Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
 

МУХАММАД ИБН ХАРИС АЛ-ХУШАНИ

КНИГА О СУДЬЯХ

КИТАБ АЛ-КУДАТ

[МУКАДДИМА]

/с. 5/ Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Да благословит Аллах Мухаммада и род его и да приветствует!

Нам рассказал Абу Мухаммад Ибн 'Аттаб со ссылкой на своего отца, а тот со ссылкой на Абу Бакра ат-Туджиби 1:

Говорит Абу 'Абдаллах Мухаммад б. Харис ал-Хушани-да помилует его Аллах 2: Аллах наградил эмира ал-Хакама ал-Мустансира 3-да помилует его Аллах! *1-восприемника соглашения с мусульманами- дарами счастья, продлил период его могущества и увеличил ему благую помощь. Когда [помыслы] *2 эмира-да продлит Аллах его жизнь!-стали прекрасными и преисполнилась совершенством его прозорливость, Аллах направил его охранять знания и изучать исторические известия; познавать родословия и записывать следы прошлого; возвышать достоинства предков и подражать добродетелям [их] преемников; напоминать забытые предания, указывать живущим на события, в особенности на те, что были в его городе в давние времена, а в его время внове. Да содеет Аллах это /с. 6/ прочным основанием для жизни сердец и явной причиной для прославления душ!

И пришли в движение [ученые] *3 люди, благодаря тому, на что их подвигнул вспомоществуемый богом эмир. Они позаботились сохранить память о наиболее значительных событиях, на которые [другие] не обращали внимания, и записали главнейшие знания, которыми пренебрегали. И всех их объединило в этом благословение эмира-да продлит Аллах его жизнь! Таким образом, лучшая добродетель-та, чей свет ярко сияет и молва о коей расходится. Она-исток для иных добродетелей и начало других доблестных поступков.

Слава Аллаху, который сделал эмира-да укрепит его [27] Аллах!-образцом в благодеянии, проводником на путях праведности, вожатым к прекрасному образу действий, примером в наивысшем благе, ключом к похвальному делу, вратами к достоинству! Да осчастливит его Аллах своею милостью, да продлит ему благоденствие, да [прольет] *4 на него щедрость свою и сделает обильной его долю в благородных поступках!

Когда эмир-да продлит Аллах его жизнь!- приказал составить «Книгу о судьях», имея в виду тех, кто отправлял правосудие для халифов-да будет доволен ими Аллах!-на земле Магриба 4, в величайшей столице Кордове, обладательнице высочайшей славы, и для их наместников там еще раньше 5, я стал побуждать рассказчиков дать сведения о них, стал осведомляться у хранящих в памяти их деяния и расспрашивать людей ученых о том, какие слова и дела в их жизни были главными. И я нашел среди этого эпизоды, которые понравятся любознательным; рассказы, которые развеселят слушателей; известия, которые укажут дотошным исследователям на основательность суждений и широту знаний, на преобладание благоразумия и блестки ума /с. 7/, на правдивость мысли и верность намерения; на [высокую степень] *5 достоинства и обилие справедливости, на прямоту пути и... *6; [укажут] на то, кому из халифов-да будет доволен ими Аллах!-назначавших их судьями, были присущи нужные качества в хорошем поиске, удачном выборе, в [наставлении] *7 судьям с помощью прекрасных проповедей, в предпочтении правды и содействии [истине] *8. .. *9 это достойно судей подобного величайшего города, сердца [Халифата] *10, обители имамата, столицы общины, рудника достоинств, пребывания наидостойнейших, кладезя знаний, средоточия ученых, основы земли.

Аллах продлил превосходство Кордовы и сделал совершенной красу ее с помощью справедливого имама и достойного властителя эмира верующих 'Абд ар-Рахмана *11-да продлит Аллах его жизнь!-потом с помощью избранного наследовать ему, идущего по пути его славы. Аллах сделал его образцом в благодеяниях и знаменем в добрых делах.

Говорит Мухаммад: поскольку судья является величайшим по значению должностным лицом после имама, которого Аллах сделал руководителем в вере и опорой земной жизни, ибо [28] судья берет на себя вынесение приговоров и увековечение постановлений касательно пролития крови, нарушений нравственности, посягательств на имущество, честь и всяких дел подобного рода, как полезных, так и зловредных, и поскольку воздаяние Аллаха за это бывает ужасным по местопребыванию, опасным по положению, страшным по виду, разошлись об /с. 8/ этом мнения умных и ученых людей. Многие из них согласились принять судейство, так как желали почета в этой жизни, надеялись, что Аллах окажет в нем содействие, и уповали, что он в нем проявит свое всепрощение. Другие же постарались избегнуть его, остерегаясь беды в будущей жизни и страшась Аллаха за то, что уже числилось за ними и было совершено ими.

Говорит Мухаммед: и были раньше среди людей ал-Андалуса, среди жителей его величайшей столицы, лица, которых призвали к судейству, но они не вняли, которых пригласили к нему, но они не изъявили готовности, опасаясь [наиужаснейшего] *12 для самих себя по пришествии конечного срока.

Я решил [сначала дать] *13 рассказ о них и описать то, как они держали себя перед халифами их и как остерегались того, к чему их призывали эмиры их. Этому я посвящаю главу в начале книги. Затем я перехожу к повествованию о самих судьях, описывая судью за судьей, согласно тому, как наступал черед каждого из них, если угодно Аллаху. И прошу я у Аллаха благой помощи для верного слова и похвального дела. Воистину, он верно ведет ровной дорогой. [29]

ГЛАВА О ЖИТЕЛЯХ КОРДОВЫ, КОТОРЫМ ПРЕДЛОЖИЛИ СУДЕЙСТВО И КОТОРЫЕ ОТКАЗАЛИСЬ ЕГО ПРИНЯТЬ

Говорит Мухаммад: эмир 'Абд ар-Рахман сын Му'авийи 6- да будет ими обоими доволен Аллах!-попросил совета у своих приближенных о том, кого ему назначить судьей в Кордове. /с. 9/ Его сын Хишам 7 -да будет над ним милосердие к Аллаха!-и хаджиб Ибн Мугис 8 указали ему на ал-Мус'аба б. 'Имрана. Эмир 'Абд ар-Рахман согласился с их мнением» и приказал послать за Мус'абом. Когда тот прибыл, он пригласил его к себе, а там присутствовали его сын Хишам, Ахмад. Ибн Мугис и группа его приближенных, и предложил ему судейскую должность. Но он отказался ее принять и изложил ему причину этого. Эмир 'Абд ар-Рахман несколько раз повторил: ему сказанное, остался тверд в своем намерении и не принял причину, по которой он отказался согласиться. А тот все упорствовал в отказе от должности и продолжал уклоняться от нее. Потеряв всякую надежду, эмир 'Абд ар-Рахман- да помилует его Аллах!-потупился и стал крутить свой ус, а когда он гневался, то крутил свой ус, и горе было тому, на кого он гневался. Поэтому те, кто присутствовал, испугались ужасного положения Мус'аба при появлении зловещего для него предзнаменования гнева эмира. Некоторые из них стали посматривать на Хишама б. 'Абд ар-Рахмана и Ахмада Ибн Мугиса, как бы говоря им: «Чему же вы подвергли человека?» Эмир поднял голову и сказал Мус'абу: «Уходи! Тебе следует то-то и то-то, и тем двоим, которые указали на тебя». Этим он и ограничил свое наказание в припадке гнева. Мус'аб уехал, прибыл к себе и оставался там, пока власть не перешла к Хишаму- да помилует его Аллах! Он послал за ним, решив назначить его судьей. Мы ясно расскажем об этом, если будет угодно Аллаху *14.

Говорит Мухаммад: Абу Марван 'Убайдаллах б. Йахйа 9 упоминал /с. 10/ со слов своего отца 10, что эмир Хишам пожелал сделать Зийада б. 'Абд ар-Рахмана 11 судьей, но он выехал, [30] спасаясь бегством. И заметил при этом Хишам б. 'Абд ар-Рахман: «Если бы люди были такими, как Зийад, я бы избавился от любви алчущих». Он обеспечил ему безопасность, и тот смог вернуться к себе домой *15.

Говорит Мухаммад: 'Усман б. Мухаммад 12 сказал мне: я »слышал, как Мухаммад б. Галиб 13 говорил: когда визири послали за Зийадом б. 'Абд ар-Рахманом и предложили ему судейство от имени эмира Хишама-да помилует его Аллах!-он сказал им: «Если вы принудите меня стать судьей, то я окончательно разведусь со своей женой. А если ко мне придет кто-либо, чтобы заявить претензию на какую-либо вашу собственность, я непременно изыму ее у вас и уж вас заставлю выступать истцами». Когда они услыхали от него такое, то оставили его в покое *16.

Говорит Мухаммад: один из рассказчиков мне сообщил: «Когда умер судья Мухаммад Ибн Башир, эмир ал-Хакам 14, напомнив о судействе и о том, кто подходит, чтобы его назначить, сказал: „Я не вижу никого, кроме законоведа города Мухаммада б. 'Исы ал-А'ша 15. Меня огорчает только, что он чересчур шутлив". Несмотря на это, он все же решил распорядиться о нем. Тогда один из визирей ему предложил: „А если тебе проверить еще до личной беседы его отношение к делу?" Это был хороший совет, и он послал к нему одного из своих визирей. Тот приехал к нему, побеседовал с ним о деле и сообщил, что эмир порицает его за избыток шутливости. Он ответил: „Что касается судейства, то я, клянусь Аллахом, наотрез отказываюсь его принять, что бы со мной ни делали. Эмиру-да сохранит его Аллах!-вовсе те нужно уговаривать меня сделать это. А что касается шутливости /с. 11/, то сам Али б, Аби Талиб 16 и да будет доволен им Аллах!-не отказался от нее ради халифства. Почему же я должен отказаться от нее ради судейства?" *17. Когда его слова стали известны эмиру, он оставил его в покое и стал искать другого человека».

Говорит Мухаммад: у эмира ал-Хакама-да будет доволен им Аллах!-в провинциальном округе Джаййан 17 был один судья. Население округа жаловалось на него. Тогда эмир ал-Хакам поручил главному судье в Кордове Са'иду б. Мухаммаду Ибн Баширу расследовать действия судьи Джаййана. Если он окажется невиновен, пусть подтвердит его полномочия на судейство, а если окажется виновен в том, что доносят о нем эмиру,-пусть отстранит его [oт судейства] в этом округе. Главный [31] судья провел расследование, нашел его невиновным и сказал ему: «Продолжай исполнять свои судейские обязанности!» Тот возразил: «Тогда я разведусь со своей женой и даю такие-то и такие-то клятвы, которые окажутся более правдивыми и будут исполнены лучше, чем клятвы твоего отца, которые он дал, что не буду судить до самой своей смерти». А Мухаммад Ибн Башир, когда его уволил эмир, действительно поклялся никогда : больше не быть судьей, в противном случае он разведется со своей женой и отпустит на волю своих рабов. Когда же после этого эмир решил вновь вернуть его [на должность], он исполнил свои клятвы-развелся с женой и отпустил на волю рабов. Но эмир возместил ему все, когда он сообщил ему об этом.

