Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН БАТТУТА

ПОДАРОК НАБЛЮДАЮЩИМ ДИКОВИНКИ ГОРОДОВ И ЧУДЕСА ПУТЕШЕСТВИЙ

ТУХФАТ АН-НУЗЗАР ФИ ГАРА'ИБ АЛ-АМСАР ВА 'АДЖА'ИБ АЛ-АСФАР

/24/ Рассказ о чуде

[шейха Бурхан ад-дина ал-А'раджа]

Однажды я зашел к нему и он мне сказал: «Я вижу, что ты любишь путешествовать и блуждать по странам». Я ответил ему. «Да, я действительно люблю это [занятие]». В то время у меня в мыслях не было углубляться в дальние страны /25/ Индии и Китая. Он же сказал: «Тебе нужно будет, если захочет Аллах всевышний, посетить моего брата Фарид ад-дина в Индии, моего брата Рукн ад-дина Закариййа' в Синде и моего брата Бурхан ад-дина в Китае. Когда ты [526] доберешься до них, передай им от меня пожелание мира». Я был удивлен его словами, и в душу мне запало намерение направиться в эти страны. Я беспрерывно блуждал по странам, пока не встретил этих трех человек, о которых он мне сказал, и не передал им от него пожелание мира.

Когда я с ним прощался, он снабдил меня дирхамами, и они постоянно хранились при мне. Я же совсем не испытывал нужды в том, чтобы их тратить. [Так продолжалось до тех пор], пока у меня их не отняли неверные индийцы вместе со всем тем, что они отняли у меня во время путешествия по морю.

К числу александрийских шейхов относится Йакут ал-Хабаши 1, один из редких людей. Он был учеником Абу-л-'Аббаса ал-Мурси, а Абу-л-'Аббас ал-Мурси был учеником угодника Аллаха всевышнего, знаменитого Абу-л-Хасана аш-Шазили, великого чудотворца и высокодостойного человека.

Чудо Абу-л-Хасана аш-Шазили

... Шейх Йакут, со слов шейха Абу-л-'Аббаса ал-Мурси, сообщил мне, что Абу-л-Хасан совершал хаджж каждый год. Он шел через Верхний Египет. В Мекке он проводил месяц раджаб в благочестивых занятиях и остальное время после него, до окончания хаджжа, посещал священную могилу и возвращался в свою страну по большой дороге паломников 2. И вот в один из годов — это был последний год, когда он отправился в хаджж, — он сказал своему слуге: «Возьми с собой мотыгу, корзину, снадобья для бальзамирования и все, чем снаряжают мертвого в могилу». Слуга спросил его: «А для чего это, о господин мой?» Абу-л-Хасан ответил: «Увидишь в Хумайсира». Хумайсира находится в Верхнем Египте, в пустынях 'Айзаба. В ней есть источник с солоноватой водой и очень много гиен.

Когда они добрались до Хумайсира, шейх Абу-л-Хасан совершил молитву в два рак'ата и Аллах — велик он и славен — прибрал его к себе при последнем поклоне его молитвы. Там он и был похоронен. Я посетил его могилу. Над нею стоит надгробный камень, на котором написано его имя и его родословная, доведенная до ал-Хасана ибн 'Али, да будет доволен им Аллах. [527]

/51/ Рассказ о чуде

[шерифа Абу Мухаммеда 'Абдаллаха ал-Хасани]

Я зашел к этому шерифу, считая благословением то, что я его увижу и буду его приветствовать. Шериф спросил меня о моих намерениях, и я сообщил, что хочу совершить хаджж к священному дому 3 по дороге через Джидду. Он же сказал мне: «В этот раз тебе это не удастся. Вернись, ибо первый хаджж ты совершишь по сирийской дороге».

Я ушел от него, но не последовал его совету, а пустился в путь и добрался до 'Айзаба. Однако оказалось, что дальнейшее путешествие было для меня невозможно, и я возвратился обратно в Египет, а затем направился в Сирию. Таким образом, путь /52/ моего хаджжа проходил по сирийской дороге, согласно тому, что мне сообщил шериф. Да принесет Аллах пользу людям с его помощью... Затем оттуда 4 мы направились в город Адфу 5. Между ним и городом Иена расстояние в день и ночь /53/ пути по пустыням. Затем мы пересекли Нил, ; переехав из города Адфу в город ал-'Атвани. От этого города мы наняли верблюдов и с группой арабов, известных под именем дагим 6, отправились в путь по лишенной населения пустыне, но с безопасными дорогами. Во время одной из наших стоянок мы остановились в Хумайсира, где находится могила святого угодника Аллаха Абу-л-Хасана аш-Шазили, о чуде которого в виде предсказания собственной смерти в этом месте я уже рассказал.

В окрестностях Хумайсира множество гиен. Поэтому в ночь нашей ночевки в этом месте мы почти все время вели с ними настоящую войну. Одна из гиен бросилась к моему вьюку, разорвала мешок, который там был, вытянула из него сумку с финиками и унесла ее. Мы нашли сумку, когда встали утром. Она была разорвана, а большая часть ее содержимого съедена.

Затем, после пятнадцатидневного путешествия, мы достигли города 'Айзаб. Это большой город. В нем много рыбы и молока, а зерно и финики туда привозят из Верхнего Египта. Жители 'Айзаба — это ал-буджат. Цвет кожи у них черный. Они одеваются в желтые покрывала, а головы повязывают повязками. Ширина такой повязки бывает равна длине пальца. Они не позволяют дочерям участвовать в наследовании. Их пища — это верблюжье молоко. Верхом они ездят [528] на верблюдах ал-махари, которых называют ас-сухб. Одна треть города принадлежит ал-Малику ал-Насиру, а две другие трети — царю ал-буджат. Он известен под именем ал-Хадраби 7.

В городе 'Айзаб есть мечеть, постройку которой приписывают ал-Касталани. Эта мечеть известна своей святостью. Я посетил ее и сподобился причаститься к ее благословению. В городе живет также праведный шейх Мухаммад ал-Марракуши. Он утверждает, что является сыном ал-Муртада, царя Марракеша, и что ему девяносто пять лет.

Когда мы добрались до 'Айзаба, оказалось, что султан ал-буджат ал-Хадраби ведет войну с турками, и что он уже потопил 8 их корабли, и что турки перед ним бежали. Таким образом, оказалось, что переезд через море для нас невозможен. Поэтому мы продали приготовленную провизию и вернулись в Верхний Египет вместе с арабами, у которых мы наняли верблюдов. Мы добрались до города Кус — о нем было рассказано раньше — и оттуда спустились по Нилу. Это было время разлива, и мы, преодолев расстояние в восемь дней плавания, добрались из Куса в город Каир. В Каире мы провели одну ночь и после этого я направился в страны Сирии. Это было в половине месяца ша'бана семьсот 9 двадцать шестого года 10.

/155/ Рассказ о шейхе Са’иде ал-Хинди 11

Когда-то давно шейх Са'ид отправился к царю Индии Мухаммад-Шаху. Мухаммад-Шах дал ему большую сумму денег, с которыми он пустился обратно в Мекку. Однако эмир 'Утайфа 12 бросил его в темницу и требовал от него уплаты этих денег. Шейх Са'ид отказывался и был подвергнут пытке. Ему сдавливали ноги. Тогда он отдал двадцать пять тысяч дирхамов в виде серебряных слитков. Его отпустили, и он возвратился в страны Индии. Я видел его там. Он жил в доме эмира Сайф ад-дина Гада, сына Хиббату-л-лаха ибн 'Иса ибн [529] Муханна, эмира сирийских арабов. Гада жил в странах Индии и женился на сестре индийского царя. Я еще расскажу о нем.

