Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН АЛ-АСИР

ПОЛНЫЙ СВОД ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

(ОТРЫВКИ)

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ «АЛ-КАМИЛ ФИ-Т-ТАРИХ» ИБН АЛ-АСИРА,

по изданию С. I. Tornberg'a (Ibn-el-Athiri Chronicon. . . vv. IX — XI)

(И. Н. Лемановым переведены извлечения из томов IX и X, С. Волиным — из тома XI.)

|IX, 70| Повествование о возвращении Нуха в Бухару и о смерти Богра-хана

(383 = 993) г. Когда Богра-хан остановился в Бухаре и пожил там, он нашел ее неподходящей для своего здоровья, его постигла тяжкая болезнь, и он переехал оттуда в страну тюрок. Когда он покинул Бухару, население ее напало на арьергард его войск, убивало (воинов) и грабило их имущество. Б этом ограблении и убийстве воинов Богра-хана им помогли тюрки-гузы. Когда Богра-хан ушел из Бухары, настал конец его жизни, и он умер. Когда эмир Нух услышал об уходе его из Бухары, он с бывшими при нем приверженцами его поспешил в Бухару и вошел туда, вернувшись в свой дом, во владение своих отцов и предков. Население обрадовалось его приходу и поздравляло друг друга по этому случаю.

Что же касается Богра-хана, то, после того, как он скончался, бывшие с ним вернулись на свою родину. Богра-хан был религиозным, добрым, справедливым, хорошего права, любил ученых и преданных религии, почитал и одарял их. Он любил, чтобы его называли клиентом (маула) посланника божия. После него тюрками стал править Илек-хан.

|111| Повествование о выступлении Исмаила ибн Нуха и о том, что с ним случилось в Хорасане

(390 = 1000 г.). В этом году Абу-Ибрахим Исмаил ибн Нух ушел из тюрьмы, куда его вместе с несколькими (членами) его семьи заключил Илек-хан, когда завладел Бухарой. Избавление его от тюрьмы произошло так. Для обслуживания его и осведомления о его положении в тюрьму приходила невольница. Он надел то что было на ней и вышел. Приставленные к нему (стражники) приняли его за невольницу. После выхода из тюрьмы, он скрывался у одной старухи из жителей Бухары. Когда розыски его прекратились, он отправился из Бухары в Хорезм и там принял почетное имя ал-Мунтасир. Вокруг него собрались остатки саманидских войск и [359] военачальников, войско его стало большим, и он отправил одного из военачальников с войском в Бухару. Тот, придя в Бухару ночью, напал на находившихся там людей Илек-хана, перебил часть их и захватил несколько вельмож их, вроде Джа'фар-тегина и других, и преследовал бежавших к Илек-хану до пределов Самарканда. Там он встретил многочисленное войско, назначенное Илек-ханом для защиты Самарканда. Разбитые (войска) присоединились к ним; они встретили войско ал-Мунтасира, и войска Илек-хана опять были разбиты. Войско ал-Мунтасира их преследовало, захватило их добро, благодаря чему его положение улучшилось. Потом оно вернулось в Бухару, население которой было радо возвращению Саманидов.

Затем Илек собрал тюрок и направился к Бухаре. Бывшие в Бухаре Саманиды удалились (оттуда), переправились через реку в береговой Амуль. Oн оказался тесен для них; они и ал-Мунтасир пошли к Абиверду, завладев которым, они собрали с него деньги и отправились дальше в Нишапур, где находился в качестве наместника своего брата Махмуда Мансур ибн Себуктегин. Они встретились (с ним) вблизи Нишапура в месяце раби II (= III 1000) и сразились. Мансур и люди его были разбиты и ушли в Герат. Ал-Мунтасир завладел Нишапуром, и силы его увеличились.

Эта весть дошла до Ямин-ад-даула, он поспешно направился к Нишапуру. Когда он приблизился к последнему, ал-Мунтасир ушел оттуда в Исфараин. Когда его обеспокоило преследование, он направился к Шемс-ал-ма'али Кабусу ибн Вашмгиру, ища у него защиты и поддержки. Тот принял его хорошо и доставил ему много (денег и прочее); он советовал ал-Мунтасиру направиться в Рей, так как некому защищать его, потому что |112| владетели его заняты враждой друг с другом, он обещал ему дать большое войско со своими сыновьями. Он (ал-Мунтасир) принял его совет, отправился в Рей и осадил его. Находящиеся в нем, по своей слабости, не могли сопротивляться ему, но все же они оградили свой город от него; они соблазнили высших чинов его войска, вроде Абу-л-Касима ибн Симджура и других, и роздали им деньги, чтобы те заставили ал-Мунтасира удалиться оттуда. Те так и сделали: уменьшили в его глазах значение Рея, прикрасили в его глазах возвращение в Хорасан. Он направился к Дамгану, а войско Кабуса вернулось от него (к себе). Ал-Мунтасир в конце месяца шавваля 391 г. (= IX 1001) прибыл в Нишапур и собрал там для себя деньги.

Ямин-ад-даула отправил против него войско, при встрече с которым ал-Мунтасир отступил, пошел к Абиверду и направился в Джурджан, но Шемс-ал-ма'али не допустил его туда. Тогда ал-Мунтасир направился в Серахс, там собрал деньги с него и поселился там. Из Нишапура против него выступил Мансур ибн Себуктегин. Oни встретились вне Серахса и вступили в бой. Ал-Мунтасир со своими людьми отступил. Абу-л-Касим Али ибн Мухаммед ибн Симджур и несколько главарей войска его попали в плен и были доставлены к Мансуру, а тот направил их в Газну. Было это в раби' I 392 г. (= I — II 1002). Ал-Мунтасир же направился по пустынный местам, пока не добрался до тюрок-гузов, у которых было расположение к династии Саманидов. Чувство преданности привело их в движение; они соединились с ним, и он пошел вместе с ними против Илек-хана, и было это в шаввале (393 = VIII 1003). Илек-хан встретил их в окрестностях Самарканда. Гузы победили его, захватили его деньги и много имущества, взяли в плен и несколько его военачальников и вернулись к себе на родину. Они решили отпустить пленных, открыв тем путь для сближения с Илек-ханом. Ал-Мунтасир, узнав об этом, выбрал из своих людей нескольких, на которых он полагался, переправился вместе с ними через реку и думал остановиться в береговом Амуле, но ни одна местность его не принимала [360] (к себе). Куда бы он ни направлялся, население этой местности прогоняло его, опасаясь вреда от него. Тогда он пошел обратно и, переправившись через реку в Бухару, направился к правителю ее (от имени) Илек-хана. Тот встретил его, они сразились, и ал-Мунтасир, побежденный, направился в Дабусию и собрал там силы. Потом он вновь вернулся к ним и победил их. Вышли к нему и стали вместе с его людьми многие из молодцов (фитьян) Самарканда, а население города снабдило его деньгами, оружием, |113| одеждами, верховыми животными и прочим. Когда Илек-хан услышал о положении его, он собрал тюрок и выступил против него (ал-Мунтасира) со всеми своими силами. Сошлись они в окрестностях Самарканда, и между ними произошла ожесточенная битва. Было это в ша'бане 394 г. (= V — VI 1004). Илек-хан потерпел поражение, и они (противники) захватили его имущество и верховых животных. Илек-хан вернулся в страну тюрок, собрал (войска), произвел набор и вернулся к ал-Мунтасиру. И совпало это с возвращением бывших вместе с ал-Мунтасиром гузов к себе на родину, а войска его уже устали. Они вступили в бой в окрестностях Усрушаны, и ал-Мунтасир был разбит и тюрки убили много его людей. Ал-Мунтасир бежал, переправился через реку и направился в Джузджан, ограбил имущество его, потом направился в Мерв, стараясь завладеть им. Ямин-ад-даула выслал (против него) войска. Тогда он покинул свое место и шел, преследуемый войсками (Ямин-ад-даула) до Бистама. Кабус послал против него войско, которое заставило его тронуться и отсюда. Когда пути перед ним стеснились, он вернулся в Мавераннахр. Люди его переправились через реку, они уже были раздражены и недовольны из-за бессонных ночей, трудностей и опасностей. Многие из них перешли от него к некоторым приверженцам Илек-хана и сообщили им о местонахождении ал-Мунтасира. Последний и не заметил, как был окружен всадниками со всех сторон. Некоторое время он отбивался от них, потом показал тыл и ушел. Он остановился в становище арабов, находившихся в подчинении у Ямин-ад-даула. А Ямин-ад-даула поручил им (арабам) искать его. И арабы, когда увидели его, оставили его в покое, пока не спустилась ночь. Тогда они бросились на него, схватили его и убили, и было это завершением его дела.

|133| Повествование о переправе войска Илек-хана в Хорасан

(396 = 1005/06 г.). Когда утвердилось владение Хорасаном за Ямин-ад-даула, а Илек-хан завладел Мавераннахром, Ямин-ад-даула обменялся с ним посланием и вошел в соглашение с ним, женился на его дочери и между ними установились отношения свойства и мира. Но подстрекатели не успокаивались, пока не расстроили отношения между ними. Илек-хан скрыл свои намерения и, когда Ямин-ад-даула отправился в Мультан, он воспользовался беззащитностью Хорасана и направил в этом году своего полководца Сюбаши-тегина с большей частью своих войск в Хорасан, а брата своего Джа'фар-тегина с несколькими эмирами в Балх.

Ямин-ад-даула оставил в Герате одного из главных эмиров своих, по имени Арслан ал-Джазиб, и приказал ему, если какой противник выступит, то чтобы он ушел оттуда в Газну. И, когда Сюбаши-тегин переправился (через реку) в Хорасан, Арслан ушел оттуда в Газну. Сюбаши завладел Гератом, устроился там и послал в Нишапур людей занять его. Известия об этом дошли до Ямин-ад-даула в Индии, где он пребывал в это время. И он вернулся оттуда в Газну, не находя себе места. Когда он дошел до Газны, он роздал своим войскам деньги, усилил и укрепил их и устроил то, что нашел нужным. Он привлек к себе халаджских тюрок, от которых пришло к нему много народу, и пошел вместе с ними в Балх, где находился брат Илек-хана Джа'фар-тегин. Тот переправился (через реку) в Термез, а Ямин-ад- [361]даула остановился в Балхе и послал оттуда войска против Сюбаши-тегина в Герат. Когда войска приблизились к нему, тот оттуда ушел в сторону Мерва, чтобы переправиться через реку. Тут с ним встретились туркмены- |134| гузы, которые вступили с ним в бой, но были побеждены и потеряли много людей убитыми. Потом, в виду невозможности для него переправиться, он (Сюбаши) направился к Абиверду. Войска Ямин-ад-даула преследовали его. Как только он уходил (со стоянки), они останавливались (на ней) пока страх погони не погнал его (Сюбаши) в Джурджан. Его выгнали (и) оттуда. Потом он вернулся в Хорасан. Но Ямин-ад-даула преградил ему путь и препятствовал ему (добраться) до цели его, взял в плен брата Сюбаши-тегина и нескольких военачальников его, сам же он спасся с незначительным числом своих людей и переправился через реку. Илек-хан (перед тем) направил своего брата Джа'фар-тегина в Балх, чтобы он отвлек Ямин ад-даула от преследования Сюбаши. Но Ямин-ад-даула не повернул (против него), а поставил себе неотступной задачей изгнание Сюбаши из Хорасана и, когда прогнал его оттуда, вернулся к Балху и те, кто там были вместе с Джа'фар-тегином, бежали оттуда. Хорасан (вновь) утвердился за Ямин-ад-даула.

Повествование о поражении Илек-хана |135|

(397 = 1006/07 г.). После того как Ямин-ад-даула изгнал войска Илек-хана из Хорасана, Илек-хан стал сноситься с ханом Хотана Кадыр-ханом ибн Богра-ханом из-за родства между ними, изложил ему свое положение и просил у него помощи и поддержки. (Кадыр-хан) собрал тюрок из отдаленнейших мест их страны и направился с ними в Хорасан. Он соединился с Илек-ханом, и вместе они переправились через реку. Весть об этом дошла до Ямин-ад-даула, а он был в Тохаристане. Он выступил, раньше их прибыл в Балх, приготовился к войне, собрал тюрок-гузов, халаджей, индусов, афганцев и газневийцев, вышел из Балха и расположился лагерем на расстоянии 2 фарсахов в просторном, удобном для сражения месте. Илек-хан с Кадыр-ханом подошли со своими войсками и, став напротив него, вступили с ним в бой и дрались весь тот день до ночи. Когда наступил следующий день, противники выступили друг против друга и начали биться. Ямин-ад-даула отошел в сторону, поднялся на высокое место и оттуда наблюдал за битвой. Потом он сошел с животного, на котором сидел, прильнул лицом к чистой земле, с униженным смирением обращаясь к богу, и просил у него помощи и победы. Потом он сошел вниз и со своими слонами бросился в атаку на центр Илек-хана и отбросил его с занимаемого им места. И произошло у них смятение. Войска Ямин-ад-даула преследовали их, убивая, забирая в плен и захватывая добычу, пока не перешли вместе с ними реку. Поэты во множестве поздравляли Ямин-ад-даула с этой победой.

