Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
 

МУХАММАД ИБН ХАРИС АЛ-ХУШАНИ

КНИГА О СУДЬЯХ

КИТАБ АЛ-КУДАТ

[№ 40] Рассказ о судье Ахмаде б. Баки б. Махладе б. Йазиде 1

Говорит Мухаммад: когда эмир верующих  — да возвеличит его Аллах!  — отстранил Аслама б. 'Абд ал-'Азиза от судейства, он назначил Ахмада б. Баки /с. 192/ б. Махлада главным судьей и утвердил его для руководства молитвой, которой юн и раньше руководил. Это было в 314 году. Действия его были похвальны, образ жизни  — хорошим, вера  — прекрасной. Ему были присущи скромность и смирение, которыми он возвысился над людьми своего времени и превзошел людей своей эпохи.

Говорит Мухаммад: я одно время общался с Ахмадом б. Баки и нашел, что он умен, здраво судит, проницателен, учтив. Он обладал благородным нравом и был тонкого воспитания. В своих устремлениях он прекрасно проявлял себя и в слове, и в деле. Был искусен в своих словах, толков в своей речи, красноречив в своей проповеди, пространен изложением в своих записях. Проявлял дружелюбие в общении, знал множество историй.

Говорит Мухаммад: я слышал, как восприемник власти над мусульманами *1  — да продлит Аллах его жизнь!  — упоминал [147] про Ахмада б. Баки и описывал его правдивость и скромность. И сказал он в связи с тем, что упомянул: хаджиб Муса б. Мухаммад Ибн Худайр сказал мне: я спросил Ахмада б. Бак» о его родословной и под чьим покровительством они находятся, и он ответил: «Мы находимся под покровительством одной женщины из жителей Джаййана».

Говорит Мухаммад: затем наследник по договору   — да продлит Аллах его жизнь!  — стал восхищаться его правдивостью и беспристрастностью, говоря: «Если бы он захотел, то мог бьг притязать на самую знатную родословную и не нашел бы никого, кто счел бы это ложным».

Говорит Мухаммад: а вот что передают люди о том, что сказал хаджиб Муса б. Мухаммад: «Аллах избавил нас от Ахмада б. /с. 193/ Баки. Ведь он имел склонность к будущей жизни и шел по пути к ней. А если бы он имел склонность к земной жизни, то мы действительно вынуждены были бы заботиться о самих себе».

Говорит Мухаммад: с юного возраста Ахмад б. Баки непрестанно пользовался уважением, отличался добродетелью, слыл достойным, выделялся своими познаниями. Когда ему было двадцать пять лет, эмир 'Абдаллах б. Мухаммад спрашивал, у него совета.

Говорит Мухаммад: я слышал, как один ученый рассказывал: эмир послал визирей за Абу Марваном Убайдаллахом б. Йахйей б. Йахйей и за Абу 'Абдаллахом Ахмадом б. Баки б. Махладом и посоветовался с ними по одному делу. Затем они удалились. Когда они вышли, ан-Надр б. Салама стал беседовать со своими собратьями и удивлять их изменчивостью» обстоятельств и переменой дел. Он сказал им: «Пришел ко мне 'Убайдаллах б. Йахйа   —а я был судьей при жизни Баки б. Махлада   — и заявил: “Клянусь Аллахом, я не доволен, что ты просишь совета у меня и у Баки б. Махлада в одном собрании и тем самым уподобляешь меня ему. Если же у тебя появилась какая-либо потребность в этом, то посылай за ним в одно время, а за мной посылай в другое время, но не собирай нас вместе». Рассказчик продолжал: и не успел Баки б. Махлад умереть, как эмир послал за его сыном и за 'Убайдаллахом и посоветовался с ними в одном собрании.

Говорит Мухаммад: Ахмад б. Баки обладал нравом своего отца Баки б. Махлада в умении быть обходительным, проявлять снисхождение, хорошо принимать своего врага, великодушно» прощать /с. 194/ того, кто поступал с ним несправедливо. 'Абд ар-Рахман б. Ахмад б. Баки 2 рассказал мне: я присутствовал у моего отца, когда кто-то пришел и сообщил, что один человек подал на него жалобу в письме к эмиру верующих  — да возвеличит его Аллах! И стал он просить у Всевышнего прощения [148] для того жалобщика и помолился о милосердии к нему за прегрешение.

Говорит Халид б. Са'д: я пришел к Ахмаду б. Баки в день похорон сына ал-Хабиба Ибн Зийада, и он спросил меня: «Намерен ли ты идти в дом умершего?» Я ответил: «Да»  — и пошел, сопровождая его. И отправился он, идя пешком из мечети к дому умершего. Когда мы шли по какой-то улице, он сказал: «Этот умерший доставлял мне неприятности, но я терпел от него, пока он был жив, и не воздал ему по заслугам. А сегодня ему нужнее всего, чтобы я его терпел *2. Клянусь тебе, что ему прощается все, что он мне причинил».

