Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФАЗЛУЛЛАХ ИБН РУЗБИХАН ХУНДЖИ

ТАРИХ-И АЛАМ-АРА-ЙИ АМИНИ

ПРИЛОЖЕНИЕ I

О царствовании Байсунгура

Так как датировка завершения Тарих-и Амини связана с событиями после смерти султана Йа'куба, будет полезно дать здесь сжатый очерк краткого и бурного царствования юного Байсунгура, по сведениям Хондемира, Хабиб ас-сийар, III/4, с. 332—4, и Гаффари, Джахан-ара, Br. Mus Or. 141, л. 193б 1.

После смерти Йа'куба 11 сафара 896 (24 декабря 1490) г. Суфи Халил и эмиры Мосуллу провозгласили (султаном) Байсунгура, тогда как кланы Байандур и Порнак поддерживали Масиха ибн Узун Хасана. В битве при Султан-буде (см. выше л. 215а) Масих погиб. Суфи Халил в ночь смерти Йа'куба умертвил Али, сына султана Халила (см. выше л. 216а) и теперь заключил в темницу Рустама ибн Максуда ибн Узун Хасана. Он также повесил сановника султана Йа'куба кази Ису (8 раби' 896/ 19 января 1491 г.) Махмуд ибн Угурлу Мухаммад ибн Узун Хасан бежал в Хамадан и был провозглашен (султаном) Шах Али Порнаком. Оба они были убиты в битве с Суфи Халилом (у Даргазина или близ Буруджирда?). Правление Суфи Халила стало деспотичным, и против него выступил правитель Дийарбакра Сулейман [ибн] Биджан. Во время сражения, происшедшего близ Вана, эмиры отвели Байсунгура в лагерь Сулеймана и Суфи Халил был убит (конец 897/осень 1492 г.). Сулейман теперь сделался главным сановником (Гаффари: джумлат ал-мулк) Байсунгура [чье царствование продолжалось полтора года].

Рустам-бек, содержавшийся пленником в Алинджаке (Алинджа-кала к востоку от Нахичевана), был неожиданно, освобожден байандурским принцем по боковой линии, Ибрахимом ибн Дана-Халилом, известным как Айба (Айаба)-султан. При поддержке рода Каджар (из племени Устаджлу) они двинулись на Тебриз, и войско Байсунгура покинуло своего властелина. [44] Сулейман вернулся в Дийарбакр, где эмир Нур-Али-бек, старший брат Айба-султана, умертвил его. Тем временем Байсунгур искал убежища у своего деда по матери Ширваншаха Фаррух Йасара, который оказал ему поддержку.

Рустам вступил на трон в последний день раджаба 897 (28 мая 1492) г. Так как ширваншахи были ответственны за смерть Сефевидов Джунейда и Хайдара, Рустам освободил детей последнего и послал их вместе с Айба-султаном против Байсунгура. Во втором столкновении (близ Гянджи или Барды) Байсунгур погиб (в начале зул-ка'-да 898/ вторая половина августа 1493 г.).

Рустам, в свою очередь, царствовал пять с половиной лет после занятия Тебриза, и был убит в 902 (1496—7) г. Гёвде Мухаммадом ибн Угурлу Мухаммадом ибн Узун Хасаном, пришедшим из Турции, см. BSOAS. 1955, XVI 1/3, с. 458.

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Ак-койунлу и огнестрельное оружие

