Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
 

МУХАММАД ИБН ХАРИС АЛ-ХУШАНИ

КНИГА О СУДЬЯХ

КИТАБ АЛ-КУДАТ

[№ 10] Рассказ о судье Са'иде б. Мухаммаде Ибн Башире ал-Ма'афири 1

Говорит Мухаммад: Са'ид б. Мухаммад Ибн Башир б. Шарахил ал-Ма'афири был [человеком] благородным, достойным. Он содействовал своему отцу в справедливости и помогал ему следовать истине. Он обладал такой же, как и его отец, проницательностью в [выборе] прекрасных действий и прямых путей.

Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д упоминал: один из ученых [68] сообщил мне, что население Истиджжи обратилось к эмиру /с. 68/ — да помилует его Аллах! — с просьбой о судье, который бы вершил среди них суд. Эмир — да помилует его Аллах! — переслал их прошение главному судье Мухаммащу Ибн Баши-ру и приказал ему избрать для них того, кого он сочтет нужным. Халид продолжал: Ахмад б. Баки сообщил мне: когда Мухаммад Ибн Башир прочел письмо эмира, он дал его прочесть и своему сыну, Са'иду, а затем спросил его: «Ты ведь знаешь всех людей, которые нас посещают. Как ты считаешь, на «ого из них можно указать эмиру?» Тот ответил ему: «Я не знаю и ие-поручусь ни за кого из людей». Мухаммад Ибн Башир спросил его: «Что ты думаешь об учителе-аскете, который приходит к нам из Шакунды 2?» Сын сказал: «Он самый примерный из тех, кто приходит к тебе, но я не укажу на него и не поручусь за него». Отец же его возразил ему: «А я поручусь за него и укажу на него». Взял он бумагу и стал писать об этом учителе эмиру, пока в ворота к ним не постучали, и отец сказал [сыну]: «Выйди и узнай, кто там». Он вышел и увидел людей, которые опрашивали судью. Сын его сказал им: «Сейчас он занят». И вот, пока он с ними разговаривал, пришел вдруг учитель-аскет и попытался войти к судье. Но сын его сказал ему: «Он занимается составлением письма к эмиру». Тот возразил: «[Мне] необходимо видеть его по делу, которое я боюсь упустить. Дело в том, что мне сообщили, что эмир попросил его указать человека, который мог бы стать судьей жителей Истиджжи, и я хочу, чтобы он указал на меня». Са'ид вошел к своему отцу в то время, как тот писал, и молвил ему: «Отвлекись от письма. Человек, о котором ты пишешь, погубил сам себя». И сообщил он ему /с. 69/ о том, что произошло. Мухаммад Ибн Башир бросил писать о нем и указал на другого человека.

Говорит Мухаммад: причиной того, что Са'ид б. Мухаммад стал судьей, явился случай, который произошел с ним из-за имущества, отданного ему «а хранение.

Говорит Халид б. Са'д: ученый, которому я доверяю, рассказал мне со слов Йахйи б. Закарийа', одного из самых твердых сторонников Мухаммада б. Ваддаха: Асбаг б. Халил 3 мне сообщил: сидел я у Йахйи б. Йахйи, и вот пришел к нему Са'ид б. Мухаммад Ибн Башир и сел. Йахйа увидел, что он опечален, и спросил его: «Что с тобой случилось?» Он ответил ему: «Стряслась со мной беда». Тот опросил: «Какая? Здесь тебя никто йе слышит и не видит». И он поведал: «Кумис Раби' 4 отдал мие на хранение огромную сумму денег, а этот глашатай возвещает: “Если тот, у кого находятся на хранении принадлежащие Раби' деньги или имущество, не объявит об этом через три дня, мы прольем его кровь и отдадим на [69] разграбление его имущество"». Йахйа счел эту весть страшной, ужасной и долго сидел, понурившись. Затем сказал ему: «И что ты хочешь делать? Я думаю, клянусь Аллахом, что удержать отданное тебе на хранение ты сможешь, опираясь на хадис, который гласит: “Имущество, отданное на хранение, должно быть возвращено как благочестивому, так и нечестивому; и утроба связывает кровными узами, будь она благочестивой или нечестивой; и договор должен выполняться как для благочестивого, так и для нечестивого"». Разговор этот сделался известен и в конце концов дошел до эмира. И вот по истечении трех дней он послал за ним. Из покоев эмира вышел к нему служитель и спросил его: «Что побудило тебя к сокрытию того, что отдал тебе на сохранение Раби' ? Ты ведь слышал, что возвестил ют нашего имени глашатай, и о решении, которое мы изъявили /с. 70/ об этом?» Он сказал служителю: «Передай от меня эмиру — да сохранит его Аллах! — что я сделал это, единственно основываясь на хадисе, который гласит — и он процитировал хадис, кончив словами: “и имущество, отданное на: хранение, должно быть возвращено как благочестивому, так и нечестивому". И нет больше нечестивца, чем Раби'». Слуга передал его слова эмиру, а эмир заповедал визирям: «Этот человек благочестив». И они назначили его судьей. Вот это и послужило причиной его назначения на судейскую должность *1.

Говорит Мухаммад: Са'ид б. Мухаммад Ибн Башир был одним из товарищей Йахйи б. Йахйи, а Йахйа оберегал и почитал его. 'Усман б. Мухаммад сообщил мне: Абу Марван: 'Убайдаллах сообщил мне: Йахйа б. Йахйа рассказывал: благоразумие украшает людей. Я приехал к 'Абд ал-Малику Ибн Мугису 5 в день Арбуны, во время похода, и с нами находился Са; ид б. Мухаммад Ибн Башир. Он посылал к нам и спрашивал у нас совета. Йахйа продолжал: порой он предпочитал, чтобы посылали ко мне, без Са'ида б. Мухаммада. Тогда я сказал 'Абд ал-Малику: «Не делай так, ведь это может обидеть моего товарища!» Он согласился со мной. А однажды он послал мне в подарок восемь динаров и столько же Са'иду б. Мухаммаду. Но я сказал ему: «Что касается меня, то я в них не нуждаюсь. Объедини же их вместе и отошли моему товарищу, ведь он нуждается».

Когда мусульмане захватили добычу и огромное количество ее скопилось в их руках, 'Абд ал-Малик Ибн Мугис разделил то, что там находилось, по нашему совету и в нашем присутствии. Я сказал ему по поводу чего-то, что было между мною и им: «Мне хотелось бы поговорить с тобой об одной вещи /с. 71/, из-за которой я испытываю перед тобой неловкость». Он [70] ответил мне: «О Абу Мухаммад, всякий раз, когда тебя охватывает застенчивость, гони ее от себя!» 'Убайдаллах продолжал: Йахйе очень нравился этот ответ. Рассказчик продолжал: когда мы возвратились, О'Н сказал мне: «О Абу Мухаммад, мне хотелось бы оказать вам обоим почет, тебе и твоему товарищу». Я спросил его: «Каким это образом?» Он ответил: «Сыграть для вас обоих хорошую музыку». Рассказчик продолжал: я ответил ему: «Ты, клянусь Аллахом, хочешь посрамить нас, а не почтить». Рассказчик продолжал: он сказал мне: «О Абу Мухаммад, не считай так. Клянусь Аллахом, до разговора с тобой я не думал, что к людям проявляют чрезмерное почтение, если делают это с ними». Рассказчик продолжал: и я ответил ему: «Да не воздаст Аллах добром ни им самим, ни тебе! Они ведь предают Аллаха и его посланника». Йахйа закончил: он сконфузился и воздержался *2.

[№ 11] Рассказ о судье ал-Фарадже б. Кинане ал-Кинани 6

Говорит Мухаммад: он — ал-Фарадж б. Кинана б. Низар б. 'Атбан б. Малик ал-Кинани. Свою родословную он вел от племени кинана, местом его приписки был войсковой округ Палестины 7, а жил он в Шазуме 8. Принадлежал он к людям ученым, вел записи. Он совершил поездку на Восток, во время которой он слушал у 'Абд ар-Рахмана б. ал-Касима и у других ученых. Когда он вернулся из поездки, эмир ал-Хакам б. Хишам — да помилует его Аллах! — избрал его и назначил главным судьей в Кордове 9.

/с. 72/ Говорит Мухаммад: судейство передавалось среди его потомков в Шазуне в дни халифов — да помилует их Аллах! — вплоть до того времени, когда эмир верующих — да возвеличит его Аллах! —назначил человека из его потомков по имени Абу-л-'Аббас на должность судьи Шазуны. Он занимался изучением наук у шейхов ал-Андалуса вместе с Мухами адом «. 'Абд ал-Маликом б. Айманом и с другими, подобными ему.

Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д упоминал: мне рассказал один ученый со слов одного аскета из семьи ал-Фараджа б. Кинаны, которого заподозрили в подстрекательстве во время волнений 10. Проломив стену, к нему пробрались, чтобы его убить. Женщины подняли крик. Ал-Фарадж услыхал крик и спросил: «Что это?» Бму ответили: «К твоему соседу, такому-то, пришли охранники и напали на него, чтобы убить». Ал-Фарадж вышел к воротам дома, встретил охранников и сказал: «Этот мой сосед непричастен к [случившемуся] и неповинен в том, в чем вы его подозреваете». Ему отвечал человек, посланный [71] вместе с охранниками, а он их возглавлял: «Это не твое дело и к тебе отношения не имеет. Следи за своими вакфами и постановлениями и не вмешивайся в то, что тебя не касается!» Разгневался ал-Фарадж б. Кинана. Он пошел к эмиру ал-Хакаму — да будет доволен им Аллах! — и попросил принять его. Войдя, он произнес приветствие и сказал: «О эмир, да сохранит тебя Аллах! Корейшиты воевали с пророком — да благословит его Аллах и да приветствует! — и питали к «ему вражду. Потом он простил их и хорошо с ними обошелся. А ты больше, чем кто-либо, обязан следовать его примеру из-за твоего с ним родства», /с. 73/ Затем он передал ему об этом случае и о том, что с ним самим произошло. Эмир приказал подвергнуть побоям зачинщика этого дела, простил остальных жителей Кордовы, даровал им всем безопасность и вернул их по домам *3.

