Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН АЛ-АСИР

ПОЛНЫЙ СВОД ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

(ОТРЫВКИ)

Санджаром, и об убийстве эмира Дад Хабаши

(493 = 1099/1100 г.). Когда султан Беркиярук, побежденный братом своим Мухаммедом, ушел с 50 всадниками, он, проехав немного, в начале ночи остановился отдохнуть, а потом направился в Рей и послал позвать [385] тех, которые, как он знал, желают его и поддерживают его власть. И собралась вокруг него большая группа людей; он отправился в Исфараин и обратился с письмом к эмиру Даду Хабаши ибн Алтунтаку, находившемуся в то время в Дамгане, прося его к себе. Тот принял приглашение, посоветовав Беркияруку побыть в Нишапуре, пока он не приедет к нему. В это время в руках эмира Дада находилась большая часть Хорасана, Табаристан и Джурджан. Когда Беркиярук прибыл в Нишапур, он схватил главарей (раисов) города, увел их и после отпустил, удержав в своих руках амида Хорасана Абу-Мухаммеда и Абу-л-Касима ибн Абу-л-Ма'али ал-Джувейни. Что касается Абу-л-Касима, то он умер отравленным в его руках; уже было сообщено, что он был убит в 492 (= 1098/99) г. Беркиярук вновь стал звать к себе эмира Дада. Тот отговорился тем, что султан Санджар с балхскими войсками идет на его страну, и (напротив) сам просил султана Беркиярука притти к нему, чтобы оказать помощь ему против мелика Санджара. Тот (Беркиярук) с тысячей всадников отправился к нему. О прибытии его, кроме высших эмиров Санджара, не знал никто из людей его. Маленьким людям не сообщали, чтобы они не убежали. У эмира Дада было 20 000 всадников, среди которых 5000 пеших батынийцев. Между Беркияруком и братом его Санджаром (произошла) битва под ан-Нушджаном. Эмир Бузгуш находился на правом фланге Санджара, эмир Кундугуз на левом и эмир Рустем в центре. Беркиярук набросился на Рустема, ударил его копьем и убил. Люди его и люди Санджара бежали, а войско (Беркиярука) занялось грабежом. На них ударили Бузгуш и Кундугуз, которые стали убивать убегающих.

Пешие отступили в теснину между двух гор. Те пустили в теснину воду, и она погубила их. Поражение досталось людям Беркиярука. Он (Беркиярук) взял (в плен) мать брата своего Санджара, когда вначале люди |202| последнего бежали. Та испугалась, что он в отместку за свою мать убьет ее. Но Беркиярук вызвал ее к себе, успокоил ее сердце и сказал ей: «Я взял тебя только затем, чтобы брат мой Санджар освободил бы находящихся у него пленных; ты не ровня моей матери, чтобы я убил тебя (за нее)». Когда Санджар освободил пленных, Беркиярук освободил ее.

Эмир Дад бежал в одно селение и схватил его какой-то туркмен. Дад давал за себя 100 000 динаров, но туркмен не освободил его, а доставил Бузгушу, и тот убил его. Беркиярук же отправился в Джурджан и потом в Дамган. Он странствовал в пустыне, и его видели в одном месте, когда с ним было (только) 17 всадников и одна быстроходная верблюдица. Затем войско его увеличилось и с ним стало 300 всадников. В числе их были Джавлы Сакавух и другие. Списавшись с населением Исфагана, он направился было туда, но султан Мухаммед, услышал про это, опередил его, а он (Беркиярук) вернулся в Сумейрем.

Повествование о положении в этом году батынийцев в Хорасане 270

(498 = 1104/05 г.). В этом году многочисленная группа исмаилитов из Турайсиса выступила в некоторые райойы Вейхака. В тех районах распространились грабежи, они многих убивали из населения, грабили имущество и уводили женщин, нарушив существовавшее до того перемирие.

Вследствие того, что (борющимся между собой) султанам было не до них, в этом году усилились дела их, укрепилось их могущество, и они не стеснялись убивать тех, кого хотели убить. Из числа совершенного ими было то, что в этом году караваны хаджей (паломников) из Мавераннахра, Хорасана, Индии и из других стран собрались вместе и прибыли в Хувар Рей, а батынийцы с зарею пришли к ним, поубивали их, как хотели, пустив в ход меч, захватили их деньги, имущество, животных и ничего не оставили. [386]

В этом же году они убили Абу-Джа'фара ибн ал-Мушата. Последний был одним из шафиитских шейхов, учился фикху у ал-Ходженди. В Рее он преподавал и проповедывал. Когда он (однажды) сошел со своей кафедры, подошел к нему батыниец и убил его.

|288| Повествование об убийстве Фахр-ал-мулька ибн Низам-ал-мулька

(500 = 1106/07 г.). В этом году в день ашура (= 11 IX 1106) был убит-Фахр-ал-мульк Абу-л-Музаффар Али ибн Низам-ал-мульк, который был старшим сыном его (Низам-ал-мулька). Под 488 (= 1095) г. мы уже сообщили о его везирстве у султана Беркиярука. Когда он оставил это везирство, то направился в Нишапур и остался жить у мелика Санджара ибн Мелик- |289| шаха, служа ему везиром. . . (В тот день) он вышел из дома, где находился, желая итти в отделение женщин. В это время он услышал отчаянный крик жалующегося, который говорил: «Ушли мусульмане и не осталось никого, кто раскрыл бы злодеяние и взял бы за руку обиженного». Сжалившись над ним, он приказал привести его к себе, и тот явился. Везир спросил у него: «Что с тобою?» Тот вручил ему письмо и, в то время как Фахр-ал-мульк рассматривал его, тот ударил его ножом и убил.

Батыниец был доставлен Санджару. Санджар заставил его признаться. Тот признался, ложно указав на группу людей султана и сказал: «Они побудили меня убить его». Он хотел убивать (и) своей рукой и своим доносом. И (действительно) были убиты те, кого он назвал, но это была клевета на них. После того был убит и батыниец. Фахр-ал-мульку было 66 лет.

|445| Повествование о походе на страну исмаилитов в Хорасане

(520 = 1126 г.). В этом году везир мухтасс (Мухтасс — «собственный, личный, особый»; конкретное значение термина «везир мухтасс» неизвестно.) Абу-Наср Ахмед ибн ал-Фадл, везир султана Санджара, приказал объявить священный поход против батынийцев — убивать их, где бы они ни были, где бы их ни схватили, отнимать их деньги, имущество, а жен их забирать в плен. Он снарядил войско на Турайсис, принадлежащий им, другое войско — на Бейхак, один из округов Нишапура. В этом округе находилось специально принадлежащее им селение и называвшееся Тарз, их предводителем там был человек по имени ал-Хасан ибн Семин. Он (везир) отправил во все стороны их округов по отряду войска, и дал им наказ убивать тех из них, кого они1 встретят. И каждый отряд направился в сторону, куда он был назначен. Что касается селения в округе Бейхака, то туда направилось войско, которое перебило всех, кто там был, а их предводитель убежал от них. Он поднялся на минарет мечети, бросился оттуда и убился. Также войско, посланное на Турайсис, убило многих из населения его, захватило их деньги, имущество и вернулось.

|XI, 54| * Гузы в Мавераннахре

В его (Мухаммед-Арслан-хана) (Мухаммед Арслан-хан — караханидский владетель Самарканда (495 — 524 = 1102 — 1130) был в 1130 г. взят в плен султаном Санджаром и скоро умер.) войске был вид тюрок, которых называют карлуки, (В тексте везде: Каргалы (***)) и тюрки-гузы те, которые разграбили Хорасан, как мы расскажем. Они (гузы делятся) на две группы — одну называют учук (***), их эмир Тути ибн Дадик (***), и другая [387] группа, которую называют бузук (***),(Так по Houtsma (Die Guzenstamme, S. 219), в печатном тексте *** — барак? В рукописи ИВ АН D 373: *** — байрак?) их эмир называется Коргут (***) ибн Абд-ал-хамид. (По поводу имени Тути ибн Дадик и имени Коргута ибн Абд-ал-хамида см. статьи К. А. Иностранцева «Коркуд в истории и легенде» (стр. 042) и В. В. Бартольда «Султан Синджар и гузы» (стр. 046 — 047) и его же «Очерк истории туркменского народа» (стр 35).) [Далее излагается история вражды Арслан-хана и султана Санджара с карлуками.]

Повествование о войне между Санджаром и гурийцами |107|

В этом 547 (= 1152/53) г. между султаном (Санджаром) и гурийцами была война, а их (гурийцев) держава (тогда) только возникла. Первый из них, кто завладел властью, был человек по имени ал-Хусейн ибн ал-Хасан, (Ала-ад-дин ал-Хусейн ибн ал-Хасан — гурийский правитель (544 — 556 = 1149 — 1161).) он завладел горами Гура и г. Фирузкухом, который поблизости от округов Газны, сила его увеличилась и он принял прозвище Ала-ад-дин. Он стал вторгаться в округа, затем собрал войско, направился к Герату и осадил его, войско его разграбило Наб, Оба и Марабад (Все селения к востоку от Герата (Обзор, стр. 36).) на Гератруде. (Т. е. Герируде.) Он выступил к Балху и осадил его; с ним (там) сражался эмир Кумач, при котором была группа гузов. Они изменили ему, перешли на сторону гурийца, и |108| тот завладел Балхом. Когда об этом услышал султан Санджар, то выступил, чтобы отразить его; Ала-ад-дин оказал сопротивление, они сразились, гурийцы были разбиты, Ала-ад-дин взят в плен и много народу из гурийцев было убито, особенно пехотинцев. Султан Санджар велел привести к себе Ала-ад-дина и сказал ему: «О Хусейн, если бы ты захватил меня, что бы ты сделал?» Тот вынул серебряные оковы и сказал: «Я заковал бы тебя в это и увез бы тебя в Фирузкух». (Фирузкух — главный город Гура в верховьях Герируда (Обзор, стр. 37).) Санджар пожаловал ему почетную одежду, вернул его в Фирузкух, и он оставался там некоторое время. [Далее излагается история завоевания гурийцами Газны.]

Когда он (Ала-ад-дин) умер, после него стал править Гияс-ад-дин (Гияс-ад-дин Мухаммед ибн Сам — гурийский правитель (556 — 599 = 1160 — 1202).) |110| и установил хутбу со своим собственным именем в качестве царя в Гуре и Газне. Так было, пока после смерти Ала-ад-дина не завладели Газной гузы. Они польстились на нее после его смерти, и она оставалась в их руках 15 лет; они причиняли мучения ее населению и по своему обычаю совершали одну несправедливость за другой, как в каждой стране, которой они завладевали. А если бы они, когда завладевали ею, хорошо обошлись с подданными, то власть их продержалась бы (долго). Гузы все это время оставались в Газне, а мощь Гияс-ад-дина увеличивалась, он поступал хорошо и люди склонялись к нему и стремились к нему из-за любви к нему.