Говорит Мухаммад: 'Усман б. Мухаммад рассказал мне: Абу Марван 'Убайдаллах б. Йахйа рассказал мне со слов-своего отца Йахйи, что, когда власть перешла к эмиру 'Абд ар-Рахману сыну ал-Хакама 18- да будет ими обоими доволен: Аллах!-он настойчиво потребовал от него стать судьей, а подателем послания об этом был Тарафа 19. «И я сказал ему: „Место, которое /с. 12/ я занимаю,-- это наилучшее, что вы могли бы для себя пожелать. В самом деле, когда люди жалуются на судью, вы назначаете меня и я провожу над ним расследование. А если я стану судьей и люди пожалуются на меня, кого вы назначите, чтобы провести надо мной расследование? Того ли, кто знает больше меня, или того, кто ниже меня по знаниям?" Он согласился со мною в этом и оставил меня в покое» *18.

Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д 20 сказал: Ахмад б. Халид 21 рассказывал: тогда умер Йахйа б. Ма'мар, люди оставались без судьи, пока однажды не проехал мимо них Зирйаб 22, направляясь во дворец. Они попросили его передать от них эмиру, что он в ответе за их плохое положение, так как у них нет судьи. Войдя к эмиру, Зирйаб сказал ему об этом. Эмир ответил: «О Зирйаб! Клянусь Аллахом, назначить судью мне помешало только то, что я не нашел никого, кто бы меня удовлетворял, кроме одного человека». Зирйаб рассказывает: «Я воскликнул: „Да сохранит Аллах эмира! Кто он?" Он ответил: „Иахйа б. Иахйа. Но он отказал мне в этом"». Тогда Зирйаб предложил ему: «Если ты считаешь, что он подходит для судейства, то попроси его указать тебе судью». Эмир оказал ему:: «Ты высказал здравое суждение». Послал он за Иахйей и попросил его указать человека, который бы удовлетворял его как судья, если он сам не принял судейство. Он назвал Ибрахима б. ал-Аббаса, и эмир назначил его *19. [32]

Говорит Мухаммед: Халид б. Са'д сказал: мне сообщили некоторые ученые, что Иахйа отказался принять судейство и отказался назвать кого-либо.

/с. 13/ Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д сказал: рассказал мне человек, которому я доверяю, со ссылкой на Йахйу б. Закарийа' 23, а тот со ссылкой на Мухаммеда б. Ваддаха 24: когда эмир решил назначить Йахйу судьей, а тот отказался и проявил перед ним упорство, он сказал: «Тогда укажи мне человека!» Йахйа ответил: «Я этого не сделаю. Потому что, если сделаю, могу стать соучастником в его несправедливости, если он поступает несправедливо». Это разгневало эмира Абд ар-Рахмана, и он приказал подателю своих посланий стеречь Йахйу. А наутро тот привел Йахйу к соборной мечети, передал ему документы 25 и сказал поверенным: «Вот ваш судья». В таком положении Иахйа пробыл три дня. Когда же дело стало для него трудным, он назвал Ибрахима б. ал-'Аббаса *20.

Говорит Мухаммад: 'Усман б. Аййуб б. Аби-с-Салт 26 был из числа ученых Кордовы и из числа тех, кому земная жизнь доставляла радости и удовольствие. И он отказался принять должность и уклонился от нее. Халид б. Са'д рассказывал: я слышал, как его сын Исма'ил 27 говорил: моему отцу предложили должность судьи, но он отказался ее принять и попросил оставить его в покое.

Говорит Мухаммад: а из числа шейхов Кордовы, которым предложили судейство и кто отказался его принять,-Ибрахим б. Мухаммад 6. Баз 28. Причиной тому, как сообщили мне некоторые рассказчики, было то, что однажды эмир Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман 29 -да помилует его Аллах!-пригласил к себе Хашима б. 'Абд ал-'Азиза 30 и сказал ему: «О Хашим, приснился мне удивительный сон об одном человеке, я не знаю, кто он такой. Вижу я себя в ал-Мусаре 31 и встречаю /с. 14/ четверых, едущих верхом. Не видал я людей с более светлым ликом, чем у них, и более прекрасных видом. Стал я ими восхищаться, а они тем временем поднимаются на гору, и я следую за ними. Поворачивают они направо и подъезжают к мечети, против которой стоит дом. Стучатся они в ворота этого дома, и из него выходит к ним человек. Они здороваются с ним за руку, благословляют его и некоторое время тайно с ним совещаются, затем покидают его. Я спрашиваю: „Кто они?" Мне отвечают: „Мухаммад, пророк-да благословит его Аллах и да приветствует!-Абу Бакр 32, 'Умар 33 и 'Усман 34. Они пришли навестить этого человека во время его болезни"». Потом эмир добавил Хашиму: «Я описал тебе мечеть и дом так, словно указал тебе дорогу к нему. Пойди же и узнай, кто хозяин этого дома!» Хашим ответил [33] ему: «Я сразу же узнал его без всяких расспросов. Это дом Ибрахима б. Мухаммеда б. База». Эмир ему сказал: «Я решил: войди туда и узнай о его состоянии». Хашим так и сделал, а потом вернулся к нему с подтверждением того, что сказал ему ранee эмир, и сообщил ему, что этот человек болен. Это и послужило причиной того, что эмир предложил Ибрахиму должность главного судьи. С этим он и послал к нему Хашима б. 'Абд ал-'Азиза. Но он отказался ее принять. Эмир вновь послал к нему Хашима: «Если ты не принял судейства, то будь одним из вхожих к нам, с кем мы советуемся по нашим делам». Ибрахим ответил Хашиму: «О Абу Халид! Если эмир будет настойчиво предлагать мне что-нибудь подобное, я убегу из этого города». Эмир Мухаммад-да помилует его Аллах!-отступился от него и не хотел больше знать о нем *21.

Сказал /с. 15/ мне Ахмад б. 'Убада ар-Ру'айни 35: ал-Мунзир б. Мухаммад 36, когда был отроком, как раз и беседовал с ним о судействе, но он отказался ,его принять. И говорил ал-Муизир: «Если бы эмир послушался меня, я принудил бы его к нему».

Говорит Мухаммад: а из тех, кто проявлял упорство в отказе от судейства,-Мухаммад б. 'Абд ас-Саллам ал-Хушани 37. Эмир Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман-да помилует его Аллах!-приказал послать за ал-Хушани и возложить на него судейство в провинциальном округе Джаййан. Визири послали за ним и сказали: «Эмир назначает тебя судьей в провинциальном округе Джаййан». Он отказался и проявил к этому сильное отвращение. Как с ним ни бились, как ни улещали, его отвращение и нежелание лишь возрастали. Тогда они написали эмиру, сообщая о его поведении и о том, что он упорно не соглашается. Эмир дал им суровое предписание, смысл которого таков: «Если он противится нам, то подвергает себя смертельной опасности». Когда ал-Хушани услышал это, он снял со своей головы калан-суву 38, вытянул шею и стал говорить: «Я отказался, я отказался, как отказались небеса и земля, именно из-за страха, а не из-за неповиновения и ослушания» *22. Они написали эмиру о его словах, и он им написал: «Уладьте его дело без огласки и прогоните его от себя!» Визири все же сказали ему: «Поразмысли о своем деле этой ночью и попроси у Аллаха помощи в том, к чему тебя призвали». Но он удалился от этих людей *23.

Говорит Мухаммад: Халид б. Са'д рассказывал: Мухаммад б. Футайс 39 поведал мне: эмир Мухаммад приказал визирям послать /с. 16/ за Абаном б. 'Ибн б. Динаром 40 с тем, чтобы [34] они назначили его судьей Джаййана. Когда они послали за ним и предложили ему это, он попросил избавить его [от этого] и отказался. Эмир Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман приказал приставить к нему стражу, чтобы препроводить его в Джаййан и; усадить там в заседании, где судят и решают людские тяжбы. Визири приставили к нему стражу, увезли его и усадили. Судил он людей всего один день, а когда настала ночь, бежал. Настало утро, а люди и говорят: «Судья бежал». Когда весть об этом дошла до эмира-да помилует его Аллах!-он сказал: «Это-человек благочестивый, но пусть его ищут, чтобы узнать, где он находится». И стали его искать. Когда узнали о месте его нахождения, эмир проявил к нему благоволение. Когда он прибыл в Кордову, эмир назначил его там предстоятелем на пятничных молитвах *24.

Говорит Мухаммад: один из ученых рассказывал: когда он руководил молитвой, то проявлял смирение, много плакал. А когда заканчивал пятничную молитву, не оставался ни минуты в мечети, следуя сунне.

Говорит Мухаммад: ал-Мунзир б. Мухаммад-да помилует его Аллах!-особо почитал Баки б. Махлада 41. Когда Баки: пришел к иему в день смотра войск в мусалле, он не дал ему поцеловать свою руку и при всех усадил его рядом на свой ковер. Баки был близким другом ал-Мунзира и пользовался его покровительством еще до того, как тот принял власть. Он принес ему радостную весть о халифстве. Когда к ал-Мунзиру перешло халифство, он остался верен своим прежним отношениям с ним и продолжал, как и раньше, славить и почитать его. Когда /с. 17/ Сулаймана б. Асвада отстранили от должности» судьи, эмир ал-Мунзир распорядился относительно Баки б. Махлада, и ему было предложено судейство. Но он отказался и проявил к этому отвращение, спросив: «Что это, награда за мою любовь и мое подвижничество?» Ал-Мунзир оказал: «Беля ты отказался, то что ты думаешь о том, на кого указали визири?» Тот спросил: «А кто он?» Эмир ответил: «Зийад б. Мухаммад б. Зийад» 42. Тот воскликнул: «Хороша новость!» Тогда ал-Мунзир попросил его: «Укажи же мне человека, который, по-твоему, будет удовлетворять мусульман как судья». Он согласился: «Я назову тебе человека из рода Зийада. Зовут его» 'Амир б. Му'авийа». Ал-Мунзир-да помилует его Аллах!-принял его совет, послал за 'Амиром и назначил его главным судьей в Кордове *25.

Говорит Мухаммад: среди тех, кому предложили судейство» и кто от него отказался,-Абу Галиб 'Абд ар-Ра'уф б. ал-Фарадж [35] 43. Абу Мухаммад Касим б. Асбаг 44 мне рассказывал: Муса Ибн Худайр 45 пришел к Абу Галибу Ибн Кинане и предложил ему судейство от лица эмира 'Абдаллаха б. Мухаммеда 46-да помилует его Аллах!-но он отказался его принять. Продолжает Мухаммад: один ученый мне рассказывал: когда Абу Галиб 'Абд ар-Ра'уф б. ал-Фарадж возвратился из паломничества, он вступил на стезю воздержания, благочестия и набожности. Эмир 'Абдаллах б. Мухаммад дивился ему и часто выражал нетерпеливое желание увидеть его, но так, чтобы не приглашать его к себе. И вот ему представился случай видеть его в один из пятничных дней с крытой галереи 47 при возвращении с молитвы. Однажды эмир вспомнил о нем и сказал: «Нам нужно сделать его визирем или /с. 18/ судьей». А 'Абдаллах б. Мухаммад Иб,н Аби 'Абда 48, который больше других визирей любил и почитал Абу Галиба, посоветовал эмиру: «Лучше не бросаться так на человека, пока «е выяснится, что у него на уме относительно этого». Говорит секретарь Сакан 49: ''Абдаллах б. Мухаммад послал меня к Абу Галибу, и я изложил ему намерение эмира. Продолжает Сакан: он встретил мои слова смехом и шуткой, так что расположил меня к себе, а затем произнес: «Вы слишком дорожите благами этой вашей жизни, чтобы поступиться какой-либо их частью в пользу кого-либо или чем-то из них поделиться с другом». Продолжает далее Сакан: когда я перешел к разговору о назначении его на должность судьи, он сказал мне: «Клянусь Аллахом, если ты снова придешь ко мне с этим или я узнаю, что эмир принял решение об этом, я обязательно уеду из ал-Андалуса» *26.

