Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН БАТТУТА

ПУТЕШЕСТВИЕ

Перевод
глав "Путешествия" Ибн Баттуты, касающихся Средней Азии и некоторых сопредельных областей

Путешествие в Хорезм

Через десять дней после отъезда из Сара 1 мы прибыли в город Сараджук 2, джук значит «маленький». Они таким образом хотели выразить, что это Сара Малый. Город этот расположен на берегу полноводной, крупной реки, называемой Улусу 3, значение чего «великая вода». Через нее переброшен мост из лодок 4, такой же, как в Багдаде. В этом городе наше путешествие на лошадях, тянувших арбы, закончилось. Там мы продали их по четыре динара денег 5 за лошадь и меньше этого, ввиду их слабости и дешевизны в этом городе, и наняли верблюдов, чтобы тянуть арбы. В этом городе находится завия 6 праведного старца из тюрков, которого называют ата, что значит «отец». Он угостил нас в завии и благословил. Принимал нас также кади этого города, имени которого я уже не помню.

Оттуда мы ехали тридцать дней, торопясь, останавливаясь в день не более двух раз — поздним утром и на заходе солнца. Привалы занимали столько времени, сколько требовалось для того, чтобы приготовить суп из дуки и съесть его, а варится он, вскипев один раз. У них с собой бывает сушеное мясо, которое кладут в него и поливают кислым молоком. Каждый путешественник даже на время еды и сна не прерывает езды на арбе. У меня в моей арбе было три невольницы.

Обычно те, кто едут по этой степи, торопятся из-за недостатка корма. Большинство верблюдов, пересекающих эту пустыню, гибнут, а остальных можно использовать через год, после того как они нагуляют жир. Вода в этой пустыне встречается в известных водопоях на расстоянии двух или трех дней: это дождевая и колодезная вода 7.

Город Хорезм

Перейдя эту пустыню и пересекши ее, как мы об этом рассказывали, мы прибыли в Хорезм 8. Это самый [73] большой, значительный, красивый и величавый город тюрков с прекрасными базарами, широкими улицами, многочисленными постройками и впечатляющими видами 9. В городе кипит жизнь, и из-за столь большого числа жителей он кажется волнующимся морем. Однажды, проезжая по городу, я зашел на рынок, а когда добрался до середины, оказался в самом шумном месте, которое называют шаур 10. Толчея была такая, что я не мог двинуться ни вперед, ни назад. Я постоял там, растерявшись, и лишь после долгих усилий выбрался. Кто-то сказал мне, что в пятничные дни 11 на этом базара меньше толкотни, поскольку в этот день закрывают базар Кайсариййа 12 и другие базары.

В пятницу я верхом отправился в соборную мечеть и медресе 13. Этот город находится под властью султана Узбека 14, имеющего там своего великого эмира по имени Кутлудумур 15. Этот эмир построил медресе и другие примыкающие к нему помещения. Что касается мечети, то ее построила его благочестивая супруга Турабек-хатун 16. В Хорезме есть лечебница 17, в которой работает сирийский врач по нисбе Сахйуни. Как видно из этой нисбы, он из местности Сахйун в Сирии. Во всем мире мне еще не доводилось встречать людей более благонравных, чем хорезмийцы, более благородных, более гостеприимных по отношению к чужестранцам. У них прекрасный обычай для исполнения молитвы, подобного которому я нигде не встречал, кроме как у них. Заведено, что каждый муаззин обходит дома, расположенные поблизости от его мечети, извещая о наступлении часа молитвы 18. Того, кто не присутствовал на общей молитве, имам бьет в присутствии общины. В каждой мечети висит для этого плеть. Кроме того, налагается штраф в размере пяти динаров 19, которые расходуются в пользу мечети и для угощения бедняков и неимущих. Говорят, обычай этот существует с древних времен.

За Хорезмом протекает река Джайхун, одна из четырех рек, которые берут начало в раю 20. Эта река, подобно Итилю 21, зимой замерзает, и тогда люди могут по ней ходить. Она покрыта льдом в течение пяти месяцев. Иногда те, кто ходит по ней при начале ледохода, погибают. В летние дни по реке плавают на судах в Термез и привозят оттуда пшеницу и ячмень. Это десять дней пути по течению.

При выезде из Хорезма находится завия, построенная [74] на могиле шейха Наджм ад-Дина ал-Кубра 22, одного из величайших праведников. Там готовят угощение для приезжающих и отъезжающих 23. Ее шейхом состоит мударрис Сайф ад-Дин Ибн Асаба, один из почтенных жителей Хорезма. Рядом расположена еще одна завия, шейхом которой является благочестивый муджавир 24 Джалал ад-Дин ас-Самарканди, один из величайших праведников. Он угостил нас у себя. За городом также имеется гробница ученого имама Абу-л-Касима Махмуда ибн Умара аз-Замахшари 25, над которой возведен мавзолей. Замахшар 26 — селение в четырех милях от Хорезма.

Когда я прибыл в этот город, я остановился за его пределами. Один из моих людей 27 направился к кади Садру 28 Абу-Хафсу Умару ал-Бакри, Он послал ко мне своего заместителя (наиба) Hyp ал-Ислама, который приветствовал меня и вернулся к Садру. Затем явился сам кади во главе группы своих людей и приветствовал меня. Годами он был молод, но делами — велик. У него было два заместителя — наиба, один из которых — упомянутый Hyp ал-Ислам, другой — Hyp ад-Дин ал-Кермани, один из видных законоведов, твердый в своих суждениях и сильный в своей вере в Аллаха Всевышнего.

Когда состоялась наша встреча с кади, он сказал мне: «В этом городе очень большая толчея, и вам не удастся войти в него днем; к вам прибудет Hyp ал-Ислам, и вы войдете с ним в конце ночи». Мы так и сделали и остановились в новом медресе, в котором никого не было. После утренней молитвы к нам пришел упомянутый кади, и с ним группа знатных людей города, среди которых были мавлана 29 Хумам ад-Дин, мавлана Зайн ад-Дин ал-Мукаддаси, мавлана Рида ад-Дин Йахйа, мавлана Фадлаллах ар-Ридави, мавлана Джалал ад-Дин ал-Имади и мавлана Шамс ад-Дин ас-Синджари — имам хорезмского эмира. Все они достойные и почтенные люди. В их вере преобладает учение мутазилитов 30, но они не показывают этого, потому что султан Узбек и Кутлудумур, его эмир в этом городе,— сунниты 31.

В дни моего пребывания в этом городе я совершал пятничную молитву с упомянутым кади Абу Хафсом Умаром в его мечети и по совершении молитвы шел с ним в его дом находившийся поблизости. И я входил с ним в его приемную (моджлис), а это был прекрасный [75] зал, убранный красивыми коврами, со стенами, обитыми сукном, с множеством ниш, в каждой из которых стоят серебряные сосуды с позолотой и иракские кувшины. Обычно жители той страны так убирают свои дома. Затем подавались многочисленные блюда. Кади был богатым человеком, обладал огромным состоянием и имуществом. Он свояк эмира Кутлудумура, поскольку женат на сестре его жены по имени Джиджа-ага.

В этом городе есть несколько оповестителей 32 и проповедников. Крупнейшими из них были мавлана Зайн ад-Дин ал-Мукаддаси и хатиб мавлана Хусам ад-Дин ал-Машати — один из четырех красноречивых проповедников в мире, лучше которых я не слышал.

Эмир Хорезма

Он — великий эмир Кутлудумур, имя его означает «благословенное железо», так как кутлу значит «благословенный», а думур — «железо». Эмир этот — сын тетки по матери великого султана Мухаммада Узбека и величайший из его эмиров. Он же является его наместником (вали) в Хорасане. Его сын Харун-бек женат на дочери упомянутого султана. Ее мать — царица Тайтугли, о которой было сказано ранее. Жена Кутлудумура Турабек-хатун известна своим благородством. Когда кади пришел, чтобы приветствовать меня, как я о том говорил, он сказал мне: «Эмир уже знает о твоем приезде, но он еще болен, и это не позволяет ему прийти к тебе» 33.

Я поехал вместе с кади навестить эмира. Мы прибыли к нему домой и прошли в обширное приемное помещение (мишвар), большинство покоев которого были деревянные. Затем мы вошли в малый зал с деревянным инкрустированным куполом; стены в нем были обиты разноцветным сукном, а потолок — златотканым шелком. Эмир сидел на шелковой постели; ноги его были укутаны по причине подагры. Эта болезнь распространена среди тюрок.

Я приветствовал эмира, и он усадил меня рядом с собой. Сели также кади и факихи. Эмир расспрашивал меня о своем повелителе, царе Мухаммад Узбеке, о хатун Байалун 34 — о ее отце и о городе Константинополе. Я рассказал ему обо всем этом. Затем были принесены подносы с угощениями: жареные куры, журавли [76] и молодые голуби, пирожки, замешанные на масле, называемые кулича, печенье и разные сладости. Принесли еще другие подносы, на которых были фрукты — очищенные гранатовые зернышки в золотых и серебряных сосудах с золотыми ложками, а часть — в иракских стеклянных сосудах 35 с деревянными ложками, виноград и удивительные дыни.

У этого эмира было принято, чтобы кади приходил каждый день в его приемную и садился на место, отведенное для него, а вместе с ним факихи и писцы. Напротив него садился один из главных эмиров и с ним восемь старших тюркских эмиров и шейхов, называемых йаргуджи 36. Люди обращаются к ним с тяжбами. Если дело относится к шариатским, то по ним решение выносит кади, а по другим делам выносят решение эти эмиры. Их решения точны, справедливы, потому что их не заподозрят в пристрастии и они не берут взяток.

Мы вернулись в медресе, после того как были приняты эмиром, и он послал нам рис, муку, овец, масло, разные приправы и вязанки дров. Во всей этой стране не знают угля, так же как в Индии, Хорасане и Персии. Но в Китае используют для топлива камень (т. е. каменный уголь. — Н. И.), который горит, словно древесный уголь, и потом, когда превращается в золу, ее замешивают с водой, сушат на солнце и готовят на этом топливе до тех пор, пока оно совсем не исчезнет 37.

Рассказ о достоинствах этого кади и эмира

В одну из пятниц я молился, как обычно, в мечети кади Абу-Хафса, и он сказал мне: «Эмир приказал дать тебе пятьсот дирхемов и устроить угощение, на которое будет израсходовано еще пятьсот дирхемов. На нем будут присутствовать шейхи, факихи и знатные лица. Когда эмир приказал это, я сказал ему: "О эмир, ты устроишь угощение, присутствующие на котором съедят по куску или по два; если же ты отдашь ему все эти деньги, это будет для него гораздо полезней". Он сказал: "Я так и сделаю". И назначил тебе тысячу дирхемов полностью». Затем эмир послал в сопровождении своего имама Шамс ад-Дина ас-Синджари деньги в мешке, который принес его слуга. Стоимость этих дирхемов на магрибское золото равняется тремстам динарам 38. [77]

В тот день я купил вороного коня за тридцать пять динаров и поехал на нем в мечеть. Я отдал его цену из той же тысячи. После этого у меня стало много коней. Число моих коней достигло такой цифры, которую я не называю, чтобы не солгать. Число лошадей у меня продолжало возрастать до тех пор, пока я не прибыл в Индию. У меня было много лошадей, но я предпочитал этого коня, ухаживал за ним и привязывал впереди всех лошадей. Он был у меня три года, а когда пал, я был сильно огорчен.

Жена кади — хатун Джиджа-ага послала мне сто динаров денег. Ее сестра Турабек, жена эмира, устроила пиршество, на которое пригласила факихов и знатных людей города. Этот пир был устроен в построенной ею завии, где кормили приезжавших и уезжавших. Она послала мне соболью шубу и хорошего коня. Она лучшая, праведнейшая и щедрейшая женщина. Аллах да вознаградит ее добром.

Рассказ

Покинув пиршество, устроенное в мою честь этой знатной госпожой, я вышел из завии и в дверях повстречал женщину, одетую в поношенное платье. Голова у нее была закрыта чадрой, с ней были женщины, числа которых я не помню. Она приветствовала меня, на что я ответил, не останавливаясь и не обращая внимания на нее. Когда я был уже на улице, меня догнал кто-то из бывших при этом людей и сказал: «Женщина, которая приветствовала тебя, и есть Турабек-хатун». Я устыдился, услышав эти слова, и хотел вернуться к ней, но узнал, что она уже ушла. Я передал ей привет через одного из ее слуг и извинился за то, что не узнал ее.

Хорезмская дыня

Как на востоке, так и на западе [мусульманского] мира нет дынь, подобных хорезмским, за исключением бухарской, за которой следует исфаханская дыня. Кожа ее зеленая, мякоть красная, очень сладкая и при этом твердая. Удивительно, что ее разрезают на куски, сушат на солнце и кладут в корзины, как у нас делают [78] с сушеными фигами (шариха) и малагским инжиром 39, и везут из Хорезма в дальние города Индии и Китая. Среди всех сушеных фруктов нет лучше ее. Во время моего пребывания в индийском городе Дели, когда прибывали путешественники, я посылал кого-нибудь к ним купить мне сушеной дыни. Царь Индии, если ему привозили даже немного ее, присылал мне, так как знал мое пристрастие к ней. Он имел привычку угощать чужеземцев плодами своей страны и этим выказывал свою заботу о них.

Благородный купец

Из города Сара до Хорезма меня сопровождал шариф из жителей города Кербелы 40 по имени Али ибн Мансур. А был он из купцов. Я обычно просил его купить мне одежду и другие вещи. Он покупал мне одежду за десять динаров, а мне говорил: «Я купил ее за восемь». Таким образом он получал с меня восемь, приплатив два динара из своих денег, а я не знал этого, пока людская молва не осведомила меня. Так он дал мне взаймы некоторое количество динаров. Когда же эмир Хорезма одарил меня, я вернул этому купцу то, что он одолжил мне. Я хотел отблагодарить его в ответ на его добрые поступки, но он отказался и заклинал меня, чтобы я не делал этого. Тогда я решил вознаградить его слугу по имени Кафур, но он заклинал меня, чтобы я и этого не делал. Этот человек был самым щедрым из иракцев, которых я встречал. Он решил отправиться со мной в Индию. В это время группа его земляков прибыла в Хорезм, намереваясь совершить путешествие в Китай, и он собрался ехать с ними. Я напомнил ему о том, что он хотел поехать со мной, на что шариф ответил: «Это мои земляки, которые вернутся к моей семье и родственникам и скажут, что я поехал в Индию за чужой счет, как нищий. Это будет позором для меня, и я не сделаю этого». И он поехал в Китай.

Прибыв в Индию, я узнал, что он достиг города Алмалыка 41, а это конец земель правителя [наместничества] Мавераннахра 42 и начало Китая. Он остановился там и послал своего слугу со всеми товарами. Слуга запоздал с возвращением, а в это время из его страны приехал в Алмалык некий купец и остановился на постоялом [79] дворе 43 с ним. Шариф попросил у него взаймы денег, пока не вернется его слуга. Купец отказал ему в этом, а потом он еще хуже поступил с шарифом: не давая ему опомниться, наказал, чтобы с него брали большую плату за помещение на постоялом дворе. Шариф, узнав об этом, был вне себя от горя, он вошел в свою комнату и зарезался. Его застали, когда он был еще жив. Заподозрили в убийстве его слугу, но купец сказал: «Не поступайте с ним несправедливо, я сам сделал это с собой», и он скончался в тот же день, да простит его Аллах! Этот шариф мне рассказывал о себе, что однажды взял взаймы у одного дамасского купца шесть тысяч дирхемов. Купец встретил его в городе Хаме 44 в Сирии и потребовал свои деньги, а он уже продал в кредит товары, купленные на те деньги. От стыда перед владельцем тех денег он вошел в дом, привязал свою чалму к потолку и хотел повеситься, но ему было суждено умереть позже — он вспомнил своего друга, ростовщика, направился к нему и рассказал ему о своем деле. Тот дал ему взаймы деньги, которые он и возвратил купцу.