Говорит Мухаммад: Ахмад б. Баки был сердоболен, мягок в наказании. О нем, особенно на эту тему, существуют поразительные, восхитительные рассказы, которые выделяются из всего того, что известно о характерах людей и о самих людях. Ахмад б. Мухаммад б. 'Умар б. Лубаба и Фарадж б. Салама ал-Балави рассказали мне: мы присутствовали у Ахмада б. Баки на его судебном заседании, и пришла к нему женщина, чтобы судиться со своим мужем. Долго она говорила ему дерзости и оскорбляла своею заносчивостью. Судья посмотрел на нее и сказал ей: «Короче! А не то я тебя накажу». Женщина немного успокоилась, потом снова принялась бахвалиться. И сказал ей судья: «Короче! А не то я тебя накажу». Она чуть стихла, потом снова принялась бахвалиться. Тогда наклонился /с. 195/ к ней Ахмад б. Баки и стал ей говорить: «Ты несправедлива, ты несправедлива». И так три раза. Потом добавил ей: «А разве я не устрашал тебя этим раньше?» Рассказчик продолжал: вот таково и было наказание женщине за ее заносчивость, что он сказал ей трижды: «Ты несправедлива».

Фарадж б. Салама рассказал мне: я присутствовал в суде у Аслама, когда пришла к нему женщина, прося взыскать со своего мужа определенную долю. Аслам сказал Абу 'Абдал-лаху Мухаммаду б. Касиму: «Назначь ей». Тот назначил. Однако женщина отказалась принять, сочтя долю ничтожной, и сказала: «Нет здесь никого, кто бы проявил бескорыстие ради любви к Аллаху». Услышав, как она чванится, Аслам велел принести кнут и приказал ее наказать. Женщину стали стегать кнутом по голове, она же только прикрывала ее рукавом одежды, пока ее не перестали бить. А когда перестали, она сказала судье: «Ты поступил прекрасно, о судья. Вот так и должны поступать судьи. Клянусь Аллахом, кроме которого нет божества! Я не приму эту долю, которую он мне назначил». Фарадж б. Салама продолжал: когда я увидел, как Ахмад б. [149] Баки обошелся с той женщиной, я выразил ему признательность за его мягкость и сострадание и рассказал, что сделал Аслам б. 'Абд ал-'Азиз. Он промолвил: «У Аллаха надо искать помощи, и я прошу у Аллаха о содействии».

Я слышал, как люди высказывали общепринятое мнение, что Ахмад б. Баки за все время своего судейства не отхлестал кнутом никого, кроме одного человека по имени Мунаххал. Он был злым созданием, и судья побил его кнутом. И все поголовно благодарили Ахмада б. Баки за то, как он обошелся с ним.

/с. 196/ Асбаг б. 'Иса аш-Шаккак мне рассказал: однажды я отправился в путь вместе с судьей Ахмадом б. Баки, и встретился нам пьяный, который шел перед нами. Ахмад б. Баки стал придерживать аа уздечку свое верховое животное и замедлять свой шаг, надеясь, что пьяный скроется с его глаз или заметит его и быстро уйдет. Но всякий раз, как судья замедлял движение, пьяный останавливался, так что судья неизбежно должен был к нему приблизиться и рассмотреть его. Асбаг продолжал: а я знал о том, что судья не любил ввязываться в подобные дела, и о том, что он слишком мягкосердечен, чтобы отхлестать кого-нибудь кнутом. И подумал я тогда: «О если б знать, как ты поступишь в данном случае, Ибн Баки!» Когда мы, наконец, приблизились к пьяному, судья повернулся ко мне и сказал: «Бедный этот прохожий! Я вижу, что он помешан». Продолжал рассказчик: я поддержал его: «Какое великое несчастье!» И стал он молить Аллаха простить его и просить вознаградить повредившегося в уме *3.

Асбаг продолжает: однажды, когда я и его секретарь Ибн Хисн находились у него, рыночный надзиратель привел к нему человека, от которого, по его утверждению, пахло вином. Судья обратился к своему секретарю Ибм Хисну: «Понюхай его». Тот понюхал его и сказал ему: «Да, от него пахнет вином». Продолжал рассказчик: на лице судьи появилась гримаса отвращения из-за этого, и он сказал мне: «Понюхай его ты». Я повиновался и заметил ему: «Я чувствую запах, но не знаю, запах ли это хмельного или нет». Рассказчик продолжал: он просиял и сказал: «Отпустить его». И не уличил его ей в чем.

Говорит Мухаммад /с. 197/: в одном разделе рассказа о судье Мухаммаде б. Зийаде я уже приводил оправдание для судей, которые закрывали глаза на наказание за пьянство, и этого достаточно, чтобы в данном месте не повторяться.