ГЛАВА С ИЗВЕСТИЯМИ О КОРДОВЕ И ЕЕ СУДЬЯХ ДО ХАЛИФОВ

[№ 1] Рассказ о судье Махди б. Муслиме 50

Говорит Мухаммад: а из давних судей Кордовы, которые вершили в ней суд для эмиров, наместников, правителей, военачальников еще до прибытия халифов-да будет доволен ими Аллах!-в ал-Андалус 51,-Махди б. Муслим /с. 19/. Он происходил из ал-мусалима 52, из людей веры, знания и благочестия. 'Укба б. ал-Хаджжадж ас-Салули 53 назначил его судьей.

Рассказал мне Ахмад 54. Фарадж б. Мунтил 55: рассказал мне Абу-л-'Аббас Ахмад б. 'Иса б. Мухаммад ал-Мукри' в городе Тиннисе6: ал-Андалусом правил 'Укба б. ал-Хаджжадж ас-Салули. Он руководил священной войной, [начальствовал] в рибатах 56, отличался мужеством, храбростью и рвением в сражениях с неверными. Когда он брал пленника, то не убивал его, а предлагал ему в течение некоторого времени принять ислам, стараясь возбудить его желания к нему, доказывая ему его преимущество и разъясняя недостатки той веры, которую, тот исповедовал. Рассказывают, что приняло ислам при его помощи таким вот образом две тысячи человек *27.

Он избрал в ал-Андалусе в качестве резиденции город, который называют Арбуна 57. А Махди б. Муслим меж тем прослыл обладателем знаний, приверженцем веры и благочестия. Он сделал его своим наместником в Кордове и приказал ему быть судьей среди ее жителей. Кроме того, он признал за ним дар красноречия и ясности изложения. Пожелав назначить его на должность, он сказал ему: «Пиши для себя самого грамоту 58 от моего имени!» И написал Махди: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Это то, что 'Укба б. ал-Хаджжадж заповедал Махди б. Муслиму, когда назначил его судьей. Заповедал он ему бояться Аллаха; стремиться ему повиноваться; искать его благоволения *28 как в тайном своем деле, так и в [37] явном; остерегаться его; испытывать трепет к Аллаху; держаться за его прочную вервь *29 и надежную его опору *30; быть верным его завету *31; уповать на него; полагаться на него /с. 20/; страшиться его. Воистину, Аллах с теми, кто страшится, и с теми, кто творит добрые дела!

И приказал он ему принять Книгу Аллаха и сунну его пророка Мухаммада-да благословит его Аллах и да приветствует!-водителем, который с помощью их света ведет по верному пути; знаком, который в ночи указывает дорогу к ним; светильником, который светит их светом. Воистину, в них прямое руководство от всякого заблуждения, избавление от всякого невежества, разъяснение всякой путаницы, растолкование всякого сомнения, блестящее доказательство, исцеляющий путеводитель, высокий маяк, лекарство против лжеца, правильный путь и божье милосердие для верующих.

И вразумил он его, что избрал его на благо рабов божьих, страны и для назначения на судейскую должность, власть которой Аллах превознес, напоминание о коей возвысил и дело коей прославил, только из-за чрезмерной роли судейства у Аллаха-славен он своим величием! Ибо в нем (судействе) заключены жизнь веры, соблюдение прав мусульман, назначение предписаний для тех, кому они обязательны, и дарование справедливости тем, кто ее заслуживает. И поскольку существует надежда, что он у себя в суде, исполняя дела, руководя и вынося решения, будет отдавать предпочтение истине Аллаха-велик он и славен!-будет стремиться приближаться к ней и сближаться с ней. [И вразумил он его], чтобы он сам в тот же день и в то же утро требовал отчета относительно тяжести вьюка и груза ноши того имущества, которое он принимает на хранение. Ведь с него взыщется: он обещает и с него потребуют обещанного.

И приказал он ему непрестанно проявлять заботу о тяжущихся, исследуя, вопрошая, действуя тонко наблюдая внимательно и вслушиваясь, разбираться /с. 21/ в доводах каждого, в том, что он сообщает; не быть поспешным со всяким, кто страдает дефектом речи и не может ясно излагать мысли. А требование приводить доказательство- это то, на основе чего судят человека ради истины Аллаха Всевышнего и стремятся воздать ему должное. Бывает, один тяжущийся более рассудителен в своем доказательстве, более красноречив в своих выражениях, более поспешен в достижении желаемого, более ловок в хитрости своей, более проницателен, более находчив в [38] ответе, чем другой. Но если его цель неблаговидная, а желание расходится с истиной, то пусть судья не договаривается с таким, а постарается обратить его помыслы к Аллаху-велик он и славен!-с осторожностью, осмотрительностью, сомнением, предостерегая от тех, кто обманывает, препирается, упрямится, занимается дачей ложных показаний и урезанием прав, так что губит сильный слабого, присваивает себе его право собственности и берет, над ним верх. А когда судья возглавляет надзор и наблюдение за этим и рассчитывает в этом на награду Аллаха, то утверждается истина и [исчезает] *32 ложь. „Поистине, ложь исчезающа!" *33.

И приказал он ему, чтобы его доверенные, советники и помощники, в соответствии с делом его земной и будущей жизни, были бы людьми знания, права, веры, надежности, из числа тех, кого он приемлет; чтобы он переписывался с теми, кто в подобном ему положении, из числа тех, кто находится в иной, чем он, области; чтобы сопоставлял мнения одних и других и трудился бы сам ради достижения истины. Воистину, Аллах-да будет славной хвала ему!-говорит в своей Книге устами своего правдивого пророка Мухаммада-мир ему: „...и советуйся с ними о деле. А когда ты решился, то положись на Аллаха" *34. /с. 22/ И чтобы его судебные исполнители, помощники и те, кто прибегает к его поддержке по всяким своим нуждам, были 'бы людьми чистыми, воздержанными, требовательными к себе, далекими от скверны. Ведь их действия возводят к нему и связывают с ним. И если он это упорядочит, то его не коснется осуждение и не постигнет сомнение, если будет угодно Аллаху.

И приказал он ему продлевать заседание ради того человека, к делу которого Аллах требует внимания. Он ведь облек его высоким саном и предоставил право на вынесение решения как в его пользу, так и против него. [И приказал он ему] меньше досадовать на них и проявлять недовольство, но обращать к ним свое сердце, ум, заботу, думу, понимание, речь свою с тем, чтобы обогатить их справедливостью, беспристрастием, примирением и умиротворением. Воистину, в этом- сила их выносливости, оживление их прекрасных помыслов, их вера в его благочестие, порядочность и законность получаемого им. А если среди них есть человек, лишенный дружеского расположения, либо страдающий хронической болезнью, за которым требуется постоянный уход, либо изнуренный лицами строптивыми, безнравственными, пускающимися в сомнительные дела, то пусть он устраивает свои заседания ради них и берет на [39] себя попечение над ними с живостью и при наименьшей вялости. Да устроится это для него самым крепким и прочным образом, ибо он судит и решает дела управления и устройства, если будет угодно Аллаху!

И приказал он ему выслушивать от свидетелей их свидетельские показания, сообразуясь с их истинностью и правдивостью, и тщательно вникать в них, пока он не исчерпает их все до единого, равно как и рекомендации поручителей о безупречности свидетелей; многократно исследовать и изучать все их дела; расспрашивать о них у лиц /с. 23/ благочестивых, верующих, надежных, верных, щепетильных, из тех, кого он знает и с чьими обстоятельствами он близко знаком; не торопиться с вынесением приговора, пока он не изучит доказательств тяжущихся, показаний их свидетелей и тех, кто ручается за их безупречность; назначать им сроки и продлевать их для них, пока не выявится для него истинное состояние их дел и пока не будут сняты покровы с них. Когда же он до конца познает их и удостоверится в них, пусть не откладывает [вынесение] приговора после того, как он стал ясен, очевиден и бесспорен для него и для тех законоведов, с кем он советуется.

И приказал он ему изучать по своим книгам разные случаи, которые необходимы ему для совета в том, что для него сомнительно и неясно,-к этому прибегал в тяжебных делах и судья Ибрахим б. Харб,-чтобы в результате обнаружилось для него, как следует поступать, с чем сообразовываться, чем ограничиваться и к чему стремиться. Тогда ему возможно будет приступить к своим делам и завершить их. Начало начал их связано с наставлением на прямой путь, а завершение их-с божьим подкреплением, если будет угодно Аллаху.

Это моя заповедь тебе, мой указ тебе, моя опора тебе, которую я дал, и мои полномочия тебе, которые я предоставил. Если ты станешь поступать таким образом, добиваясь благоволения Аллаха и повинуясь ему, заведуя расчетами и беря на себя обязанность хранителя имущества, то ты будешь располагать доказательством явно в твою пользу. Если же не станешь поступать таким образом, это явится доказательством против тебя. А я буду просить у Аллаха, чтобы он помог тебе, укрепил тебя, указал бы тебе верное направление, содействовал тебе, направил бы тебя на прямой путь. Поистине, он самый лучший помощник и наставник. Да благословит Аллах Мухаммада!»

/с. 24/ Говорит Мухаммад: Ахмад б. Фарадж рассказал: «Я заметил Ахмаду 'б. 'Исе: „Велико же твое усердие, если ты сохранил в памяти такое, как это, и подобные давние события". Он ответил: „Я храню это в памяти еще со времени моего детства со слов моего деда, которому тогда было [40] примерно столько же лет, сколько мне сейчас. Он лучше всех помнил наизусть предания о Магрибе и его завоевании и предания о бану Умаййа у вас 59. У меня были его записи прекрасных удивительных историй, но они погибли при пожаре, который случился в моем доме. И вот дошло до меня, что кто-то из вас, то ли из бану-л-Аглаб 60, то ли другой, из ши'и 61, утверждал, что это его грамота и что он написал ее текст для одного из судей. Но она была предназначена только для Махди б. Муслима. Это мне известно давно. Я помню это со времени моего детства со слов моего деда. А помнят ли у вас о ней?" Я ответил ему: „Я не слыхал у нас ни о ней, ни об этом Махди". Он добавил: „Я справлялся кроме тебя у жителей твоей страны, и викто о «ем не знал. О иноплеменник, как же сведения о нем могли исчезнуть у вас?! Однако я думаю, что он не оставил после себя потомства и память о нем изгладилась из-за смут, которые случились в вашей стране"».

