете нужным, чтобы заставить мусульман исполнять ваши приказы, чтобы они узнали и поняли каковы мои пожелания и указания; и когда вы составите из воинов достаточно сильную группу, поднимитесь и предайте смерти Абду-ль-Азиза, если на то будет воля Аллаха, а потом возвращайтесь.”

Когда Абдаллах, наместник Восточной Африки, получил приведенное выше письмо халифа, он поспешил исполнить его приказ, и немедленно подготовил к отправке в Андалусию названных людей, которые как только прибыли и представились Абду-ль-Азизу, сразу были добрейшим образом встречены и гостеприимно приняты этим наместником, попросившем их выбрать провинции, находившиеся под его управлением, в которых они хотели бы поселиться, или границы, на которых они хотели бы потрудиться. Потом заговорщики посовещались, и один из них поднялся и сказал: ”Если приказ Полвелителя Верующих должен быть выполнен, вы не можете принять предложение Абду-ль-Азиза; ибо если каждый из вас сначала посетит выделенное ему место, а затем вернется сюда, я предполагаю вы не будете способны совершить то, что требуется: войско большей частью расположено к нему; он имеет достаточно денег, огромную власть и многочисленных мавли и приверженцев, привязанных лично к нему. Я думаю лучшим планом будет остаться здесь и избавиться от него в тайне: в этом месте (Севилье) есть много людей, которые, будучи вовлечены в это предприятие, обеспечат его успех: один из них Айуб Ибн Хабиб, сын сестры Мусы; я советую вам повидаться с ним и передать ему указания халифа.” Как только этот план был утвержден как ниболее целесообразный, к Айубу отправились делегаты, чтобы предложить ему, от имени халифа, правление Андалусией, если он поможет им в их предприятии. Получив согласие Айуба убить Абду-ль-Азиза на этом условии, они обещали ему верноподданство в случае успеха. Затем делегаты отправились к Абдуллаху Ибн Абди-р-Рахману Аль-Гафеки, бывшему наиболее важной и выдающейся персоной в армии, из-за его талантов, его происхождения и его добродетелей: прочтя в его присутствии письма Сулеймана, они открыли ему свой план: Абдуллах, однако, не пожелал участвовать в убийстве Абду-ль-Азиза; наоборот, он сказал им: ”Вы знаете, что рука Мусы пожаловала благами каждого из вас, малыми или большими. Если Повелителя Верующих оповестили, так как вы говорите, ему сказали неправду. Абду-ль-Азиз никогда не поднимал руку на своего хозяина, и даже не мечтал о восстании против него. Халиф, будучи на расстоянии, не может видеть виноват Абду-ль-Азиз в преступлении приписываемом ему или нет; однако, вы можете, и это вам решать заслуживает он смерти или нет. Последуйте моему совету; откажитесь от своего замысла и напишите халифу, что вы не можете выполнить его приказ.” Делегаты, однако, из-за преданности султану оставили его слова без внимания и взялись за свое дело. Через некоторое время они снова встретились и пиняли решение о казни, которую совершили следующим образом. Они встали у ворот его дворца, ожидая когда он отправится в мечеть чтобы принять участие в утренней молитве. Абду-ль-Азиз покинул свой дворец на рассвете, направился к мечети, вошел в киблу и начал читать Коран. Едва он закончил чтение вводной главы, как послышались громкий шум и грохот, а один из заговорщиков, Ибн Аби Убейда, подскочил к Абду-ль-Азизу и ударил его, что однако не имело эффекта. Служба была прервана; и Абду-ль-Азиз, покинув киблу, в которой находился, стал искать спасения в глубине мечети: за ним туда последовал Ибн Валах Ат-Темени, который и убил его. Когда новости о смерти Абду-ль-Азиза распространились по городу, жители были очень изумлены и возмущены: заговорщики показали письма и приказы полученные от халифа Сулеймана, однако бесполезно; народ не присоединился к ним и избрал Абдуллаха Ибн Абди-р-Рахмана Аль-Гафеки быть его наследником. В тоже время Хабиб Ибн Аби Убейда и его товарищи отправились в Дамаск с головой Абду-ль-Азиза, сына Мусы. Вот мы и дошли до конца нашего источника. Поблагодарим Аллаха за него!

Как голова Абд-ль-Азиза была доставлена Сулейману.