Повествование об убийстве хорезмшаха, завладении |184| Ямин-ад-даула Хорезмом и поручении его Алтунташу

(407 = 1016/17 г.). В этом году был убит хорезмшах Абу-л-Аббас Мамун ибн Мамун, и Ямин-ад-даула завладел Хорезмом. Причиной к этому послужило то, что Абу-л-Аббас, который, как мы упомянули, завладел Хорезмом и Джурджанией, посватался к Ямин-ад-даула, и тот выдал за него свою сестру. Потом Ямин-ад-даула послал к нему посланца с требованием, чтобы с его (Ямин-ад-даула) именем читались хутбы в стране его (Хорезме). Абу-л-Аббас согласился на это, пригласил эмиров своей державы и посоветовался с ним об этом. Они воспротивились, запретили ему так делать, [362] угрожая убийством, если он сделает это. Посол вернулся и рассказал Ямин-ад-даула то, что видел. Потом эмиры его (Мамуна) стали бояться его, так как отвергли его приказание.

Они обманным путем убили его, так что осталось неизвестным, кто его убил. На место его посадили одного из его сыновей. Они знали, что это дурно повлияет на Ямин-ад-даула и тот, может быть, будет мстить за него (убитого) и дали друг другу слово и договорились сражаться с ним (Ямин-ад-даула) и храбро противостоять ему. Весть дошла до Ямин-ад-даула, он собрал войско и пошел на них. Когда он приблизился к ним, военачальник их, известный под именем Алп-тегин а -Бухари, собрал их и приказал им выйти навстречу авангарду Ямин-ад-даула и ударить на воинов его, |185| которые в нем (авангарде). Они вышли с ним вместе, вступили в бой с авангардом Ямин-ад-даула, и бой между ними стал ожесточенным. Весть об этом дошла до Ямин-ад-даула, и он двинулся к пим с остальными войсками и присоединился к ним, когда бой еще продолжался. Хорезмийцы держались и хорошо сражались до середины дня, а затем обратились в бегство, а войска Ямин-ад-даула бросились рубить их и брать в плен, так что только малое число их спаслось. Алп-тегин сел на корабль, чтобы на нем спастись, но между ним и теми, кто был с ним вместе, произошла ссора, те восстали против него, связали его, обратно направили судно в сторону Ямин-ад-даула и сдали его ему. Ямин-ад-даула взял его и вместе с остальными взятыми в плен военачальниками распял у могилы Абу-л-Аббаса хорезмшаха. Остальных же пленных, группу за группой, отправил в Газну. Когда они собрались в Газне, он помиловал их, назначил им содержание и отправил их в разные стороны своих земель в Индии, чтобы они там охраняли эти земли от врагов, оберегали от мятежников. Хорезм же присвоил себе и поставил там наместником своего хаджиба Алтунташа.

|266| Повествование о том, как поступили Ямин-ад-даула и после него его сын с гузами

(420 = 1029 г.). В этом году Ямин-ад-даула напал на тюрок-гузов и рассеял их по своей стране, так как они учиняли беспорядок в стране. Они были приверженцами (асхаб) тюрка Арслана ибн Сельджука и находились в степях Бухары. Когда Ямин-ад-даула переправился через реку в Бухару, владетель последней, Али-тегин, бежал от него, как об этом сообщим далее. Арслан ибн Сельджук явился к Ямин-ад-даула, а тот схватил его и заключил в тюрьму в Индии, (а сам) направился в шатры его и убил многих из людей его. Но многие из них остались в живых, бежали от него и достигли Хорасана, учинили в нем беспорядок и разграбили его в этом году. Ямин-ад-даула отправил против них войско, которое взяло их (частью) в плен и (частью) изгнало из Хорасана. Из них обитатели 2000 шатров пустились в путь и достигли Исфахана. Ямин-ад-даула написал Ала-ад-даула, (Ала-ад-даула Мухаммед, см. выше, стр. 243, прим. 1.) чтобы тот прислал их или же прислал их головы. Тот приказал своему заместителю приготовить кушанья и пригласить их (гузов) и убить их. Заместитель его послал приглашение им, объяснив, что хочет записать их имена, чтобы взять их на службу, а в садах устроил засаду из дейлемитов. Явилась большая группа людей (гузов). Их встретил один тюркский раб, принадлежавший Ала-ад-даула, и поставил их в известность о положении. Те пошли обратно. Заместитель Ала-ад-даула захотел было помешать им итти обратно, но те не остались. Один из военачальников дейлемитов набросился на одного из них (гузов). Тюрк пустил в него стрелу и убил его. Из-за этого поднялся шум. Дейлемиты выступили (против гузов) и к ним [363] присоединилось население города. Между ними произошло сражение и их (гузов) разбили. Тюрки сняли свои шатры и пустились в путь, и по пути не проходили через деревню иначе, как ограбив ее, и шли так, пока не дошли до |267| Вехсузана в Азербайджане. (Ямин-ад-даула) следил за ними (гузами) и осведомлялся о них. В Xopacaнe же осталось больше (гузов), чем направилось в Исфахан. Они пришли в горы Балхан, а это те самые горы, у которых находится древний Хорезм. Многие из них спустились с гор к городам, грабили, разрушали и убивали. Махмуд ибн Себуктегин отрядил против них Арслана ал-Джазиба, эмира Туса. Тот пошел на них и в течение двух лет не персетавал преследовать их с большим войском.

Махмуд из-за них принужден был направиться в Хорасан и отправился из Нишапура в Дихистан преследуя их. Тогда они двинулись в Джурджан. После этого Махмуд вернулся от них, оставив, как о том мы уже упомянули, сына своего Мас'уда в Рее. (Махмуд) привлек к себе на службу некоторых из них, предводителем которых был Ягмур.

Когда Махмуд ибн Себуктегин умер, сын его Мас'уд отправился в Хорасан, и эти гузы с ним. Когда же он завладел Газною, эти (гузы) обратились к нему с просьбой в отношении тех из них, которые остались на горах Балхан. Мас'уд разрешил им вернуться с условием подчинения и хорошего поведения.

Потом, в виду восстания Ахмеда Йинал-тегина, Мас'уд направился в Индию, а они возобновили смуту. Он (Мас'уд) отправил Таш-фарраша с большим войском в Рей, чтобы отнять его у Ала-ад-даула. Когда он добрался до Нишапура и увидел дурное их (гузов) поведение, призвал к себе предводителей их и убил из них 60 с лишним человек, в их числе Ягмура. Те не перестали мятежничать и пошли в Рей. (Сведения) об их мятежах и злодеяниях дошли до Мас'уда, и он взял их становища и отправил их в Индию. Многим из них он отрубил руки и ноги и многих распял. Эти сведения относятся к роду Арслана ибн Сельджука. Что же касается сведений о Тогрул-беке, Дауде и их брате Ябгу, (В тексте везде Бейгу. По более ранним источникам он был дядей, а не братом Тогрула и Дауда.) то они были в Мавераннахре, и что их касается, об этом сообщим после, потому что они сделались царями и сведения о них будут излагаться по годам. Когда Таш-фарраш, хаджиб султана Мас'уда, напал на гузов, те двинулись в Рей, заявив, что они хотят в Азербайджан и хотят соединиться с теми из них, которые прошли туда раньше и называются иракскими. Имена эмиров этой группы (гузов): Кокташ, Бука, Кызыл, Ягмур и Насыглы (***). Дошли до Дамгана. Вышли к ним войско и население города, чтобы отбить их от него (города). Но не смогли сделать этого, взобрались на гору и там укрепились. Гузы |268| вошли в город и разграбили его. Отсюда они перешли в Семнан и там совершили то же самое, потом вошли в Хувар-Рей и там поступили таким же образом, (дальше) разграбили Исхакабад и соседние с ним деревни, направились в Машкевийе, в районе Рея и разграбили его. Абу-Сахль ал-Хамдуни и Таш-фарраш приготовились к походу, написали мелику Мас'уду и владетелю Джурджана и Табаристана о положении и просили помощи против гузов. Таш взял 3000 всадников и имевшихся у него слонов и оружие и направился к гузам, чтобы напасть на них. До тех дошло известие об этом, и они оставили жен своих, имущество и то, что награбили было в Хорасане и в этих названных (выше) городах и селениях, выступили без обоза (джарида) и встретились (с ним). Таш сел на слона и между двумя группами произошла битва. Вначале дело благоприятно было для Таша, потом гузы взяли в плен вождя курдов, которые были вместе с Ташем и хотели убить его. Но тот сказал им: «Оставьте меня в живых, и я дам приказ курдам, которые с Ташем, чтобы они перестали сражаться». Те [364] оставили его (в живых) и обещали освободить его. Он послал курдам сказать: «Если будете (продолжать) сражаться с гузами, я буду убит». Курды ослабили свой бой. Тогда гузы в количестве 5000 человек ударили на Таш-фарраша и его войско. Курды отступили, Таш же и его люди стояли крепко. Гузы убили слона, который был под ним (Ташем), тот упал, и они убили его и разрубили на части, чтобы отомстить за тех, кто был убит из них (гузов). Вместе с ним было убито много хорасанцев и высших военачальников. (Гузы) захватили оставшихся слонов, имущество и амуницию войска его, отправились в Рей и (там) вступили в бой с Абу-Сахлем ал-Хамдуни, с войсками, которые были при нем и с населением города. Он (Абу-Сахль) и кто был вместе с ним ушли в крепость Табарек. Гузы вошли в город, совершенно ограбили ряд кварталов его и забрали деньги. Потом они сражались с Абу-Сахлем, (во время боя) попали в плен из них сын сестры Ягмура, эмира гузов, и один крупный военачальник их. Они предложили в обмен на них вернуть захваченное в лагере Таша, освободить взятых ими в плен и дать 30 000 динаров. Тот (Абу-Сахль) сказал: «Не сделаю иначе, как по приказу султана». Гузы вышли из города. Подошло войско из Джурджана. Когда оно приблизилось к Рею, гузы пошли к ним, окружили их, захватили в плен военачальника их и вместе с ним около 2000 человек, а остальные отступили и вернулись. И было это в 427 (= 1035/36) г.

[Далее излагаются подобные же действия гузов (туркмен) в разных местах центрального Ирана, Азербайджана и Ирака в 427 — 435 (= 1035 — 1043) гг.; в ряде мест население избивало гузов, и они уходили в другие места. Упоминаются предводители гузов: Кызыл, Бука, Кокташ, Мансур, Дала, Насыглы, Абу-Али. Кызыл умер в 432 (= 1040/41) г. в Рее.]

|275| Когда пребывание их (гузов) в этой стране (Мосуле) затянулось и последовало от них то, о чем мы уже поведали, мелик Джелал-ад-даула ибн Буйе (Джелал-ад-даула ибн Буйе — буидский правитель в Багдаде (416 — 435 = = 1025 — 1044).) написал Тогрул-беку, осведомляя его о том, что причиняют они (гузы) здесь. Написал Тогрул-беку и Наср-ад-даула ибн Мерван, жалуясь на них же.

Тогрул-бек послал письмо Наср-ад-даула, в котором писал: «До меня дошло, что наши рабы направились в твою страну, и ты отделался от них деньгами, которые дал им. Ты — владелец пограничных, угрожаемых и опасных мест и тебе следует давать то, что ты можешь (только) на войну с неверными». И обещал ему, что он пришлет (людей) к ним (гузам), чтобы вывести их из его страны. Бывало, они (гузы) отправлялись в страну армян, грабили там, брали в плен так много, что стоимость красивой невольницы дошла до 5 динаров, а на юношей и мальчиков спроса не было. В письме, которое послал Тогрул-бек, Джелал-ад-даула, он извинялся и писал: «Эти туркмены были нашими рабами, слугами, подданными и зависимыми, выполняли приказания (наши) и служили у (наших) ворот. Когда мы приступили к устройству дела (Т. е. к войне.) рода Махмуда ибн Себуктегина и принялись налаживать дело Хорезма, они перешли в Рей, предались там разгулу и учинили мятеж. Мы отправили к ним из Хорасана наши войска, предполагая, что они будут искать убежища в пощаде, раскаятся и будут просить прощения. Но ими овладела гордость и их отделило от нас самомнение их о своей власти и силе. Но мы непременно вернем их к подданству нам и покорности и в возмездие за их ослушание и неповиновение дадим им испытать силу нашего наказания, все равно, будут ли они близко или далеко и пойдут ли против своего племени или вернутся к нему».