Говорит Мухаммад: Мухаммад б. Хафс 11 упомянул: я читал в книге [написанное] рукою Ахмада б. Фараджа 12 — в ней отрывки из рассказов об ал-Андалусе, — что ал-Фарадж б. Кинана отправился в поход, командуя войсковым округом Шазуны, из ал-Гарба 13, вместе с 'Абд ал-Каримом б. 'Абд ал-Вахидом 14, по направлению к Джилликийе 15 и что Абд ал-Карим выслал его вперед из Астурки 16 к скоплению христиан; и он рассеял их, устроив там страшное побоище *4.

Рассказчик продолжал: и я прочел в этой книге, что эмир ал-Хакам — да будет доволен им Аллах! — вызвал ал-Фараджа б. Кинану из Шазуны и назначил его в Кордове судьей и что, когда эмир отстранил своего сына 'Абд ар-Рахмана с поста правителя Сарагосы и назначил на этот пост 'Абд ар-Рахмана б. Аби 'Абду 17, некий 'Умара, араб, выразил тому свое пренебрежение, так как тот был одним из эмирских маула. Тогда эмир назначил правителем Сарагосы ал-Фараджа б. Кинану, так как он из числа их [арабов].

Ал-Фарадж прибыл на границу 18 и оставался там некоторое время. Затем 'Умара привлек на свою сторону берберов и велел им вступить в город. Они подняли восстание против ал-Фараджа б. 'Кинаны и захватили его в плен. После арабы и знатные берберы бросили друг другу клич подняться против. 'Умары и его сторонников. Они поубивали их и изгнали из. города, а 'Умару и его сына они захватили в плен и притащили к ал-Фараджу б. Кинане. Арабы и знатные берберы попросили его сообщить змиру ал-Хакаму — да будет доволен им Аллах! — /с. 74/ об их выступлении вместе с ним и об их помощи, оказанной ему. Он написал в их пользу, и положение их уладилось.

Говорит Мухаммад: я прочел в собрании документов ответ [72] ал-Хакама — да будет доволен им Аллах! — ал-Фараджу б. Кинане о том, что подтверждает это событие. Вот его текст: «А затем, дошло до нас твое письмо, в котором ты упоминаешь о своем намерении восстановить порядок, который [существовал] до тебя; о невозможности для тебя написать нам из-за дела 'Умары; о том, каково было его дело и дело тех, кто выступил с ним; о беспорядках в жизни горожан, перед лицом которых ты оказался, когда вошли берберы, вступившие с ними в соглашение; о группе единомышленников, людей избранных, знатных, благочестивых и праведных, перешедших на твою сторону, которые оказали тебе поддержку и признали, что в повиновении [заключены] мир и счастье; о нападении, совершенном на тебя злыми и безрассудными людьми из их (горожан) числа; об их благом возвращении после того, что они совершили, и после их раскаяния в их неправедных действиях и ошибочных мнениях. Всеобщее согласие избранных, знатных и благочестивых людей оказать тебе поддержку и защитить от толпы, которая набросилась на тебя, как-раз и свело на нет преступления, совершенные их чернью, и насилие, проявленное их глупцами. Это побуждает помиловать их и простить им их заблуждения. И мы пишем им всем — через твоих посланников к нам — о том, о чем ты просишь. Это нужно исполнить для них без промедления. Ты правильно примирил мнения двух сторон и уладил /с. 75/ их дело. Так мы узнали о твоем прекрасном мнении и о твоем верном распоряжении по обеспечению их безопасности, которое мы возложили на тебя, и в устройстве их дела, которое поручили тебе. Тебе следует от нас выражение признательности. И привет».

И написал он ему еще свиток, в котором следующее: «Из дела 'Умары и его сына и общего согласия твоих арабов передать их обоих тебе я узнал, что можно полагаться ,на тебя и на твое чистосердечие и что они выражают тебе повиновение. Охраняй же тех двоих денно и нощно! Остерегайся их упустить и оплошать с ними до прибытия ал-Мугиры 19 в эту пограничную область, если будет угодно Аллаху! Знай, что ты отвечаешь за них, если они ускользнут из твоих рук! Смотри же ради себя самого за охраной их с величайшей бдительностью, если тебе что-нибудь от нас нужно! Пеняй лишь на самого себя, если проявишь упущение. И привет».

Ал-Фарадж 6. Кинана послал со своим письмом нескольких ненужных ему арабов *5 к эмиру ал-Хакаму — да будет доволен им Аллах! Эмир приказал пожаловать им одежды и подарки и послал их людям то же самое.

Я читал ответ ал-Хакама — да будет доволен им Аллах! — ал-Фараджу, где говорится о тех арабах, которых он послал, [73] и о том, что им последовало от эмира. Вот его текст: «А затем, я прочел твое письмо, в котором ты упомянул о повиновении и прямодушии всех арабов твоей стороны и, в частности, о тех мужественных, кого ты назвал. За это им последовало вознаграждение и выражение признательности. Мы направили к тебе обратно твоих послов с ответами на твои и их письма. Мы вознаградили их за их приезд щедрейшей наградой. И привет». А это текст письма эмира ал-Хакама — да будет доволен им Аллах! — к /с. 76/ Хубайшу б. Нуху и к его арабам: «А затем, дошло до нас ваше письмо, в котором вы упоминаете о том, какое благодеяние Аллаха последовало нам в этой пограничной области за то, что вы поднялись и постарались привести в надлежащее состояние то, что расстроилось. Вы рисковали своей кровью и самими собой, оказывая помощь вашему наместнику, укрепляя его, борясь с теми, кто отпал от него и отверг его дело, лака Аллах не выправил положение, не установил согласие и не сделал надлежащим повиновение. Все то, о чем вы написали, упоминая об этом и о том, чем вы были испытаны, произвело на нас самое превосходное впечатление в смысле признания, достойного вознаграждения и прекрасного воздаяния за это. И мы назначили ал-Мугиру б. ал-Хакама правителем вашей пограничной области и наказали ему удостовериться в истинности испытания, выпавшего на вашу долю, искренности вашей покорности и [степени] вашей пригодности, чтобы он сделал обильным для вас — среди того, что я поручил ему, — то, чего вы достойны своим повиновением, стойкостью, чистосердечием и всем остальным, что вы уже свершили. У Аллаха надо искать помощи. И привет».

Говорит Мухаммад: я не нашел у рассказчиков никаких сведений об ал-Фарадже б. Кинане после его отъезда из пограничной области. [Мухаммад б.] 'Абд ал-Малик б. Айман говорит: «Потомство ал-Фараджа б. Кинаны в Шазуне многочисленно. Я застал в живых из его потомков Абу-л-'Аббаса, который изучал науки вместе с нами у шейхов нашего города. Затем эмир верующих — да возвеличит его Аллах! —назначил его судьей Шазуны».

[№ 12] /с. 77/ Рассказ о судье Катане б. Джаз'е ат-Тамими

Говорит Мухаммад: он — Катан б. Джаз' б. ал-Ладжладж б. Са'д б. Са'ид б. Мухаммад б. 'Утарид б. Хаджиб б. Зурара ат-Тамими. Он был из жителей Джаййана 20. Эмир ал-Хакам сын Хишама — да будет ими обоими доволен Аллах! — назначил его главным судьей в Кордове. Я не нашел у рассказчиков какого-либо известия о нем, которое я мог бы записать. Потом его сменил в должности судьи Бишр б. Катан. [74]

[№ 13] Рассказ о судье 'Убайдаллахе б. Мусе ал-Гафики 21

Говорит Мухаммад: он — 'Убайдаллах б. Муса б. Ибрахим б. Муслим б. 'Абдаллах б. Муслим б. 'Абдаллах б. Халид б. Йазид б. 'Аммар б. 'Убайд ал-Гафики. Он вел род от арабов Сирии, из войскового округа Палестины 22. Он жил в области ал-Джазира 23, а дети его жили в Севилье. Сыновья визиря Мусы поручились за 'Убайдаллаха, этого судью, родословная которого приводится. Ал-Хакам —да будет доволен им Аллах! — назначил его главным, судьей в Кордове. И не /с. 78/ сохранили о нем в памяти рассказчики какого-либо сведения, которое можно было бы поместить в этой книге. Потом сменил его Мухаммад б. Талид б. Хамид б. Мухаммад ар-Ру'айни.

[№ 14] Рассказ о судье Хамиде б. Мухаммаде ар-Ру'айни 24

Говорит Мухаммад: он — Хамид б. Мухаммад б. Са'ид б. Исма'ил б. Хамид б. 'Абд ал-Латиф ар-Ру'айни. Он был из жителей Шазуны 25. Эмир ал-Хакам — да будет доволен им Аллах! — назначил его главным судьей в Кордове. Ученые не запомнили о нем ничего, что они могли бы рассказать.

[№ 15] Рассказ о судье Масруре б. Мухаммаде Ибн Башире ал-Ма'афири 26

Говорит Мухаммад: он — Масрур б. Мухаммад б. Са'ид б. Башир б. Шарахил ал-Ма'афири. В начале этой книги уже был дан рассказ о его отце Мухаммаде Ибн Башире.

Продолжает Мухаммад: эмир 'Абд ар-Рахман сын ал-Ха-кама —да помилует их обоих Аллах! — назначил его на должность главного судьи е Кордове, и был он из числа людей благочестивых, достойных.

/с. 79/ Рассказал мне ученый, которому я доверяю: мне рассказал Мухаммад б. Ахмед б. 'Абд ал-Малик, известный под именем Ибн аз-Заррад 27: «У нас в Кордове был судья, известный под именем Масрур, и был он аскетом. Однажды он попросил 'разрешения у присутствовавших тяжущихся отлучиться по одному своему личному делу, которое ему надо было исполнить. Они позволили ему. Он оставил их, потом вышел к ним, держа в руке замешанный для выпечки хлебец, чтобы «внести его в пекарню. Один из присутствовавших предложил ему: “О судья, я вместо тебя снесу его". Он ответил ему: “А когда меня уволят с судейской должности, где мне искать тебя каждый день, чтобы ты носил его вместо меня? Нет, тот, кто носил его до судейства, носит его и сегодня"» *6. [75]

Потом Са'ид б. Мухаммад Ибн Башир сменил его второй раз в судейской должности.

[№ 16] Рассказ о судье Йахйе б. Ма'маре ал-Алхани 28

Говорит Мухаммад: он — Йахйа б. Ма'мар б. 'Имран б. Мунир б. 'Убайд б. Унайф ал-Атлуми ал-Алхани, из арабов-сирийцев. Он был из жителей Севильи, и жилище его там в квартале, именуемом Мапрана, в окрестностях города, через который (квартал) пролегает проезжая дорога.