Рассказ о захвате Гияс-ад-дином Газны и соседних областей

Когда мощь Гияс-ад-дина увеличилась, он снарядил к Газне большое войско (во главе) со своим братом Шихаб-ад-дином, (Шихаб-ад-дин ибн Сам — брат Гияс-ад-дина, с 558 до 582 г. (= 1163 — 1166), был вассальным по отношению к Гияс-ад-дину правителем Газны.) в нем (войске) были разные роды гурийцев, халаджей и хорасанцев. Они выступили к ней (Газне), их встретили гузы, вступили с ними в бой и гурийцы были разбиты. (Тогда) Шихаб-ад-дин, с теми, кто твердо стоял с ним, напал на знаменосца [388] их (гузов), убил его, забрал знамя и оставил его (знамя) в том положении, как оно было. Гузы стали возвращаться обратно и, не зная о том, что сделал Шихаб-ад-дин, они направились к знамени; как только приходила к нему группа их, он убивал их, сделал так с большей частью их, вошел в Газну, завладел ею, хорошо обошелся с жителями и распространил справедливость. . .

|116| Повествование о поражении Санджара гузами, о разграблении ими Хорасана и их действиях

(548 = 1153/54 г.). В мухарраме этого года (= III — IV 1153) султан Санджар потерпел поражение от тюрок-гузов. Это племя из тюрок, они мусульмане и находились в Мавераннахре; когда хитаи завладели (Мавераннахром), они выселили их (гузов) оттуда, как мы упомянули, (Такого упоминания в печатном тексте Ибн ал-Асира нет. Каракитаи (хитаи) заняли Мавераннахр в 1141 г.) и они направились в Хорасан, а их было много. Они поселились в окрестностях Балха и пасли (свои стада) на его пастбищах; у них были эмиры, имя одного из них — Динар, другого — Бахтиар, еще одного — Тути, еще одного — Арслан, еще одного — Джагыр (М. б. Чагры.) и еще одного — Махмуд. Эмир Кумач, (Неизвестно, тождествен ли этот Кумач с упомянутым выше (стр. 382) атабеком Санджара, который будто бы умер в 490 (= 1091) г. (стр. 383).) уделом (икта’) которого был Балх, хотел выселить их, они откупились от него каким-то подарком, он оставил их в покое, и они жили в хорошем положении, не причиняя никому вреда, совершая молитвы и уплачивая закат. Потом Кумач снова вернулся к ним и приказал им уйти из его округа. Они воспротивились, собрались вместе и к ним присоединились другие племена тюрок. Кумач выступил против них с 10 000 всадников. Эмиры их пришли к нему и просили, чтобы он не трогал их и оставил их на их пастбищах, а они дадут по 200 диргемов с каждого дома (бейт). Он не согласился на это, а настаивал, чтобы они удалились из его округа. Они вернулись от него, собрались и сразились с ним. Кумач был разбит, и они разграбили имущество его и его войска, убили много людей из войска и подданных, обращали в рабство жен и детей, причиняли всякие бедствия, убивали факихов и разрушали медресе. Бегство привело Кумача в Мерв, где находился султан Санджар, и он сообщил ему (Санджару) о положении. Султан написал им, угрожая им и приказывая оставить его страну. Они просили извинения и принесли много даров, (прося), чтобы он не трогал их, а оставил на их пастбищах, но он не согласился на это, собрал свои войска со всех краев страны и к нему собралось более 100 000 всадников. Он выступил против них, и между ними произошло ожесточенное сражение. Войска Санджара бежали, и он также бежал; гузы преследовали их, убивая и беря в плен, трупы воинов лежали подобно холмам. Ала-ад-дин Кумач был убит, султан Санджар был взят в плен и с ним несколько эмиров. (Тот же Ибн ал-Асир приводит и другую версию пленения султана Санджара уже после взятия Мерва (см. ниже, стр. 390).) Что касается эмиров, то им они отрубили головы, что же до султана Санджара, то эмиры гузов собрались, поцеловали перед ним землю и сказали: «Мы твои рабы и не выйдем из повиновения тебе, мы знаем, что ты не хотел воевать с нами, |117| а тебя склонили к этому; ты султан, а мы рабы». Так прошло 2 или 3 месяца, и они с ним вошли в Мерв, столицу Хорасана. Бахтиар потребовал его (Мерв) себе в надел (икта') у него (Санджара); султан сказал: «Это — столица, и она не может быть чьим-нибудь наделом (икта’)». Они засмеялись, и Бахтиар рассердился на него. Когда он (Санджар) увидел это, то сошел [389] с царского трона, вошел в мервскую ханаку и отказался от царства. Гузы овладели страной и совершали неслыханные притеснения. Они назначали в Нишапур правителя, и он сильно угнетал, притеснял и бил людей, повесил на рынках 3 мешка и сказал: «Я хочу, чтобы они были наполнены золотом». Простой народ восстал против него и убил его и тех, кто был с ним. Гузы выступили, вошли в Нишапур, разграбили его до основания и сделали его плоской равниной; они убивали взрослых и детей и сожгли его. Они убивали казиев и ученых во всей стране; из числа тех, кто был убит: ал-Хусейн ибн Мухаммед ал-Арсабанди, казий Али ибн Масуд и шейх Мухьи-д-дин Мухаммед ибн Яхья. Поэты сочинили много стихов, оплакивая Мухаммеда ибн Яхью; из тех, кто сочинил их, был Али ибн Ибрахим ал-Катиб. [Следуют стихи.]

Трудно описать то, что было сделано ими во всей той стране; в Хорасане не осталось места, которого бы они не разграбили, кроме Герата и Дихистана, потому что он (последний) был неприступен и защитился от них.

Один из историков Хорасана (По предположению В. В. Бартольда — Абу-л-Хасан Бейхаки (Султан Санджар и гузы, стр. 048, прим. 2).) сообщает такие известия о них, в которых добавления и отклонения (против того, что сказано выше). Он говорит, что гузы — племя, которое во времена ал-Махди перешло в Мавераннахр из местностей тогузгузов, (Так в рукописи ИВ АН — *** = ***. Ср. перевод этого места у Houtsma (Die Guzenstamme, S. 219). В издании: «пограничная крепость».) из отдаленных мест (страны) тюрок. Они приняли ислам и к ним обратился за помощью ал-Муканна — фокусник; они помогали ему, пока не пришло к концу его дело; (Тюрки помогали Муканне и по другим источникам; ср. выше (стр. 219) слова ал-Бируни.) когда же выступили против него войска, они оставили его без помощи и предали его, таков их обычай во всякой державе, где они были; подобное этому они сделали с царями (рода) хакана, (Т. е. Караханидами.) но тюрки-карлуки воспрепятствовали им и прогнали их с их мест. Эмир Зенги ибн Халифа аш-Шейбани, завладевший пределами Тохаристана, призвал их к себе и поселил в своей области. Между ним и эмиром Кумачом была вражда, которую время усилило благодаря |118| их соседству друг с другом, каждый из них хотел одержать верх над другим и расправиться с ним. Благодаря им (гузам) Зенги усилился, и они пошли с ним к Балху для войны с Кумачом. Кумач вступил с ними в переписку, они склонились к нему и оставили Зенги без помощи в битве. Зенги и его сын были взяты в плен, Кумач убил сына Зенги и стал кормить отца мясом его (сына), а потом убил отца также. Кумач дал гузам в надел местности и допустил их на пастбища своей области. Когда же появился ал-Хусейн ибн ал-Хасан-гуриец и направился к Балху, против него выступил Кумач со своими войсками и с ним гузы; гузы бросили его, присоединились к гурийцу, и тот завладел г. Балхом. Султан Санджар выступил к Балху, а гуриец оставил его после сражения, в котором он был разбит; потом он (гуриец) явился к султану Санджару, будучи не в состоянии сопротивляться ему, и тот вернул его в Газну. Гузы остались в местностях Тохаристана, а в душе Кумача был сильный гнев на них за то, что они сделали с ними, и он хотел удалить их из своей области; они собрались, к ним присоединились племена из тюрок и своим предводителем они сделали тюрка Арслан-Муку. (В рукописи ИВ АН- *** — Арслан-Бука.) Кумач собрал свои войска и вышел им навстречу, они сражались целый день до ночи. Кумач и его войско бежали, он и его сын попали в плен, (гузы) убили их, овладели окрестностями Балха и стали разорять их грабежами, убийствами и взятием в плен. Известие об этом дошло до [390] султана Санджара, он собрал свои войска и выступил против них. Они послали к нему просить прощения и извинялись, но он не принял их извинения. В мухарраме 548 г. (= III — IV 1153) к ним прибыл авангард султана, в котором был Мухаммед, сын убитого Абу-Бекра ибн Кумача и ал-Муайид Ай-аба, а за ними султан Санджар. Гузы встретили его, после того как они посылали (к нему) просить прощения, предлагая деньги, покорность и подчинение всему, что им будет приказано; Санджар же не принял этого от них и выступил против них. Они встретили его, сразились с ним, противостояли ему и битва продолжалась долго; войска султана и он сам бежали и направились к Балху в самом скверном виде, а гузы последовали за ними. Они сразились второй раз, султан Санджар также был разбит и в сафаре (= апрель — май) того же года бежал в Мерв. Гузы направились туда; когда хорасанские войска услышали об их приближении, то бросились бежать от них из-за страха и ужаса перед ними, который обуял их сердца. Когда султан и войско оставили его (Мерв), гузы вошли в него и разграбили его самым ужасным образом. Это было в джумаде I (= VII — VIII) |119| того же года. Там было убито множество из его населения и великих людей, из их числа: главный казий ал-Хасан ибн Мухаммед ал-Арсабанди, казий Али ибн Мас'уд и другие выдающиеся ученые. Когда Санджар вышел из Мерва, он направился в Бузаба (? ***) (В рукописи ИВ АН: Андараба — ***, что вернее, так как в селении Андараб, или Андараба, около Мерва, находились замки Санджара (Орошение, стр. 63).) и его взяли в плен гузы; они посадили его на султанский трон по его обычаю, стали перед ним и изъявили ему покорность. Потом, в раджабе (= сентябрь — октябрь) того же года они возобновили грабеж в Мерве, жители его оказали им сопротивление, ожесточенно сражались с ними и в этом сражении истратили свои силы и возможности. Потом они ослабели и покорились им, а те (гузы) разграбили его (Мерв) еще хуже, чем в первый раз, не оставив в нем ничего. А все эмиры Хорасана и везир его (Санджара) Тахир ибн Фахр-ал-мульк ибн Низам-ал-мульк покинули Санджара и около него не осталось никого, кроме немногих из его приближенных и слуг. Когда они (эмиры) прибыли в Нишапур, то вызвали мелика Сулейман-шаха, сына султана Махмуда, (Вернее — Сулейман-шах — сын Мухаммеда, иракский Сельджук.) и он прибыл в Нишапур 19 джумада II (= 11 IX) того же года; они согласились на нем и установили хутбу с его именем как султана. В том же месяце отряд из султанских войск выступпл против многочисленной группы гузов, напал на них и убил многих из них, остальные бежали к своим эмирам-гузам и соединились с ними. Когда войска сошлись на (избрании султаном) мелика Сулейман-шаха, они направились к Мерву против гузов, а гузы выступили им навстречу; как только хорасанское войско увидело их, то тотчас обратилось в бегство и направилось к Нишапуру. Гузы преследовали их, прошли мимо Туса, а он — рудник ученых и праведников, разграбили его, взяли в плен его женщин, убивали мужчин и разрушали мечети и дома жителей. Из всего округа Туса уцелел только город, в котором могила (мешхед) Али ибн Муса ар-Рида, и немногие другие места, имеющие стену. В числе убитых великих людей из его жителей были: имам его (Туса) Мухаммед ал-Маришки, накиб (В каждом городе, где проживали Сейиды — потомки Али, во главе их общины стояло лицо, носившее звание накиба и игравшее крупную роль в среде городской знати.) потомков Али в нем — Али ал Мусави, хатиб его — Исмаил ибн ал-Мухсин и шейх его — Мухаммед ибн Мухаммед. Они погубили тех, кто был в нем из праведных шейхов, и направились оттуда к Нишапуру. Они достигли его в шаввале 549 г. (= XII 1154) и не встретили никого, кто не допустил бы их к нему и оказал бы сопротивление, они разграбили его основательным образом и убили так много [391] его жителей, что думали, что они не оставят в нем никого; в двух только кварталах было насчитано 15 000 убитых мужчин, помимо женщин и детей. Они взяли в плен женщин и детей и забрали имущество, на улицах же |120| остались трупы, как холмы, один на другом. Большая часть его жителей собралась в соборной мечети ал-Мани'и и укрепилась в ней; гузы осадили их, и жители Нишанура не смогли защищаться; гузы вошли к ним и убили их до последнего. Они требовали от мужчин денег, а когда кто-нибудь давал им (их), они убивали его. Они убили множество выдающихся ученых и праведников, из их числа факиха — шафиита Мухаммеда ибн Яхью, подобного которому не было в его время, к нему приходили люди из отдаленнейших мест Запада и Востока, его оплакивали многие из ученых, в том числе Абу-л-Хасан Али ибн Абу-л-Касим ал-Бейхаки, который сказал [следуют стихи]. И из их числа (убитых): подвижник Абд-ар-рахман ибн Абд-ас-самад ал-Аккаф, Ахмед ибн ал-Хусейн ал-Катиб Сибт ал-Кушейри, Абу-л-Баракат ал-Фурави, имам Али ас-Саббаг — богослов, Ахмед ибн Мухаммед ибн Хамид, Абд-ал-ваххаб ал-Макабади, кази Са'ид ибн Абд-ал-мелик ибн Са'ид, ал-Хасан ибн Абд-ал-хамид ар-Рази и большое число имамов, подвижников и праведников. Они сожгли бывшие там хранилища книг, и из них сохранилась только некоторая часть. Они осадили Шарастан, (Т. е. Шахрастану, город в 1 фарсахе от Несы (ср. выше, стр. 208, прим. 1).) бывший укрепленным, окружили его, и его жители сражались с ними с крепостных стен; они направились к Джувейну, а те (жители Джувейна) предали свои души аллаху всевышнему и сохранили главное для них, а остальных постиг грабеж и убийство; потом они направились к Исфараину, разграбили и разрушили его и убили многих из его жителей. Из числа тех, кто был убит, Абд-ар-рашид ал-Аш'аси, он был одним из сановников султана, бросил его и предался занятиям наукой и стремлению к будущей жизни, и Абу-л-Хасан ал-Фандурджи, он был одним из обладателей превосходства, особенно в науке и литературе. Когда гузы покончили с Джувейном и Исфараином, то вернулись в Нишапур и разграбили то, что осталось в нем после первого грабежа; многие из его жителей скрылись в шахристане, (Т. е. внутреннем городе (арабск. — медина), ср. выше, стр. 171, прим. 1.) и гузы осадили их, овладели им (шахристаном) и разграбили то, что было в нем из имущества, его жителей и жителей Нишапура. Они забирали женщин и детей и делали то, чего не делали (даже) неверные с мусульманами. А сброд (айар) также грабил Нишапур хуже, чем гузы, и совершал еще худшее, чем делали те.