Когда я собрался уехать из Хорезма, я нанял верблюдов и купил паланкин (махара). Спутником моим по паланкину был Афиф ад-Дин ат-Тузари. Часть лошадей оседлали слуги для себя, а на остальных мы накинули попоны от холода и вошли в пустыню, находящуюся между Хорезмом и Бухарой. Она составляет восемнадцатидневный путь в песках, на котором есть только одно селение 45. Я простился с эмиром Кутлуду-муром. Он одарил меня халатом 46, а кади мне подарил другой халат и вышел с факихами, чтобы проводить меня.

Мы ехали четыре дня и достигли города Кята (ал-Кат) 47. На этом пути нет другого селения, кроме него. Кят — небольшой и красивый город. Мы остановились за его пределами у пруда, замерзшего от холода. Мальчишки играли и катались на нем. О моем приезде услышал кади города Садр аш-Шариа, с которым я встречался в доме кади Хорезма. Он пришел приветствовать меня со своими учениками и набожным и благочестивым шейхом города 48 Махмудом ал-Хиваки. Кади предложил мне поехать к эмиру этого города. Тогда шейх Махмуд сказал: «Прибывшего навещают; если уж задумали, то пойдем к эмиру города и приведем его!» И они так и сделали. Через некоторое время прибыл [80] эмир со своей свитой и слугами. Мы приветствовали его. Мы хотели ехать как можно быстрее, но он попросил нас остаться и устроил пир, пригласив на него законоведов, военачальников и прочих. Поэты стали восхвалять его. Он одарил меня одеждой и добрым конем. И мы ехали по дороге, известной как Сибайа 49, в этой пустыне шесть дней без воды. Затем мы достигли города Вабканат 50. Он находится на расстоянии одного дня пути от Бухары. Это красивый городок с каналами и садами. Жители этого города сохраняют виноград в течение круглого года. У них есть плоды, называемые ал-аллу (ал-алу). Их сушат, и люди возят их в Индию и Китай. Их заливают водой и пьют эту воду. Пока они свежие — сладкие, а когда их высушат, то становятся кисловатыми, в плодах много мякоти, я не видел ничего подобного ни в Андалусии, ни в Сирии.

Затем мы ехали целый день среди сплошных садов и каналов, деревьев и обработанных полей и прибыли в город Бухару, откуда происходит имам мухаддисов 51Абу Абдаллах Мухаммад ибн Исмаил ал-Бухари 52. Этот город был столицей городов, которые находятся за рекой Джайхун, но проклятый татарский Тингиз 53, предок царей Ирака 54, разрушил его, и сейчас его мечети, медресе и базары в развалинах, за исключением немногих. А жители унижены, их свидетельство не принимается 55 в Хорезме и в других странах из-за того, что они прославились своим фанатизмом, лживыми притязаниями и отрицанием правды. В настоящее время среди людей там нет тех, кто был бы сведущ в науке, и нет тех, кто проявлял бы внимание к ней.

Начало татар и опустошение ими Бухары и других городов

Чингиз-хан был кузнецом в земле Хата 56. Он был щедр душой, силен и прекрасно сложен. Вокруг себя он собирал людей и кормил их. Постепенно у них появилась группа людей, которая избрала его своим предводителем, и он захватил свою страну. Могущество его возросло и усилилось. Его дело приобрело большой размах, и он одержал сперва победу над царем Хата, а затем над царем Китая. Его войска увеличились, и он одержал победу над Хотаном 57, Кашгаром 58 и Алмалыком. Джалал ад-Дин Синджар, сын Хорезмшаха 60, [81] был царем Хорезма, Хорасана и Мавераннахра и обладал большой силой и могуществом. Чингиз боялся его, остерегался и не противодействовал ему. Случилось так, что Чингиз послал купцов с китайскими и хатайскими товарами — шелковой одеждой и другими вещами — в город Утрар 61, где кончаются владения Джалал ад-Дина. Его наместник [в этом городе] сообщил Джалал ад-Дину об этом и спросил, как поступить с ними. Джалал ад-Дин отдал письменный приказ забрать их товары, изувечить их, отрезав конечности, и вернуть в их страну. Ибо когда Аллах Всевышний решил поразить жителей Востока бедствием и подвергнуть их мукам, он допустил принять такое гибельное решение, повлекшее за собой злосчастие.

Когда наместник Джалал ад-Дина сделал это, Чингиз стал подготовлять свои неисчислимые войска для нападения на мусульманские страны. Наместник же Утрара, узнав о его действиях, послал лазутчиков, чтобы те доставили ему сведения о том.

Рассказывают, что один из них проник в войско (махалла) 62 одного из эмиров Чингиза под видом нищего и не нашел никого, кто бы накормил его. Наконец он остановился у одного из воинов, у которого он не видел пищи, а тот ничем не угостил его. Когда стемнело, воин вытащил сушеную кишку, бывшую с ним, омочил ее водой, пустил кровь своему коню и наполнил ею кишку, после чего завязал и обжарил ее на огне, и это было его пищей. Лазутчик вернулся в Утрар, доложил наместнику об их делах и осведомил о том, что никто не сможет воевать с ними. Наместник обратился за помощью к своему царю Джалал ад-Дину, и тот прислал ему шестьдесят тысяч сверх тех войск, которые были у наместника. Когда произошла битва, Чингиз нанес им поражение и вошел в город Утрар с мечом, перебил мужчин и забрал детей в неволю. Тогда Джалал ад-Дин явился сам, чтобы сразиться с ним. Между ними были такие сражения, подобных которым не знал ислам. И дело дошло до того, что Чингиз захватил Мавераннахр, разрушил Бухару, Самарканд, Термез, переправился через реку Джайхун, дошел до города Балх 63и взял его. Потом он пошел на Бамийан 64 и захватил его. Затем он вторгся в Хорасан и персидский Ирак {Ирак ал-аджам} 65. Мусульмане в Балхе и Мавераннахре восстали против него. Он вернулся к ним, вошел в Балх с мечом и разрушил его до основания 66. Подобно [82] этому он поступил в Термезе, который полностью был разрушен и до сих пор не восстановлен [на прежнем месте]. На расстоянии двух миль от того места был построен [другой] город, называемый в настоящее время Термезом. Он (Чингиз) истребил жителей Бамийана и полностью уничтожил город, за исключением минарета соборной мечети. Но затем он смилостивился над жителями Бухары и Самарканда и вернулся в Ирак. И так без конца продолжалось победоносное шествие татар, пока не ворвались они с мечом в столицу ислама, резиденцию халифата — Багдад, где убили дского халифа ал-Мустасима биллах 67, да помилует его Аллах!

Рассказал Ибн Джузайй

Наш шейх, главный кади, Абу-л-баракат ибн ал-Хаджж, да возвеличит его Аллах, сообщил нам: Я слышал, как хатиб Абу Абдаллах ибн Рашид рассказывал:

«Я встретил в Мекке одного из иракских улемов 68— Hyp ад-Дина ибн Зуджаджа с племянником. Мы начали беседовать с ним, и он сказал мне: „В Ираке во время татарского нашествия погибло двадцать четыре тысячи улемов, кроме меня и его, никого не осталось",— и он показал на своего племянника».

Он (Ибн Баттута) рассказал: Мы остановились в предместье Бухары, известном под названием Фатхабад 69, где находится могила ученого шейха, благочестивого отшельника Сайф ад-Дина ал-Бахарзи 70, одного из величайших святых 71. Носящая имя этого шейха завия, где мы остановились, очень велика и имеет огромные вакфы, [на доходы] с которых питаются приезжие. Шейх этой завии — один из потомков Сайф ад-Дина, совершивший благочестивое паломничество Йахйа ал-Бахарзи 72. Этот шейх принял меня у себя дома, собрал знатных лиц города, и чтецы читали Коран прекрасными голосами, а проповедник произнес речь. Замечательно пели на тюркском и персидском языках. Там у нас прошла самая чудесная ночь.

Я встретил там ученого законоведа, достойного Садр аш-Щари'а, прибывшего из Герата. Он благочестивый праведник. В Бухаре я навестил могилу ученого имама, составителя «Сборника истинных хадисов» (ал-Джами ас-сахих), шейха мусульман Абу Абдаллаха ал-Бухари, да будет Аллах доволен им! На его могиле начертана [83] надпись: «Это могила Мухаммада ибн Исмаила ал-Бухари, составившего такие-то и такие-то книги». На могилах других бухарских ученых также написаны их имена и названия их сочинений. Я записал многие из них, но записи пропали у меня с вещами, когда индийские язычники ограбили меня в море.

Затем мы выехали из Бухары, направляясь в лагерь праведного великою су-пана Ала ад-Дина Тармашири-на 73. Об этом мы еще упомянем. Итак, мы проехали Нахшаб 74, местечко, откуда происходит шейх Абу Тураб ан-Нахшаби. Это небольшой город, окруженный садами и водами. Мы остановились вне города в доме его эмира. У меня была невольница, которая скоро должна была родить. Я хотел отвезти ее в Самарканд, чтобы она родила там. Она была в паланкине, помещенном на верблюде. Наши спутники отправились в путь ночью, взяв ее, провизию и другие мои вещи, я же остался, чтобы уехать днем с другими. Они поехали по одной дороге, а я по другой. На закате дня мы достигли лагеря вышеупомянутого султана. Мы были голодны, но остановились недалеко от базара. Один из моих люден купил кое какую еду, чем можно было утолить наш голод Мы устроились на ночь в шатре, который ссудил нам один купец. На другой день наши спутники пошли искать верблюдов и остальных наших людей. Они нашли их вечером и привели. Оказалось, что султана при войске не было, он охотился. Я встретился с его заместителем эмиром Такбуга. Он поселил меня вблизи от своей мечети и дал мне хиргох. Это нечто похожее на палатку, о чем говорилось выше. В ней я поместил невольницу, которая этой же ночью родила.

Сначала мне сказали, что родилось дитя мужского пола, но это было не так. После того как мы устроили акику 75, один из моих людей сообщил, что родилась дочь. Тогда я позвал невольниц и спросил их, и они отвечали мне то же самое. Эта девочка родилась под счастливой звездой, ибо с ее рождения я видел все то, что радовало и удовлетворяло меня. Она умерла через два месяца после того, как я прибыл в Индию. Об этом я еще буду говорить.

В этом лагере я встретился с набожным факихом, шейхом мавлана Хусам ад-Дином ал-Йаги, его имя на тюркском языке означает «восставший»; он — отрарец. А также встретился с шейхом Хасаном — зятем султана. [84]

Султан Мавераннахра

Это великий султан Ала ад-Дин Тармаширин. Он могуществен, имеет много войск; он управляет огромным царством, силен и справедлив. Страна его расположена между владениями 'четырех великих царей мира: царя Китая, царя Индии, царя Ирака и царя Узбека. Они все боятся его, оказывают ему почет и уважение. Он получил владения после своего брата ал-Джакатая 76. А этот ал-Джакатай был язычником и сел на трон после своего старшего брата Кебека 77. Кебек тоже был неверным, однако по отношению к подданным был справедлив, уважал мусульман и почитал их.

Царь Кебек и проповедник

Передают, что однажды царь Кебек, разговаривая с Бадр ад-Дином ал-Майдани, факихом и проповедником, сказал ему: «Ты говоришь, что Аллах в своей славной книге якобы упомянул обо всем?» — «Да». — «А где же в ней мое имя?» — спросил царь. «Оно содержится в следующих словах Всевышнего: „В таком виде, как пожелал, тебя устроил 78", — ответил тот. Царь удивился и сказал: «йахши», что по-тюркски означает «хорошо». Царь проявил к нему свою милость и стал еще лучше относиться к мусульманам 79.

Справедливость Кебека

Рассказывают о судебных решениях Кебека, как некая женщина пожаловалась ему на одного из эмиров и сказала, что она бедная, имеет много детей и содержит своих детей продажей молока, а этот эмир отнял у нее молоко и выпил его. Кебек сказал ей: «Я разрублю его пополам, если из живота его вытечет молоко, этого будет достаточно. В противном случае я разрублю тебя после него». Женщина сказала: «Я простила его и ничего не требую от него». Кебек же приказал сделать так, как он сказал. Этого эмира рассекли пополам, и из него вытекло молоко 80.

Вернемся к рассказу о султане Тармаширине. Я остановился на несколько дней в лагере, который там называют Урду. Однажды, по своей привычке, я [85] пошел в мечеть на утреннюю молитву, и, когда закончил молитву, кто-то сказал мне, что султан находится в мечети. Когда он поднялся со своего места, я подошел к нему, чтобы его приветствовать. Шейх Хасан и факих Хусам ад-Дин ал-Йаги доложили султану обо мне и о моем прибытии несколько дней назад. Султан обратился ко мне по-тюркски: «Хушмисан 81, яхишими-сан кутлу айусан». Хушмисан значит «здоров ли ты?» Яхишимисан — «хорошо ли себя чувствуешь?» Кутлу айусан — «да будет благословенно твое прибытие!»

В это время на нем была надета зеленая иерусалимская каба 82, а на голове шашийа из того же материала. Султан вышел затем из мечети, направляясь пешком к месту своих приемов. Люди обступили его, представляя ему свои жалобы. Он останавливался и выслушивал каждого жалобщика, беден он или богат, мужчина или женщина. Потом он послал за мной, и я предстал перед ним. Султан был в шатре, а снаружи, справа и слева, разместились люди. Эмиры среди них восседали на сиденьях, а их свита стояла вокруг. Остальные воины сидели рядами, держа перед собой оружие. Это была дежурная охрана, которая сидит там до вечерней молитвы. Потом приходит другая смена и остается до конца ночи. Там сделаны навесы из хлопчатобумажных тканей, под которыми они укрываются 83. Войдя к царю в шатер, я увидел его сидящим на троне, подобно минбару устланном златотканым шелком. Внутренность шатра была скрыта раззолоченным шелком, а над головой султана, на высоте одного локтя, висел венец, украшенный драгоценными камнями. Великие эмиры сидели на сиденьях справа и слева от него, а перед ним стояли царские дети с опахалами в руках. У входа в шатер находились наиб (заместитель), хаджиб (камергер) и сахиб ал-алама (хранитель печати). Они называют ее алтамга; ал означает «красный», тамга — знак. Когда я входил, они все четверо встали навстречу мне и вошли вместе со мной. Я приветствовал султана, и он задавал мне вопросы, а сахиб ал-алама переводил. Разговор наш был о Мекке, ал-Медине, Иерусалиме — да возвысит их Аллах! О городе ал-Халила 84— мир ему! О Дамаске, Египте, ал-Малике ан-Насире 85, об обоих Ираках и их царе, а также о персидских странах.

