Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХУДАДАД-ХАН

СУЩНОСТЬ ИСТОРИИ СИНДА

ЛУББ-И ТАРИХ-И СИНД

Перед отъездом он милостиво сделал такую запись в канцелярии, относящуюся к автору:

«Хан-бахадур Худадад-хан, сын Разу-хана, человек весьма опытный и полезный.

Апрель 1895 г. X. А. М. Джеймс, сахиб-и бахадур, комиссар Синда».

Четырнадцатый комиссар Синда — сэр Чарльз Оливент, сахиб, исполняющий обязанности комиссара.

В 1312 г. хиджры, что соответствует 1895 г. христианской эры, прибыл в Карачи и начал управлять Синдом. А до того занимал пост политического агента в Катхиаваре. А еще раньше, в 1297—1298 гг. 68 хиджры (1880—1881), он занимал должность помощника комиссара Синда, а потому все, что здесь происходило, знал в совершенстве. Потому и управление (Синдом) осуществлял наилучшим образом. Его помощником был господин Дж. Слайден, сахиб. Правили они весьма обдуманно. Ниже рассказывается о некоторых интересных событиях, которые произошли в это время.

Во-первых. В тот же год господин П...н, начальник полиции Пограничного округа Синда, оставил веру и общину (миллат) христианскую и принял ислам. Правители страны его за это никак не обидели, он также остался начальником полиции. Но из Синда его перевели в Декан. Так и должно быть. В этом проявляется истина.

Во-вторых. В тот же год подняли кровопролитное восстание и мятеж хуры — в талуках Кахпура и Сангхар округа Тхарпаркар и в талуке Шахдадпур округа Хайдерабад. Многие из них (хуров) были муридами и последователями мудрых мусульманских теологов, имевших резиденцию в Кингри. И своих пиров они чтили, как Всевышнего. И никого, кроме них, они не почитали. Эти заблудшие известны под именем хуров. История их весьма пространна, поэтому скажем о. них коротко.

Слово «хур» имеет арабское происхождение (а может быть, [114] турецкое). Оно означает «верный (или преданный) витязь» («пахлаван-и садик»). Так звали человека, который умер еще во времена пророка, да будет над ним мир, или имама Хусейна, да помилует его Всевышний! Но так как люди эти имели плохую репутацию, то они известны также под именем «лур», что на языке синдхи означает «бесплодный», а также «порочный».

И поэтому каждый раз, когда они (хуры) поднимали восстание и мятеж, полицейские офицеры и британское правительство осуществляли против них активные действия. Посылали солдат и полицейских, шпионов (джасусан). И с помощью покойного Пира Али Гаухар-шаха, сахиба, многие из них были захвачены в плен, а некоторые убиты. А некоторых из них повесили. Те же, кто в этих обстоятельствах оказал (правительству) помощь, были удостоены даров, о которых будет сказано в своем месте 69.

В-третьих. В 1312 г. хиджры, что соответствует 1895 г. христианской эры, лорд Сандхерст, сахиб-и бахадур, губернатор Бомбея, сопровождаемый большой свитой, прибыл в Карачи. Этот могущественный сахиб-и бахадур был племянником покойного господина С. Менсфилда, бывшего комиссара Синда. По этой причине автор, извещенный сэром Чарльзом Оливентом, сахиб-и бахадуром, комиссаром Синда, встретился с губернатором, сахиб-и бахадуром, и показал ему письмо, написанное его покойным дядей, которое находилось у автора. Прочитав письмо, он спросил автора, известно ли ему, что его дядя (господин С. Менсфилд) умер. Автор ответил, что ему это известно. Губернатор на это сказал, что если бы его дядя был жив, то он написал бы ему о встрече сего первым секретарем и что этот первый секретарь жив и здоров. Воистину автора уважают и помнят о его прекрасной службе.

Хотя о письме этом уже упоминалось при рассказе о правлении покойного господина С. Менсфилда, сахиба, комиссара Синда, все же приведем его здесь для тех, кому это может быть интересно:

«Предъявитель этого письма Худадад-хан, секретарь канцелярии комиссара Синда. Он очень трудолюбив и внимателен. Благодаря ему за последние пять лет ряд государственных дел были успешно завершены правительством.

18 февраля 1895 г. Господин С. Менсфилд, сахиб, комиссар Синда».

Потом губернатор, сахиб-и бахадур, вместе с сэром Чарльзом Оливентом, сахиб-и бахадуром, комиссаром из Карачи, по реке на пароходе отправились в Сакхар, где встретились с сэром (Мир) Фаиз Мухаммад-ханом, сахиб-и бахадуром, правителем Хайрпура в Синде. Эта встреча в Сакхаре происходила в местечке под названием Пир-Сабрия, которое было правительственной резиденцией. В Шикарпуре и Джейкобабаде были даны пышные аудиенции. Затем отправились в Кветту, где совершили [115] поездки (по окрестности), а оттуда уже (губернатор) вернулся в Бомбей, в свою резиденцию.

Во дворце в Шикарпуре, где собралось большое число людей сабли и меча, губернатор, приветствуя их, сказал: «Я высоко ценю офицеров, которые жертвуют собой, защищая страну, наше имущество и жизнь. Я сам и моя семья, мы тоже из офицеров». Эти слова были намеком на то, что ранее его отец был командующим войсками Британской Индии.

В конце того же года сардар Насрулла-хан, второй сын эмира Абдур Рахман-хана, сахиб-и бахадура, правителя Афганистана 70, прибыл на пароходе в Карачи со свитой из ста человек, возвращаясь после путешествия в Англию 71. Накануне его прибытия комиссар {Синда), сахиб, по приказу правительства Бомбея выделил для организации церемонии его встречи четырех человек. Среди них были: господин Л...с, сахиб, заместитель коллектора Карачи; господин Дж. Слайден, помощник комиссара Синда; господин М...р, сахиб, один из начальников полиции Карачи, и хан-бахадур Худадад-хан, первый секретарь канцелярии комиссара Синда. Для интересующихся ниже приводится документ, который подтвердит правильность этого рассказа.

Во время приезда упомянутого выше сардара сэр Чарльз Оливент, сахиб-и бахадур, на месяц уезжал в Калькутту. И потому дела комиссариата Синда находились на попечении полковника Кроуфорда, сахиба, коллектора Карачи. Но все распоряжения были отданы комиссаром Синда.

Письмо № 282 от 21 сентября 1895 г. Коллектор Карачи, сахиб, комиссару Синда, сахиб-и бахадуру. Перевод с английского:

«§ 3. Полагаю, что когда сардар Насрулла-хан вместе со своей свитой прибудет в Карачи и остановится здесь, то его следует принять как гостя правительства. Поэтому целесообразно после приезда в Карачи-полковника Гулам Расул-хана, поверенного в дедах правителя Афганистана при генерал-губернаторе Индии, сахиб-и бахадура, назначить хан-бахадура Худадад-хана, первого секретаря комиссара Синда, для того чтобы они вдвоем занялись организацией приема (Насрулла-хана). Тогда все эти дела будут выполнены наилучшим образом».

Письмо № 472 от 24 сентября 1895 г. Комиссару Синда, сахиб-и бахадуру, от главного секретаря правительства Бомбея. Перевод с английского:

«§ 4. Когда сардар Насрулла-хан прибудет в порт (Карачи), его должны встретить: коллектор Карачи, помощник комиссара Синда, начальник полиции Карачи и хан-бахадур Худадад-хан, первый секретарь».

Телеграмма губернатору Бомбея от комиссара Синда. 24 сентября 1895 г. Перевод с английского:

«Параграф четвертый письма № 472 от 24 сентября 1895 г. относительно лиц, назначенных для встречи, получен». [116]

Из письма военного адъютанта (комиссара) Синда за № 2454 от 3 октября 1895 г. по поводу шатров. Перевод с английского:

«Коллектору Карачи. Если первый секретарь хан-бахадур Худадад-хан обратится (по поводу шатров), ему надо выдать шатры, в которых можно разместить свиту сардара».

Письмо коллектора Карачи комиссару Синда за № 1658от 14 октября 1895 г. Перевод с английского:

«Я ответил военному адъютанту на письмо от 30 сентября 1895 г., согласовав ответ с хан-бахадуром Худадад-ханом».

Помощник комиссара Синда, сахиб-и бахадур, в письме за № 495 от 5 октября 1895 г. ответил коллектору Карачи, сахибу, на его письмо за № 1658 от 4 октября 1895 г. по поводу шатров для свиты сардара Насрулла-хана: «Как полагает помощник комиссара Синда, за эти шатры должен отвечать помощник коллектора Карачи. Что же касается хан-бахадура Худадад-хана, то он назначается в помощь коллектору Карачи для организации всего необходимого для приема (сардара)».