Султан Сулейман-шах оказался слаб; он был (человеком) плохого |121| образа жизни и нераспорядительным, а везир его Тахир ибн Фахр-ал-мульк ибн Низам ал-мульк скончался в шаввале 548 г. (= XII 1153 — 1 1154), и мощь его (Сулейман-шаха) уменьшилась. Сулейман-шах назначил после него везиром его сына Низам-ал-мулька Абу-Али ал-Хасана ибн Тахира, и дела его державы совсем расстроились; он оставил Хорасан в сафаре 549 г. (= IV — V 1154) и вернулся в Джурджан. Эмиры собрались и написали хану Махмуду ибн Мухаммеду ибн Богра-хану, сыну сестры султана Санджара, установили хутбу с его именем в мечетях Хорасана, призвали его к себе, дали ему власть над своими делами и подчинились ему, (это было) в шаввале 549 г. (= XII 1154 — 1 1155). Они с ним выступили против гузов, осаждавших Герат, и между ними произошло несколько сражений, в большинстве которых побеждали гузы. Они ушли в джумаде I 550 г. (= VII 1155) и одновременно пошли к Мерву те, кто был под Гератом, (Т. е. гузы.) и возобновили притеснения его (Мерва) жителей. А хан Махмуд ибн Мухаммед отправился в Нишапур, которым, как мы расскажем (далее), [392] завладел ал-Муайид и послал к гузам (предлагая им) мир; в раджабе 560 г. (= IX 1155) они заключили перемирие на просе (? ***). Окончание известий о них будет приведено под 52 г.

Повествование о захвате ал-Муайидом Нишапура и других мест

У султана Санджара был раб (мамлюк) по имени Ай-аба и он прозвал его ал-Муайид. Когда произошла эта смута, он выдвинулся, и положение его возвысилось, ему подчинились многие эмиры, он завладел Нишапуром, Тусом, Несой, Абивердом, Шахрастаном и Дамганом, прогнал гузов из всех этих (мест) и убил многих из них. Он хорошо правил, был справедлив с подданными и привлекал к себе людей. Он увеличил харадж с тех, с кого следовало, и хорошо заботился об обладателях домов (арбаб ал-буют). (М. б. следует покимать: «знать, родовые люди (иранцы, а не тюрки)». Смысл этого выражения (арбаб ал-буют) неясен. Возможно, что здесь дано в арабском переводе известное и очень распространенное слово «кедхуда», обозначающее буквально «хозяин дома». Между прочим, как видно из одного более позднего текста, кедхуда противопоставляется одиноким людям в смысле их зачисления в налоговые реестры (Абд-ар-раззак Самарканди, рукопись ИВ АН С, 449, л. 79а: «реестр кедхуда, одиноких и пришельцев» — ***). О других значениях кедхуда см. выше, стр.230, прим. 5. Может быть, однако, что это выражение следует сопоставить с другим, нередко встречающимся социальным термином — «ахл ал-буютат» «люди домов», обозначающим знать. Арабские источники так называют несколько знатнейших родов эпохи Сасанидов (Th. Noldeke, Geschichte Perser und Araber, S. 71). Ибн ал-Асир (VIII, стр. 5) употребляет его, повидимому, в приложении к владетельным домам, в частности к роду Тахиридов. В текстах X — XII вв. слово «бейт» (дом), чаще означает вообще семью более или менее выдающихся, людей, в частности говорится о «бейтах» факихов, чиновников и т. п.) Область утвердилась за ним, люди стали ему покорны, из-за его хорошего правления и величия его положения, и войска его увеличились. Хакан Махмуд ибн Мухаммед послал к нему, (предлагая) передать область и находиться (самому) при нем, но он отказался, и между ними ездили взад и вперед послы, пока не было установлено, что ал-Муайид будет посылать (определенную) сумму денег хану Махмуду. Махмуд воздержался от (войны) с ним; ал-Муайид остался в той области, а султаном (считался) Махмуд.

|133| * Султан Санджар у гузов

И в нем (550 = 1155/56 г.) гузы пришли к Нишапуру, завладели им при помощи меча, вошли в него и убили факиха шафи'ита Мухаммеда ибн Яхью и около 30 000 (человек). У султана Санджара было только название султана, он был не свободен и на него не обращали внимания, так что часто, когда он хотел сесть на лошадь, то у него не было кому нести оружие, и он привязывал его к поясу и садился; когда он получал еду, то откладывал для себя немного, чтобы поесть в другое время, боясь, что ее перестанут (носить) из-за невнимания их (гузов) к тому, что ему подобает и потому, что это не принадлежит к числу вещей, которые они сознают.

|138| Повествование о бегстве султана Санджара от гузов

(551 = 1156/57 г.). И в этом году в рамадане (=октябрь — ноябрь) султан Санджар ибн Меликшах и несколько эмиров, которые были с ним, бежали из плена гузов. Он прибыл в крепость Термез и нашел в ней убежище от гузов. А хорезмшах Атсыз ибн Мухаммед ибн Ануш-тегин и хакан Махмуд |139| ибн Мухаммед с теми (войсками), которые были у них, ходили в походы против гузов и сражались с ними. Война с ними проходила с переменным [393] счастьем, каждый из гузов и хорасанцев завладевал какой-нибудь из местностей Хорасана и проедал ее доходы, у них не было главы, который бы объединял их. Султан Санджар из Термеза отправился к Джейхуну, желая переправиться (через него) в Хорасан. И случилось, что предводитель тйрок-карлуков, по имени Али-бек скончался, а он был самой страшной угрозой для султана Санджара и других; он был крайне злым, скверным и возбудителем смут. Когда он умер, то карлуки подчинились султану Санджару, подобно этому (поступили) другие, из прочих народов в дальних и ближних областях, и в рамадане он вернулся в свою столицу — Мерв. Плен его у гузов продолжался с 6 джумада I 548 г. (= 30 VII 1153) до рамадана 551 г. (= X — XI 1156).

Повествование о смерти султана Санджара |146|

( 552 = 1157/58 г.). В этом году в раби I (= апрель — май) скончался султан Санджар ибн Меликшах ибн Алп-Арслан, Абу-л-Харис, он заболел коликами, после них поносом и умер от него. Родился он в Санджаре в стране Джезира, (Мосульский вилайет Ирака.) в раджабе 479 г. (= X — XI 1086), поселился в Хорасане и избрал себе жилищем г. Мерв. Он пришел в Багдад со своим братом султаном Мухаммедом и вместе с ним виделся с халифом ал-Мустазхиром Биллахом, (Ал-Мустазхир Биллах — аббасидский халиф (487 — 512 = 1094 — 1118).) и тот утвердил за Мухаммедом султанство и сделал Санджара |147| его наследником. Когда Мухаммед умер, то стали читать хутбу Санджару, как султану; и положение его стало хорошим, ему подчинялись султаны и ему читалась хутба, как султану, в большинстве мечетей ислама, около 40 лет, а до этого ему читали хутбу, как мелику, 20 лет. Положение его было высоким и величие все росло, пока его не взяли в плен гузы, как мы описали; потом он через некоторое время спасся, собрал своих воинов и вот, когда возвратилось к нему его царство, его постиг конец. Он был сильным, благородным, ласковым с подданными, страна была в его время безопасна. Когда он умер, то его похоронили в здании с куполом, который он построил для себя и назвал Дар-ал-ахира. (Букв. «дом загробной жизни». Здание это стоит в наши дни под названием «Мазара султана Санджара» в середине городища Султан-кала, которое было территорией Черва сельджукского периода.) Когда извещение о его смерти пришло в Багдад, то была прекращена хутба ему и не было заседаний в диване для поминовения. Когда к султану Санджару пришла смерть, он оставил своим заместителем в Хорасане мелика Махмуда ибн Мухаммеда ибн Богра-хана, сына сестры султана Санджара. Тот жил там в страхе от гузов и направился в Джурджан, ища в нем убежища. Гузы вернулись в Мерв и Хорасан, а часть войск Хорасана сошлась на Ай-аба ал-Муайиде, он завладел частью Хорасана, и это расстройство продолжалось до 554 (= 1159) г. Гузы же, как мы расскажем под 553 (=1158) г., послали к мелику Махмуду просить его прибыть к ним, чтобы они сделали его царем над собой. Он не доверился им, побоялся за себя и послал к ним своего сына, они подчинялись ему некоторое время, а потом мелик Махмуд присоединился к ним, как мы расскажем под 53 г.