[№ 2] Рассказ о судье 'Ангаре б. Фаллахе 62

Рассказал мне *35 Ахмад б. Фарадж-б. Мунтил: рассказал мне Абу Мухаммад Маслама б. Зур'а б. Раух в ал-'Арише 63, в Сирии /с. 25/, а он был глубокий старик, которому, как мне сообщили, перевалило за сто лет, и он еще застал в живых Хармалу 64, ученика аш-Шафи'и 65. Он *36 рассказал мне *37, ссылаясь на него *38 и на ему подобных, и поведал мяе, что тот *39 из числа маула бани Умаййа и был знатоком давних и новых преданий о них и преданий о стране ал-Андалус, любя их, разделяя их взгляды. Я *40 увидел однажды в одной из их соборных мечетей в пустыне [тексты] проповедей, написанные крупным шрифтом на пергаменном свитке, приклеенном к стене против минбара, с которого проповедуют. И вот, когда проповедник приступал к проповеди, он читал ее, не сбивался и не запинался. Поговорил я с ним *41 об этом и, укорив их, сказал: «Вы, люди Востока, которым приписывают красноречие и умение произносить проповеди без подготовки, и прибегаете к такому! Ничего подобного я не видывал в областях Магриба, а 'ведь там люди наименее красноречивые, как вы утверждаете». [41] Тогда он поведал мне: «Самое хитроумное в этом было как раз у вас, в столице вашей страны и местонахождении вашей власти. Мой отец сообщил мне со слов моего деда, что у вас в Кордове в то время был судья, которого звали 'Антара б. Фаллах, и был он богобоязненным, благочестивым. Однажды он руководил людьми на молитве о ниспослании дождя. Он хорошо творил свою молитву и хорошо вел проповедь. Перед ним предстал некий простолюдин и обратился к нему: „О судья-увещеватель! Ты хорош собою. Пусть же Аллах украсит еще и твою душу". Судья сказал: „Дай боже мне и нам всем! А не таишь ли ты чего, о сын моего брата?" Тот ответил ему: „Да. Только тогда, когда опустеют твои амбары /с. 26/, моление твое о дожде исполнится". Он воскликнул: „О боже! Я беру тебя в свидетели, что все съестное, которым я владею, пойдет в виде милостыни ради лика твоего" *42. Затем он поклялся, что не сойти ему со своего места, если он не отправится к себе домой и не раздаст все, что припас». Рассказчик продолжал: и были они спасены в тот же день сильным ливнем. Рассказчик добавил: этот судья 'Антара говорил: «Когда я смотрю на людей, то не могу связно говорить». Поэтому, когда он произносил проповедь, то набрасывал себе на лицо одежду. Однако передавали, что он делал это с другой целью и что его проповедь была написана на листке, прикрепленном к одежде, ниспадавшей ему на лицо. А это примерно то, что ты видел у нас. Для таких проповедей нужны сноровка и умение *43.

[№ 3] Рассказ о судье Мухаджире б. Науфале ал-Кураши 66

Говорит Мухаммад: Ахмад б. Фарадж б. Мунтил сообщил мне: рассказал мне Маслама б. Зур'а: я слышал, как мой отец неоднократно упоминал со слов своего деда-а тот приезжал в ал-Андалус,- который говаривал: я не видел никого, кто бы мог сравниться с судьями ал-Андалуса в служении богу и благочестии. Рассказчик продолжал: я видел там судью по имени Мухаджир б. Науфал ал-Кураши. Люди собирались у него для суда, а он не переставал поучать их и устрашать Аллахом и тем, какой гнев Аллаха и какое его наказание постигнут лжесвидетеля и как они будут поставлены перед господом в день воскресения из мертвых. Потом напоминал, что /с. 27/ судье следует учитывать, с чем ему нужно сообразовываться [для достижения истины] и какое приложить старание [для спасения себя самого]. Затем принимался причитать над собою и всенародно плакать об этом, да так, что я видел, как люди [42] покидали его плачущими, устрашенными, стремясь воздавать друг другу по справедливости *44.

До меня дошло о его смерти нечто совершенно необыкновенное. Когда он умер-да помилует его Аллах!-у него не оказалось ни семьи, ни детей. Его похоронили на одном из их кладбищ, на южной стороне их города, на берегу их великой реки 67, ночью. Я думаю, что он сам завещал это. Когда его засыпали землей, услышали, что из могилы доносятся слова. И расслышали, как он взывает и говорит: «Я ведь напоминал вам, что могила тесна и что судейство приводит к плохим последствиям!» Рассказчик продолжал: его откопали, думая, что он жив, и увидели, что с его лица снято покрывало, что он мертв [и лежит] в том самом положении, как его похоронили *45 68.

[№ 4] Рассказ о судье Йахйе б. Йазиде ат-Туджиби 69

Говорит Мухаммад: я слышал от ученых известный рассказ, что, когда имам 'Абд ар-Рахман б. Му'авийа вступил в Кордову и взял в свои руки власть, судьей был Йахйа б. Йазид ат-Туджиби. Он подтвердил его полномочия на судейство и не уволил его. А до того времени его и предшествовавших ему судей называли «такой-то, судья провинции» 70.

Когда ал-Фихри 71 укрылся в Гранаде и эмир 'Абд ар-Рахман /с. 28/-да помилует его Аллах!-принудил его сдаться, тот выставил условием присутствие судьи Иахйи, и он присутствовал. И записано в книге судебных актов: «И это в присутствии Иахйи б. Иазида, главного судьи» 72.

Говорит Мухаммад: именно так дошло до меня. Я видел судебный акт, который составил Мухаммад Ибн Башир. В нем он говорит: «Постановление Мухаммада Ибн Башира, судьи провинции в Кордове». А название судьи «главный судья» появилось недавно: в старину его не было *46.

Говорит Мухаммад: «Все, с кем я переписывался, были единогласны в том, что Йахйу б. Йазида ат-Туджиби назначили судьей ал-Андалуса именно на Востоке и что прибыл он туда (в ал-Андалус) уже будучи судьей. Но передают противоречивые сведения относительно того, кто назначил его в ал-Андалус. Я видел в некоторых рассказах со ссылкой на Ибн Ваддаха: „Йахйу б. Иазида назначил судьей ал-Андалуса 'Умар б. Абд ал-'Азиз 73 "». Рассказчик продолжает: Йахйа был человеком благочестивым. о нем передают, что он не присоединился [43] ни к одной из враждующих сторон во время прибытия 'Абд ар-Рахмана б. My'авийи и «е обагрил свои руки кровью. А когда настало время присягнуть 'Абд ар-Рахману, он покорно присягнул.

Говорит Мухаммад: один из рассказчиков мне передал: когда Балдж. б. Бишр прибыл в ал-Андалус и совершил в отношении 'Абд ал-Малика б. Катана ал-Фихри то, что известно, затем, когда сыновья 'Абд ал-Малика воспользовались помощью 'Абд ар-Рахмана б. 'Укбы ал-Лахми и положение изменилось с убийством Балджа б. Бишра 74, весть об этом дошла до Хан-залы б. Сафвана ал-Калби 75, правителя Ифрикийи. Он послал в ал-Андалус наместником Абу-л-Хаттара Хусама /с. 29/ б. Дирара ал-Калби 76 и послал вместе с ним судьей Йахйу б. Иазида ат-Туджиби. Тот был из арабов Сирии, живших в Ифрикийи.

Говорит Мухаммад: мне сообщили некоторые ученые, что, когда эмир 'Абд ар-Рахман-да помилует его Аллах!-вступил во дворец, его встретили дочери Йусуфа б. 'Абд ар-Рахмана ал-Фихри и прочие женщины его семейства. Одна из них обратилась к нему: «Смилуйся, о сын моего дяди! Ведь ты стал повелителем». Он послал за судьей Йахйей б. Йазидом, передал ему всех женщин ал-Фихри и приказал ему оберегать их. Когда 'Абд ар-Рахман-да помилует его Аллах!-выехал по направлению к Мариде 77, преследуя Йусуфа б. 'Абд ар-Рахмана, Йусуф ал-Фихри направился в противоположную сторону, в Кордову, и захватил двух невольниц эмира, которых сделал своими наложницами. Тогда к нему пришел судья Йахйа б. Йазид и сказал: «О презренный! 'Абд ар-Рахман захватил твоих дочерей и жен и не обидел их. Их препроводили к тебе в дом, и он не посягнул на них. А ты захватил двух его невольниц, которые не имеют права на неприкосновенность, и присвоил их». Ал-Фихри устыдился и сказал: «Клянусь Аллахом! Ни у одной из них я не видел лица. Возьми их!» И он передал их ему.

Говорит Мухаммад: я читал в некоторых рассказах, что Мухаммад б. Ваддах передавал: сын Иахйи б. Иазида ат-Туджиби был из тех, кто участвовал в восстании вместе с Йахйей б. Йазидом б. Хишамом и 'Абд ал-Маликом б. Абаном б. Му'авийей б. Хишамом 78 против /с. 30/ эмира 'Абд ар-Рахмана. Вместе с ними и их сторонниками он был убит в Мунйат Русафа 79.

Комментарии

1 Как явствует из иснада, который предваряет «Книгу о судьях», текст дошел до нас в передаче нескольких лиц: непосредственного ученика ал-Хушани Абу Бакра ат-Туджиби (329/941—409/1018), получившего от него право на передачу его сочинений (о нем см.: Ибн Башкувал. Ac-Сила, с. 309—310, № 684), далее — его ученика Абу 'Абдаллаха Мухаммада б. 'Аттаба (383/994—462/1069), затем его сына Абу Мухаммада 'Абд ар-Рахмана б. Мухаммада б. 'Аттаба (433/1041-42—520/1126; об этих двух лицах, правоведах и знатоках документов, см.: Ибн Башкувал. Ac-Сила, соответственно с. 486—488, № 1077, с. 342—343, № 744). Последним звеном иснада — хадда-сана («рассказал нам») — может быть автор Фихриста Абу Бакр Ибн Хайр (502/1108—575/1179; см. о нем: Pans Boigues. Historiadores у geografos, с. 242—244, № 197), который в разделе о сочинениях ал-Хушани привел подобный иснад (см.: Абу Бакр Ибн Хайр. Фихрист, с. 443) и вполне мог в юном возрасте посещать занятия 'Абд ар-Рахмана б. Мухаммада б. 'Аттаба. Имеется, кроме того, свидетельство, что «Книгу о судьях» ал-Хушани в редакции Ибн 'Аттаба использовал и цитировал уроженец Сеуты судья Абу-л-Фадл 'Ийад б. Муса ал-Йахсуби (476/1083—544/1049; см.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 413), другой возможный ее передатчик.

2 Мы имеем дело с посмертной редакцией сочинения ал-Хушани, как показывает выражение «да помилует его Аллах!». Далее автор (за очень редкими исключениями) всюду фигурирует просто как Мухаммед: кала Мухаммад («сказал Мухаммад»).

3 «Книгу о судьях» автор составил, как он сам здесь сообщает, по указанию сына халифа 'Абд ар-Рахмана III — ал-Хакама, бывшего тогда еще наследным принцем. Он занял престол 2 или 3 рамадана 350/15 или 16 октября D61 г., приняв тронное имя ал-Хакам II ал-Мустансир би-л-лах. Правил до своей кончины 3 сафара 366/1 октября 976 г.

4 Магриб («запад») в средневековой арабской географической литературе— территория Северной Африки к западу от Египта. Это так называемая Малая Африка европейцев, или Берберия. К этому району арабские географы причисляли также Пиренейский полуостров. Позже под Магрибом понимали одну западную часть Северной Африки без Туниса и Испании. Ал-Хушани употребляет здесь понятие Магриб для обозначения только Испании.

5 Иными словами, наследник престола дал указание ал-Хушани составить книгу о главных судьях ал-Андалуса за весь период мусульманского господства: за время наместничества (94/712-13—138/756) и период существования независимой державы Омейядов (эмират — 138/756—316/929, халифат — 316/929 — 422/1031).

