Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФАЗЛУЛЛАХ ИБН РУЗБИХАН ХУНДЖИ

ТАРИХ-И АЛАМ-АРА-ЙИ АМИНИ

ОТ РЕДАКТОРОВ

История Азербайджана и сопредельных стран Ближнего Востока и Закавказья, находившихся в XV веке под властью тюркских кланов Кара-койунлу и Ак-койунлу, освещена сравнительно слабо, основная причина этого — скудость сведений источников и даже полное их отсутствие.

Мы располагаем превосходными сочинениями-хрониками представителей тимуридской историографии, составлявшимися в Герате, такими как Хафиз Абру, Абд ар-Раззак Самарканди и Мирхонд. Наиболее содержательным в отношении указанного периода является «Матла ac-са'дейн ва маджма' ал-бахрейн («Место восхождения двух счастливых светил и место слияния двух морей») Абд ар-Раззака Самарканди. Однако эти хроники не дают полного представления о событиях того времени в Азербайджане и соседних областях. Азербайджан попадает в орбиту внимания тимуридских хронистов от случая к случаю, обычно в связи с походами тимуридов, в частности Шахруха, на запад. Поэтому их сведения фрагментарны и отрывочны, хотя и представляют несомненный интерес.

До последнего времени наука не располагала династийными летописями, специально посвященными правлению династов Кара-койунлу и Ак-койунлу. Поэтому особое значение для изучения истории Азербайджана и Западного Ирана этого периода приобретают сочинения, написанные при дворах этих династов в Тебризе. Подобных хроник очень мало, и выявлены они сравнительно недавно. Мы имеем в виду «Китаб-и Дийарбакрийа» Абу-Бакра Тихрани и «Тарих-и алам ара-йи Амини» Фазлуллаха ибн Рузбихана Хунджи, причем сочинение Фазлуллаха является прямым продолжением по времени труда Абу Бакра Тихрани 1.

Сочинение Тихрани не было доступно В. Ф. Минорскому, ибо оно было издано турецким ученым Ф. Сюмером в 1962—1964 гг. 2 Если последний труд доступен [4] нам в издании, то сочинение Фазлуллаха ибн Рузбихана до сих пор не издано, хотя известны два сравнительно хороших его списка (Стамбульский и Парижский). В этой связи мы сочли необходимым подготовить к изданию русский перевод книги В. Ф. Минорского, которой выдающийся ориенталист завершил серию своих предшествующих 11 исследований по различным проблемам «туркменского столетия».

Прежде чем говорить об издаваемом источнике и оценивать труд В. Ф. Минорского, представляется целесообразным высказать свои суждения о некоторых вопросах, связанных с историей этого все еще мало изученного периода.

Европейское востоковедение, ярким представителем которой был В. Ф. Минорский, для обозначения тюркоязычного населения Закавказья, Ближнего Востока и Средней Азии в средневековье пользуется терминами «чагатайский», «османский» и «туркменский». Такие понятия, как «азербайджанский народ», «азербайджанский язык и литература», «культура» всегда были чужды буржуазной ориенталистике. Термин «Азербайджан» употребляется лишь в своем географическом значении, не распространяясь на этно-лингвистическую сферу.

Племена и роды, вошедшие в союзы и конфедерации Кара-койунлу и Ак-койунлу, в научной литературе известны под общим именем «туркменов». Так, В. Ф. Минорский считает Сефевидов «прямыми наследниками туркменских династий Кара-койунлу и Ак-койунлу, с которыми они состояли в разностороннем родстве» 3. Ученый видит три этапа «туркменского господства в Персии» (Сельджукиды, Кара-койунлу и Ак-койунлу, Сефевиды) 4.

Таким образом, под «туркменами» В. Ф. Минорский понимает всех потомков тюрков-огузов, в том числе и западных «туркмен», которые с XI—XII веков расселились в обширном регионе, охватывающем Малую Азию, Закавказье, Иран и Среднюю Азию. Из них часть вошла в состав туркменского народа (в Туркменистане и северо-восточном Иране), часть — в состав азербайджанского народа (в Закавказье и Иране), часть в состав турецкого народа (в Малой Азии). Некоторая [5] часть этих «Туркменов» (или «туркманов») и доныне живет компактными массами в Ираке (в основном в провинциях Керкук, Диала, Ирбил и Мосул). Любопытно отметить, что керкукцы и самих себя и азербайджанцев называют «туркманами». И в самом деле, последние исследования показали, что язык иракских туркменов относится к южной группе диалектов и говоров азербайджанского языка 5.