В-пятых. В тот же год полковник Кроуфорд, коллектор Карачи, после многолетней достойной службы, завершив ее, ушел на пенсию и уехал на родину. Накануне своего отъезда он устроил прием, на котором были и европейцы, и жители Синда. Этот прием был проведен в особняке муниципалитета и являл собой достойное зрелище.

В-шестых. В тот же год пришла весть о смерти хан-бахадура Мухаммада Хасана Али Эфенди-и Маджади, сахиба, главы , «Анджуман-и исламиан-и Синд»..

В-седьмых. В начале 1314 г. хиджры (что соответствует середине 1896 г. христианской эры) сэр Чарльз Оливент, сахиб, за свои выдающиеся служебные заслуги был сначала удостоен высокой должности главного секретаря правительства Бомбея, а потом назначен советником (каонсилар) и отправился в Бомбей. Перед отъездом он поручил исполнение обязанностей (комиссара) на некоторое время господину В...н, сахибу, коллектору округа Хайдерабад. Поскольку правил он очень недолго, то дела его правления не описаны.

По приказу высокого правительства Бомбея автором было выполнено почетное поручение: вручена позолоченная сабля вместе с прекрасным халатом из кладовой комиссара Синда и вместе с почетным дипломом ныне покойному Пир Али Гаухар-шаху. Этот дар был доставлен автором в его (Пира) город и вручен ему в присутствии тамошних достойных людей.

Вторичное пребывание господина X. А. М. Джеймса (на посту) комиссара Синда.

В 1314 г. хиджры, что соответствует 1896 г. христианской эры, господин Джеймс вновь занял пост комиссара Синда. Он занялся такими делами.

Во-первых. Хотя многочисленные восстания и кровопролитные мятежи хуров были приостановлены, но (пришлось) сообщать [117] о последних из них правительству Бомбея. В это время как раз был взят в плен известный глава этой заблудшей группы (людей) — сапожник по имени Бачо72. Захвачен он был в городе Сангхар округа Тхарпаркар. После этого в селении Шади-пули было проведено торжественное собрание, на которое были приглашены все, оказавшие правительству в этом деле помощь и содействие: начальники полиции и гражданской администрации, заминдары и другие. Им были пожалованы сабли и лунги, а также другие дары. Кроме того, в соответствии с (поступившими) рекомендациями и предписаниями, покойному Пир Али Гаухар-шаху был пожалован титул Солнце богословов (Шамс ул-улама). Хан-бахадуру Мухаммад Якуб-хану был пожалован титул Главенствующий (Сардари). Автору же, поскольку помощь его была небольшой, выразили благодарность. Прав был мудрец, сказавший: «Кто служит, тот станет господином». Хорошие дела приносят хорошие плоды.

Во-вторых. В конце 1314 г. хиджры, что соответствует 1896 г. христианской эры, правительством был издан закон, который известен как Правила № 2 от 1896 г. Закон этот был принят по рекомендации господина Джеймса. Закон этот содействовал освобождению (земельной) собственности джагирдаров, ааминдаров и кашткаров Синда от бремени задолженности. Для проведения необходимых в связи с этим предварительных действий — определения величины долга и размера процентов (по нему) — был назначен специальный уполномоченный (маниджер). Закон этот был встречен с радостью всеми джагирдарами, заминдарами и кашткарами, так как все их имущество было отягощено долгами и прибыль от него брали себе индусы. Поэтому они призывали милость Всевышнего на господина Джеймса, благодаря которому имущество их было освобождено от процентов по долгам. Да, необходимо было ввести Правила № 2. Хотя и ранее действовали подобные же правила, введенные стараниями комиссара Джеймса еще в ту пору, когда он был помощником коллектора во времена правления комиссара Вильяма, Меревезера, сахиба, в 1290 г. хиджры. Но тогда время, в течение которого можно было заявлять претензии в суде, было весьма коротким — всего шесть месяцев. Теперь же срок действия нового закона был установлен в двадцать лет. А за это время должники могли освободиться от бремени долгов 73.

В-третьих. В начале 1314 г. хиджры, что соответствует 1896 г. христианской эры, пришло известие о смерти Пир Али Гаухар-шаха, сахиба. Его преемником стал его третий брат— Шах Мардан-шах.

В-четвертых. В тот же год комиссар Джеймс в третий раз отправился в Калькутту для того, чтобы провести борьбу со случившимся там несчастьем, с начавшимся там голодом. Поистине был он выбран один для этого во всей Индии, что свидетельствует [118] о его большом уме и опыте. И конечно, такое важное дело могли поручить только знающему человеку.

В-пятых. В тот же год было принято решение правительства о сооружении моста через реку Инд около порта Котри на ее западном берегу и недалеко от порта Гидо на восточном берегу. Работы эти уже начались, и есть надежда, что они завершатся в 1318 г. хиджры (1900 г. христианской эры).

Пятнадцатый комиссар — господин (Эндрю) Вингейт, сахиб, исполняющий обязанности (комиссара).

В конце 1314 г. хиджры, что соответствует 1897 г. христианской эры, прибыл из Бомбея в Котри в Синде.

Его помощниками были сначала господин Дж. Слайден, сахиб, а потом господин Лоренс, сахиб. Поскольку господин Вингейт был человеком весьма внимательным, то к делам по управлению он приступил весьма осмотрительно, осторожно и разумно. Дела рутинные и поручаемые ему стремился вести наилучшим образом.

Во-первых. Во время его правления во многих местах, как-то: в Карачи, Татта, Хайдарабад, Котри, Сакхар, Шикарпур, вспыхнула чума, болезнь, которую на английском языке называют «плэйг». Английские чиновники с помощью европейских врачей различными способами старались лечить и спасать людей. По их мнению, появление этой болезни было связано с невежеством, занятием грязной работой, дурными миазмами и нечистоплотностью. Стремились всячески покончить с чумой. Лечили всякими медицинскими снадобьями. Постепенно болезнь ослабевала, и в конце концов страшная эта болезнь прекратилась. Чума унесла тысячи жизней. В Синде было, по всей стране, около пяти тысяч смертных случаев. На борьбу с чумой правительство и муниципалитет истратили почти сто тысяч рупий. Слава и тысячу раз слава чиновникам правительства Британии, которые старались спасти, людей, и высших (слоев общества) и низших, ибо все они дети Великого Творца. Они весьма старались, и результатом стало исцеление.

Мнение чиновников из Европы по поводу этой болезни, ее причин и способов ее лечения изложено выше. Но самое верное объяснение (происхождения) чумы такое, что это бедствие, ниспосланное небом. Сначала ею были поражены сыны Израиля по молитве пророка Мусы, собеседника Божия, чтобы покарать их за то, что они оставили путь истинный и творили отвратительные дела. А во времена последнего из пророков, да благословит его Аллах и приветствует, бедствие это случалось неоднократно. И для предотвращения чумы, что многократно проверено, мусульманам следует читать особую молитву 74.

Многое из того, что делали чины правительства и что они решали, соответствует тому, что приведено о средствах борьбы с чумой в святых хадисах 75, да благословит их Аллах и приветствует. Так, сказано в хадисах: «Если услышите, что [119] где-то, в какой-то стране, вспыхнула чума, то не входите в ту страну. Если же находились в той стране, где вспыхнула чума, то из той страны не выходите». Так что в книгах ислама сказано много такого, что походит на способы (лечения) европейских врачей. А почему бы этому и не быть. Ведь врачи из Европы весьма сведущи и имеют большую практику. Так, например, они рекомендуют людям Синда разделять и очищать комнаты дома, содержать в чистоте одежду, чистить домашнюю утварь и тому подобное. И эти их рекомендации не лишены смысла, да и по иному и быть не может. Так же как и меры,. принимаемые для того, чтобы злонамеренные люди не могли во время чумы грабить имущество других людей 76.

Во-вторых. В 1314 г. хиджры (1897 г. христианской эры) некоторые господа из Европы без всякой на то причины жаловались на автора в городе Карачи, что он якобы грубо вел себя в их присутствии. По этой причине правительством в приводимом ниже документе за № 6616 от 27 августа 1897 г. было удостоверено: «Хан-бахадур Худадад-хан человек честный, преданный и хорошо выполняющий свой служебный долг. Он заслуженно пользуется хорошей репутацией. Поэтому не следует в дальнейшем безосновательно на него жаловаться, поскольку ни к чему хорошему это не приводит».

В-третьих. В конце 1314 г. хиджры (1897 г. христианской эры) умер сардар Шер Али-хан, бывший правитель Кандагара. Умер он в Карачи, где жил как пенсионер, получая пять тысяч рупий в месяц.