Повествование о возобновлении гузами смуты в Хорасане |152|

(553 = 1158 г.). Тюрки-гузы (перед тем) остались в Балхе, поселились там и оставили грабежи и убийства в стране Хорасана, а (люди) в нем сговорились подчиниться султану хакану Махмуду ибн Мухаммед-Арслану; (Добавление по рукописи ИВ АН.) [394]

делами же его державы управлял ал-Муайид Ай-аба и Махмуд поступал сообразно с его мнениями. В ша'бане же (= август — сентябрь) этого года гузы из Балха направились в Мерв, а султан Махмуд с войсками был в Серахсе. Ал-Муайид с отрядом войска выступил против них (гузов), напал на группу их, победил ее и преследовал, пока они не вошли в Мерв, это было в начале рамадана (= конец сентября); он захватил добычу из их имущества, убил много народу и вернулся в Серахс. Он и султан Махмуд решили выступить против гузов и воевать с ними, они собрали войска и направились против гузов. 6 шавваля (= 31 X) того же года они встретились, и между ними произошло продолжительное сражение; они сражались с дня понедельника 7 шавваля (В рукописи ИВ АН: «воскресенья девятого. . .»; 7-е было субботой, 9-е понедельником.) до полуночи в ночь на среду 11 того же месяца; они вступали во множество стычек, одну за другой, между ними не было ни отдыха, ни остановки, кроме как когда ее нельзя было избежать. За это время гузы были разбиты три раза, но снова возвращались в бой. Когда же занялась заря среды, битва разрешилась поражением хорасанских войск, они рассеялись по стране, и гузы захватили их, убили множество из них, а раненых и пленных было еще больше. Ал-Муайид с теми, кто спасся вместе с ним, вернулся в Тус, а гузы завладели Мервом и стали хорошо управлять и почитать ученых и имамов, вроде Тадж-ад-дина Абу-Сагда ас-Сам'ани, шейх-ал-ислама Али ал-Балхи и других. Они сделали набег на Серахс, селения его были разрушепы, и население их бежало; из жителей Серахса было убито около 10 000 человек; они также ограбили |153| Тус, перебили его жителей, кроме немногих, и вернулись в Мерв. Султан же Махмуд ибн Мухаммед-хан и войска, которые были с ним, не смогли оставаться в Хорасане из-за гузов и ушли в Джурджан, ожидая, что будут делать гузы. Когда же настал 554 (= 1159) г., гузы послали к султану просить его прибыть к ним, чтобы они сделали его царем над собой, но он не доверился им и побоялся за самого себя; тогда они послали просить у него его сына Джелал-ад-дина Омара, (Далее всюду: Мухаммеда.) чтобы сделать его царем над собой и поступать сообразно тому, что он прикажет и запретит и в мелких и крупных делах. Послы прибывали и возвращались. Султан Махмуд оградил своего сына договором, обязательствами и установлением условий, а потом послал его из Джурджана в Хорасан. Когда эмиры гузов услышали о его прибытии, то выступили из Мерва навстречу ему, встретили его у Нишапура, и оказали ему почет и уважение; он вступил в Нишапур и к нему прибыли войска и собрались около него, это было 23 раби II 554 г. (=14 V 1159). Потом султан Махмуд с войсками санджарских эмиров, которые были при нем, выступил из Джурджаиа в Хорасан, а ал-Муайид Ай-аба не пошел за ними. Он (султан) прибыл в пределы Несы и Абиверда и отдал Несу в удел (икта') эмиру Омару ибн Хамзе ан-Несеви, и тот стал охранять его (Несу) самым лучшим образом и отстранять от нее руки злоумышленников, а султан Махмуд оставался в окрестностях Несы до конца джумада II (= 19 VII) того же года. Когда гузы в этом году были в Ншпапуре, они послали в Тус, требуя от них (жителей его) подчинения и присоединения (к ним), но жители Радкана (В рукописи ИВ АН: Райкан.) отказались от этого, будучи уверены в стене своего города, в своей храбрости, силе, обилии оружия и припасов. К ним направился отряд гузов, осадил их, овладел городом, многих убил и ограбил. Затем они вернулись в Нишапур вместе с Джелал-ад-дином Мухаммедом, сыном султана Махмуд-хана, отправились в Бейхак и 17 джумада II 554 г. (= 6 VII 1159) осадили Сабзевар. Жители его оказали сопротивление, и во главе их стал накиб Имад-ад-дин Али ибн Мухаммед ибн Яхья ал-Алави [395] ал-Хусейни, накиб алидов, они соединились вокруг него, подчинились тому, что он прикажет и запретит, и выполняли его указания. Они оказали гузам сопротивление, охранили от них город и крепко стояли в битве. Когда гузы увидели их сопротивление и силу, то отправили к ним (послов), предлагая мир, и заключили мир; в этих битвах из жителей Сабзевара не |154| было убитого никого, кроме одного человека. Meлик Джелал-ад-дин и гузы ушли от Сабзевара 27 джумада II 554 г. (= 16 VII 1159) и направились к Несе и Абиверду.

Повествование о плене ал-Муайида и о его освобождении

Мы уже упомянули, что ал-Муайид Ай-аба отстал в Джурджане от султана Рукн-ад-дина Махмуда ибн Мухаммеда. Теперь же он выступил из Джурджана в Хорасан и остановился в селении из селений Хабушана, которое называется Занг (***), в нем есть крепость. Гузы услышали о его прибытии в Занг, выступили и осадили его там; он бежал оттуда, его увидел один из гузов и схватил его; он (ал-Муайид) обещал ему большие деньги, если тот отпустит его. Гуз спросил: «А где же эти деньги?» Он сказал: «Они оставлены на одной из этих гор». Он и гуз отправились и прибыли в Джадар (? ***), селение с садами и источниками. Он сказал всаднику (гузу): «Деньги тут», вошел в Джадар, вышел с другой стороны и бежал. Он увидел, что гузы заполнили всю страну, вошел в какое-то селение, его там узнал мельник и сообщил о нем старосте (За'им — букв. «предводитель» — вместо более обычного «раис».) селения. Он (ал-Муайид) попросил у того (старосты) лошадь, тот дал ему то, что он хотел, и помог ему прибыть в Нишапур. Он прибыл туда, к нему собрались войска, положение его укрепилось, и он вернулся в свое (прежнее) состояние; мельнику же он оказал много благодеяний.

Повествование о соединении султана Махмуда с гузами и о возвращении их в Нишапуру

Когда гузы и с ними мелик Мухаммед ибн Махмуд-хан вернулись в Несу и Абиверд, как мы рассказали, отец его (Мухаммеда), султан Махмуд-хан, который был там с находившимися при нем хорасанскими войсками, вышел и присоединился к ним. Было решено подчиниться ему, а он хотел привести в порядок страну и охранять ее, но оказался не в состоянии сделать это. Когда они соединились, то в ша'бане (= VIII — IX) направились к Нишапуру, где находился ал-Муайид Ай-аба. Когда он услышал об их приближении, то 16 (числа) ушел оттуда в Хаф, а они (гузы) прибыли туда 21-го этого (месяца) и остановились в нем (Нишапуре); люди сильно боялись их, но они не сделали им ничего (плохого) и 26-го ушли оттуда к Серахсу и Мерву. В нем (Нишапуре) был факих ал-Муайяд ибн ал-Хусейн ал-Муваффаки, раис шафиитов, он из старинной семьи (бейт кадим), из потомков имама Абу-Сахля ас-Су'луки, у него свойство с семьей Абу-л-Ма'али |155| ал-Джувейни, он был выдающимся в городе и у него были бесчисленные последователи. Случилось так, что один из его сторонников убил по ошибке человека из шафиитов по имени Абу-л-Мафтух ал-Фастакани, а этот Абу-л-Мафтух был связан с накибом алидов в Нишапуре — Зухр-ад-дипом Абу-л-Касимом Зейдом ибн ал-Хасаном ал-Хусейни. Этот накиб был в то время правителем в Нишапуре, он рассердился на это (убийство) и послал тс факиху ал-Муайяду, требуя убийцу, чтобы отомстить ему и угрожая ему (ал-Муайиду), если тот не сделает этого. (Т. е. не выдаст убийцу.) Ал-Муайяд же отказался выдать [396] его и сказал: «Нет у тебя доступа к нашим сторонникам, власть твоя только над алидами». Накиб собрал своих сторонников и тех, кто следует за ним, и выступил против шафиитов. Они собрались и сразились с ним и многие-из них были убиты. Потом накиб сжег рынок Аттарин (москательщиков), и они также сожгли улицу Му'ад и улицу Багзахир и дом имама обоих священных городов Абу-л-Масали ал-Джувейни, так как в нем (доме) находился факих ал-Муайяд шафиит из-за свойства между ними; (Т. е. между факихом ал-Муайядом и имамом Абу-л-Ма'али.) беда стала нестерпимой для всех людей. После этого факих ал-Муайяд собрал сборище из Туса, Исфараина, Джувейна и других мест, и они убили одного из последователей накиба Зейда, известного под именем Ибн ал-Хаджи ал-Ушнани. Это встревожило алидов и тех, кто был с ними, и 18 шавваля 554 г. (= 3 XI 1159) они вступили в сражение; битва разгорелась и были сожжены медресе, рынки, мечети. Многие из шафиитов были убиты, ал-Муайяд шафиит с небольшим отрядом нашел убежище в крепости Фархак (***) и руки шафиитов стали слишком коротки для боя. Потом ал-Муайяд перешел в одно из селений Туса и шафиитские лекции в Нишапуре прекратились; город был разрушен и в нем было убито много народу.

Повествование об осаде Термеза владетелем Хутталана, о возвращении его и смерти

В этом году, в раджабе (= август), мелик Абу-Шуджа Фаррухшах, который утверждает, что он из потомков Бехрама Джура, (Бехрам Гур (в арабской передаче иногда Бехрам Джур), он же Варахран V — сасанидский царь (420 — 438), любимый герой иранских преданий и эпоса; здесь оа спутан с Бехрамом Чубином, захватившим власть в Иране в 589 г.) упомянутого в (описании) правления Кисры Абарвиза, (Т. е. Хосроя II (590 — 628).) выступил к Термезу и осадил его. Причиной этого было то, что он подчинялся султану Санджару; когда же против того выступили гузы, он (Санджар) потребовал, чтобы тот (Фаррухшах) был с ним в битве против них. Он собрал войско и сделал вид, что идет со своими войсками к нему (Санджару), а сам стал ожидать, что будет. Если бы он (Санджар) победил, то он бы явился и сказал: «Ты опередил меня с битвой», а если бы победили гузы, то он сказал бы |156| им: «Я не пришел из склонности к вам и желания, чтобы вы победили». Когда Санджар был разбит и случилось то, что мы рассказали, он оставался (на своем месте) до этого времени, (а теперь) направился к Термезу, чтобы осадить его. Владетель его, Фирузшах (Это имя, вероятно, лишнее и попало в текст по ошибке переписчиков.) Ахмед ибн Абу-Бекр ибн Кумат собрал свои войска и встретил его, чтобы отразить. Они сразились, Фирузшах (Очевидно, надо читать Фаррухшах.) был разбит и бежал, не обращая ни на что внимания; по дороге он заболел коликами и умер от них.