Царь Индии дал шейху Са’иду какую-то сумму денег, и шейх вместе с каким-то хаджжием по имени Вашал 13 отправился в дорогу. Этот Вашал принадлежал к числу людей эмира Гада, и эмир послал его привезти к нему некоторых его людей. Он отправил вместе с Вашалом деньги и подарки, среди которых была почетная одежда, пожалованная ему царем Индии в ночь его бракосочетания с его сестрой. Эта одежда была из голубого шелка, вышита золотом и так украшена укрепленными на ней драгоценными камнями, что цвет ее не был виден из-за их множества. Эмир послал также вместе с Вашалом пятьдесят тысяч дирхамов, чтобы Вашал купил для него породистых коней.

Шейх Са'ид отправился в путешествие вместе с Вашалом. На деньги, что с ними были, они купили разных товаров. И вот, когда они были около острова Сокотра — по имени которого называется сокотрийское алоэ, — на них напали индийские разбойники, на многих кораблях. Между одними и другими произошла упорная битва. В ней погибло значительное число людей с обеих сторон. Будучи стрелком из лука, Вашал убил какую-то их часть. Но затем пираты одержали верх над путешественниками и пронзили Вашала таким ударом копья, что после этого он от него умер. Пираты взяли у них все, что у них было, но оставили корабли с инструментами для путешествия и с провизией. После этого путешественники направились в Аден. В Адене умер Вашал.

У этих пиратов обычай убивать кого-либо только во время битвы. Они также никого не топят. Они только отбирают деньги и отпускают людей отправляться на своих кораблях, куда они хотят. Они также не захватывают невольников, так как сами принадлежат к их роду.

/243/
... Затем мы отправились в море из Джидды на корабле, из тех судов, которые называют ал-джалба 14. Корабль принадлежал Рашид ад-дину ал-Алфи ал-Йамани, хабашийцу по происхождению. Шериф Мансур ибн Абу Нума 15 ехал на другой джалбе. Он очень хотел, чтобы я ехал вместе с ним. Но я не сделал этого, потому что вместе с ним на его джалбе были верблюды, и я боялся этого, и к тому же до [530] этого ни разу не ездил по морю. Там была также группа жителей Йемена, которые уже погрузили на джалбы свои вещи и запасы и были готовы к путешествию.

/244/ Рассказ о дирхамах, спрятанных в мешке
16

Когда мы поплыли по морю, шериф Мансур приказал одному из своих рабов принести мешок с мукой — половину груза, который несет верховое животное, — и горшок масла, взяв их с какого-нибудь корабля жителей Йемена. И тот взял и то и другое и принес ему. Купцы же пришли ко мне, плача, и рассказали, что внутри этого мешка находится десять тысяч серебряных дирхамов. Они просили меня поговорить с Мансуром относительно возвращения мешка и чтобы он взял другой мешок. Я пошел к Мансуру, поговорил с ним об этом и сказал ему, что в середине этого мешка что-то лежит, что принадлежит купцам. Мансур сказал: «Если это вино, то я его им не отдам. Если же это что-то другое, то оно останется за ними».

Мешок открыли и нашли в нем дирхамы. Мансур отдал их купцам и сказал мне: «Если бы на моем месте был 'Аджлан, то он бы их не отдал». А 'Аджлан — это сын его брата Румайсы. Немного дней до этого он вошел в дом одного дамасского купца, который направлялся в Йемен, и унес большую часть того, что там было. А в настоящее время 'Аджлан — эмир Мекки. Он переменил свое поведение и выказал справедливость и достоинство.

Затем два дня мы плыли по этому морю при благоприятном ветре. После этого ветер переменился и погнал нас с того пути, по которому мы следовали. Морские волны низвергались посреди нас внутри корабля. Волнение людей усилилось. И страх их прекратился, только когда мы сошли на берег, расположенный между 'Айзабом и Савакином, на якорной стоянке, которая называется Ра'с Дава'ир 17. Мы сошли там на берег и нашли на берегу тростниковую хижину, похожую по форме на мечеть. В ней было большое количество скорлупы страусовых яиц, которые были наполнены водой. Мы попили этой воды и приготовили на ней пищу. Я видел на этой якорной стоянке удивительную вещь. Эта бухта похожа на реку, которая выходит из моря. И вот люди взяли свои одежды, и, держа их за края, опустили в воду, и вытащили из воды наполненные рыбой. Каждая рыба имела размер в локоть, [и в ней признали рыбу,] которая называется ал-бури. Люди варили ее в большом количестве, а остальное изжарили. К нам пришла группа ал-буджат. Они — жители этой страны и [531] имеют черную /245/ кожу. Одеждой им служат желтые покрывала. Свои головы они повязывают полосками ткани красного цвета шириной в палец. Они — люди храбрые и смелые. Оружие их — это копья и мечи. У них есть верблюды, которых называют ас-сухб 18, и они ездят на них с седлами. Мы наняли у них верблюдов и отправились вместе с ними через пустыню, изобиловавшую газелями. Ал-буджат не едят газелей. И поэтому они привыкают к человеку и не бегут от него.

После двух дней пути мы достигли лагеря арабов, известных под наименованием аулад кахил, смешавшихся с ал-буджат и знающих их язык. В этот же день мы достигли острова Савакин 19. Остров расположен на расстоянии около шести миль от материка. На нем нет ни воды, ни посевов, ни деревьев. Воду на остров привозят на лодках. На острове есть цистерны 20, в которых собирается дождевая вода. Остров этот большой. На нем можно найти мясо страусов, газелей и диких ослов. У этих арабов много коз, есть молоко и животное масло. Часть от всего этого они посылают в Мекку. Единственное зерно, которое у них есть, — это ал-джурджур, а это вид проса, с большими зернами. Они его также вывозят в Мекку.

Рассказ о султане [Суакина]

Султаном острова Савакин во время моего прибытия туда был шериф Зайд ибн Абу Нума. Его отец был эмиром Мекки, а его братья — также эмирами Мекки после своего отца. Это 'Утайфа 21 и Румайса, рассказ о которых был выше. Власть над островом перешла к этому султану от ал-буджат, потому что они являются его дядьями со стороны матери. У него есть вооруженный отряд, состоящий из ал-буджат, арабов аулад кахил и арабов джухайна.

От острова Савакин мы отправились морем, направляясь в страну Йемен. По этому морю не путешествуют ночью из-за множества подводных рифов в нем. Поэтому по нему совершают путешествия только от восхода солнца до его заката. Вечером же становятся на якорь и спускаются на землю. Когда же наступает утро, они поднимаются на корабль. Они называют начальника корабля «ар-руббан». Он постоянно находится на носу корабля и указывает матросу у руля на подводные камни. Они называют эти подводные камни «растениями».

[532]
/246/
Спустя шесть дней после нашего выхода с острова Савакин мы достигли города Халй 22, известного под именем Ибн Йа'куба. Это был один из йеменских султанов, живших в нем в давние времена. Это большой город с красивыми постройками. Его населяют две группы арабов — [из племен] бану харам и бану кинана. Главная мечеть этого города относится к числу красивейших мечетей. В ней [пребывает] группа бедняков, посвятивших себя поклонению [Аллаху]. В их числе — один из великих праведников, шейх благочестивый и набожный 23. Его одежда была в заплатах, а калансува — из войлока. У него была небольшая комнатка, примыкающая к мечети, с песком вместо пола, и в ней — ни циновки, ни ковра. Во время моей встречи с ним я видел в комнате один лишь кувшин для омовений и скатерть из листьев пальмы. В ней находились кусочки сухого ячменного [хлеба] и маленькая миска, где были соль и тимьян. Когда кто-нибудь к нему приходил, он ставил их перед пришедшим. Его сообщники слушают его, а он приносит каждому из них то, что у него есть, безо всякого стеснения.