В XIV—XV веках племена и роды, получившие наименование Кара-койунлу и Ак-койунлу, причисляли себя к одному и тому же народу — «туркманов». Они отделяли себя от тюрок Малой Азии (османов, румийцев) и Средней Азии (джагатаев). Так, в письме, посланном основателем государства Кара-койунлу Кара Юсифом (1410—1420) вождю Ак-койунлу Осману Кара Йулуку (около 1405 г.), говорилось: «Мы оба относимся к народу туркманов (ма хар до мардом-и туркманим). Давайте после этого не будем нападать друг на друга, истреблять друг друга. Пусть каждый из нас займется [борьбой] со своими противниками из Рума (Малой Азии) и Джагатая (Хорасана и Средней Азии)» 6.

К этому времени «туркманы» Азербайджана уже сильно отличались от своих далеких предков, мигрировавших из Средней Азии, а по языку и культуре они слились с азербайджанцами. Так, правитель Кара-койунлу Джаханшах (1435—1467) известен как один из видных представителей азербайджанской поэзии, оставивший диван стихов на азербайджанском языке, писал под псевдонимом «Хакики».

В. Ф. Минорский, посвятивший специальную работу изучению стихотворений дивана Джаханшаха, считает, что язык его стихов «относится к группе южных туркманских диалектов, которые называются азербайджанским тюркским» 7. В интересном исследовании о поэзии шаха Исмаила Хатаи В. Ф. Минорский называет язык дивана Хатаи «южно-тюркским (туркманским) диалектом, непосредственно связанным с так называемым азербайджанским тюркским, на котором говорят в северо-западной Персии и северо-восточном Закавказье» 8.

Итак, по признанию самого В. Ф. Минорского, язык Джаханшаха Кара-койунлу и шаха Исмаила Сефевида один и тот же — азербайджанский или какой-то его [6] диалект. Автор ряда ценных трудов по истории огузой и туркмен турецкий историк Ф. Сюмер пишет: «Значительная часть нынешних турок Восточной Анатолии является потомками Кара-койунлу и Ак-койунлу; точно также многие тюркские названия местностей этого региона относятся к ним». Турецкий ученый также считает, что племена Кара-койунлу говорили на диалекте «азери» (так называют турецкие авторы азербайджанский язык — З. Б. и О. Э.).

По утверждению турецкого ученого, исконной родиной этих племенных групп была Восточная Анатолия, откуда они якобы мигрировали в Азербайджан и Иран. С этим положением Ф. Сюмера трудно согласиться, так как Азербайджан лежал на пути миграционного движения тюркоязычных племен из Средней Азии в Малую Азию и тюркизация здесь прошла значительно раньше. Хотя этот вопрос пока окончательно не выяснен, но есть основание считать, что часть племен и родов, вошедших позднее в состав кланов Кара-койунлу и Ак-койунлу, начала переселяться в Азербайджан в VIII—IX веках и была вытеснена отсюда в результате монгольского нашествия.

Рассматриваемый период в истории Азербайджана и азербайджанского народа знаменателен во многих отношениях. Именно в XV веке, как считают исследователи, сложился окончательно замечательный памятник азербайджанского народа героический эпос «Деде Коркут». Как писал В. М. Жирмунский, «именно в среде баяндуров (Ак-койунлу) в пору их военно-политической гегемонии в, восточной части Анатолии и в захваченных огузами частях Закавказья (с середины XIV по первую половину XV веков) огузские эпические сказания получили ту устно-поэтическую форму, в которой они стали известны составителю «Книги Коркута» 9.

Вместе с тем, нельзя согласиться со взглядами на государство Ак-койунлу как на государство иранское, в котором якобы нашли продолжение «исторические и культурные традиции Ирана» и которое объединило Иран в политическом и религиозном отношениях» 10.

Вызывает также возражение утверждение В. Ф. Минорского о том, что «дворцы их (Кара-койунлу и Ак-койунлу [7]З. Б. и О. Э.) были центрами персидской культуры и туркменской поэзии» 11.