Повествование о возвращении ал-Муайида в Нишапур и разрушении того, что от него оставалось

В этом году 553 (= 1158) ал-Муайид Ай-аба вернулся со своими войсками к Нишапуру и с ним имам шафиит ал-Муайяд ал-Муваффаки, о смуте между которым и Зухр-ад-дином накибом алидов и уходе его из Нишапура мы уже упомянули. Когда он ушел оттуда, то стал вместе с ал-Муайидом и участвовал с ал-Муайидом в осаде Нишапура. Накиб алидов укрепился в шахристане, бедствие усилилось и битва затянулась; проливалась кровь, разрывались покровы, и они разрушили еще оставшиеся в Нишапуре [397] дома и прочее. Шафииты и те, кто были с ними, усердствовали в отмщении, они разрушили медресе ас-Сандалия, принадлежавшее сторонникам Абу-Ханифы, и другие, и осадили цитадель. Эта смута до основания уничтожила Нишапур. Затем ал-Муайид Ай-аба в шаввале 554 г. (= X — XI 1159) ушел оттуда в Бейхак. Следовало бы об этих событиях с гузами, случившихся в 54 г., рассказать под их годом, но я поместил их здесь ранее, чтобы одни из них следовали за другими и чтобы была лучшая последовательность.

Повествование о сражении между туркменами и исмаилитами в Хорасане |157|

В местностях Кухистана была группа туркмен. К ним из своих крепостей спустился отряд исмаилитов в числе 1700 (человек) и напал на туркмен, но не нашел мужчин, которые ушли из своих домов. Они разграбили имущество, взяли женщин и детей и сожгли то, чего не смогли унести. Туркмены вернулись, увидели, что сделано с ними, бросились по следам исмаилитов и настигли их, когда те делили добычу. Они (туркмены) провозгласили «аллах велик», напали на тех, стали рубить их мечами, убивать сколько хотели, пока не уничтожили их, убив и взяв в плен. Спаслось только 9 человек, не более.

Повествование о битве между войсками хорезмшаха и тюрками-язырами

(В издании и рукописи ИВ АН: ***.) |171|

(555 = 1160 г.). В этом году, в раби I (= III — IV 1160), отряд войск хорезмшаха выступил к Уджина (***) (В рукописи ИВ АН: ***.) и напал на Ягмур-хана (***) и тех, кто был с ним из языровских тюрок; они набросились на них и убили множество народу. Ягмур-хан бежал, отправился к султану Махмуду-ибн Мухаммед-хану и тюркам-гузам, которые были с ними, обратился к ним, как к родственникам. А Ягмур-хан думал, что Ихтияр-ад-дин Инак (На стр. 149 под 552 (= 1157) г. об этом Инаке (в издании пишется то Исак, то Инак, в рукописи ИВ АН — Айтак — ***) сообщается, что он расположился в районе Несы и Абиверда, был ранее одним из эмиров Санджара, собрал группу любителей грабежа и присоединялся то к хорезмшаху, то к шаху Мазандерана, то к ал-Муайиду. Ср.: Туркестан, стр. 359.) — это тот, кто возбудил хорезмийцев против него и стал просить у гузов помощи (против Инака).

Повествование о положении ал-Муайида в Хорасане в этом году

Мы уже упомянули под 553 (= 1158) г. о возвращении ал-Муайида Ай-Аба в Нишапур и захвате его и (сказали), что это было в 554 (= 1159) г. Когда же настал 555 (= 1160) г. и ал-Муайид увидел свою власть в Нишапуре, крепость своей державы, и многочисленность войск, то стал хорошо обращаться с поданными, особенно с жителями Нишапура. Он устроил их дела, облагодетельствовал их и стал приводить в порядок его округа и вилайеты. Затем он послал отряд из своего войска в местность Искил (***), а там была группа людей, которые восстали, совершали много беспорядков и смут в стране и долго упорствовали в непослушании. Ал-Муайид послал к ним, призывая их оставить зло и смуту и возвратиться к повиновению и добру. Они не согласились и не отступили от того, за что они стояли. Тогда он послал против них большой отряд, они (посланные) сразились с ними и заставили их испробовать последствия того, что они сделали, убили многих из них и разрушили их крепость. Ал-Муайид из Нишапура отправился в Бейхак, прибыл туда 14 раби II того же года (= 23 IV 1160) [398] и оттуда направился к крепости Хосруджирд, а это неприступная крепость, которую построил Кейхосров перед тем, как убил Афрасиаба; (Кейхосров — мифический царь Ирана, враждовавший с мифическим царем Турана, — Афрасиабом.) в ней (были) храбрые люди. Они оказали ал-Муайиду сопротивление, он осадил их, установил против них осадные машины и употребил все силы в сражении. Люди крепости стойко противостояли ему, пока не истощилась их стойкость, потом ал-Муайид завладел крепостью, вывел из нее всех, кто был в ней, и поместил в ней людей, чтобы охранять ее. Оттуда он 25 джумада I (= 2 VI) того же года вернулся в Нишапур. Потом он отправился к Герату, но не достиг там своей цели, вернулся в Нишапур и направился к Кундуру |172| в округе Турайсиса. Им (Кундуром) перед тем завладел человек по имени Ахмед. Он был погонщиком ослов и с ним соединилась группа сброда разбойников и смутьянов. Они разрушили много городов, убили много народу и взяли неисчислимую добычу, бедствие от них стало невыносимым для Хорасана и несчастье увеличилось. Ал-Муайид направился против них, а они укрепились в принадлежавшей им крепости; он сражался с ними самым ожесточенным образом и установил против них аррады и манджаники. (Аррады и манджаники — виды метательных осадных орудий.) Это побудило погонщика ослов Ахмеда подчиниться ал-Муайиду и заставило его товарищей и сторонников разбежаться по дорогам. Он (ал-Муайид) принял его самым лучшим образом, хорошо обошелся с ним и облагодетельствовал его. Потом тот (снова) восстал против ал-Муайида и укрепился в своей крепости, ал-Муайид взял его оттуда силой, заковал и установил над ним охрану, а потом убил его и обезопасил мусульман от его злобы и смуты. В месяце рамадане (= сентябрь) ал-Муайид направился в местность Бейхак, намереваясь воевать с ними (жителями Бейхака) из-за их неповиновения ему; когда он приблизился к нему (Бейхаку), к нему пришел один подвижник из его жителей и призвал его смилостивиться над ними и простить их прегрешения, увещевал и уговаривал его; он (ал-Муайид), согласился на это и ушел от них. (Затем) султан Махмуд ибн Мухаммед-хан, находившийся у гузов, послал к ал-Муайиду утверждение за ним Нишапура, Туса и их округов и передал ему управление ими; он (ал-Муайид) вернулся в Нишапур 4 зу-л-ка’да (= 5 XI) того же года, и люди были обрадованы тем, что было установлено между ними меликом Махмудом и гузами относительно оставления Нишапура за ним, чтобы прекратились раздоры и смуты людей.

Повествование о войне между шахом Мазандерана и Ягмур-ханом

Когда Ягмур-хан отправился к гузам и обратился к ним, чтобы они помогли ему против Инака, так как думал, что это он посоветовал хорезмийцам направиться против него (Ягмур-хана), они согласились на это и выступили вместе с ним по дороге через Несу и Абиверд. Они пришли к эмиру Инаку, а тот не нашел у себя достаточно сил для сопротивления и обратился за помощью к шаху Мазандерана. Тот пришел к нему с курдами, дейлемитами, тюрками и туркменами, которые живут в окрестностях Абаскуна. (Все это составило) большое сборище. Они сразились, битва была продолжительной, тюрки-гузы и языры были разбиты шахом Мазандерана пять раз и возвращались снова (в бой). На правом фланге шаха Мазандерана был эмир Инак; когда тюрки-гузы отчаялись разбить центр шаха Мазандерана, то они атаковали его, Инак бежал, и за ним последовало остальное войско; шах Мазандерана добрался до Сари, а большая часть |173| его войск была убита. Рассказывают, что некие купцы одели в саван и [399] похоронили 7000 человек из этих убитых. Что касается Инака, то он бежал в Хорезм и остался там, гузы же с поля битвы отправились в Дихистан, так как битва была поблизости от него, пробили брешь в его стене и ограбили его в начале 556 (= 1161) г., после того как они разрушили Джурджан и рассеяли его жителей по стране; (а затем) они вернулись в Хорасан.

Повествование о войне между Инаком и Богра-тегином

(555 = 1160 г.). В том же году в середине ша'бана (= август — сентябрь) между эмиром Инаком и эмиром Богра-тегином Бузгушем (Ср. выше, стр. 385, имя одного из эмиров Санджара.) ал-Джаркани произошла битва. Инак перед тем выступил против Богра-тегина к границе округа Джувейна, разграбил и забрал его имущество и все, что у него было, а он был обладателем большого богатства и огромных имуществ. Богра-тегин бежал оттуда и оставил его (Джувейн), а Инак завоевал его, завладел им и благодаря этому он усилился, его войска увеличились, и он стал воевать с людьми. Богра-тегин же послал к ал-Муайиду, владетелю Нишапура, (и предложил) присоединиться к нему и считаться в числе его сторонников, и ал-Муайид согласился на это.

Повествование о смуте в Нишапуре и разрушении его |179|

Бездельники и смутьяны в Нишапуре стремились грабить имущество, разрушать дома и делать то, что хотят, когда же им запрещали, то они не прекращали этого. Тогда ал-Муайид Ай-аба стал хватать вельмож Нишапура, в том числе накиба алидов Абу-л-Касима Зейда ибн ал-Хасана ал-Хусейни и других, посадил их в тюрьму, это было в раби II 556 г. (=IV 1161) и сказал: «Это вы возбуждаете негодяев и смутьянов, чтобы они делали такие дела, если бы вы хотели воспрепятствовать им, то они бы подчинились». Много из смутьянов было убито, и Нишапур был совершенно разрушен. Из числа того, что было разрушено, мечеть Укайл, где собирались люди науки и где были хранилища завещанных в вакф книг, она была наиболее полезным (учреждением) в Нишапуре. И было также разрушено 8 ханафитских медресе и 17 шафиитских; было сожжено 5 книгохранилищ и разграблено 7, и книги проданы по самой низкой цене. Это то, что можно сосчитать, кроме того, о чем не было упомянуто.

Повествование о свержении султана Махмуда, разграблении Туса и других (мест) Хорасана

В этом году, в джумаде II (= май — июнь), султан Махмуд ибн Мухаммед-хан, сын сестры султана Санджара, о котором мы уже рассказали, что он стал царем Хорасана, после него (Санджара), выступил и осадил ал-Муайида, владетеля Нишапура, в Шадьяхе, а гузы были с султаном |180| Махмудом; война продолжалась до конца ша'бана 556 г. (= 24 VIII 1160). Потом Махмуд сделал вид, что он хочет пойти в баню, а вошел в шахристан, как бы убежав от гузов. Они (гузы) стояли под Нишапуром до конца шавваля (= сентябрь — октябрь), а затем ушли обратно, разоряя селения и грабя их. Разграбили Тус жестоким образом, пришли к тому Мешхеду, в котором похоронен Али ибн Муса, убили многих из тех, кто был в ней, и ограбили их, но не причинили вреда зданию с куполом (кубба), в котором могила. Когда султан Махмуд вошел в Нишапур, ал-Муайид оставил его в покое, пока не наступил рамадан 557 г. (= VIII — IX 1162); тогда [400] он схватил его, ослепил и забрал бывшее с ним имущество, драгоценные камни и редкие вещи, которые тот прятал, находясь у гузов, опасаясь (грабежа) их. Ал-Муайид прекратил хутбу с его именем в Нишапуре и других местах, которые были в его власти и установил хутбу со своим именем после имени халифа ал-Мустанджида Биллаха. (Ал-Мустанджид Биллах — аббасидский халиф (1160 — 1170).) Он схватил его сына, Джелал-ад-дина Мухаммеда, которого гузы сделали царем перед (тем, как к ним прибыл) его отец, как мы уже рассказали, и ослепил его также, посадил их в тюрьму, и с ними их рабынь и слуг, и они остались там. Жизнь их не протянулась долго, (сначала) умер султан Махмуд, а затем после него его сын, от страдании, которые он испытал после смерти отца. Аллах же знает лучше.