[Далее опять излагаются такие же действия гузов в Мосуле, Ираке и других местах, пока они не были почти целиком истреблены.] [365]

Повествование о возникновении сельджукской державы и сведения об этом |321| в последовательном виде

432 (= 1040/41) г. В этом году усилилась власть султана Тогрул-бека Мухаммеда, а также брата его Чагры-бека Дауда, являющихся сыновьями Микаила ибн Сельджука ибн Тукака. Мы сначала сообщим о положении отцов (предков) их, потом сообщим, каким образом изменилось его (Тогрул-бека) положение, что он сделался султаном. Хотя я уже ранее, по годам, сообщил много сведений о них, но здесь приведу в общем виде, чтобы они выступили в связном виде, так как это лучше; и я говорю: что касается Тукака (***), то его имя значит — «новый лук», он был очень способным, |322| обладал мнением самостоятельным, был предусмотрителен и распорядителен. Он был предводителем тюрок-гузов, которые обращались к нему (по делам), не противоречили ему словом и не противодействовали делом. Случилось, что однажды царь тюрок, называемый Ябгу, (Место это — лучшее доказательство того, что всюду нужно читать Ябгу, ибо когда слово «Беигу» встречалось как имя собственное, еще можно было считать, что «Бейгу» — есть имя, а «Ябгу» — титул. Однако, когда Ибн ал-Асир под словом «Бейгу» подразумевает титул тюркских царей, то тогда в ошибке переписчика сомневаться нельзя, так как наличие в титуле Ябгу впереди звука «й» или его эквивалента «дж» засвидетельствовано орхонскими надписями, китайской и греческой транскрипциями.) собрал свои войска и хотел итти в страну ислама. Тукак отговаривал его от этого. Переговоры между ними по этому поводу затянулись. Царь тюрок позволил себе грубость в отношении Тукака, а тот ударил его по щеке и разбил ему голову. Слуги царя тюрок окружили его и хотели взять (схватить). Он бился с ними и отбрасывал их от себя. К нему на помощь пришли приверженцы его и отстояли его, а те (люди Ябгу) отступили от него. Потом дело (это) между ними кончилось миром. Тукак остался у него (Ябгу), и у него родился (сын) Сельджук. Что касается Сельджука, то, когда он стал большим, в нем проявились признаки благородства и того, что он выдвинется вперед. Царь тюрок приблизил его к себе, выдвинул его и дал ему звание «сюбаши», что значит командующий войском. Жена царя, видя как (выдвигался) Сельджук, как предан и покорен ему народ, пугала им (мужа), уговаривала убить его, настаивая на этом. Про это услышал Сельджук и вместе со своим родом и теми, которые следовали за ним, отправился из страны неверных в страну ислама (Мусульманским духовенством, начиная с первых веков ислама, усиленно насаждалась идея об обязанности мусульман вести непримиримую войну с неверными — джихад. В связи с этим мир ими делился на «дар-ал-ислам» — «страну ислама», где господствовало мусульманство, и «дар-ал-харб» — «страну войны», где ислам не утвердился и по отношению к которой поощрялась война.) и осчастливил себя там принятием веры (ислама) и соседством с мусульманами. Положение его поднялось еще выше и дело его укрепилось увеличением покорности к нему. Он поселился в окрестностях Дженда и продолжал войну с тюрками — неверными, царь которых брал харадж с мусульман в тех областях. Сельджук изгнал его сборщиков оттуда и (те места) очистились для мусульман.

Потом Харун ибн Илек-хан захватил окраины владений одного из саманидских эмиров. Последний обратился к Сельджуку, прося у него помощи. Тот послал ему на помощь сына своего Арслана с отрядом из своих людей. Благодаря им Саманид усилился, взяв верх над Харуном и вернул обратно то, что тот взял было от него. Тогда Арслан вернулся к отцу своему.

У Сельджука были дети: Арслан, Микаил и Муса. Сельджук умер в Дженде и было ему отроду 107 лет. Он похоронен там же. После него остались дети его. Микаил отправился священной войной в одну из стран [366] неверных — тюрок, воевал с ними, лично принимая участие в сражении, и погиб мучеником на пути аллаха. Он оставил после себя из детей Ябгу, Тогрул-бека Мухаммеда и Чагры-бека Дауда, которым роды их выразили покорность и исполняли их приказания. Они поселились вблизи Бухары, на расстоянии 20 фарсахов от нее. Эмир Бухары стал бояться их, стал |323| плохим соседом и хотел напасть и погубить их. Тогда они (Сельджуки) нашли убежище у Богра-xaнa, царя Туркестана, и стали жить в его стране, но остерегались его и приняли меры самозащиты: Тогрул-бек и брат его Дауд между собою установили, что они оба одновременно не будут сходиться у Богра-хана. Являлся к нему только один из них, а другой жил у своих, боясь козней его в отношении себя. В таком положении и оставались. Богра-хан старался, чтобы они сошлись у него, но они этого не сделали. Богра-хан схватил Тогрул-бека и сделал его пленником. (В ответ на это) поднялся Дауд вместе со своими родами и с теми, кто последовал за ним, и пошел на Богра-хана, чтобы освободить своего брата. Богра-хан выслал против него войско, и они сразились. Войско Богра-хана потерпело поражение и многие из него были убиты. (Дауд) освободил брата своего из плена, и они ушли в Дженд, что вблизи Бухары, и жили там.

Когда кончилось господство Саманидов и Илек-хан завладел Бухарой, стало великим значение Арслана ибн Сельджука, дяди Дауда, и Тогрул-бека в Мавераннахре. Али-тегин находился в заключении у Арслан-хана, брата Илек-хана. Он бежал, прибыл в Бухару, завладел ею, вошел в соглашение с Арсланом ибн Сельджуком, они оба отложились (от Караханидов), и дело их укрепилось. Против них выступил Илек, брат Арслан-хана, и вступил с ними в бой, но те разбили его и остались в Бухаре.

Участились вторжения Али-тегина в пограничные земли Ямин-ад-даула Махмуда ибн Себуктегина, и он перерезал путь его послам, отправившимся к царям тюрок. Когда Махмуд переправился через Джейхун, как мы о том уже сообщили, Али-тегин бежал из Бухары. Что же касается Арслана ибн Сельджука и его племени, то они бежали в пустыню и пески и стали защищаться от Махмуда. Махмуд увидел силу Сельджуков, их могущество и большую их численность. Он написал (письмо) Арслану ибн Сельджуку, склонил его к себе и побудил (приехать), и тот прибыл к нему. Тогда Ямин-ад-даула сейчас же схватил его и без замедления заключил в крепость, а его шатры разграбил. Он спросил совета, как поступить с его семьей и родом. Арслан ал-Джазиб, один из главных приближенных Махмуда, посоветовал отрезать им большие пальцы, чтобы они не могли стрелять из лука или же потопить их в Джейхуне. Махмуд сказал ему: «У тебя сердце твердое как камень»; потом приказал им переправиться через Джейхун, |324| и он расселил их в областях Хорасана и наложил на них харадж. Начали ходить к ним сборщики, протянулись руки к их имуществу и детям. Тогда более 2000 мужчин из гузов отделились и отправились в Керман и оттуда в Исфаган и произошла между ними и владетелем Исфагана Ала-ад-даула ибн Какуйе война, о которой мы уже упомянули. Затем они из Исфахана отправились в Азербайджан. Это племя Арслана.

Что же касается детей братьев последнего, то владетель Бухары, Али-тегин, употребил хитрости, чтобы захватить их. Он послал обращение к Юсуфу ибн Мусе ибн Сельджуку, сыну дяди Тогрул-бека Мухаммеда и Чагры-бека Дауда, обещал ему милости, усиленно старался склонить его к себе и предложил ему явиться к нему. Тот прибыл. Али-тегин дал ему предводительство над всеми тюрками, которые находились в его области, наделил его многими наделами (иктас), и он получил титул эмир Инанч Ябгу. К тому, что он сделал, его побуждало желание использовать его, его род и приверженцев против Тогрул-бека и Дауда, сыновей дяди его (Юсуфа), нарушить их согласие я натравить их друг на друга. Те поняли [367] его намерение, и Юсуф не подчинился ни в чем из того, что он хотел от него. Когда Али-тегин увидел, что его обман не подействовал на Юсуфа и он при помощи его не мог достигнуть цели, приказал убить его. Юсуф был убит и его убийством руководил один из эмиров Али-тегина по имени Али-Кара. Когда он был убит, это очень сильно подействовало на Тогрул-бека, брата его Дауда и на все племена их. Они одели траурные одежды и собрали из тюрок всех, кого могли собрать, чтобы отомстить за него (Юсуфа). Али-тегин также собрал свои войско и двинул их против тех. Войско Али-тегина потерпело поражение. Султан Али-Арслан ибн Дауд родился первого мухаррама 420 г. (= 20 I 1029) перед битвой; они сочли это хорошим предзнаменованием и составили гороскоп на звезду его. И говорят о рождении его иное.

Когда наступил 421 (= 1030) г., Тогрул-бек и Дауд выступили против Али-Кара, который убил Юсуфа, сына дяди их. Они убили его, напали на отряд войска Али-тегина и убили из него около тысячи человек. Али-тегин собрал свое войско; он, его дети и те из его приверженцев, кто мог носить оружие, все вместе направились против них (Тогрул-бека и Дауда). К ним (войскам Али-тегина) примкнуло из населения страны много народу, они пошли на них со всех сторон и совершили большое нападение. Многие из войска Сельджуков были убиты, захвачены были их имущество и дети, |325| много женщин и детей их было взято в плен и необходимость заставила их переправиться в Хорасан. Когда они переправились через Джейхун, написал им хорезмшах Харун ибн Алтунташ, приглашая их к себе, чтобы они вошли с ним в союз и чтобы силы их были объединены. Тогрул-бек и два брата его, Дауд и Ябгу, отправились к нему и расположились шатрами вне (города) Хорезма в 426 (= 1035) г., доверившись ему и положившись на него. Он же предательски поступил по отношению к ним. Он поставил над ними эмира Шахмелика, а тот, имея с собой войско Харуна, окружил их, многих из них убил, ограбил, взял в плен и совершил гнусные поступки вероломства. Все они (Сельджуки) из Хорезма в этом же году отправились в пустыню Несы, направились к Мерву и никому зла не причинили. Женщины и дети их остались в плепу.

Мелик Мас'уд ибн Махмуд ибн Себуктегин был в этом году в Табаристане, которым, как мы уже упомянули, он завладел. Они обратились к нему, прося пощады и давая обязательство пойти на тех, которые учиняют бесчинство в его стране, прогнать их из нее, сражаться с ними и быть большими помощниками его против них и против других. Мас'уд схватил посланцев, снарядил против них многочисленное войско и отправил его со своим хаджибом Ильтугды (Вариант: Буктугды; по другим источникам Бектугды.) и с другими из высших эмиров. Они отправились и встретились (с теми) у Несы в месяце ша'бане того же года (= VI — VII 1035) и сразились с ними. Дело было большое. Сельджуки были разбиты и имущество их было захвачено. Между войсками Мас'уда произошел спор из-за добычи, что повело к сражению между ними. Случилось же при этом так, что после того как Сельджуки отступили, Дауд сказал им: «Войско теперь расположилось, успокоилось и они не ожидают нападения. Правильный план таков, что нам следует напасть на них и, может быть, мы достигнем желаемого от них». И они вернулись и прибыли к тем, в то время как те были в указанном состоянии ссоры и сражения друг с другом. Вернувшиеся ударили на них, нанесли им урон, захватили в плен и отбили от них захваченное ими добро и своих людей. Спасшиеся бегством (люди) из войска вернулись к мелику Мас'уду, который находился в Нишапуре. Он пожалел, что отверг покорность их (Сельджуков) и понял, что страх перед ними упрочился в сердцах его войск и что после этого поражения [368] и отступления (его войск), они (Сельджуки) окрылились надеждой и осмелились напасть на султанские войска, (и это) после сильной боязни. Он |326| стал бояться повторения этого события. Он послал им обращение с угрозой и запугиванием их. Тогрул-бек сказал своему имаму молитвы: «Пиши султану ,,О боже, обладатель царства, ты даешь царство тому, кому хочешь и отнимаешь царство у кого хочешь, наделяешь почетом и унижаешь кого хочешь, в твоих руках благо, и ты по истине все можешь совершить" (Коран, III, 25.) и ничего не прибавляй к этому». Тот написал, что было ему сказано. Когда это письмо дошло до Мас'уда, он приказал написать им письмо, полное прекрасных обещаний, и вместе с письмом послал им дорогие подарки; приказал им отправиться в береговой Амуль, город на Джейхуне, и запретил им злодеяние и мятежи. Он отвел (акта') (Акта' значит «дал в удел (икта')».) Дауду Дихистан, Тогрул-беку — Несу и Ябгу — Фераву и дал каждому из них титул дехкана.