В это время муаззин возвестил полуденную молитву. и мы вышли. Обычно мы совершали молитвы вместе с [86] ним. Это были дни сильного, убийственного холода. Но султан не пропускал ни утренних, ни вечерних молитв с общиной 86. После утренней молитвы до восхода солнца он садился для свершения зикра на тюркском языке. Каждый, кто находился в мечети, подходил к нему и здоровался с ним за руку. То же происходило во время послеполуденной молитвы. Если ему преподносили изюм или финики — а финики у них высоко ценятся и считаются благословенными, — он раздавал их своей рукой каждому, кто был в мечети.

Рассказ о достоинствах султана Тармаширина

А вот еще один пример достоинств этого царя. Однажды я присутствовал на послеполуденной молитве, а султана пока еще не было. Один из его слуг принес молитвенный коврик и разостлал его у михраба, где обычно молился султан, и сказал имаму Хусам ад-Дину ал-йаги: «Наш повелитель просит, чтобы ты его подождал немного с молитвой, пока он не закончит омовения». Имам поднялся и сказал: «Намаз барайи худа ау барайи Тармаширин?», то есть «Молитва для бога или для Тармаширина?». И приказал муаззину приступить к молитве. Когда султан пришел, два раката уже было исполнено; тогда он совершил два оставшихся раката там, где остановился, а это было в том месте, где люди оставляют свою обувь, на пороге мечети. Исполнив то, что пропустил, он встал и подошел к имаму, улыбаясь, чтобы обменяться с ним рукопожатием, а я — рядом с имамом. Затем султан сказал мне: «Когда ты прибудешь в свою страну, расскажи, как беднейший из бедных персов обращается с султаном тюрков».

Этот шейх читал проповеди людям каждую пятницу, призывал султана к добру и внушал ему отвращение к грешным и жестоким деяниям, будучи беспощаден к ним в беседах, а султан внимал его словам и плакал. Шейх не принимал никаких подарков султана, никогда не ел его пищи; не одевался в одежды, подаренные им, и был праведным рабом Аллаха. Часто я видел на нем ватный каба 87, потертый и порванный, на голове же у него была войлочная калансува 88, не стоящая более одного кирата 89, без чалмы. Однажды я сказал ему:

«Господин мой, что за халат ты носишь, он ведь не [87] хорош!» Он отвечал; «Сын мой, это не мой халат, а моей дочери». Я попросил его взять что-нибудь из моей одежды. Тогда он сказал: «Я поклялся Аллаху пятьдесят лет тому назад, что не приму ни от кого подарка, а если бы я принял подарок от кого-либо, то принял бы от тебя!»

Побыв 54 дня у этого султана, я решил отправиться Дальше. Он подарил мне семьсот динаров деньгами и соболью шубу в сто динаров, которую я раньше попросил у него из-за холода. Когда я напомнил о ней, он взял ее и лично начал помогать мне одеваться, выказывая свою скромность и доброту. Он подарил мне еще двух копей и двух верблюдов. Когда я захотел проститься с ним, то застал его в пути в свой охотничий заповедник. День был очень холодный, и, клянусь Аллахом, я не мог произнести ни слова из-за холода. Он понял это, улыбнулся, подал мне руку, и я уехал.

Через два года после моего прибытия в индийскую землю до нас дошла весть, что его родня и эмиры собрались в дальней провинции, граничащей с Китаем, где находилось большинство его войск, и присягнули сыну его дяди (по отцу) по имени Бузун-угли 90. Всех царских детей они называют угли.

Бузун-угли был мусульманином, однако маловерующим и дурного поведения. Причиной присяги ему и свержения Тармаширина явилось то, что последний не выполнил заветов их деда — проклятого Чингиза, который разрушил мусульманские страны, о чем было упомянуто ранее. Чингиз составил книгу своих постановлений, называемую у них йасак 91, а у них положено, что тот, кто не выполняет постановлений этой книги, должен быть свергнут. По его постановлению они должны собираться раз в год на пиршество, которое называется туй, или «день празднества». К тому дню съезжаются со всех концов страны потомки Чингиза — эмиры, хатун и крупные военачальники. Если их султан изменит что-либо в этих постановлениях, то их предводители встают и говорят: «Ты изменил то-то и то-то, сделал так-то и так-то, а поэтому тебя нужно свергнуть». Его берут за руки и заставляют сойти с царского трона и на его место сажают другого потомка Чингиза. А если кто из знатных эмиров в своей стране провинится, то его приговаривают к наказанию, которое он заслуживает. Султан Тармаширин отменил устройство празднества и уничтожил этот обычай. Они разгневались на него за [88] это, а также за то, что в течение четырех лет он жил в округе, примыкающем к Хорасану, и не приезжал в ту часть страны, которая ближе к Китаю. А по существующему обычаю царь каждый год должен был приезжать в те земли, узнавать об их состоянии и состоянии войск, расположенных в них, потому что начало их царства оттуда, а местопребывание их царей в городе Алмалыке. Когда они присягнули Бузуну, тот явился с большим войском. Тармаширин испугался за свою жизнь, не полагаясь больше на своих эмиров. Вместе с пятнадцатью всадниками он направился в Газну, которая принадлежала ему; наместником в ней был его старший эмир, поверенный его тайных дел Бурунтай. Этот эмир хорошо относился к исламу и мусульманам, он построил в своих владениях около сорока завий, в которых кормили приезжих. Под его началом состояло огромное войско. Я никогда не встречал ни в одной стране мира человека более могучего телосложения, чем он.

Когда Тармаширин перешел Джайхун и направился по дороге в Балх, его увидел один из тюркских слуг Йанки — сына его брата Кебека. Султан Тармаширин раньше убил своего брата Кебека, а сын того остался в Балхе. Когда этот тюрк сообщил о виденном Йанки, тот сказал: «Он бежал потому, что с ним что-то случилось». Йанки выехал верхом со своими людьми, схватил Тармаширина и посадил в тюрьму. Бузун приехал в Самарканд, потом в Бухару, где люди присягнули ему. Йанки привел к нему Тармаширина, и, говорят, когда он прибыл в Насаф, около Самарканда, то был убит и похоронен там. За его гробницей смотрел Шамс ад-Дин Гарданбурида. И говорят, что он не был убит, как мы об этом еще упомянем. Гардан значит «шея», бурида — «отсеченная». Его называли так за шрам на шее. Я встретил его в Индии, о чем будет рассказано далее.

После того как Бузун начал царствовать, сын султана Тармаширина Бешай-угул, его сестра и ее муж Фируз бежали к царю Индии. Он их принял с почетом, и они заняли высокое положение у него — вследствие дружбы, переписки и обмена подарками между ним и Тармаширином, и он называл сына Тармаширина своим братом 92.

Через некоторое время в землю Синда 93 прибыл человек, заявивший, что он — Тармаширин. Мнения людей [89] о нем разошлись. Об этом услыхал Имад ал-Мулк Сартиз — гулам 94 индийского царя, правитель Синда. Он прозван также Малик ард («царь смотров»), так как перед ним проходили на смотре индийские войска, которые были под его началом. Он постоянно находился в Мултане 95, столице Синда. Он послал к нему несколько знающих его тюрков, которые вернулись и сообщили ему, что это действительно Тармаширин. Сартиз приказал устроить для него сирадлсу 96, что значит афрадж. Сираджу поставили за городом и подготовили то, что готовят в таких случаях для людей его ранга. Наместник вышел встретить Тармаширина 97 и приветствовал его. Он проводил его до сираджи, куда этот человек въехал верхом по обычаю царей. Никто более не сомневался, что это именно он. Сартиз послал царю Индии известие о нем, и тот отправил к нему своих эмиров, чтобы они достойно встретили его, устроив пиршество.

На службе у царя Индии состоял лекарь, ранее служивший у Тармаширина, который был главой врачей в Индии. Он сказал царю: «Я сам пойду к нему и узнаю истину. Я когда-то лечил нарыв у него под коленкой, и след от этого должен был остаться. По этому знаку я его узнаю». Врач прибыл к нему вместе с эмирами и встретился с ним. Он вошел к нему и не покидал его из-за своей прежней службы у него. Он ощупал его ноги и обнаружил след раны. Тот его обругал и сказал ему: «Хочешь посмотреть на нарыв, который ты вылечил? Вот он. — и показал след. Лекарь убедился, что этот человек и есть Тармаширин, вернулся к царю Индии и сообщил ему об этом.

Затем вазир Ходжа Джихан Ахмад ибн Аййас и главный эмир Кутлу-хан, который был учителем султана в дни его детства, вошли к царю Индии и сказали ему: «О повелитель мира, султан Тармаширин уже прибыл, и выяснилось, что это он. Здесь около сорока тысяч его подданных, его сын и зять. А не думал ли ты, что они объединятся?» Эта речь сильно подействовала на царя Индии, и он приказал тотчас ввести Тармаширина. Когда Тармаширин вошел к нему, царь приказал ему стоять перед ним 98, как прочим посетителям, не оказал ему уважения и сказал ему: «Эй, мазаркани 99а это скверное ругательство, — как ты смеешь лгать и утверждать, что ты Тармаширин, ведь Тармаширин убит, и вот хранитель его гробницы у нас. Клянусь [90] Аллахом, если бы это не было бесчестьем, то я убил бы тебя, однако дайте ему пять тысяч динаров и отведите его в дом Бешан-угул и его сестры — детей Тармаширина, — и скажите им: „Этот лжец утверждает, что он ваш отец". Он вошел к ним, и они узнали его. Он ночевал у них, и стража охраняла его. Но на следующий день его взяли оттуда. Сын и дочь боялись, что погибнут из-за него, и не признали его. Он был изгнан из земель Инда и Синда. Тогда он отправился в Кедж и Мекран 100. Жители этой страны оказывали ему уважение и гостеприимство и делали подарки. Он прибыл в Шираз. Султан Шираза Абу Исхак оказал ему почести и обеспечил его всем необходимым.

Когда я прибыл в Шираз после моего возвращения из Индии, мне сказали, что Тармаширин еще там. Я хотел встретиться с ним, но не сделал этого, так как он жил в доме, куда входили только по разрешению султана Абу Исхака, и я испугался, чтобы не случилось чего-нибудь из-за этого. Но впоследствии я пожалел, что не навестил его.

Рассказ снова идет о Бузуне

Когда Бузун овладел царством, он стал притеснять мусульман, несправедливо обращался с подданными и позволял христианам и иудеям строить их храмы 101. Мусульмане стали волноваться из-за этого и ждали лишь удобного случая, когда судьба отвернется от него. Когда известия о Бузуне достигли в Хорасане Халила — сына султана Йасура Махзума, то он направился к царю Герата, а это был султан Хусайн 102, сын султана Гийас ад-Дина ал-Гури, и сообщил ему то, что знал, и попросил у него помощи войсками и деньгами, с условием разделить с ним царство, если оно окажется наконец в его руках. Малик-Хусайн послал с ним большое войско. Между Гератом и Термезом девять дней пути. Когда эмиры мусульман узнали о походе Халила, они встретили его, выражая ему покорность и желание вести священную войну против врага.

Первым, кто пришел к нему, был Ала ал-Мулк Ху-даванд-заде—правитель Термеза. Это крупный эмир, шариф из рода Хусайна 103. Он явился к Халилу во главе четырех тысяч мусульман. Халил обрадовался ему, назначил его вазиром и поручил ему свои дела. [91] Это был храбрый человек. Эмиры со всех областей съехались и собрались вокруг Халила. Халил встретился с Бузуном, войска его перешли на сторону Халила, разбили Бузуна, взяли его в плен и привели к Халилу. Халил его казнил, задушив тетивой лука, так как у них в обычае убивать царевичей лишь удушением. Царство перешло к Халилу. Он устроил смотр войскам в Самарканде. Их было до восьмидесяти тысяч. Воины и их кони были одеты в кольчуги. Он отпустил войско, с которым пришел из Герата, и направился в земли Алмалыка. Татары же выбрали себе предводителем одного из своих и встретили Халила на расстоянии трех дней пути, вблизи Тараза 104. Битва была жаркой, и оба вписка боролись упорно. Вазир Халила эмир Худаванд-заде во главе двенадцати тысяч мусульман повел наступление, которого татары не выдержали: они потерпели поражение и понесли большие потери. Халил остановился в Алмалыке на три дня и выходил из города, чтобы уничтожить оставшихся татар. Они полностью подчинились ему. Он приблизился к границам Хата и Китая, овладел городами Каракорум 105 и Бешбалиг 106. Султан Хата отправил было против него войско, но затем между ними установился мир. Халил стал могущественным, и цари стали бояться его. Он проявлял справедливость, расположил войско в Алмалыке, где оставил своего вазира Худаванд-заде, а сам двинулся в Самарканд и Бухару.

Затем тюрки начали смуту. Они донесли Халилу на его, вазира, утверждая, будто тот хочет восстать и заявляет, что он имеет больше прав на царство из-за близости своей к Пророку — да благословит и да приветствует его Аллах, — а также из-за своего благородства и отваги. Тогда Халил послал в Алмалык вместо Худаванд-заде другого наместника и приказал, чтобы тот явился к нему с небольшой группой людей. Когда он прибыл, Халил тотчас убил его, не доказав его вины. Это было причиной крушения царства Халила.

Когда Халил укрепился, он стал покушаться на правителя Герата, благодаря которому Халил получил царство, кто обеспечил его войсками и снабдил деньгами. Халил написал султану Герата, чтобы его имя поминали в хутбе и чеканили на динарах и дирхемах в стране Хусайна 107. Это возмутило Малик-Хусайна, он почувствовал к нему неприязнь и ответил ему самым отвратительным образом. Халил стал готовиться к бою [92] с ним, но мусульманские войска были не согласны и посчитали его изменником по отношению к Хусайну. Весть эта дошла до Малик-Хусайна; он отправил войска со своим двоюродным братом Малик-Варна. Обе стороны встретились. Халил потерпел поражение, был взят в плен и приведен к Малик-Хусайну. Последний даровал ему жизнь, поместил в своем дворце, дал рабыню и назначил содержание. В таком состоянии он и оставался там в конце сорок седьмого года 108, во время моего отбытия из Индии.

Вернемся к тому, о чем мы рассказывали

Я распрощался с султаном Тармаширином и отправился в Самарканд. Это один из самых крупных и прекраснейших городов. Расположен он на берегу реки Вади ал-Кассарин 109, из которой водяные колеса 110 поднимают воду для поливки садов. Возле этой реки собираются жители города после вечерней молитвы, чтобы развлечься и прогуляться. Там у них есть помосты для сидения и лавки, где торгуют фруктами и прочим съестным. На берегу реки стояли громадные дворцы и здания, которые показывают, как высоко было мастерство жителей Самарканда. Но эти здания, как и большая часть самого города, превращены в руины. И нет здесь ни стен, ни ворот. Внутри города есть сады. Жители Самарканда великодушны и дружелюбны к чужеземцам; они лучше, чем жители Бухары. За Самаркандом находится могила Кусама ибн Аббаса ибн Абд ал-Мутталиба 111 — да будет Аллах доволен Аббасом и сыном его! — который пал при захвате этого города. Жители Самарканда выходят сюда каждый вечер в понедельник и в пятницу для посещения этой могилы. Татары также приходят для посещения ее, дают огромные пожертвования, приводят коров и варанов, приносят дирхемы и динары; все это расходуется для угощения путешествующих и содержания служителей завии и благословенной могилы. Над могилой воздвигнут купол, стоящий на четырех опорах, к каждой из которых присоединены по две мраморные колонны зеленого, черного, белого и красного цветов. Стены мавзолея из разноцветной мраморной мозаики с позолотой; его крыша покрыта свинцом; надгробие сделано из инкрустированного [93] эбенового дерева, углы обиты серебром; внутри подвешены три серебряных светильника. Мавзолей устлан коврами из шерсти и хлопка. Снаружи течет большой арык, пересекающий завию, находящуюся рядом; по обоим берегам его деревья, виноградные лозы и жасмин. В завии устроены жилища для путешествующих. Татары еще в то время, когда были язычниками, ничего не изменили в этой святой гробнице и даже стали почитать ее, будучи свидетелями ее чудес.