Говорит Мухаммад: один из моих собратьев сообщил мне: я присутствовал у Ахмада б. Баки, и он приказал заключить в темницу одного человека. Потом сказал тихонько тем, кто [150] находился перед ним: «Потребуйте от меня освободить его!» И стали люди у него требовать. Он согласился с их желанием и сказал приговоренному к заключению: «Если бы присутствующие не потребовали у меня, я бы тебя обязательно посадил».

'Абд ар-Рахман б. Ахмад б. Баки рассказал мне: когда к нему ночью стучался гость, он не резал для него никакой птицы, говоря: «Ночью ей должна быть обеспечена безопасность». Он ограничивался медом, топленым маслом, яйцами и тому подобным и подавал это гостю.

Говорит Мухаммад: он обладал хорошим критическим чутьем и понятливостью в документах. Он не ставил своей подписи в документе, пока ле прочитывал его весь, от начала до конца. У него хватало на это выдержки, даже если он стоял.

Ахмад б. 'Убада ар-Ру'айни рассказал мне: я составил документ о том, что один человек должен мне некую сумму денег, и упомянул я в документе основание, которое счел необходимым упомянуть. Но с упоминанием этого самого основания документ утратил законную силу. Я послал одного из своих друзей, чтобы собрать в нем свидетельские показания против этого человека. Продолжал рассказчик: тот принес документ Ахмаду б. Баки, чтобы он поставил в нем свою подпись. Прочитав его, судья увидел /с. 198/, что он ие имеет силы.. Он не хотел ставить свою подпись ввиду этой недействительности и в то же время не хотел не подписывать и возбудить недовольство друга тем, что отступился от него. Он не хотел также обращать внимание ответчика на недействительность документа. Рассказчик продолжал: он поднял глаза на этого человека и спросил его: «Согласен ли ты дать мне свидетельство в том, что в твоем распоряжении находится столько-то и столько-то мискалей 3, принадлежащих такому-то и на такой-то » такой-то срок?» Он ответил: «Да». Тогда судья оформил его свидетельство именно в соответствии с этими самыми словами, никак не иначе.

Говорит Мухаммад: один рассказчик мне передал: Мухаммад б. Ибрахим Ибн ал-Джаббаб был составителем документов. Ахмад б. Баки приказал учинить ему тщательную проверку, и его проверили. Однажды Ибн ал-Джаббаб сказал: «Откуда Ибн Баки взял, что он более сведущ в документах, чем я?» Его слова дошли до Ибн Баки. Он смолчал, пока тот не составил какие-то документы. Потом принес их Ахмаду б. Баки для просмотра, и Ибн Баки приложил все свои старания, изучая их, пока не уличил его в некоторых местах, которые ему и разъяснил, сказав: «Измени их!» Он изменил их, затем принес. Судья вновь указал ему на ошибки в них. Тогда Ибн ал-Джаббаб послал к нему [передать]: «Я признаю, за тобой, [161] что ты более сведущ в них, чем я, и свидетельствую об этом в твою пользу. Но избавь меня от этих беспрестанных обнаружений и расследований. Иначе, клянусь, я не составлю больше ни одного документа!» После этого Ибн Баки оставил его в «покое, простив его.

Ахмад б. 'Убада рассказал мне: я был однажды у Ибн Баки, и оказался у него в то время какой-то человек незнатного имени с неизвестной 'адалой 4, а кроме нас у него никого не было. Но вот вошел /с. 199/ к нему [другой] человек и обратился к нему: «Попроси быть свидетелями в мою пользу Абу 'Умара *4 и Абу такого-то» —второго человека, который сидел вместе со мной. Ибн Баки попытался было уклониться от ответа ему, но человек тот настойчиво потребовал у него. Ахмад б. 'Убада продолжал: в душе я спрашивал себя: «Как ты думаешь, уподобит ли тебя судья вот этому сидящему и допустит ли, чтобы мы вместе свидетельствовали в том, что ему надлежит решить?» Рассказчик продолжал: судья поднял глаза «а домогающегося и ответил ему: «Я знаю, что Абу 'Умар уклоняется от этих свидетельских показаний. Однако приведи ко мне такого-то. Я сделаю его свидетелем вместе с Абу таким-то». И он приказал привести человека того же рода и звания, что и сидевший человек.