Когда они совершали послеполуденную молитву, они собирались перед шейхом для зикра, [который длился] до молитвы при заходе солнца. Когда они совершали молитву при заходе солнца, каждый из них занимал свое место для передвижения, и они, не переставая, двигались таким образом до последней вечерней молитвы. Когда же они совершали последнюю вечернюю молитву, они вставали на выполнение зикра до трети ночи. Затем они уходили и возвращались в начале третьей трети [ночи] к мечети и бодрствовали до утра. Затем они совершают зикр, пока не наступит время [предрассветной] молитвы. После этой молитвы они удаляются. Но некоторые остаются до времени, когда начинают совершать в мечети утреннюю молитву. Это усердие является их постоянным обыкновением. Я хотел остаться с ними и [провести там] оставшуюся часть своей жизни. Но меня сочли неподходящим для этого. Аллах всевышний предупреждает нас своим словом и своим содействием. /252/

... Отправившись из города Адена, я четыре дня ехал по морю и достиг города Зайла'. Это город ал-барбара, а они — вид суданцев, которые придерживаются шафи'итского толка. Их страна — это пустыни, простирающиеся на два месяца пути. Начало этих пустынь — [533]

у Зайла', а их окончание — у Макдашу 24. Их животные — верблюды, и у них есть бараны, известные своим жиром.

Жители Зайла' чернокожи, и большая их часть — еретики [рафидиты]. Зайла' — большой город, и в ней большой рынок, но она — самый грязный, самый варварский и самый вонючий город мира. Причиной вони в нем является множество рыбы и кровь верблюдов, которых они режут в переулках. Когда мы достигли Зайла', несмотря на большое волнение, мы предпочли /253/ провести ночь на море и не ночевали в городе из-за его грязи. Затем из Зайла' мы ехали по морю пятнадцать ночей и достигли Макдашу 25, а это исключительно большой город. У жителей Макдашу множество верблюдов, из которых они каждый день режут несколько сотен. У них также много баранов. Жители Макдашу — богатейшие купцы. В Макдашу изготовляют ткани, которые называются по названию города. Подобных им нет. Из Макдашу их вывозят в Египет и другие страны.

К обычаям жителей этого города относится то, что, когда корабль прибывает на якорную стоянку, к нему подплывают сунбуки, а это маленькие лодки. В каждом сунбуке находится группа юношей из числа жителей города. Каждый из них несет с собой накрытое блюдо, в котором находится еда, и преподносит его одному из купцов корабля, говоря при этом: «Это мой гость». Так делает каждый из них. Каждый купец спускается с корабля и отправляется только в дом своего хозяина из числа этих юношей, кроме того, разве, кто многократно приезжал в этот город и у кого появилось знакомство со многими его жителями, и поэтому он останавливается там, где хочет. Когда купец останавливается у своего хозяина, он продает ему то, что у него есть, и у него же покупает. Если же кто купит у своего гостя задешево или же продаст в отсутствие своего гостя его товар, то подобная торговля у них порицается. В этой торговле они имеют выгоду.

Когда на корабль, на котором я находился, поднялись юноши, один из них подошел ко мне, но мои спутники сказали ему: «Это не купец. Это законовед». Тогда он закричал своим спутникам: «Это гость кади». Среди них был один из помощников кади, и он известил его об этом. Кади пришел на берег моря с группой учеников и послал ко мне одного из них. Я со своими спутниками сошел [534] на землю и приветствовал кади и его помощников. Кади сказал мне: «Во имя Аллаха! Сейчас мы отправимся приветствовать шейха». Я же спросил: «А кто это шейх?» Он ответил: «Это султан». Их обычай состоит в том, что они называют султана шейхом. Я сказал ему: «Когда я остановлюсь у кого-либо, я отправлюсь к нему». Но кади сказал мне: «Воистину, это обычай, когда приезжает законовед, или шериф, или праведный человек, он ищет крова только после того, как повидает султана». И я пошел вместе с ним к султану, как они того требовали.

/254/ Рассказ о султане Макдашу

Как мы уже упомянули, султана Макдашу они называют шейхом. Имя его Абу Бакр, сын шейха 'Умара. Он происходит от ал-барбара. Разговаривает он по-макдашийски, но знает и арабский язык. У него есть обычай, состоящий в том, что, когда приходит корабль, к нему подходит сунбук султана и люди спрашивают о корабле, откуда он пришел, кто его владелец, кто его руббан — а это капитан, что у него за груз, кто прибыл на нем из купцов и иных людей. Узнав это, команда сунбука сообщает об этом султану, который помещает у себя тех, кто достоин получить его кров.

Когда с упомянутым ранее кади — его звали Ибн ал-Бурхан 26, и он происходит из Египта — я добрался до дома султана, вышел один из юношей-слуг 27 и приветствовал кади. Кади сказал ему: «Сообщи верно и уведоми господина нашего шейха, что этот человек прибыл из страны ал-Хиджаз». Юноша выполнил его поручение, затем вернулся и принес блюдо, на которым были листья бетеля и орехи арековой пальмы. Он дал мне десять листьев бетеля и небольшое количество орехов. Столько же он дал кади и то, что осталось на блюде раздал моим спутникам и ученикам кади. Затем он принес сосуд с розовой водой, приготовленной на дамасской розе, полил на меня и на кади и сказал: «Наш господин приказал, чтобы этот законовед остановился в доме учеников», это был дом, предназначенный для оказания гостеприимства ищущим знания. Кади взял меня за руку, и мы отправились в этот дом. Он оказался вблизи от дома шейха, был устлан коврами и снабжен всем необходимым. Затем из дома шейха принесли еду и одновременно пришел один из вазиров шейха — тот, кому поручены заботы о гостях. Он сказал: «Наш господин приветствует вас и поручил сказать вам добро пожаловать». После этого блюдо было поставлено, и мы ели. [535]

Пища их — вареный рис с маслом. Они подают его на большом деревянном блюде и посреди риса ставят миски с «ал-кушан», а это приправа, сделанная из курицы, мяса, рыбы и овощей. Они варят не полностью созревшие бананы в свежем молоке и подают их в мисках и кладут сверху очень кислый лимон, залитые уксусом и посоленные гроздья очень горького перца, зеленый /255/ имбирь, манго. Манго похоже на яблоки, но в нем нет косточек. Когда манго созреет, оно становится очень сладким и его едят как плод. До того же, как оно созреет, оно кисло, как лимон. Его маринуют в уксусе. Съев глоток риса, они заедают его этими кислыми плодами и маринадами. Один житель Макдашу съедает столько же, сколько целая группа из нас. И это у них обычай. Они исключительно крупны телом и жирны.

Когда мы поели, кади ушел от нас. Мы прожили там три дня, и нам приносили еду три раза в день, и это их обычай. Когда же наступил четвертый день — это была пятница, — к нам пришел кади, его ученики и один из вазиров шейха и принесли мне в подарок одежду. Их одежда состоит из шелковой повязки вокруг бедер, которую мужчины повязывают себе посередине тела вместо штанов, потому что штанов они не знают, из рубахи из куска льняной египетской ткани, с вышивкой по краю, из фурджийи из [иерусалимской ткани] ал-кудси с подкладкой, из египетской чалмы. Они принесли одежды и для моих спутников, которые им подходили. Мы направились в мечеть и молились позади максуры. Когда из дверей максуры вышел шейх, я вместе с кади приветствовал его, а он сказал нам приветствие и заговорил с кади на своем языке. Затем он сказал мне по-арабски: «Мы рады твоему приезду, ты почтил нашу страну и обрадовал нас». Затем он вышел по двор мечети, остановился перед могилой своего отца, который был там погребен, и прочел отрывок из Корана и помолился. Затем пришли эмиры, вазиры и военачальники и приветствовали султана. В этом приветствии они следуют обычаю жителей Йемена, который состоит в том, что кладут указательный палец на землю, а затем прикасаются им к голове, говоря: «Да продлит Аллах величие твое!»

Затем шейх вышел из дверей мечети, надел свои сандалии, приказал надеть сандалии мне и кади и пешком направился к своему жилищу. Оно же находилось вблизи от мечети. А все люди шли босиком. Над головой шейха несли четыре балдахина из цветного шелка, и на верхней части каждого балдахина была золотая фигурка птицы.