Смотрителем этой святой гробницы и примыкающих к ней земель во время нашего пребывания там был эмир Гийас ад-Дин Мухаммад ибн Абд ал-Кадир ибн Абд ал-Азиз ибн Иусуф, сын дского халифа ал-Мустансира биллах. Султан Тармаширин назначил его на эту должность, когда тот прибыл из Ирака; он находится в настоящее время у царя Индии. О нем будет упомянуто ниже.

Я видел в Самарканде кади этого города, называемого у них Садр ал-Джихан 112, который был одним из достойнейших и добродетельных людей. Он отправился в Индию после меня, но я слышал, что смерть настигла его в городе Мултан, столице Синда.

Рассказ об индийском царе

Когда этот кади умер в Мултане, осведомитель,царя Индии, занятый собиранием новостей 113, известил своего повелителя, что Садр ал-Джихан приехал с официальным визитом, но был безвременно похищен смертью. Когда эта весть достигла царя, он приказал послать его детям столько-то тысяч динаров (я не помню сейчас, сколько именно) и выдать его спутникам столько, сколько царь дал бы им, если бы они явились, когда тот был жив.

Царь Индии держит в каждом городе своей страны осведомителя, который пишет ему обо всем, что происходит в том городе, и осведомляет его о всех приезжих, которые прибывают туда. Если прибывает путешественник, они пишут, из какой страны он прибыл, записывают его имя, описывают его приметы, его одежду, его товарищей, его лошадей, слуг, как он сидит и как ест; также описывают его занятия, достоинства или недостатки. Таким образом, путешественники являются к царю только после того, как тому становится все [94] известно о них. И милости царя соответствуют тому, чего заслуживает приезжий.

Мы отправились из Самарканда и проехали город Насаф, откуда происходит Абу Хафс Умар ан-Наса-фи 114 — автор книги «ал-Манзума фи-л-масаил ал-хила-фиййа байна ал-фукаха ал-арбаи» («Сочинения о спорных вопросах между факихами четырех толков»), да будет Аллах доволен ими! Затем мы прибыли в город Термез, откуда происходит имам Абу Иса Мухаммад ибн Иса ибн Сурат ат-Тирмизи — автор книги «ал-Джа-ми ал-кабир фи-с-сунани» («Большой сборник сунны»). Это крупный город с красивыми зданиями и базарами. Его пересекают каналы, в нем много садов, виноград и айва там чрезвычайно сладкие. Много мяса и молока. Жители этого города моют голову в банях кислым молоком вместо гафла 115. У каждого банщика много больших кувшинов, наполненных кислым молоком. Каждый, кто заходит в баню, наливает из них в маленькие сосуды и моет голову. Оно освежает волосы и делает их гладкими. Обитатели Индии пользуются для мытья головы сезамовым маслом, которое они называют ширадж, после чего они уже моют волосы тафлом. Это смягчает кожу, делает волосы гладкими и способствует их росту. Поэтому бороды у индийцев и у всех, живущих в Индии, длинные.

Старый город Термез был построен на берегу Джайхуна. Когда его разрушил Чингиз, новый город построили в двух милях от реки. Мы там остановились в завии добродетельного шейха Азизана, одного из главных и почтенных шейхов, богатого владельца многих земель и садов. Свои деньги он расходует для угощения паломников.

До моего прибытия в этот город я встретился с наместником Ала ал-Мулк Худаванд-заде, который туда написал письмо, указав, чтобы меня приняли как подобает. И каждый день, пока мы оставались в Термезе, нам приносили еду. Я встретил также кади этого города, Кивам ад-Дина. Он отправился к султану Тармаширину, чтобы увидеть его и испросить у него разрешение на путешествие в Индию. Рассказы о моей встрече с ним и с его обоими братьями, Дийа ад-Дином и Бурхан ад-Дином, в Мултане и о путешествии, которое мы совершили все вместе в Индию, а также о двух других его братьях, Имад ад-Дине и Сайф ад-Дине, о моей встрече с ними при дворе царя Индии, о двух [95] сыновьях того же кади Кчвам ад-Дина и их прибытии к царю Индии после убийства их отца, о браке их с двумя дочерьми вазира Ходжи Джихана и о всем том, что произошло по этому случаю, будут изложены ниже, если то будет угодно Аллаху Всевышнему.

Потом мы переправились через реку Джайхун в Хорасан. После нашего отъезда из Термеза и переправы мы шли полтора дня по пескам безлюдной пустыни до города Балха, который полностью разорен и необитаем, Но кто увидит город, подумает, что он населен: в таком хорошем состоянии остались его строения. Город этот был огромным и просторным. Его мечети и медресе еще сохранились, так же как надписи на его зданиях, украшенные лазурью. Люди считают, что лазурь происходит из Хорасана, но в действительности этот камень привозят только с Бадахшанских гор, откуда происходят бадахшанские рубины, называемые в народе ал-балахш. Об этом будет упомянуто ниже, если на то будет воля Аллаха Всевышнего. Проклятый Чингиз опустошил этот город и разрушил одну треть его мечети в поисках сокровищ, которые, как ему сообщили, спрятаны под одной из ее колонн. Это была одна из самых красивых, самых больших мечетей мира. Мечеть в Рабате в Марокко похожа на нее величиной своих колонн, но мечеть в Балхе красивее в других отношениях.

Рассказ о том, как жена эмира построила мечеть

Один историк мне рассказал, что мечеть в Балхе построена женщиной, муж которой по имени Дауд ибн Али был наместником в Балхе во времена правления Аббасидов. И случилось так, что однажды халиф разгневался на жителей Балха за какой-то проступок, совершенный ими, и послал в город эмира, которому было поручено взыскать с них значительный сбор. Когда этот эмир прибыл в Балх, женщины и дети пришли к жене наместника, построившей эту мечеть, и стали жаловаться на свое положение и на наложенный на них сбор. Тогда она послала эмиру, который явился, чтобы собрать с них этот сбор, платье, шитое драгоценными камнями, стоимость которых превышала сумму всего сбора, и сказала: «Отнеси это халифу. Я отдаю это [96] ему как приношение вместо жителей Балха, из-за их печального положения». Эмир отвез платье халифу, разложил его перед ним и рассказал всю историю. Халиф устыдился и сказал: «Неужели женщина будет более великодушна, чем мы?» Он приказал эмиру освободить от сбора жителей Балха и вернуться туда для того, чтобы возвратить платье жене наместника. Помимо того он освободил жителей Балха от податей на целый год. Эмир вернулся в Балх и, придя в дом этой женщины, повторил ей слова халифа и вернул платье. Тогда она спросила: «Видел халиф это платье?» Эмир подтвердил. «Я никогда не надену платья, которое видел мужчина, неродственный мне, — заявила она и приказала продать платье, а на вырученные деньги выстроили мечеть и напротив нее — завию и караван-сарай из камня, называемого каззан 116. Караван-сарай находится еще в отличном состоянии. Сумма, равная одной трети цены платья, осталась нетронутой, и, как передают, женщина эта приказала зарыть ее под одной из колонн мечети, чтобы в случае нужды использовать эти деньги. Чингиза осведомили об этой истории, и он приказал разрушить колонны мечети. Около трети их было сломано, но ничего не нашли. Остальные оставили.

За городом Балхом находится могила, о которой говорят, что это могила Аккаши ибн Михсана ал-Асади, который войдет в рай, не отдавая отчета, как сподвижник посланника Аллаха 117 (да благословит и да приветствует его Аллах). Над этой могилой возвышается большая завия, в которой мы расположились. Около нее великолепный пруд под огромным ореховым деревом, в тени которого приезжие останавливаются летом. Шейха этой завии зовут Хаджж-Хурд, он еще молод, но обладает всеми достоинствами. Он выехал с нами и показал места поклонения 118 этого города; среди них гробница пророка Хизкийла 119, да приветствует его Аллах! Над этой могилой возведен красивый мавзолей. Мы посетили в Балхе также много могил благочестивых людей, имена которых мне сейчас не вспомнить. Мы остановились у дома Ибрахима ибн Адхама 120, да будет Аллах им доволен! Это большой дом, построенный из белого камня, похожего на туф. Рядом с ним находится завия, которая была закрыта, и мы не могли туда попасть. Эта завия находится вблизи соборной мечети. [97]

Выехав из города Балха, в течение семи дней мы переваливали через горы Кухистана. Там немало многолюдных селений, где текучие воды и покрытые листвой деревья, большая часть из них — инжир. В этой области много завий, а в них живут благочестивые мужи, посвятившие жизнь Аллаху Всевышнему. Оттуда мы прибыли в город Герат 121, крупнейший из населенных городов Хорасана. В Хорасане четыре больших города: два населенных — Герат и Найсабур 122 и два заброшенных — Балх и Мера 123. Герат — большой, густонаселенный город, а жители его — благочестивые и набожные. Они следуют толку имама Абу Ханифы, да будет Аллах доволен им! Их город чист от всякого разврата.

Султан Герата

Это великий прославленный султан Хусайн, сын султана Гийас ад-Дина ал-Гури; он известен своею доблестью, ему сопутствуют удача и счастье. Дважды проявилась самым чудесным образом помощь Аллаха султану. Первый раз это было при его столкновении с султаном Халилем, восставшим против него. Последний в конце концов попал к нему в плен. Второй раз это было во время битвы против Масуда, султана рафидитов, когда войска вел сам Хусайн, которая закончилась поражением Масуда, его бегством и потерей царства. Султан Хусайн вступил на престол со смертью своего брата Хафиза, наследовавшего их отцу Гийас ад-Дину 124.

Рассказы о рафидитах 125

В Хорасане были два человека, одного из которых звали Масудом, а другого Мухаммадом, у них было пять товарищей — разбойников, которых в Ираке называют шуттар 126— «ловкачи», в Хорасане — сарбадаран — «висельники», а в Магрибе — сукура — «соколы». Все семеро вместе занимались недостойными делами, разбойничали и грабили. Слух о них распространился далеко. Они жили на высокой горе вблизи города Байхак, называемого иначе Сабзавар. Днем они скрывались, а ночами выходили и нападали на деревни, грабили и отнимали добро у людей. К ним присоединились [98] подобные им злодеи и смутьяны. Их число стало прибывать, а могущество усиливаться, и люди боялись их. Затем они напали на город Байхак и овладели им, потом овладели другими городами, накопили богатства, собрали войско и обеспечили себя лошадьми. Масуд начал именовать себя султаном. Рабы бежали от своих владельцев к нему. Каждому из беглых рабов он давал коня и денег, а если кто обнаруживал храбрость, делал его атаманом шайки. Его войско стало многочисленным, а могущество — значительным. Все они приняли учение рафндитов и предприняли попытку искоренить суннизм в Хорасане и подчинить эту область целиком учению рафидитов.

В Машхади-Тус был один шейх рафидит по имени Хасан, которого они почитали как праведника. Он одобрил их деятельность, и они его провозгласили халифом. Шейх Хасан призывал их к справедливости. И они были так честны, что если кто-либо терял динары и дирхемы в их военном лагере, то никто не поднимал их, пока не приходил владелец денег и не забирал их. Наконец рафидиты овладели Найсабуром. Султан Тугай-Тимур послал против них войска, но они разбили их. Тогда тот же султан отправил своего наиба Аргун-Шаха, который тоже потерпел поражение и попал в плен. Рафидиты даровали ему жизнь. После этого Тугай-Тимур сам отправился против них во главе пятидесяти тысяч татар, но рафидиты его опять разбили, овладели городами, в том числе Сарахсом, Заве и Тусом, который является одним из крупнейших городов Хорасана. Они основали свой халифат в городе Машхаде, называемом в честь Али ибн Мусы ар-Рида. Они овладели также городом Джамом и расположились за его пределами с намерением двинуться на Герат, от которого они были на расстоянии шести дней пути.

Когда эта весть достигла Малик-Хусайна, он собрал эмиров, войска и жителей города и советовался с ними: дождаться ли ему врага или идти навстречу и начинать битву. Общее мнение было — идти на врага. Жители этого города все происходят из одного племени, называемого гуриййа. Говорят, что оно ведет свой род из Гура в Сирии и оттуда их корень. Все приготовились и собрались со всех концов страны. Они живут в селениях и в степи Бадгиса, растянувшейся на четыре дня перехода. Там всегда есть зеленая трава и могут пастись их скот и кони. Большая часть деревьев этой [99] равнины — фисташковые, плоды которых увозятся в Ирак. Жители города Симиан пришли им на помощь, и они вместе двинулись на рафидитов в числе ста двадцати тысяч пехоты и конницы, которых вел Малик-Хусайн. Рафидиты собрались в числе ста пятидесяти тысяч всадников. Битва произошла на равнине Бушендж. Оба войска держались стойко, но затем судьба обернулась против рафидитов, и султан Масуд бежал. Их халиф Хасан держался с двадцатью тысячами человек и был убит, как и большинство его воинов, а около четырех тысяч из них было взято в плен.

Один человек, присутствовавший при этой битве, рассказал мне, что сражение началось утром, а рафидиты потерпели поражение после полудня. В это время Малик-Xycaйн спешился и начал молиться. Затем им принесли пищу. Он и его военачальники ели, пока другие рубили головы пленным. После этой большой победы Малик-Хусайн вернулся в свою столицу. Аллах его руками дал победу сунне и погасил огонь смуты. Эта битва случилась после моего отъезда из Индии в 48 году (1347 г. н. э.) 127.

Один из набожных, благородных и достойных мужей, по имени мавлана Низам ад-Дин, провел свою молодость в Герате 128. Жители этого города его любили и прислушивались к его словам. Он их поучал и увещевал, уговаривая искоренить грехи. Проповедник города 129 Малик-Варна, племянник Малик-Хусайна, женатый на вдове его отца, присоединился к нему. Это один из прекраснейших мужей нравом И видом, и царь опасался его. Мы еще расскажем о нем. Сторонники мавланы Низам ад-Дина карали за грехи, узнав о них, даже если они совершались при дворе Малик-Хусайна.