Племена Кара-койунлу и Ак-койунлу создали государства, метрополией которых был Азербайджан, а столицей — Тебриз. Касаясь образования государства Кара-койунлу, выдающийся советский иранист и кавказовед И. П. Петрушевский писал: «К 1413 г. в состав державы Кара-койунлу входили большая часть Азербайджана до р. Куры на севере, Армения, Курдистан и Ирак Арабский. Кара Юсуф взял под свое непосредственное управление Южный Азербайджан, выделив своим сыновьям уделы в Других частях государства. Столицей своей Кара Юсуф сделал Тебриз. Азербайджанское государство Кара-койунлу просуществовало с 1410 до 1468 г.» 12

Государство Ак-койунлу было больше Кара-койунлу; при Узун Хасане (1468—1478) оно, помимо территории Кара-койунлу, включало в свой состав также Дийарбекр, Ирак Персидский, Луристан, Фарс и Керман. Касаясь союза Узун Хасана с ширваншахом Фаррух-Йасаром и сефевидским шейхом Хайдаром против вторгшегося в 1468 г. в Азербайджан тимурида Абу Саида, И. П. Петрушевский писал: «Из этого можно заключить, что Узун Хасану удалось создать союз с ширваншахом и шейхом ардебильским на почве интересов Азербайджана в целом. Действительно, умный Узун Хасан старался привлечь к себе симпатии всех азербайджанцев, был азербайджанским государем и до конца своей жизни сохранял союз с ширваншахом и шейхом ардебильским» 13.

Предлагаемый вниманию читателя «Тарих-и Амини» является первоклассным источником в первую очередь по средневековой истории Азербайджана и азербайджанского народа. Несмотря на свои недостатки, особенно заметные в хронологии, труд Фазлуллаха, говоря словами В. Минорского, «достоин занять особое место в персидской историографии и литературе» 14.

Автор сочинения был современником и очевидцем описываемых им событий 12-летнего царствования султана Йакуба. Последние годы его правления (видимо с 1487 г.) Фазлуллах находился при дворе, исполняя должность секретаря дивана, сопровождал Йакуба в его поездках и путешествиях по стране, составлял отчеты [8] и т. д. По признанию автора, большая часть сочинения написана им во время поездок и передвижении, когда он не имел возможности пользоваться трудами своих предшественников. Несмотря на это, сочинение читается с огромным интересом, так как оно богато фактическим материалом в значительной степени уникального характера, изобилует меткими замечаниями и живыми, колоритными подробностями.

История Ирана и Азербайджана последних десятилетий XV в. полна трагических событий, почти непрерывных военных столкновений, дворцовых интриг, насильственной смены местной власти, ограбления и опустошения городов и деревень. Все это оказывало серьезное влияние на состояние оседлого хозяйства — земледелия, ремесленного производства и торговли, на положение основного производящего класса — крестьянства, на уровень производительных сил тогдашнего общества.

Большой интерес представляют сведения автора о приходе к власти в Азербайджане представителей династии Ак-койунлу и методах, которыми они добивались упрочения своего господства. Правление Узун Хасана было временем наибольшего расширения и могущества государства Ак-койунлу, представлявшего собой верхушечное феодальное политическое объединение, державшееся на силе. Как видно из материалов «Тарих-и Амини», среди членов царствующего дома, эмиров и правителей областей не было единства и сплоченности, что сразу открыто проявляется после смерти Узун Хасана в кровавой борьбе за власть.

Для истории Азербайджана, в том числе и Ширвана, представляют особый интерес ценнейшие сведения о начальных этапах сефевидско-кызылбашского движения, предках шаха Исмаила, о военно-политической деятельности шейха Джунейда и шейха Хайдара.

«Тарих-и Амини» содержит одно из редчайших свидетельств о вере далеких предков сефевидской династии, их принадлежности к суннитскому толку ислама. Как известно, до этого мы располагали преимущественно поздними просефевидскими источниками, фальсифицировавшими вопрос о вере шейха Сефи ад-Дина, изображая его шиитом и поборником шиизма. Ревностный суннит и образованный мулла Фазлуллах Рузбихан [9] весьма уважительно и в почтительных тонах рассказывает о шейхе Сефи ад-Дине и его ближайших преемниках — Садр ад-Дине, Ходжа Али и Ибрахиме (Шейхшахе). Но тон автора резко меняется и принимает враждебный характер, как только он переходит к изложению истории шейхов Джунейда и Хайдара, время которых считается началом «заблуждения» Сефевидов.