Одежда шейха в этот день состояла из фурджийи из зеленой [иерусалимской ткани] ал-кудси, а под фурджийей были египетское платье и красивые /256/ египетские плащи. На нем была также шелковая повязка и на голове большая чалма. Перед ним били в барабан, [536] трубили в трубы и рога. Перед ним и позади него шли эмиры войска, а кади, законоведы и шерифы шли вместе с ним. В таком порядке шейх вошел в помещение для приемов — мешуар. Вазиры, эмиры и военачальники сели в павильоне, который там был. Для кади же был разостлан ковер, на котором сидел один только он. При кади находились факихи и шерифы. Все находились в таком положении до послеполуденной молитвы. После того как они вместе с шейхом совершили послеполуденную молитву, пришли воины всех видов войск и выстроились рядами, соответственно степеням своего значения. Затем ударили барабаны и заиграли трубы, рога и дудки, и во время исполнения этой музыки никто не двигался и не сходил со своего места. Если же кто-то шел, то он останавливался и не двигался далее ни назад ни вперед.

Когда исполнение военной музыки закончилось, музыканты отдали приветствие, выразив его [всеми] пальцами, как мы об этом рассказали, и затем ушли.

Этот обычай соблюдается у них каждую пятницу. Когда же наступает суббота, люди приходят к дверям шейха и садятся в павильоне снаружи дома. Кади, законоведы, шерифы, праведники, шейхи и хаджжии входят во второй мешуар и садятся на устроенные для этого скамейки. Кади же сидит на отдельной скамейке. Каждый класс сидит на специальной, предназначенной для него скамейке и делит ее только с людьми своего класса. Затем шейх садится на свое место, на котором он сидит, когда проводит заседания, посылает за кади и сажает его слева от себя. Затем входят законоведы и садятся; главные садятся перед шейхом, а остальные приветствуют его и уходят. Затем входят шерифы, и главные садятся перед шейхом, а остальные также приветствуют его и уходят. Если есть гости, они садятся справа от шейха. Затем входят шейхи и хаджжии, и также главные садятся, а остальные приветствуют шейха и уходят. Затем входят вазиры, затем эмиры, затем военачальники, одна группа за другой. Они приветствуют шейха и уходят.

Затем приносят еду, и кади, шерифы и те, кто сидит в мешуаре, едят, сидя перед шейхом, и шейх ест вместе с ними. Когда шейх хочет почтить кого-нибудь из своих главных эмиров, он посылает за ним и ест вместе с ним. Остальные же люди едят в доме для угощений. Они едят в том же порядке, в каком они /257/ входят к шейху. Затем шейх уходит в свой дом, а кади, вазиры, тайный секретарь и четыре главных эмира садятся, чтобы рассудить людей и разобрать их жалобы. Относительно всего того, что зависит от постановлений шариата, суждения выносит кади. Относительно же всего остального суждения выносят люди совета, а это — вазиры и эмиры. Султану же [537] пишут относительно того, для чего необходима консультация с ним. Он же высылает свой ответ сразу же, на оборотной стороне письма, в соответствии с тем, что он считает необходимым согласно своему мнению. И это их всегдашний обычай.

Затем из города Макдашу мы ехали по морю, направляясь в страну ас-Савахил и желая попасть в город Килва, в стране зинджей. Мы добрались до острова Манбаса 28. Это большой остров. Между ним и страной ас-Савахил расстояние в два дня пути по морю, а на материке у Манбасы владений нет. Деревья острова — это банановое дерево, лимонное дерево и дерево сладкого лимона. У жителей его есть плод, который они называют ал-джаммун. Он похож на оливки. Вкус у него такой же, как у оливок, но он очень сладок. Посевов у жителей этого острова нет, и зерно привозят к ним из ас-Савахила. Наиболее частая пища у них — это бананы и рыба. Они придерживаются шафи'итского толка. Они — люди благочестивые, набожные и доброжелательные. Их мечети мастерски и очень прочно построены из дерева. Около каждой двери мечети есть один или два колодца. Глубина их колодцев составляет один или два локтя. Воду из них черпают с помощью деревянного сосуда, к которому прикреплена тонкая деревянная палка длиной в один локоть. Земля вокруг колодца и мечети ровная. Тот, кто хочет войти в мечеть, моет себе ноги и входит. Перед дверями мечети есть кусок грубой циновки, о которую вытирают ноги. Если же кто хочет совершить омовение, он держит сосуд между ног 29, льет воду на руки и совершает омовение. Все люди там ходят с босыми ступнями. Мы провели на этом острове ночь и затем отправились по морю в город Килва 30. Это большой прибрежный город. Большая часть его населения — зинджи — исключительно черны. На лицах у них надрезы, так же как и на лицах у лимийун, из Джанады. Один купец рассказывал мне, что город Суфала находится на расстоянии половины месяца пути от города Килва и что между Суфалой и Йуфай, в стране лимийун, расстояние в месяц пути. Из Йуфай 31 привозят в Суфалу золотой песок.

/258/
Город Килва относится к числу самых красивых городов с самыми мастерски сделанными постройками. Все они из дерева. Крыши [538] домов Килвы сделаны из диса 32. Дожди там обильны. Жители города ведут джихад, так как живут в стране, которая прилегает к землям неверных зинджей. Вера и праведность — наиболее распространенные качества жителей Килвы. Они придерживаются шафи'итского толка.

Рассказ о султане Килвы

Во время моего пребывания в этом городе султаном его был Абу-л-Музаффар Хасан, у которого также была кунья Абу-л-Мавахиб 33 из-за многочисленных совершенных им достойных поступков и розданных подарков. Он часто совершал набеги на землю зинджей, нападал на них и захватывал там добычу. Из добычи он забирал пятую часть и тратил ее способами, назначенными в книге Аллаха всевышнего. В казне он отдельно выделил долю близких родственников пророка, и когда к нему приходили шерифы, он одарял их из этой доли.

Шерифы устремились к нему из Ирака, ал-Хиджаза и других мест. Я видел при нем целую группу хиджазских шерифов. Среди них были Мухаммад ибн Джаммаз, Мансур ибн Лубайда ибн Абу Нума, Мухаммад ибн Шумайла ибн Абу Нума. В Макдашу я встретил Атила ибн Кайша 34 ибн Джаммаза. Он также хотел направиться к этому султану. Этот султан отличается большой скромностью. Он сидит и ест с бедняками и возвеличивает людей веры и благородства.

Рассказ об одном его благородном поступке

В пятницу я оказался рядом с ним. Он в это время вышел с молитвы и возвращался в свой дом. И вот дорогу ему преградил один из бедняков-йеменцев и сказал: «Абу-л-Мавахиб!» Султан сказал: «Вот я перед тобой, о бедняк, что у тебя за нужда?» Тот сказал: «Дай мне эту одежду, которая на тебе!» Султан ответил: «Хорошо, я дам ее тебе». Тогда бедняк добавил: «Сейчас». И султан сказал: «Хорошо, сейчас». Он вернулся в мечеть, вошел в дом хатиба и надел там другую одежду, /259/ сняв ту, что была на нем, и сказал бедняку: «Войди и возьми ее». Бедняк вошел, взял одежду, увязав ее в платок, положил узел себе на голову и ушел. И возросла людская хвала султану за ту скромность и щедрость, которые он проявил. Его сын, назначенный наследником, взял эту одежду у бедняка и вознаградил его за нее [539] десятью рабами. А тем временем до султана дошли известия о людских похвалах ему за это, и он также приказал дать бедняку десять голов рабов и два груза слоновой кости. Подарки у них состоят главным образом из слоновой кости, а золото они дарят редко.

Когда же этот достойный и благородный султан скончался, да будет милость Аллаха над ним, править стал его брат Дауд. Он был противоположностью своему брату. Когда к нему приходили просители, он говорил: «Тот, кто даровал, умер и не оставил после себя, что дарить!» Посетители пребывали у него многие месяцы, и лишь после этого он давал им какую-то малость, так что посетители отвратились от его дверей.

Из Килвы мы отправились морем в город Зафар 35 ал-Хамуди, а это конец страны Йемена, на берегу Индийского моря...