В свое время он был законоведом Севильи и заведовал там разделом наследственного имущества. Он совершил путешествие, во время которого встретил Ашхаба 'б. 'Абд ал-'Азиза 29 и слушал /с. 80/ у него и у других ученых. По своим взглядам он был человеком благочестивым, воздержанным, достойным, предпочитал проживать в своем имении и заниматься устройством своих дел *7.

Мухаммад б. 'Умар б. 'Абд ал-'Азиз сказал мне: люди в Севилье горячо желали, чтобы Йахйу б. Ма'мара назначили судьей в Кордове. Продолжал он рассказывать мне: передал один человек из жителей Севильи по имени Мурра б. Дайсам: я сидел вместе с Йахйей в его селении, в одном из домов, как вдруг увидел всадника, скакавшего по проезжей дороге. Продолжал он: я следил за ним взглядом. Доехав до дороги, которая сворачивала к дому Йахйи б. Ма'мара, он остановился с видом человека, не знающего, как ему найти нужное место. Рассказчик продолжал: я же подумал, что он послан халифом из Кордовы за Йахйей б. Ма'маром, чтобы назначить его судьей. Продолжал он: я повернулся к Йахйе и сказал ему: «Абу Закарийа', люди жаждут от тебя свершения одной вещи. Я желаю знать правду, что же ты решил. Ведь дело близится. Принимаешь ли ты судейство или не принимаешь?» Он ответил: «Принимаю». Рассказчик продолжал: я спросил его: «А когда бы ты стал главным судьей в Кордове, какая доля от этого досталась бы твоему другу и любимцу?» Он ответил: «Доля обильная, если угодно Аллаху». Продолжал рассказчик: я сказал ему: «Вот этот посланец едет за тобой из Кордовы». Он продолжал: не успели прозвучать эти слава, как около нас остановился гонец, посланный за Йахйей б. Ма'маром. Продолжал он: когда Йахйа стал главным судьей в Кордове, я отправился к нему из Севильи и заехал к нему. Он приветствовал меня, хорошо принял и поселил у себя. Когда наступил /с. 81/ вечер, он подал какую-то скудную порцию хлебной подливки. Я спросил его: «Что это? Где же благополучие  [76] Кордовы и разнообразное пропитание, какое есть в «ей? Ведь ты главный судья». Потом я добавил: «Боюсь я, клянусь Аллахом, что 'Mine придется пожалеть о моей поездке к тебе». Он ответил: «Нет, если будет угодно Аллаху». Продолжал рассказчик: когда наступило утро, Йахйа б. Ма'мар взялся за перо — а я и не знал — и написал эмиру 'Абд ар-Рахману сыну ал-Хакама — да будет доволен ими Аллах! — изложив ему этот случай, как есть, и какое Йахйа дал обещание, и что Мурра б. Дайсам пришел к нему, прося исполнить обещанное. Затем он попросил эмира сделать того вождем его племени на целый год, принарядить его и одарить ценными подарками. Продолжал Мурра б. Дайсам: а я и не ведал и уже отчаялся в доброте судьи, ибо увидел, что он аскет и живет на свои собственные средства, как вдруг прибыло знамя к Йахйе от эмира вместе с подарком в двести динаров, вьючным мулом с дорогими платьями и одеждами и вместе со всем этим — письмо эмира, в котором он говорит: «Мы исполнили твое обещание, данное Мурре б. Дайсаму».

Говорит Халид б. Са'д: Ахмад б. Халид и 'Усман б. 'Абд ар-Рахман б. 'Абд ал-Хамид б. Аби Зайд 30 мне сообщили, а они взаимно дополняют друг друга: Мухаммад б. Ваддах сообщил нам: я молился во время солнечного затмения вместе с Ибн Ма'маром в соборной мечети в Кордове в 218 году *8. Он хорошо творил молитву. Он не стал совершать положенную молитву, но чересчур затянул ее. Начал он руководить молитвой поздним утром и довел до /с. 82/ полудня, когда солнце уже показалось. Это было летом.

Ахмад б. Халид и 'Усман б. 'Абд ар-Рахман говорят: нам сообщил Мухаммад б. Ваддах: я молился, в пятницу под руководством Ибн Ма'мара четырьмя рак'атами, и присутствовали Ибн Аби 'Иса, Са'ид б. Хассан 31, 'Абд ал-Малик б. Зунан, Харис б. Аби Са'д 32 и 'Абд ал-Малик б. Хабиб. Большая часть людей молилась тогда же во дворе мечети двумя рак'атами.

Говорит Мухаммад: когда у Йахйи б. Ма'мара возникла неясность по одному делу и фажихи высказали ему свое несогласие, он написал в Фустат Асбагу б. ал-Фараджу 33 и другим, прося их разъяснить значение того, что он хотел узнать *9.

Я прочел в прекрасных посланиях, написанных Асбагом б. ал-Фараджем Йахйе б. Ма'мару, главному судье в Кордове, обстоятельные ответы на вопросы касательно преданий о судействе, которые он ему задал. Я подумал было [рассказать о них] *10 и поместить их, но потом решил не выходить в этой [77] книге за установленный предел и не отклоняться в ней от намеченного направления.

Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д упоминал: я слышал от разных ученых, что между Йахйей б. Ма'маром и Йахйей б. Йахйей была вражда: Йахйа б. Йахйа хлопотал перед эмиром 'Абд ар-Рахманом — да помилует его Аллах! — об увольнении судьи йахйи б. Ма'мара и предъявил показания ученых и правомочных свидетелей против него. Они свидетельствовали у визирей против Йахйи б. Ма'мара в безобразных делах, которые приписывались ему. /с. 83/ Йахйа б. Ма'мар подал эмиру жалобу на враждебные действия Йахйи и на то, что тот принудил законоведов и правомочных свидетелей к даче показаний и они повиновались ему в этом. Эмир 'Абд ар-Рахман дал указ визирям, повелевая им послать за знатными купцами и расспросить их о Йахйе б. Ма'маре. Визири послали за несколькими. Слово купцов было схоже с ранее данными свидетельскими показаниями. А это действительно клеветническое обвинение законоведов, с которыми они тогда выступили против него. И уволил его эмир 'Абд ар-Рахман при этом.

Говорит Мухаммад: Йахйа б. Ма'мар, как свидетельствуют рассказы о нем и повествуют следы его деятельности, мало угождал законоведам Кордовы. Он же уступал им в их желаниях, не склонялся перед ними в том, чего они хотели. Все они полностью отшатнулись от него и все вместе выступили против него. О предубеждении, проявленном Йахйей б. Ма'маром к шим, дошло, что он записал в порыве гнева решение против семнадцати человек из их числа. И все они выстрелили в него из одного лука и все до единого сказали о нем недоброе слово *11. 'Усман б. Мухаммад мне рассказал: мне рассказал Абу Марван 'Убайдаллах б. Йахйа: Йахйа б. Йахйа сказал: когда люди восстали против главного судьи в Кордове Йахйи б. Ма'мара, пришел ко мне Са'ид б. Хассан и говорит мне: «Как ты думаешь, стоит ли свидетельствовать против него?» Йахйа продолжал: я сказал ему: «Не делай [этого] и постарайся выступить в качестве советника по его делу. Тогда твое мнение о нем будет более действенным, чем /с. 84/ твое свидетельское показание». Рассказчик продолжал: его одолевало в отношении Йахйи б. Ма'мара сильное желание до тех пор, пока он не пошел и не дал против него свидетельского показания. Затем явился ко мне и сказал: «Я уже дал свидетельское показание против него». Продолжал Йахйа рассказ: и не замедлило прийти ко мне письмо эмира 'Абд ар-Рахмана б. ал-Хакама — да помилует его Аллах! — в котором он говорит: «Я просмотрел свидетельские показания против судьи Йахйи б. Ма'мара и не [78] увидел среди них твоего свидетельства. Я пересылаю тебе свидетельские показания против него. Просмотри их и напиши о» них свое мнение». Продолжает Йахйа: я написал эмиру: «У меня нет сведений об этом судье, потому что он не вызывал, меня к себе в собрание и не советовался со мной относительно своих постановлений. А что касается свидетельств, выдвинутых против него, то я их просмотрел. И если бы подобное выдвинули против Малика и ал-Лайса, они не смогли бы после этого поднять голову». Йахйа продолжает: и в тот же вечер Ибш Ма'мар был отстранен от судейства *12.

Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д сказал: Ахмад Ибш 'Абд ал-Малик сообщил мне: 'Усман б. Са'ид 34, человек благочестивый, достойный, сообщил мне: когда Йахйа б. Ма'мар был отстранен от судейства в Кордове, один из визирей, бывший ему наиближайшим собратом, послал к нему одного из своих сыновей с вьючными животными и слугами. Он сказал; своему сыну: «Отправляйся к судье — да помилует его Аллах! — и попроси его, чтобы он повез на этих вьючных животных свою поклажу и то, что ему нужно». 'Когда сын визиря пришел к нему с посланием своего отца и привел ему вьючных, животных, судья сказал ему: «Войди, и увидишь, какая у нас имеется поклажа». Он вошел, а в доме судьи только и было, что циновка, сосуд с мукой, миска /с. 85/, ковш для воды, стакан и подстилка, на которой он спит. Сын визиря спросил: его: «А где поклажа?» Он ответил: «Это вся моя поклажа». Затем обратился к юноше-слуге: «Раздай муку тем беднякам, что находятся у ворот, и сходи за кем-нибудь из служителей мечети, чтобы вынести эту циновку и посуду!» Потом вышел и сказал: «Да воздаст Аллах добром твоему отцу, визирю! Передай ему от маня привет». Затем направился в Севилью *13.

Говорит Мухаммад: некоторые ученые рассказывали: с Ибн; Ма'маром на молитве, во время одного из праздников произошел любопытный случай. Он пришел в мусаллу, а знатные люди и эмировы слуги уже заняли свои места вблизи сутры 35 имама. Когда Йахйа это увидел, он приказал служителям выдвинуть-сутру вперед. Люди простого звания поспешили и оказались поблизости от имама, а те, что сначала были впереди, — за иими, сзади. Потом он встал и прочел им проповедь *14.