Артиллерия (туп) в нашем тексте упоминается несколько раз и на первый взгляд можно испытывать некоторые сомнения относительно точного-значения этого термина. Были ли туп своего рода баллистами, метающими камни и горячее вещество, или настоящим огнестрельным оружием, использующим взрывчатку? Специалисты по метанию пиротехнического материала (наффат) упоминаются даже в ранние исламские времена. В нашем рассказе об осаде Ахисха (Ахалцихе) мы слышим о тяжелых орудиях (туп-и гиран), употребленных для разрушения и пробивания брешей в стенах (л. 112а). Затем мы слышим (л. 112б), что «когда однажды, по обыкновению, один из туп метнул огонь» на крепость, это подожгло склады .и деревянные части укреплений. С этой целью могли быть использованы особого рода баллисты. Успех осады Тифлиса (л. 175б) был затруднен тем, что «огонь Судьбы целиком сжег снаряжение (асбаб) туп». Это сообщение тоже могло бы подтвердить мысль, что артиллерия состояла из деревянных механизмов, но добавление слова асбаб [145] как будто говорит в пользу того, что только деревянные части орудий были уничтожены огнем. С другой стороны, едва ли можно сомневаться относительно термина казган-и туп (л. 175б), «котел тупа». Тюркские словари (Р. de Courteille, Будагов) согласны в том, что казган или казан означает как «котел», так и [отлитая] «пушка». Бабур в своих Мемуарах (под 933/ 1526 г.) подробно описывает отливку пушки (казан): состоявшей из двух частей: дару-хане «пороховая камера» и ташуйи «помещение для камней, т. е. ствол». См. также Ахсан ат-таварих, с. 145, 350, где упоминаются франкские пушки и мушкеты (под 920 и 958 гг. х.). Хотя эти даты на 35—60 лет позже событий, описанных Фазлуллахом ибн Рузбиханом, но надо помнить, что даже в 1471 г. Венецианская синьория послала Узун Хасану 6 бомбард, 600 кулеврин (Springarde?) кремневые ружья (schiopetti?) и т. д. Ввиду осложнений на Кипре этот груз не дошел до Тебриза, но можно с уверенностью считать, что «адские творения» 2 не имели тайн для Ак-койунлу. Я склонен думать, что выражение туп сахтан (л. 174а) должно было покрывать как отливку пушек на месте (ввиду трудностей перевозки), так и установление их на деревянных стойках.

Postscriptum

Лишь недавно, благодаря любезности А. М. Беленицкого, я получил экземпляр его важной статьи «О появлении и распространении огнестрельного оружия в Средней Азии и Иране в XIV—XVI веках», опубликованной в Известиях Таджикского отделения Академии наук СССР, 1949, № 15, с. 21—33.

Автор перечисляет более старые термины: манджаник, аррада, каман, чарх и тахш, относящиеся к разным разрядам баллист и самострелов. Он отличает от них орудия, которые, судя по описанию («гром», «огонь»), должны были быть огнестрельными. Самое раннее упоминание кушк-анджир («пробивающий крепость») находится у Вассафа с. 554 (под 712/1313 годом) [точное значение этого термина остается неясным], ср. также Даулат-шах, изд Browne, с. 535,

При Тимуре появляются термины ра'д («гром») и карабугра «черный верблюд» (первый под 781/1379 г. [146] в хронике Натанзи). Ра'д много раз упоминается у Низам ад-Дина, изд. Тауэра, с. 155, 231, 232, Шараф ад-Дина Йазди, II, с. 477 и т. д. При Шахрухе в 838 (1434) г. литейщик (рихтгар) Фаррух изготовил каман-и ра'д, метавший камни в 400 маннов, Мирхонд, 1271, VI, с. 212. Много случаев использования громовых ра'д упоминается около 1502 г. В XVI веке появляются термины диг («котел» по-персидски) или казан («котел» по-тюркски), многократно засвидетельствованные в Бабур-наме и в Абдулла-наме Хафиз-и Таныша. Беленицкий принимает эти «котлы» за род мортир. [См. наш л. 1756. Венецианский купец, Hakluyt Society, 1873, с. 153, определенно упоминает мортиру из бронзы, в четыре пяди, отлитую в Мардине в царствование Йа'куба, и другую мортиру в пять пядей калибром, отлитую молодым армянином].

ПРИЛОЖЕНИЕ III

Второй поход Хайдара против «черкесов»

Иосафат Барбаро 3 отправился в Тану (нынешний Азов) в 1436 году (с. 4) и провел там шестнадцать лет, путешествуя по соседним странам. По возвращении на родину он был назначен послом к Узун Хасану. Он выехал по этому поручению в 1471 году (с. 37), но доехал до двора Узун Хасана не раньше 1474 года (с. 50). После смерти Узун Хасана (в 1478 г.) он оставался в Персии до свержения султана Халила Йа'кубом (с. 93). По словам Рамузио, Барбаро завершил отчет о своей миссии 21 декабря 1487 г. Действительно,. Барбаро приводит (л. 99) историю, которую ему рассказал генуэзец в декабре 1487 г. Около этого времени он также (с. 89: «недавно») должен был услышать рассказ Черного инока Виченцо, который он включил в свой собственный. Сообщение о набеге фанатичных сектантов с юга не может претендовать на особую точность в подробностях потому, что мы не знаем определенного места, откуда Виченцо наблюдал быстрые передвижения завоевателей по обширному пространству северного Кавказа. Слухи, собранные Фра Виченцо могли быть преувеличены страхом христиан, хотя также возможно, что опустошения, произведенные завоевателями, имели отзвук и отражение на месте. Во [147] всяком случае, текст не оставляет сомнений в том, что Виченцо говорит о походе шейха Хайдара, и когда, например, он сообщает, что сектанты отправились из владений султана, это вполне естественно ввиду того, что многие последователи ранних Сефевидов набирались в Малой Азии (племя Румлу) и Сирии (племя Шамлу).