/281/
... Затем, когда закончился хаджж, я направился в Джидду, чтобы : морем ехать в Йемен и Индию, но мне не удалось сделать это. Мне не попадался товарищ, и я оставался в Джидде около сорока дней. В этом городе был корабль, принадлежавший человеку по имени 'Абдаллах ат-Туниси, который хотел совершить поездку в ал-Кусайр, в одном из округов города Кус. Я поднялся на корабль, чтобы увидеть, в каком он состоянии, и корабль мне не понравился. Душа моя не желала путешествовать на нем. И это была доброта Аллаха всевышнего, потому что корабль, отправившись в плавание, затонул, когда был на середине моря, в месте, которое называют мысом Абу Мухаммад. Его владелец и несколько купцов спаслись в лодке-ал-'ушари после огромных усилий. Они были близки к гибели, и некоторые из них все же погибли. Остальные люди утонули, а их было на корабле около семидесяти хаджжиев.

/282/
Затем после этого я отправился через море на сунбуке в 'Айзаб. Ветер отнес нас к горе, известной под названием Ра'с Давайир. Оттуда мы ехали по суше, вместе с ал-буджат. Мы двигались по пустыне, в которой было много страусов и газелей. В этой пустыне живут арабы племен джухайна и бану кахил. Они подчиняются ал-буджат. Мы прибыли к источнику под названием Мафрур, затем к источнику под названием ал-Джадид. Запасы наши иссякли, и мы купили баранов у одного рода ал-буджат, который мы встретили в пустыне, и питались мясом этих баранов.

Я видел в этой пустыне одного молодого человека — араба, который говорил со мной на арабском языке. Он рассказал мне, что ал-буджат взяли его в плен, и утверждал, что целый год не ел никакой [540] пищи и питался только верблюжьим молоком. После этого у нас иссякло и то мясо, которое мы купили, и запасов не осталось. У меня же было с собой около вьюка фиников ас-сайхани и ал-барни для подарка моим друзьям. Я разделил их среди своих попутчиков, и мы питались ими три дня. После девяти дней путешествия от Ра'с Давайир мы добрались до 'Айзаба, куда уже раньше нас дошли некоторые наши спутники. Жители встретили нас с хлебом, финиками и водой, и мы пробыли в 'Айзабе несколько дней. Затем мы наняли верблюдов и отправились в пусть вместе с группой арабов племени дагим. Мы добрались до источника под названием ал-Джунайб, а может быть — ал-Хубайб и остановились в Хумайсара, где находится могила угодника Аллаха всевышнего Абу-л-Хасана аш-Шазили. Это было наше второе ее посещение, и мы провели ночь в соседстве с нею. Затем мы добрались до деревни ал-’Атвани. Она расположена на берегу Нила, напротив города Идфу, что в Верхнем Египте...

/284/ ... Ал-'Алайа, о котором мы рассказали, — большой город на берегу моря. Его населяют туркмены, и в нем останавливаются купцы — каирские, александрийские, сирийские. В городе много дерева, и его вывозят оттуда в Александрию и Дамиетту, а оттуда везут в остальные города Египта. В ал-'Алайа на самом высоком месте города есть крепость. Она удивительно красива и укреплена. Ее построил великий султан 'Ала' ад-дин ар-Руми. Я посетил кади этого города Джалал ад-дина ал-Арзанджани. Он поднялся вместе со мной в пятницу в эту крепость, и мы молились в ней. Он оказывал мне гостеприимство и почтил меня. В этом городе мне также оказывал гостеприимство Шамс ад-дин ибн ар-Раджихани, отец которого 'Ала' ад-дин умер в Мали, что в странах Судана.

[... В Судане достойные доверия люди сообщили мне, что неверные суданцы, когда умирает их царь, делают для него подземный склеп и помещают в него вместе с царем некоторых его знатных лиц, слуг и тридцать человек мальчиков и девочек — детей главных людей его страны, предварительно разбив им руки и ноги. Вместе с ними туда помещают также сосуды с напитками.

Один из знатных вождей массуфа, из тех, кто живет в стране Губир среди суданцев и которого отличал их султан, сообщил мне, что у него был сын. И когда умер их султан, суданцы хотели увести его в такой склеп вместе с теми своими детьми, которых они там поместили. Но он сказал им: «Как вы можете сделать это. Ведь этот ребенок не является одним из ваших детей, не исповедует вашу веру». И он выкупил его у них за большие деньги. ] 36 [541]

/600/
... Затем мы отправились к городу Кали 37. Это маленький город, на расстоянии шести фарсахов от Динавара. В нем живет один человек, из мусульман, капитан Ибрахим. Он в своем жилище оказывал нам гостеприимство. Затем мы поехали в город Коломбо 38, а это один из самых красивых и самых больших городов Сарандиба. В нем живет вазир, властитель моря, Джалисти и вместе с ним около пятисот человек из ал-хабаша...

/654/
... Затем из Каира я отправился в Верхний Египет — рассказ о нем был ранее — в 'Айзаб. Оттуда я поехал морем и прибыл в Джидду...

/673/
... Затем мы выехали из Марракеша вместе с торжественным поездом господина нашего 39 — да поможет ему Аллах, — и прибыли в город Сале. Потом прибыли в чудесный зеленый, цветущий город Мекнес, с его плодовыми садами и цветниками, со всех сторон окруженный рощами оливковых деревьев. После этого мы достигли столичного города Феса, да охранит его Аллах всевышний. В нем я простился с господином нашим — да поможет ему Аллах — и отправился в путешествие в страны Судана. Я добрался до города Сиджилмаса, и это один из самых красивых городов. В нем очень много очень хороших фиников. По обилию фиников Сиджилмаса походит на город Басру, но финики Сиджилмасы лучше. В числе сортов фиников Сиджилмасы есть сорт ирар, подобного которому нет в мире.

Я остановился в Сиджилмасе у законоведа Абу Мухаммада ал-Бушри, а это тот человек, брата которого я встречал в городе Канджанфу, что в странах Китая. В какой дали один брат находился от другого!

Этот факих принял меня с таким почетом и уважением, с каким только мог. Я купил в Сиджилмасе верблюдов и откармливал их четыре месяца. Затем в начале месяца Аллаха мухаррама пятьдесят третьего года 40 я отправился в путь в составе каравана с группой товарищей, во главе которой был Абу Мухаммад Йандакан ал-Массуфи — да будет милостив к нему Аллах. В их числе была группа купцов из Сиджилмасы /674/ и других. После двадцати пяти дней пути мы добрались до селения Тагаза 41, а это деревня, в которой нет ничего [542] хорошего. К числу ее удивительных вещей относится то, что ее дома и мечеть построены из глыб каменной оси, а их крыши — из верблюжьих шкур. В ней нет ни одного дерева. Ее земля — один лишь песок, и в нем соляной рудник. Там роют землю, и в ней находят огромные плиты соли, нагроможденные одна на другую так, как будто они были вытесаны и сложены под землей. Верблюд может нести две такие плиты. В Тагаза никто не живет, кроме рабов племени массуфа, которые и выкапывают соль. Они живут только теми финиками, которые к ним привозят из Дар'а и Сиджилмасы, и мясом верблюдов, а также зерном анли, которое привозят из Судана. Жители Судана прибывают туда из своих стран и вывозят оттуда соль. В Ийвалатане один груз соли продается за сумму от десяти до восьми мискалей, а в городе Малли — за сумму от двадцати до тридцати и иногда даже до сорока мискалей.

Суданцы ведут расчеты с помощью соли так же, как в других странах ведут расчеты с помощью золота и серебра. Они разрезают соль на куски и торгуют, используя ее как деньги.