Они пренебрегли послом и подарками и сказали послу: «Если бы мы знали, что султан пощадит нас, когда будет в силах (погубить), мы покорились бы ему, но мы знаем, что когда он одержит победу над нами, он нас уничтожит за то, что сделали и совершили раньше, а потому мы ему не покоримся и не доверимся ему. Они стали бесчинствовать, но потом воздержались и, перестав делать это, сказали: «Если бы у нас была возможность обособиться от султана и быть вполне самостоятельными (тогда это имело бы смысл), в противном случае — нет надобности нам губить людей и грабить их добро». И они послали Мас'уду сказать о подчинении ему с, выражением покорности и воздержанием от злодеяний и просили его освободить дядю их Арслана ибн Сельджука из тюрьмы. Он (Мас'уд) удовлетворил их просьбу, приказал привести его (Арслана) к себе в Балх и велел ему обратиться к своим племянникам, Тогрул-беку и Дауду, с приказанием им быть мирными и воздержаться от злодеяний. Арслан отправил к ним посланца с этими приказаниями и послал с последним шило, приказав передать его им. Когда посланец прибыл к ним, отдал послание и передал им шило, те испугались и убоялись и вернулись к прежним своим делам — нападениям и злодеяниям. Мас'уд вернул Арслана в место его заключения, а сам отправился в Газну. Сельджуки направились в Балх, Нишапур, Тус и Джузджан, как мы уже об этом упомянули. Дауд поселился в г. Мерве. Войска султана Мас'уда терпели от них поражение за поражением, и приверженцами его овладел страх, в особенности, в виду удаления его в Газну. И посыпались к нему письма его наместников и правителей с просьбами о помощи, с жалобами и перечислением действий Сельджуков в областях. Но Мас'уд |327| не отвечал им, не обращал внимания на них, отвернулся от Хорасана и Сельджуков и занялся долами областей Индии.

Когда дело их (Сельджуков) в Хорасане усилилось, и положение их там стало великим, собрались везиры Мас'уда и советники (арбаб ар-рай) его державы и сказали ему: «Недостаточность заботы о Хорасане — самое большое счастье для Сельджуков. Благодаря этому они завладевают областями и в руках их упрочивается власть. Мы знаем, как знает это и каждый рассудительный человек, что, если они будут оставлены в этом положении, то они быстро завладеют Хорасаном, потом пойдут оттуда на Газну, и тогда нам наши действия не принесут пользы, и мы не должны предаваться бездеятельности, играм, забавам и веселью».

Мас'уд (после этого) пробудился от своего сна и увидел после своей беспечности правильный путь. Он снарядил большое войско во главе с самым высшим эмиром своим, по имени Сюбаши, который был его хаджибом. До этого он посылал его против иракских гузов, о чем было уже сказано. Вместе с ним он отправил еще старшего эмира по имени Мердавидж ибн Башу. [369]

Сюбаши был труслив и остановился (сначала) в Герате и Нишапуре. Потом неожиданно ускоренным ходом пошел на Мерв, где был Дауд, и дошел туда в 3 дня, отчего войско его и животные утомились и устали. Дауд же отступил перед ним, войско (Сюбаши) настигло его и на него напал владетель Джузджана. Дауд вступил с ним в бой. Владетель Джузджана был убит, а войско его отступило. Это убийство сильно повлияло на Сюбаши и тех, кто был вместе с ним. Ими овладела слабость, а дух Сельджуков укрепился, и их желания увеличились. Дауд вернулся в Мерв, хорошо обошелся с населением города, и в первую пятницу месяца раджаба 428 г. ( = 22 IV 1037) хутба была посвящена ему, и он в хутбе был титулован царем царей. А Сюбаши оттягивал время, переходя со стоянки на стоянку. Сельджуки же следили за ним, как следит лисица. Говорят, что Сюбаши поступал так из трусости и по слабости своей, и говорят даже, что Сельджуки обратились к нему, привлекли его к себе и уговорили его, и он отступился от них и оставил преследование их, но аллах лучше знает.

Когда пребывание Сюбаши и его войск затянулось, а Сельджуки находились в Хорасане, страна была ограблена и проливалась кровь, то пищи и припасов, особенно для войск, стало мало.

Сельджуки же не заботились об этом, так как они довольствовались малым. Сюбаши (поэтому) принужден был начать войну, оставив бездеятельность, и пошел на Дауда. Дауд выступил навстречу к нему, и они |328| встретились в месяце ша'бане 428 г. ( = V — VI 1037) у ворот Серахса. У Дауда был астролог по имени ас-Саума'и, который посоветовал Дауду сражаться, ручаясь в его победе. Он ручался своей жизнью с тем, что, если он ошибся, то Дауд может убить его. И оба войска сразились, войска Сюбаши не выдержали, отступили в самом безобразном виде и направились к Герату самым позорным образом. Дауд и его войско преследовали их до Туса и брали их прямо руками, воздержались от убийства их и только захватили их имущество. Это было тем событием, после которого Сельджуки завладели Хорасаном и вошли в главные города. Тогрул-бек вошел в Нишапур и поселился в Шадьяхе, где в месяце ша'бане ( = V — VI) в пятничной хутбе, посвященной ему, он был назван великим султаном. Они (Сельджуки) назначили наместников в округа. Дауд отправился к Герату, а Сюбаши оставил его (Герат) и направился в Газну. Мас'уд порицал его и удалил от себя, сказав ему: «Ты погубил войска, оттянул время до того, что окрепли дела врага, очистились пути для их деятельности и они смогли завладеть областями, какими хотели». Сюбаши оправдывался (говоря): «Они разделились на три группы, и каждый раз, когда я преследовал одну группу, она уходила передо мною, а сзади меня две группы делали в области, что хотели». Мас'уд принужден был сам итти в Хорасан. Собрав войска, он роздал им большие деньги и выступил из Газны с армией, для которой я степь казалась тесной, взял с собой (также) много слонов. Он прибыл в Балх и против него туда выступил также Дауд, который остановился вблизи города. В один из дней конный отряд (Дауда), состоявший из небольшого числа людей, использовав момент беспечности войск (Мас'уда), вошел в город, взял большого слона, находившегося у входа во дворец Мас'уда, и вместе с ним некоторое количество запасных лошадей. Значение его возросло в глазах у всех, и страх войска перед ним увеличился. Потом Мас'уд 1 числа месяца рамадана 429 г. (= 7 VI 1038) выступил из Балха, имея с собой 100 000 всадников, кроме следующих (за ними). Он пошел в Джузджан, схватил вали (правителя), который был там у Сельджуков, и распял его. Он выступил оттуда и прибыл в Мерв аш-Шахиджан. Дауд же направился в Серахс и соединился с братьями своими — Тогрул-беком и Ябгу. Мас'уд отправил к ним посланцев, предлагая заключить мир. С ответом к нему отправился Ябгу. Мас'уд оказал ему почести и надел на него халат. |329| [370]

Содержание послания его было следующее: «После того, как мы совершили эти поступки, к которым ты отнесся злобно, мы не полагаемся на твой мир. Каждое действие из них является губящим и уничтожающим». И они лишили его надежды на мир. Мас'уд отправился из Мерва в Герат, а Дауд направился в Мерв. Но население последнего отказалось подчиниться ему; тогда он осаждал город в течение 7 месяцев, стеснил население, усиленно сражался с ними и завладел городом. Когда Мас'уд услышал эту весть, то очень смутился. Он отправился из Герата в Нишапур, потом оттуда в Серахс. И каждый раз, когда он, преследуя Сельджуков, направлялся в одно место, те от него уходили в другое место. И так продолжалось, пока их не застала зима, и они в ожидании весны остались в Нишапуре. Когда наступила весна, Мас'уд был занят своими развлечениями и пьянством. Весна прошла, а дело находилось в том же положении. Когда пришло лето, везиры его и приближенные порицали его за пренебрежение своим врагом. Тогда он отправился из Нишапура в Мерв на Сельджуков, а те ушли в пустыню. Он вошел в нее вслед за ними на 2 перехода. А войско, которое было с ним, уже было раздражено долгим походом и бездействием своим, особенно же трудностями и переходами из одного места в другое — оно уже около 3 лет находилось в походе, часть их с Сюбаши и часть с меликом Мас'удом. Когда он (Мас'уд) вступил в пустыню, то остановился на привале, где мало воды, а жара (была) сильная; воды нехватало (даже) султану и его свите. Дауд с главными силами Сельджуков стоял напротив него, а другие из его племени находились напротив арьергарда его войск и хватали отставших. И случилось, как того пожелал аллах, что свита Мас'уда и группа из войска из-за воды поссорились и стали во враждебные отношения. Произошла между ними распря в такой степени, что одни стали сражаться с другими и одни из них грабить других. По этой причине дело войска пришло в расстройство, и одни из лих стали говорить с другими об избавлении от Мас'уда.

Дауд узнал про их раздоры, подошел к ним и ударил на них в момент, когда они были заняты этим спором, битвой и грабежом. Они бросились в бегство, так что один не заботился о другом и много из них было убито. Султан Мас'уд и его везир призывали их и приказывали им вернуться, но они не возвращались. Войско все бежало, а Мас'уд остался на месте. Тогда ему сказали: «Чего ты ожидаешь. Твои приверженцы покинули тебя |330| и ты в опасной пустыне, перед тобой враг и позади тебя враг и нет основания оставаться (здесь)». Он начал отступать, имея с собой около 100 всадников. За ним вслед пустился один всадник из Сельджуков. Ма'суд повернул к нему и убил его, а потом ехал, нигде не останавливаясь, пока не прибыл в Гарчистан.

Что же касается Сельджуков, то они захватили у войска Мас'уда столько добычи, что не поддается учету. Дауд распределил добычу между своими приверженцами и привязал их (тем) к себе. Он остановился в палатках Мас'уда и сел на его кресло. Войско его, опасаясь возвращения войска Мас'уда, в течение 3 дней не слезало с коней своих, кроме как для принятия необходимого количества пищи и питья и тому подобного. Он (Дауд) освободил пленных и освободил (население) от хараджа на целый год.

Тогрул-бек отправился в Нишапур, завладел им и вошел в него в конце 431 и в начале 432 г. (= около VIII 1040). Спутники его грабили народ. Про него (Тогрул-бека) рассказывается, что он увидел халву с миндалем, поел ее и сказал: «Это хороший тутмач, (Тутмач — род лапши.) но только в нем нет чеснока». Гузы увидели камфору и приняли ее за соль и сказали: «Это горькая соль». (Такого рода анекдоты рассказывали в свое время и относительно арабов, когда последние завладели Ираном (А. Мюллер. История ислама, т. I, стр. 270). В частности, приводится рассказ и относительно камфоры, являвшейся предметом роскоши и городского обихода. В данном случае рассказ автора является, повидимому, литературным заимствованием у авторов, писавших об арабском завоевании.) [371]

О них много рассказывается в этом роде. Вред, наносимый бродягами (айар), разросся, действия их усилились, бедствие, причиняемое ими населению Нишапура, все увеличивалось: они грабили имущество, убивали людей, бесчестили женщин, делали все, что хотели, и не было никого, кто бы запрещал им делать это и останавливал их. Когда вошел в город Тогрул-бек, бродяги побоялись его и воздержались от того, что творили. Население успокоилось, и у него появилась уверенность в безопасности. (К этой характеристике событий в Нишапуре надо относиться весьма осторожно. Применяемый здесь Ибн ал-Асиром термин айяр употребляется очень часто феодальной историографией для компрометации народных движений.)