По мнению Хинца, ук. соч., с. 80—9, шейх Хайдар совершил три набега на Кавказ; в 1483, 1487 и 1488 гг. Датировка первого, по-видимому, основана на томе IX Ахсан ат-таварих (ленинградская рукопись, л. 155а), мне недоступном. Рассказ о третьем походе и смерти Хайдара следует по Тарих-и Амини (см. выше, лл. 121б—157б). Что касается второго набега, который, по мусульманским источникам, имел место в году, предшествовавшем лету 1488 г., то Хинц помещает его в начале 1487 г. Виченцо говорил о нем Барбаро около декабря 1487 г., а так как он покинул Кавказ за десять месяцев до этого, он мог спутать начало 1487 г. с концом 1486 г.

Вот как И. Барбаро передает это сообщение. «Поскольку мы говорили о предметах горы Каспио (Кавказе) и об обстоятельствах тех, кто живет в тех местах, мне кажется уместным передать рассказ, который я недавно слышал от некоего Виченцо, ордена Сан Доменико (доминиканца), родившегося в Кафе (Феодосии), который по некоторым делам был послан в те края и выехал оттуда десять месяцев тому назад. Я думаю (этот рассказ) послужит добрым целям нашей религии. Этот (монах) рассказал, что с территории Солданес (османского султана) появилась некая секта мухаммедан, [воодушевленных] крайним рвением в своей религии, с криком: «смерть христианам». И чем далее они продвигались к Персии, тем более увеличивалось их число. Эти грубияны взяли путь к морю Bachu [Баку) и пришли в Samachi (Шамахи), Derbenth (Дербент) и Тумен (владения авар?), будучи весьма многочисленны, хотя отчасти и безоружны 4. Когда они достигли реки, называемой Terch (Терек), которая находится в области Tezechia 5. они проникли на гору Caspio (Кавказ), где имеется много католических христиан. Всюду, где они находили христиан, они умерщвляли их, невзирая [на то, кто они] — женщины [148] или мужчины, дети или взрослые. После этого они вторглись в страну Гога и Магога, чьи [обитатели] являются [также] христианами, хотя греческого толку (та fanno alla greca), и поступили с ними таким же образом. Затем они вернулись (повернули? ritornarono, Рамузио: inrorno) в сторону Черкесии, двигаясь на Chippiche (?) и Charbatri (Рамузио: Charbathei, Кабарда?), лежащие в направлении Большого Моря (Черного моря), и там поступали таким же образом до тех пор, пока люди Titarcossa (Рамузио: Tetarcossa?) 6 и Chremuch (Рамузио: Cremuch?) не сразились с ними и не победили их с таким fracasso, что из их сотен едва спаслись двадцать человек, позорно убегая в свою страну. Таким образом мы можем хорошо себе представить, в каком плачевном положении живут христиане тех мест. Это случилось в году нашего Господа 1486».

Этот рассказ, несмотря на его явные преувеличения, показывает, что последователи шейха Хайдара проникли далеко за Дагестан и что их удары были направлены, вероятно, против христиан-аланов (осетин), проживающих к северу от Дарьяльского ущелья, и даже против черкесов Кабарды. Возможно, только во время своих первых набегов в 1483 и 1487 гг. шейх Хайдар продвинулся так далеко на север, а его отец Джунейд в 1460 и он сам в 1488 г. остановился к югу от Дербента и погибли там.

ПРИЛОЖЕНИЕ IV

Султан Йа'куб и Грузия

После 1469 г. Грузия раскололась на три царства и пять княжеств, из которых нас здесь интересуют только сохранившаяся часть центрального Багратидского царства (столица: Тифлис) и владения атабека Самцхе, к юго-западу от Тифлиса, на верхней Куре (столица: Ахал-цихе, в мусульманском произношении Ахисха). Несколько атабеков [враждебных царю] носили имя Кваркваре, откуда и мусульманское название династии: Куркура и т. п.