[№ 17] Рассказ о судье ал-Асваре б. Укбе ан-Насри 36

Говорит Мухаммад: он — Абу 'Укба ал-Асвар б. 'Укба б. Хассан б. 'Абдаллах ан-Насри. Он был из жителей Джаййана 37. [79] Эмир 'Абд ар-Рахман — да будет доволен им Аллах! — назначил его главным судьей в Кордове. Он был человеком внимательным, добродетельным, скромным, вел достойный образ жизни, сам носил выпекать свой хлеб в пекарню /с. 86/ и помогал своей семье *15.

После того как эмир — да помилует его Аллах! — уволил его, он решил затем вернуть его на должность судьи. Тот отказался. 'Когда его стали уговаривать относительно этого, он сказал: «У меня большие недостатки: сын мой стал взрослым и я сделался немощным». А у него был сын по имени Хусайн. И опросили его: «Иль ты считаешь великовозрастность твоего сына одним из твоих недостатков?» Он ответил: «Самым крупяным недостатком» *16.

Говорит Ахмад б. Мухаммад Ибн Айман: я видел принадлежащее ал-Асвару б. 'Укбе постановление, в котором шла речь ю границах кладбища ар-Рабад и самых отдаленных его участках. Я был свидетелем того, как Ахмад б. Баки — а он тогда был судьей — поехал на это место с законоведами, имея с собой это постановление, чтобы проверить границы. И он счел допустимым то, что нашел в постановлении.

Говорит Мухаммад: Асбаг б. 'Иса аш-Шаккак 38 мне сообщил: я слышал, как Ахмад б. Баки рассказывал: Мухаммад б. 'Иса ал-А'ша пришел однажды к ал-AcBapv б. 'Укбе и спросил его: «Как твое здоровье, Абу 'Акаба 39» Судья Абу 'Укба воздержался от ответа ему. Потом ал-А'ша выступал у него на том же самом; месте со свидетельским показанием, и судья сказал ему: «Ты — человек, который часто шутит, и я не знаю, «серьез или в шутку ты даешь это твое свидетельское показание». И сразил он его этими словами *17.

[№ 18] /с. 87/ Рассказ о втором судействе Йахйи б, Ма'мара

Говорит Мухаммад: Мухаммад б. 'Умар б. 'Абд ал-Азиз мне рассказал: причиной возвращения Йахйи б. Ма'мара иа должность судьи было то, что эмир 'Абд ар-Рахман сын ал-Хакама — да будет ими обоими доволен Аллах! — выехал в осеннюю пору в Севилью и на морское побережье, согласно принятому у халифов обычаю проводить там отдых. Один из приближенных эмира увидел, как Йахйа б. Ма'мар в одном из своих садов черпает воду колодезным журавлем и поливает огородную зелень. Человек, наблюдавший Йахйу б. Ма'мара в [80] таком виде, пришел к эмиру и сообщил ему, за каким заня-гием он его застал. Эмир сказал при этом: «Клянусь Аллахом, я не сомневаюсь в достоинстве этого человека и его благочестии. Я думаю, что его действительно напрасно обвинили, сговорившись меж собой». И он приказал тотчас же послать его в Кордову судьей.

Когда Йахйа б. Ма'мар приехал в Кордову как судья, он поклялся, что не будет советоваться ни с Йахйей б. Йахйей, ни с Са'идом б. Хассаном, ни с Зуианом. И оставались дела не разобранными до возвращения эмира 'Абд ар-Рахмана — да помилует его Аллах! — из его поездки. Весть об этом дошла до него, и он распорядился передать ему, что не одобряет этого. Йахйа ответил: «Ведь я уже no-клялся в этом, а в Илбире 40 между тем есть один человек /с. 88/, ученый и выдающийся, которого будет достаточно, чтобы их заменить». Он имел в виду 'Абд ал-Малика б. Хабиба. Эмир приказал его пригласить, и он один стал давать свои заключения *18.

Мухаммад б. 'Абд ал-Малик б. Айман рассказал со ссылкой на своего дядю, близкого друга Ибн Ма'мара: я был однажды у судьи Ибн Ма'мара, у него дома, в период его второго судейства, когда 'Абд ал-Малик попросил разрешения войти к нему. Он разрешил ему. Усевшись, тот сказал ему: «Дело такого-то. Мне хочется, чтобы ты вынес по «ему постановление на основе того, что я тебе укажу. Это и есть истина, если угодно Аллаху». Ибн Ма'мар хотел постановить относительно этого на основе мнения Ибн ал-Касима, а 'Абд ал-Малик хотел, чтобы по делу было вынесено постановление на основе мнения Ашхаба. И сказал ему Йахйа б. Ма! мар: «Нет, клянусь Аллахом, я не сделаю так и не выступлю против того, чего, как я обнаружил, придерживаются жители страны. А я обнаружил, что они считают единственно допустимым мнение Ибн ал-Ка-сима. Ты же хочешь обратить меня к миению Ашхаба». Затем он привел ему поговорку, которая в ходу у народа: «Год галлы 41, год желуди» *19. Рассказчик продолжает: и не переставали они препираться друг с другом, пока Ибн Хабиб не покинул его, разгневавшись. Мухаммад Ибн Айман говорит: мой дядя продолжал далее рассказывать мне: я упрекнул его, сказав: «Этого человека ты сделал своим главным врагом. Я словно вижу, как он оказался в их числе. Потом они уволят тебя во второй раз». Он заметил мне: «Увольнением ты меня пугаешь? Клянусь Аллахом! Если бы моя мулица наконец помчала меня обратно по равнине ал-Мудаввара к Севилье!» И приговаривал [81] он, а я не забыл его слов: «Помчала бы она меня наконец обратно!» *20.

/с. 89/ Говорит Халид б. Са'д: Ахмад Ибн 'Абд ал-Малик сообщил мне: аскет 'Усман б. Са'ид сообщил мне: когда Йахйа б. Ма; мар оказался при смерти в Севилье и понял, что умрет, он сказал одному из своих маула, человеку добродетельному, который ему сопутствовал: «Заклинаю тебя Аллахом великим? Как только я умру, отправляйся в 'Кордову, встань перед Йахйей б. Йахйей и скажи ему: “Говорит тебе Йахйа б. Ма'мар: “И узнают угнетатели, каким поворотом они обернутся!" *21». Рассказчик продолжал: когда Йахйа б. Ма'мар умер, его маула пришел к Йахйе и передал ему это. Продолжал рассказчик: и заплакал Йахйа, да так, что борода его измокла от слез. Потом сказал: «Воистину, мы принадлежим Аллаху и к нему же возвращаемся. Я только думаю, что нас обманули относительно этого человека и посеяли рознь между нами и им». Затем он помолился о ниспослании ему милосердия и попросил Аллаха простить его *22.

Говорит Мухаммад: этот рассказ, который передал 'Усман б. Са'ид, указывает на то, что Йахйа б. Ма'мар был уволен второй раз и умер, те будучи судьей. О нем существует еще второй рассказ — мы не сочли возможным на него положиться, — который указывает на то, что Йахйа б. Ма'мар умер судьей. Его мы упомянем в начале рассказа о судье Ибрахиме б. ал-'Аббасе.

[№ 19] Рассказ о судье Ибрахиме б. ал-'Аббасе ал-Кураши 42

Говорит Мухаммад: [он] — Ибрахим б. ал-'Аббас б. 'Иса Ибн ал-Валид б. 'Абд ал-Малик б. Марван — да помилует его Аллах! *23 Говорит /с. 90/ Мухаммад: Халид б. Са'д рассказал: когда умер судья Йахйа б. Ма; мар, люди оставались без судьи около шести месяцев. Стали они обращаться к визирям, когда те проезжали верхом, прося их сообщить об этом эмиру — да помилует его Аллах! — и это было сделано. Тогда эмир — да помилует его Аллах! —предложил судейство Йахйе б. Йахйе, но он отказался его принять. Я уже передал рассказы об этом и хорошо разъяснил случай с Йахйей в начале книги, в главе об ученых Кордовы, которым предложили судейство и которые отказались его принять. [82]

Говорит Мухаммад: Ибрахим б. ал-'Аббас был славен в своем судействе, справедлив в своих решениях, скромен в своих делах, не притворствовал, не внушал боязни *24.

Фарадж б. Салама б. Зухайр ал-Балави 43 сообщил мне: Мухаммад б. 'Умар б. Лубаба сказал: Ибрахим б. ал-'Аббас нередко сидел у себя дома, судя людей, а его служанка ткала в сторонке.

Один наш товарищ, которому я доверяю, сообщил мне со ссылкой на Ахмада б. Зийада, а тот со ссылкой на Мухаммада б. Ваддаха: отказавшись принять судейство, Йахйа б. Йахйа указал, чтобы судьей назначили Ибрахима б. ал-'Аббаса и был бы его секретарем Зунан. Эмир согласился с его мнением относительно этого и назначил судьей Ибрахима б. ал-'Аббаса.

Однажды Йахйа б. Йахйа свидетельствовал у него относительно ;колодца, который находился подле Фурн Биррил 44 и на который предъявили иск бану-л-'Аббас и Ибн 'Иса. Когда Йахйа уходил, один из тяжущихся оскорбил его. Йахйа вернулся к судье и сказал /с. 91/: «Этот оскорбил меня. Проучи его!» Судья спросил: «А как его проучить?» Он ответил: «Отправь его в тюрьму!» И судья отправил его в тюрьму. Затем Йахйа вышел к Баб ас-Сауму' 45, сел верхом и поехал по направлению к ас-Сувайке 46. Однако вернулся, вошел к судье и сказал ему: «Прикажи-ка отпустить того, которого ты заключил в тюрьму и в отношении которого наказание должно исходить ют тебя самого».

Это его первое назначение на должность имело место в 214 *25 или 216 году *26. Потом его уволили и назначили другого человека. Когда настал [2]23 год *27, он снова стал судьей вслед за Са'идом б. Сулайманом.

Говорит Мухаммад: его слова «вслед за Са'идом б. Сулайманом» мне представляются ошибочными, ибо Са'ид б. Сулайман занял должность лишь после Мухаммада б. Зийада и после смерти Йахйи б. Йахйи. Все это имело место после 234 года *28, и я нигде в рассказах ие видел, чтобы Са'ид б. Сулайман дважды занимал должность, кроме того, что рассказал мне Ахмад б. 'Убада ар-Ру'айни, а он сказал мне: «Са'ид б. 'Сулаймаш был уволен в течение какого-то часа. Потом эмир "'Абд ар-Рахман — да помилует его Аллах! —вернулся к прежнему своему мнению и приказал его утвердить. Когда его стали искать, чтобы сообщить от имени эмира о том, чтобы он продолжал исполнять судейские обязанности, то оказалось, что он [83] уже уехал в свой город. Об этом доложили эмиру, и он сказал: “Это человек благочестивый. Пусть умножается с его помощью благоденствие!" Он приказал догнать его и вернуть на; должность судьи. Его догнали и сделали, как и раньше, судьей».