Несмотря на негативное отношение автора «Тарих-и Амини» к ардебильским шейхам, его труд содержит массу интереснейших подробностей, которых мы не находим ни в одном другом источнике. Так, он дает сведения не только о районах распространения и социальном составе, но также об идеологии народного движения, возглавляемого шейхами Ардебиля. Исключительное значение имеет сообщение, что шейх Хайдар проповедовал своим последователям «ибахат», т. е. учение о законности действий, запрещенных шариатом, и закон «хуррамитов Бабека» 15. Из этого можно заключить, что среди кызылбашей распространялись старинные бабекитские идеи социального равенства. Не случайно и то, что Сефевидов поддерживали жители Карадага и Талыша, т. е. именно тех районов, которые были очагом крестьянского движения под руководством великого народного вожака Бабека 16.

Для истории Азербайджана, в том числе и Ширвана, представляют интерес краткие сведения о ширваншахах и их происхождении, о взаимоотношениях между Джунейдом и Хайдаром, с одной стороны, и ширваншахами Халилуллахом I и Фаррух-Йасаром, — с другой. Даются сведения о переговорах между ширваншахом и султаном Йакубом по поводу создавшейся политической ситуации в связи с походом шейха Хайдара на Ширван. Приводятся подробности походов шейха Джунейда и шейха Хайдара на Ширван, военных действий между Джунейдом и Халилуллахом I, а также между Хайдаром и Фаррух Йасаром. Здесь важно отметить, что султан Йакуб оказал Фарруху Йасару военную поддержку небескорыстно, о чем свидетельствует вассальная грамота, подписанная ширваншахом.

В «Тарих-и Амини» приводится много исторических данных по различным вопросам истории Азербайджана [10] и сопредельных Ирана, Ирака Арабского, Малой Азии и Закавказья.

В сочинении исследователь найдет немало материалов социально-экономического характера, представляющих интерес для выяснения ряда феодальных институтов, связанных с землевладением, государственным казначейством — диваном, налогами и феодальной системой эксплуатации, торговлей, доходами казны, строительством различных объектов и памятников и т. д. Употребляемые автором термины социального, экономического, политического, а также историко-географического характера могут быть предметом исследования не только историков и экономистов, но и лингвистов.

Не останавливаясь на всех затронутых в издаваемом труде проблемах, отметим лишь, что вопросы внутренней (например, земельно-финансовая реформа кази Исы Саведжи, борьба центральной власти с эмирами и т. п.) и внешней политики государства Ак-койунлу в Азербайджане и соседних странах занимают в нем основное место. Естественно, что сочинение Фазлуллаха не свободно от недостатков, во многом обусловленных социальной ограниченностью феодального историографа. Но при всем этом, перед нами изумительный памятник средневековья, сохранивший живое дыхание эпохи.

Особо отметим большую и кропотливую работу, проделанную Владимиром Федоровичем Минорским по переводу «Тарих-и Амини» с персидского оригинала на английский язык. Об этом хорошо сказал французский иранист Жан Обен в своей рецензии на это издание:

«Если, имея терпение, обратиться к оригиналу, изыскивая во всем изобилии многословия краткий, точный смысл, то невольно восхищаешься, насколько верно передано содержание в английском переводе и столь незначительно все излишне-ненужное» 17.

Огромный труд вложен В. Ф. Минорским в написание введения к издаваемому тексту. Здесь исследованы вопросы, связанные с биографией Фазлуллаха, его трудами, взглядами автора на историю, оценкой «Тарих-и Амини» как исторического источника. Для освещения этих вопросов ученый использовал почти все доступные первоисточники и научную литературу, давшие ему возможность глубоко и всесторонне исследовать поставленные [11] проблемы. Весьма важное значение имеют приведенные в конце книги семь «приложений», касающиеся различных вопросов истории Ак-койунлу. Все это в совокупности дает довольно широкую картину истории Азербайджана и Западного Ирана конца XV века.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что после выхода книги В. Ф. Минорского прошло около 30 лет и за этот период научная литература обогатилась рядом исследований по рассматриваемым проблемам. Из них отметим труды И. П. Петрушевского, З. М. Буниятова, С. Б. Ашурбейли, О. А. Эфендиева, а также Ф. Сюмера, Ж. Обена, Г. Ромера, Р. Сейвори, Д. Вудса и др.