История этого периода была составлена по приказанию царя Вахтанга (1703—1725 гг.) и переработана его сыном Вахуштом (1696—1778), см. Brosset, Histoire [149] de la Georgie, II/I, c. 14—16, 210—211, 325—329. По сведениям этих источников, в 1486 г. Йа'куб через Абоци проник в Самцхе. Он захватил и сжег Ахал-калаки и Ахал-цихе. Ацкур (ниже по Куре) сдался с условием, что пленных не будут брать и церкви будут сохранены. Йа'куб послал отряд во владения царя Константина и произвел налет на Дманиси и Куеши (на реке Машавери, впадающей в Кцию, южный приток Куры). Нападающие были разбиты князьями Бараташвили (в бассейне Алгета, к северу от Кции). Разъяренный этим поражением Йа'куб возвратился к себе, увозя чудотворную икону Богородицы Ацкура, которую атабек Манучар поспешил выкупить. Дата 25 сентября, упомянутая в тексте, падает на рамазан 891 г. х., начавшийся 31 августа 1486 г. В 1487 году Манучар умер.

«Спустя некоторое время» (Вахушти: в 1488 г.) Йа'куб послал (Суфи) Халил-бека построить крепости в Каоциани (вниз по течению от слияния рек Кция и Машавери) и в Акджа-кала (далее к юго-востоку, на правом берегу реки Дебеда), см. также Вахушт, География, Тифлис 1941, с. 34. Бараташвили воспротивились ему. Йа'куб послал подкрепления Халилу, который осадил Тифлис. Тем временем Константине оказал поддержку Бараташвили и те атаковали мусульман у Джандара. Осада Тифлиса была снята и осаждающие были разбиты у Кумиса (к юго-западу от Тифлиса). Также безуспешным был поход Ак-койунлу против Орбети (т. е. Самшвилде на Кцие). Халил лично отправился просить новых подкреплений у Йа'куба. На этот раз (Вахушт: «в следующем в 1490 году»?) мусульмане при помощи артиллерии (тупи) овладели Коджори (к западу от Тифлиса) и осадили Тифлис, который они не взяли. В лесу в Орбети было уничтожено 1500 нападающих. Мераб Бараташвили взял в плен одного из фаворитов Йа'куба. Однако джагдаул («лазутчики», Броссе ошибочно: «Джагатаи») Ак-койунлу преследовали группу грузин, которые потеряли одного из главарей, но осада Тифлиса была снята. «Вскоре после», добавляет хроника царя Вахтанга, икона (которая? из Ацкура?) была возвращена, но святотатственные руки были наказаны, ибо Йа'куб, [150] его брат и мать погибли от яда и династия пришла к концу.

В 1489 г. мусульмане снова пришли в Ахал-цихе.

Как видно, грузинские источники и Тарих-и Амини с пользой дополняют друг друга.

[О походах Узун Хасана в Грузию (см. л. 48а), см. Minorsky la Perse an XV-me siecle, Paris, 1933, p. 22].

ПРИЛОЖЕНИЕ V

Хронология автора

Как уже было сказано в Предисловии (с. 30), хронология в труде Фазлуллаха ибн Рузбихана неадекватна и сбивчива. Подробные сведения, слышанные им от своих современников в ранние дни царствования султана Йа'куба (883—91/1478—86 гг.), большей частью не датированы. Сведения самого автора за поздние годы, которые он провел на службе Йа'куба (891— 6/1486—90 гг.?), видимо, оставлены лишь в черновиках, без особого внимания к последовательности событий в пределах данного года (л. 193б), и иногда с перекрестными ссылками на факты, позабытые там, где их можно было бы ожидать (лл. 159б, 161б).

Неясно, присоединился ли автор ко двору в 892 г. х., как он это утверждает в своем Введении (в рукописях А и Б), или в 891 г. х., как сказано в А (л. 114б). Эта более ранняя дата (лето 1486 г.) лучше подходит как к сообщению об обмене послами с Египтом (л. 116а), так и к составлению воззвания относительно хаджжа в «будущем» году, который далее определяется как 892 (1487) г. (лл. 116б и 118а). Однако никакого сообщения о хаджже под 892 г. х. найти нельзя, хотя можно догадаться, что махмал, объявленный для 895 г. х. (л. 195б), был другим предприятием. Если автор прибыл ко двору летом 1486 г., это должно было быть в поздние месяцы, ибо ответ египетскому султану (в августе 1486 г.) был составлен кази Исой (а еще не Фазлуллахом).