В начале 1315 г. хиджры (конец 1897 г. христианской эры) господин Вингейт за образцовое управление (Синдом) во Время эпидемии чумы был удостоен высокой должности главного секретаря правительства Бомбея, куда и отправился. А ответственным за дела управления (Синдом) назначили господина Р. Джайлса, коллектора Карачи. Назначен он был на эту должность незадолго до возвращения (из Калькутты) господина Джеймса, занимавшегося борьбой с голодом в Индии.

Третье правление господина Джеймса, сахиба, кавалера ордена Звезда Индии.

В 1315 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, в городе Джейкобабаде было созвано блистательное собрание, которое почтил своим присутствием лорд Сандхерст, сахиб-и бахадур, губернатор Бомбея. В Джейкобабад прибыл сэр Мир Фаиз Мухаммад-хан, сахиб-и бахадур, правитель княжества Хайрпур, со своим наследником и приближенными. Были приглашены туда многие высокопоставленные господа, знатные джагирдары и известные заминдары со всего Синда. И на том собрании было объявлено, что Мир Фаиз Мухаммад-хан удостоен Джи-Си-Ай-И, т. е. награжден званием кавалера ордена Индийской империи и титулом сэр и высшими орденскими знаками. Все эти знаки были вручены ему, ко всеобщей [120] радости, названным выше лордом. Тем, кому это интересно, напомню, что это было то же звание, которым могущественное правительство удостоило его почетного отца сэра Мир Али Мурад-хана после пятидесяти лет правления. А комиссар господин Джеймс удостоил сэра Мир Фаиз Мухаммад-хана, сахиба, того же после пяти лет правления. В этом проявились милостивое отношение и забота комиссара господина Джеймса, сахиба, в отношении талукдаров и (других) своих подданных. А подготовил все связанное с этим пышным собранием автор. В этом нетрудно убедиться, прочитав приведенные ниже переводы документов, написанных на английском языке.

№ 204. Перевод с английского. Письмо за № 647 от 16 сентября 1898 г.: "Политический департамент. Милостивому господину (Макензи) начальнику Пограничного округа Верхнего Синда.

Вам направляется извещение о награждении званием Джи-Си-Ай-И и титулом сэр Мир Фаиз Мухаммад-хана, сахиба, а также сообщение об этом при письме за № 634 из канцелярии комиссара от 14-го числа сего месяца. Снимите копии с обоих документов и пошлите главным чиновникам округа. Господин Макензи, сахиб, должен направить помощнику комиссара список сардаров и других почтенных людей, которые пожелают присутствовать на торжественной церемонии. Хан-бахадур Худадад-хан, первый секретарь канцелярии господина комиссара, должен встретиться с господином Макензи и оказать ему помощь. Тех, кто прибудет на церемонию, встретить и разместить в соответствии с их рангом. Напишите господину коллектору Шикарпура и политическому агенту (в Хайрпуре), чтобы сразу же все помощники коллектора из Лохри и магистрата Шикарпура были присланы для оказания помощи в этом деле. Сведения о всех расходах, связанных с приездом его светлости губернатора Бомбея, сахиб-и бахадура, и о всех других расходах, тщательно проверенные и подсчитанные, пришлите в канцелярию (комиссара), чтобы были приняты по ним необходимые решения.

По приказу комиссара Синда, сахиб-и бахадура, господин Дж. Слайден, помощник комиссара Синда».

Перевод с английского. Письмо за № 59. Политический департамент. Канцелярия господина комиссара. Джейкобабад. «12 января 1898 г.

Его светлость Хаджи Мир Hyp Мухаммад-хан Хайдерабади, сахиб, должен завтра, 13 января 1898 г., в 12 часов дня прибыть в резиденцию господина комиссара для встречи с его светлостью господимом губернатором Бомбея. Пока не прибудет его светлость господин губернатор, он будет находиться в отведенном ему покое. Хан-бахадур Худадад-хан вместе с его светлостью Хаджи Мир Hyp Мухаммад-ханом должен быть в том же покое (в резиденции) комиссара, откуда их проводит господин коллектор Хайдерабада. [121]

По приказу комиссара Синда, сахиб-и бахадура, господин Дж. Слайден, помощник комиссара Синда».

В связи с приемом в Джейкобабаде начальник Пограничного округа Верхнего Синда направил автору письмо, краткий перевод которого дан ниже:

«Мой дорогой хан-бахадур Худадад-хан.

Организация торжественного приема в Джейкобабаде в соответствии с приказом комиссара (Синда), сахиб-и бахадура, целиком возложена на Вас. Поэтому Вам надлежит 13 января 1898 г. быть у Больших южных ворот и сделать все так, чтобы не было никаких промахов.

Макензи, сахиб. Начальник Пограничного округа Верхнего Синда».

В 1315 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, господин комиссар Джеймс, сахиб-и бахадур, был удостоен высокой награды — ордена Звезда Индии. И нет сомнений, что среди своих коллег он был звездой Хиндустана и по достоинству был пожалован этой высокой наградой. А после этого он вновь, чтобы окончательно решить еще оставшиеся вопросы, связанные с угрозой голода, отправился из Джейкобабада в столичный город Калькутту.. Управление же делами Синда было возложено на господина Джайлса, коллектора Карачи.

Шестнадцатый комиссар — господин Р. Джайлс, сахиб, исполняющий обязанности.

В 1315 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, прибыл из Карачи в Джейкобабад и стал управлять Синдом. (Ранее) этот господин служил в различных округах Синда: был помощником коллектора, также коллектором в округах Шикарпур и Карачи, начальником Пограничного округа Верхнего Синда и Тхарпаркара. И всегда со своими обязанностями справлялся весьма успешно. А потому смело и решительно взялся за дела, связанные с управлением Синдом. Сначала его помощником был господин Дж. Слайден. О рутинных делах, связанных с его правлением, мы говорить не будем. Но о некоторых важных и знаменательных событиях, которые случились в это время, скажем.

Во-первых. В тот год (1315 г. хиджры, равно 1898 г. христианской эры) вновь вспыхнула эпидемия чумы в городе Карачи и унесла даже больше жизней, чем раньше. Но были так удачно решены вопросы оказания (медицинской) помощи и распределения лекарств, что, кроме города Карачи, нигде больше в Синде случаев смерти от чумы на этот раз не было. И хотя в городе Карачи (из-за чумы) в районе, (населенном) пекарями из Пешавара (Пешавариан-и нанпазан), вспыхнул мятеж, восстание это было срочно усмирено, а участники его умиротворены по приказу милостивого правительства автором этой книги.

Во-вторых. В тот же год вновь сбились с праведного пути [122] некоторые зловредные (люди) из числа хуров и в округах, которые упоминались раньше, вновь творили плохие дела. Но правительству удалось правильно повести с ними дело, и благодаря помощи Пир Шах Мардан-шаха, сахиба, преемника покойного, ранее упоминавшегося Пира (Али Гаухар-шаха), были найдены наилучшие способы разрешения этих трудных проблем, и вновь установилось спокойствие.

Возвращение господина X. А. М. Джеймса, сахиб-и бахадура.

В конце 1315 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, господин Джеймс, сахиб-и бахадур, вновь вернулся в Карачи из столичного города Кулькутты после завершения там дел, связанных с голодом. И управление Синдом взял в свои руки. И старался помогать людям со всем присущим ему умом и знаниями. И было это его привычным делом. Его помощником в это время был господин Кендл, сахиб, который всемерно старался быть ему полезным.

Во-первых. В это время ту страшную болезнь — чуму — полностью еще не успели искоренить. Но когда приехал господин Джеймс, сахиб, то благодаря его мудрым указаниям с ней наконец было покончено. Да, как говорят мудрецы, каждый человек оставляет, придя в этот мир по велению великого Владыки, свой добрый след на этой земле. Автор «Лубб-и тарих-и Синд» надеется, что терпеливые читатели на него не посетуют, если он скажет им, что по рекомендациям господина Р. Джайлса и комиссара господина Джеймса, а также некоторых уважаемых родных и друзей он во время эпидемии не оставлял своего дома и не выходил на улицу. И, находясь дома, он молился Великому Аллаху, и по милости Всевышнего повелителя все завершилось для него благополучно. Тем же рекомендациям следовали и другие почтенные жители Сакхара и талукдары, которые тоже, как и автор, не выходили из своих домов. Так-и случилось, что благодаря силе святой молитвы и жизнь автора, и жизнь его родных и близких в Карачи и Сакхаре были ограждены от опасности.