/с. 92/ Говорит Мухаммад: если Ибрахим б. ал-'Аббас занял должность судьи в 223 году *29, то это могло быть после какого угодно судьи, но только не после Са'ида б. Сулаймана.

Рассказывает Мухаммад б. Ваддах: во время второго судейства Ибрахима б. ал-'Аббаса эмиру — да помилует его Аллах! — донесли, что судья принимает мнения только от тех кордовцев, на которых ему указывает Йахйа, и что действуют они: в этом деле единственно в интересах этого судьи-корейшита. Тогда эмир 'Абд ар-Рахман послал за 'Абд ал-Маликом б. Хабибом и оказал ему: «Ты знаешь, что я к тебе благосклонен,, и хочу я спросить тебя об одной вещи. Скажи мне правду о ней». Тот отвечал: «Конечно. О чем бы ты ни спросил меня, я скажу тебе только пра!вду!» Эмир продолжал: «Нам донесли на Йахйу б. Йахйу и на судью, что они плетут интриги против-нас в этом деле» 47. 'Абд ал-Малик ответил: «Эмиру известно, какие отношения существуют между мною и Йахйей б. Йахйей Несмотря на это, я скажу только истину: от Йахйи б. Йахйи может исходить только то, что исходит от меня, и все, что тебе о нем доносят, есть ложь. Что же касается судьи, то эмиру не нужно, чтобы товарищем в справедливости был ему тот, кто-ему товарищ в родословной». И уволил тогда его эмир с должности судьи *30.

Говорит Мухаммад: один ученый мне сообщил: Муса б. Худайр вернулся из паломничества, и эмир 'Абд ар-Рахман — да помилует его Аллах! — предложил ему должность заведующего государственной казной 48. Но он отказался ее принять и уклонился от государственной службы. Тогда оставил его в покое /с. 93/ эмир. И вот прошло немного времени, и одна женщина, его соседка, обратилась к судье Ибрахиму б. ал-'Аббасу за помощью против него. Она сказала, что он преследовал ее в ее доме, смежном с его домом. Ибрахим б. ал-'Аббас послал за «им, призвал его и сказал: «Эта женщина говорит так-то и так-то и предъявляет тебе иск в том-то и том-то. Что ты скажешь?» Муса сказал ему: «Я найду человека, который от моего имени будет судиться с ней». Судья потребовал от него: «Ты должен признать или отвергнуть, а затем уже поручай, кому хочешь, вести тяжбу». Он повторил ему: «Я найду человека, который признает от моего имени или отвергнет». Но Ибрахим не согласился с его речами и потребовал, чтобы он ответил женщине на ее обвинение либо признанием, либо [84] отрицанием. Увидев, что уклониться от этого нельзя, он сказал ему: «Все, что она утверждает, правда, и ей следует верить». Потом удалился, преисполнившись к нему великой ненавистью и затаив против него сильную злобу. После он взялся за перо и написал эмиру, прося назначить его заведовать государственной казной и упоминая, что он внимательно изучил ее дело и нашел его необременительным, ибо она являет собою надежное хранилище, [куда] он будет сдавать деньги и [откуда] будет брать их. Эмир 'Абд ар-Рахман — да помилует его Аллах! — ответил на это согласием и назначил его ведать государственной казной. Пробыл он казначеем около месяца, затем написал эмиру, прося его соизволения войти к «ему. Эмир призвал его к себе, и тот сказал ему: «Есть дело, которое не терпит отлагательств. Мне достоверно известно, что к судье Ибрахиму б. ал-'Аббасу в его судебном заседании обращаются [со словами]: “О потомок халифов!"». И уволил его за это 'Абд ар-Рахман *31.

Говорит Мухами ад: я слышал, как эмир, наследник договора по отношению к мусульманам /с. 94/ ал-Хакам — да продлит Аллах его жизнь! — рассказывал: я слышал, как хаджиб Муса б. Мухаммад Ибн Худайр рассказывал, что Муса б. Худайр подстрекнул одну женщину из числа своих маула. Она преградила путь судье и сказала ему: «О потомок халифов!» Это и послужило причиной увольнения Ибрахима.

Говорит Ахмад б. Мухаммад Ибн Айман: мой отец сообщил мне, что 'Аббас ал-Кураши, предок бану-л-'Аббас, пожаловался на него эмиру по какому-то делу, которое имело место. Эмир сказал ему: «Отправляйся « нему, и, если он позволит тебе остаться ![с ним] наедине, я уволю его». Отправился 'Аббас, попросил у него разрешения войти, но он не разрешил ему и передал: «Если тебе что-то щужно, садись в мечети, пока я не выйду к людям, и на тебя распространится то же, что и на них». Это сделалось известно эмиру, благодаря чему он значительно вырос в его глазах.

[№ 20] Рассказ о судье Йухамире б. 'Усмане аш-Ша'бани 49

Говорит Мухаммад: он — Йухамир б. 'Усман б. Хассан б. Йухамир б. 'Убайд б. Акнан б. Вада'а б. 'Амр. Он занял должность судьи в 220 году *32. Он является братом My'аза б. 'Усмана. Му'аз же этот — отец законоведа Са'да б. Му'аза 50. Оба они из жителей Джаййана, из Кал'ат ал-Аш'ас 51. Родословная /с. 95/ их обоих восходит к арабам джузам, как я [85] считаю. Они были, как мне сказали, из войскового округа Киннасрина *33.

Занял Йухамир судейский пост и в обращении с людьми лроявлял тяжелый нрав, неровное поведение, суровость, переходившую границы. Народ не спустил ему этого. О нем вволю злословили и много говорили. Против него выступал один кордовский поэт того времени по прозванию ал-Газал 52. Он высмеивал его и описывал глупцом и невеждой. Среди его высказываний о нем имеются такие слова в одном его стихотворении:

Хвала тому, кто даровал тебе мощь и силу!
И хвала тому, кто назначил судьей Йухамира!

Говорит Мухаммад: однажды обладатель договора — да продлит Аллах его жиань! — а он упоминал о судьях и сообщал сведения о них — сказал мне: рассказал мне Мухаммад Ибн Аби 'Иса: Ибн аш-Шамир 53 подбросил повесткам Йухамира б. 'Усмана аш-Шабани одну такую повестку, а в ней написано: «Йунус б. Матта 54 и ал-Масих б. Марйам» 55. Когда повестка попала в руки Йухамиру, он приказал позвать их обоих. И глашатай воззвал: «Йунус б. Матта и ал-Масих б. Марйам!» Тогда Ибн аш-Шамир вскричал: «Она ниспослана как знамение воскресения из мертвых!» Затем взял [другую] повестку и написал на ней:

Йухамир, ты не перестаешь совершать позорные поступки —
Ты вызвал Ибн Матта и ал-Масиха б. Марйам.
За то, что ты тогда сказал, тебя самого призовет возглашающий.
А они оба останутся на земле. Знай же:
/с. 96/ Затылок твой, как у глупца, на лице твоем печать невежества.

Ум твой не стоит и навоза ценою в дирхем.
Не жить тебе любимым и не жить тебе невредимым!
Не умереть тебе оплакиваемым и не умереть тебе мусульманином! *34

Говорит Мухаммад: люди объединились и обратились к эмиру — да помилует его Аллах! — жалуясь на судью Йухамира. Когда жалобы эмиру 'Абд ар-Рахману — да помилует его Аллах! — умножились, он приказал визирям заслушать свидетельские показания и расследовать по делу Йухамира. О нем рассказывали [разные] вещи, суть которых заключалась в малой обходительности и в отказе от хорошего обращения. И был тогда в городе один шейх, романец по языку, которого звали Йаннайр. В глазах судей он был человеком выдающимся, его свидетельское показание принималось, среди простого народа он был известен своей добротой и достойным образом жизни. Визири послали за ним и спросили его о судье. Он ответил по-романски: «Я его не знаю. Однако я слышал, как люди говорят, [86] что юн человек злой». И он назвал его уничижительно одним романским выражением. Когда о его высказывании доложили эмиру — да помилует его Аллах! — он подивился его словам и-сказал: «Не иначе как правда заставила этого благочестивого человека привести изречение, подобное этому». И уволил он: его тогда с должности судьи.

Говорит Мухаммад: Мухаммад б. 'Абд ал-Малик б. Айман сказал мне: когда слуга пришел к Йухамиру с распоряжением эмира — да помилует его Аллах! — об его увольнении, Йухамир оказал ему при всех: «Скажи эмиру — да сохранит его Аллах: “Когда ты назначал меня, ты приказал мне остерегаться цепей зла, а сегодня увольняешь меня, налагая их на меня"». Когда слуга передал /с. 97/ его слова эмиру, он воскликнул: «Да обезобразит его Аллах! Он разгласил наши тайны в присутствии людей!» *35 56.

[№ 21] Рассказ о судье 'Али б. Аби Бакре ал-Килаби 57

Говорит Мухаммад: когда эмир 'Абд ар-Рахман сын ал-Хакама — да будет ими обоими доволен Аллах! — отстранил от судейства Йухамира, он назначил после него человека из жителей Кабры 58 по имени 'Али б. Аби Бакр б. 'Убайд б. 'Алш ал-Килаби 59. Его прозвище было Йуваниш 60. Я не помню о нем ничего более того, что здесь сказано.

[№ 22] Рассказ о судье My'азе б. 'Усмане аш-Ша'бани 61

Говорит Мухаммад: затем эмир 'Абд ар-Рахман сын ал-Хакама — да будет доволен Аллах ими обоими! — назначил главным судьей My'аза б. 'Усмана аш-Ша'бани. Он был из жителей Джаййана и [был] судьей семнадцать месяцев, после чего эмир уволил его.

Я видел в одном из рассказов, что он уволил его единственно из-за того, что ему припомнили в течение этого /с. 98/ периода семьдесят дел, которые он решил, и сочли, что это с его стороны слишком много *36.