Несмотря на ничтожность деревни Тагаза, в ней ведутся торговые дела и из рук в руки переходят несметные богатства в виде золотого песка. Мы провели в Тагаза десять дней, и провели их в муках, так как вода в ней солоновата и мух в Тагаза больше, чем в любом другом месте. В ней запасают воду, чтобы войти в пустыню, которая расположена за нею, а это расстояние в десять дней пути, на протяжении которых нет воды, разве что редко. Мы же нашли там много воды в лужах, которые остались после дождя. В один из дней мы нашли небольшой водоем между двумя холмами из камня. Вода в нем была пресной, и мы напились из него сколько хотели и вымыли свою одежду.

В этой пустыне много грибов. В ней также очень много вшей, так что люди привязывают себе на шею шнурки, в которых содержится ртуть, и эта ртуть убивает вшей.

В те дни мы обычно шли перед караваном, и когда находили пригодное для пастьбы место, пасли на нем наших животных. Мы делали так постоянно, пока в пустыне не потерялся один человек по имени Ибн Зири. После этого случая мы уже больше не удалялись вперед и не отставали. А дело было в том, что между ним и сыном его дяди с материнской стороны, по имени Ибн 'Ади, произошел спор, и они оскорбляли друг друга. Поэтому Ибн Зири отстал от каравана и заблудился. Когда же караван остановился, /675/ никто ничего о нем не знал. Я посоветовал сыну его дяди нанять кого-нибудь из племени массуфа, кто бы смог пойти по его следам и, может быть, нашел его, но тот отказался. На второй день один человек из племени массуфа, [543] сам, без оплаты, взялся за его поиски и нашел его следы. Они шли то по главной дороге, то отклонялись от нее. Но ни Ибн Зири, ни каких-либо сведений о нем найти не удалось.

Незадолго до этого мы встретили на нашем пути караван, и нам сообщили, что несколько человек из их каравана отделились от них. Одного из них мы нашли мертвым под небольшим деревцем, из тех деревьев, что растут в песках. На нем была одежда, а в руке — кнут. Вода же была всего в одной миле от него. Затем мы добрались до Тасарахла 42. Это каменистые равнины, покрытые песком, в котором есть вода. На ней делают привал караваны и остаются там три дня. Они отдыхают, чинят свои бурдюки, наполняют их водой и нашивают на них грубую ткань, боясь ветра и испарения. Оттуда же высылают такшифа.

Рассказ о такшифе

Такшифом называют любого человека из племени массуфа, которого люди каравана нанимают, чтобы до прихода каравана в Ийвалатан он принес письма участников каравана их знакомым в Ийвалатане, дабы те наняли для них дома и вышли бы им навстречу с водой на расстояние четырех дней. Тот же, у кого нет знакомого в Ийвалатане, пишет кому-нибудь из тамошних купцов, известному своей добродетелью. Иногда такшиф погибает в этой пустыне, и жители Ийвалатана остаются в неведении о прибытии каравана, а участники каравана или большая их часть погибают.

В этой пустыне много демонов, и если такшиф один, они начинают играть с ним и околдовывают его, пока он не собьется со своего пути и не погибнет, так как в пустыне нет ни ясно видимой дороги, ни следа, а одни лишь пески, которые переносит ветер, так что один раз видишь песчаную гору в одном месте, а потом видишь, что она переместилась в другое место.

Проводником там может быть только тот, кто много раз ходит по этой пустыне туда и обратно, у кого чистое сердце. Я видел удивительную вещь: проводник, который был с нами, был крив на один глаз, а второй у него был больным, и, несмотря на это, он знал дорогу как никто другой.

В этом нашем путешествии мы наняли такшифа за сто мискалей золота. Он был из /676/ племени массуфа. В ночь седьмого дня мы увидали огни тех, кто вышел нам навстречу, и обрадовались этому. [544]

Эта пустыня, когда в ней находишься, сверкает и сияет, а сердце радуется, и душа становится счастливой 43. Она безопасна от воров. В ней много антилоп, и случается, что стадо антилоп идет и приближается к людям настолько, что те могут на них охотиться с собаками и стрелами. Но их мясо порождает жажду у тех, кто его ест, и поэтому многие люди остерегаются его есть.

Удивительно, что в желудках этих антилоп — когда их убьют — находят воду. Я видел людей массуфа, которые выжимали желудки антилоп и пили воду, что в них была. В этой пустыне также очень много змей.

Рассказ о человеке, забавлявшемся со змеями
44

В нашем караване был один тлемсенский купец по имени ал-Хаджж Заййан. У него была привычка хватать змей и играть с ними. Я настоятельно советовал ему не делать этого, но он продолжал свое занятие. Однажды он сунул руку в нору ящерицы, чтобы вытащить ее. Но вместо ящерицы он наткнулся там на змею и взял ее в руку. Он хотел сесть верхом, но змея ужалила его в правый указательный палец, что причинило ему сильную боль. Ему прижгли руку, но вечером этого же дня боль усилилась. Тогда он зарезал верблюда, положил руку в верблюжий желудок и оставил ее в таком положении на ночь. Затем мясо с пальца отпало кусками, и он отрезал палец у самого основания. Люди из племени массуфа сказали нам, что эта змея незадолго до укуса пила воду и что если бы она не пила, то непременно убила бы ужаленного.

После того как к нам присоединились те, кто вышел нас встречать с водой, мы напоили наших лошадей и вступили в очень жаркую пустыню, не такую, как мы уже знали. Мы вступили в путь после послеполуденной молитвы, двигались всю ночь и сделали привал только утром. Пришли люди из племен массуфа, бардама и других и принесли бурдюки с водой для продажи.

Затем после путешествия, начатого из Сиджилмасы и продолжавшегося полных два месяца, в начале месяца раби' первого мы добрались до города Ийвалатан. Этот Ийвалатан есть первая [545] провинция Судана. Наместником султана в этом городе был Фарба Хусайн. А значение слова «фарба» 45 — наместник.

Когда мы добрались до города, купцы разложили свои товары на площади, а суданцы взяли на себя ответственность за их сохранение. Купцы же отправились к фарба. Он сидел на ковре под /677/ навесом. Его помощники 46 с копьями и луками в руках стояли перед ним, а знатные люди племени массуфа — позади. Купцы остановились перед ним, и он разговаривал с ними через переводчика, несмотря на то что они были близко от него, по причине его презрения к ним. При виде этого я раскаялся, что отправился в их страну, из-за их дурного воспитания и презрения к белым людям. Я направился в дом Ибн Бадда' — это достойный человек, один из жителей Сале. Я заранее написал ему, чтобы он нанял для меня дом, и он сделал это.

Затем мушриф Ийвалатана — его звали Маншаджу 47 — пригласил прибывших с караваном на угощение, которое он устраивал для них. Сначала я отказался идти на это угощение, но мои спутники так настаивали, что я пошел вместе со всеми. Принесли угощение. Оно состояло из толченого проса анли, смешанного с небольшим количеством меда и молока. Все это было положено в половину тыквы, которой была придана форма миски. Гости пили это угощение и уходили. И я спросил у своих спутников: «Что, разве ради этого этот черный и позвал нас!» Они ответили: «Да, и это считается у них самым большим угощением для гостей». Тогда мне стало ясно, что надеяться на добро от этих людей нельзя, и я хотел тут же уехать обратно вместе с хаджжиями Ийвалатана, но затем все же решил отправиться посмотреть на их царя.

Мое пребывание в Ийвалатане длилось около пятидесяти дней 49. Жители Ийвалатана оказывали мне уважение и приглашали меня в гости. В их числе были кади города Мухаммад ибн 'Абдаллах ибн Йанумар и его брат законовед и учитель Йахйа.

Жара в городе Ийвалатан очень сильна. В нем есть небольшое число финиковых пальм, в тени которых выращивают арбузы 49. Воду там извлекают из песков, покрывающих каменное основание, где она скапливается от дождей. В городе много бараньего мяса. Одежды жителей Ийвалатана изготовляются в Египте. Большинство жителей [546] Ийвалатана принадлежат к числу берберов массуфа. Женщины их исключительно красивы и своим общественным значением превосходят мужчин.