ГЛАВА О ЖИТЕЛЯХ КОРДОВЫ, КОТОРЫМ ПРЕДЛОЖИЛИ СУДЕЙСТВО И КОТОРЫЕ ОТКАЗАЛИСЬ ЕГО ПРИНЯТЬ

6 'Абд ар-Рахман I ('Абд ар-Рахман б. Му'авийа), эмир ал-Андалуса (138/756—172/788), основатель независимой династии Омейядов.

7 Хишам I (172/788—180/796), эмир ал-Андалуса.

8 Ибн Мугис — Ахмад б. 'Абд ал-Вахид б. Мугис, маула, брат 'Абд ал-Карима б. 'Абд ал-Вахида б. Мугиса (см. о нем примеч. 14 к рассказу № 11).

9 Абу Марван 'Убайдаллах б. Йахйа ал-Лайси (ум. в рамадане 298/мае 911 г.), кордовец, сын Йахйи б. Йахйи ал-Лайси (см. сл. примеч.). В ал-Андалусе учился только у своего отца. Во время паломничества побывал в Багдаде и Фустате, где продолжил свои ученые занятия, сочетая их с прибыльной торговлей. На родине приобрел вес и авторитет как советник в решении тяжебных дел. Имел учеников, которые особо ценили ал-Муватта' Малика б. Анаса в его редакции. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 209—210, № 762; ал-Хунайди. Джазва, с. 250, № 581. Рассказы 'Убайдаллаха б. Йахйи о судьях и законоведах, которые он передавал со ссылкой на своего отца, были использованы авторами местных биографических сборников. Ал-Хушани их неоднократно цитирует в своей «Книге о судьях».

10 Имеется в виду Абу Мухаммад Йахйа б. Йахйа ал-Лайси (ум. в 233/847 или 234/848-49 г.), кордовский юрист берберского происхождения. Дважды совершил путешествие в поисках знаний за пределы ал-Андалуса; слушал в Медине у Малика б. Анаса его ал-Муватта', пополнил свое образование в Мекке (у Суфйана б. 'Уйайны) и в Фустате (у ал-Лайса б. Са'да, 'Абдаллаха б. Вахба, 'Абд ар-Рахмана б. ал-Касима). Участие в мятеже в кордовском предместье ар-Рабад (202/818 г.) не помешало ему, однако, подняться в своей карьере на недосягаемую высоту, стать по силе своего влияния и воздействия «вторым эмиром» ал-Андалуса. В качестве главы кордовских факихов он формировал общественное мнение и диктовал эмиру решения по многим вопросам религии и права (в частности, выбор, назначение и увольнение главных судей страны). С Йахйей б. Йахйей, как и с несколькими другими факихами того времени (Зийадом б. 'Абд ар-Рахманом Шабатуном, Асбагом б. Халилем, Абд ал-Маликом б. Хабибом), связывают введение и установление в ал-Андалусе на рубеже VIII—IX вв. (или в самом начале IX в.) маликитского религиозно-правового толка (назван так по имени его основателя — мединского юриста Малика б. Анаса). Его багаж юридических знаний (что относится и к другим маликитским главам ал-Андалуса того времени), в сущности, ограничивался одной ал-Муватта' Малика, ревностным и фанатичным пропагандистом которой он был. Известен тем, что выступал против какого-либо «критического» отношения к хадисам, против нововведений, рационалистического истолкования догматов веры, дискуссий в области права. Как сторонник так-лида в маликитстве — слепого следования традиции — он старался утвердить присущий этой доктрине характер статичности, привить нетерпимость к инакомыслию, ограничить кругозор его адептов решением частных проблем практического характера. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 44—46, № 1554; Ldpez Ortiz. Jurisconsultos hispano-musulmanes. Йахйа б. йахйа выступает в «Книге о судьях» и как рассказчик, и как действующее лицо.

11 A6v 'Абдаллах Зийад б. 'Абд ар-Рахман ал-Лахми. Известен под прозвищем Шабатун (или реже —Шабтун) (ум. в 204/819-20 г.), влиятельный кордовский законовед, зять главного судьи Му'авийи б. Салиха ал-Хадрами. Один из первых андалусцев, учившихся у Малика б. Анаса и проложивших маликитству путь у себя на родине. По словам Йахйи б. Йахйи, он первым привез список ал-Муватта' в ал-Андалус и первым познакомил жителей страны с сунной, категориями «дозволенного» и «запретного». Ревностный маликит как и Йахйа б. Йахйа ал-Лайси. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с 131—133 № 456; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 1, с. 349—353.

12 Абу-л-Асбаг 'Усман б. Мухаммад ал-Азди (жил в конце IX — первой, половине X в.), кордовец, учился у Мухаммеда б. Ваддаха, 'Убайдаллаха-б. Йахйи. Преимущественно астролог. Написал «Книгу о законоведах ал-Андалуса», которую читали под его руководством и цитировали современники,, в том числе ал-Хушани. См.: Бойко. Литература в Испании, с. 146.

13 Абу 'Абдаллах Мухаммад б. Галиб, известен как Ибн ас-Саффар (ум в шаввале 295/июле 908 г.), кордовец. Учился в ал-Андалусе и за его пределами (Северная Африка, Фустат), выступал в качестве советника по юридическим вопросам. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 321—322, № 1146

14 Ал-Хакам I (180/796—206/822), эмир ал-Андалуса.

15 Абу Абдаллах Мухаммад б. 'Иса б. 'Абд ал-Вахид ал-Маафири,. известен под прозвищем ал-А'ша (ум. 218/833, или 221/835-36, или 222 г. х.), кордовец. Учился в Фустате, Ираке, Медине; занимался преимущественно хадисами и передачей преданий (ривайат ал-асар). Его шутливость послужила, темой множества рассказов. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 308—309,, № 1100; 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 23—25.

16 'Али б. Аби Талиб (35/656—iO/661), четвертый (последний) «праведный» халиф.

17 Джаййан (Хаэн) — город, центр, провинциального округа (кура) ал-Андалуса того же названия, расположен на расстоянии ок. 102 км к юго-востоку-от Кордовы.

18 'Абд ар-Рахман б. ал-Хакам —'Абд ар-Рахман II (206/822—238/852),. эмир ал-Андалуса.

19 Тарафа, слуга омейяпского эмира, его маула. См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 2, с. 125.

20 Абу-л-Касим Халид б. Са'д (ум. в 352/963 г. шестидесяти с лишним лет-от роду), кордовец. Выделялся среди современников отличным знанием хадисов (чувствовал их слабые места, прекрасно разбирался в путях их передачи) и высоким искусством речи. Халид б. Са'д известен как биограф. См.: Бойко. Литература в Испании, с. 161—162.

21 Абу 'Умар Ахмад б. Халид, известен под прозвищем Ибн ал-Джаббаб» (род. в 246/860-61 г., ум. в 322/934 г.), кордовец, изучал хадисы как в ал-Андалусе, так и в других культурных центрах ислама. После возвращения на родину стал одним из авторитетов в фикхе и хадисах. Известен как автор» ряда сочинений, в том числе биографических. Ал-Хушани цитирует его сочинение с рассказами о кордовских судьях. См.: Бойко. Литература в Испании, с. 139—141.

22 Зирйаб —прозвище Абу-л-Хасана 'Али б. Нафи (род. в 173/789 г. в Месопотамии, ум. в 243/857 г. в ал-Андалусе), маула дского халифа ал-Махди, талантливый музыкант и певец. Начал свою карьеру музыканта при дворе халифа Харуна ар-Рашида. Был вынужден покинуть Ирак и после недолгого пребывания при дворе Аглабидов в Кайруане в 207/822 г. поселился: навсегда в ал-Андалусе, где ему был оказан хороший прием. На новой родине он не только проявил в полной мере свой талант музыканта, но и сделался неоспоримым арбитром и инициатором введения мод, вкусов, веяний иракской дской культуры, которые прочно вошли в жизнь и быт высших слоев андалусского общества. См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 1,. с. 269—272.

23 Абу Закарийа' Йахйа б. Закарийа' (ум. в 315/927 г.), кордовский юрист, ученик Мухаммеда б. Ваддаха, учился также за пределами ал-Андалуса. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 53—54, № 1579. Либо же это — Йахйа б. Закарийа' ас-Сакафи, носивший прозвище Ибн аш-Шама (ум. в 295/907-08 или» 298/911 г.), кордовский юрист, ученик Мухаммада б. Ваддаха и других анда-лусцев, совершил паломничество в 290/902-03 г. и учился в Фустате и Мекке. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 2, с. 51, № 1569.

24 Абу 'Абдаллах Мухаммад б. Ваддах б. Бази' (род. в 199/814-15 или "2ПО г. х., ум. в 287/900 г.), кордовец, потомственный маула эмира Абд ар-Фахмана I, знаток хадисов, аскет. Учился в Кордове и за пределами ал-Анда-.луса. Первое свое путешествие (в 218/833 г.) он посвятил изучению жизни аскетов и богомольных людей. Сведения о них легли позже в основу его сочинения Китаб ал-Уббад ва-л-авабид («Книга о богомольных мужчинах и женщинах»). Во время второго своего путешествия (Кайруан, Фустат, Сирия, Ирак, Мекка) он занимался изучением хадисов у приверженцев различных направлений этой отрасли знания (число его учителей там достигло 175). Пожалуй, наиболее плодотворным для него оказалось пребывание в Ираке, где он усвоил критический метод аш-Шафи'и, изучал сборники хадисов (типа муснад и мусаннаф) у таких авторитетов, как Ибн Ханбал, Ибн Аби Шайба, Йахйа б. Ма'ин. В обстановке рутины (ат-таклид ва-т-таслим), которая была характерна для андалусского маликитства той поры, он положил начало (совместно с Баки б. Махладом) становлению в стране науки о хадисе с помощью тех методов изучения и критики, которые он усвоил на Востоке. У себя на родине Мухаммад б. Ваддах приобрел широкую известность как мухаддис, хорошо разбиравшийся в путях передачи хадисов и в их слабых местах, хотя не избежал обвинений в ошибках и в чрезмерной осторожности и щепетильности при определении подлинности хадисов, что склонны были приписывать влиянию иракца Йахйи б. Ма'ина. Мухаммада б. Ваддаха следует считать предвестником эпохи широкой интеллектуальной активности в ал-Андалусе в области хадисов и права. Его биограф Ибн ал-Фаради отметил, что усилиями Баки б. Махлада и Мухаммада б. Ваддаха «ал-Андалус сделался обителью хадиса и иснада». Сам он тем не менее не порывал с официальным мазхабом, являясь маула правящей династии Омейядов, и не имел серьезных осложнений «с консервативными факихами, как это случилось с его современником Баки »б. Махладом. Кроме книги о набожных людях он создал еще несколько работ s жанре биографии и жизнеописания. С его слов источники передают многочисленные рассказы об именитых людях ал-Андалуса. Ал-Хушани цитирует большое количество его рассказов о главных судьях ал-Андалуса периода наместничества и эмирата, включая время правления эмира Мухаммада, современника Ибн Ваддаха. См.: Makki. Las aportaciones orientales, с. 193—195; Mones. Hommes de religion, c. 66—67.

25 В оригинале ад-диван (реже диван ал-кудат). См. рассказы № 11, 24, 25, 27, 28, 29, 30, 36, 38. Как видно из повествования, диван, или архив, главного кордовского судьи представлял собой собрание различных документов (например, переписка эмиров с судьями, судебные постановления, реестры, акты о поручительстве, об опеке, завещания, доверенности), которые составля-.лись в период деятельности каждого из занимавших этот пост. За сохранность всех этих документов отвечал судья. Текущие дела находились в особой кожаной сумке (харита), которую во время судебных заседаний он имел под Фукой. Существовала система строгой отчетности, при которой новый судья должен был принять у предшественника все документы и тщательно их проверить. См.: Туап. L'organisation judiciaire, t. 1, с. 285—286; Levi-Provencal. L'Espagne, с. 84, 85.