Говорит Мухаммад: но это, как я считаю, подложный рассказ, ибо он не отрицает, что были приняты решения по делам, и в большом количестве, по выяснении истины и установлении правды. Говорит Мухаммад: я поразмыслил относительно источника этого рассказа и счел его подозрительным. Дело в том, что автор его, тот, кто рассказал и изложил его в письменном виде восприемнику власти *37 — да продлит Аллах его жизнь! — [87] такой-то, сын такого-то. Он рассказал его, ссылаясь на своего отца, и я полагаю, что он правдиво передал слова своего отца.

Не исключено, что и в восприятии людей того времени, когда Му'аз был судьей, этот рассказ считался либо верным, либо неверным. Если считался верным, то не иначе как правоведы того времени загасили свет этого чрезмерного количества и признали его незаконным, в особенности те, которые дают советы спешно выносить решения и срочно исполнять из того, что к ним поступает от тяжущихся, только то, что им угодно. И когда тяжбы затягиваются, им выгоднее всего. А люди знающие их понимают, что я имею в виду. Если же [рассказ] не верен, то он представляет собой наговор такого-то, чтобы удержать судей от срочного исполнения [дел], в пользу того, кто для него желательнее и предпочтительнее, — в том смысле, как мы только что упомянули. «Назидайтесь, обладающие зрением!» *38.

Как я слышал, Му'аз вел достойный образ жизни, обладал мягким характером, по-доброму относился к людям, не проявляя нрава своего отца, и по-хорошему расставался с ними. Я слышал, как некто рассказывал, что он был вместе с тем чистым и непорочным человеком. Он ни о ком не думал плохо. И вот назначил он управлять своим имуществом, завещанным на богоугодные дела /с. 99/, в Кордове одного человека, о котором он был хорошего мнения. Но тот поступил вопреки его ожиданиям, и ал-Газал сказал об этом:

Говорит мне судья Му'аз, советуясь,
После того, как он назначил мужа, как он считает, достойного:
«Да буду я выкупом за тебя! Считаешь ли ты, что этот муж трудится?»

И сказал я: «А разве не трудится медведь среди пчел 62,
Который ломает их улья, ест их мед
И оставляет мошкам то, что остается?»
*39

Говорит Мухаммад: My'аз был судьей в Кордове в 232 году *40.В тот год смотрителем рынка Кордовы был Ибрахим б. Хусайн б. Халид 63. И тогда же Му'аз б. 'Усман отменил решение Ибрахима, лишившее бану Кутайба права на лавки, которые Ибрахим у иих разрушил. Ибрахим б. Хусайн б. Халид самолично проводил расследование и вступил тем самым в противоречие с законоведами своего времени — Йахйей, 'Абд ал-Маликом и Зунаном. Они же единодушно выступили против него и разъяснили ело ошибку. И их слово, сказанное против него, явилось вполне оправданным *41.

Комментарии

1 Об этом судье (ум. в 210/825-26 или 211/826-27 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 138, № 471; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 1 с. 495, 505, 538—539; т. 2, с. 27—28. Ал-Хушани сообщает, что он дважды занимал должность судьи (см. с. 75).

2 Шакунда (арабизированное название латинского топонима Secunda) — некогда маленький, окруженный валом город римской постройки, находился против Кордовы, на левом берегу Гвадалквивира. При мусульманах Шакунда превратилась в южное предместье Кордовы. Шакунда, или ар-Рабад, как еще называли это южное кордовское предместье, находилась в непосредственной близости от соборной мечети и эмирского дворца. Ее население составлял» мелкие торговцы, ремесленники; там же жили первые ученики мединца Малика б. Анаса, факихи, чиновники. Здесь дважды, в 190/806 и 202/818 гг., вспыхивали мятежи, которые (особенно последний) едва не стоили ал-Хакаму I трона. См.: Levi-Provencal. Shakunda.

3 Абу-л-Касим Асбаг б. Халил (ум. в 273/886-87 г.), влиятельный кордовский законовед, ревностный приверженец мазхаба Малика б. Анаса. Учился а ал-Андалусе и за его пределами. На протяжении 50 лет консультировал судей по вопросам права. Подчеркнуто избегал занятий хадисами и порочил приверженцев сунны. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 70—72, № 245; Моnes. Hommes de religion, с. 60, 63.

4 Кумис, т. е. граф (от лат. comes),— титул ответственного за подушную подать (джизйа) главы христианской общины. Иногда его именовали также латинскими титулами defensor или protector. Избирался из среды самих христиан ими самими и назначался центральным правительством Кордовы. Христиане каждого провинциального округа (кура) были организованы в общины со своим кумисом во главе. Кумиса Раби' в «Книге о судьях» ал-Хушани следует отождествить с Раби', сыном Теодульфа, который ведал при эмире ал-Хакаме I сбором податей с христиан и командовал гвардией наемников эмира. См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. I, c. 164, 166; t. 3, c. 32, 73, 218, 219.

5 'Абд ал-Малик б. 'Абд ал-Вахид б. Мугис (был жив в 187/803 г.), внук Мугиса ар-Руми (см. примеч. 64 к рассказу № 9). Военачальник в правление эмиров Хишама I и ал-Хакама I. Возглавил ряд летних кампаний (араб, са'ифа, откуда происходит испанское aceifa) на северо-западе Пиренейского полуострова, в Астурии (районы Алавы и Старой Кастилии). События, о которых повествуется в «Книге о судьях» ал-Хушани, относятся к лету 177/793 г. 'Абд ал-Малик Ибн Мугис осадил Жерону, но не смог ее захватить. Затем он продвинулся, не встречая особого сопротивления, до Нарбонна, сжег и разграбил его пригороды, не взяв цитадели. Экспедиция носила характер набега. С богатой добычей и пленниками мусульмане возвратились в Кордову См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 1, с. 143, 144, 145, 155, 175.

[№ 11]

6 Об этом судье (ум. в 213/828-29 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 284, № 1028; ал-Хумайди. Джазва, с. 309, № 762; ад-Дабби. Бугйа, с. 430—431, № 1291; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 50—51; Ибн Са ид. Ал-Мугриб, 1, с. 146; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 53—54; Levi-Provencal Hist. Esp. Mus., t. 1, с. 144.

7 Войсковой округ (джунд) Палестины вместе с остальными пятью войсковыми округами (Дамаска, Иордана, Химса, Египта, Киннасрина) прибыл в ал-Андалус под командой Балджа б. Бишра в 123/741 г. Наместник ал-Андалуса Абу-л-Хаттар Хусам б. Дирар ал-Калби расселил их в 125/743 г. по Средиземноморскому побережью. Джунд Палестины обосновался в провинциальном округе Шазуна (Медина-Сидония) и в Альхесирасе. О событиях, связанных с прибытием шести джундов в ал-Андалус, см. примеч. 74 к рассказу № 4 и примеч. 2, 3 к рассказу № 5.

8 Шазуна (Медина-Сидония) — небольшой город, административный центр одноименного провинциального округа (кура) на юге Испании. В этом районе Тарик б. Зийад нанес поражение Родерику (28 рамадана 92/19.VII 711 г.). См.: Levi-Provencal. La peninsule iberique, с. 100—101 (Франц пео с. 123—124).

9 Как указывают источники, ал-Фарадж б. Кинана занимал должность судьи в 198/814—200/816 гг. (см.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 284, № 1028; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 51). Между тем ал-Хушани и те же источники сообщают, что он был судьей в Кордове как раз в дни мятежа в южном предместье столицы ар-Рабад (рамадан 202/март 818 г.). В связи с этим возникает сомнение, действительно ли его судейство завершилось в 500/816 г.

10 Речь идет о событиях, связанных с последним, самым значительным восстанием в ар-Рабаде (см. примеч. 2 к рассказу № 10). Восстание было вызвано деспотическим характером правления ал-Хакама I, произволом наемников эмира, его неумеренностью в налоговой политике. Неприязнь со стороны простого народа ('амма) к Омейяду все время подогревалась факихами, которых он третировал и не допускал к участию в государственных делах. Убийство наемником одного из жителей предместья послужило сигналом к выступлению (13 рамадана 202/25 марта 818 г.). Толпы, вооруженные пиками, ножами, топорами, прорвались по мосту к дворцу и пытались взломать его ворота. Правительственным войскам с большим трудом удалось подавить выступление, а эмир ал-Хакам I чудом уцелел. После массовой резни и грабежей, учиненных по его приказу в кварталах ар-Рабада и продолжавшихся три дня, 300 зачинщиков (из тех, кто пережил побоище) было казнено. Остальные обитатели предместья должны были незамедлительно покинуть Кордову. Все постройки ар-Рабада по приказу ал-Хакама I были разрушены, восстанавливать их запрещалось под страхом смерти; землю распахали и засеяли. Около 20 тыс. человек, вынужденные покинуть свои дома, нашли прибежище в Толедо и за пределами ал-Андалуса [Северная Африка (территория совр. Марокко), Александрия, о-в Крит]. Эмир ал-Хакам I, жестоко расправившийся с жителями ар-Рабада, получил в этой связи нисбу ар-Рабади. См. обо всех перипетиях восстания: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 1, с. 160—173; Mones. Hommes de religion, c. 54—56.

11 Мухаммед б. Хафс (годы жизни неизвестны). Он ученик традиционалиста Баки б. Махлада (201/817—276/889) и учитель традиционалиста Ахмада б. Са'ида ал-Мунтаджили (284/897—350/961), из чего явствует, что Мухам-мад б. Хафс жил приблизительно во второй половине IX — начале X в. См.: Бойко. Литература в Испании, с. 43.

12 Цитируется отрывок из какого-то анонимного исторического сочинения, составление которого относится к первой половине IX в. См.: Бойко. Литература в Испании, с. 42—43.

13 Ал-Гарб или Гарб ал-Андалус (Алгарви) — провинция на юго-западе ал-Андалуса (юг современной Португалии). См.: Huici Miranda. Gharb al-Andalus.