Рассказ о массуфа, живущих в Ийвалатане

Качества этих людей удивительны, а дела их странны. Что касается их мужчин, то у них нет ревности. Ни один из них не связывает свое происхождение со своим отцом, но связывает его со своим дядей по матери. Человеку наследуют сыновья его сестры, и исключаются его собственные дети. Такое же положение я видел только у неверных страны ал-Мулайбар в Индии. Что же касается этих массуфа, то они мусульмане, соблюдают молитвы, изучают законоведение и учат наизусть Коран.

Что касается их женщин, то они не стыдятся мужчин, не закрывают лиц, несмотря на то что усердны в молитвах. /678/ Если кто пожелает взять их в жены, он может это сделать. Однако они не следуют за своим мужем, если тот уезжает. Даже если бы какая-нибудь из них захотела сделать это, ее родственники непременно помешали бы ей.

У тамошних женщин бывают друзья и приятели из числа мужчин-чужестранцев, и точно так же у мужчин бывают подруги из числа посторонних женщин 50. И бывает так, что кто-нибудь из них входит к себе в дом, и находит свою жену вместе с ее другом, и не видит в этом ничего неприятного для себя.

Рассказ о кади и его подруге 51

Однажды я вошел к кади Ийвалатана, после того как получил его разрешение войти, и увидел, что у него находится молодая женщина изумительной красоты. Когда я увидел ее, я пришел в смущение и хотел уйти. Она же начала смеяться надо мной и не выказала застенчивости или стыда. Кади же спросил меня: «Почему ты уходишь? Это же моя подруга». И я подивился им обоим. Ведь кади был законоведом и хаджжием. Мне было известно, что он просил у султана разрешения совершить хаджж в этом году, куда он собирался вместе со своей подругой, — я не знаю, с этой же самой или с другой, — но султан не дал ему разрешения. [547]

Еще один такой же рассказ

Однажды я вошел к Абу Мухаммаду Йандакану ал-Массуфи, тому, вместе с которым мы прибыли в Ийвалатан. Я нашел его сидящим на ковре, а посередине его жилища было ложе, с навесом для тени сверху; на ложе была женщина, и вместе с нею сидел мужчина. Они беседовали. Я спросил Абу Мухаммада: «Кто эта женщина?» И он ответил: «Это моя жена». Тогда я спросил: «А кто ей тот человек, что сидит вместе с нею?» Он же ответил: «Это ее друг». Тогда я спросил: «И ты допускаешь это? Ведь ты жил в наших странах и знаешь заповеди шариата!» Он же сказал: «У нас общение женщин с мужчинами происходит по-хорошему и приличным образом. В нем нет места подозрениям. Ведь наши женщины не похожи на женщин ваших стран!» Я же подивился его глупости, ушел от него и больше к нему после этого не приходил. Несколько раз он приглашал меня к себе, но я не ответил на его приглашение.

Когда я решил направиться в Малли (а между Малли и Ийвалатаном расстояние в двадцать четыре дня пути, если едешь быстро), я нанял проводника, человека из племени массуфа. Так как ввиду безопасности этого пути нет нужды в путешествии группой, я отправился в путь вместе с тремя своими друзьями.

/679/
На этой дороге много деревьев. Это огромные, столетние деревья. Одно такое дерево может укрыть своей тенью целый караван. Среди деревьев есть и такие, у которых нет ни ветвей, ни листьев, и тем не менее их ствол таков, что может укрыть тенью человека. У некоторых подобных деревьев выгнила сердцевина, и в углублении собирается дождевая вода, так что они уподобляются колодцам, и люди пьют воду, которая в них находится. В некоторых из них живут пчелы и бывает мед. Тогда люди собирают оттуда этот мед. Однажды я проходил мимо такого дерева и вдруг увидел в нем ткущего человека. Он установил там свой ткацкий станок и ткал. Я был удивлен этим.

Говорит Ибн Джузай: «В стране ал-Андалус есть два дерева из рода каштанов. И в дупле каждого дерева — ткач, который ткет ткань. Одно из них находится на склоне горы, около Вади Аш, а другое ' — в Альпухарре[, около] Гранады».

Среди деревьев тех зарослей, что протянулись между Ийвалатаном и Малли, есть такие, плоды которых похожи на сливы, яблоки, груши, абрикосы, но сами деревья иного рода. Там есть также деревья, что приносят плоды, похожие на длинный огурец. Когда такой огурец созревает, он лопается и обнаруживается вещество, напоминающее муку. Эту муку приготовляют и едят. И продают на рынках. [548]

Из этой земли жители извлекают зерна, похожие на зерна бобов. Их жарят и едят. Вкус их напоминает вкус жареного гороха. Иногда они мелют их и из полученной муки приготовляют что-то вроде пирожного 52. Это зерно жарят вместе с гарти. А гарти 53 — это плод, похожий на сливу, очень сладкий, но ядовитый для белых людей, если они его едят. Косточки его дробят и извлекают из них масло, которое употребляют для самых разных целей. На нем готовят, его сжигают в светильниках, на нем приготовляют пирожные, о которых было сказано. Они мажутся им сами, смешивают его с землей, какая у них там есть, и обмазывают этой смесью дома, так же как в других местах их обмазывают известью. Этого масла у них много, и получить его легко. В больших тыквах его перевозят из одного города в другой. Одна такая тыква вмещает столько, сколько в наших странах вмещает кувшин. Тыквы в странах Судана бывают очень большие.

Они изготовляют из них блюда: тыкву режут на две половины и из каждой половины /680/ делают блюдо или миску, на котором вырезают красивую резьбу.

Когда кто-нибудь из жителей Судана путешествует, с ним следуют его рабы и рабыни. Они несут его постельные принадлежности и циновки, сосуды, сделанные из тыквы, из которых он есть и пьет. Путешествующий по этим странам не несет с собой ни запасов еды, ни приправ, ни динаров, ни дирхамов. Они несут только куски соли, стеклянные украшения — люди называют их ан-назм 54 — и кое-какие ароматические вещества. Из ароматических веществ жителям тамошних стран больше всего нравится гвоздика, смола-мастика и тасаргант. Последний является их любимым благовонием.

Когда путешественник прибывает в деревню, суданские женщины приносят просо анли, кислое молоко, кур, муку из плодов ююбы, рис, фонио — оно похоже на зерна горчицы, и из него приготовляют кускус и 'асиду, — муку из фасоли-лобио. Путешественник покупает из этих товаров, что ему нравится. Но рис бывает вреден для белых, если они его едят, и фонио лучше, чем рис.

Пройдя расстояние в десять дней пути от Ийвалатана, мы добрались до деревни Загари 55. Это большая деревня, в которой живут [549] суданские купцы. Их называют ванджарата 56. Вместе с ними живет группа белых хариджитов, которые придерживаются ибадитского толка. Их называют сагангу 57. А белых суннитов-маликитов называют у них тури 58. Из этой деревни возят в Ийвалатан просо анли.

Затем мы двинулись из Загари и дошли до большой реки. Это был Нил. На его берегу находился город Карсаху 59. Оттуда Нил спускается к городу Кабара 60, а затем к Зага 61. В Кабара и в Зага в каждом из них свой султан, и каждый из них выражает повиновение царю Малли. Жители Зага приняли ислам давно. Они набожны и стремятся к знанию. Затем от Зага Нил спускается до Тунбукту, затем — до Каукау (мы расскажем об этих двух городах далее), затем — до города Мули 62, что в стране ал-лимийун. А Мули — это последний округ Малли. Затем [Нил доходит] до Йуфи 63, и это одна из наиболее крупных стран Судана, а ее султан — один из наиболее могущественных среди суданских султанов. Белые люди не входят в эту страну, потому что они их убивают, прежде чем они ее достигнут. Затем [Нил] спускается оттуда к стране нубийцев. Они же придерживаются христианской веры. Затем [Нил течет] до Донголы, и это самый большой город нубийцев 64. Султана Донголы зовут Ибн Канз ад-дин. Он принял ислам в дни ал-Малика ан-Насира. Затем [Нил] спускается к /681/ порогам, и это конец области Судана и начало области Асуана в Верхнем Египте.