Во-вторых. Следующие ниже несколько строк рассказывают некоторые подробности о комиссаре господине Джеймсе, сахибе. Интересующиеся могут узнать из них, что он был назначен на высокий пост в Совете (Бомбея). Но и после этого дела управления (Синдом) оставались (некоторое время) на его попечении. И он, испросив у правительства разрешение, в течение пятнадцати дней за свой счет, не получая жалованья, ими занимался, уладив за это время некоторые деликатные дела. Автор должен отметить, что он служил под началом семнадцати комиссаров-сахибов. И никогда он не встречал ни одного высокопоставленного чиновника, который бы, не получая жалованья, занимался государственными делами. Да, описанный случай свидетельствует о том, что господин Джеймс весьма заботился о делах правительства! [123]

В-третьих. В начале 1316 г. хиджры, что соответствует середине 1898 г. христианской эры, было направлено предложение правительству Бомбея относительно назначения автору пенсии. В том предложении содержались самые лестные отзывы о службе автора, о его уме и о преданности правительству, проявленной им за 45 лет службы. Поскольку предложение было направлено как «неофициальное», то изложить его автор не может, так как у него нет перевода, чтобы здесь его привести. Но все же автор твердо убежден, что в том предложении содержались слова о его добронравии и пользе, которую он принес правительству, находясь несколько десятков лет у него на службе.

В-четвертых. В начале 1316 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, перед тем как отправиться занять высокий пост в Совете правительства Бомбея, комиссар сфотографировался со всеми главными чиновниками, своими подчиненными, на веранде здания комиссариата. А сам комиссар на этой фотографии занимает место в середине. В канцелярии среди чиновников существует по сей день много рассказов об этой фотографии. А когда они видят эту фотографию, то всегда с благодарностью вспоминают его (комиссара).

В-пятых. В том же, 1316 г. хиджры (1898 г. христианской эры) перед своим отъездом комиссар всем главным чиновникам, служившим у него в подчинении, каждому по его способностям и деловым качествам оставил особое письмо, характеризующее того чиновника. Автору же было пожаловано письмо следующего содержания:

«О хан-бахадуре Худадад-хане. Он как добропорядочный человек служит правительству. О службе его нет надобности писать много, достаточно сказать несколько слов. Он прекрасно и преданно служит по сей день, вот уже 45 лет. И знания о всех трудностях службы, начиная со времени правления покойного сэра Бартла Фрера, он унесет с собой.

Господин Джеймс, сахиб-и бахадур, комиссар Синда. Июль 1898 г.».

В-шестых. В тот же год, отъезжая, он (комиссар Синда) удостоил автора золотой сабли, стоившей две тысячи рупий. И на ней были выгравированы на двух языках такие слова:

«За хорошую и долгую службу от комиссара Синда, сахиб-и бахадура, хан-бахадуру Худадад-хану. Июль 1898 г. (что соответствует сафар ал-музаффар 1316 г. хиджры)».

Все это дано автору по мудрости и милости Всевышнего. И по доброте господина комиссара Джеймса, сахиба. Потому что автор знает, что сам-то он — ничто и ничего не стоит. Так что если такой господин окажет ему милость, то она — бесценна!

В-седьмых. В начале 1316 г. хиджры, что соответствует середине 1898 г. христианской эры, перед своим отъездом господин Джеймс, сахиб, проявил милость к этому смиренному автору [124] и оставил в книге канцелярии (комиссара Синда) такую запись:

«Господин Джеймс, сахиб, намерен (автору) за его превосходную службу в течение 45 лет, преданность и способности, в ознаменование его больших заслуг пожаловать джагир третьего ранга в триста акров земли».

В-восьмых. В порту Киямари 77 во время отплытия (комиссара) собралось очень много людей, и высокопоставленных, и из числа простолюдинов, европейцев и жителей Карачи и других городов Синда. Пили чай, угощались шербетом, произносили добрые напутствия и пели прощальные английские песни. Пожалуй, никогда еще проводы не устраивались с таким умением и никого еще так тепло не провожали. Перед тем как подняться на палубу корабля, комиссар с каждым попрощался за руку. Любезно попрощался он за руку и с автором. А автор, прощаясь, произнес от души такие стихи:

Где бы ты ни был, да хранит тебя Бог!
Владыка вселенной да будет твоим хранителем!

Стихотворение это не было автором придумано заранее, да и не собирался оя льстить; сложилось оно само собой в его сердце в минуту прощания.

Третье правление господина Р. Джайлса.

В том же, 1316 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, господин Р. Джайлс, сахиб, в третий раз стал исполняющим обязанности комиссара. Поскольку этот высокопоставленный чиновник был весьма умен и хорошо осведомлен в делах Синда, то и дела управления он начал вести в соответствии с установившимися правилами и обычаями. Его помощниками последовательно были: сначала господин Кендл, сахиб, потом господин Р... сахиб, и затем господин В...н, сахиб. Ниже излагаются сведения о знаменательных событиях, которые произошли во время его правления.

Во-первых. В тот же, 1316 г. хиджры (1898 г. христианской эры) некоторым людям из числа жителей Карачи, а также некоторым чиновникам, которые оказали помощь правительству в борьбе с эпидемией чумы, были вручены награды. Они получили лунги, часы и другие (подарки). Да, кто служит, тот станет господином.

Во-вторых. Тогда же в соответствии с рекомендацией, высказанной господином Джеймсом, сахибом, относительно награждения автора джагиром третьей степени в размере трехсот акров земли, было отправлено соответствующее письмо правительству Бомбея. А что было в том письме по милости властей написано, для интересующихся станет ясно из нижеследующих строк.

Перевод с английского. Письмо за № 1316 от 22 октября 1898 г. от исполняющего обязанности комиссара Синда господина Р. Джайлса правительству Бомбея: [125]

«Политический департамент. № 1316, 22 октября 1898 г.

Мой господин!

Господин Джеймс, сахиб, перед своим отъездом высказал пожелание, которое записано в журнале канцелярии комиссара Синда, относительно главного секретаря (мир-) хан-бахадура Худадад-хана. Поскольку он собирается в скором времени уходить на пенсию, желательно наградить его джагиром третьей степени в размере 300 акров земли. И чтобы эта земля была записана на его имя в.талуке Сакхар округа Шикарпур. Вышеназванный честно и самоотверженно служил и служит правительству, о чем комиссары Синда неоднократно докладывали правительству. Повторять это еще раз нет необходимости. Если все, что было им сделано, изложить на бумаге, получится книга. На то, о чем для него просят, он имеет по своим заслугам полное право.

По указаниям покойного сэра Вильяма Меревезера хан-бахадур Худадад-хан выполнил несколько сложных секретных политических поручений. Поэтому в 1867 г. правительству Индии было направлено о нем специальное письмо, в котором излагалось сделанное им и высказывалась просьба, чтобы хан-бахадуру Худадад-хану была пожалована благодарственная грамота правительства. Указывалось, что он уже много лет прекрасно служит. Что еще в 1858 г. он вместе с майором (потом сэром) Ф. Голдсмидом совершил поездку в Джайсалмер и Покаран. Что в 1861 г. с ним же он совершил поездку вдоль побережья Макрана. И во время этих двух поездок он выполнял специальные поручения. Хан-бахадур (Худадад-хан) выполнял специальные поручения также во время поездки с господином С. Менсфилдом по Персидскому заливу и реке Тигру до Багдада. Господин Хевелок, комиссар Синда, за прекрасную службу наградил хан-бахадура (золотой) саблей. Секретарь Худадад-хан многократно был переводчиком с языков персидского, арабского, макрани и белуджского. Кроме того, он является членом экзаменационной комиссии департамента просвещения в Карачи. Он выполнял также множество поручений политического характера, упоминать о которых здесь нет необходимости. Исходя из всего этого, господин комиссар полагает возможным дать Худадад-хану самую лестную характеристику, которую он безусловно заслуживает.

Сэр Вильям Меревезер, уезжая из Синда, также наградил его саблей (от имени местных властей).

В 1866 г. господин Мелвилл писал о нем, что он рад высказать и оставить в канцелярии свое мнение о секретаре Худадад-хане как об умном и старательном чиновнике, который в поездках справляется с тяжелой работой. Его служба приносит больше пользы, чем служба чиновников-индусов, которые делают мало. Он совершил очень трудную поездку с полковником Голдсмидом в Макран, а затем вместе с комиссаром Синда в страны Персидского залива и в Багдад. После этого [126] он совершил поездку, которая продолжалась пять месяцев, в горы западной части Синда, где наилучшим образом выполнял поручения правительства. И хотя поручений этих было много, все они были выполнены им умело, с выдержкой и тактом, за что его наградили.