Говорит Мухаммад: в обычае Ахмада б. Баки  — когда две стороны судились у него друг с другом   — было быстро решать ясное, очевидное дело, но проявлять терпеливость и неспешность в том, что ему казалось неясным и вызывало сомнение, и все это до тех пор, пока истина не обнаруживалась для него или оба тяжущихся не приходили к взаимному примирению и согласию. 'Абд ар-Рахман б. Ахмад б. Баки рассказал мне: один человек пришел к судье и передал ему: «Некто из людей эмира верующих  — да возвеличит его Аллах! —отозвался о тебе в его обществе как о мягкотелом и медлительном в решениях». О« ответил: «Упаси меня Аллах от той мягкости, которая ведет к слабости, и от той строгости, которая приводит к жестокости». Затем принялся говорить о порочности нынешнего времени, о кознях нечестивцев и о том, какие совершаются запутанные дела, суть которых ему не ясна и смысл которых для него не раскрыт. Потом добавил: «Когда 'Умару б. ал-.Хаттабу  — да будет доволен им Аллах!  — показался неясным /с. 200/ спор людей, он долго его расследовал. Он не захотел :выносить решение при наличии неясности и приказал им начать разбирательство сначала» *5.

Говорит Мухаммад: один из ученых рассказал мне: к суду Ахмада б. Баки обратились два человека. Взглянул он на [152] одного из них  — тот хорошо говорит. Взглянул на другого  — а тот сам не ведает, что говорит, но судья заметил по его наружности, что он прав 5. И сказал ему: «О ты, хоть бы послал кого, кто скажет от твоего имени! А то я вижу, что твой соперник знает, что сказать». Тот ответил ему: «Да возвеличит тебя Аллах! Только это правда. Я говорю ее, какой она есть». Судья воскликнул: «Как много тех, кого убивает слово правды!»

Продолжает рассказчик: пришел к нему однажды человек, говоря: «О господин мой! Хаджиб Муса б. Мухаммад шлет тебе привет и говорит: “Ты знаешь, как я тебя люблю и как бережно отношусь ко всем твоим делам. У тебя, как тебе известно, возбудили дело против Йахйи б. Исхака. Правомочные свидетели уже дали у тебя свидетельские показания, а ты медлишь вынести против него приговор и исполнить его на основе показаний свидетелей"». Он ответил этому человеку: «Передай хаджибу от меня привет и скажи ему: “Наша любовь существует единственно для Аллаха и ради него, а Йахйа б. Исхак и любой другой помимо него в деле истины равны. Мне в душу закралось сомнение. Но нет, клянусь Аллахом, я не вынесу никакого решения против Йахйи б. Исхака, пока его дело не осветится для меня светом, который подобен ясному солнцу в земной жизни. И никто не защитит меня от Йахйи б. Исхака, если этот спор отдалит меня от Аллаха». Посланец продолжает рассказ /с. 201/: я передал хаджибу слова судьи, а он молчит, не говорит ничего. Зато брат его, визирь Абу 'Умар 6, несколько раз принимался говорить и вновь возвращался к этой теме. Хаджиб повернулся к нему и сказал: «О брат мой! Судья, клянусь Аллахом, человек благочестивый. Нам всегда будет хорошо, пока он и подобные ему будут находиться среди нас. Но мы не оставляли и Йахйу б. Исхака. Разве мы не верили этому [человеку], разве не полагались на него? Клянусь Аллахом, судья лишь прибавил ему в моем сердце любви и доверия».

Говорит Мухаммад: эмир верующих *6  — да возвеличит его Аллах!  — доверял ему, славил его, знал о его справедливости и не увольнял с должности судьи, пока он не умер в 324 году *7 в возрасте шестидесяти четырех лет.

[№ 41] Рассказ о судье Ахмаде б. Абдаллахе б. Аби Талибе ал-Асбахи 7

Говорит Мухаммад: когда умер Ахмад б. Баки, эмир верующих  — да возвеличит его Аллах!  — назначил судьей после [153] него Ахмада б. 'Абдаллаха б. Аби Талиба Гусна б. Талиба б. Зийада б. 'Абд ал-Хамида б. ас-Саббаха б. Йазида б. Зийада ал-Асбахи. Он велел позвать его к себе и заповедал ему о том же самом, о чем он обычно заповедует должностным лицам, которым вменяется в обязанность поступать по справедливости л воздавать по закону: возвеличивать должность, охранять ее /с. 202/; стремиться к истине, претворять ее; приводить в исполнение дела, когда они ясны, но неспешно обдумывать их, когда они сомнительны. Он разъяснил ему судейские полномочия, каким образом выносятся решения и что нужно и должно судье говорить и делать в каждом отдельном случае. При этом эмир верующих  — да возвеличит его Аллах!  — назначил руководить молитвой Мухаммада Ибн Аймана. Так Ахмад б. 'Абдаллах стал главным судьей, а Мухаммад б. 'Абд ал-Малик б. Айман  — руководителем на молитве.