14 'Абд ал-Карим б. 'Абд ал-Вахид б. Мугис (ум. в 210/825 г.), брат 'Абд ал-Малика б. 'Абд ал-Вахида б. Мугиса (см. примеч. 5 к рассказу № 10). Занимал высокие посты в правление эмиров Хишама I, ал-Хакама I и в начале правления 'Абд ар-Рахмана II (военачальник, секретарь, визирь, хаджиб, правитель нескольких провинциальных округов). Не раз возглавлял походы на север Пиренейского полуострова. Здесь рассказывается об экспедиции, предпринятой весной 179/795 г., когда мусульмане захватили Асторгу и направились оттуда навстречу войскам короля Астурии Альфонса II. Потерпев поражение, Альфонс II бежал на север. 'Абд ал-Карим организовал его преследование с помощью своего заместителя ал-Фараджа б. Кинаны. См.: Ибн ал-Аббар. Ал-Хулла, т. 1, с. 135—136; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 1,с. 144.

15 Джилликийа (Галисия)—историческая область на крайнем северо-западе Пиренейского полуострова. См.: Levi-Provencal. La peninsule iberique,с. 66—67 (франц. пер., с. 83).

16 Астурка или Аштурка (Асторга) — город на востоке исторической области Галисия. Сейчас областной центр провинции Леон (Испания).

17 Ал-Хушани цитирует из анонимного сочинения редкие, даже уникальные рассказы, которые рисуют беспокойную обстановку в начале IX в. в Северной пограничной марке, центром которой была Сарагоса, и не согласуются с тем, что известно из других источников. Иная версия событий такова: правителем Сарагосы с 186/802 г. стал муваллад из Уэски 'Амрус б. Йусуф (ум. ок. 196/812 г.), всецело преданный династии. После его смерти эмир доверил на короткое время управление Верхней маркой своему сыну, наследнику престола 'Абд ар-Рахману. Затем пост правителя занял сын 'Амруса — Йусуф, См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 1, с. 156—157.

18 Имеется в виду Северная пограничная марка.

19 Ал-Мугира — сын эмира ал-Хакама I; назначен им (10 зу-л-хиджжа 206/6 мая 822 г.) вторым, после 'Абд ар-Рахмана, наследным принцем.

[№ 12]

20 С очень большой долей вероятности можно полагать, что Катан б. Джаз ат-Тамими не просто был жителем Хаэна (Джаййана), но по месту своей, приписки относился к войсковому соединению (джунду) Киннасрина. Это войсковое соединение расселилось в 125/743 г. на территории провинциального округа Хаэн. См. также примеч. 3 к рассказу № 5.

[№ 13]

21 Об этом судье (назначен на должность в 201/816 г., ум. в 204/819-20 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 209, № 759; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб,. 1, с. 146.

22 См. примеч. 7 к рассказу № 11.

23 Ал-Джазира или ал-Джазира ал-Хадра' (букв, «зеленый остров»). Первоначально — военная база мусульман Тарика б. Зийада, расположенная в бухте на юге Пиренейского полуострова. Позднее на ее месте возник город (Альхесирас). См.: Huici Miranda. Al-Djazira al-Khadra'.

[№ 14]

24 Об этом судье (ум. в 207/822-23 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 92, № 326; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 146; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т. 1, с. 33—34, № 94.

25 Как и его предшественники на посту судьи, ал-Фарадж б. Кинана и 'Убайдаллах б. Муса ал-Гафики, Хамид б. Мухаммад ар-Ру'айни происходил из сирийцев войскового соединения (джунд) Палестины. См. примеч. 7 к рассказу №11.

[№ 15]

26 Об этом судье см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 9, № 1428; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 146—147.

27 Мухаммад б. Ахмад б. 'Абд ал-Малик б. Саллам, известен под прозвищем Ибн аз-Заррад (род. в 242/856-57 г., ум. в 304/916, или 305, или 309/922 г.), потомственный маула эмира Хишама I. Кордовский традиционалист, ближайший ученик Мухаммада б. Ваддаха. Учился также за пределами ал-Андалуса. Аскет, выделялся преимущественно как собиратель и знаток рассказов об аскетах и благочестивцах. Долгое время сопровождал Мухаммада б. Ваддаха, хорошо знал его жизнь, переписал все его сочинения. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 366, № 1163.

[№ 16]

28 Об этом судье (в первый раз занял должность в 209/824 г., уволен в-конце 209/начале 825 г., занимал должность дважды; ум. в 226/840-41 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 44, № 1553; Ибн Хаййан. Ал-Муктабас,, с. 190—193; ал-Хумайди. Джазва, с. 356, № 904; Ибн Хазм. Джамхарат ансаб, с. 406; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 1, с. 540; т. 2, с. 51—55; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 147—148; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 44—45, 142, 157.

29 Ашхаб б. 'Абд ал-'Азиз ал-Кайси (145/762—204/819), египетский традиционалист и законовед, ученик Малика б. Анаса, ал-Лайса б. Са'да, 'Аб-даллаха б. Вахба и др. После смерти в 191/806 г. 'Абд ар-Рахмана б. ал-Ка-сима возглавил в Египте маликитский мазхаб. См.: Sezgin. Geschichte, «. 466—467.

30 'Усман б. 'Абд ар-Рахман б. 'Абд ал-Хамид б. Аби Зайд (ум. в 325/936-37 г.), потомственный маула Му'авийи б. Аби Суфйана, кордовец, правовед, советник по делам судебных постановлений, ученик Мухаммада б. Ваддаха, Аслама б. 'Абд ал-'Азиза и др. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 251, № 895.

31 Абу 'Усман Са'ид б. Хассан ас-Са'иг (ум. в 236/850-51 г.), кордовец, потомственный маула эмира ал-Хакама I. С 177/793-94 по 204/819-20 г. учился за пределами ал-Андалуса. Правовед, знаток «казусов» (маса'ил), советник ло вопросам права, придерживался воззрений своего египетского учителя Аш-хаба б. 'Абд ал-'Азиза. По образу жизни аскет. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 137—138, № 470; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 21—22.

32 Харис б. Аби Са'д (ум. в 321/933 г.), потомственный маула эмира 'Абд ар-Рахмана 1. Учился в ал-Андалусе и за его пределами. Основатель рода Харис (бану Харис), члены которого занимали важные государственные посты. Сам он занимал (впервые в ал-Андалусе) пост вали-ш-шурта-с-сугра. Был советником по вопросам права в конце правления эмира ал-Хакама I и при эмире 'Абд ар-Рахмане II. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 92, № 324.

33 Асбаг б. ал-Фарадж (род. ок. 150/767 г., ум. в 225/840 г.), потомственный маула правителя Египта 'Абд ал-'Азиза б. Марвана, египетский маликитский законовед, секретарь 'Абдаллаха б. Вахба. Среди его учеников известны андалусцы Мухаммад б. Ваддах и Са'ид б. Хассан. См.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 561—565.

34 Абу Са'ид 'Усман б. Са'ид б. Кулайб ал-Илбири (ум. в 340/951-52 или 341 г. х.), житель Эльвиры. Известен как сторонник рационального подхода в решении правовых вопросов, руководил на молитве во время пятничных богослужений в Эльвире, по образу жизни аскет (данное обстоятельство отразилось в его прозвище—аз-Захид). См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 252, № 898.

35 В оригинале — сутра. Основное значение термина: «покрывало, завеса; защита, охрана, покровительство; убежище». Лицо, совершающее молитву, помещает перед собой предмет, который, согласно мусульманским установлениям, создает для него воображаемое ограниченное пространство и охраняет от действия демонических сил, а также от толпы, которая может его потревожить и помешать проявлению его религиозного рвения. Об описании предметов, употребляемых в виде сутры, см.: Wensinck. Sutra.

[№ 17]

36 Об этом судье (ум. в 213/828-29 г.) см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 80, № 277; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 24, 53; Ибн Саг ад. Ал-Мугриб, 1, с. 148.

37 Как и многие его предшественники на посту судьи, ал-Асвар б. 'Укба ан-Насри относился по месту своей приписки к войсковому соединению (джун-'ду) Киннасрина.

38 Асбаг б. 'Иса б. ас-Саффар, был известен под прозвищем аш-Шаккак (ум. в 340/951 г.), кордовский традиционалист, ученик Мухаммада б. Ваддаха. •См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 73, № 251.

39 Буквальный перевод: «Как твое здоровье, отец 'Акабы?» В шутке Му-гхаммада б. 'Исы ал-А< ша заключен намек на ' Акабу — горное ущелье между Меккой и Мина. Там дважды, в 621 и 622 гг., состоялись тайные встреча Мухаммада с йасрибцами, будущими ансарами, которые присягнули ему на верность (так называемые «первая 'Акаба» и «вторая 'Акаба»).

[№ 18]

40 Илбира — арабская транскрипция названия основанного римлянами города Iliberris (Эльвира). В 125/743 г. в Илбире расположился джунд Дамаска. Административный центр одноименного провинциального округа северо-западнее Гранады. В 401/1010 г. город был разграблен и сожжен берберами. См.: Seybold. Elvira; Hopkins. Ilbira.

41 В оригинале — 'афс. О значении термина см., например: Freytag. Lexicon Arabico-Latinum, с. 185; Lane's Arabic-English Lexicon, pt 5, c. 2091. Галлы (или, как их еще называют, чернильные орешки) представляют собой наросты на ветвях и черешках дуба, образующиеся вследствие отложения яиц. орехотворкой. Использовались для приготовления чернил, дубления кож, крашения шерсти. По утверждению ал-Бируни, эта пословица встречается уже у Феофраста (370—285 до н. э.) (ал-Бируни. Фармакогнозия, с. 293, № 175; с. 642, № 716). В дошедшем до нас труде Феофраста, посвященном растениям, она отсутствует, хотя автор поместил там описания некоторых видов дуба и образующихся на его ветвях галлов (Феофраст. Растения, с. 16, 83, 88, 91). Пословица отражает древние ботанические представления жителей стран средиземноморского бассейна, на территории которых произрастал и культивировался дуб (некоторые образования на деревьях, в том числе и галлы на дубе, считались плодами, а не наростами). Изречение о галлах и о желудях было актуальным и для мусульманской Испании, где часто встречались дубовые леса.

[№ 19]

42 Об этом судье — Омейяде, потомке халифа ал-Валида, см. также: Ибн ал-Кутийа. Та'рих ифтитах, с. 58—59 (исп. пер., с. 47); Ибн Хазм. Джамхарат ансаб, с. 82; Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 194 — 198; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 20, 38—39; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 148—149.

43 Фарадж б. Салама б. Зухайр ал-Балави (288/901—345/956-57), родился в Кордове, предки его были из Бежи. Учился в ал-Андалусе и в Северной Африке. Законовед, нотариус, советник по вопросам права; занимал должность судьи в провинциальном округе Раййо и в Гвадалахаре, где также руководил на молитве. Автор сочинения о документах. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 285, № 1033; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 423—424.