В 1881 г. по рекомендации господина Эрскина он был назначен особым помощником коллектора Синда. В рекомендации указывалось, что на службе правительству он находится с 1853 г. и что все ответственные лица, в подчинении которых он находился, неизменно отзывались о нем с похвалой. В 1855 г. под руководством майора (затем сэра) Голдсмида он был занят выполнением политических поручений, а затем делами (департамента) джагиров. Затем вместе с ним он совершил поездку в Макран и Джайсалмер, где выполнял особые поручения. Сэр Ф. Голдсмид, сэр Льюис Бейли, сэр Генри Грин, господин Хевелок, господин Мелвилл и сэр Вильям Меревезер — все они неизменно отзывались о нем самым похвальным образом, отмечая его добронравие, хорошее поведение и прекрасную службу. В 1868 г. за хорошую службу он на торжественном собрании был награжден саблей.

Уезжая из Синда, сэр Вильям Меревезер оставил о нем запись, в которой сказано, что он был бы рад удостоить его более высокой должности и более высокого жалованья и жалеет, что такой возможности ему не представилось. И что он надеется, что это сделает его преемник.

В 1883 г. хан-бахадур Худадад-хан (у которого тогда не было никакого титула) получил особое поручение, связанное с составлением описания джагиров Синда. И он показал большую осведомленность в делах старой персидской канцелярии.

Когда в 1888 г. ему был пожалован титул хан-сахиб, сэр Чарльз Притчард 2 августа 1888 г. отозвался о нем как о старейшем чиновнике правительства, который служит уже более тридцати лет, причем большею частью в канцелярии комиссара. В годы молодости он много ездил, выполняя политические поручения. Кое-когда, как видно, он совершал ошибки. Но он их исправил, и служба его оценивалась положительно. Дела он выполняет с высокой степенью политической ответственности и весьма умело. Титул (хан-сахиб) был испрошен для него по случаю юбилея Великой Королевы, императрицы Индии. И этот титул — не последний, так как его служба еще не закончилась. Титул этот — знак высокой оценки (правительством) его прошлой службы.

В 1896 г. господин Джеймс представил его правительству к награждению титулом хан-бахадур. Причина этого в том, что он в течение многих лет был осведомлен о многом и потому может оказывать большую помощь вельможам Синда. Его служба в канцелярии необходима, так как он предоставляет важнейшую информацию, и ценность службы нельзя поэтому переоценить. [127]

В конце 1896 г. господин Джеймс в журнале канцелярия оставил запись о том, что хан-бахадур (Худадад-хан) заслуживает особой награды за свою преданность и прекрасную службу, с тем чтобы он остался служить еще некоторое время, поскольку (хан-бахадур) уже собирался уходить на пенсию. В июле 1898 г. господин Джеймс оставил еще одну запись в канцелярии, указав, что, уйдя на пенсию, хан-бахадур Худадад-хан унесет с собой огромные знания и последнюю связь со временем правления сэра Бартла Фрера.

В связи с вышеизложенным хотел бы выразить надежду, что правительство Бомбея обратится к правительству Индии с ходатайством о награждении (Худадад-хана) джагиром, о чем просим и-мы. Ранее джагиром уже был награжден в связи с уходом на пенсию хан-бахадур Фаиз Мухаммад-хан, помощник коллектора. Обратите внимание в связи с этим на распоряжение правительства за № 5186 от 23 февраля 1892 г. Хан-бахадур Фаиз Мухаммад-хан служил 36 лет. Хан-бахадур Худадад-хан служит 45 лет. Первый получил джагир в тысячу акров земли. Хан-бахадур Худадад-хан по нашему ходатайству получит в джагир 300акров, причем землей этой он фактически уже владеет.

Надеюсь, что правительство одобрит мое представление и обратится с ходатайством к правительству Индии.

Р. Джайлс, исполняющий обязанности комиссара Синда».

В-пятых 78. В 1316 г. хиджры, что соответствует 1898 г. христианской эры, (господин комиссар) вместе со своими приближенными отправился из Карачи через Синд в округ Наушахрофироз 79. Все селения и земли этого округа он осмотрел лично. Все, что имеет отношение к орошению, водоподъемные колеса и другие сооружения он осмотрел и как правитель отдал необходимые распоряжения. Затем побывал в городах Сакхар и Шикарпур, где также отдал аналогичные распоряжения и решил многие сложные вопросы. Все это было им сделано для подданных, высокопоставленных и низкорожденных, которые все сотворены Великим Творцом. Скромный автор Худадад-хан, который постоянно находился с господам» комиссарами, никогда еще не видел ни одного комиссара, который был бы таким заботливым и трудолюбивым. Случилось, правда, однажды, что господин Джеймс, сахиб, побывал в городе Лохри, где осмотрел несколько селений той талуки, выполняя распоряжение правительства. Вообще же такие выдающиеся деятели, которые были как бы султанами страны Синд, лично сами такого не делали. Но плодами таких трудов всегда являются добронравие, набожность и благо подданных, для. которых это как дар Всевышнего!

В-шестых. В конце 1316 г. хиджры, что соответствует началу 1899 г. христианской эры, эпидемия чумы по велению Всевышнего в третий раз появилась в городе Карачи. Были приняты все меры для борьбы с этой страшной болезнью, и потому [128] она из города Карачи не распространилась на другие города и селения Синда. Хотя жителям и пришлось пережить много трудностей, и понести ущерб, и потратить много денег, но от болезни их жизни и здоровье были ограждены.

Приезд господина Джеймса, сахиба.

27-го числа, месяца зул-када 1316 г. хиджры, что соответствует 6 апреля 1899 г. христианской эры, он оставил должность члена Совета Бомбея. Несколько дней провел в больших городах Индии, а затем на поезде приехал в город Карачи, где расположился в резиденции комиссара. Господин Р. Джайлс, исполнявший обязанности комиссара Синда, многим почтенным жителям Карачи — из парсов, мусульман и индусов, — исходя из давности их службы, направил приглашения. И они собрались на веранде резиденции комиссара, сахиба, где был устроен великолепный прием. Гостям были предложены еда, фрукты, соки и мороженое. Автор тоже был приглашен на этот прием. При этом на него возложили ответственность за угощение мусульман едой и напитками. Прием прошел прекрасно. Господин Р. Джайлс вместе со своим помощником господином В...н, а также скромный автор стояли у входа и представляли входивших господину Джеймсу, сахибу. Все были рады и веселы. После обеда (и концерта), на котором звучали английские песни и были исполнены другие интересные (вещи), в семь часов вечера все отправились по домам. Воистину такие приемы бывают там, где их дают с чувством добриты и сердечности.

В тот же, 1316 г. хиджры (12 апреля 1899 г. христианской эры) во Фрер-холле в Карачи был устроен большой прием. В Синде у многих жителей сохранилась прекрасная память о покойном сэре Бартле Фрере, сахибе, который был комиссаром Синда в 1268—1276 гг. хиджры, что соответствует 1851— 1859 гг. христианской эры. В годы своего правления он совершил много хорошего для блага Синда, о чем рассказывалось в истории его правления. А завершив службу, он отправился на родину, где и отдал душу Всевышнему. Его супруга привезла на память в то место, где он служил, фотографию, где он изображен во весь рост. И вот комиссар господин Джеймс, сахиб, очень захотел устроить такой прием. И потому с помощью господина Дж. Слайдена, отправив пригласительные карточки, собрали многих людей из числа знавших покойного, а также чинов муниципалитета Карачи. Устроили прекрасный прием, и прибывших из Карачи и других городов рассадили в кресла. Сам же господин Джеймс, сахиб, вместе с господином Р. Джайлсом, сахибом, исполнявшим обязанности комиссара, несколько почтенных господ из Европы и вельмож страны (Синд) уселись на особом месте, которое было устроено из дерева и было на две пяди выше других мест. Затем господин-Джеймс, сахиб, поклонившись собравшимся, произнес речь в честь покойного. И, называя имена знавших покойного, [129] упомянул, и автора, так как автор хорошо знал покойного, служил, под его началом и выполнил несколько его поручений. И, указав на автора, сказал: «Присутствующий здесь хан-бахадур — мой давний друг. От того времени, когда правил покойный, и по сей день он главный секретарь. Вот уже 45 лет, как он служит преданно и наилучшим образом». Затем выступили другие господа. Фотография-портрет была укреплена на стене, после чего прием закончился. Организацией этого приема, рассылкой карточек, а также выбором почтенных людей, которых пригласили, занимался и автор. Об этом имеется сообщение, изданное в Синде на английском языке в апреле 1899 г.