В это время Сельджуки завладели всели областями. Ябгу отправился в Герат и вошел туда. Дауд направился в Балх, где правителем со стороны Мас'уда был хаджиб Алтунтак. (Выше (стр. 302 — 303) он назван Алтунташ.) Дауд послал к нему (посланцев) с требованием сдать ему город, указывая ему, что господин его не в с стоянии оказать ему помощь. Алтунтак заключил посланцев в тюрьму. Тогда Дауд пошел на него и осадил город. Алтунтак послал известить Мас'уда, который находился в Газне, о своем положении и о стеснении осады. Мас'уд снарядил большое войско и отправил (к нему). Отряд его прибыл в ар-Рухадж, где находился отряд Сельджуков, и вступил с ними в бой. |331| Сельджуки потерпели поражение, 800 человек из них было убито, много взято в плен, и та местность освободилась от них. (Другой) отряд из (отправленных Мас'удом) войск направился в Герат, где находился Ябгу, сразился с ним и выбил его оттуда. Потом Мас'уд отправил в помощь этим войскам сына своего Маудуда с большим войском. И Мас'уд был убит, а он (Маудуд) был в Хорасане, как об этом мы сообщим (впереди). Они (войска Маудуда) отправились из Газны в 432 (= 1040/41) г. Когда они приблизились к Балху, Дауд выслал против них отряд из своего войска, который напал на разведочные отряды войска Маудуда. Эти отряды отступили, войско Дауда пустилось их преследовать. Когда войско Маудуда (узнало) об этом, оно вернулось назад и остановилось. Услышав об этом, правитель Балха Алтунтак покорился Дауду, сдал ему город, и сам вступил на его ковер. (Т. е. стал одним из приближенных его.)

Повествование о завоевании Тогрул-беком г. Хорезма |345|

(434 = 1042/43 г.). Уже было сказано, что Хорезм входил в число владений Махмуда ибн Себуктегина. Когда он умер и стал царствовать после него сын его Мас'уд, он (Хорезм) принадлежал ему. Там находился Алтун-таш, хаджиб отца его Махмуда, один из главных эмиров его, он правил им (Хорезмом) для Махмуда, а после него для Мас'уда. Когда Мас'уд был занят походом на своего брата Мухаммеда, чтобы взять царство, эмир Али-тегин, владетель Мавераннахра, направился в края его (Мас'уда) областей и опустошил их. Когда Мас'уд покончил с делом своего брата и царство укрепилось за ним, он в 424 (= 1033) г. написал Алтунташу, чтобы тот выступил в округа Али-тегина и взял Бухару и Самарканд. И он послал ему на помощь большое войско. Тот (Алтунташ) переправился через Джейхун и завоевал то, что желал из области Али-тегина. Али-тегин отступил перед ним, а Алтунташ оставался в области, которую он завоевал. Он увидел, что дохода с нее нехватит на нужды его войска, потому что он хотел иметь большое число (людей), чтобы обороняться ими от тюрок. Он написал об этом Мас'уду и просил его разрешения возвратиться в Хорезм. Тот разрешил ему. Когда он возвращался, Али-тегин настиг его в беспечности [372] и внезапно напал на него. Али-тегин был разбит и вошел в крепость Дабусию. Алтунташ осадил его и чуть не взял. Али-тегин стал переписываться с ним, старался смилостивить его и смирился перед ним. Тот (Алтунташ) ушел от него и вернулся в Хорезм. В этом сражении Алтунташ был ранен и, когда вернулся в Хорезм, заболел от этого, умер и оставил трех детей мужского пола — Харуна, Рашида и Исмаила. Когда он умер, областью стал править везир его Абу-Наср Ахмед ибн Мухаммед ибн Абд-ас-самад, он сохранил казну и прочее и сообщил об этом Мас'уду. Тот назначил правителем Хорезма старшего его (Алтунташа) сына Харуна и послал его туда, а он находился у него.

И случилось так, что ал-Мейменди, везир Мас'уда, умер. Он (Мас'уд) вызвал к себе Абу-Насра ибн Мухаммеда ибн Абд-ас-самада и назначил его везиром. Абу-Наср оставил своим заместителем при Харуне своего сына Абд-ал-джаббара и сделал его везиром его (Харуна). Между ним (Абд-ал-джаббаром) и Харуном возникла враждебность, которую Харун скрывал в душе. Его товарищи подговаривали его схватить Абд-ал-джаббара и восстать против Мас'уда. Он восстал в месяце рамадане 426 г. ( = VII — VIII |346| 1034) и хотел убить Абд-ал-джаббара, но тот спрятался от него. Враги отца его говорили мелику Мас'уду, что Абу-Наср сговорился с Харуном о восстании и что сын его скрылся только ради хитрости и обмана. Он (Мас'уд) стал опасаться его, но не обнаруживал этого. Мас'уд вознамерился пойти из Газны на Хорезм и выступил из Газны. Время было зимнее, он не смог итти на Хорезм и пошел в Джурджан против Ануширвана ибн Менучихра, чтобы отплатить ему за то, что тот сделал, когда Мас'уд был занят войной с Ахмедом Йинал-тегином в стране Индии.

Когда он (Мас'уд) был в области Джурджан, пришло к нему письмо Абд-ал-джаббара ибн Абу-Насра об убийстве Харуна и возвращении области к покорности ему (Мас'уду). А Абд-ал-джаббар, когда начал скрываться, стал действовать, чтобы убить Харуна, подговорил нескольких человек неожиданно напасть на него, и они убили его, когда он отправлялся на охоту. Абд-ал-джаббар стал заниматься охраной области. Когда Мас'уд прочитал письмо Абд-ал-джаббара, то понял, что то, что говорили об отце последнего, было ложью и снова стал доверять ему. Абд-ал-джаббар прожил немного дней, на него напали гулямы Хорезма, убили его и вручили власть над областью Исмаилу ибн Алтунташу, а делом его стал заведывать Шакяр, (В издании: *** — Шукр.) хадим (слуга) отца его, и они перестали повиноваться Мас'уду.

Мас'уд написал Шахмелику ибн Али, одному из окраинных князей (асхаб ал-атраф) в окрестностях Хорезма, чтобы тот пошел на Хорезм и взял его. Он пошел туда, с ним стали сражаться Шакяр и Исмаил и защищали от него область. Он разбил их и овладел областью, а они отправились к Тогрул-беку и Дауду сельджукским, отдались под их покровительство и просили у них помощи. Дауд пошел с ними на Хорезм, их встретил Шах-мелик, сразился с ними и разбил их.

Когда Мас'уд был убит и стал править Маудуд, Шахмелик подчинился ему, стал дружить с ним и каждый из них держался за другого.

Потом Тогрул-бек отправился в Хорезм, осадил его, взял его и овладел им. Шахмелик бежал от него, взяв свои деньги и сокровища, и ушел через пустыню в Дихистан, потом оттуда перебрался в Табас, потом в окрестности Кермана, потом в округа Тиза и Мекрана. Когда он добрался туда, то думал, что спасся благодаря отдаленности его, и успокоился в душе. О нем узнал Ирташ, брат Ибрахима Йинала, а он сын дяди Тогрул-бека. Он пошел на него (Шахмелика) с 4000 всадников, напал на него, взял его в плен и взял то, что было при нем. Потом он вернулся с ним и передал [373] его Дауду, а он (Неясно кто, Ирташ или Дауд) воспользовался богатствами, которые взял в добычу. После этого он (Неясно кто, Ирташ или Дауд) вернулся в Бадгис, который поблизости к Герату, и стал |347| осаждать Герат, потому что они (жители) до этих пор продолжали сопротивляться, сохраняли свой город и упорствовали в покорности Маудуд ибн Мас'уду. Жители Герата сражались с ними (Сельджуками) и охраняли свой город, несмотря на опустошение окрестностей его. Их толкал на эту войну только страх перед гузами.

Повествование о мире между меликом Ибрахимом и Чагры-беком |X, 3| Даудом

(461 = 1059 г.). В этом году установился мир между меликом Ибрахимом ибн Мас'удом ибн Махмудом ибн Себуктегином (Правил в Газне с 451 по 492 г (= 1059 — 1094)) и между Даудом ибн Микаилом ибн Сельджуком, владетелем Хорасана, на той основе, что каждый из них остается при тех владениях, которыми он обладает и оставляет споры с другим о его владениях. Причиной послужило то, что люди разумные с обеих сторон посмотрели и увидели, что каждый из обоих втастителей не сможет захватить то, что в руках другого, и что ничего, кроме траты денег, утомления войск, разграбления стран, убийства людей не может нолучиться. И они приложили старания, чтобы между ними был мир. |4| И произошло соглашение и клятвениое скрепление (его) и были составлены об этом письменные акты. Народ был оповещен об этом и обрадовался тому, что осчастливлен благополучием.

Повествование о смерти Дауда и о переходе власти к сыну его Алп-Арслану

(451 = 1059 г.). В этом году в месяце раджабе(= VIII — IX 1059) скончался Чагры-бек Дауд ибн Микаил ибн Сельджук, брат султана Тогрул-бека, и говорят (другие), что смерть его последовала в месяце сафаре 452 г. (= III — IV 1060). Жизни его было около 70 лет. Он был владетелем Хорасана, противостоял роду Себуктегина, (T е. Газневидам) сражался с ним, отбивал Хорасан от них. Когда он умер, власть над Хорасаном перешла после него к его сыну султану Алп-Арслану. Дауд после себя оставил ряд детей мужского пола, это — султан Алп-Арслан, Якути, Сулейман, Кавурт-бек. На матери Сулеймана после смерти своего брата Дауда женился султан Тогрул-бек и завещал власть над своим государством после своей смерти ему (Сулейману), какое же было дело его, мы о том сообщим.

(Дауд) был добрым, справедливым, хорошего поведения, признавал благодеяния аллаха по отношению к нему и был благодарен за них. Так, он сообщил брату своему Тогрул-беку через Абд-ас-самада, казия Серахса, следующее: «Дошло до меня, что ты разрушаешь страну, которую ты завоевал и которой ты стал владеть, и что жители ее выселились из нее. Не тайна, что это является противоречием приказанию аллаха по отношению к рабам его и стране его. Ты знаешь, какая от этого плохая слава и разорение подданных. Ты ведь помнишь, что мы встречали врагов наших, у нас было 30 человек, а у них 300 — и мы одолели их, у нас было 300, а у них 3000 — и мы одолели их, у нас было 3000, а у них 30 000 — и мы отбросили их. И мы вчера сражались с Шахмеликом, а у него было множество людей и мы победили его, и взяли владения его в Хорезме. Он бежал от нас за 500 фарсахов от своего места, но мы настигли его, взяли его в плен и убили. И мы завладели областями Хорасана, Табаристана, Седжестана и стали [374] царями, которым подчиняются, после того как мы были маленькими подчиняющимися. И мы не отплатим за благодеяния аллаха, оказанные им, если будем встречать их таким образом».

Тогрул-бек сказал: «Скажи ему в ответ: “О брат мой! Ты завладел Хорасаном, а он был страной процветающей, и ты опустошил его; ты, при |5| прочности власти твоей, обязан был восстановить его. Я же пришел в страну, которую опустошил тот, кто предшествовал мне, и разорил тот, кто был до меня, и я не могу восстановить ее, когда враги окружают ее. Необходимость ведет к проходу через нее войск, и невозможно отвести вред от этого"».

И у него (Дауда) много похвальных поступков, которые я опустил, боясь длиннот.

|22| Повествование о завоевании Алп-Арсланом Хутталана, Герата и Саганиана

(456 = 1063 г.). Когда умер Тогрул-бек и властелином стал Алп-Арслан, эмир Хутталана вышел из повиновения ему, (заперся) в своей крепости и отказался платить харадж. Султан (Алп-Арслан) направился к нему и увидел, что крепость находится на вершине горы и неприступна. Он остановился у нее и начал сражаться, но не достиг своей цели. Однажды он сам непосредственно принял участие в сражении, вскарабкался и взобрался на гору. Люди последовали за ним, опередили его, настойчиво продвигались в гору и усиленно сражались. Владетель крепости находился на верхушке стены и воодушевлял своих к сражению. В него попала стрела, (пущенная) со стороны войска Алп-Арслана, и убила его. Алп-Арслан завладел крепостью, и она стала одним из его владений.

Дядя Алп-Арслана — Фахр-ал-мульк Ябгу ибн Микаил находился в Герате. Он тоже перестал повиноваться ему (Алп-Арслану) из желания властвовать самому. Алп-Арслан с большим войском отправился к нему, осадил его и стеснил. Днем и ночью (он) беспрерывно продолжал бой, город сдался, и дядя его вышел к нему. Алп-Арслан пощадил его, почтил и хорошо обошелся с ним.