Говорит Мухаммад: Ахмад б. 'Абдаллах был благороден происхождением, знатен именем, молчалив, важен, внушал почтение. Он поднаторел в судействе и набрался опыта в делах, ибо еще до этого, в начале его деятельности, эмир верующих назначил его смотрителем рынка и надзирателем достояний некоторых своих жен. Он возложил на него еще дела имущества, отданного на сохранение, в некоторых провинциальных округах и назначил его судьей в провинциальном округе Илбира 8. Он оставался там, пока эмир верующих  — да возвеличит его Аллах!  — не перевел его в Кордову главным судьей. Пробыл он судьей два года и несколько месяцев, потом умер в зу-л-хиджжа 326 года *8.

[№ 42] Рассказ о судье Мухаммаде б. 'Абдаллахе б. Аби 'Исе 9

Говорит Мухаммад: когда умер Ахмад б. 'Абдаллах б. Аби Талиб, эмир верующих  — да продлит Аллах его жизнь! — распорядился пригласить /с. 203/ Мухаммада б. 'Абдаллаха б. Аби 'Ису Касира б. Васласа ал-Масмуди. Он был прежде судьей в провинциальном округе Илбира. Когда Мухаммад б. 'Абдаллах б. Аби 'Иса прибыл к воротам [дворца] эмира верующих — да возвеличит его Аллах! — он пригласил его к себе. Побеседовал он с ним и сообщил ему, что избрал его и назначил главным судьей. Затем дал ему наставления, поручения и заповеди.

Говорит Мухаммад: рассказал мне Абу 'Умар Ахмад б. 'Убада ар-Ру'айни: судья Мухаммад б. 'Абдаллах б. Аби 'Иса [154] описал мне, какие наставления, поручения и заповеди дал ему эмир верующих — да возвеличит его Аллах! — когда назначил его судьей, какие определил ему в этом полномочия и какие начертал ему установления, каким вещам в судействе он его наставил и какие виды постановлений ему разъяснил. Продолжал Ахмад: я заметил: «Если бы твой отец был жив и старался бы тебя наставлять, то даже он не сумел бы дать тебе столь дружеских советов».

Говорит Мухаммад: эмир верующих — да возвеличит его Аллах! —утвердил на некоторое время Мухаммада б. 'Абд ал-Малика б. Аймана руководителем на молитве. Так Мухаммад Ибн Аби 'Иса стал судьей, а Ибн Айман оставался руководителем на молитве до тех пор, пока не ослабел и не лишился сил. Тогда он попросил освободить себя от молитвы, и его освободили. И объединил эмир верующих — да сохранит его-Аллах! — эти две должности вместе — судейство и молитву — для Мухаммада Ибн Аби 'Исы *9.

/с. 204/ Говорит Мухаммад: еще до этого, в юности и в молодом возрасте, Мухаммад б. 'Абдаллах б. Аби 'Иса непрестанно слыл человеком обязательным, выделялся своими знаниями, изучал божественный закон. Слушал он у Ахмада б. Халида ал-Джаббаба, у других, помимо него, и у шейхов Кордовы. Затем, в 312 году *10, он отправился в паломничество и встретил шейхов Кайруана — ал-Баджали Мухаммада б. 'Али 10, Ахмада б. Ахмада б. Зийада 11, Мухаммада б. Мухаммада Ибн ал-Лаббада 12 и Исхака Ибн Ну'мана 13. Слушал он также в Фустате у многих из наших шейхов и встретил в Мекке Абу Бакра Ибн ал-Мунзира, ал-'Укайли и других. Возвратился он в ал-Андалус в 314 году *11. Главный судья Ахмад б. Баки советовался с Мухаммадом б. 'Абдаллахом б. Абк 'Исой, как и с остальными законоведами. Эмир верующих — да продлит Аллах его жизнь! — поручил ему ведать многими достояниями, отданными на сохранение. И заведовал он тем, что на него возложили, и довольствовался тем, что ему вверили. Потом он (эмир верующих) назначил его судьей в провинциальном округе Джаййан, в провинциальном округе Илбира и в провинциальном округе Толедо. Он проверял его всякими способами и испытывал всевозможными средствами. Затем эмир верующих — да возвеличит его Аллах! — счел, что достаточно проверять и испытывать его. Он нашел, что он искренен,, и обнаружил, что он чистосердечен. Когда испытание, по мнению эмира, доказало степень его пригодности, он возложил на него обязанности главного судьи, согласно тому, что я описал [155] выше. И исполнял он должность похвальным образом, воздавая каждому по справедливости, приводя в исполнение постановления, исследуя свидетельские показания тайно и возвещая истину /с. 205/ во всеуслышание. Хитрец не мог склонить его на свою сторону, и плут был не в состоянии его обвести. Он не боялся людей с положением, не давал поблажек тем, кто пользовался правом защиты, не потворствовал разного рода придворным сановникам в важных делах и серьезных вещах, не говоря уже о самых мелких поступках и происшествиях, которые считаются ничтожными *12.