В месяце зул-хиджа 1316 г., а именно 13 апреля 1899 г. христианской эры, в пять часов вечера в здании комиссариата были собраны высокопоставленные чиновники, которые ранее служили под его (господина Джеймса) началом. Среди них был и скромный автор. Сказав всем «до свидания», (господин Джеймс) сел в карету и отправился в порт Киямари. Хотя oft, попрощавшись за руку, автору одним из первых сказал «до свидания», но автор из-за большого уважения к нему поехал в своей коляске следом за его каретой вместе с некоторыми другими почтенными, людьми из Европы и Синда, чтобы еще раз с ним попрощаться. Поскольку большая часть жителей Синда была довольна его человечностью, то по пути следования забрасывали его цветами. А автор от больших чувств сказал ему так:

Желаем счастливого путешествия! Здоровым уехать и здоровым вернуться!

Поистине не было такого правителя, столь доброго и человеколюбивого в отношении подданных, ни у одного народа. И он вместо сэра Чарльза Оливента был назначен членом Совета Бомбея. И по воле Всевышнего владыки будет он удостоен желаемой им должности. Да будет так!

Исполняющий обязанности комиссара Р. Джайлс.

Во-первых. В месяце зул-хиджа 1316 г. хиджры, что соответствует маю месяцу 1899 г. христианской эры, пришла весть о смерти благодатного хазрата, пира, маулана, муршида Пира Гулама Мухиддина Джелани, сахиба, да будет мир над ним, который был сардаром пиров Джелани в Синде. Случилось это в Ранипуре, в княжестве Хайрпур. Преемником его стал Пир Мухаммад Салех-шах, его старший сын.

Во-вторых. В конце того же, 1316 г. хиджры, что соответствует 8 января 1899 г. христианской эры, поступил ответ правительства Бомбея на представление, о котором рассказывалось выше, а именно о пенсии, (направленное) во время правления господина Джеймса, сахиб-и бахадура. В ответе было сказано, что в соответствии с действующим законом, когда высокопоставленный правительственный чиновник оставляет службу, то в обязательном порядке учитываются его права и заслуги. [130]

В-третьих. В месяце мухарраме 8-го числа 1316 г. хиджры, что соответствует 21 июня 1899 г. христианской эры, господином Р. Джайлсом, сахибом, исполняющим обязанности комиссара Синда, была представлена еще одна рекомендация о пенсии (автору), составленная самым наилучшим образом. Рекомендация эта была даже во многом лучше первой, и в ней были изложены самые веские причины для назначения автору пенсии и обоснован ее размер. Рассказывалось о службе автора в Синде и за его пределами. Отмечалось, что хан-бахадур Худадад-хан мог выйти на пенсию уже пятнадцать лет назад и правительству пришлось бы истратить много денег за эти годы, выплачивая ему пенсию. Хотя автор и не получил копии этой рекомендации, но он убежден, зная господина Р. Джайлса, его знания и способности, что тот все необходимое изложил самым убедительным образом, учитывая, что автор много лет служил правительству. Пусть же по велению Всевышнего эта особая рекомендация будет успешной! В-четвертых. В конце месяца джумада ал-ахир 1316 г. хиджры, что соответствует октябрю 1899 г. христианской эры, был получен ответ могущественного правительства Индии на представление правительства Бомбея. Благодаря этому представлению автору был пожалован джагир на два поколения, т. е. джагир третьего ранга, о котором рассказывалось выше. Приказ могущественного, правительства соответствовал ходатайству исполнявшего обязанности комиссара, сахиба. Кроме того» в нем милостиво было отмечено, что хан-бахадур Худадад-хан награждается за хорошую и разнообразную службу правительству в Синде и за его пределами, а также за давнюю и преданную 45-летнюю службу. Отмечалось также, что впредь ни одного высокопоставленного чиновника не следует представлять к награждению джагиром. Перевод части правительственного приказа, который находится у автора, дан ниже.

Тогда же автором было получено поздравительное письмо в связи с награждением джагиром от комиссара Синда, которое было подписано его заместителем, господином В...н, сахибом. Письмо это такое:

«Мой дорогой хан-бахадур,

Вероятно, Вы уже получили известие о том, что правительство пожаловало Вам джагир в триста акров земли. Господин Р. Джайлс, сахиб, исполняющий обязанности комиссара-Синда, шлет Вам свои поздравления по этому поводу, а я к нему присоединяюсь.

Желаем Вам, наш друг, здоровья.

Ваш искренний друг, Дж. Б. В...н, помощник комиссара Синда.
10 октября 1899 г.».

Тогда же авторам были получены поздравительные письма от друзей — европейцев и жителей Синда. Было их так много, что имена привести нет возможности. [131]

Параграфы 1 и 3 письма № 22 от 6 октября 1899 г., отправленного правительством Бомбея секретарю правительства Индии. Перевод с английского:

«Параграф 1. Мне приказано обратить милостивое внимание правительства Индии на письмо господина комиссара Синда за № 928 от 12 октября 1898 г., в котором излагается ходатайство относительно хан-бахадура, главного секретаря его канцелярии. Он собирается подать в отставку. Учитывая его хорошую службу, которая длится более 45 лет, предполагается наградить его джагиром в 300 акров земли в талуке Сакхар округа Шикарпур. Земля эта уже фактически ему принадлежит.

Параграф 3. Я обратил внимание на сказанное господином комиссаром о хан-бахадуре, Фаиз Мухаммаде, сыне Дахни Дана, бывшего помощника коллектора округа Тхарпаркар, которому на основании действующих законов правительством Индии был пожалован джагир в размере 1000 акров неблагоустроенных земель. Джагир пожалован в том же округе, из земель департамента налогов и департамента сельского хозяйства, приказами за номерами 132 и 1118 от 7 июня 1896 г. В своем ходатайстве господин комиссар просит, чтобы джагир был предоставлен на условиях, даруемых джагирдарам третьего ранга. Иными славами, чтобы джагир был освобожден от выплаты налога (харадж) тем, кому он пожалован. И чтобы его наследник в первом поколении платил четвертую часть налога. Чтобы каждый имел то, чего он удостоен. Помимо этого та земля должна быть освобождена от выплаты налога,на воду (хак-аб)».

Перевод первого параграфа письма за номерами 881 и 892 от 25 апреля 1899 г., направленного секретарем правительства Индии, департамент налогов и департамент сельского хозяйства, секретарю правительства Бомбея, политический департамент:

«Я уполномочен сообщить о получении письма за № 32 от 6 января 1899 г., в котором говорится, что хан-бахадур Худадад-хан, главный секретарь канцелярии комиссара Синда, собирается оставить службу и выйти на пенсию. В этой связи он награждается джагиром в триста акров земли, которая сейчас принадлежит ему в талуке Сакхар округа Шикарпур. Эта награда дается ему за безупречную хорошую службу, которую он нес в течение 45 лет. Земля эта освобождается от налога (харадж) на время его жизни. Наследники в первом поколении будут выплачивать четвертую часть налога».

Направлено хан-бахадуру Худадад-хану в Сакхар для сведения при письме № 208 от 7 марта 1900 г, Политический департамент канцелярии господина комиссара Синда.

Возвращение господина Джеймса, сахиб-и бахадура, из Совета Бомбея.

В последний день месяца джумада ал-ахир 1317 г. хиджры, что соответствует октябрю 1899 г. христианской эры, прибыл [132] из Бомбея в Карачи. Многие знатные люди — из числа европейцев, правительственных чиновников и жителей Синда — встречали его. Среди встречавших был и автор. После чего господин Джеймс занял место комиссара и взял под свою ответственность дела управления, которые исполнял в соответствии со своим опытом, как они были ранее заведены.

Во-первых. В тот же год лорд Керзон, сахиб-и бахадур, стал правителем Хиндустана 80 и тем украсил трон, поскольку был известен как человек выдающегося ума.

Во-вторых. В начале месяца раджаб 1317 г. хиджры, что соответствует ноябрю 1899 г. христианской эры, лорд Сандхерст, сахиб-и бахадур, губернатор Бомбея, прибыл в Карачи. В связи с этим господин Джеймс, сахиб-и бахадур, устроил прием на веранде здания комиссариата, куда пригласил господ и дам из Европы, а также господ, жителей Карачи, — евразийцев, парсов, мусульман и индусов. Их угощали фруктами и соками. Они удостоились также встречи с лордом сахиб-и бахадуром. Кроме того, был устроен пышный прием во Фрер-холле, где демонстрировалась прекрасная картина сэра Чарльза Притчарда, сахиба, комиссара Синда. Тогда же за заслуги в борьбе с эпидемией чумы глава муниципалитета (Карачи) рао-бахадур Тхал Рам был награжден титулом (кавалера ордена Индийской империи) и печатью с буквами Си-Ай-И. Другим вручили благодарственные письма. Обрадовали (благодарностью) также жителей города Татта, которые очень мяого сделали для борьбы с чумой.

На всех этих приемах присутствовал и автор, которого на них пригласили. И господин губернатор, сахиб, который, как много раз упоминалось выше, хорошо знал автора, уделив ему время, долго с ним беседовал.