Отсюда Алп-Арслан отправился в Саганиан, эмир которого, по имени Муса, вышел из повиновения ему. Когда Алп-Арслан приблизился к городу, Муса с большим числом храбрых людей ушел в крепость на вершине высокой горы. Султан, как только прибыл туда, сейчас же приступил к бою, и не наступил еще полдень, как войско его взобралось на гору, завладело крепостью и взяло Мусу в плен. Алп-Арслан приказал убить его. Тот предложил большие деньги за себя (в качестве выкупа). Султан сказал: «Это не время торговли». Он завладел всей той областью и вернулся в Мерв, потом оттуда в Нишапур.

|33| Повествование о завоевании Алп-Арсланом Дженда и Сабрана

(В издании: Сайрана.)

(457 = 1065 г.). В этом году Алп-Арслан переправился через Джейхун и направился в Дженд и Сабран, а они около Бухары. В Дженде находится могила его прадеда Сельджука. Когда он переправился через реку, его встретил мелик Дженда, выразил ему покорность и преподнес ему крупные подарки. Алп-Арслан ничего не изменил в его положении: он утвердил за ним то, что было в его руках, и, после того как почтил его и оказал ему свои милости, возвратился от него, прибыл в Хорезмский Гургандж и оттуда отправился в Мерв. [375]

Повествование о завещании Алп-Арсланом султанства сыну его |34| Меликшаху

(468 = 1065 г.). В этом году Алп-Арслан отправился из Мерва в Райкан с несколькими из эмиров его государства и остановился вне города. Здесь он принял от эмиров обязательства и заверения в отношении сына своего Меликшаха, что тот после него будет султаном. Он посадил его (Меликшаха) на коня и шел пешком перед ним, неся чепрак. Султан одарил почетными одеждами всех эмиров и приказал им во всех странах, где он повелевает, упоминать в хутбе его (Меликшаха). Он сделал это и распределил области на уделы (актаг). Он отвел Мазандеран эмиру Инанч Ябгу, Балх — брату своему Сулейману ибн Дауду Чагры-беку, Хорезм — брату (sic!) своему Арслану Аргу, Мерв — другому сыпу своему Арслан-шаху. Саганиан и Тохаристан — брату своему Ильясу, область Багшур и ее окрестности — одному из родственников своих, Мас'уду ибн Ирташу, и область Исфизар отвел Маудуду ибн Ирташу.

Повествование об убийстве султана Алп-Арслана |49|

(465 = 1072/74 г.). В начале этого года султан Алп-Арслан, — имя его Мухаммед, но зовут его обычно Алп-Арслан, — отправился в Мавераннахр, владетелем которого был Шемс-ал-мульк-тегин. Он построил через Джейхун мост и проходил через него в течение 20 с лишним дней, войско его превышало 200 000 всадников. 6 числа месяца раби I (= 20 ХI) приближенные его привели к нему коменданта какой-то крепости, известного под именем Юсуф-ал-Хорезми, и его подвели с двумя гулямами к сиденью его (Алп-Арслана). (Алп-Арслан) велел вбить для него четыре кола и привязать его к ним за конечности. Юсуф сказат ему: «Эй, развратник! подобные мне |50| (разве) убиваются таким образом?» Султан Алп-Арслан разгневался, взял лук и стрелу и, сказав двум гулямам: «Отпустите его!», пустил в него стрелу, но не попал в него. Не было до этого случая, чтобы стрела его не попала в цель. Юсуф бросился к султану, находившемуся на возвышении. Когда султан увидел, что Юсуф идет к нему, поднялся и сошел с возвышения, но в это время споткнулся и упал на землю ничком. Юсуф наскочил на него и ударил его имевшимся при нем ножом в бок. При этом стоял Са'д-ад-даула, которому Юсуф также нанес несколько ранений. Султан поднялся и вошел а другой шатер. Кто-то из фаррашей ударил Юсуфа по голове дубинкой и убил его, а тюрки разрубили его.

Когда до населения Самарканда дошла весть о том, что султан переправился через реку и о том, что совершило войско его в тех областях, в особенности же в Бухаре, они собрались, читали Коран полностью и просили аллаха, чтобы он избавил их от него (султана), и аллах внял их мольбам.

Когда султан был ранен, то сказал: «Куда бы я ни направлялся, на какого бы врага ни шел, я не делал этого иначе, как попросив помощи аллаха себе в этом. А вчера, когда я взобрался на холм (на гору) и от величия моей армии и множества моих войск подо мною задрожала земля, я сказал сам себе: “Я властелин мира и никто не сможет пойти на меня". И аллах сделал меня беспомощнее самых слабых тварей своих. . .» Он умер 10 числа месяца раби I того же года (= 24 XI 1072) и был перевезен в Мерв, где похоронен рядом со своим отцом. Родился он в 424 (= 1032/33) г. и прожил 40 лет с месяцами. Говорили (другие), что рождение его было в 420 (= 1029) г. Продолжительность его царствования, считая со времени, когда начали посвящать ему как султану хутбы, до момента, когда он [376] был убит, — 9 лет 6 месяцев и несколько дней. Когда весть о его смерти дошла до Багдада, везир Фахр-ад-даула ибн Джахир сел в Сахн-ас-селам (Т. е. «Двор приветствия» — приемная зала.) для траура (аза) по нем.

Повествование о родословной Алп-Арслана и кое о чем из биографии его

Он, Алп-Арслан Мухаммед ибд Дауд Чагры-бек ибн Микаил ибн Сельджук, был милостив, справедлив, умен и не слушал доносов. Государство его очень расширилось, мир склонился перед ним, и он по достоинству был назван султаном мира. Он был милосерден и отзывчив по отношению |51| к бедным. . . Во всей стране его не было штрафов и конфискаций. Он довольствовался от подданных основным хараджем, который взимался облегченно для них, два раза в год. (Ал-Макдиси, наоборот, считает взимание хараджа два раза в год тяжелым для населения. Возможно, однако, что у ал-Макдиси речь идет об удвоении хараджа (ср. выше, стр. 191, прим. 1).) Некий доносчик написал ему донос на везира его Низам-ал-мулька и сообщил, сколько тот имеет со своих владении (мамалик) сборов (русум) и налогов (амвал). Оно (письмо) было брошено на его коврик. Он взял его, прочел, потом отдал Низам-ал-мульку и сказал ему: «Возьми это письмо и, если правда то, что там написали, то смягчи свой нрав и улучши твои действия, а если же соврали, то прости им их поступок и дай им какое-нибудь важное и нужное дело, чтобы они вместо доносов на людей занялись бы им». Это такое положение, лучше которого ни про кого из властелинов не было еще сообщено. Часто eму читали истории царей, про их обычаи, положения шариата. Когда его хорошее поведение и соблюдение своих договоров и обещаний получили известность среди властелинов, то они выразили ему покорность и согласие, после (прежнего) сопротивления и стали к нему приходить, начиная от отдаленнейших местностей Мавераннахра до отдаленнейших местностей Сирии. Он также сильно заботился об удержании своих воинов от грабежей и имущества подданных. До него дошло, что один из его личных рабов отнял у одного деревенского жителя (рустаки) его одежду. Он взял и распял того раба. После этого люди воздержались от посягательства на имущество других. Хороших дел его много, но в этой книге неуместно приводить их больше того, что я привел. Алп-Арслан после себя оставил детей: Меликшаха, который после него стал султаном, Ияза, Текеша, Бурибарса, Тутуша, Арслана Аргу, Сару, Аишу и другую еще дочь.

Повествование о вступлении на престол султана Меликшаха

Когда Алп-Арслан был ранен, он завещал султанство сыну своему Меликшаху, который был вместе с ним, и приказал, чтобы войско |52| присягнуло ему, и все присягнули. Заведывал этим делом Низам-ал-мульк. Мелик-шах послал в Багдад требование, чтобы хутба была посвящена ему, и во всех мечетях его (Багдада) хутба стала посвящаться ему. Алп-Арслан завещал сыну своему Меликшаху также, чтобы он отдал брату его (Алп-Арслана) Кавурт-беку ибн Дауду округа (а'мал) Фарса и Кермана, а также сумму денег, которую он назначил, и чтобы (Кавурт-бек) женился на его вдове. Кавурт-бек в это время находился в Кермане. И он завещал, чтобы было отдано сыну его Иязу ибн Алп-Арслану то, что принадлежало отцу его, Дауду, а это 500 000 динаров. Он сказал: «На каждого, кто не будет доволен тем, что я ему завещал, идите войной и используйте для войны то, что я назначил ему». [377]

Меликшах вернулся из стран Мавераннахра, и войско переправилось через реку в 3 дня вместо 20 с лишним дней, когда оно шло туда. Везиром Меликшаха стал Низам-ал-мульк. Меликшах прибавил на содержание войск 700 000 динаров. Они вернулись в Хорасан, направляясь в Ниш-пур. Ияз-Арслан (?) остался в Балхе, а Меликшах с войском отправился из Нишапура в Рей.

Повествование о вверении правления делами (страны) Низам-ал-мулъку |54|

(465 = 1072 г.). Войско Меликшаха протянуло свои руки к деньгам и имуществу населения. Они говорили: «Кроме Низам-ал-мулька, никто не препятствует султану, чтобы он давал нам деньги». Население терпело от них сильное притеснение. Об этом Низам-ал-мульк сообщил султану. Он объяснил ему, какая в этих действиях (войска) кроется опасность расслабления и разрушения страны и падения руководства. Султан сказал ему: «Так ты сделай, что в этом (отношении) находишь целесообразным». На это Низам-ал-мульк ответил ему: «Мне невозможно что-нибудь сделать, без твоего приказания». Тогда султан сказал ему: «Все дела большие и малые я предоставил тебе, ты — отец», и поклялся ему в этом. Он отвел ему сверх того, что у него (Низам-ал-мулька) было, новые наделы (икта’), в том числе и Тус, город (самого) Низам-ал-мулька, надел на него халат, дал ему титулы, в том числе титул атабека, что значит эмир-родитель. И проявились способности его — храбрость, хороший образ действий, которые известны (всем). Так, слабая бедная женщина обратилась к нему за помощью. Он остановился и вступил с ней в беседу. Один из его хаджибов хотел отвлечь его от этого. Он осудил его за это и сказал ему: «Я взял тебя как слугу именно для подобных ей, так как эмирам и знатным людям нет нужды в тебе». Потом он отставил его от должности хаджиба.

Повествование о захвате Текешем части Хорасана и отобрании ее от него |76|

(473 = 1080/81 г.). В этом году, в ша'бане (= I — II 1081), султан Меликшах отправился в Рей, произвел смотр войска и исключил из него 7000 человек, положением которых он был недоволен. Они (исключенные) перешли к брату его Текешу, находившемуся в Бушендже, и тот, благодаря им, усилился, оказал неповиновение брату своему Меликшаху, захватил Мерверуд, Мерв аш-Шахиджан, Термез и другие (города) и направился к Нишапуру, желая завладеть Хорасаном. Передают, что, когда султан дал приказ об исключении их, Низам-ал-мульк сказал: «Среди этих нет пи писца, ни торговца, ни портного. Нет ни одного из них, у которого, кроме военной службы, было бы еще какое-нибудь ремесло. Если они будут исключены, мы не гарантированы от того, что они выставят из своей среды какого-нибудь человека и скажут: вот этот султан. И будут нам от них хлопоты и, пока мы победим их, выйдет у нас (денег) во много раз больше того, что теперь идет на них». Но султан не принял его совета. Когда они (исключенные) перешли к его брату и тот восстал, тогда султан пожалел, что не послушался своего везира, но сожаление уже не помогло. Известие о выступлении Текеша дошло до султана Меликшаха, он быстро отправился в Хорасан и добрался до Нишапура раньше, чем Текеш завладел им. Когда Текеш услышал о приближении его к Нишапуру, повернул от него (Нишапура) и укрепился в Термезе. Султан направился туда и осадил его в нем. Текеш ранее взял в плен группу людей султана, (а теперь) освободил их и между ними установился мир. Текеш вышел к брату своему, султану Меликшаху и покинул Термез. [378]