Настоящий перевод «Тарих-и Амини» на русский язык, сделанный с английского издания, несомненно представляет научный интерес. Русский перевод, требовавший большого труда, подготовлен Татьяной Алексеевной Минорской, которая, по словам Владимира Федоровича, была его незаменимой и верной помощницей в деле подготовки его трудов к печати. Работа в этом направлении ею продолжается и после смерти Владимира Федоровича.

Согласно решению Ученого совета Института истории АН Азербайджанской ССР на нас была возложена задача редактирования русского перевода. При редактировании русского текста обращалось внимание на употребление целого ряда терминов — слов, причем мы стремились избегать «отсебятины», оставляя там, где возможно, термины и буквальные выражения подлинника. Так, мы оставили архаичное название «Персия» вместо современного «Иран», «министр» заменили «сановником», «оттоманский» — «османским», «губернатор» — «хакимом» или «правителем» и т. д. В зависимости от контекста мы употребляли термин «тюрок», «тюрки» вместо «турок», «турки» (в английском «turks»).

Мы провели сплошную сверку русского перевода с английским текстом, заполнив некоторые пропуски, а также несколько дополнили научный аппарат и комментарии В. Ф. Минорского на основе новейших исследований. Добавления и пояснения к тексту и комментариям, заключенные в угловые скобки, сделаны нами.

З. М Буниятов, О. А. Эфендиев

Комментарии

1 Persia in A. D.1478—1490. An abridged translation of Fadlullah b. Ruzbihan Kbunji's Tarikh-i 'Alam-Ara-yi Amini. — London, 1957; Китаб-и Дийарбакрийа было завершено в 883 (1478) г. до смерти султана Халила. Однако дошедший до вас единственный список труда дефектен и доводит изложение до 876 (1472) г.

2 Подробнее об этом труде будет сказано ниже.

3 Tadhkirait al-muluk. A Manual of Safavid Administration. Transl. and Expl. by V. Mynorsky. — London, 1943, p. 30.

4 Там же, с. 187—188.

5 Г. М. Пашаев. Фонетика керкукского диалекта. Автореф. канд. дисс. — Баку, 1969.

6 Abu Bakr-i Tihrani. Kitab-i Diyarbakriyya, cuez I—II, Yayinlayanlar: Faruk Suemer, Necati Lugal. Giris ve notlar Faruk Suemer. — Ankara, 1962—64, s. 58—59.

7 Minorsky V. Jihan-shah Qara-Qoyunlu and his poetry.— BSOAS, XVI/2, London, 1954, p. 283.

8 Minorsky V. The Poetry of Shah Isma'il I. — BSOAS, X/4,. London, 1942, p. 1010а.

9 Книга моего деда Коркута. М.—Л., 1962, с. 257.

10 Эхсан Иар Шатер. Меджалле-йи данешгаде-йи адабиият, шумаре-йи 4, сал-и 5, Техран, 1337 с. х. (1958), с. 72—81.

11 См. ниже, с. 14.

12 И. П. Петрушевский. Государства Азербайджана в XV в. Сборник статей по истории Азербайджана, вып. 1, Баку, 1949, с. 159.

13 Там же, с. 171.

14 См. ниже с. 29.

16 См. ниже с. 82.

16 О. А. Эфендиев. Образование азербайджанского государства Сефевидов в начале XVI в.. Баку, 1961, с. 73; И. П. Петрушевский. Ислам в Иране (VII—XV вв.). Изд. ЛГУ, 1966, с. 368.

17 Oriens, vol. 12, № 1—2. — Leiden, 1959, р. 234—238. На этот труд В. Минорского опубликована рецензия Р. К. Кикнадзе: «Тарих-и алам-арайи Амини» Фадлаллаха ибн Рузбихана. Кавказско-ближневосточный сборник, II, Тбилиси,, 1962, с. 275—288 (на грузинском языке).

Текст приводится по изданию: Фазлуллах ибн Рузбихан Хунджи. Тарих-и алам-ара-йи амини. Баку. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.