Рассказ о греховном деянии при царском дворце

Мне рассказали, что однажды они узнали о происходящем во дворце Малик-Хусайна греховном действии и собрались его наказать, Он укрепился против них в своем дворце. Тогда они собрались у ворот дворца, их было шесть тысяч человек. Малик-Хусайн испугался. Он велел явиться факиху и старейшинам города, чтобы они наказали его за то, что он пил вино. В его дворце они определили ему наказание и ушли. [100]

Причина убийства упомянутого факиха Низам ад-Дина

Тюрки, обитатели пустыни по соседству с городом Гератом, были подданными царя Тугай-Тимура, о котором уже было сказано. Этих тюрков было около пятидесяти тысяч человек, и Малик-Хусайн опасался их. Он делал им каждый год подарки и любезно обращался с ними. Это было до его победы над рафидитами. Но после того как он победил рафидитов, он стал обращаться с ними как со своими подданными. Они часто приезжали в Герат и обычно там пили вино, а некоторые напивались. Низам ад-Дин наказывал тех, кого находил в нетрезвом состоянии.

Эти тюрки были люди храбрые и сильные; они непрестанно совершали набеги на города Индии и брали пленников или убивали жителей. Иногда они брали в плен каких-либо мусульман, которые жили в Индии среди неверных. Когда они приводили пленных в Хорасан, Низам ад-Дин их освобождал из рук тюрков. Отличительный знак женщин-мусульманок Индии состоял в том, что они не прокалывали уши, тогда как женщины из неверных — прокалывали. Однажды один из тюркских эмиров, по имени Тимур-алти, взял в плен какую-то женщину и сильно полюбил ее. Она сказала, что она — мусульманка, и факих отнял ее у него. Это привело тюрка в неистовство, и он во главе нескольких тысяч своих воинов угнал коней, пасшихся на пастбищах равнины Бадгис, не оставив жителям Герата ни одного верхового коня, ни дойной коровы. Тюрки увели коней в горы, где их нельзя было взять силой. Султан и его воины не нашли следов коней, чтобы их догнать. Тогда Хусайн послал к ним своего человека, чтобы попросить тех вернуть скот и коней, которых они угнали, и напомнить им о договоре, существовавшем между ними. Они ответили, что не вернут коней, пока им не выдадут факиха Низам ад-Дина. Султан ответил: «На это нельзя согласиться». Шейх Абу Ахмад ал-Джисти, внук шейха Маулуда ал-Джисти, пользовался в Хорасане великим уважением, и к его речам все прислушивались. Он приехал верхом на коне в сопровождении своих людей и рабов 130 и сказал: «Я увезу факиха Низам ад-Дина к тюркам, чтобы они были успокоены этим, а потом я его снова привезу». Люди были склонны последовать его совету. И факих Низам ад-Дин видел, что [101] они согласны на это. Он отправился верхом с шейхом Абу Ахмадом и приехал к тюркам. Тимур-алти подошел к нему и сказал: «Ты взял у меня женщину». Потом он ударил его дубиной и раскроил ему череп, и факих упал мертвым. Шейх Абу Ахмад был совершенно ошеломлен и возвратился в свой город. Тюрки вернули скот и коней, которых они захватили.

Через некоторое время тот тюрк, который убил факиха, приехал в Герат. Группа друзей факиха его встретила; они приблизились к нему, как будто желая его приветствовать, но сами держали под одеждой мечи, которыми они его и убили; его товарищи обратились в бегство. После этого Малик-Хусайн отправил послом к царю Сиджистана своего двоюродного брата Малик-Варна, который был другом факиха Низам ад-Дина в исправлении греховных действий. Когда Малик-Варна прибыл туда, Хусайн приказал ему остаться там и не возвращаться к нему. Тогда Малик-Варна направился в Индию, и я его встретил, когда выехал из этой страны в город Суйстан 131 в Синде. Он был из достойных людей. По своей природе он любил первенствовать, увлекался охотой, окружал себя друзьями и невольниками и одевался в дорогие царские одежды. Но человек подобного рода в Индии не добьется успеха. Что касается его, то царь Индии назначил его наместником одного маленького города. Один из жителей Герата, обосновавшийся в Индии, убил его в этом городе из-за девушки 132. Говорят, он был убит по тайному приказу царя Индии в угоду Малик-Хусайну. Поэтому после смерти вышеупомянутого Малик-Варны между султаном Хусайном и царем Индии установились дружеские отношения. Царь Индии отправлял султану Хусайну подарки и уступил ему город Бакар в Синде, доход с которого достигал каждый год пятидесяти тысяч динаров золотом.

Вернемся к тому, о чем шла речь, и продолжим. Мы отправились из Герата в Джам. Этот город небольшой, но красивый, имеющий сады, деревья, многочисленные родники и каналы. Большая часть деревьев — шелковица, там много шелка. Из этого рода святой, поклоняющийся Аллаху, отшельник Шихаб ад-Дин Ахмад ал-Джами, о котором мы еще расскажем. Его внук шейх Ахмад, известный под именем Зада, был убит царем Индии. В настоящее время Джам принадлежит его детям. Этот город независим от власти султана, и жители [102] его живут в богатстве и благоденствии. Один человек, которому я доверяю, мне рассказал, что султан Абу Саид, царь Ирака, когда был в Хорасане, расположился в этом городе, где находилась завии шейха. Этот шейх ему устроил великолепный пир и пожаловал на каждую палатку его лагеря по барану. Он дал одного барана на четверых человек и корм для всех верховых и вьючных животных, которые были в лагере, — лошадей, мулов и ослов — на одну ночь, так что даже животные получили свою долю от сто гостеприимства.

Шейх Шихаб ад-Дин и город Джам, который связывают с его именем 133

Рассказывают, что этот человек любил удовольствия и очень много пил. У него было около шестидесяти собутыльников, которые имели обыкновение собираться каждый день в доме одного из них. Очередь каждого из них наступала по истечении двух месяцев. Они провели некоторое время таким образом. Наконец, однажды наступила очередь шейха Шихаб ад-Дика. Но в ночь перед пирушкой в его доме он раскаялся и решил уладить дела со своим господом 134. Он сказал себе: «Если я скажу своим друзьям до того, как они у меня соберутся, что я дал обет больше не пить, они подумают, что у меня нет средств их принять». Он приготовил блюда и напитки так, как приготовляли его друзья до этого, и принес вино в бурдюках. Его товарищи пришли и, когда захотели пить, открыли бурдюки. Один из них попробовал и нашел вино сладким. Затем открыли второй бурдюк и увидели, что его содержимое такое же, а затем открыли третий и его тоже нашли таким же. Они спросили шейха, что это значит. Он им признался в истине, откровенно поведал свои тайные мысли. Поведал им о своем раскаянии и сказал: «Клянусь Аллахом, это то же самое вино, которое вы пили раньше». Тогда они все раскаялись, обратились к Аллаху Всевышнему, построили эту завию и посвятили себя служению Аллаху Всевышнему. Известно множество чудес и откровений этого шейха.

Потом мы отправились из Джама в Туе, один из крупнейших и важнейших городов Хорасана. Это — родина прославленного имама Абу Хамида ал-Газали 135, да будет Аллах доволен им! Здесь находится его могила. [103] Оттуда мы поехали в город Машхад ар-Ряда, названный так в честь Али ибн Мусы ал-Казима сына Джафара ас-Садика, сына Мухаммада ал-Бакира, сына Али Зайн ал-Абидина, сына ал-Хусайна мученика, сына повелителя правоверных Али ибн Аби Талиба, да будет Аллах доволен ими! Это тоже большой и обширный город, имеющий множество фруктов, каналов и мельниц. Здесь жил ат-тахир Мухаммад-шах. Тахир имеет у них то же значение, что и накиб 136 у египтян, сирийцев и иракцев, а жители Индии, Синда и Туркестана говорят ас-саййид ал-аджали. В Машхаде жили также кади, шариф Джалал ад-Дин, которого я встретил впоследствии в Индии, и шариф Али, и его два сына. Амир-Хинду и Давлат-шах, которые меня сопровождали от Термеза до Индии. Они были из достойных людей.

В Машхаде высокочтимом имеется мавзолей [ар-Риды], покрытый громадным куполом, который находится внутри завии. Рядом с ним медресе и мечеть. Все они красиво построены, и их стены покрыты изразцами. На гробнице деревянный помост, покрытый листовым серебром, а над ней подвешены серебряные светильники. Порог двери мавзолея из серебра. На двери висит шелковый покров, шитый золотом, а на полу разостланы разные ковры. Напротив этой могилы находится могила повелителя правоверных Харуна ар-Рашида, да будет Аллах доволен им! Над этой могилой имеется помост, на котором помещены подсвечники, которые жители Магриба называют ал-хасак и ал-манаир. Когда рафидит входит в мавзолей, чтобы ему поклониться, он ударяет ногой по могиле ар-Рашида, а затем приветствует [ар-Риду]. Далее мы проехали город Сарахс, откуда происходит благочестивый шейх Лукман ас-Са-рахси, да будет Аллах доволен им! Из Сарахса мы отправились в Завэ. Это редина праведного шейха Кутб ад-Дина Хайдара, по имени которого называется хайда-ритское братство факиров. Эти факиры носят железные кольца на руках, шеях, ушах и надевают их на свои члены так, что они не могут иметь сношений с женщинами.

Выехав в Завэ, мы прибыли в город Найсабур, один из четырех столичных городов Хорасана. Его называют Малым Дамаском из-за его красоты, обилия фруктов, садов и каналов. Его пересекают четыре канала, его базары красивы и обширны, его мечеть замечательна, она расположена посреди базара, а к ней примыкают [104] четыре медресе, и там протекает полноводный канал. В этих медресе множество учеников, которые читают Коран и изучают фикх. Эти медресе Хорасана, обоих Ираков, Дамаска, Багдада и Египта, хотя и достигают наивысшей прочности и красоты, все они уступают медресе, построенным нашим государем, повелителем правоверных ал-Мутаваккилем, подвижником на пути Аллаха, знаменем царей и сердцевиной ожерелья справедливых халифов Абу Инаном 137, — пусть Аллах дарует ему счастье и сделает его войско победоносным — около крепости города Феса, да сохранит его Аллах Всевышний! Это медресе не имеет равных ни по размерам, ни по высоте, ни по гипсовым украшениям, каких жители Востока не умеют делать.

В Найсабуре вырабатываются шелковые ткани, а также ткани из наха, камха и других, которые вывозятся в Индию. В этом городе находится завия ученого имама, шейха, поклоняющихся Аллаху, кутба 138 по имени Кутб ад-Дин ан-Найсабури, одного из проповедников благочестивых ученых. Я остановился у него. Он меня принял очень хорошо и обращался со мной почтительно. Я был свидетелем его удивительных чудес.

Чудо шейха

Я купил в Найсабуре гулама-тюрка, шейх увидел его со мной и сказал мне: «Этот гулам не подходит тебе, продай его». — «Хорошо», — ответил я и назавтра продал его одному купцу.

Простившись с шейхом, я уехал. А когда остановился в городе Бистам, один из моих друзей написал мне из Найсабура и сообщил, что тот гулам убил одного тюркского мальчика, за что и был убит сам. Это было явное чудо этого шейха, да будет Аллах доволен им!

Из Найсабура я направился в город Бистам, откуда происходит знаменитый суфий 139шейх Абу Йазид ал-Бистами 140, да будет Аллах доволен им! В этом городе находится его могила. Его останки покоятся в одном мавзолее с останками одного из сыновей Джафар ас-Садика, да будет Аллах доволен им! В Бистаме также находится могила благочестивого шейха, святого Абу-л-Хасана ал-Хараккани.

Я остановился в этом городе в завии шейха Абу Йазида ал-Бистами, да будет Аллах доволен им! Затем [105] из этого города я отправился по дороге Хиндхира к Баглану и Кундусу, а Кундус — это деревня, где живут шейхи и благочестивые люди и где находятся сады и каналы. Мы расположились в Кундусе на берегу реки, в завии одного шейха из факиров, уроженца Египта, по прозвищу Шир-и Сийах, что означает «черный лев». Здесь нас принял наместник этих земель. Он был уроженцем Мосула. Его дом расположен в большом саду, находящемся там. Мы провели около сорока дней вблизи этой деревни, чтобы подкормить наших верблюдов и лошадей, так как там имеются хорошие пастбища и много свежей травы. Жизнь там совершенно безопасна благодаря суровым наказаниям, введенным эмиром Бурунтаем. Как мы говорили выше, наказание, установленное тюрками для тех, кто украдет лошадь, состоит в том, что они заставляют вора возвратить украденную лошадь и девять в придачу. Если он их не имеет, уводят его детей. А если он не имеет и детей, то его режут, как барана. Люди оставляют свой скот и коней без пастуха, поставив каждый свое клеймо на ногах коней. Мы тоже так делали в этой стране. Случилось так, что мы приступили к розыску наших лошадей через десять дней после нашего прибытия в эту местность и не доискались трех. Но через полмесяца татары привели их к нашему жилищу, опасаясь подвергнуться наказанию. Мы привязывали каждую ночь двух коней напротив наших шатров, чтобы пользоваться ими ночью при необходимости. Однажды ночью мы потеряли этих двух лошадей. Мы уехали оттуда, но по истечении двадцати двух дней нам их привели, когда мы были уже в пути.

Другой причиной нашей задержки была боязнь снега. Ведь на нашем пути были горы, называемые Хиндукуш, это значит «убийца индусов», так как многие рабы и рабыни при доставке из стран Индии умирали на этих горах вследствие жестокого холода и обилия снега. Они простираются на расстояние целого дня перехода. Мы ожидали наступления тепла. Мы начали переход через эти горы перед рассветом и шли до самого вечера. Мы расстилали куски войлока перед верблюдами, чтобы они не тонули в снегу. После этого мы прибыли в местность, называемую Андараб. Здесь когда-то существовал город, следы которого стерлись 141. Мы расположились в большом селении, где находится завия одного из достойных мужей, по имени Мухаммад [106] ал-Махравн, который дал нам приют. Он обращался с нами уважительно, и, когда мы после еды мыли руки, он отпил воду, которой мы мылись, чтобы показать свое почтение к нам. Он нас сопровождал до вершины вышеупомянутого хребта Хиндукуш. Мы нашли на вершине этого хребта источник горячей воды и умылись в нем, но кожа у нас на лице потрескалась, и мы очень страдали от этого. Затем мы остановились в местности, называемой Пандж-хир. Пандж означает «пять» и хир — «гора», т. е. Пандж-хир значит «Пять гор». Там был когда-то красивый и густонаселенный город на берегу большой реки с водой синей, как в море. Она течет с гор Бадахшана, где находят яхонты, которые называются в народе ал-балахш. Чингиз, царь татар, разрушил этот город, и после этого он еще не оправился. В этом городе находится гробница шейха Сайда ал-Макки, которого народ почитает.

Затем мы прибыли к горе Вешай, где находится завия праведного шейха Ата-Аулийа. Ата значит по-тюркски «отец», а аулийа — арабское слово; имя Ата-Аулийа означает «отец святых». Его называют также Сисад-сале. Сисад означает по-персидски «триста», а сале — «год». Они утверждают, что этому шейху триста пятьдесят лет. Они его очень почитают. К нему приходят жители городов и селений на поклонение. Его навещают также султаны и хатун. Он принял нас с уважением и угостил нас; мы расположились на берегу реки, около его завии, а затем зашли к нему, Я его приветствовал, и он меня обнял; его кожа была гладкой, я не видел более мягкой кожи, чем у него. Кто увидит его, подумает, что ему пятьдесят лет. Мне рассказали, что через каждые сто лет у него вырастают новые волосы и зубы и что он видел Абу Рухма, могила которого находится в Мултане в Синде. Я его попросил рассказать какое-либо предание, и он мне привел множество историй, и тогда я усомнился в нем, но лишь один Аллах ведает истину. Затем мы отправились в Барузан (Парван). Там я встретил эмира Бурунтая, который принял меня очень ласково и обращался с уважением. Он написал своим наместникам в Газну, чтобы те приняли меня достойно. О нем и о дарованном ему могучем сложении мы уже рассказывали. Его окружали шейхи и суфии, которые жили в завнях.