В этом месте Нила вблизи от берега я видел крокодила. Он был похож на небольшую лодку. Однажды я спустился к Нилу для удовлетворения нужды, и вдруг неожиданно появился один из суданцев и остановился между мной и берегом. Я был удивлен его дурному воспитанию и малой стыдливости. Я рассказал об этом одному из [550] знакомых людей, и тот сказал: «Он поступил так только из страха за тебя перед крокодилами и поэтому остановился между тобой и крокодилом».

Комментарии
1 Т. е. «эфиоп».

2 Т. е. по дороге, проходившей через Хиджаз, Синайскую пустыню и т. д.

3 Т. е. к мекканской мечети.

4 Т. е. из города Иена. В тексте Д: «я отправился».

5 В тексте Д добавлено: «Его название — хамза с фатхой, даль с сукуном без точки и фа' с даммой» (t. I, p. 108).

6 В тексте Д добавлено: «'айн с точкой» (t. I, p. 109).

7 В тексте Д добавлено: «фа' без точки с фатхой, даль с сукуном, ра' с фатхой, ба' с одной точкой и йа'» (t. I, p. 110).

8 Оба издания дают в данном случае глагол харака (ха с точкой), который мы и переводим как «потопить». Если же видеть здесь ошибку и предположить необходимость глагола харака (ха без точки), то перевод будет «сжег их», что, может быть, по смыслу подходит больше.

9 В издании Д слово «семьсот» отсутствует(t. I, p. 111).

10 3 июля 1326 г. , если за половину месяца считать 15 число.

11В издании Д: « Рассказ» (t. 1, р. 361).

12 Бейрутское издание дает огласовку этого имени с даммой, что отражено в нашем переводе. Перевод Д дает огласовку 'Атифа (t. I, p. 361).

13 В переводе Д (t. I, p. 362) дана огласовка «Вашл». Мы даем огласовку бейрутского издания.

14 В перевод Д включено объяснение: «После слова джалба добавлено в скобках: ”большая барка или гондола, сделанная из досок, соединенных веревками из нитей кокосовой пальмы”».

15 Мы даем огласовку этого имени согласно бейрутскому изданию. В издании Д всюду последовательно дана огласовка «Неми» (t. 2, р. 158).

16 В издании и переводе Д: «Рассказ» (t. 2, р. 159).

17 Букв. «Мыс водоворотов».

18 Букв. «рыжей масти».

19 Бейрутское издание дает огласовку «Савакин».

20 В тексте слово сахаридж, мн. ч. от сихридж, которое имеет значение и «цистерна», и «водоем».

21 В издании и переводе Д: «'Атифа» (t. 2, р. 162).

22 В издании Д добавлено: «Название его пишется следующим образом: ха' без точки с фатхой, лам с кесрой без удвоения» (t. 2, р. 163).

23 Далее пропуск в тексте перевода. Возможный вариант перевода с именем собственным: «аскет, Кабула ал-Хинди».

24 Бейрутское издание дает в огласовке фатху над шином и вав с сукуном, что должно передавать звук «б».

25 В издании Д добавлено: «Точное написание этого слова — мим с фатхой, каф с сукуном, даль с сукуном, даль с фатхой и без точки, шин с точками и вав с сукуном» (t. 2, р. 180).

26 В издании Д: «Бурхан ад-дин» (t. 2, р. 184).

27 В переводе Д: «евнух».

28 В издании Д добавлено: «Точное написание этого названия: мим с фатхой, нун с сукуном, ба' с одной точкой и с фатхой, син без точек с фатхой и иа'» (t. 2, р. 191), т. е. Манбаса.

29 Букв. «между бедер».

30 В издании Д добавлено: «Точное написание этого названия: каф с даммой, лам с сукуном и вав с фатхой» (t. 2, р. 192), т. е. Кулва.

31 В издании Д дано еще одно возможное написание этого слова: «Нуфи», восходящее к одной из рукописей (t. 2, р. 193).

32 Так в тексте перевода. Возможный вариант чтения: дайс 'камыш'.

33 Букв. «Отец подарков».

34 В издании Д: «Табл ибн Кубайш».

35 В издании Д добавлено; «Точное написание этого названия за точкой и фатхой, фа' и в конце ра', неизменяемое и с конечной кесрой» (t. 2, р. 196).

36 Пропуск в тексте издания. Перевод дан по изданию Д.

37 В тексте Д добавлено: «каф и лам с кесрой» (t. 4, р. 185).

38 В тексте Д добавлено: «Точное произношение этого названия: каф и лам с фатхой, нун с сукуном и ба' с одной точкой и даммой», т. е. Каланбу (t. 4, р. 185)..

39 Маринидский султан Абу 'Инан Фарис (1348-1359).

40 Мухаррам 753 — 18 февраля — 18 марта 1352 г.

41 В тексте Д добавлено: «Точное произношение этого названия: та' с двумя точками и фатхой, гайн с точкой, алиф, зайн также с фатхой» (t. 4, р. 377).

42 В издании Д добавлено: «та' с двумя точками и фатхой, син без точек, ра' и ха' с сукуном» (t. 4, р. 381).

43 Ибн Баттута очень точно описывает впечатления, которые вид пустыни, особенно в утренние часы, вызывает у смотрящего на ее просторы, как я могу свидетельствовать, опираясь на собственный опыт.

44 Д: «Рассказ» (t. 4, p. 383).

45 В тексте Д добавлено: «фа' с фатхой, р. ' с сукуном, ба' с одной точкой и фатхой» (t. 4, р. 385).

46 В переводе Д: «его стража» («ses gardes»).

47 В тексте Д добавлено: мим с фатхой, нун с сукуном, шин с точками и фатхой, алиф, джим с даммой и вав» (t. 4, p. 386).

48 В переводе Д: «около семи недель» (t. 4, р. 381).

49 В переводе Д: «арбузы и дыни» (t. 4, р. 387).

50 Перевод Д: «... мужчин-чужестранцев или неродственников... женщин, чужих в семье» (t. 4, р. 388-389).

51 Д: «Рассказ» (t. 4, р. 389).

52 В переводе Д добавлено: «круглое и ноздреватое» (t. 4, р. 392).

53 В издании Д добавлено: «... пишется так: гайн с точкой и фатхой, ра' с су-куном и та' с двумя точками и кесрой» (t. 4, р. 392).

54 Букв. «стеклянные бусы», т. е. бисер.

55 В издании Д добавлено: «... точное написание ее названия таково: зайн с фатхой, гайн с точкой и ра' с кесрой» (t. 4, р. 394).

56 В издании Д добавлено: «... вав с фатхой, нун с сукуном, джим с фатхой, ра', алиф, та' с двумя точками и та' — показатель женского рода» (t. 4, р. 394).

57 В издании Д добавлено: «... сад без точки с фатхой, первый гайн с точкой, нун, второй гайн с даммой и вав» (t. 4, р. 395).

58 В издании Д добавлено: «... та' с двумя точками и даммой, вав, ра' с кесрой» (t. 4, р. 395).

59 В издании Д добавлено: «каф с фатхой, ра' с сукуном, син без точек с фатхой, ха' с точкой и даммой и вав» (t. 4, р. 395).

60 В издании Д добавлено: «ба' с одной точкой и с фатхой, и pa'» (t. 4, р. 395).

61 В издании Д добавлено: «за' с фатхой и гайн с точкой» (t. 4, р. 395).

62 В издании Д добавлено: «мим с даммой и лам с кесрой» (t. 4, р. 395).

63 В издании Д добавлено: «в его названии — последняя буква алфавита йа' с даммой, вав, и фа' с кесрой» (t. 4, р. 395).

64 В издании Д добавлено: «точное его название: даль с даммой и каф, нун с сукуном между ними, и лам с фатхой» (t. 4, р. 396).

Текст воспроизведен по изданию: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Арабские источники XIII-XIV вв. Восточная литература. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.