|88| Повествование о восстании Текеша против брата своего султана Меликшаха

(477 = 1084 г.). Выше о нем (Текеше) было уже упомянуто, как было упомянуто и то, что он помирился с султаном. Теперь, когда он увидел султана далеко от себя, он возобновил неповиновение. А люди его предпочитали раздоры и подстрекали его перестать повиноваться брату. Текеш согласился с ними, выступил вместе с ними и завладел Мерверудом и другими (пунктами) вплоть до крепости, находящейся вблизи Серахса, которая принадлежала Мас'уду, сыну эмира Яхза. (Ниже (стр. 382) он назван Мас'уд ибн Таджир и, вероятно, является сыном упомянутого ниже (стр. 380) эмира Таджира, владетеля Балха.) Последний старательно укрепил было ее. Они осадили его (Мас'уда) в ней и (казалось) неизбежно должны были забрать ее у него. Находившийся в Нишапуре сподвижник Низам-ал-мулька Абу-л-Футух ат-Туси и амид Хорасана Абу-Али сошлись на том, чтобы Абу-л-Футух написал Мас'уду ибн Яхзу записку, а почерк Абу-л-Футуха чрезвычайно походил на почерк Низам-ал-мулька. В записке было сказано: «Я написал эту записку из Рея в такой-то день. Завтра мы отправляемся к тебе, охраняй крепость. Мы ударим на врага в такую-то ночь». Они вызвали гонца, которому доверяли, дали ему полноценные (салиха) динары и сказали: «Отправляйся к Мас'уду. Когда прибудешь к такому-то месту, остановись там и засни; это письмо спрячь в одной из стен. Тебя схватит разведочный отряд Текеша, ты им не признавайся, пока не побьют тебя. Когда начнут бить и усилят побои, то вынь им его (письмо) и скажи, что ты расстался с султаном в Рее. И от нас тебе будет подарок и милость». Тот так и сделал. И произошло так, как они ему описали. Был он доставлен к Текешу, побит и ему пригрозили убийством. Тогда он |89| вытащил письмо и вручил его им и сообщил, что он расстался с султаном и Низам-ал-мульком в Рее (где они находятся) с войсками, и он (султан) идет (сюда). Когда они познакомились с содержанием письма и услышали речь (этого) человека, то тотчас отправились, покинув свои шатры, лошадей и котлы на огне, не подождав того, что (произойдет), и вернулись к крепости Вандж и было это удивительной радостью. Мас'уд спустился и взял что было на месте стоянки войска. Султан же прибыл в Хорасан спустя 3 месяца, и, если бы не это действие, Текеш ограбил бы все до ворот Рея. Когда султан прибыл туда, он пошел на Текеша и захватил его. Он (раньше) поклялся ему (Текешу), что не будет мучить его и тот от него (султана) ничего дурного не увидит. Один из тех, кто был там, дал ему такую фетву, чтобы он это дело предоставил сыну своему Ахмеду. Он так и сделал. Ахмед приказал ослепить его (Текеша). Его ослепили и заключили в тюрьму.

|137| Повествование об убийстве Низам-ал-мулька

(486 = 1092 г.). В этом году 10 числа рамадана ( = 14 X) вблизи Нихавенда был убит везир Низам-ал-мульк Абу-Али ал-Хасан ибн Али ибн Исхак. Он и султан находились в Исфахане, и он оттуда вернулся было в Багдад. Здесь, после того как он закончил ифтар (разговенье), (он) отправился в своем паланкине в шатер своих жен. В это время пришел к нему дейлемский юноша из батынийцев (Т. е исмаилитов.) в виде просителя поддержки и помощи, ударил его ножом, который был у него с собою, покончил с ним и бежал, но споткнулся о веревку шатра; его настигли и убили. Султан приехал к его (Низам-ал-мулька) шатру, и войско его и окружающие успокоились. Он (Низам-ал-мульк) оставался везиром султана 30 лет, кроме |138| того, что он служил везиром султану Алп-Арслану, владетелю Хорасана [379] во времена дяди его Тогрул-бека, до того как он стал султаном. Он (Низам-ал-мульк) был в преклонных летах, так как родился еще в 408 (= 1017) г. Причиной его смерти было то, что Османа ибн Джемал-ал-мулька ибн Низам-ал-мулька дед его, Низам-ал-мульк, назначил раисом Мерва. Туда же султан послал (в качестве) шихне Кудана, одного из виднейших своих рабов (мамлюк) (Т. е. офицеров гвардии, состоявшей из купленных рабов (чаще именовавшихся гулямами).) и одного из величайших эмиров его государства. Между ним и Османом по поводу чего-то пошли раздоры. Молодость и самонадеянность Османа и то, что он полагался на своего деда, рассчитывая на его помощь, повели к тому, что он арестовал его (Кудана) и наказал его, но потом освободил его. Тот с жалобой о помощи направился к султану.

Султан отправил с Тадж-ад-даула, Меджд-ал-мульком ал-Баласани и другими вельможами своего государства Низам-ал-мульку послание, в котором говорил: «Если ты являешься соучастником со мною в царстве и ее та твоя рука (наравне) с моей рукой участвует во власти, то у этого есть осиование, если же ты мой заместитель и находишься под моей властью, то тебе следует придерживаться границ подчинения и заместительства. И вот эти твои сыновья, каждый из них владел большим округом и правит большой областью, но, не удовлетворяясь этим, они переходят в дела расправы и в жажде (власти) дошли до того, что они совершили то-то и то-то». И он распростраиился об этом. Вместе с теми посланцами он отправил также эмира Йильберда, который был его приближенным и доверенным, и сказал ему: «Ты мне сообщишь, что он (Низам-ал-мульк) скажет, а то эти, возможно, скроют что-нибудь (от меня)».

(Посланцы) явились к Низам-ал-мульку и сообщили ему содержание послания. Он сказал им: «Скажите султану: “Если ты не знал, что я соучастник твой в царстве, так знай, ибо ты достиг этого своего положения только благодаря моим мероприятиям и моему мнению"». (Он продолжал): «Разве он не припоминает, что в то время, когда был убит его отец, я устроил его дела и уничтожил восстававших против него из его семьи и других. Из них (в частности) восстания таких-то, таких-то"». И перечислил он тут тех, которые восстали тогда против него. (Он далее продолжал): «Он в то время хватался за меня, не обходился без меня и не противоречил мне. Но когда я уже направил дела и объединил мнения в его пользу, завоевал ему города — близкие и дальние — и подчинились ему (страны) близлежащие и отдаленные, он стал без всякого основания приписывать мне грехи и слушать доносы на меня. Передайте ему от меня, что устойчивость той остроконечной шапки (короны его) связана с этой чернильницей и что в их единении упрочение всего, что является желанным, и причина всякого благосостояния и благоприобретения. И когда я закрою |139| эту (чернильницу), то не станет и той. И если он решился на перемену (отношений ко мне), то пусть сделает, в целях предосторожности, заготовку продуктов прежде, чем это случится, и пусть соблюдет предусмотрительность в отношении событий до того, как они произойдут». И в этом направлении он долго говорил. Потом сказал им: «Передайте от меня султану то, что хотите, а для меня то, что меня постигли его упреки? оказалось таким тяжелым, что руки мои обессилели». Когда они вышли от него (Низам-ал-мулька), они условились скрыть от султана, что было сказано про него, и сказать ему то, содержанием чего было бы выражение покорности и реабилитации себя, и разошлись по домам, (так как) наступила уже полночь. Йильберд же прошел к султану и сообщил ему, что произошло. Остальные на другой день рано утром пошли к султану, который их ждал, и передали ему покорность и извинения (Низам-ал-мулька), как они о том условились. [380]

Тогда султан сказал им, что он (Низам-ал-мульк) не говорил этого, а сказал именно вот так и так. Те указали, что скрыли это сказанное Низам-ал-мульком во внимание и уважение к правам Низам-ал-мулька и его заслугам. Произошло обсуждение мероприятий в отношении Низам-ал-мулька, которые завершились его убийством. А через 35 дней после него умер и султан (Меликшах). Государство расстроилось, и был пущен в ход меч (пошли раздоры). И слова Низам-ал-мулька оказались как бы предсказанием. Многие поэты оплакивали Низам-ал-мулька.

Повествование о начале дела его (Низам-ад-мулька) и некоторые сведения о нем

Что касается начала дела его, то он был из дехкан Туса. Деньги и имущество, какие были у отца его, ушли, мать его умерла, когда он был еще грудным ребенком, и отец его, бывало, обходил со своим ребенком кормилиц, пока какая-нибудь из них не покормит его даром. Он вырос, изучил арабский язык и (заложенная) в нем тайна божия побудила его к высоким стремлениям и занятию науками. Он изучил фикх, стал |140| превосходным (в нем) и слыхал много хадисов. Потом он начал заниматься султанскими делами и судьба не переставала возвышать его, благоприятствуя ему как во время нахождения на месте, так и во время путешествия. Он ездил по городам Хорасана и вместе с одним из чиновников (мутасарриф) попал в Газну. Затем он стал находиться при Абу-Али ибн Шазане, управлявшем делами в Балхе для Дауда, отца султана Алп-Арслана. При нем (Ибн Шазане) положение его стало хорошим и обнаружились его способности и надежность, и он стал известен этим. Когда Абу-Али ибн Шазану пришла пора умирать, он завещал его мелику Алп-Арслану и сообщил о его положении. Тот поручил Низам-ал-мульку ведение своих дел. Потом он стал его везиром, пока, после смерти дяди своего Тогрул-бека, он (Алп-Арслан) стал султаном. Он продолжал быть его везиром, так как в нем обнаружились большие способности и правильные мнения, которые доставили Алп-Арслану султанство. Когда умер Алп-Арслан, (Низам-ал-мульк) занялся делом сына его Меликшаха, но об этом уже была обстоятельная исчерпывающая речь.

И рассказывают, что начало его деятельности таково: Он был писцом у владетеля Балха, эмира Таджира. Этот эмир в начале каждого года конфисковал и забирал то, что было у него, и говорил ему: «ты, Хасан, растолстел». Он давал ему только лошадь и кнут и говорил: «Этого тебе хватит». Когда это продолжилось (слишком) долго для него, он спрятал сыновей своих Фахр-ал-мулька и Муайид-ал-мулька и бежал к Чагры-беку Дауду, отцу Алп-Арслана. В дороге лошадь его стала, и он сказал: «О господи, я прошу у тебя лошадь, посредством которой ты бы спас меня». Он проехал немного и (вдруг) встретил его туркмен, под которым была хорошая лошадь. Тот сказал Низам-ал-мульку: «Сойди со своей лошади». Он слез. Туркмен взял его лошадь и дал ему свою лошадь. Затем туркмен сказал ему: «Не забудь меня, о Хасан». Говорит Низам-ал-мульк: «Я ободрился этим и понял, что это начало счастья». Низам-ал-мульк отправился в Мерв и явился к Дауду. Когда тот увидел его, взял за руку, представил его сыну своему Алп-Арслану и сказал ему: «Это — Хасан ат-Туси, возьми его к себе, сделай себе отцом и не противоречь ему». Когда эмир Таджир узнал про бегство Низам-ал-мулька, он за ним вслед отправился в Мерв и сказал Дауду: «Это мой писец и заместитель. Он взял мои деньги». Дауд ответил ему: «Тебе следует говорить с Мухаммедом», то есть с Алп-Арсланом, так как имя его было Мухаммед. Таджир не решился обратиться к нему (Алп-Арслану), оставил его (Низам-ал-мулька) и вернулся. [381]

Повествование о смуте в Нишапуре |171|

(488 = 1095 г.). В этом году, в месяце зу-л-хидже (= декабрь), некий великий эмир из эмиров Хорасана собрал много людей, отправился с ними к Нишапуру и осадил его. Население города собралось и вступило с ним в жестокий бой. Он продолжал осаду их около 40 дней. Не найдя там желаемого, он ушел от него (города) в мухарраме 489 (= 1 1096). Когда он оставил Нишапур, там произошла распря между керрамитами и другими партиями его жителей и было убито среди них очень много народу. Предводителем шафиитов был Абу-л-Касим ибн имам-ал-харамейн Абу-л-Масали ал-Джувейни, а предводителем ханифитов был кади Мухаммед ибн Ахмед ибн Са'ид. Оба они были вместе против керрамитов, предводителем которых был Махмешад. Шафииты и ханифиты победили керрамитов. Выли разрушены их (керрамитов) медресе и было убито много людей среди них и среди других. Это была великая смута.

Повествование об убийстве Арслана Аргуна

(Выше он назван Арслан Аргу.) |178|

(490 = 1096/97 г.). В этом году в мухарраме (= XII 1096 — I 1097) в Мерве был убит Арслан Аргун — сын Алп-Арслана, брат султана Мелик-шаха, — который уже завладел Хорасаном. Причина убийства его заключалась в том, что он был жесток в отношении к своим гулямам, очень унижал их и наказывал. Те сильно боялись его. Случилось теперь, что он потребовал к себе одного своего гуляма. Тот вошел и у него (у Арслана Аргуна) никого не было. Он обвинил юношу в опоздании. Тот извинился. Он не признал его оправдания и ударил его. Тогда гулям вынул бывший у него нож и убил его. Гулям был схвачен и у него спросили, почему он это совершил. Он сказал: «Чтобы обезопасить народ от его злодеяний».