Далее мы отправились в Чарх. Это большое селение, где много садов и хорошие фрукты. Было лето, и там [107] было много суфиев и учеников-богословов. Здесь мы совершили пятничную молитву. Эмир этой местности Мухаммад ал-Чархи принял нас. Потом я снова встретился с ним в Индии.

Затем мы отправились в Газну, бывшую столицу борца за веру султана Махмуда ибн Сабуктегина 142, имя которого прославлено. Он был одним из знаменитых султанов, которого называли Йамин ад-Даула. Он много раз нападал на Индию, завоевывал города и крепости. Большая часть города Газны разрушена, от него осталось лишь немного, а был это большой город. Здесь бывают такие сильные морозы, что жители города с наступлением холода переселяются в город ал-Кандахар. Это большой и богатый город, но я не был там. Он расположен в трех днях пути от Газны. Мы остановились возле Газны в селении на берегу реки, у подножия крепости. Эмир города Марзак-ага принял нас с почетом. Марзак означает «маленький», а ага означает «знатного рода».

Далее мы отправились в Кабул; это был некогда большой город, но сейчас это селение, где живет племя из персов, которых называют афганцами; они владеют городами и перевалами и обладают большим могуществом; большая часть афганцев — разбойники. Их самая большая гора называется Кух-и Сулайман. Рассказывают. что пророк Сулайман — мир ему! — взошел на эту гору и смотрел с ее вершины на Индию, которая была покрыта мраком. Он вернулся, не заходя в эту страну, и гора была названа его именем. На этой горе живет царь афганцев.

В Кабуле находится завия шейха Исмаила ал-Афгани, ученика шейха Аббаса, одного из главных святых. Из Кабула мы пошли в Кармаш (?). Это крепость, расположенная между двумя горами, где живут афганцы. Когда мы проезжали ее, афганцы, находившиеся у подножия горы, напали на нас. Мы пускали в них стрелы, и они обратились в бегство. Наш караван сопровождала небольшая охрана, а у них было около четырех тысяч лошадей. А у меня были верблюды, из-за которых я отстал от каравана. Со мной была группа людей, среди которых были афганцы. Мы бросили часть продовольствия, а также оставили вьюки верблюдов, которые были утомлены в дороге. Мои люди вернулись за ними на следующий день и погрузили вьюки на лошадей. [108]

Мы присоединились к каравану после вечерней молитвы и провели ночь в местности Шашнагар. Это последнее населенное место на границе страны тюрков, откуда мы вошли в большую пустыню. Этот путь можно проделать за 15 дней, а путешествуют здесь только в одно время, когда в странах Синда и Индии пройдет период дождей, что приходится на начало июля 143. В этой пустыне дует смертоносный ветер самум, от которого тело так загнивает, что, когда человек умирает, у него отваливаются руки и ноги. Мы говорили уже, что этот ветер дует также в пустыне между Хормузом и Ширазом. Перед нами шел большой караван, в котором был кади Термеза Худаванд-заде. У них пало множество верблюдов и лошадей, однако наш караван, слава Аллаху Всевышнему, добрался целым до Пенджаба, то есть до реки Синда. Пандж означает «пять», а аб — «вода», так что значение этого названия «пять вод» (пять рек). Они впадают в большую реку и орошают эти области, о чем мы расскажем, если захочет Аллах Всевышний.

Подошли мы к этой реке в последний день месяца зу-л-хиджжа. Той ночью взошла над нами луна месяца мухаррам 734 года (1333 г. н. э.). Отсюда осведомители написали о нас в Индию и изложили царю Индии все, что нас касалось. Здесь заканчивается рассказ об этом путешествии, хвала Аллаху, господу миров!

Комментарии

1 Ас-Сара — так Ибн Баттута называет столицу Золотой Орды г. Сарай. Были два города, носившие это имя: Сарай-Бату, старая столица Золотой Орды, названная по имени хана Батыя (1227— 1255), и Сарай-Берке, основанный братом Батыя Берке-ханом (1257—1287), куда была перенесена столица при Узбек-хане (1312—1340), очевидно еще до прибытия туда Ибн Баттуты. В исторической литературе эти города известны как Старый и Новый Сарай. Развалины Сарай-Берке (Нового Сарая) находятся вблизи нынешнего поселка Ленинск, Волгоградской области. Этот город был разрушен Тимуром в 1395 г. См. [135; 137; 130].

2 Сараджук или Сараджик («Сарайчик») — Малый Сарай. Развалины этого средневекового города находятся в 1,5 км от современного поселка Сарайчика (в 58 км от г. Гурьева Каз. ССР). В XV—XVI вв. это был важный торговый центр, куда приезжали иностранные и русские Купцы, которые вели торговлю с народами Средней Азии. См. [130, 88].

3 Улусу — р. Урал.

4 Судя по описанию, это понтонный мост, но по стилистическим соображениям мы не употребляем этого слова. В Багдаде, например, было два больших понтонных моста — «Верхний» и «Нижний» (см. [165, 77]). Одно из лучших и самых подробных описаний у Иакуби [54, 333—354].

5 Арбаату дананир дарахим. В. Г. Тизенгаузен переводит это сочетание «4 серебряных динара» (см. [74, 308]), однако возникают следующие соображения: вряд ли даже в разговорном языке может быть допущено употребление существительного дарахим в значении прилагательного «серебряный», тем более что по происхождению дирхем — слово не арабское, а заимствование из греческого языка (драхма). Зато во множественном числе дарахим получило широко распространенное обобщенное значение «деньги», употребляясь именно в арабском разговорном языке и в марокканском диалекте в первую очередь, входя в состав пословиц и поговорок (ад-дарахим — марахим — «деньги — лекарство от всех бед»). Здесь, как и во всех прочих многочисленных случаях его употребления, это выражение означает «четыре динара денег» или «четыре динара деньгами». Это утверждение подкрепляется тем фактом, что далее у Ибн Баттуты не раз встречаются слова миату динар дарахим («сто динаров деньгами»), где слово динар стоит в ед. ч., а слово дирхем во мн. ч. Отсутствие согласования в арабском языке в подобных случаях совершенно невозможно, тем более что слово динар — мужского рода.

6 Завии были широко распространены в XIV в. в Средней Азии и Хорасанс. Судя по описаниям источников, завия представляла собой и дервишскую «обитель», и странноприимный дом, где бесплатно кормили проезжих, в особенности возвращавшихся из паломничества. Большая часть завий находилась там, где были мазары (т. е. места поклонения) — гробницы местных «святых».

7 В оригинале хаси, известное во многих западных арабских диалектах, имеющее значение «дождевая и колодезная вода» (см. [79, III, 57]).

8 Здесь имеется в виду не Хорезм — область, расположенная в нижнем течении Амударьи, которая в эпоху Ибн Баттуты входила в состав Золотой Орды, а столица Хорезма — город Ургенч, который тоже носил имя Хорезм. Развалины Ургенча подробно описаны А. Ю. Якубовским [136, 68]. Используя данные Ибн Баттуты, А. Ю. Якубовский устанавливает их идентичность с уцелевшими до наших дней памятниками Ургенча и его окрестностей — мавзолей Наджм ад-Дина Кубра, мавзолей Турабек-хатун, минарет Ургенчской мечети и т. д. (памятники, уцелевшие от эпохи Ибн Баттуты). Он доказывает, что минарет был построен при Кутлуг-Тимуре. Титулатура Кутлуг-Тимура (передача имени по А. Ю. Якубовскому) говорит о большом значении, которое имел Хорезм в Золотоордынском государстве, и это подтверждается описанием Хорезма, которое имеется у Ибн Баттуты [см. 136]. Об архитектурных памятниках Ургенча см. также книгу В. И. Пилявского [121], где очень широко использованы сведения Ибн Баттуты.

9 Этот небольшой отрывок, написанный рифмованной прозой, несомненно, принадлежит «редактору» Ибн Баттуты — Ибн Джузаййу. Правда, рифма здесь очень простая, далекая от литературной изысканности.

10 Французские издатели Ибн Баттуты предполагают здесь персидское слово шур («волнение», «спор», но также «конный базар») .[см. 79, III, 57, примеч. 40].

11 Здесь идет речь о пятнице — праздничном дне у мусульман, когда часть лавок или даже весь рынок были закрыты, Поэтому нам представляется неверным перевод следующего предложения, сделанный Тизенгаузеном, которому следует и В. В. Бартольд: «Потому что они (хорезмцы) запружают (в этот день) Кайсарийский базар и другие рынки» [29, 308], см. также [79, III, 57—58]. Между тем слово садда имеет основное значение не «запружать» в значении «заполнять», а именно «закрывать». Мы переводим: «в этот день они закрывают базар Кайсариййа и другие базары».

12 Кайсариййа — своего рода гостиный двор, где купцы складывали все свои товары под государственной охраной и с гараитиек (см. [153, II, 433]).

13 Слово Мадраса у Тизенгаузена переводится «училище» [29, 308], однако, очевидно, это слово лучше оставить без перевода (медресе) ввиду специфики термина (мусульманское учебное заведение).

14 Речь идет о султане Узбеке — девятом хане Золотой Орды, который правил с 1312 по 1349 г. В русской народной литературе он известен как царь Азвяк.

15 А. Ю. Якубовский дает это имя как Кутлуг-Тимур. По словам Ибн Дукмака, он был назначен наместником Хорезма в 721 (1321) г., жил в Хорезме постоянно (см. [74. 1, 328)). Ибн Халдун отмечает, что Кутлуг-Тимур был наместником в Хорезме с некоторыми перерывами, так как, будучи отстранен в 721 (1321) г, от наместничества в Крыму, в 724 (1323) г. вновь был назначен туда (см. [74, 388, 143, 18]). Он умер, по словам Мирхонда, в 763 (1361) г. Но А. Ю. Якубовский замечает, что «слова эти неверны, ибо в надписи на каменной плите, сохранившейся в Огузах (Крым), сказано: "Этот благословенный колодезь построен... указанием великого эмира Кутлуг-Тимур-бека... 767 г. х." (1368 г. н. э.)», и ссылается на Осман-Окгак-Раклы. «Старокрымские и огузские надписи», с. 7 (см. [136, 18]), Кутлуг-Тимур, как близкий родственник Узбек-хана (см. об этом [25, III, 9]), которому тот помог при восшествии на престол (см. [29, 384]), играл значительную роль при дворе Сарая. «Судя по описанию Ибн Баттуты и особенно по сохранившимся памятникам Ургенча, долгое правление Кутлуг-Тимура было временем, когда город не только значительно вырос, по и украсился первоклассными постройками» [136, 19]. Как показывают археологические раскопки, минарет в Куня-Ургенче тоже был построен при Кутлуг-Тимуре [136, 36].

16 О Турабек-хатун Ибн Баттута упоминает ранее, описывая свое путешествие по Ирану и говоря о подарке, который она послала индийскому царю (см. [26, II, 73]). О мавзолее Турабек-хатун новейшие данные см, [89, 121].

17 В тексте маристан — слово персидского происхождения, «больница» (см. [153, II, 573]).

18 Муаззин (муэдзин) обычно ограничивался тем, что возвещал о наступлении часа молитвы с минарета.

19 Штраф за недостаточную набожность был больше цены лошади (лошадь, по сообщению Ибн Баттуты, стоила 4 динара).

20 Речь идет о р. Амударье. См. о названиях этой реки подробно [79, III, 325; 103, 12—13].

Согласно мусульманской мифологии, складывавшейся в эпоху позднего средневековья, четыре главные реки мира берут начало в раю, вытекая из-под хрустального купола: Нил, Джайхун, Тигр и Евфрат.

21 Итил — одно из названий р. Волги. Так называлась река в ее среднем и нижнем течении [130, 66].

22 Наджм ад-Дин ал-Кубра — Ахмад ибн Умар ал-Хиваки, основатель религиозного братства Кубравиййа, известный хорезмский шейх и поэт. В 618/1221 г. был убит монголами при захвате Хорезма. По данным археологии, его могила находится в ближайших окрестностях Ургенча, несколько сотен саженей севернее северной стены города, что вполне совпадает со свидетельством Ибн Баттуты [143, 59]. См о Наджм ад-Дине ал-Кубра: Абд ар-Рахман Лжами. Нафахат ал-унс. Рук. ИВАН Уз.ССР, инв. № 4409, л. 224а— 2246; Камус ал-алам, IV, с, 4568; Хондамир. Хабиб ас-сийар, литогр. изд. Бомбей. 1857, т. III, ч 1, с. 31—32; см. также о нем [79, I, 99, 440, 503, 504, 541; 82, 324—334].

23 См. примеч. 6.

24 Слово муджавир постоянно употребляется у Ибн Баттуты в его суфийском значении — «мистик», «отшельник».

25 Абу-л-Касим Махмуд ибп Умар аз-Замахшари — известный среднеазиатский ученый — философ, литературовед, филолог, географ, поэт и писатель (1075—1144); см. о нем подробно [122; 131,146—148],

26 Замахшар (Измихшир, Змухшир, Зумукшир) — средневековое селение, расположенное в области Хорезм, нынешний Тахтынский район Ташаузской области Туркменской ССР (см. [79, I, 203, 204; 81, 5; 130, 66]).

27 Постоянное упоминание Ибн Баттутой своей прислуги позволяет представить себе, что он ездил с довольно большим числом сопровождающих, т. е. обладал достаточными средствами.

28 Тизенгаузен переводит титул садр словом «старшина» («кадий-старшина» — [29, 310]), Вероятно, следует переводить его «старейшина» или же лучше всего оставить без перевода. Дози, которому мы вообще отдаем предпочтение ввиду того, что он использовал главным образом западные (т. е. магрибинские и андалусские) источники, дает значение «старейшина» [153, I, 822], но в данном случае Ибн Баттута употребляет восточноарабскую терминологию, которая не всегда совпадает с западной.

29 Мавлана (араб.) — дословно «наш господин», употребляется как почетное обозначение наиболее уважаемых, авторитетных лиц в значении «почтенный».

30 Тизенгаузен правильно переводил: «В учении их преобладает итизаль», но комментирует слово итиза как «уклонение от существующих догматов, раскол» [29, 310]. Однако учение мутазилитов — вовсе не уклонение от существующих догматов, а рационалистическое течение в исламе, провозглашенное официальным вероисповеданием при дском халифе ал-Мамуне (813—833), позже подвергавшееся преследованиям. Основными теоретическими положениями мутазилитов были отрицание божественных качеств, утверждение о сотворенности Корана; они также развили учение о свободе воли. Основатели этого учения — басрийцы Васил ибн Ата (ум. 749) И Амр ибн Убайд (ум. 762).

31 Сунниты — последователи одного из основных направлений ислама. В данном случае те, кто не признавал учения мутазилитов.

32 «Оповеститель» — придворное должностное лицо, в обязанности которого входило оповещать присутствующих о приходе того или иного знатного посетителя. В данном случае Ибн Баттута обозначает этот титул термином муарриф вместо более употребительного тогда музаккир.