Рассказал мне Ахмад б. 'Убада: я был однажды на кладбище ар-Рабад вместе с Мухаммадом б. 'Абдаллахом б. Аби 'Исой. Он увидел в руках одного из слуг какой-то музыкальный инструмент и приказал сломать его. Тогда ему сказали, что инструмент принадлежит такому-то и назвали при этом имя одного важного лица. Но он не обратил я а это внимания и не отказался от своего намерения сломать его *13.

Говорит Мухаммад: относительно твердости, предпочтения истины и установления наказаний для вельмож, нарушавших запреты, о судье Мухаммаде б. 'Абдаллахе б. Аби 'Исе существуют многочисленные рассказы. Они знамениты среди простых людей и известны среди знатных *14.

Говорит Мухаммад: я неоднократно общался с Мухаммадом б. 'Абдаллахом б. Аби 'Исой и увидел, что он похвально исполняет свои обязанности, прекрасен в своих действиях и поступках, благороден нравом. Затем после этого он занял должность главного судьи. Я не видывал никого среди его умных собратьев, кто бы порицал его за непостоянство и укорял бы его в изменчивости. Напротив, они описывали его, в отличие от этого, как наиболее доблестного и самого совершенного по своим качествам *15.

Говорит Мухаммад: помимо всего этого Мухаммад Ибн Аби 'Иса обладал широкими познаниями в литературе и совершенным даром красноречия /с. 206/, как в живой речи, так и в письменном изложении. Ведь самому лучшему человеку эмира верующих, судье его столицы, тому, кто решает дела в «го городе, следует обладать самыми благородными качествами, отличаться наиболее достойными манерами.

Говорит Мухаммад: затем Мухаммад Ибн Аби 'Иса был отправлен {в экспедицию] в начале 338 года *16. Проезжая через Толедо, он остановился в селении, известном под [156] названием Нухарис, в области Толедо, недалеко от него. Его срок настал, и он там умер в субботу в конце сафара 339 года *17, будучи пятидесяти четырех лет от роду. Родился он, как упоминают, 13 зу-л-хиджжа 284 года *18. Его похоронили в Толедо — да помилует его Аллах!

[№ 43] Рассказ о судье Мунзире б. Са'иде б. 'Абдаллахе ал-Баллути 14

Говорит Мухаммад: Мумзир б. Са'ид стал главным судьей и руководителем на молитве в пятницу 5 раби' II 339 года *19 Был он твердым, жестким, без страха и малодушия. Он исполнял судейскую должность остаток дней эмира верующих 'Абд ар-Рахмана — да будет доволен им Аллах! Когда умер /с. 207/ эмир верующих достойный имам — да помилует его Аллах! — и стал править имам ал-Хакам б. 'Абд ар-Рахман — да сохранит его Аллах! — он утвердил Мунзира б. Са'ида в двух его должностях. И он не переставал быть судьей и руководителем на молитве. Он руководил на молитве в соборной мечети аз-Захра' 15 все то время, что был судьей, — от начала исполнения им судейской должности и до конца ее. Потом умер в ночь на четверг, за две ночи до конца зу-л-ка'да, в конце 355 года *20, будучи от роду восьмидесяти четырех лет.

[№ 44] Рассказ о судье Мухаммаде б. Исхаке Ибн ас-Салиме 16

Говорит Мухаммад: затем занял должность Мухаммад б. Исхак Ибн ас-Салим в субботу, в пятнадцатую ночь, истекшую в мухарраме 356 года *21. И было у него из превосходного знания, понятливости, хорошего расследования дел и прекрасного нрава в общении как раз то, что [рассказывают] *22 о предшествующих судьях. Мухаммад б. Йахйа оставался в должности руководителя на молитве в Кордове до тех пор, пока не заболел. Он попросил себя освободить, и его освободили. И стал руководить молитвой в Кордове судья Мухаммад б. Исхак Ибн ас-Салим, а это в день прекращения поста, в 358 году *23. [157]

_________

Кончилась книга хвалой Аллаху и его прекрасной помощи. Да благословит Аллах Мухаммада, пророка и раба своего, его род и сподвижников его и да приветствует! Книга завершена на рассвете, вернее, в последнюю треть ночи четверга двадцать шестого месяца раби' I шестьсот девяносто пятого года *24 Переписал ее своею рукою раб, нуждающийся в милосердии господа своего, просящий его о прощении своих грехов, 'Абдаллах б. Мухаммад б. 'Али ал-Лавати. Да проявит Аллах к нему милосердие и да простит ему, его предкам и всем мусульманам вместе! Да помилует Аллах того, кто просил за переписавшего ее, использовавшего ее, читавшего ее и за слушавшего ее о раскаянии и о прощении для них и для всех мусульман вместе!