В некоторых сомнительных случаях равнозначные даты сопровождены в переводе вопросительными знаками, и для удобства я дам здесь таблицу передвижений [151] двора в течение последних лет царствования султана Йа'куба.

Год 891 х. (начался 7 января 1486 г.) возможно правильно указан в рукописи А, л. 115а (см. выше), и зимовка Йа'куба в 1485-6 г. была в Тебризе (см. также с. 131, примечание 140), а летовка на горе Саханд.

Год 892 х. (начался 28 декабря 1486). Зимовка 1486-7 г. была в Тебризе. Весну провели на горе Саханд. Летом Йа'куб отправился в Уджан и Ардебиль. Зиму провели в Куме и Исфахане.

Год 893 х. (начался 15 декабря 1487 г.). Первый день нового года двор оставался в Куме (л. 131 а). В виду восстания шейха Хайдара Йа'куб прибыл в Ардебиль 9 июня 1488 г., а 17 июля он был в Тебризе, где собирался провести зиму. Однако из-за чумы он отбыл в Кара-агач, куда прибыл 13 ноября.

Год 894 х. (начался 5 декабря 1488 г.). До апреля 1489 г. государь оставался на зимовке (л. 193б). Летом он посетил Уджан и (л. 195б) должно быть провел зиму в Тебризе (пробел в сочинении) см. л. 195б.

Год 895 х. (начался 25 ноября 1489 г.). Весной двор (возможно, во время Ноуруза) отправился в Уджан и на гору Саханд (л. 200а). Государь намеревался зимовать в Тебризе, но слухи о чуме заставили его направиться в Султан-буд (10 зул-хиджжа/ 25 октября 1490 г.).

Год 896 х. (начался 14 ноября 1490 г.) Находясь на зимовке, Йа'куб умер 24 декабря 1490 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ VI

Еще о Фазлуллахе ибн Рузбихане

1. Интересные личные записи о периоде учения Фазлуллаха находятся в труде его учителя Сахави, ад-Дау ал-лами, Каир, 1355, VI, с. 171 (№ 570). Фазлуллах должно быть был очень даровитым молодым человеком, чтобы вызвать такую аттестацию.

«Фазлуллах сын Рузбихана, сына Фазлуллаха ал-Амина Абул-Хайра, сын казия Исфахана Амин ад-Дина — Ширази, по происхождению из Хунджа, шафиит и суфий, известный как Хаджа-Мулла. Он принадлежал к группе (ученых) как Амид ад-Дин Ширази [152] и следовал по пути (тасаллака) Джамала Арди-стани и всецело отдавался его учению (таджаррада мa'axy). Он отличался в (разных) науках, как например арабских, семантике (ма'ани), в двух основных науках (аглан) 7 и т. д., и сочетал это с чистотой жизни, добротой (таваджжух). укрощением плоти (такашшуф). приятным общением (лутф 'ишратин), прилежанием (интирах), хорошим вкусом (заук) и удовлетворенностью.

Он прибыл в Каир, где умерла его мать, и посетил Иерусалим и Хеброн (ал-Халил). Его шейх, Джамал умер в Иерусалиме, и он присутствовал на его похоронах. Затем 8 он отправился в Медину и прожил там несколько месяцев в 887 (1482) году. Он встретил там меня и радовался после огорчения, что не застал меня в Каире, (ибо) хотя его общение с ал-Хайдари 9 было ему и полезным, он не был им доволен.

Он читал (Сахих) Бухари со мной в Рауде (место упокоения Пророка), посещал лекции по терминологии (истилах) и был всем этим счастлив. Он был выдающимся панегиристом и написал прекрасную касиду в день окончания (своего учения), и она была прочитана в нашем присутствии в Рауде. Она начиналась так:

Зефир рассказал историю двух друзей,
И это облегчило
10 мою внутреннюю боль.

Написанная его хорошим почерком, эта касида все еще хранится у меня вместе с поэмами других лиц. Он сложил другую касиду по поводу окончания изучения им (Сахих) Муслима, который он читал с Али ибн Аби Абдуллахом Мухаммад ибн Абил-Фарадж Мараги. Она начиналась так:

Я узнал от тебя хорошее предание (хадис) относительно страсти,
А именно то, что кто не разлучен со сном, не (истинный) влюбленный
.