26 Абу Са'ид 'Усман б. Аййуб б. Аби-с-Салт (ум. в 246/860-61 г.), кордовец, родом из Ирана, как утверждал его сын. Учился у одного из ранних маликитов — ал-Гази б. Кайса. За пределами страны слушал в Кайруане у Са-хнуна его ал-Мудаввану и, по преданию, первым привез ее список в ал-Анда-.лус, а также слушал в Фустате у Асбага б. ал-Фараджа. По рассказам современников, славился ученостью, благочестием и аскетическим образом жизни. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 249, № 887.

27 Исма'ил, сын 'Усмана б. Аййуба (см. предыдущее примеч.), слушал у «своего отца, отличался благочестием. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 62 213.

28 Абу Исхак Ибрахим б. Мухаммад б. Баз, носил прозвище Ибн ал—Каззаз (род. вскоре после смерти Малика б. Анаса —179/795 г., ум. в Толедо в 274/887 г.), кордовец, законовед, аскет. В ал-Андалусе учился у Йахйи б. Йахйи, в Кайруане— у Сахнуна. Был одним из главных законоведов, кото-рые давали заключения по вопросам права. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1 с. 13, № 10.

29 Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман — Мухаммад I (238/852—273/886), эмир ал-Андалуса.

30 Абу Халид Хашим б. 'Абд ал-'Азиз б. Хашим (казнен эмиром ал-Мун-зиром в 273/886 г.), маула Омейядов, визирь, военачальник, старший брат главного судьи Аслама б. 'Абд ал-'Азиза. В начале своей карьеры был правителем провинциального округа Хаэн. Среди ближайшего окружения эмира Мухаммада I этот ловкий интриган играл первостепенную роль в государственных делах. См.: Ибн ал-Аббар. Ал-Хулла, т. 1, с. 137—142; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., index.

31 Ал-Мусара — название эспланады на правом берегу Гвадалквивира, к западу от Кордовы. Мусара — арабское слово, неизвестное на мусульманском Востоке. Оно обозначало широкое и ровное пространство для верховых упражнений, военных игр, парадов, народных увеселений в окрестностях некоторых мусульманских городов Запада. В таких городах, как Кордова и Фее, мусара использовалась, кроме того, как мусалла (в Кордове — мусаллат ал-Мусара) — место для совершения специальных молитв на открытом воздухе по поводу двух годовых канонических празднеств (празднества жертвоприношения и празднества по случаю окончания поста) и молитв о ниспослании дождя. Ал-Мусара Кордовы, самая ранняя и упоминаемая чаще всех других мусар ал-Андалуса, была местом некоторых важных событий в истории государства. Так, здесь омейядский претендент на престол 'Абд ар-Рахман б. Му'авийз одержал решающую победу над последним наместником Йусуфом ал-Фихрк (138/756 г.). В 202/818 г. эмир ал-Хакам I приказал распять на территории кордовской мусары 300 повстанцев ар-Рабада. См.: Torres Balbds. Al-Musara.

32 Абу Бакр (11/632—13/634), первый «праведный» халиф.

33 'Умар б. ал-Хаттаб (13/634—23/644), второй «праведный» халиф.

34 'Усман б. 'Аффан (23/644—35/656), третий «праведный» халиф.

35 Абу 'Умар Ахмад б. 'Убада ар-Ру! айни (ум. в 332/944 г.), кордовский мухаддис, учился в ал-Андалусе и за его пределами (в Кайруане, Сирии, Мекке и Медине). Какое-то время исполнял обязанности руководителя на молитве во время пятничных богослужений. Был склонен к жизни затворника и не принял предложения стать законоведом, дающим заключения по вопросам права. Сообщил ал-Хушани некоторое количество рассказов о судьях. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 33, № 105.

36 Ал-Мунзир б. Мухаммад — ал-Мунзир (273/886—275/888), эмир ал-Андалуса.

37 Абу 'Абдаллах Мухаммад б. 'Абд ас-Саллам ал-Хушани (218/833— 286/899), кордовец. До 240/854-55 г. совершил паломничество и одновременно-путешествие в поисках знаний (в Басру, Багдад и Фустат), привез в ал-Ан-далус многочисленные записи лексикографического материала, доисламской поэзии, хадисов и занялся преподаванием этих дисциплин. Не обладал большими познаниями в праве, держался подчеркнуто в стороне от власти. См.: Makki. Las aportaciones orientales, с. 269.

38 Калансува — головной убор в виде высокого колпака из шелковой ткани; завезен в страну из Ирака. Его носили факихи в Кордове и восточных, районах ал-Андалуса.

39 Абу 'Абдаллах Мухаммад б. Футайс ал-Гафики ал-Илбири (ум. в 319/931 г. девяноста лет от роду), мухаддис знатного происхождения из г. Эльвиры. Считался правдивым и надежным в передаче хадисов. Учился в ал-Андалусе у многих лиц; в 275/888-89 г. выехал на Восток и слушал знатоков ха-диса в Тунисе, Фустате, Мекке. Число его учителей за время путешествия достигло почти двухсот; из них он особо выделял египтянина Мухаммада б. 'Абдаллаха б. 'Абд ал-Хакама (главу маликитов Египта). Среди слушателей Мухаммада б. Футайса был Халид б. Са'д, собиратель и передатчик рассказов о судьях. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 338—340, № 1203.

40 Абу-л-Касим Абан б. 'Иса б. Динар ал-Гафики (ум. в 262/876 г.), кордовец, слушал у своего отца, известного законоведа 'Исы б. Динара (ученика Малика б. Анаса), с которым связано введение маликитского мазхаба в ал-Андалусе. Абан совершил поездку в поисках знаний за пределы ал-Андалуса, имел учеников у себя на родине. См.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2,, с. 150—151.

41 Абу 'Абд ар-Рахман Баки б. Махлад (род, в 201/817 г., ум. в 276/889 г.) г кордовский ученый-мухаддис, возможно, испано-романского происхождения. Учился в ал-Андалусе, затем дважды ездил на Восток, пополняя свое образование, где число его учителей, по его собственным словам, достигло 284. Баки б. Махлад не ограничился изучением одной только ал-Муватта' Малика б. Анаса, но усвоил труды ученых других направлений (среди них Китаб фикх ал-кабир аш-Шафи и, Мусаннаф Абу Бакра Ибн Аби Шайбы). Он слушал, в частности, у знаменитого Ибн Ханбала. Будучи противником таклида, Баки широко распространял среди своих учеников труды факихов и мухаддисов иракской школы, которые для той поры считались новыми не только для ал-Андалуса, но и для других областей мусульманского мира. Его «рационализм» вызвал к нему вражду кордовских факихов, которые потребовали казнить его как еретика. И только заступничество эмира Мухаммада I спасло Баки от гибели. Он не только не принял никаких мер против него, но разрешил ему спокойно заниматься преподавательской и научной деятельностью. Эмир, в частности, одобрительно отнесся к Мусаннафу иракца Ибн Аби Шайбы (труду,, который вызвал особый гнев местных факихов) и приказал оставить Баки в покое. Этот инцидент примечателен тем, что положил конец засилью факихов-рутинеров, которые до той поры оказывали поддержку власти кордовских. эмиров в обмен на запрет любых проявлений интеллектуальной активности в; области религиозно-правовых знаний. Баки б. Махлад продолжал свои занятия, преподавал, писал труды, уклонялся от назначения на какой-либо пост. Своей деятельностью он открыл андалусцам широкие горизонты в области юриспруденции, дал толчок развитию местной науки о хадисе. Он явился, выражаясь словами одного современного ученого, провозвестником независимого от Востока развития духовной культуры ал-Андалуса. В «Книге о судьях» ал-Хушани содержатся сцены, рисующие вражду Баки б. Махлада с факихами и его взаимоотношения с эмирами Мухаммедом I и ал-Мунзиром. См.: Mones. Hommes de religion, с 67—70; Makki. Las aportaciones orientales,. c. 195—198.

42 A6y 'Абд ар-Рахман Зийад б. Мухаммад б. Зийад (ум. в 273/886 г.),, кордовец, внук известного Зийада Шабатуна, ученика Малика б. Анаса (см, примеч 11 к «Главе о жителях Кордовы...»). См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1,. с. 133, № 458.

43 Абу Галиб 'Абд ар-Ра'уф б. ал-Фарадж, один из знатных кордовцев, потомственный маула рода Омейядов. Аскет и благочестивей, изучал на Востоке хадисы. Держался в стороне от власти, не искал для себя никаких должностей, поглощенный заботами «будущей жизни». Эмиру 'Абдаллаху он казался по своим моральным качествам наилучшим кандидатом на пост судьи или визиря. Возможно также, что выбор эмира был обусловлен тем обстоятельством, что Абу Галиб не принадлежал к сословию консервативных и честолюбивых факихов, стремившихся вмешиваться в дела правления. См.: Mones. Hommes de religion, с. 62.

44 Абу Мухаммад Касим б. Асбаг ал-Баййани (244/859—340/951), кордовец, потомственный маула Омейядов. Хороший знаток хадисов и их передатчиков, обладал познаниями в грамматике и поэзии, был советником в вопросах судебных постановлений. В 274/887-88 г. отправился для пополнения своих знаний на Восток. Много учился в Ираке, где усвоил труды Ахмада б. Аби Хайсамы и Ибн Кутайбы. В ал-Андалусе выступал в качестве знатока и пропагандиста иракской культуры, в частности методов иракской науки о хадисе. Среди его многочисленных слушателей были будущие халифы Абд ар-Рахман III и его сын ал-Хакам II. Касим б. Асбаг известен также своим участием (в сотрудничестве с одним мосарабом) в переводе с латыни на арабский язык «Historiae adversus Paganos» Павла Орозия. См.: Makki. Las aportaciones orientales, с. 199—200, 272—274.

45 Муса б. Мухаммад Ибн Худайр (256/869—320/932). Полное его имя — Абу-л-Асбаг Муса б. Мухаммад б. Са ид б. Муса б. Худайр. Маула Омейядов. Принадлежал к семье потомственных сановников. Его предок и основатель рода (бану Худайр) Муса б. Худайр, маула эмира 'Абд ар-Рахмана I, заведовал государственной казной. Сам Муса Ибн Худайр при эмире 'Абдал-лахе был вали-л-мадина, при халифе 'Абд ар-Рахмане III занимал пост хад-жиба со званием визиря. Известен как адиб, поэт, историк-ахбари (знаток истории династии Омейядов). См.: Макки. Ат-Та'ликат, с. 306; Бойко. Литература в Испании, с. 30.

46 'Абдаллах б. Мухаммад—'Абдаллах (275/888—300/912), эмир ал-Андалуса.

47 Сооруженная по приказанию эмира 'Абдаллаха крытая галерея (в оригинале — ас-сабат) соединяла дворец с соборной мечетью. На высоте примерно одного этажа она пересекала разделявшую их улицу ал-Махаджжа ал-'Узма (у моста через Гвадалквивир) и вела в ближайшее к михрабу помещение — максуру, где эмир совершал молитву в дни пятничных богослужений. Возможно, что в этой постройке следует видеть дань сирийской традиции: в Дамаске подобная крытая галерея соединяла халифский дворец, построенный Му'авийей, с соборной мечетью. См.: Levi-Provencal. L'Espagne, с 213; он. же. Hist. Esp. Mus., t. 1, с. 331—332.