Причина завладения им (Арсланом Аргуном) Хорасаном была следующая. В правление брата его Меликшаха у него был надел размером (*** — что можно перевести — «доход которого равнялся») в 7000 динаров, и он находился вместе с ним (братом) в Багдаде, когда тот умер. Он отправился с семью гулямами в Хамадан. Там к нему присоединилась группа людей, и он отправился в Нишапур. Не находя здесь того, чего желал, он направился в Мерв. Шихне Мерва был эмир по имени Кудан, один из рабов (мамлюк) Меликшаха; это тот, который был причиной перемены хорошего отношения Меликшаха к Низам-ал-мульку на дурное, о чем была речь в (повествовании) об убийстве Низам-ал-мулька. Кудан склонился на сторону Арслана Аргуна и сдал ему город, и войска явились к нему. Он направился в Балх, где находился сын Низам-ал-мулька, Фахр- |179| ал-мульк; он ушел оттуда и стал везиром у Тадж-ад-даула Тутуша, (Тутуш ибн Алп-Арслан — основатель династии сирийских Сельджуков (487 — 488 = 1094 — 1095).) как об этом мы уже сообщали. Арслан Аргун завладел Балхом, Термезом, Нишапуром и всем Хорасаном, и послал к султану Беркияруку и везиру его Муайид-ал-мульку ибн Низам-ал-Мульку требование, чтобы утвердили за ним Хорасан, как он принадлежал деду его Дауду, без Нишапура, с тем, что он будет давать деньги и не будет оспаривать султанство его (Беркиярука). Беркиярук, в виду того, что был занят братом своим Махмудом и дядей Тутушем, не ответил ему ничего. Когда султан Беркиярук уволил от везирства Муайид-ал-мулька и назначил на эту должность брата последнего, Фахр-ал-мулька, а делами завладел Меджд-ал-мульк ал-Баласани, Арслан Аргун прервал переговоры с Беркияруком и сказал: «Я не нахожу [382] достойным для себя обращаться к ал-Баласани». Беркиярук призвал дядю своего Бурибарса ибн Алп-Арслана и отправил его с войском сражаться с Арсланом Аргуном. Сын Низам-ал-мулька, Имад-ал-мульк Абу-л-Касим, присоединился к Арслану и сделался его везиром. Когда войска дошли до Хорасана, их встретил Арслан Аргун, вступил с ними в бой, но, побежденный, отступил в Балх. Бурибарс и войска, которые были с ним, расположились в Герате. Потом Аргун собрал крупное войско, отправился в Мерв, осаждал его в течение некоторого времени и взял его силою. Он убил там много людей, снял ворота стены его и разрушил ее (стену). Бурибар из Герата пошел на него. Они встретились, сразились, и Бурибарс был побежден в 488 (= 1095) г. Причина поражения Бурибарса заключалась и том, что среди войск, которые Беркиярук отправил вместе с ним, были ширахур (Эмирахур — конюший, придворный чин; в более поздних текстах — мирахур.) Меликшаха, один из великих эмиров, и эмир Мас'уд ибн Тад-и-сир, (Повидимому, тождествен с упомянутым выше Мас'удом ибн Яхзом, разница в написании незначительная (*** — ***)) отец которого был командующим войсками Дауда, деда Меликшаха. У Мас'уда в глазах всех было большое положение и крупное место. Между эмирахуром и Арсланом была давнишняя дружба. Арслан Аргун обратился к нему, склоняя его к себе и предлагая подчиниться. Тот согласился на это. Затем Мас'уд ибн Таджир отправился к эмирахуру с визитом вместе со своим сыном. Тот схватил их обоих и убил. Дело Бурибарса ослабело, и он потерпел поражение от Арслапа Аргуна. Войско его рассеялось. Он был взят в плен и доставлен к Арслану Аргуну, который был его братом. |180| Тот заключил его (в тюрьму) в Термезе и после года заключения приказал задушить его. Он (Арслан Аргун) убил главарей войска Хорасана, тех, которых он опасался и со стороны которых боялся заговора против себя. Он конфисковал у своего везира Имад-ал-мулька 300 000 динаров и убил его. Он разрушил стены городов Хорасана, в том числе стены Сабзевара, Мерва аш-Шахиджана, крепости Серахса, цитадели Нишапура, стены Шахрастаны и других. Он разрушил все их в 489 (= 1096) г. Потом он был убит в этом году, как мы уже сообщали.

Повествование о завоевании Беркияруком Хорасана и о передаче его брату своему Санджару

(490 = 1096/97 г.). Беркиярук снарядил вместе с братом своим, меликом Санджаром, войско и отправил его в Хорасан, чтобы воевать с дядей своим Арсланом Аргуном. Он назначил эмира Кумача атабеком (Ата бек — опекун.) Санджара, а везиром к нему назначил Абу-л-Фатха Али ибн ал-Хусейна ат-Туграи. Когда они дошли до Дамгана, прибыло к ним известие об убийстве Арслана Аргуна. Они побыли тут, пока не присоединился к ним султан Беркиярук, и отправились в Нишапур. Он (Беркиярук) прибыл туда 5 джумада I этого года (= 20 IV 1097), завладел им, как и остальными местами Хорасана, без боя. Они отправились в Балх. Войска Арслана Аргуна, после убийства последнего, возвели на престол малолетнего сына его, которому было 7 лет. Когда они услышали о прибытии султана, удалились в горы Тохаристана и послали просить пощады. Султан удовлетворил их просьбу, и они вернулись, и с ними сын Арслана Аргуна. Султан хорошо встретил его и дал ему те уделы (икта'), которые принадлежали отцу его во дни |181| Меликшаха. Он прибыл к султану с 15 000 всадпиков, но не прошло и дня, как они покинули его, и каждая группа из них присоединилась к какому-нибудь эмиру, которому стала служить, а он (мальчик) остался один, только [383] со слугою своего отца. Взяла его к себе мать султана Беркиярука и приставила к нему человека, чтобы тот обслуживал его и воспитывал. Беркиярук же отправился в Термез, который сдался ему. Он пробыл в Балхе 7 месяцев и послал людей в Мавераннахр. В Самарканде и в других местах хутба была посвящепа ему, и подчинились ему области.

Повествование о восстании в Хорасане Эмир-Эмирана

(490 = 1096/97 г.). В этом году, когда султан Беркиярук был в Хорасане, против него выступил эмир по имени Мухаммед ибн Сулейман, известный под именем Эмир-Эмиран, являющийся сыном дядя Меликшаха. Он направился в Балх и попросил помощи у владетеля Газны, и тот оказал ему помощь многочисленным войском и слонами и обусловил ему эту помощь тем, чтобы во всех местах Хорасана, которые он покорит себе, пятничная хутба посвящалась бы ему, владетелю Газны. Могущество его укрепилось, и он протянул руку к областям (Хорасана). Против него выступил с конным отрядом мелик Санджар ибн Меликшах. Эмир-Эмиран и не знал об этом, как отряд сделал на него внезапное нападение. Они сражались некоторое время, и он был взят в плен и доставлен Сапджару. Санджар приказал ослепить его.

Повествование о восстании эмира Кудана и Ярыкташа против султана и назначении Хабаши в Хорасан

(490 = 1096/97 г.). В этом году Ярыкташ и Кудан восстали против султана Беркиярука. Причиной этого послужило то, что эмир Кудан находился в отряде эмира Кумача. Тот скончался, когда султан находился в Мерве. Кудан испугался, притворился больным и после того, как султан отправился в Ирак, он задержался в Мерве.

В числе эмиров султана был эмир по имени Икинджи. Султан назначил его правителем Хорезма и дал ему титул хорезмшаха. Икинджи собрал свое войско и с 10 000 всадников отправился, чтобы присоединиться к султану. Он, опередив свое войско, с 300 всадников прибыл в Мерв и там занялся пьянством. Кудан и другой эмир, по имени Ярыкташ, согласились убить его (Икинджи), собрали 500 всадников, напали на него и убили. (После того) они отправились в Хорезм, объявили, что султан назначил |182| их тамошними правителями и захватили его (Хорезм). Весть об этом дошла до султана. Он продолжал поход в Ирак, так как до него дошло известие о выходе из повиновения ему эмира Унара и Муайид-ал-мулька. Он вернул эмира Дад Хабаши ибн Алтунтака с войском в Хорасан, чтобы сражаться с ними. Тот отправился в Герат и пребывал там в ожидании, пока войска его соберутся. Они же (Кудан и Ярыкташ) опередили его (выступив) с 15 000. Эмир Дад понял, что ему не справиться с ними и переправился через Джейхун. Те устремились к нему. Ярыкташ пошел вперед, чтобы (дальше) к нему присоединился бы Кудан. Ярыкташ, не ожидая его, поспешно один выступил в бой с эмиром Дадом, был побежден и взят в плен. Весть об этом дошла до Кудана. Войско его взбунтовалось, разграбило его казну и то, что с ним было. Кудан остался с семью людьми, бежал в Бухару и был там схвачен владетелем ее, но потом тот отнесся к нему хорошо. Побыв там (некоторое время), Кудан отправился оттуда к мелику Сапджару в Балх. Тот принял его очень хорошо. Кудан рассыпался перед ним в обещаниях, что устроит его дела и приведет войска в покорность ему, но по предопределению судьбы он вскоре умер. Что же касается Ярыкташа, то он оставался в плену до тех пор, пока не был убит эмир Дад. И то что было с ним, о том мы сообщим. [384]

Повествование о начале державы Мухаммеда ибн хорезмшаха

(490 = 1096/97 г.). Как мы уже сообщили, в этом году Беркиярук назначил эмира Хабаши ибн Алтунтака эмиром Хорасана. Когда (Хорасан) успокоился и, как мы уже сообщили, был убит Кудан, он (Хабаши) назначил правителем Хорезма эмира Мухаммеда ибн Ануштегина. Отец этого последнего, Ануштегин, был рабом одного из сельджукских эмиров по имени Бильге-бек, (В издании: ***; вариант: ***, у Джувейни: Бильге-тегин.) который купил его у одного человека из Гарчистана. И назвали его (потому) Ануштегин Гарча. Он вырос, и возвысилось положение его. Он был хорошего поведения, совершенных качеств, был выдающимся (человеком) и к нему обращались (с делами). У него родился сын, которому он дал имя Мухаммед, это — данный (Мухаммед). Он учил и воспитывал его и вывел (в люди), а тот Мухаммед (дальше) и сам пошел вперед благодаря милости божией.

Когда эмир Дад Хабаши был назначен в Хорасан, хорезмшах Икинджи уже был убит, как уже рассказано. Эмир Хабаши думал, кого бы назначить правителем Хорезма, и выбор его пал на Мухаммеда ибн Ануштегина Он назначил его в Хорезм и дал ему титул хорезмшах. Мухаммед хорезмшах посвятил свое время справедливости, которую распространял, и добрым делам, которые творил. Он приблизил к себе людей науки и религии; слава его увеличилась и положение его возвысилось.

Когда султан Санджар завладел Хорасаном, он утвердил хорезмшаха Мухаммеда правителем Хорезма и округов его. Обнаружились его способность и доблесть. И Санджар (за это) еще более поднял его положение и значение. Потом один из тюркских государей собрал войска и направился в Хорезм в то время, когда Мухаммед отсутствовал там. Тогрул-тегин ибн Икинджи, отец которого был раньше хорезмшахом, находился у султана Санджара, бежал от него, присоединился к тюркам (и пошел с ними) на Хорезм. Когда хорезмшах Мухаммед услышал об этом, он поспешил в Хорезм и послал (людей) к Санджару, прося у него помощи. Он (Санджар) был в Нишапуре и выступил с войском к нему. Но Мухаммед не стал ожидать его. И, когда он приближался к Хорезму, тюрки ушли в Мангышлак, а Тогрул-тегин также отправился в Хандахан (? ***), и хорезмшах избавился от их злонамеренных действий.

Когда хорезмшах умер, на его место вступил сын его Атсыз. Он распространил тень безопасности и справедливости. При отце он командовал армией, отправлялся в страны врагов, вступал с ними в войну и завладел городом Мангышлаком. (О наличии города Мангышлака в других источниках сведений нет. Повидимому, и здесь имеется в виду не город, а полуостров.) Когда он стал править после отца, султан Санджар приблизил его к себе, возвысил его и пользовался его помощью, беря с собой в свои походы и войны. Обнаружились способности и храбрость его, что подняло его еще выше. Это (было) начало власти дома хорезмшаха Текеша и сына его Мухаммеда, при котором появились татары, как о том мы сообщим.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. 1. М. Институт Востоковедения. 1939

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.