И эта касида, также написанная его рукой, включена в его биографию в (моем?) ат-Ta'pux ал-кабир 11. Я написал для него полный диплом, начинающийся такими моими выражениями: «Хвалю Бога, а божья [153] милость (Фазл Аллах) не может отрицаться; я благодарю Его, и благодарения и похвалы воздаются Ему, и я молюсь за его слугу, Избранника, нашего Господина Мухаммада». Я описал его, каким я его нашел в вышеупомянутой Истории. Он сказал мне, что собрал биографические сведения (манакиб) о своем шейхе Ардистани. Он родился где-то между годами 850 (1446) и 860 (1455). Позже он встретил меня в Мекке во время хаджжа. Он совершил обряд, паломничества и вернулся на родину, и если угодно Богу, он осуществит свои другие намерения и желания. В 897 (1492) году до меня дошло известие, что ввиду его красноречия и способности находить удачные выражения он работал секретарем (катиб) в диване султана Йа'куба».

Комментарии

1 См. также отличную статью о Бансунгуре в Islam Ansiklopedisi М. X. Йинанча, и у И. П. Петрушевского в Сборнике статей по истории Азербайджана. Баку, 1949, с. 176—177.

2 Их распространение в Персии анахронистически приписывается сэру А. Шерли, см. Tadhkirat al-muluk, с. 31.

3 Ссылки даются на страницы старого английского перевода, перепечатанного в Hakluyt Society, 1873. Перевод самого текста сделан с подлинного итальянского текста, опубликованного A. Manutius, Венеция, 1545, с. 57, и проверенного по Ramusio, Navigationi, 1583, 11. с. 109а. и по латинскому переводу в Р. Bizarus, Rerum Persicarum, 1601, с. 477.

4 Рамузио: «отчасти верхом и отчасти пешком, частью вооруженные и частью безоружные».

5 Рамузио: Elochzi. Я думаю, что Tezechia, употребленная раньше в тексте о Ширване (Таджикия?), здесь является ошибкой вместе Чечения (к югу or Терека, которую Барбаро мог написать: Tzecenia

6 По мнению самого последнего писателя о путешествиях Барбаро (N. di Zenna, Nuovo Archivio veneto, 1914; XXVIII/I, с. 5—91), Tetarcossa может относиться к тюркам, жившим у истоков Кубани (которую Klaproth, Voyage an Caucase, I, называет Tatar Kucha). Curemuch, по словам Барбаро, лежал в 3 днях расстояния от Тана по-видимому на северо-восточном побережье Азовского моря (Mare delle Zabache от тюркского чабак, «род рыбы»).

7 Т. е. богословие (усул ад-дин) и юриспруденция (усул ал-фикх).

8 Видимо, во время своего второго путешествия.

9 См. Дау ал-лами, IX, с. 117.

10 Здесь сахха может быть намеком на Сахих. Сам. Фазлуллах цитирует эту касиду в Тарих-и Амини, л. 336.

11 Возможно, продолжение Сахави истории Захаби, Зайл дувал ал-Ислам, охватывающий годы 745—898/1344—1493, Brockelmann, II, с. 35, хотя он также написал продолжение к Сулук Макризи, Brockelmann, Supp. II, с. 31.

12 Другая статья о Фазлуллахе была опубликована М. И. А. Хунджи в Фарханг-и Иран-замин, 1336/1956, IV/3, с. 173— 84. Автор пытается освободить его от подозрений в неуважении к Двенадцати Имамам и цитирует арабскую поэму, написанную Фазлуллахом в их честь. Он считает, что причиной бегства Фазлуллаха была его служба при Ак-койунлу и поношение предков шаха Исма'ила в Тарих-и Амини. Автор добавляет названия нескольких менее важных трудов Фазлуллаха (большей частью богословских) и повторяет свою ошибку об авторстве Тарих-и Дийарбакрийа.

13 Его описание см. А. А. Семенов, Собрание восточных рукописей, Ташкент, 1952, I, с. 60, № 187.

14 Зено был племянником жены Узун Хасана, царевны Катерины Трапезунтской, которая позже жила отдельно от своего мужа. Царевна несомненно не любила мать Йа'куба.

Текст приводится по изданию: Фазлуллах ибн Рузбихан Хунджи. Тарих-и алам-ара-йи амини. Баку. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.