48 Возможно, 'Убайдаллах б. Мухаммад Ибн Аби 'Абда (см. cл. примеч.). Принадлежал к семье крупных сановников из рода бану Аби 'Абда. Их предок, эпоним этого рода, маула халифа Марвана I, отличился в сражении при Мардж Рахите (64/684 г.). Потомки его переселились в Испанию в 113/731 г. На протяжении всего периода существования державы испанских Омейядов члены этой семьи находились в окружении кордовских эмиров в качестве военачальников, визирей, казначеев, хаджибов и других чиновников.

49 Сакан б. Ибрахим (был жив в 320/932 г.), кордовский чиновник, занимавший должности секретаря государственной канцелярии и казначея. Был другом военачальника, визиря и заведующего канцелярией эмира 'Абдаллаха — 'Убайдаллаха б. Мухаммада Ибн Аби ' Абды. Известен как адиб, составитель сочинения о разрядах секретарей ал-Андалуса. См.: Бойко. Литература в Испании, с. 137—139.

ГЛАВА С ИЗВЕСТИЯМИ О КОРДОВЕ И ЕЕ СУДЬЯХ ДО ХАЛИФОВ

[№ 1]

50 Об этом легендарном судье см. также: Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т 1, с. 403—404, № 1162; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 42; Ribera. Prologo, с. XIV; Atones. The Dawn of Al-Andalus, c. 646—649 и Index; Makki. Las aportaciones orientales, c. 61.

51 Имеется в виду период наместничества (94/712-13—138/756).

52 Ал-мусалима — так называемые новые мусульмане. Термины мусолима (ед. ч. мусалим) или асалима (ед. ч. аслами) употребляются в источниках для обозначения первого поколения испано-римлян и вестготов, принявших ислам. Дети новообращенных и последующие их поколения именовались мувалладун, т. е. «урожденные мусульмане». См., например: Levi-Provetifal. L'Espagne, с. 18; Уотт, Какиа. Мусульманская Испания, с. 41.

53 'Укба б. ал-Хаджжадж ас-Салули, наместник ал-Андалуса (116/734— 123/741).

54 Абу 'Умар Ахмад б. Фарадж б. Мунтил б. Кайс (ум. в 344/955 г.). кордовский ученый, совершивший путешествие для пополнения знаний на Восток (в частности, в Фустат). Приверженец учения испано-арабского мистика Ибн Масарры. См.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 39, № 127; Asin Palacios. Abenmasarra (об Ахмаде б. Фарадже см. с. 38). Имя Мунтил, которое носил его предок (передается по-испански как Montiel), заставляет видеть в Ахмаде б. Фарадже лицо романского происхождения. Ряд существенных моментов в тексте говорит в пользу того, что фигура судьи Махди б. Муслима, как и сам рассказ о нем, который, если верить иснаду, Ахмад б. Фарадж передал ал-Хушани, вымышлены (противоположное мнение по этому вопросу см.: Atones. The Dawn of Al-Andalus, с. 639—650). В годы правления наместника 'Ук-бы б. ал-Хаджжаджа, когда на Пиренейском полуострове еще не затихли военные действия и межплеменные распри и обстановка не стабилизировалась, не могло быть и условий для обращения в ислам коренного романского населения. Совершенно невероятно, чтобы новообращенный выходец из вестготской или романской среды занимал в те годы пост судьи. При всей скудости сведений о судьях периода наместничества все же известно, что это были лица, принадлежавшие к военному сословию, выходцы из Сирии южноарабского происхождения. Мы видим, как даже столетие спустя, при эмире Мухаммаде I, назначение на должность главного судьи ал-Андалуса человека неарабского происхождения — маула Омейядов — вызвало ропот арабов, см. с. 99. Любопытна трактовка образов Махди б. Муслима и двух других, следующих за ним в книге ал-Хушани легендарных судей — 'Антары б. Фаллаха и Му-хаджира б. Науфала ал-Кураши, которую дает им X. Рибера (см.: Ribera. Prologo, c. XII—XIII). Согласно ему, истинным создателем этих трех рассказов являются не жители Египта и Сирии, как вытекает из иснадов, а андалусец, адепт тайной мистической секты масарриев Ахмад б. Фарадж б. Мунтил. В именах этих трех судей будто бы заключена своеобразная символика, призванная выражать идеи этой безусловно еретической для официального исламского вероучения секты. Так, перевод X. Риберой имени Махди б. Муслим на испанский язык соответствует в русском — Мессия, сын Обращенного, или Ренегата. Являясь мусульманином испано-романского происхождения, он дает юридические установления будущим мусульманским судьям («националистические идеалы масарриев»). 'Антара б. Фаллах соответственно — Отважный, сын Крестьянина; молитвы этого малообразованного судьи вызвали дождь во время засухи (символизирует «демократические тенденции» масарриев). Муха-джир б. Науфал ал-Кураши — Вышедший из Мекки с Мухаммадом, сын Бедствия, из племени Курайш; он всегда говорил о боге и давал хорошие советы, но после смерти попал в ад (символизирует лицемерие арабской знати). Нам представляется, что пока нет оснований видеть в именах и образах трех легендарных судей маскировку идей мистического учения Ибн Масарры. Ср. по этому поводу: Makki. Las aportaciones orientales, c. 61, примеч. 3.

55 Тиннис — город на острове в дельте Нила.

56 Рибаты — мусульманские сторожевые посты и укрепления вдоль пограничной линии (на севере Испании, в районах военных действий и по ее побережью), где регулярные войска и добровольцы несли воинскую службу. Отряды добровольцев (мутатавви' ат) пополнялись как за счет местных мусульман (факихов, разного рода праведников, аскетов), так и за счет берберского населения Марокко. Число рибатов в Испании возрастает с начала IX в., особое значение они приобретают в период правления Альморавидов (448/1056— 541/1147). Арабский термин рибат в XII в. перешел в испанский язык в форме rebato с измененным значением («неожиданный, внезапный конный рейд, набег»), а в местной топонимике отразилось существование сторожевых рубежей подобного рода (Rapita, Ravita, Rabida). См.: Marfais. Ribat; Levi-Provensal. Hist. Esp. Mus., t. 3, c. 78—80, 464—466.

57 Арбуна — Нарбонн, город в провинции Септимания на юге Франции. К моменту мусульманского вторжения входил в состав Вестготского королевства. Набеги мусульман на Нарбонн начались вскоре после окончания завоевательных экспедиций на территории Пиренейского полуострова. В 719 г. город был ненадолго захвачен наместником ас-Самхом б. Маликом ал-Хаулани. Затем мусульмане вновь утвердились там, но к 751 г. оставили этот район. Другие попытки захватить город носили характер набегов (в 793, 828, 841 гг.) я успеха не имели.

58 В оригинале —'ахд. Своего рода инвеститура — грамота или диплом о возведении в сан судьи. Содержит юридические и этические нормы, которыми он должен руководствоваться в своей практике. Еще Р. Дози высказал суждение, что это «современная грамота, которую этот ученый (Дози не уточнил, кого из передатчиков он имеет в виду.— К.. Б.) пытался выдать за древнюю» (см.: Dozy. Recherches, с. 35—36). О подложности этого документа см.: Туап. [.'organisation judiciaire, t. 1, с. 262—263; Makki. Las aportaciones orientales, c. 61. Теоретическая основа деятельности судьи в грамоте, как прямо в ней указывается,— Коран, сунна и личное мнение (доводы рассудка и «пользы» для мусульманской общины), основанное на сопоставлении мнений советников и провинциальных судей, что, не говоря уже о VIII в., казалось недопустимым для маликитских факихов-рутинеров IX в. Решительная деятельность Баки б. Махлада позволила, наконец, местным ученым выйти за узкие рамки маликитской доктрины, и хадисоведение в ал-Андалусе обрело возможность для более свободного развития. С X в. можно говорить о существовании в ал-Андалусе науки о хадисе. Пространное перечисление круга сложных и деликатных обязанностей судьи, упоминание многочисленного штата судейской администрации (советников, помощников, доверенных лиц, правомочных свидетелей — адлей) также наводят на мысль о том, что перед нами текст, отражающий уровень судопроизводства X в. или, может быть, даже более позднего времени. Не предназначенная, по сути дела, никому лично, грамота введена в текст с искусственным историческим обрамлением, которое должно придать ей характер правдоподобности.

59 Бану Умаййа — имеется в виду династия испанских Омейядов (138/756— 422/1031).

60 Бану-л-Аглаб — Аглабиды, независимая мусульманская династия {184/800—296/909), правившая в Ифрикийи (совр. Тунис). Получила свое название по имени ее основателя Ибрахима I б. ал-Аглаба.

61 Ши'а — шиитские пропагандисты-миссионеры в Северной Африке, руководимые Абу 'Абдаллахом аш-Ши'и (?). Да'и Абу 'Абдаллах появился в Ифрикийи при втором Аглабиде — Абу Исхаке Ибрахиме II б. Ахмаде ((261/875—289/902), подготовив почву для образования государства Фати-мидов.

[№ 2]

62 Об этом легендарном судье см. примеч. 54 к предыдущему рассказу, а также: Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т. 1, с. 78, № 258; с. 404, № 1163; Apendice, с. 268, № 2476; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 42; Ribera. Prologo, с. XIV; Mones. The Dawn of Al-Andalus, c. 640, 642, 643—644, 649—650.

63 Ал-'Ариш (совр. Эль-Ариш) — древний египетский город на границе с Сирией; был расположен в плодородном оазисе на побережье Средиземного моря.

64 Хармала б. Йахйа ат-Туджиби (166/782-83—243/858), фустатский тра-диционалист-маликит. См.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 1, с. 200; т. 2, с. 76—77.

65 Мухаммад б. Идрис аш-Шафи'и (150/767—204/820), основатель-эпоним религиозно-правового толка (мазхаба), одного из четырех ведущих мазхабов раннего ислама. См., например: Heffening. Al-Shafi'i.

[№ 3]

66 Об этом легендарном судье см. примеч. 54 к рассказу о судье Махди б. Муслиме, а также: Ибн ал-Аббар. Ат-Такмила, т. 1, с. 404, № 1163; ан-Нубаки. Ал-Маркаба, с. И—12, 43; ал-Маккари. Нафх ат-тиб, т. 2, с. 40; Ribera. Prologo, с. XIV—XV; Mones. The Dawn of Al-Andalus, c. 640, 642, 644, 650.

67 В оригинале — нахр 'азим. Если действие происходит в Кордове, то имеется в виду Гвадалквивир.

68 В рассказе отражена мусульманская суннитская концепция «наказания в могиле» ('азаб ал-кабр). Это малый суд, который вершится над человеком сразу же после его кончины, когда он сохраняет еще способность чувствовать. Там же, в могиле, которая является, согласно этому представлению, преддверием рая или ада, происходит и предварительное воздаяние. Непосредственно наказание умерших грешников в могиле осуществляют ангелы ударами по лицу (Коран VIII, 52/50; XLVII, 29/27). Концепция предварительного воздаяния сложилась в исламе под воздействием элементов различных народных верований (древнеаравийских, иудейских, христианских) о сохранении ощущений в могиле и о суде и наказании сразу после смерти. Идея малого суда и наказания в могиле в Коране лишь намечена. Дальнейшее свое развитие она: получила начиная с VIII в. в хадисах и 'акидах, где оформилась в особое описание с упоминанием ангелов, которые называются уже по именам. В свете вышеизложенного становится понятным в рассказе, почему раскопавшие могилу люди обнаруживают умершего с непокрытым лицом. Ср. с иным переводом данного фрагмента у Р. Дози: Dozy. Recherches, c. 36. См.: Wensinck-Munkar wa-Nakir; Wensinck — [Tritton]. ' Adhab al-Kabr.