В-третьих. В середине месяца раджаб 1317 г. хиджры, что соответствует концу ноября 1899 г. христианской эры, лорд Сандхерст, сахиб-и бахадур, вместе с господином комиссаром, сахибом, и несколькими приближенными прибыли в Хайдерабад, где созвали дурбар. Встретились и беседовали с мир-сахибами Хайдерабада, а также с другими видными и известными жителями города и (некоторыми) чиновниками. После этого отправились к каналу Джамрао, где был устроен прием, после которого канал был открыт. Затем отправились в Хайрпур, где остановились в крепости Деджи. Здесь состоялась встреча с сэром Мир Фаиз Мухаммад-ханом, сахибом, правителем княжества Хайрпур. Потом охотились на различных животных. Отсюда на поезде отправились в Сакхар, осчастливив жителей станции Сакхар своим прибытием. Здесь же осчастливили встречей и беседой почтенных господ из Европы, мир-сахибов и высокопоставленных чиновников-мусульман из Хайрпура, а также (местных) джагирдаров. В числе высокопоставленных чиновников был и автор, которому милостиво пожали руку, чем он был очень обрадован. После этого в полдень отбыли вместе [133]

с господином комиссаром, сахибом, и приближенными через Карачи в Бомбей. О том, что эта встреча и беседа с автором состоялась, интересующиеся могут узнать из нижеследующего письма гоаподина коллектора, сахиба, округа Шикарпур:

«№ 2788. 13 ноября 1899 г.

Уважаемому и почтенному хан-бахадуру Худадад-хапу, жителю Сакхара, желаю здравствовать.

Господин губернатор Бомбея, сахиб-и бахадур, в 9 часов утра прибудут на станцию Сакхар. Высокопоставленным чиновникам правительства и другим почтенным (лицам) необходимо быть на станции до того, как туда прибудет господин губернатор. Вы также, получив этот билет (тикет), удостоитесь встречи с губернаторам Бомбея, сахибом.

Господин М...с, сахиб-и бахадур, коллектор округа Шикарпур».

В-четвертых. В конце месяца шабан 1317 г. хиджры, что соответствует 1899 г. христианской эры, пришло сообщение, что господин Пир Шах Мардан-шах, сахиб, саджада-нашин, проживавший в (селении) Диа-Пир-Сахиб в талуке Лохри, выиграл судебное дело. Это судебное дело, не имея на то каких-либо справедливых причин или оснований, возбудил против него в суде округа его. старший брат Пир Али Музаффар-шах. И справедливый суд, видя его неправоту, отверг его иск. Этот, приговор очень обрадовал многочисленных. друзей, доброжелателей и муридов (ответчика). А пир-сахиб по случаю благополучного исхода дела прислал автору такое письмо:

«Милостивый хан-сахиб, высокочтимая надежда молящихся, милостивый и высокопоставленный Худадад-хан. Радостное известие о выигранном в суде деле доказало (силу) набожной молитвы и укрепило веру в благородные деяния, которые завершаются успехом. Я хотел бы сообщить, что вторичное слушание дела о “молитвенном коврике.и тюрбане" (“саджада ва дастар") завершилось в суде округа 23 сентября 1899 г. Я ждал этого решения и получил об этом телеграмму в тот же день между тремя и четырьмя часами пополудни от муридов и нашего представителя в суде. В телеграмме кратко сказано, что иск отвергнут, а также высказаны поздравления Пир Шах Мардан-шаху, в пользу которого завершился судебный процесс. Получив это известие, я возблагодарил милостивого Господа. В телеграмме упоминается также имя милостивого помощника коллектора Рохри, сахиб-и бахадура Д...н. Это известие нас весьма обрадовало, и мы оповещаем о нем всех доброжелателей и друзей нашего семейства. 21 шабан 1317 г. хиджры.

Саид Пир Шах Мардан-шах, обладатель тюрбана (сахиб-и дастар) пир-сахиба, саджада-нишин святого порога» 81.

В-пятых. В конце месяца шабан 1317 г. хиджры, что соответствует сентябрю 1899 г. христианской эры, начался голод в Марваре и Регистане из-за неурожая, причиной которого [134] было отсутствие дождей в течение одного или двух лет. И люди из тех мест в крайне тяжелом положении приходили в Синд и бродили истощенные и удрученные. Тогда высокопоставленный господин (комиссар), сахиб, приказал властям в округах собрать с местных жителей деньги по их возможностям, а об исполнении доложить. И это приказание было исполнено. Так, например, в городе Сакхаре по приказу господина М...с, сахиба, коллектора округа Шикарпур, было созвано собрание почтенных людей. И на том собрании господин М...с председательствовал и говорил о сборе денег для помощи бедным. И деньги были собраны. Свой взнос сделал и автор. И автор был также назначен ответственным за сбор денег в Старом Сакхаре. А после того как деньги были собраны, их передали в правительственную казну. По всему Синду было собрано около 50 тысяч рупий. Затем с согласия господина Джеймса, сахиба, для распределения и раздачи денег голодающим и другим людям из Марвара и Регистана были назначены в Умар-коте един помощник коллектора и один доверенный чиновник. Кроме того, было начато строительство нескольких зданий, а также каналов, портов и дорог за счет денег, отпущенных правительством и муниципалитетом. Благодаря этому бедняки из той страны смогли получить работу и насытиться. Да, так поступают милосердные владыки.

В-шестых. В январе 1900 г. в Синд пришло известие о победе в войне с бурами 82.

В-седьмых. В то,м же месяце Пир Шах Мардан-шах, сахиб, саджада-нишин, за оказание помощи и содействие в поимке хуров, которых называли «луран», был удостоен титула Шамс ал-улама.

Хан-бахадур сардар Мухаммад Якуб-хан, помощник коллектора округа Тхарпаркар, был удостоен титула Си-Ай-И (кавалера ордена Индийской империи) за заслуги в борьбе с эпидемией чумы. Поистине, кто служил, тот и радовался. И это все по милости господияа Джеймса.

В-восьмых. В месяц шаввал 1317 г. хиджры, что соответствует концу февраля 1900 г. христианской эры, начался суд над мухдумом 83 Мухаммадом Заманом, сахибом, занимавшим высокий пост (хранителя) святого порога в Хала 84, в округе Хайдерабад, по обвинению его в убийстве. И это обвинение было доказано, и он был приговорен к смертной казни через повешение. Жаль, очень жаль, что такой (почтенный) дом был так наказан Всевышним. Но таково воздаяние за плохие дела.

В-девятых. В том же месяце лорд Норткот, сахиб-и бахадур, занял высокую должность губернатора Бомбея. А лорд Сандхерст, сахиб-и бахадур, бывший губернатором Бомбея в течение пяти лет, отправился в Англию. Поэтому господин Джеймс, сахиб-и бахадур, чтобы встретить первого и попрощаться со вторым, отправился в Бомбей.

В-десятых, 27-го числа месяца шаввал 1317 г. хиджры, что [135] соответствует 28 февраля 1900 г. христианской эры, господин X. А. М. Джеймс, сахиб-и бахадур, комиссар Синда, вместе со своим помощником, господином В...Н, сахибом-и бахадуром, и другими высокопоставленными чиновниками из Англии и Синда, сев на пароход, отправились в Сакхар. На следующий день, бросив якорь в порту Сакхара, затем совершили поездку по Сакхару и Лохри. А-9-го числа месяца зулкада 1317 г. хиджры, что соответствует 10 марта 1900 г. христианской эры, по приглашению автора пожаловали в его скромный дом, находящийся в Старом Сакхаре, вместе с господином В...Н, сахибом, помощником комиссара. И этим визитом осчастливили и обрадовали автора, его близких, друзей и доброжелателей. Автор по своим возможностям украсил свой дом, полы и потолки, расстелил на креслах дорогие ткани. Гости были этому рады, ели предложенную им пищу, фрукты, пили чай. Затем в течение часа, оказав автору честь, осмотрели его дом, картины и библиотеку. А затем вернулись к себе. Перед отъездом они побеседовали с моим двоюродным братом, Насир Али-ха-ном, заминдаром, и дали ему полезные советы по поводу нового канала. Также побеседовали с моим младшим сыном, Абдул Маджидом. Говорили с ним на английском языке и настаивали, чтобы он продолжал учебу. Пусть же Всевышний всегда таких правителей сохраняет на троне величия! И попрощались за руку с автором, пожелав ему жить больше ста лет.