Когда Сулейман увидел, что посланники, отправленные им в Андалусию, достигли своей цели, и выполнили его указания, он поспешил удалить Абдуллаха Ибн Мусу с наметничества Восточной Африкой, Сусом и Танжером. Это случилось в конце 98 го года хиджры, в месяце дху-ль-хаджах (июле или августе 717 г.н.э.). Хабиб и его спутники прибыли в Дамаск и преподнесли голову Абду-ль-Азиза халифу Сулейману, который немедленно послал за Мусой. Сулейман указал на голову и сказал Мусе, явившемуся к нему и севшему позади людей : ”Ты знаешь чья это голова?” – ”Да,” – ответил Муса, - ”Это голова моего сына Абду-ль-Азиза.” Затем посланники встали и сообщили халифу, что они сделали в Андалусии для выполнения его приказов. Услышав это, Муса поднялся, и возблагодарив Аллаха, сказал : ”О, Повелитель Верующих! Ты отомщен; голова Абду-ль-Азиза Ибн Мусы (пусть Аллах будет милосердным к нему!) перед тобой, но во имя жизни Аллаха, никогда не сущестовало мусульманина менее заслуживавшего столь несправедливого обращения; ибо он проводил дни в постах, а ночи в молитвах; никто никогда не любил Аллаха или его посланника Мухаммеда больше [чем он]; ни один человек никогда не совершал более великих деяний чтобы услужить Всемогущему, или не был более тверд в преданности тебе, или демонстрировал милость к людям под его властью, [чем он]. Абду-ль-Азиза более нет; (да простит Аллах его грехи!) ибо, во имя Аллаха! он не был жадным до жизни и ни боялся смерти. Никто из твоих предшественников – ни Абду-ль-Малик, ни Абду-ль-Азиз, ни даже Аль-Валид – не наказывал его так и не унижал настолько. Ты никогда бы не сделал с ним того, что Аллах видит, ты сотворил, если бы ты хоть немного был справедлив. Они все были черезвычайно довольны им, зная его честность и его добродетели; и поэтому были неспособны сотворить такое с ним, основавываясь на ложных доносах.” Сулейман тогда сказал: ”Ты лжец, о, Муса! Твой сын, Абду-ль-Азиз, был не таким, как ты представляешь его; наоборот, он был нечестивым и пренебрежительным к религии; он был преследователем мусульман, и неизменным врагом своего господина, Повелителя Верующих. Таков был твой сын, - о, глупый и слабоумный старик! – а не таким как ты его описываешь.” На это Муса ответил: ”Во имя Аллаха! Я не выживший из ума старик и я не отклоняюсь от истины, в моем ответе тебе от каждого слова веет смертью. Я говорю как честнейший раб, обязанный отвечать перед хозяином, со смирением и уважением, принимая оскорбление без возражений; но я верю Аллаху, о чьей помощи прошу и молю. Отдай мне его голову, о, Повелитель Верующих! – чтобы я мог опустить его веки.” И Сулейман сказал ему : ”Ты можешь взять её.” Тогда Муса поднялся со своего сидения и, взяв голову своего сына Абду-ль-Азиза, положил ее на край туники, в которую был одет; затем он дважды перегнул её, из-за чего другой конец его одеяния спал с плеч. Муса направился к выходу из помещения в таком виде, не замечая и не пытаясь поправить беспорядок в платье, когда Халид Ибну-р-Райан, заметив это, пошел за ним и сказал: ”Прикройся своим одеянием, о, сын Носсейра!” Но Муса, повернувшись к нему, ответил следующими словами: ”Несомненно это доказательство великой любви, которую ты питаешь ко мне, о, Халид!” Тогда вмешался Сулейман и сказал последнему: ”Оставь Мусу в покое; он уже достаточно наказан”, и когда Муса покинул комнату, добавил: ”Дух этого старика до сих пор не сломлен.” Говорят, что когда Муса выходил из дворца, он встретил Хабиба Ибн Аби Убейду, которому перед всеми присутвтующими бросил бранные слова, приоткрыв некоторые оскорбительные подробности, касавшиеся семьи последнего, неизвестные другим, а только ему, что не мало дискредитировало этого военачальника.

Список наместников Андалусии после Мусы и его сына Абду-ль-Азиза.

Говорят, что Абду-ль-Азиз Ибн Муса правил Андалусией один год, после отъезда его отца, после чего он был предан смерти, как ранее сказано, по приказу халифа Сулеймана. Ему наследовал Айуб Ибн Хабиб Аль-Лахми, правивший шесть месяцев; затем прибыл Аль-Хорр Ибн Абди-р-Рахман Ас-Сакефи на три года. После него [был] Ас-Сам Ибн Малик Аль-Хаулани, правивший три с половиной года; затем Анбаса (Ибн Сохайм Аль-Келби) [правил] два года и девять месяцев. После него, Йахья Ибн Салмах – один год и три месяца. После негоХодейфах Ибну-ль-Ахвасс - шесть месяцев. После него, Усман Ибн Аби Несах Аль-Хасами – шесть месяцев. После него Аль-Хайсам Ибн Убейда – один год и два месяца. Потом Абду-р-Рахман Ибн Абдиллах Аль-Гафеки – четвре года. Затем Абду-ль-Малик Ибн Каттан Аль-Кораши – четыре года. Потом Укба Ибн Хеджадж (Ас-Селуни) – пять лет и три месяца. Затем Абду-ль-Малик Ибн Каттан, второй раз, - один год. После него, Балх Ибн Бешр Аль-Кушейри – шесть месяцев. Потом Салебах Ибн Салмах – пять месяцев. Затем Абу-ль-Хаттар Ибн Дхерар Аль-Келби – три года. Потом Суабах Ибн Салмах – один год и один месяц. Затем когда произошло свержение династии Бени Умейи на Востоке, народ Андалусии выбрал своим главой Йусуфа Ибн Абди-р-Рахмана Аль-Кораши Аль-Фехри, без всякого приказа или письма от халифа. Йусуф правил Андалусией десять лет до прибытия Абду-р-Рахмана, сына Муавии, сына Хишама, сына Абду-ль-Малика, сына Мервана, сына Абу-ль-Асси, сына Умейи, сына Абду-ш-Шемса, сына Абду-Менафа, который забрал управление страной из его рук.