Повествование о заселении Шадьяха в Нишапуре

Шадьях построил Абдаллах ибн Тахир, когда он был эмиром Хорасана при ал-Мамуне. Причиной его постройки было то, что он (Абдаллах) увидел красивую женщину, ведущую лошадь на водопой. Он спросил ее об ее муже, и она сообщила ему его (имя). Он потребовал его к себе и сказал ему: «Уход за лошадьми более подобает мужчинам, почему же ты сидишь дома и посылаешь свою жену с лошадью». Человек заплакал и сказал: «Твои притеснения заставляют нас делать это». Он спросил: «Как это?». Тот ответил: «Потому что ты размещаешь войска вместе с нами в наших домах, если уйдем я и моя жена и останется дом пустым, то солдат заберет то, что есть у нас, если пойду поить лошадь я, то я не спокоен за свою жену из-за солдата. Я решил оставаться дома и поручить жене уход за лошадью». Это дело стало невыносимым для него (Абдаллаха ибн Тахира), он тотчас ушел из города, поселился в палатках, велел войскам уйти из домов людей, построил Шадьях, как жилище для себя и своего войска и поселился там |181| с войском. Потом, после этого, он (Шадьях) опустсл. Когда настали времена султана Алп-Арслана, ему рассказали эту историю, и он велел восстановить его. Потом, после этого, он пришел в расстройство. Когда же в это время Нишапур пришел в разрушение, не было возможности его охранять, гузы бродили но стране и грабили ее, тогда ал-Муайид приказал устроить там стену, заткнуть в ней бреши и поправить жилища. Это было сделано, он поселился там и люди вместе с ним; тогда Нишапур был разрушен окончательно и в нем не осталось (даже) двух человек.

|183| Повествование об осаде ал-Муайидом Шарастана

(556 = 1161 г.). В этом году ал-Муайид Ай-Аба осадил Шарастан (Т. е. Шахрастану.) поблизости от Нишапура; жители его сражались с ним, и он установил манджаники и аррады, жители же его сопротивлялись, опасаясь ал-Муайида. При нем был Джелал-ад-дин ал-Муайяд ал-Муваффаки, факих-шафиит, и вот, в то время как он ехал (на лошади), в него попал камень из осадной машины и убил его; это было 5 джумада II (= 1 VI) этого года; камень же от него отлетел к одному из шейхов Бейхака и убил его. Убийство Джелал-ад-дина было нестерпимым несчастьем для людей науки, особенно же для людей сунны и согласия, (Т. е. правоверных мусульман, не шиитов.) а он был в расцвете своих сил, когда был убит. Осада продолжалась до ша'бана 557 г. (= VII — VIII 1162). Когда (число) убитых увеличилось и осада затянулась, Ходжаги (***), владетель (сахиб) его (Шарастана), сдался. В этой крепости было трое [401] предводителей, обладатели приказа и запрещения, они охраняли и сражались за нее, один из них — этот Ходжаги, второй — Даи ибн Мухаммед ибн Аху-Харб ал-Алави и третий — ал-Хусейн ибн Абу-Талиб ал-Алави ал-Фариси. Они все также сдались ал-Муайиду Ай-аба со своими сторонниками и последователями. Что касается Ходжаги, то было доказано, что он несправедливо, из вражды, убил свою жену и взял ее имущество, и он был убит за нее; ал-Муайид же овладел Шарастаном, и он очистился для него; войско его разграбило его, но они не убивали женщин и не брали их в плен.

И в нем (556 = 1161 г.) в мухарраме (= январь) в Нишапур прибыла |184| большая группа туркмен области Фарс и с ними много баранов для продажи. Они продали их, получили цену, (ушли) и остановились в 2 днях пути от да Табас-Килеги и заночевали там. К ним спустились исмаилиты. Они внезапно напали на них и ночью стали рубить их мечами, убили множество из них и спаслась только небольшая часть, а исмаилиты забрали все деньги и имущество, которые были у них, и вернулись в свои крепости.

Повествование о завоевании ал-Муайидом Туса и других (мест)

(557 = 1162 г.). В этом году 27 сафара (= 15 II 1162) ал-Муайид Ай-аба осадил Абу-Бекра Джандара в крепости Васкара Хой (? ***) из (округа) Туса, он заперся в ней, а она была укреплена и неприступна. |186| Он (ал-Муайид) сражался с ним, и жители Туса помогали ему против Абу-Бекра из-за его скверного обхождепия с ними и притеснений. Когда Абу-Бекр увидел настойчивость ал-Муайида и непрекращающуюся войну с ним, он смирился и (с обещанием) пощады вышел из крепости 20 раби I (= 9 III) того же года; когда же он вышел оттуда, ал-Муайид посадил его в тюрьму и велел заковать его. Потом он (ал-Муайид) направился к Гуристану (? ***), а владетелем его был Абу-Бекр Фахир; он вышел из крепости — и это одна из самых неприступных крепостей на вершине высокой горы — подчинился ал-Муайиду и стал в согласии с ним. В джумаде II (= май — июнь) он (ал-Муайид) отправил оттуда войско к Исфараину, а раис его, Абд-ар-рахман ибн Мухаммед ибн Али ал-Хадж, заперся в крепости; отец его был благороднейшим (человеком) из всего Хорасана, но этот Абд-ар-рахман был (человеком) скверного нрава. Когда он заперся (в крепости), его окружили войска ал-Муайида, заставили его выйти из крепости, привели его в оковах в Шадьях, и он был там посажен в тюрьму. И говорят, что (это было) в раби II 558 г. (= III — IV 1163). Ал-Муайид также овладел цитаделью Нишапура, владения ал-Муайида охватили Нишапур кругом, и он (Нишапур) вернулся в свое прежнее (состояние), за исключением того, что жители его перешли в Шадьях, а старый город пришел в разрушение. Ал-Муайнд послал войско к Хафу, в котором находилось войско с одним из эмиров по имени Аргаш. Аргаш посадил в засаду в этих теснинах и горах отряд, а сам выступил против войск ал-Муайида и сразился с ними. (Отряд, бывший) в засаде, выступил, и войска ал-Муайида были разбиты, многие из них убиты, а остальные вернулись к ал-Муайиду в Нишапур. И он отправил войско к Гератскому Бушенджу, который подчинялся мелику Мухаммеду ибн ал-Хусейну ал-Гури, (Сейф-ад-дин Мухаммед ибн ал-Хусейн — гурийский владетель (556 — 558 = 1160 — 1163).) оно (войско) осадило его, и осада стала для него тяжела, происходили сражения, и (осажденные были) стеснены. Мелик Мухаммед ал-Гури послал к нему (Бушенджу) войско, чтобы защитить его. Когда оно приблизилось к Герату, то войско, осаждавшего его, ушло обратно, а эта область очистилась для гурийцев. [402]

|192| Повествование о захвате ал-Муайидом округов Кумиса и об установлении в Хорасане хутбы султану Арслану

(558 = 1163 г.). В этом году ал-Муайид Ай-аба, владетель Ншпапура, отправился в область Кумис, овладел Бистамом и Дамганом и оставил своим заместителем в Кумисе своего раба (мамлюк) Тенгиза. Тенгиз поселился в Бистаме, и между ним и шахом Мазандерана возникли раздоры, которые привели к войне. Каждый из них собрал свое войско и в начале зу-л-хиджа этого года они встретились и сразились. Войско Мазандерана было разбито, у них взяли добычу и большое число их убили. Когда ал-Муаиид овладел областью Кумис, султан Арслан ибн Тогрул ибн Мухаммед ибн Меликшах послал ему дорогую почетную одежду, привязанные (к пикам) значки и большие подарки, велел ему заботиться (о приведении в порядок) того, что расстроено в Хорасане, управлять им всем и установить хутбу с его именем. Ал-Муайид надел эту почетную одежду и установил хутбу с его именем в стране, которая была в его руках. Причиной этого |193| было то, что атабек Шемс-ад-дин Ильдегиз (Шемс-ад-дин Ильдегиз — тюркский раб из кипчаков, возвысился при дворец иракских Сельджуков. Впоследствии получил наместничество в Азербайджане, где и основал династию азербайджанских атабеков. Правил с 531 по 568 г. (= 1136 — 1172).) правил в государстве Арслана, а у Арслана было только звание (султана), а между Ильдегизом и ал-Муайидом была дружба, о которой мы расскажем при (описании) убийства ал-Муайида. Когда ал-Муайид подчинился султану Арслану, хутба с его именем (Арслана) была установлена в его (ал-Муайида) стране — Кумисе, Нишапуре, Тусе, всех округах Нишапура и от (округа) Несы до Табас-Килеги, а после Арслана хутба читалась ему самому. В Джурджане и Дихистане хутба была с именем хорезмшаха Иль-Арслана ибн Атсыза, (Хорезмшах Иль-Арслан (551 — 568 = 1156 — 1172).) а после него — эмира Инака. В Мерве, Балхе, Герате и Серахсе — а эти города были в руках гузов, кроме Герата, который был в руках : эмира Ай-тегина, находившегося в мире с гузами — была хутба с именем султана Санджара, они говорили: «Боже, помилуй султана благословенного Санджара», а затем после него (говорилось) имя эмира, который правил в этих городах.

Повествование об убийстве гузами царя Гура

В этом году, в раджабе (= июнь — июль) был убит Сейф-ад-дин Мухаммед ибн ал-Хусейн ал-Гури, царь Гура, его убили гузы. Причиной этого было то, что он собрал свои войска, сделал большой набор и выступил из гор Гура, направляясь против гузов, которые были в Балхе, а они собрались и выступили против него. Случилось так, что царь Гура вышел из своего лагеря с группой своих приближенных, без охраны. Эмиры гузов, услышали об этом и погнались за ним, стараясь (догнать) его раньше, чем он вернется в свой лагерь. Они напали на него, и он сражался с ними ожесточеннейшим образом, какой только видели люди; он был убит, а также некоторые из тех, кто был с ним; часть их была взята в плен, а часть бежала и достигла лагеря. Они бежали в свою страну, отец не ожидал своего сына и брат — брата, они оставили все, что было с ними (на месте), как оно было, и спаслись сами. Возраст царя Гура, когда он был убит, был около 20 лет, он был справедлив и вел хороший образ жизни. (Вот пример) его справедливости и страха перед последствиями тиранства: он осаждал жителей Герата; когда он овладел им, то его войско хотело разграбить (город). Он стал у ворот города, велел принести деньги и одежды и давал их своим солдатам, говоря: «Это лучше, чем если бы вы грабили имущество [403] мусульман и возбуждали гнев аллаха всевышнего. Истинно царство сохраняется, несмотря на неверие, но не сохраняется благодаря тиранству». Когда он был убит, гузы вернулись в Балх и Мерв и захватили большую добычу в лагере гурийцев, потому что люди его бросили (лагерь) и бежали.

Повествование о взятии тюрками Газны у Меликшаха и возвращении |202| его туда

(559 = 1163/64 г.). В этом году тюрки, известные под именем гузов, направились в область Газны, разграбили и разорили ее. Они направились к Газне, а там находился ее владетель Меликшах ибн Хусрушах ал-Махмуди. (Меликшах ибн Хусрушах ал-Махмуди — газневидский султан (555 — 582 = 1160 — 1186 гг.)) Он понял, что у него нет сил для сопротивления им, оставил ее (Газну) и отправился в г. Лахавур (Лагор). Гузы захватили г. Газyу, а во главе их был эмир по имени Зенги ибн Али ибн Халифа аш-Шейбани. Потом владетель ее Меликшах собрал (войска) и вернулся к Газyе. Зенги оставил ее и Меликшах снова завладел ею. Он вошел туда в джумаде II 559 г. (= V 1164) и обосновался в своей столице.