33 Этот отрывок весьма интересен с точки зрения средневекового этикета. Настолько велико было уважение к мусульманину, посетившему «святые места», побывавшему во всех крупных мусульманских городах, что эмир отговаривается болезнью. Очевидно, это сообщение соответствует действительности, хотя, может быть, здесь есть и желание показать Абу Инану, с каким почетом принимали магрибинского путешественника правители Востока.

34 Байалун — третья жена Узбек-хана, дочь византийского императора. О ней Ибн Баттута подробно рассказывает [23, II, 393—394].

35 В средние века Ирак славился производством стеклянных чаш.

36 Вероятно, имеется в виду йазгуджи — «пишущий», «писец».

37 Очевидно, этот метод не был известен Ибн Баттуте ранее.

38 Это сообщение вызвало большой интерес историков и нумизматов. Так, советский ученый Г. Ф. Федоров-Давыдов на основании этого высказывания пришел к выводу, что «отношение цен серебра и золота в Хорезме в 1330-е годы было равно 1 : 3,65» [129, 208].

39 Малагский инжир — от названия андалусского города Малаги, славившегося экспортом сушеных фруктов.

40 Кербела (Машхад Хусайн) [54, IV, 249] — город в Ираке, один из священных городов шиитов. В этом городе находится могила шиитского мученика, внука Мухаммада, имама Хусайна — объект поклонения многочисленных паломников-шиитов. О Кербеле имеются многочисленные упоминания ат-Табари, Нбн ал-Асира и других арабских авторов. Из исследований нашего времени наиболее полные принадлежат Нбльдеке, ле Стренджу и Дональдсону (см. [165]).

Слово шариф имеет терминологическое значение. Шарифы. разделялись на несколько ветвей (ды и алиды), и нередко к числу шарифов или саййидов причислялись люди, не имевшие никакого отношения к «дому Пророка» (см. [63, 165]).

41 Алмалык — город, расположенный на берегу р. Или к северо-западу от современного города Кульджи в Китае [130, 71], важный торговый центр на караванной дороге, которая вела из Золотой Орды и Средней Азии в Монголию и Китай. Резиденция ханов Чагатайского улуса (см. [123, 215]).

42 Мавераннахр (букв. «то, что за Рекой», т. е. за Амударьей) — наиболее общее наименование Средней Азии во времена Ибн Бат-туты.

43 Араб. фундук. Дози дает значение «Склад для купцов, приезжающих в город для продажи зерна» [70, 292]. Однако, очевидно, значение этого слова шире — и постоялый двор со складами для товаров. У Ибн Баттуты слово использовано именно в этом значении. Словарь Муина, приводя это слово, дает помету о его арабском происхождении. Это слово происходит от греческого «постоялый двор», «гостиница». На Востоке употреблялось в этом значении слово «хан» — «постоялый двор».

44 Хама — город в Сирии на берегу реки Эль-Аси (Оронт).

45 У Тизенгаузена «где нет ни села, ни города единого» [27, 314] — перевод неверен. В действительности: «Есть только одно селение». Ср. у В. В. Бартольда: «Насколько Хорезм времени монгольского владычества отличался от Хорезма эпохи Саманидов, лучше всего видно из слов Ибн Баттуты, что между столицей Хорезма (Ургенчем) и Бухарой простиралась степь, где был только один населенный пункт — небольшой город Кят» [79, I, 525].

46 Почетная одежда, может быть необязательно собственно халат, а любая верхняя одежда. У дских халифов существовали специальные мануфактуры для изготовления одежды, раздававшейся как почетные подарки.

47 Кат (Кят) — город, расположенный на правом берегу Аму-дарьи, в конце Х в. — столица Хорезма; назывался также Хорезм, а в XIX в. — Шаббаз (шейх Аббас Вали). В 973 г. здесь родился крупнейший ученый средневековья Абу Райхан ал-Бируни; в 1372 г. разрушен Тимуром. Ныне на месте г. Кят находится район Бируни Каракалпакской АССР Узбекистана. См. [79, III, 475—476; 81, 6, 171, 173 и др.; 70, 137, 65].

Йакут уделил этому городу несколько строк, указав координаты Кята и упомянув, что на хорезмийском языке кят означает «стена» [55, IV, 222].

48 Шейх города (шайх ил-мадина) — должностное лицо, своего рода «городской голова».

49 Сибай; (сепая, или в современном таджикском произношении сепоя) означает «треножник, тренога», также технический термин; так называется специальная связка из бревен, предохраняющая берег от размывания водами реки. Возможно, что указанная местность получила название по таким сепоя, укреплявшим здесь берег Аму-Дарьи [79, 1, 59, примеч. 48]. О сепоя в Хорезме см. [95, 245].

50 Вабканат (Вабкант) — селение в 26 км к северо-востоку от Бухары (см. [79, 1, 175]; у О. П. Чехович: [78, 225, примеч. 87]).

51 Глава мухаддисов — ученых, занимавшихся передачей хадисов — устных преданий, составляющих сунну.

52 Абу Абдаллах Мухаммад ибн Исмаил ал-Бухари (810—870) — один из наиболее известных авторов сборников хадисов, автор канонического труда «ал-Джами ас-сахих», составленного на основе 600 тыс. хадисов.

53 «Проклятый Тингиз» — Чингиз-хан. Эпитет «проклятый» Ибн Баттута часто применяет к Чингиз-хану, хотя ни к одному другому монгольскому правителю не решается применить его, говоря о них с большим уважением, даже если они немусульмане.

54 Ибн Баттута имеет в виду Ильханидов, потомком Чингиз-хана, правивших в Ираке. Об Ильханидах см. [79, VII, 500; 83, 200—203].

55 «Их свидетельство не принимается...», т. е. они не являются юридически полноправными лицами, но в данном случае Ибн Баттута говорит, что оно не принимается главным образом в Хорезме. Может быть, это отражение старого политического соперничества между Бухарой и Хорезмом.

56 Хата (Хатай) — северная часть современного Китая (к северу от р. Янцзы) см. [123, 219; 130, 76].

57 Хотан — город в Китае; см. [79, III, 553—554].

58 Кашгар — город в Китае; подробно см. [79, III, 456—457].

59 См. выше, примеч. 42.

60 Джалал ад-Дин Манкбурны (о чтении последнего компонента как «Манкбурны» и толковании его значения см. [85, 143—146)) — последний из Хорезмшахов, правил с 1220 по 1231 г. В 617/1221 г. Мавераннахр завоевали монголы Чингиз-хана, и правление его прошло в тщетных попытках преградить монгольской лавине путь на Средний Восток [83; 84а].

61 Утрар (Отрар) — небольшой город (Ибн Баттута даже называет его балда — «селение»). В Отраре были задержаны купцы из Монголии (Отрарская катастрофа). См. подробно [79, 87, 234—236, 260, 420 н др.; также 89. 315, 448, 459—461; 81. 193—195].

62 Махалла — одно из слов марокканского диалекта, встречающихся у Ибн Баттуты, в значении «военный лагерь» султана или эмира.

63 Балх — город в Северном Афганистане. В древности этот город носил имя Бактра. Монгольское нашествие положило конец его расцвету. Вблизи Балха построен новый город, получивший название Вазирабад [130. 60).

64 Бамийан — город в горах между Кабулом, Хульмом и Балхом. В Х в. Бамийан считался главным городом области, в состав которой входили Кабул и Газна, находившейся под управлением местного правителя [79. I. 118], Он был разрушен Чингиз-ханом и до XVIII в. не восстановлен (38, л. 144а). Бамийан примечателен своими памятниками древности, многочисленными огромными изваяниями.

65 «Персидский Ирак» — северо-западная часть Ирана, иногда весь Иран.

66 «Он разрушил [город) до основания» — кораническое выражение (62. II, 261), ставшее общепринятым и употреблявшееся часто в разговорной речи. У Ибн Баттуты встречается постоянно.

67 Халиф ал-Мустасим биллах ал-Аббаси — последний дский халиф (1242—1258».

68 Улемы (араб. Улама) мусульманские богословы.

69 Фатхабад — селение в 1 км к востоку от Каршинских ворот Бухары. Ныне входит в черту города; см. [78, 220, примеч. 30].

70 Сайф ад-Дин ал-Бахарзи (Сайф ал-Хакк ва-д-Дин Абу-л-Ма-ани Сайд ибн ал-Мутаххар ибн Сайд ал Бахарзи) — бухарский шейх (1190—1261); подробную библиографию о нем см. [78, 215—216, примеч. 6].

71 «Он был из величайших святых». Слово аулийа (мн. ч. от вили) перешло в тюркские языки со значением единственного числа — «угодник», «святой»; арабские толковые словари объясняют его как «друг бога», «сосед бога». Отсюда под влиянием суфийской терминологии слово вали приобрело значение «святой», особенно в период позднего средневековья с расцветом житийной, или агиографической, литературы.

Признаком «святого» является карами, значение этого слова восходит, очевидно, к Корану [62, X, 62]. Слово шрама можно объяснить как «чудесный дар, благодать, которыми Аллах отметил своих святых и угодников», т. е. чудо: см. [62. III. 37]. В житийной литературе XI—XIV вв. на арабском и персидском языках рассказывается о карамат местных вали, причем самый обычный случай часто истолковывается как проявление карама, что очень часто встречается и у Иби Баттуты. Даже Ибн Халдун, современник Ибн Баттуты, признавал карамат (см. [48, I 169. 199, а также 160, 118—124]).

72 Йахйа ал-Бахарэи (Йахйа ибн Бурхан ад-Дин Ахмад) — внук знаменитого шейха Сайф ад-Дина (см. примеч. 70). Он приехал в Бухару из Кермана в 712/1312-13 г., жил в завии, построенной при могиле Сайф ад-дина Ал-Бахарзи в Фатхабадр; умер в 736/1335-36 г.; см. [133, 150—151, 78. 215, примеч. 1].

73 Ала ад-Дин Тармаширин — султан Мавераннахра. девятнадцатый из Чагатаидов; правил с 726/1326 по 734/1334 г. Тармаширин — иранизированная форма буддийского прототипа его имени Дхармашила («следующий дхарме», т. е. буддийскому закону). Он принял ислам, но слишком решительный разрыв с кочевыми традициями вызвал восстание кочевых монголов восточной части ханства, которые были противниками ислама. Восставшие убили Тармаширина. После его смерти резиденция ханов на несколько лет была перенесена на берег Или (см. [79. II, ч. 2, 33. 543; 83, 198]).

74 Нахшаб — древний город в Средней Азии, находится в 10—12 км к северо-западу от современного города Карши. В средние века назывался Насафом (см. о нем подробно [96, а также 105,147—148]).

75 Акика -мусульманский обряд, совершаемый через неделю после рожДгци-! рчиньа, i,i;i4a ему впервые стригут волосы.

76 Ал-Джагатай — так называет Ибн Баттута султана Мавераннахра Элджигидея, который правил несколько месяцев в 1326 г.

77 Кебек ("Пес") — тотемистическое имя султана Мавераннахра из Чагатаидов, правил в 709/1309 и вторично с 718/1318 по 1326 г. Он обосновался в Мавераннахре первым после Мубарак-шаха (1266) и Барака (1266—1270) и построил себе дворец в двух фарсахах (12—16 км) or Пахшаба. Название г. Карши происходит от монгольскою «дворец» (см. [79. II, 2, 33.])

78 Фи аййи суратин ма шаа раккабак — слова из Корана (LXXXII, 8) Здесь имеется звуковое соответствие с именем Кебек. Для того чтобы получить имя Кебек, проповеднику пришлось слова раккабака произнести раздельно в паузальной форме г конечным сукуном (рак-кабак).

79 Это рассказ типа хикайат, типичный для агиографической литературы и характерный для Ибн Баттуты, который, рассказывая о «хорошем» правителе, подчеркивает его доброжелательное и уважительное отношение к мусульманам, несмотря на то что этот правитель — «язычник». Думается, этот рассказ очень ярко показывает, каким образом складывались легенды о «правителях язычниках и проповедниках», которые в большинстве случаев добиваются успеха.

80 Это — «поучительный рассказ», смыкающийся по стилю, как и предыдущий, с агиографической литературой и отличающийся определенной слащавостью, несмотря на «грубость» сюжета (явление, вообще характерное для житийной литературы).

81 Ибн Баттута далее очень точно объясняет значение всех приводимых слов и не менее точно их «транскрибирует»: здесь он воспроизводит тюркское хош-ми-cen? — «Хорошо ли ты себя чувствуешь?»

82 Каба-верхняя одежда, соответствующая более поднему фарджийии (см. [152, 240, 244, 325 и др.]),

83 Очевидно, здесь следует читать йакиннуна от глагола канна — «скрывать», «скрываться». Сакаиф — «крыши» (здесь "навесы"), сийаб ал-кутн здесь не «хлопчатобумажная одежда», а «хлопчатобумажная ткань» [153. I. 166]. В связи с этим мы переводим: «Там сделаны навесы из хлопчатобумажных тканей, под которыми они укрываются».

84 Хеброн, город в Палестине, где якобы похоронены пророки Ибрахим, Исхак и Иакуб.

85 ан-Насир — Насир ад-Дни Мухаммад, мамлюкский султан, правил трижды — 1294—1295 гг.; 1299—1309 гг.; 1309—1340 гг.

86 «Он не пропускал ни утренних, ни вечерних молитв с общиной».— Тармаширин представлен Ибн Баттутой как чрезвычайно набожный мусульманин c этой целью подчеркивается, что дело происходит во время «сильного, губительною холода».

87 Каба — «халат, подбитый хлопком», т. с. «стеганый халат»; см. также примеч. 83,

88 Калансува — остроконечная шапка «в форме сахарной головы» [153. II, 409]. Такие головные уборы носили на западе арабской империи (в Испании, в Марокко).

89 Кират — мелкая мера вeca = 1/110 дирхема [153, II, 335], употреблявшаяся для измерения веса драгоценных металлов.

90 Бузун (правильное произношение Бузан) — султан Мавераннахра (1334—1338).

91 Йасак (яса) — сборник установлений Чингиз-хана, отражающий монгольское родовое право; см. о ясе [87а, 375—381].

92 "Он обращался к нему, называя его братом". Согласно сложному этикету, в общении между феодальными правителями имело большое значение обращение в посланиях. Обращение "брат" означало равного, «сын» — младшего вассала, «отец» — суверена. Вопрос обращения при переписке нередко служил причиной политических осложнений и даже войн.

93 Синд — область, расположенная в низовьях р. Инд.

94 «Гулам царя Индии». Гулам — молодой невольник, часто из тюрков. Институт гуламов существовал с IX в., гуламы «часто ... составляли гвардию мусульманских правителей» [39, 78], но из их числа выходили также крупные военачальники, правители, основатели династий (напр., Сабуктегин, отец Махмуда Газнави, основателя династии Газнавидов, был гуламом Бундов).

95 Мултан — город в Пенджабе (Западный Пакистан), на левом берегу реки Ченаб, в XIII в. центр небольшого княжества, завоеванного затем Делийским султаном; см. [123, 233].

96 Ибн Баттута объясняет неизвестное, очевидно, в Магрибе слово сирраджа знакомым ему словом афрадж, означающим «ограждение вокруг лагеря султана».