Как уничтожили бени Умейя.

Говорят, что после смерти Мервана, последнего халифа из дома Умейи, Ас-Сеффах отдал приказ своим подчиненным в Сирии и Египте выискивать выживших членов этой семьи и предавать их смерти. Поэтому Абдуллах Ибн Али, бывший наместником Филистины (Палестины), начал распространяться, что имеет самые благие намерения, и что готов простить бени Умейя от имени халифа и возвратить им во владение всю собственность и почести. Веруя в его обещания, около восьмидесяти трех наиболее выдающихся и важных членов несчастной семьи, среди которых были Абду-ль-Вахид Ибн Сулейман Ибн Абди-ль-Малик, Йахья Ибн Муавия, Абан Ибн Абди-ль-Азиз и Абду-р-Рахман Ибн Муавия Ибн Хишам, сдалось. Так случилось, однако, что последний из них, который позднее стал королем Андалусии, встретил по дороге человека наместника, которому он в прошлом покровительствовал и которого благотворил, и который, остановив его, обратился к нему со следующими словами: ”Послушайся меня сегодня, и если пожелаешь обратись против в судный день.” Абду-р-Рахман ответил: ”В чем я должен послушаться тебя?” – ”Уходи скорее прочь! Прочь!” – сказал человек. – ”беги на Запад, где тебя ожидает королевство; ибо всё тут – предательство подготовленное Ас-Сеффахом, который желает одним ударом сразить весь бени Умейя.” – ”Как такое может быть?” – ответил Абду-р-Рахман: ”если наместник получил письма предписывающие ему собрать нас, чтобы вернуть собственность и кроме того даровать нам обильные пенсионы и щедрые дары?” – ”Не ведись на эти знаки мира и прощения” – сказал человек – ”Ибо, поверь мне, никогда бени Аббас не будет чувствовать себя полноправным хозяином трона, никогда они не почувствуют себя в безопасности, пока глаза кого-нибудь из бени Умеяй остаются открытыми.” – ”И чего я добьюсь” – ответил Абду-р-Рахман: ”следуя твоему совету?” – ”Обнажи свою спину, чтобы я мог видеть твои плечи; ибо, если я не ошибаюсь, ты тот человек которому предназначено королевство Андалусия.” И когда Абду-р-Рахман обнажил плечи, как тот желал, человек увидел на одном из них метку, упоминаемую в Китабу-ль- Ходсан (Книге будущего), представлявшую собой огромную черную родинку, растущую на спине. ”Прочь! Прочь!” – повторил человек :”отправляйся на Запад, и я буду сопровождать тебя часть пути: у меня есть двадцать тысяч динаров; я принесу их сюда и ты сразу отправляйся.” – ”Кто дал тебе эти деньги?” – удивился Абду-р-Рахман. ”Твой дядя, Мослема Ибн Абди-ль-Малик,” – ответил человек. После чего принц начал говорить: ”Во имя Аллаха! Ты говоришь правду, человек; ибо я теперь припоминаю, что когда я был ребенком, мой дядя, Мослема, который после смерти отца заботился обо мне, однажды обнажил мои плечи и увидев знак, о котором ты говорил, начал горько рыдать. Затем мы, я и мой дядя, явились к моему деду халифу Хишаму, который как только увидел внезапную печаль дяди, сразу поинтересовался ее причиной.” Тогда Мослема сказал: ”О, Повелитель Верующих! Этот сирота выживет, чтобы стать королем Запада, после падения нашей империи на Востоке.” – ”И отчего же ты плачешь, о, Абу Саид!” – ответил мой дед. ”Я не поэтому плачу; а, во имя Аллаха! Потому что женщины и дети бени Умейя, чьи золотые и серебряные ожерелья сменятся на железные ошейники, чьи сладкие духи, ароматические жидкости, и благоухающие втирания, сменятся тошнотворными запахами и шероховатым деревом. Однако Аллах превыше всего: после процветания и славы, обычно следует унижение и несчастье.”

Текст переведен по изданию: Ahmed Ibn Mohammed al-Makkari. The history of Mohammedan dynasties in Spain. London. T. 2. Appendix A. 1840-1843.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.