Повествование о захвате Сункаром Талькана и Гарчистана |205|

В этом же году эмир Салах-ад-дин Сункар, один из рабов (мамлюк) Санджара, овладел областью Талькан, сделал набег на пределы Гарчистана |206| и повторял набеги на него, пока не овладел им. Обе эти области стали под его власть и управление, и у него там имеются неприступные укрепления и крепости. Он заключил мир с эмирами гузов и стал платить им дань каждый год.

Повествование об убийстве владетеля Герата

Между владетелем Герата Ай-тегином и гузами было соглашение. Когда умер царь Гура Мухаммед, то он польстился на их (гуров) страну и совершил несколько походов на них, грабил и брал добычу. В месяце же рамадане (= июль — август) этого года Ай-тегин собрал свои войска и направился в страну Гур, в Бамиан, область Буст и ар-Рухадж. О ним сразился владетель ее Тогрул-тегин Барнакаш ал-Аллаки (правивший) от имени гурийцев. Они (войска Ай-тегина) пошли в сторону Бамиана, а он овладел Бустом и ар-Рухаджем и отдал их одному из потомков царей Гура. Что касается Ай-тегина, то он углубился в страну Гур, против него вышли жители ее, сразились с ним, отразили его и мужественно сражались. Войско его было разбито, и он (сам) был убит на поле сражения.

Повествование об осаде войском ал-Муайида Несы и уходе его оттуда |208|

(560 = 1164/65 г.). Ал-Муайид перед тем послал войско к г. Неса, и оно осаждало его до джумада I (= март — апрель) этого года. Хорезмшах Иль-Арслан ибн Атсыз послал войско в Несу. Когда оно приблизилось к ней, войско ал-Муайида ушло оттуда и вернулось в Нишапур в конце джумада I. (Затем) войско ал-Муайида выступило против хорезмского войска, потому что они (хорезмийцы) направились к Нишапуру, и войско ал-Муайида выступило, чтобы отразить их; когда хорезмское войско услышало о них, то вернулось обратно, а владетель Несы подчинился хорезмшаху и установил хутбу с его именем. Хорезмское войско направилось [404] к Дихистану, а владетель его эмир Инак стал искать помощи у ал-Муайида, владетеля Нишапура — это после того, как между ними укрепилась вражда. Ал-Муайид принял его самым лучшим образом и послал к нему большое войско, которое находилось у него, пока он не отразил опасности, (грозившей) ему и его округу со стороны Табаристана; Дихистаном же завладели хорезмские войска, и у них там остался гарнизон.

Повествование о захвате ал-Муайидом Герата

Мы уже упомянули об убийстве владетеля Герата в 559 (= 1163) г. Когда он был убит, то гузские эмиры собрались, направились к Герату и осадили его. Управлением же в нем завладел человек, прозванный Асир-ад-дином. Он имел склонность к гузам, сражался с ними открыто и переписывался с ними тайно и по этой причине погибло много народу из жителей Герата. Жители собрались и убили его, а на его место стал Абу-л-Футух ибн Али ибн Фадлаллах ат-Туграи. Жители его (Герата) послали к ал-Муайиду Ай-аба, владетелю Нишапура, (изъявляя) покорность и подчинение ему, а он послал к ним своего раба Сейф-ад-дина Тенгиза с войском и послал другое войско, которое сделало набег на Серахс и Мерв, забрало лошадей гузов и вернулось обратно благополучно. Когда гузы услышали об этом, то ушли от Герата к Мерву.

|247| Повествование о смерти хорезмшаха Иль-Арслана, правлении сына его Султаншаха и после него другого его сына Текеша, об убийстве ал-Муайида и правлении его сына

(568 = 1172/73 г.). В этом году умер хорезмшах Иль-Арслан ибн Атсыз ибн Мухаммед ибн Ануштегия, он вернулся с войны с хитаями больным и умер. После него стал править сын его Султаншах Махмуд, а делами государства и войск стала распоряжаться его мать. Старший же сын его (Иль-Арслана) Ала-ад-дин Текеш находился в Дженде, который отец дал ему в надел. Когда он узнал о смерти отца и возведении иа престол его младшего брата, то вознегодовал на это, направился к царю хитаев, попросил у него помощи против своего брата, возбудив его алчность богатствами и сокровищами Хорезма. Тот послал с ним большое войско, предводителем которого был Фума. (Так в рукописи ИВ АН — ***; в печатном тексте везде: Курма — ***.) Они шли, пока не приблизились к Хорезму, а (тогда) Султаншах с матерью ушел к ал-Муайиду, принес ему огромные подарки и обещал ему богатства и сокровища Хорезма. Тот был ослеплен его словами, собрал свои войска и выступил с ним. Он достиг Субурли (***),(По ас-Сам'ани и Якуту: Субурна — городок, расположенный в 20 фарсахах от Гурганджа по дороге в Шахрастан (Туркестан, стр. 153).) городка в 20 фарсахах от Хорезма, а Текеш уже расположился лагерем поблизости оттуда и выступил против него. А когда оба войска увидели друг друга, войско ал-Муайида бежало, он был разбит, взят в плен и приведен к хорезмшаху Текешу, тот приказал его убить, и он был убит на его глазах связанным. Султаншах бежал и направился в Дихистан. Хорезмшах Текеш пошел туда и взял город силой; Султаншах бежал, а его мать была взята в плен, Текеш убил ее и вернулся в Хорезм. Когда разбитые (войска) вернулись в Нишапур, они возвели на престол сына его (ал-Муайида) Туганшаха Абу-Бекра ибн ал-Муайида, и к нему присоединился Султаншах. Потом он оттуда отправился к Гияс-ад-дину, царю |248| гурийцев, а тот почтил его и хорошо принял. Что касается Ала-ад-дина Текеша, то когда нога его утвердилась в Хорезме, к нему стали прибывать послы [405] хитаев с непомерными требованиями и самовластием по их обычаю. Его обуял гнев за царство и религию, и он убил одного из приближенных царя, который с несколькими (человеками) прибыл к нему; его послал их царь, чтобы требовать у хорезмшаха денег. Хорезмшах приказал вельможам Хорезма, чтобы каждый из них убил одного из хитаев, и никто из них не спасся, (этим) они уничтожили договор между ними и цирем хитаев. Султаншах узнал об этом, воспользовался случаем, отправился к царю хитаев, стал просить у него помощи против своего брата Ала-ад-дина Текеша и утверждать, что люди Хорезма с ним, желают его и предпочитают его управление ими и что если бы они увидели его, то передали бы ему страну. Тот (царь хитаев) послал с ним большое войско из хитаев также с Фума (во главе). Они прибыли к Хорезму и осадили его, а хорезмшах велел пустить на него (город) воду Джейхуна. Они чуть не утонули и ушли, не достигнув цели. Ими овладело бесполезное раскаяние, и они стали бранить и ругать Султаншаха. Он (Султаншах) сказал Фума: «Если бы ты послал со мной войско к Мерву, то я забрал бы его из рук Динара гуза», который владел им со времен смуты гузов и до этих пор. Он (Фума) послал с ним войско, и он (Султаншах) остановился под Серахсом, неожиданно для его жителей. Он напал на гузов и убил их множество, не оставив там ни одпого из них, а Динар, князь их, бросился в ров крепости, его вытащили оттуда, он вошел в крепость и заперся в ней. Султаншах же отправился в Мерв и овладел им, а хитаи вернулись в Мавераннахр. Султаншах сделал своим занятием войну с гузами, убийства их и грабеж; когда Динар оказался слаб для противодействия ему, то послал в Нишапур к Туганшаху ибн ал-Муайиду, прося, чтобы тот послал к нему (человека), которому бы он передал крепость Серахс. Тот послал к нему войско с эмиром по имени Каракуш; Динар передал ему крепость и присоединился к Туганшаху. Султаншах направился к Серахсу и осадил его крепость. Это дошло до Туганшаха, он собрал свои войска и направился к Серахсу; когда он и Султаншах встретились, то Туганшах бежал в Нишапур; это было в 576 ( = 1180) г. Каракуш очистил крепость и присоединился к своему господину, а ею (крепостью) завладел Султаншах; потом он взял Тус и Зам. Положение Туганшаха стало стесненным из-за высоты его (Султаншаха) замыслов, незначительности его владений и алчности его в добывании царства, а Туганшах любил покой и предавался пьянству. Положение оставалось таким до |249| смерти Туганшаха в 582 г. в мухарраме ( — III — IV 1186); на престол вступил его сын Санджаршах, а им овладел раб (мамлюк) его деда ал-Муайида, по имени Менгли-тегин, эмиры же разошлись (по другим владениям) из отвращения к его (Менгли-тегина) самовластию; большая часть их присоединилась к Султаншаху, а мелик Динар ушел в Керман, с ним (ушли) гузы, и он завладел им (Керманом). Менгли-тегин же скверно обращался с подданными, забирал их имущество и убил некоторых эмиров. Хорезмшах услышал об этом, выступил против него и осадил его в Нишапуре в раби I 582 г. (= V — VI 1186); он осаждал его два месяца, по не смог взять его и вернулся в Хорезм. Затем он снова пришел в 583 (= 1187/88) г. к Нишануру и осадил его; они просили у него безопасности, он обещал им безопасность, и они сдали ему город. Он убил Менгли-тегина, забрал Санджаршаха, почтил его, поселил в Хорезме и хорошо обращался с ним, а тот послал (кого-то) в Нишапур, чтобы склонять жителей к тому, что он вернется туда. Хорезмшах услышал об этом, арестовал Санджаршаха и ослепил его, а перед тем он (хорезмшах) женился на его матери и женил его на своей дочери; она умерла, и он женил его на своей сестре. Он (Санджаршах) оставался у него, пока не умер в 595 (= 1198/99) г.