Владел ею и пользовался ею Мухаммад б. Мухаммад б. Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман ал-Лавати, известный в Тандже 17 как Ибн Баттута 18 — да простит его Аллах, да примет от него раскаяние! — и... *25. Затем владел ею и пользовался ею на земле Буртукал 19 — да возвратит ее Аллах! — 'Умар б. Ахмад б. Йусуф ал-Мукаддаси... *26 после него сын его Ибрахим б. 'Умар б. Ахмад б. Йусуф, законовед, известный как...*27 — да простит ему Аллах! —... *28 в году восемьсот семьдесят пятом *29.

Комментарии

1 Об этом судье (ум. в 324/936 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 33, № 103; ал-Хумайди. Джазва, с. 110, № 197; ад-Дабби. Бугйа, с. 160, № 385; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с, 63-65.

2 'Абд ар-Рахман б. Ахмад б. Баки б. Махлад (ум. в 366/976-77 г.), кордовский традиционалист. См.: ад-Дабби. Бугйа, с. 347, № 994.

3 Мискал — мусульманская мера веса золота. Средняя его величина — 4,231 или 4,235 г; в Магрнбе 1 мискал = 4,722 г. См.: Хинц. Мусульманские меры и веса, с. 11, 12; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t 3, с. 245, 246, 259.

4 Об этом правовом термине см. примеч. 9 к рассказу № 33.

5 Такой же способностью судить о человеке по его внешности обладал, например, предшественник Ахмада б. Баки —судья Мухаммед Ибн Башнр. См. рассказ № 9 и примеч. 70 к нему.

6 Абу 'Умер Ахмад б. Мухаммед Ибн Худайр (256/869-70—327/939), маула Омейядов, визирь, представитель знатного рода бану Худайр (см. о его брате Мусе б. Мухаммаде Ибн Худайре примеч. 40 к ”Главе о жителях Кордовы...»). В первую половину правления 'Абд ар-Рахмана III занимал несколько важных административных постов, в частности был сахиб аш-шурта ас-сугра (об институте аш-шурта в ал-Андалусе см. примеч. 5 к рассказу № 23 примеч. 4 к рассказу № 32). См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 36—37. № 117; Levi-Provencal. L'Espagne, с. 101.

[№ 41]

7 Об этом судье (ум. в 326/938 или 327/939 г.) см.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 33, № 104; ал-Хумайди. Джазва, с. 119, № 219; ад-Дабби. Бугйа, с. 172, № 420; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 63.

8 В одной анонимной хронике есть сведение, что некий Ахмад Ибн Аби Талиб в 310/922-23 г. был назначен эмиром 'Абд ар-Рахманом III судьей г. Печины. См.: Una cronica anonima, с. 68 (исп. пер., с. 140). Издатели и переводчики текста Э. Гарсиа Гомес и Э. Леви-Провансаль считают, что это лицо неизвестно по другим источникам. Мы полагаем, что он тождествен кордовскому судье Ахмаду б. 'Абдаллаху б. Аби Талибу ал-Асбахи. Наше предположение подкрепляется следующими обстоятельствами: а) назначенный в Печину судьей Ахмад Ибн Аби Талиб — современник событий, описываемых в данном рассказе из «Книги о судьях»; б) еще до своего судейства в Кордове Ахмад б. 'Абдаллах б. Аби Талиб занимал по велению эмира 'Абд ар-Рахмана III ряд должностей в провинциальных округах, в том числе судейскую должность в Илбире (Эльвире); в) имя персонажа из анонимной хроники совпадает с именем главного кордовского судьи, в нем просто опущено одно звено родословной (ибн 'Абдаллах), как это часто случается.

[№42]

9 Об этом судье (284/898—339/950) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 354—355, № 1251; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадерик, т. 2, с. 405—412; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 59—61; ал-Маккари. Нафх ат-тиб, т. 1, с. 467—470; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, с. 124.

10 Мухаммед б. 'Али ал-Баджали, кайруанский факих, придерживавшийся в основном взглядов аш-Шафи'и, автор работ в области права. Одно время сопутствовал египетскому маликиту Мухаммеду б. 'Абдаллаху б. 'Абд ал-Хакаму (182/799—268/882). См.: ал-Хушани. Табакат 'улама' Ифрикийа, т. 1, с. 213.

11 Ахмад б. Ахмад б. Зийад (ум. в 318/930 г.), кайруанский факих, служил секретарем у судьи 'Исы б. Мискина, автор ряда сочинений по праву и юридическим документам. См.: ал-Хушани. Табакат 'улана* Ифрнкнйа, т. 1. с. 168—169.

12 Мухаммед б. Мухаммед Ибн ал-Лаббад (ум. в 333/944 г.), кайруанский факих, автор ряда юридических сочинений и «Книги о достоинствах Малика б. Айаса». См.: Ибн Наджи. Ма'алим ал-иман, т. 3, с. 23—31.