44 Фурн Биррил — один из кварталов в восточном предместье Кордовы. См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, с. 373; Garcia Gomez. Topografia cordobesa, c. 353.

45 Баб ас-Сауму'а («Минаретские ворота») — ворота соборной кордовской мечети. Сам минарет был выстроен по приказу второго омейядского эмира — Хишама I. См.: Seybold — [Осапа Jimenez]. Kurtuba. Оксфордская рукопись сохранила в огласовке диалектальное испано-арабское произношение слова саума'а («минарет») — сауму'а. См.: Dozy. Supplement, t. 1, с. 845.

46 Ас-Сувайка — букв, «маленький рынок, небольшая рыночная площадь». Место не локализовано. В Кордове источники фиксируют для омейядского периода по крайней мере три таких маленьких рынка: Сувайкат ал-Кумис, Сувайкат Ибн Нусайр, Сувайкат Ибн Аби Суфйан. Слово сувайка, как и слово сук (zoco, azogue, azoque), перешло в кастильский язык с тем же значением (assuica, zueyca, azzueyca, azuequa, aueyca, acueyca) и отразилось в валенсийском топониме Sueca. См.: Torres Balbas. Plazas, zocos y tiendas, с 450—451 472—476; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, c. 218, 383.

47 Как явствует из текста, эмиру 'Абд ар-Рахману донесли о существовании заговора с целью его свержения. Инициаторами заговора были якобы Йахйа б. Йахйа и главный судья Ибрахим б. ал-'Аббас ал-Марвани, потомок омейядского халифа ал-Валида б. 'Абд ал-Малика, которого собирались возвести на престол. 'Абд ал-Малик б. Хабиб рассеял подозрения эмира относительно существования заговора. См.: Макки. Ат-Та'ликат, с. 305.

48 В оригинале — вилайат ал-хизана. Термин ал-хизана (или хизанат ал-мал) обозначает для мусульманской Испании омейядского времени государственную казну, источником которой служили различные налоги. Она находилась в особо охраняемых помещениях эмирского дворца. Институт ал-хизана появился в ал-Андалусе в правление эмира ал-Хакама I. Во главе ее стояли один или несколько чиновников довольно высокого ранга в системе административной иерархии. Обычно это были представители кордовской аристократии, которые носили титул хазин (или хазин ал-мал); иногда на этот пост назначались лица из мосарабов и иудеев. Не следует путать этот институт с другим местным институтом — байт ал-мал (о нем см. примеч. 9 к рассказу № 27). См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, с. 30—35.

[№ 20]

49 Об этом судье см. также: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 72, № 1644; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т. 1, с. 404, № 1164; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 149—150; Макки. Ат-Та'ликат, с. 307.

50 Са'д б. Му'аз аш-Ша'бани (ум. в 308/920 г.), кордовский законовед родом из Хаэна (Джаййана). Учился в ал-Андалусе и за его пределами. В Египте учился, в частности, у Мухаммада б. 'Абдаллаха б. 'Абд ал-Хакама и у его брата Са'да. Знаток «казусов» (маса'ил), советник по правовым вопросам. Преподавал в кордовской соборной мечети. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 153, № 535; Ибн Хаййан. Ал-Муктабис (Антунья),с. 7—8.

51 Кал'ат ал-Аш'ас — топоним не локализован. По данным Ибн Хаййана, укрепление Кал'ат ал-Аш'ас находилось на территории провинциального округа Хаэн [Ибн Хаййан. Ал-Муктабис (Антунья), с. 115]. Ибн ал-Фаради, у которого этот топоним встречается дважды, относит его в одном случае к провинциальному округу Эльвира (Илбира), в другом — к провинциальному округу Хаэн (Джаййан) (Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 194, № 714; с. 351, ЛМ° 1242; см. также: Макки. Ат-Та'ликат, с. 308).

52 Йахйа б. ал-Хакам ал-Бакри ал-Джаййани, известен под прозвищем ал-Газал (род. ок. 156/773 г., ум. ок. 250/864 г.), сановник и дипломат при дворе эмира 'Абд ар-Рахмана II. Автор сатирических и любовных стихотворений, сочинил стихотворную историю (урджузу) о завоевании ал-Андалуса. См.: Ихсан 'Аббас. Ал-Адаб ал-андалуси, с. 106, 157—169.

53 'Абдаллах б. аш-Шамир, поэт и астролог при дворе эмира 'Абд ар-Рахмана II. См.: Teres. Ibn al-Samir, poeta-astrologo.

54 Йунус б. Матта — библейский Иона, пророк, почитаемый в исламе. См.: Heller. Yunus b. Mattai.

55 Ал-Масих б. Марйам или 'Иса б. Марйам — Иисус Христос.

56 Смысл слов эмира 'Абд ар-Рахмана II проясняет другой рассказ о судье Йухамире, который приводит Ибн Хаййан. Согласно ему, Йахйа б. Йахйа ал-Лайси безраздельно подчинил своему влиянию кордовских факихов, я это обстоятельство серьезно тревожило эмира. Во время личной беседы с Йухамиром о назначении его на пост судьи 'Абд ар-Рахман призвал его остерегаться Йахии б. Йахйи и его приверженцев, назвав их «цепями зла». Стремление нового судьи избегать общения с ними и действовать независимо вызвало с их стороны решительный протест. Их клевета и интриги привели к увольнению его с поста судьи. См.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 202. Другую версию VBO.№Hem« Йухамира см. там же, с. 203.

[№ 21]

57 Об этом судье (ум. в 231/845-46 г.) см. также: Ибн Хаййан. Ал-Мукта-бас, с. 203—204; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила (Аларкон и Паленсия), с. 190— 191, № 2264; Ибн Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 150; Макки. Ат-Та'ликат, с. 309—311,

58 Кабра (Igabrum римлян) — небольшой город на расстоянии ок. 70 км. к юго-востоку от Кордовы. При наместнике Абу-л-Хаттаре ал-Калби (125— 127/743—745) был заселен иракским джундом из Васита. При Омейядах Кабра стала центром относительно небольшого провинциального округа. См.: Arie.. Kabra.

59 Ибн ал-Аббар (в передаче Ибн Хаййана) сообщает, что его имя 'Али б. Аби Бакр ал-Кайси, Абу-л-Хасан, и что он дед некоего Али б. Мухаммеда б. ал-Басо (ал-Басу) (Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 203). По утверждению Макки, ал-Басо имеет романскую основу paso или раза. В ал-Андалусе были семьи с родовым именем Ибн ал-Басо (иногда Ибн ал-Башо, Ибн ал-Басо). См.: Макки. Ат-Та'ликат, с. 309—310.

60 Лакаб Йуваниш Макки считает арабской передачей латинского имена Iohannes. См.: Макки. Ат-Та'ликат, с. 310—311.

[№ 22]

61 Об этом судье см. также: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 204—206; Ибк Са'ид. Ал-Мугриб, 1, с. 150; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т. 1, с. 404, № 1164; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 55; Макки. Ат-Та'ликдт, с. 311.

62 Сравнение управляющего вакфами судьи с медведем среди пчелиных ульев навеяно особенностями фауны Пиренейского полуострова, где, как и в различных странах Европы, эти животные встречались довольно часто. В большом количестве они водились, например, р горах Вади-р-Рамла (Сьерра-де-Гвадаррама), в 62 км к северу от Мадрида. Медведь, срывающий плоды земляничного дерева (El oso у el madrono), стал впоследствии гербом столицы Испании. Среди арабоязычного и романоязычного населения ал-Андалуса существовали поговорки о медведе — опустошителе и разрушителе пчелиных ульев. Вариант одной из них приводит ал-Газал в своем стихотворении. Поговорки о медведе и ульях встречаются в отдельных произведениях староиспанской литературы. См.: Макки. Ат-Та'ликат, с. 311—312 (даны ссылки на литературу).

63 Ибрахим б. Хусайн б. Халвд б. Мартанил (ум. в 249/863 г.), кордовский законовед, автор толкования на Коран. Кроме ал-Андалуса учился в Северной Африке. При эмире Мухаммеде — вали-ш-шурта и главный смотритель рынка в Кордове. Отвергал традиционный подход в решении юридических вопросов, был приверженцем умозрительного метода. В споре между ним и законоведами (по поводу приговора против бану Кутайба) эмир Мухаммад взял сторону последних. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 10—11, № 1; 'Ийад ал-Йах-суби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 136—137.

*1 Вар.: там же, т. 2, с. 28.

*2 Вар.: там же, т. 1, с. 538, 543.

*3 Bap.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 53.

*4 Вар.: там же, с. 54.

*5 Смысл не совсем ясен.

*6 Вар.: Ибн Хайпан. Ал-Муктабас, с. 186.

*7 Вар.: там же, с. 190.

*8 833 г.

*9 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 190 —191; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 52.

*10 В рукописи не читается, издатель восстанавливает: би-зикриха.

*11 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 52.

*12 Вар.: там же, т. 1, с. 540.

*13 Вар.: там же, т. 2, с. 52.

*14 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2 с. 54 —55; Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 191. ,

*15 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 193.

*16 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 53.

*17 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 24; Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 193 —194 (без ссылки на ал-Хушани).

*18 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 54,

*19 Иными словами: «жизнь переменчива — сегодня одно, завтра другое».

*20 Вар : 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 54.

*21 Коран XXVI, 228. лд

*22 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 192; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 55.

*23 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 194.

*24 Вар.: там же.

*25 829-30 г.

*26 830-31 г.

*27 837-38 г.

*28 848-49 г.

*29 837-38 г.

*30 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 195 —196.

*31 Вар.: там же, с. 196 —197.

*32 835 г.

*33 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 199 —200.

*34 Вар.: там же, с. 201 — 202.

*35 Вар.: там же, с. 200 — 202.

*36 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 204; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила,. т. 1, с. 404, № 1164; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 55.

*37 Имеется в виду будущий халиф ал-Хакам II.

*38 Коран LIX, 2.

*39 Вар.: Ибн Хаййан. Ал-Муктабас, с. 204 —205; Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т. 1, с. 404 — 405, № 1164; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 55.

*40 846-47 г.

*41 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 137.

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад ал-Хушани. Книга о судьях. М. Наука. 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.