Это рассказывает Абу-л-Хасан ибн Абу-л-Касим ал-Бейхаки в книге «Машариб-ат-таджариб», а другой ученый в (области) истории [406] рассказывает об этих событиях с противоречием в некоторых вещах и перестановке во времени. Мы приведем этот (рассказ). Он говорит, что Текеш хорезмшах ибн (Иль-) Арслан выгнал из Хорезма своего брата Султаншаха, которьн стал править после смерти его отца. Он (Султаншах) пришел в Мерв, овладел им и прогнал оттуда гузов. Они ушли на некоторое время, а потом вернулись, выгнали его оттуда, разграбили его казну и убили большую часть его людей. Он переправился (через Джейхун) к хитаям, попросил у них помощи, обещал им деньги и пришел (оттуда) с большим войском он выгнал гузов из Мерва, Серахса, Несы и Абиверда, овладел ими и отправил обратно хитаев. Когда они удалились, он написал гурийцу Гияс-ад дину, требуя, чтобы тот отказался от Герата, Бушенджа, Бадгиса и соседних мест, и, говоря ему, что он не откажется от этого. Гияс-ад-дин в ответ потребовал от него установления хутбы с его (Гияс-ад-дина) именем в Мерве, Серахсе и других местах Хорасана, которыми он (Султаншах) владеет. Когда тот услышал послание, то выступил из Мерва и стал делать набеги на Бадгис, Бивар и соседние места, осадил Бушендж, разграбил те волости |250| и нанес вред подданным. Когда Гияс-ад-дин услышал об этом, то не нашел возможным итти самому, а послал царя Седжестана и написал сыну своей сестры, Беха-ад-дину Саму, владетелю Бамиана, чтобы тот прибыл к нему, потому что брат его Шихаб-ад-дин был в Индии и время было зимнее. Беха-ад-дин, сын сестры Гияс-ад-дина, и царь Седжестана прибыли с бывшими при них войсками, и это совпало с прибытием Султаншаха к Герату. Когда он узнал об их приближении, то вернулся в Мерв, не вступая в сражение, сжег и разграбил в той стране все, через что он прошел. Он оставался в Мерве до раби I (= V — VI 1186) и снова стал писать в том же смысле Гияс-ад-дину, а тот послал сообщить о положении своему брату Шихаб-ад-дину. Он (Шихаб-ад-дин) тотчас объявил своему войску об отправлении и вернулся. Он, его брат Гияс-ад-дин, мелик Седжестана и другие войска соединились и выступили против Султаншаха. Когда тот узнал об этом, то собрал свои войска, и к нему собралось много народу из гузов, смутьянов, разбойников дорог и тех, в ком есть жадность. Гияс-ад-дин и те, кто были с ним, остановились в Талькане, а Султаншах остановился в Мерверуде. Войско гурийцев выступило против них, они назначили друг другу место для сражения и оставались в таком (положении) два месяца, а в это время между Гияс-ад-дином и Султаншахом ездили взад и вперед послы. Шихаб-ад-дин просил у своего брата разрешения (вступить) в бой, но тот не разрешал ему. Было решено так, что Гияс-ад-дин передаст Султаншаху Бушендж, Бадгис и крепости Бивара. Шихаб-ад-дин и Беха-ад-дин, владетель Бамиана, были недовольны этим, но они не противоречили Гияс-ад-дину. В конце этого дела посол Султаншаха находился у Гияс-ад-дина, и явились эмиры, чтобы написать договор. Посол сказал: «Султаншах требует, чтобы при этом деле присутствовали Шихаб-ад-дин и Беха-ад-дин». Гияс-ад-дин послал за ними, а они ответили: «Мы — твои рабы и нам нельзя оказывать противодействия делу, которое ты делаешь». И вот, в то время как люди собрались, чтобы закончить это дело, вдруг пришел к нему (Гияс-ад-дину) Медж-ад-дин ал-Алави ал-Харави, а он был любимым другом Гияс-ад-дина, так что делал в его царстве, что найдет нужным, и ему не противоречили. Так вот пришел этот алид, и рука его в руке Алп-гази, сына сестры Гияс-ад-дина, а они уже написали договор, и Гияс-ад-дин уже вызвал своего брата Шихаб-ад-дина и Беха-ад-дина Сама, мелика Бамиана. И вот пришел этот алид, как будто он будет говорить с Гияс-ад-дином втайне, остановился в середине круга и сказал послу: «О, такой-то! Ты скажешь Султаншаху: для тебя заключен мир от имени султана величайшего (Гияс-ад-дина) и от имени Шихаб-ад-дина и Беха-ад-дина, а этот алид говорит: противники твои — я и господин наш Алп-Гази, между нами и тобой — [407] меч!» Потом он издал вопль, разорвал свои одежды, посыпал землю на |251| свою голову, приблизился к Гияс-ад-дину и сказал ему: «Этот, которого прогнал его брат и отправил его одиноким в изгнание, зачем ты ему отдаешь то, что мы отняли нашими мечами у гузов и санджаровских тюрок, (Т. е. войск султана Санджара и их предводителей.) когда услышит об этом с нашей стороны его брат, то захочет забрать и это, и Индию, и все, что в твоих руках». Гияс-ад-дин покачал головой и не возразил ему ни слова. Мелик Седжестана сказал алиду: «Оставь, дело устроится». Когда Гияс-ад-дин не сказал ничего, чтобы воспрепятствовать алиду, Шихаб-ад-дин сказал своим глашатаям: «Объявите в лагере, чтобы готовились к бою и выступлению к Мерверуду». Он встал и продекламировал алиду стих по-персидски, смысл которого: истинно, смерть от мечей лучше, чем согласие на унижение. Посол вернулся к Султаншаху и известил его о положении, и тот расположил свои войска для боя. Обе стороны сошлись, сразились и бились упорно, Султаншах и войско его были разбиты, и большая часть его людей была взята в плен, а Гияс-ад-дин отпустил их. Султаншах вошел в Мерв с 20 всадниками, и из людей его к нему присоединилось около 1600 всадников. Когда хорезмшах Текеш услышал о том, что случилось с его братом, то выступил из Хорезма с 2000 всадников, послал к Джейхуну 3000 всадников, чтобы они преградили путь его брату, если тот захочет (отправиться) к хитаям, и шел быстро, чтобы схватить брата раньше, чем тот станет сильным. Известие об этом дошло до Султаншаха, и он не смог переправиться через Джейхун к хитаям, а направился к Гияс-ад-дину и написал, что направляется к нему. Тот написал в Герат и другие места своей страны, чтобы (Султаншаха) принимали с почетом и уважением и доставляли ему припасы. С ним поступали так (как было приказано), и он прибыл к Гияс-ад-дину, а тот встретил его, почтил и поселил в своем доме и поселил каждого из спутников Султаншаха у того, кто в его чине — он поселил везира (Султаншаха) у своего везира, (его) ариза — у своего ариза и также прочих; он (Султаншах) пробыл у него, пока не кончилась зима. Ала-ад-дин, сын хорезмшаха послал к Гияс-ад-дину, напоминая ему о том, что сделал с ним брат его Султаншах — о разрушении страны и собирании против него войск и советовал ему, чтобы он схватил его (Султаншаха) и вернул его к нему (хорезмшаху). Только он (Гияс-ад-дин) поместил посла, как получилось письмо его заместителя в Герате о том, что к нему прибыло письмо хорезмшаха с угрозами. Он (Гияс-ад-дин) ответил ему (правителю Герата), чтобы он не показывал хорезмшаху, что он известил его о положении, вызвал посла и сказал ему: «Ты скажешь Ала-ад-дину: Что касается твоих слов, что Султаншах разрушил страну и хотел завладеть ею, то клянусь жизнью, он царь и сын царя, у него высокие замыслы и именно такие желают царства, а у дел есть тот, кто управляет ими и дает их тем, кто достоин их; он искал у меня убежища (и я не могу его выдать). |252| Следует, чтобы ты ушел из его страны, отдав ему его долю в том, что оставил его отец и (долю) во владениях и имуществах, которые он оставил; я же поклянусь вам обоим в любви и дружбе, а ты установишь хутбу с моим именем в Хорезме и дашь моему брату Шихаб-ад-дину в жены свою сестру. Когда хорезмшах услышал послание, то рассердился на это и написал Гияс-ад-дину письмо, угрожая ему походом на его страну. Гияс-ад-дин снарядил войско с сыном (своей) сестры Алп-Гази и владетелем Седжестана, послал их с Султаншахом на Хорезм и написал ал-Муайиду, владетелю Нишапура, прося у него помощи, а между ними было свойство — ал-Муайид женил своего сына Туганшаха на дочери Гияс-ад-дина. Ал-Муайид собрал свое войско и остановился в окрестностях Нишапура на дороге в Хорезм. Хорезмшах выступил из Хорезма навстречу гурийцам, которые были [408] с его братом Султаншахом и остановились на краю песков. И вот, в то время как он был в пути, к нему пришло известие, что ал-Муайид coбpaл войска и собирается направиться в Хорезм, так как он (хорезмшах) ушел оттуда. Это испугало его, он вернулся в Хорезм, взял свое имущество и сокровища, переправился через Джейхун к хитаям и очистил Хорезм. В нем (Хорезме) началась большая смута, несколько вельмож его (Хорезма) явились к Алп-Гази и просили его послать с ними эмира, чтобы навести порядок в стране. Тот побоялся, что это хитрость и не сделал этого. В то время как они были в таком положении, в конце рамадана 589 г (= IX 1193) умер Султаншах, и Алп-Гази написал об этом Гияс-ад-дину. Тот написал ему, приказывая вернуться; он вернулся и с ним люди Султан-шаха. Гияс-ад-дии велел зачислить их в число слуг и наделил воинов хорошими наделами (икта’); все они отплатили за его благодеяния неблагодарностью, и мы расскажем позже конец известий о них. Когда хорезмшах Текега услышал о смерти своего брата, то вернулся в Хорезм и послал гарнизон в Серахс и Мерв. Эмир Герата, Омар ал-Маргани, послал против ннго войско, выгнал их и сказал: «Пока мы не испросим разрешения от султана Гияс-ад-дина». Хорезмшах послал посла к Гияс-ад-дину, прося мира и вступлепия в свойство, и послал вместе с послом группу факихов Хорасана и алидов; с ними был Ваджих-ад-дин Махмуд ибн Махмуд, который сделал Гияс-ад-дина шафиитом и пользовался у него большим уважением. Они увещевали его, угрожали ему аллахом всевышним и сообщили ему, что |253| хорезмшах пишет им, угрожая, что он придет с тюрками и хитаями и разграбит их гаремы и имущество. Они сказали ему: «Или ты придешь сам, сделаешь своей столицей Мерв, прекратишь поползновения неверных и успокоишь его (Хорасана) жителей, или ты заключишь мир с хорезмшахом». Он согласился на мир и прекратил вторжения в ту страну. Когда те из гузов, которые были в Хорасане, услышали об этом, то польстились на страну и снова стали грабить, жечь и разрушать. Хорезмшах услышал (об этом), собрал свои войска, прибыл в Хорасан, вошел в Мерв, Серахс, Несу, Абиверд и другие (места), умиротворил страну и направился к Тусу, который принадлежал ал-Муайиду, владетелю Нишапура. Ал-Муайид собрал свои войска и выступил против него. Когда хорезмшах узнал о его движении против него, то повернул к Хорезму и, достигнув песков, остановился на краю их, Когда ал-Муайид услышал об его уходе, то польстился и погнался за ним. Когда хорезмшах узнал об этом, то послал людей к водопоям, находящимся в пустыне, и они накидали в них падаль и землю, так что ими нельзя было пользоваться. Когда ал-Муайид углубился в пустыню, то стал искать воды и не нашел ее; и вот, в то время как он был в таком положении, к нему пришел хорезмшах, у которого вода была на верблюдах, и окружил его. Войско его (ал-Муайида) сдалось в плен, и ал-Муайид был приведен пленным к хорезмшаху, а тот велел отрубить ему голову. Он (ал-Муайид) сказал ему: «О распутник! разве так поступают люди?» Тот не обратил внимания на это, убил его и увез его голову в Хорезм. Когда мелик Нишапура был убит, то тем, чем он владел, стал владеть его сын Туганшах. В следующем году хорезмшах собрал свои войска, выступил к Нишапуру, осадил его и сразился с ним. Туганшах подчинился ему, и он забрал его, женил на своей сестре, увез его в Хорезм, завладел Нишапуром и тем, что принадлежало Туганшаху, и мощь его увеличилась. То, что приведено в этом рассказе, противоречит тому, что, сказано перед тем. Если бы можно было соединить эти два рассказа, то я сделал бы это, но один из них относит ранее то, что отпосит позднее другой, и поэтому мы привели целиком то, что они оба говорят; из-за отдаленности же страны от нас мы не знаем, какой из рассказов вернее, чтобы привести его и отбросить другой. Я привел их в одном месте только потому, что правление [409] Султаншаха не продлилось долго и у него не было потомков, чтобы распределить по годам, поэтому я привел это (все) последовательно.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. 1. М. Институт Востоковедения. 1939

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.