13 Абу Ибрахим Исхак Ибн Ну'ман, кайруанский факих-шафият, традиционалист. См.: ал-Хушани. Табакат 'улама' Ифрикийа, т. 1. с. 214.

[№43]

14 Об этом судье (ум, в 355/96б г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 17—18, № 1452; ал-Хумайди. Джазва, с. 326, № 811; ад-Дабби, Бугйа, с. 450—451, № 1357; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмиле, т. 1, с. 43—44, № 140; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 66—75; ал-Маккари. Нефх ат-тиб, т. 1, с. 470—475; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, с. 139—141 и index.

15 Имеется в виду дворцовая резиденция Омейядов Мадинат аз-Захра' в 8 км к северо-западу от столицы. Ее строительство началось в 325/936 г. по повелению халифе Абд ар-Рахмана III и продолжалось, согласно разным данным арабских историков, от 13 до 40 лет. Мадинат аз-Захра' стала излюбленной резиденцией халифа, который переселился туда со своим двором. Его пребывание там зафиксировано уже в 333/945 г. Она служила резиденцией и для халифов ал-Хакаме II и Хишама II, которые продолжали отстраивать и украшать ее. По своему административному устройству город напоминал Кордову: там также были кади, сахиб аш-шурта, сахиб ал-медине, размещалась халифская гвардия (хашам). Город Мадинат аз-Захра' был сооружен на одном из крутых отрогов горы Джабел ал-'Арус, возвышавшейся над правым берегом Гвадалквивира, и располагался по склону горы тремя ярусами (или платформами). На самом верхнем ярусе размещался дворец халифе со службами, на среднем ярусе — фруктовые сады, на нижнем — частные дома, рынки и соборная мечеть. С появлением другой загородной резиденции — хаджиба-Амирида ал-Мансура — ал-Мадине аз-Захире (370/980-81 г.) цветущая Мадинат аз-Захра' начинает клониться к упадку. Восстания и грабежи берберских неемников не ее территории в нечале XI в. способствовали ее окончательному запустению и гибели в 401/1010 г. Спустя полтора столетия после описываемых событий там сохранились лишь стены, развалины дворца и немногочисленные обитатели. См.: Levi-Provencal Madinat al-Zahra'; он же L'Espagne, с. 225—229; он же. Hist. Esp. Mus., t. 2, с. 133—139.

[№44]

16 Об этом судье (302/914-15—367/978) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих. т. 1, с. 372, № 1317; ал-Хумайди. Джезва, с. 40—41, № 21; ад-Дабби. Бугйа, с. 49—50, № 57; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмиле, т. 1. с. 388, № 1105; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 541—549.

[КОЛОФОН]

17 Танджа (Танжер) — город на североафриканском побережье Гибралтарского пролива.

18 X. Рибера отождествляет здесь Мухаммеде б. Мухеммада б. Мухаммаде б. 'Абд ар-Рахмене ал-Левати, известного под прозванием Ибн Баттута, со знаменитым путешественником и писателем Ибн Баттутой (703/1304— 779/1377), хотя имя его было Мухаммад б. 'Абдаллах б. Мухаммед б. Ибрахим ал-Лавати. См. о нем: Brockelmann. Van Battuta; Miquel. Ibn Battuta.

19 Буртукал (Португалия) — название, первоначально данное арабами древнему городу Portus Gale (Порту), а позднее распространившееся на всю территорию страны. Здесь речь идет о всей Португалии («земля Португалия»), которая был утрачена мусульманами к середине XIV в. См.: Dunlop. Burtukal.

*1 Будущий халиф ал-Хакам II.

*2 Вероятно, он имел в виду, что, как судья, должен будет прочесть над умершим заупокойную молитву.

*3 Вар.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 64.

*4 Т. е. Ахмада б. 'Убаду ар-Ру'айни.

*5 Вар.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 64.

*6 Халиф 'Абд ар-Рахман III.

*7 936 г.

*8 IX —X 938 г.

*9 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 406.

*10 925 г.

*11 926-27 г.

*12 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 406, 407.

*13 Вар.: там же, с. 407.

*14 Вар.: там же.

*15 Вар.: там же, с. 406.

*16 VII 949 г. Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 407.

*17 17.VIII 950 г.

*18 11. I 898 г.

*19 21.IX. 950 г.

*20 15.XI 966 г.

*21 31.XII 966 г.

*22 В рукописи слово не читается, в издании пропуск.

*23 18.VIII.969 г.

*24 2.II 1296 г.

*25 Одно или два слова в рукописи не читаются, в издании пропуск.

*26 Несколько слов не читаются, в издании пропуск.

*27 X. Рибера читает С. г. р. т (Sograto).

*28 Несколько слов не читаются, в издании пропуск.

*29 1470-71 г. У X. Риберы колофон и приписка к нему помещены в предисловии издателя (с. XLIV).

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад ал-Хушани. Книга о судьях. М. Наука. 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.