[№ 4]

69 Об этом самом раннем известном нам испанском сирийце южноарабского происхождения (ум. в 142/759 г.), исполнявшем обязанности судьи как во время наместничества, так и после провозглашения эмирата, см. источники указанные в примеч. 23 к предисловию, а также европейские исследования: Туап. L'organisation judiciaire, t. 1, с. 185; Levi-Provenqal. Hist. Esp Mus., t. 3, c. 119; Mones. The Dawn of Al-Andalus, c. 639, 645, 650—651, 686, 888; Makki Las aportaciones orientales, c. 49, 61—62.

70 В оригинале — кади-л-джунд. Так титуловались судьи ал-Андалуса в период наместничества. Согласно ал-Хушани (см. в этом же рассказе), сразу после своего восшествия на престол первый Омейяд, 'Абд ар-Рахман I, вводит для главного судьи новый титул: кади-л-джама' а (об этом титуле см. примеч. 72 к рассказу № 4). Тот же ал-Хушани (см. в этом же рассказе) и цитирующий его ан-Нубахи сообщают, однако, что титул времен наместничества кади-л-джунд продолжал употреблять в своих постановлениях главный кордовский судья Мухаммад Ибн Башир (ум. в 198/813-14 г., см. рассказ №9) Современник ал-Хушани историк Ибн ал-Кутийа и писавший веком позже историк Ибн Хаййан также указывают на использование этого старого титула в первой половине IX в. [Ибн ал-Кутийа. Та'рих ифтитах, с 43 (исп пер с. 58—59); Levi-Provensal. Hist. Esp. Mus., t. 3, с. 119, примеч. 3] Сейчас сложно определить, когда прекратил свое существование старый титул и был; введен новый. Если не в официальных рескриптах о назначении, то в документах и постановлениях судей какое-то время продолжал употребляться титул) кади-л-джунд. См.: Туап. L'organisation judiciaire, t. 1, с. 155; Levi-Provencal Hist. Esp. Mus., t. 3, с. 118—119.

71 Йусуф б. 'Абд ар-Рахман ал-Фихри (129/747—138/756), последний наместник ал-Андалуса. После высадки Омейяда 'Абд ар-Рахмана в Альмунье-каре в качестве претендента на престол (1 раби' I 138/14.VIII 755 г.) тотчас же вступил с ним в борьбу, но был разбит на подступах к Кордове (10 зу-л-хиджжа 138/15.V 756 г.). Попытка ал-Фихри захватить Кордову окончилась неудачей. Он укрылся в Гранаде, но эмир 'Абд ар-Рахман I вынудил его сдаться и вернул в Кордову в качестве пленника (139/756-57 г.). Вскоре ал-Фихри бежал из Кордовы на север (Толедо), где поднял против Омейяда мятеж, но потерпел поражение и был убит (142/759-60 г.). См., например: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, index.

72 В оригинале — кади-л-джама' а, как уже отмечено в примеч. 70. В отличие от дского титула кади-л-кудат, который указывает на вершину судебной иерархии, титул кади-л-джама'а в ал-Андалусе наполнен иным содержанием. Он — судья западной мусульманской общины («судья мусульман», как обращаются к нему тяжущиеся), которого эмир верующих уполномочил отправлять правосудие. Его власть, по крайней мере теоретически, распространяется на всю территорию, занимаемую этой мусульманской общиной, но на практике его деятельность, как правило, ограничивается районом столицы. При этом испанский кади-л-джама'а не производит назначений и увольнений провинциальных судей (в отличие от кади-л-кудат). Это прерогатива омейядского эмира. В этом испанские Омейяды подражают своим предшественникам, восточным Омейядам. В качестве исключения кади-л-джама а может в ответ на жалобу проводить расследование деятельности того или иного провинциального судьи, и то по особому распоряжению властителя. См.: Туап. L'organisation judiciaire, t. 1, с 185—187; Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, c. 117—122.

73 'Умар II (99/717—101/720); омейядский халиф. По другим сведениям, Йахйу б. Йазида ат-Туджиби назначил судей ал-Андалуса омейядский халиф Хишам б. 'Абд ал-Малик (105/724—125/743), см.: Ибн Хазм. Джамхарат ан-саб, с. 403.

74 Здесь перечисляются события начала 740-х годов, происходившие в Северной Африке и Испании. Балдж б. Бишр ал-Кушайри — военачальник, командовал отрядами сирийских конников (в количестве 7 тыс. человек). Посланный халифом Хишамом б. 'Абд ал-Маликом в Ифрикийу на помощь местным арабам для подавления мятежа берберов, он прибыл туда в рамадане 123/июле — августе 741 г. Объединенное арабское войско потерпело поражение у Тлемсена, и Балдж со своими сирийцами укрылся в Сеуте, где его осадили берберы. В это время северо-западные районы Испании также охватило восстание берберов, которые нанесли поражение армии наместника 'Абд ал-Малика б. Катана. Оказавшись в безвыходном положении, он вынужден был попросить помощи у осажденных в Сеуте сирийцев Балджа. На судах, предоставленных наместником, сирийцы переправились на Пиренейский полуостров, чтобы усмирить непокорных. Согласно договору, заключенному между двумя сторонами, наместник дал обязательство сразу же после подавления мятежа переправить отряды Балджа обратно, в Северную Африку. Оказавшись на территории ал-Андалуса, воины Балджа разбили три колонны берберов (у Медины-Сидонии, Кордовы и у Толедо). Вскоре отношения между Балджем и 'Абд ал-Маликом обострились. Обвинив последнего в нарушении соглашения о возвращении в Северную Африку, сирийцы отказались покинуть Испанию. Балдж захватил Кордову, казнил Абд ал-Малика б. Катана и провозгласил себя наместником провинции. Два сына казненного, Катан и Умаййа, бежали ,на север страны и, опираясь на берберов и арабов-мединцев, организовали значительные антисирийские силы. Они заручились поддержкой наместника Нарбонна 'Абд ар-Рахмана б. 'Алкамы и заклятого врага Балджа 'Абд ар-Рахмана б. Хабиба, который сам рассчитывал стать наместником ал-Андалуса. (Встреча двух сторон состоялась в 124/742 г. севернее Кордовы. Сирийцы одержали верх, хотя сам Балдж в этой битве был смертельно ранен. См.: Levi-Provencal. Hist. Esp. Mus., t. 3, c. 44—47.

75 Ханзала б. Сафван ал-Калби (124/741—127/745), наместник Ифрикийи.

76 Абу-л-Хаттар Хусам б. Дирар ал-Калби (125/743—127/745), наместник ал-Андалуса.

77 Марида (Мерида) — административный центр одноименного провинциального округа (кура) ал-Андалуса (к северо-западу от Кордовы). При основании в 23 г. до н. э. в качестве центра римской провинции Лузитания получила наименование Augusta Emerita. См.: Levi-Provencal. Merida.

78 Йахйа б. Йазид б. Хишам и 'Абд ал-Малик б. Абан б. Му'авийа б. Хишам — знатные омейяды, потомки халифа Хишама.

79 Мунйат Русафа — первая дворцовая резиденция Омейяда 'Абд ар-Рахмана I, построенная по его приказанию в 168/784-85 г. располагалась в сельской местности, в 3 км к северо-западу от Кордовы. Ныне — селение, сохранившее свое древнее название Arruzafa. Согласно преданию, место напомнило Омейяду ар-Русафу Дамаска, вследствие чего он дал ему название этого знаменитого сирийского сада. Позже дворец служил для летнего отдыха кордов-ских эмиров. Разрушен берберами в 401/1010 г. См., например: Levi-Provencal. L'Espagne, с. 224; он же. Hist. Esp. Mus., t. 1, с. 136—137.

*1 Имя эмира и формула поминовения умершего перенесены с полей рукописи, куда их вынес переписчик в качестве вставки.

*2 Слово в рукописи не читается, в издании пропуск.

*3 То же.

*4 То же.

*5 То же.

*6 Несколько слов в рукописи не читаются, в издании пропуск.

*7 Восстанавливаем по рукописи, в издании пропуск.

*8 То же.

*9 Слово по рукописи нами не прочитано, в издании пропуск.

*10 Восстанавливаем по рукописи, в издании пропуск.

*11 Имя «'Абд ар-Рахман» перенесено с полей рукописи, куда его вынес переписчик как вставку.

*12 Восстанавливаем по рукописи, в издании пропуск.

*13 То же.

*14 Вар.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 12.

*15 Вар.: <Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 1, с. 350-351; ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 12; ал-Маккари. Нафх ат-тиб, т. 1, с. 490.

*16 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 1, с. 351; ан-Нубахи. Ал-Мар-жаба, с. 17; ал-Маккари. Нафх аг-тиб, т. 1, с. 490.

*17 Вар.: 'Ийад ал-Йахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 24.

*18 Вар.: там же, т. 1, с. 537.

*19 Вар.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 14-15.

*20 Вар.: там же.

*21 Вар.: там же, с. 12.

*22 Ср.: Коран XXXIII, 72.

*23 Вар.: Ибн ал-Фаради. Та'рих, т. 1, с. 317, № 1132; ан-Нубахи. Ал-Мар-каба, с. 13-14.

*24 Вар.: 'Ийад ал-Иахсуби. Ал-Мадарик, т. 2, с. 150-151.

*25 Вар.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 18.

*26 Вар.: там же, с. 19.

*27 Вар.: Ибн 'Изари. Ал-Байан ал-мугриб, т. 2, с. 29 (без ссылки на ал-Хушани).

*28 Ср.: Коран II, 203/207, 267/265; IV, 114.

*29 Ср.: Коран III, 98/103.

*30 Ср.: Коран II, 257/256; XXXI, 21/22.

*31 Ср.: Коран II, 38/40; VI, 153/152; XVI, 93/91.

*32 Восстанавливаем по рукописи, в издании пропуск.

*33 Коран XVII, 83/81.

*34 Коран III, 153/159; ср. там же, XXVII, 81/79.

*35 Не ясно, от чьего имени ведется рассказ, поскольку отсутствует фраза «говорит Мухаммад» (т. е. Мухаммад б. ал-Харис ал-Хушани).

*36 Ахмад б. Фарадж б. Мунтил.

*37 Неустановленному рассказчику.

*38 На Масламу б. Зур у б. Рауха.

*39 Маслама б. Зур'а б. Раух.

*40 Далее из текста следует, что рассказ здесь ведется от имени кордовца Ахмада б. Фараджа б. Мунтила.

*41 С Масламой б. Зур'ой б. Раухом.

*42 Ср.: Коран LXXVI, 9.

*43 Вар.: ан-Нубахи. Ал-Маркаба, с. 42.

*44 Вар.: там же, с. 43.

*45 Вар.: там же, с. 11-12.

*46 Вар.: там же, с. 21. 

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад ал-Хушани. Книга о судьях. М. Наука. 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.