97 «...вышел (или выехал) к нему навстречу» — согласно феодальному этикету, высшая почесть, оказываемая высшему или равному. Далее в тексте: «он спешился перед ним», т. е. оказал ему почет. Спешиваться полагалось только перед высшим по положению или происхождению. Въезжать во двор замка имели право только правители.

98 «...приказал ему стоять перед ним». Подчиненные (вассалы) или придворные низшего ранга были обязаны в присутствии правителя стоять, обычно скрестив руки на груди, если только правитель не приказывал им сесть — см. [59, 86]. Так можно было обращаться только с низшими по рангу, и в данном случае было актом унижения.

99 Мазаркани — букв. «осквернитель могил».

100 Имеется в виду провинция Мекран, которую иногда называли Кедж-Мекран (об этом см. [70, 332, примеч. 1]).

101 «...позволял христианам и иудеям строить их храмы». Мусульмане обычно не разрешали иноверцам строить новые церкви и синагоги, можно было лишь производить их ремонт — по особому разрешению [160, 133—135].

102 Хусайн, сын Гийас ад-Дина ал-Гури — султан Герата (1331—1370) Муизз ад-Дин ал-Карт.

103 Шариф, чья родословная восходит к Хусайну, внуку Пророка; см. также примеч. 40.

104 Тараз (Тираз) — нынешний город Джамбул Каз.ССР. [130, 74]. Об истории этого города подробно см. [79, III, 495—496].

105 Каракорум — средневековый город в верховьях р. Урхун (Орхон) в нынешней Монголии. Этот город был построен после смерти Чингиз-хана Угедеем, когда он был избран великим ханом и переехал в Монголию; см [79, III, 443—444; V, 146; 130, 76].

106 Бешбалиг (Бешбалик) — джиласарские развалины вблизи нынешнего города Гучен в Западном Китае [130, 61]. Махмуд Кашгари объясняет это название так: Бишбалык значит пять городов. Уйгуры называют другой город Янги Балык, т. е. новый город (Махмуд Кашгари. Девону луготит-турк., перевод С. М. Муталлибова, Таш., 1961, т. 1, с. 145). О названии Бешбалик подробнее см. [79, III, 362, 371— 377].

107 «...написал ему, чтобы его имя поминали в хутбе и чеканили на динарах и дирхемах в стране Хусайна», т. е. потребовал признания вассальной зависимости от него. Хутба — пятничная проповедь, в начале которой провозглашается имя верховного правителя страны (области), затем престолонаследника и наместника. Что касается чекана монет, то лишь самостоятельный правитель имел право чеканить свое имя на монетах.

108 Т. е. в 1347 г.

109 Букв. «река стиралыциков».

110 Наур (нории) — водяные колеса с лопастями-ковшами, употреблявшиеся для орошения; иногда мы оставляем это слово без перевода (нория), так как в этой форме оно вошло в некоторые западноевропейские языки.

111 Кусам ибн ал-Аббгс ибн Абд Мутталиб — известный арабский военачальник, захвативший Самарканд в VIII в. Его гробница до сих пор находится в некрополе Шахи-Зинда в Самарканде. Подробнее о нем и его гробнице см. [116, 122а, 15, 114, легенда о «живом царе»].

112 Садр ал-Джихан (садр-и джихан) — букв. «столп (центр) мира». Монголы, завоевав Туркестан, в первое время не вмешивались во внутреннее управление страной. Еще в начале XIV в. местное управление находилось частью в руках владетелей из династии домонгольского происхождения, частью в руках представителей мусульманского духовенства, причем в последнем случае звание садра часто переходило по наследству от отца к сыну. Еще тридцатью годами позже при Ибн Баттуте самаркандский кади, подобно бухарским садрам XII в., носил титул садр-и джихан; см. [79, II, часть 1, З6З].

113 Сахиб ал-хабар — официальный осведомитель. В более раннюю эпоху глава осведомителей области (города) в Халифате (он же — глава почтового ведомства) назывался сахиб ал-барид. О функциях его подробно рассказано в [153, I, 347].

114 Абу Хафс Умар ан-Насафи — мусульманский ученый-богослов, родом из города Насаф (Нахшаб), автор труда «Сочинение о спорных вопросах между факихами четырех толков». Имеются в виду четыре ортодоксальных толка в исламе, названные по именам их основателей: маликиты, ханбалиты, шафииты и ханафиты, которые отличались друг от друга рядом особенностей.

115 Тафл (марокканский диалект) — своеобразное «глиняное мыло», иногда в виде шариков, сделанных из высушенной глины, смешанной с благовониями [153, II, 48—49].

116 Каззан — строительный камень наподобие туфа (см. [153, II,

117 Аккаша ибн Михсан ал-Азади — один из сподвижников (асхабов) Мухаммада («посланника Аллаха»). Асхабы — жители Мекки, последовавшие за Мухаммадом после его переселения из Мекки в Медину, в более широком значении — все те, кто был его сподвижником, т. е. бывал с ним. Согласно мусульманской традиции, считается, что мухаджиры и ансары (жители Медины, поддерживавшие Пророка, и спутники Мухаммада по хиджре), а также «святые» (авлийа) войдут в рай без отчета на Страшном суде.

118 Мазарат — букв. «места посещения», т. е. «места поклонения» гробницы святых, мазары.

119 Хизкийл (Иезекиил) —библейский пророк, гробница которого, естественно, никак не могла находиться в Балхе. Каким образом сложилась такая легенда, неясно, однако XII—XIV вв. вообще богат такого рода преданиями, создававшимися обычно во время больших политических потрясений и характерными для средневекового мировоззрения.

120 Ибрахим ибн Адхам — знаменитый аскет родом из Балха. Большую часть жизни провел в Сирии, зарабатывая на жизнь физическим трудом, переезжая из одного города в другой, читая проповеди. Погиб между 776 и 783 гг. во время одного из морских походов против Византии. Очевидно, если дом, виденный Ибн Баттутой в Балхе, действительно принадлежал Ибрахиму ибн Адхаму, то последний некоторое время проживал и в Балхе. Однако, возможно, здесь имеет место явление, отмеченное выше; усиленное создание агиографической литературы в эпоху Ибн Баттуты требовало подробной разработки биографии «праведников». Может быть, здесь такая же фальсификация, как и в случае с могилой пророка Иезекииля (см. примеч. 119): было известно, что Ибрахим бин Адхам родом из Балха,

121 Интересно, что далее маршрут Ибн Баттуты в основном совпадает с маршрутом Марко Поло, который также посетил Герат, Балх и другие города (см. [132, 104]), Тем не менее у Марко Поло нет упоминаний ни о Герате, ни о Нишапуре. Балх он описывает следующим образом; "Балх большой, знатный город, а прежде он был и больше, и еще лучше. Татары и другие народы грабили его и разрушали; в старину, скажу вам, тут было много красивых дворцов, много прекрасных мраморных домов; все они разорены, разрушены. В этом городе Александр (Македонский) женился на дочери Дария. Рассказывали мне в этом городе, что здешний народ молится Мухаммеду. До самого этого города земли царя восточных татар и тут же пределы Персии на восток и северо-восток" [70, 73]

Балх — древняя Бактра, после 250 г. до н. э. — столица Греко-Бактрийского царства. В 1221 г. город разрушен монголами. Ныне переименован в Вазирабад. Находится на севере современного Афганистана.

122 Найсабур (Нишапур) — главный город Хорасана, родина Омара Хайяма и Фарид ад-Дина Аттара, крупный культурный и религиозный центр в эпоху средневековья.

123 В средние века этот город называли иногда Марви Шахиджан. В 1220 г. был полностью разрушен монголами. Руины Мерва находятся вблизи г. Мары Туркменской ССР (см. [81, 6, 8, 15, 43, 138—139 и др.]).

124 Следует заметить, что Ибн Баттута пропустил царствование Шамс ад-Дина Мухаммада, старшего брата Хафиза и Хусайна. Согласно Хондемиру, царствование Шамс ад-Дина длилось около десяти месяцев —с м [76, т. 111, с. 2, 74—75].

125 Рафидиты — шиитская секта. Ал-Ашари в своем сочинении «Макалат ал-исламиййин» объясняет это наименование тем, что будто бы рафидиты (от глагола рафада — «отказывать, отвергать») отказывают в праве на власть халифам Абу Бакру и Умару. По Ашари, рафидиты лишь иное название имамитов; см. [68а, 208—209; 77а]

126 Шуттар (мн. ч. от шатир) — «молодцы», «ловкачи». В эпоху позднего средневековья были широко распространены рассказы о шуттар — ловких мошенниках, обманывающих простаков Слово шатир наряду с отрицательным получило и положительное значение — «молодец».

127 Мараши пишет, что битва произошла 13 сафара 743 года (18 июля 1342 г.) в двух фарсахах от Завэ и длилась три дня и три ночи [64, 104—105]. По свидетельству очевидцев, на которых ссылается Хондемир, было потеряно не более семи тысяч человек [76, III, ч. 2, 62],

128 Далее идет рассказ о Низам ад-Дине, гератском праведнике, никак, казалось бы, не связанный с основной тканью повествования, Однако для Ибн Баттуты наиболее важны именно такие рассказы, составляющие для него «событийную» часть его «Путешествия». в которых значительное место занимают «праведники», «святые», рассказы о чудесах, совершенных ими.

129 Хатиб ал-Мадина — главный проповедник, читающий хутбу в соборной мечети. См. также примеч. 107.

130 «В сопровождении... рабов», т. е. (мамлюков). Возможно, термин мамлюк. восходит к кораническому употреблению слова (XVI, 75): «То, чем владеют ваши десницы». Отсюда мамлюк — раб (собственность господина, т. е. общее определение раба без более подробных указаний, напр., абд — чернокожий раб, хадим — домашний слуга, гулам — белый раб, купленный специально для несения военной службы). Слово мамлюк никогда не употреблялись в религиозном значении, как употреблялось слово абд.

131 Суйстан — город на притоке р. Инд, современный Суй (Сой).

132 Джарийа — «девушка» и «молодая невольница». Поскольку в данном контексте трудно отдать предпочтение какому-либо из этих значений, оба они возможны. Мы переводим более общим значением «девушка».

133 Этот рассказ представляет собой типичный образец «житийного» жанра. Сюжет рассказа характерен не только для «житий» (сийар) мусульманских святых и праведников — он типичен и для христианской агиографической литературы, а также восточного и европейского фольклора (сюжет «раскаявшегося грешника»). Этот сюжет восходит ко времени новых христиан, распространен в византийской литературе и в легендах и преданиях разных народов (в русском фольклоре и русской литературе разработан в острой форме: см. [89а, 215. гл. VI, «Спор о великом грешнике», где указаны варианты легенды о грешниках в фольклоре народов Восточной и Западной Европы]. Правда, у Ибн Баттуты этот сюжет потерял характер сказочности, легендарности и приобрел весьма «реальный» и прозаический вид, которым отличается вообще все повествование Ибн Баттуты (поэтому странно, что его все еще иногда называют «фантазером»). Ибн Баттута вовсе не хочет рассказать сказку, он повествуег о подробностях биографии «святого» как о вполне реальной.

134 Ислах халbхи маа раббихи — букв. «уладить дела (помириться) со своим господом». Мы оставляем такой перевод ввиду его наивного «делового» оттенка, который характерен для Ибн Баттуты, рассматривающего «примирение с господом» как своего рода торговую сделку.

135 Абу Хамид ал-Газали (1059—1111) — крупнейший мусульманский богослов, мистик и философ-идеалист, родился в Тусе. учился в Нишапуре, был приближенным известного визира сельджуков Низум ал-Мулка, преподавал философию в медресе «Низамиййа» в Багдаде. Он совершил путешествие в Сирию, Египет, Палестину, на Аравийский полуостров. Наиболее известный его труд — «Йхйа улум ад-дин» («Воскрешение наук о вере»),

136 Накиб — «сотник», глава какой-либо группы (сословной или ремесленной); см также примеч. 138.

137 Абу Инан принял титул халифа, называя себя «повелителем правоверных» и «царское имя» — ал-Мутаваккил ала-л-Лахи («Полагающийся на Аллаха»). Этот отрывок, содержащий стандартные восхваления Абу Инана, явно выделяется из общего стиля повествования, почти дословно повторяя некоторые фрагменты предисловия к «Путешествию», и, без сомнения, вставлен Ибн Джузаййем, который счел невозможным упомянуть о Фесе, не восхвалив Абу Инана.

138 В эпоху Ибн Баттуты уже окончательно сложилась сложная иерархия суфизма. Из суфийской иерархической лестницы, соответствующей духовному восхождению тарика с его ступенями ахвал и макамат, можно выделить основные иерархические степени: накиб — «сотник» (слово, имеющее и бытовое и религиозно-терминологическое значение), всего может быть 300 накибов; бадал-абдал — «замена» (40 абдалей); амин-умана — «верный» (семь аминов); амуд — «столп» (четыре амуда) и один кутб — «полюс», «центр».

Эта иерархия, видимо, не всегда строго соблюдалась, и был не один, а несколько кутбов (по территориальному признаку), хотя известно, что суфии имели широкие международные связи. В данном случае Кутб ад-Дин ан-Найсабури был, очевидно, главой хорасанских суфисв (Хорасан вообще играл значительную роль в развитии мистических учений в исламе).

139 Араб. Ариф — букв. «знающий». Один из суфийских терминов, происхождение которого идет от греческого слова «гностик» («гносис» — марифа). Мы переводим «суфий».

140 Абу Йазид (Байазид) Тайфур ибн Иса, родился в Бистамс, один из самых известных суфиев IX в. О его жизни известно очень мало, но он был героем множества легенд. Таким образом, его биография имеет в основном легендарный характер. Известно, что Байазид подвергался преследованиям со стороны ортодоксальных суннитов, был в изгнании, большую часть жизни провел в Бистаме, где вел аскетический образ жизни. Он — основатель суфийского ордена тайфуриййа. Умер в 847 г. В 1313 г по приказу монгольского султана Улджайту над могилой Байазида был возведен мавзолей. До нас дошли «Откровения» Байазида, в которых в форме мистических изречений излагается путь совершенствования суфия «тарика». (О нем см. [166]).

141 «Следы которого стерлись...» Очевидно, это выражение принадлежит Ибн Джузаййу, поскольку представляет собой обычную формулу, применявшуюся еще в доисламской поэзии (следы жилища возлюбленной) и перешедшую в средневековую арабскую поэзию. Говоря о Бухаре, Ибн Баттута постоянно употребляет «разговорное» слово хараб. Выражение «следы которого стерлись», относящееся к другому стилю, привычному для Ибн Джузаййа, очевидно, употреблено им так же, как и элементы рифмованной прозы.

142 Речь идет о Махмуде Газнави (998—1030) — газнийском султане-завоевателе. Его отец Сабуктегин был гуламом Саманидов, затем стал главой тюркских войск, отложился от Саманидов и основал самостоятельное государство. Махмуд, сын Сабуктегина, захватил Афганистан, Пенджаб, часть Средней Азии и Ирана. Под предлогом «священной войны» Махмуд подвергал опустошительным нападениям Северную Индию и соседние государства.

143 В тексте «йулиу» — июль. Название месяца июля по юлианскому календарю, распространенному в Магрибе с римских времен.

Текст воспроизведен по изданию: Ибн Баттута и его путешествия по Средней Азии. М. Наука. 1988

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.