В-одиннадцатых. 11-то числа месяца зул-када 1317 г. хиджры, что соответствует 12 марта 1900 г. христианской эры, в Сакхаре на первом этаже резиденции коллектора Шикарпура, сахиба, был устроен пышный прием. На этот прием были приглашены почтенные пир-сахибы, джагирдары и землевладельцы и другие господа — всего около тысячи человек. И каждый из них в соответствии со своим положением сел на отведенное ему кресло. Автор «Лубб-и тарих-и Сивд» сидел в первом ряду, в кресле номер три. Когда все собрались, тогда господин М...с, сахиб, коллектор Шикарпура, вместе с несколькими господами из числа европейцев, военных и гражданских, заняли свои места. И господин комиссар, сахиб-и бахадур, и его помощник своим присутствием также осчастливили этот пышный прием. А сидели они в креслах, которые были обтянуты дорогой шагренью. Был произведен приветственный салют из пушек, после которого все приглашенные (на прием) встали и выполнили полагавшиеся приветствия и знаки уважения. Затем встал господин X. В. М...с, поклонился и, обратившись к собравшимся на этом пышном приеме, произнес речь, в которой восхвалял выдающиеся способности правителя, господина (комиссара), сахиб-и бахадура, который в течение тридцати лет осчастливливал собой Синд. И тем принес пользу тысячам жителей Синда.

Краткое изложение речи коллектора было опубликовано во многих газетах на языках английском и синдхи: [136]

«Присутствующие на приеме! Я уверен, что вы запомните этот прекрасный день. Он отмечен радостью и печалью. Радостью потому, что этот прием дает господин Джеймс, сахиб-и бахадур, который приветствует собравшихся здесь почтенных людей со всего округа. Господин сахиб-и бахадур сделал очень много доброго для жителей Синда, и это их радует. Причина же нашей печали заключается в том, что сегодня мы в последний раз встречаемся с господином комиссаром, сахиб-и бахадуром. И он в последний раз дает нам прием. Он оставляет Синд и уезжает в Англию. За долгие тридцать лет, которые он правил Синдом, достопочтенный сахиб-и бахадур сделал много доброго для этой страны. Сначала сахиб-и бахадур занимал должность помощника коллектора. Поэтому он очень хорошо осведомлен в делах Синда. Он принимал тысячи добрых решений и осуществлял их на благо Синда. Давние события мне трудно вспомнить, и потому я скажу о делах, которые случились недавно, чтобы не затягивать свой рассказ. Вспомните канал Джамрао, сооружение которого потребовало больших расходов. По его приказу опытные инженеры построили канал Шахи и много других. Была построена больница и отдельная лечебница для женщин. Были также открыты Синдхская мадраса ал-ислам и Синдхский колледж, и множество школ, чтобы учить (детей), и все это на благо людям. И мы молимся за то, чтобы господин комиссар так же благополучно прибыл на родину и так же счастливо жил там, как был он доброжелателен и человеколюбив в отношении своих подданных в Синде. Аминь!»

После этого несколько слов о прекрасном правлении (господина комиссара), его милости и пользе, которую он принес, сказал хан-бахадур Мир Гул Хасан-хан Талпур. Затем с кресла поднялся (господин комиссар), поклонился, попросил разрешения сказать несколько слов и произнес речь, краткое содержание которой излагается ниже:

«Я нахожусь под большим и радостным впечатлением от того, что здесь сказал господин М...с, сахиб, коллектор, и хан-бахадур Мир Гул Хасан-хан Талпур. Весьма благодарен всем собравшимся на этот прием, всем, кто почтил меня своим присутствием. Я говорю вам: «до свидания!» И, отправляясь на свою родину, я надеюсь, что, где бы я ни находился, я смогу быть вам полезен. И я надеюсь, что мусульмане будут заниматься обучением своих детей, поскольку наше правительствовсегда желает добра мусульманам. У правительства всегда достаточно образованных европейцев и индусов, чтобы занять должности чиновников. И очень жаль, что. образованных мусульман для этой цели всегда не хватает».

Затем, вспомнив моего сына, Абдул Маджид-хана, (господин комиссар) сказал: «Очень жаль, что сьш такого достойно-то высокоответственного чиновника, как хан-бахадур Худадад-хан, не получит хорошего образования». [137]

После этого господину Пир Шах Мардан-шаху, сахибу, вручили диплом о присвоении ему почетного титула Шамс ал-улама и прекрасный халат из парчи. Оказали также о его помощи в поимке хуров, о чем упоминалось выше, чем его обрадовали.

Затем господин комиссар пригласил автора и подал ему руку. Сказал любезные слова и вручил документ о пожаловании джагира, что было сделано могущественным правительством по его, господина Джеймса, ходатайству. Документ этот был завернут в парчу, парчовым был и прекрасный халат, подаренный автору.

Ниже дается перевод правительственного распоряжения с языка синдхи (на язык фарси), которое было опубликовано во многих газетах, выходящих на английском и на синдхи.

«Господин Худадад-хан начал служить правительству в 1853 г. В 1855 г. он был назначен подчиненным сэра (тогда майора) Фредерика Голдсмида, помощника комиссара по делам джагиров в политическом департаменте и департаменте по делам джагиров. Во время восстания в Индии он вместе с названным выше сахиб-и бахадуром выполнил особо секретную миссию, проехав через пустыню и Регистан ,в Джайсалмер и Покаран в Марваре. В 1861 г. он вновь был включен в состав миссии, направленной на этот раз под руководством сэра Генри Грина, сахиб-и бахадура, политического агента в Белуджистане, для сбора секретных данных в Гвадар и Ормара в Макране. В 1862 г. хан-бахадур оказал большое. содействие в делах, связанных с проведением телеграфной линии через Лас-Белу, владения хана Калата и Иран. На следующий род он был назначен к господину С.-Менсфилду, сахибу, вместе с которым в связи с прокладкой телеграфной линии, которая должна была связать Индию с Европой, проехал по Персидскому заливу и реке Тигр до города Багдада. Сэр Вильям Меревезер, сахиб-и бахадур, полностью доверяя хан-бахадуру, возложил на. него исполнение нескольких сложных секретных миссий. В связи с тем что он пользовался полным доверием и был хорошо осведомлен в делах департаментов—политического и по делам джагиров, в 1882 г. ему было поручено укомплектовать канцелярию департамента по делам джагиров. Хорошая память, знание традиций и истории, уравновешенность при принятии решений делают хан-бахадура ценным и редким высокопоставленным чиновником. В мае месяце он, после того как в течение 45 лет преданно и достойно нес службу, вышел в отставку и получил пенсию. Живет в собственном доме в Сакхаре, спокойно и в довольстве».

Документ о пожаловании джагира.

«Политический департамент, №... 1900 г., что соответствует 1317г. хиджры.

Печать: Высокопоставленный госпадин, сахиб-и бахадур, (комиссар) Синда.

Пусть высокопоставленный (али-джах), почтенный и могущественный [138] хан-бахадур Худадад-хан всегда будет здоров!

Правительством Индии принято решение пожаловать Вам джагир в 300 акров земли в талуке Сакхар округа Шикарпур, каковое (решение) изложено в документе за № 1777—489 от сентября 1899 г. по ходатайству правительства Бомбея за № 6309 от 3 августа 1899 г. Вы удостоены этой награды за долгую и верную службу в канцелярии комиссара (Синда) в связи с Вашей отставкой и уходом на пенсию.

Эта награда жалуется Вам как джагир третьего ранга (степени). При Вашей жизни он освобожден от всех налогов. Ваш наследник в первом поколении выплачивает (одну) четвертую часть налогов, (следуемых правительству). И кроме этого никаких других правительственных налогов (им) не выплачивается. За эту землю с-Вас взимается хак-аб (налог на воду), а также 305 рупий для покрытия расходов на подготовку документов и их пересылку из департамента по делам джагиров. Выплата паттадари 85 за эту землю также возлагается на Вас.

Право владения (этим джагиром) пожаловано Вам и Вашим потомкам за Вашу преданную и добросовестную службу.

Детальное описание границ этой земли (пожалованной в джагир) находится в канцелярии комиссара Синда, сахиб-и бахадура.

12 марта 1900 г., что соответствует 11-му-числу месяца зул-када 1317 г. хиджры.

Господин X. А. М. Джеймс, сахиб-и бахадур, комиссар Синда».

Был также прислан документ (такого же содержания) на английском языке, написанный золотыми буквами на отдельном листе бумаги.

Затем некоторым почтенным заминдарам были подарены сабли, пистолеты, бинокли и лунги. После чего, сказав всем «до свидания», комиссар удалился в свои покои. Был дан салют из пушек — тринадцать залпов. Затем комиссар, сев в порту Сакхара на пароход, 15 зул-када 1317 г. хиджры, что соответствует 16 марта 1900 г. христианской эры, отправился в свою резиденцию в Карачи. Когда поднимали якорь, автор, чтобы попрощаться, явился в порт, и (комиссар), пожав ему руку, трижды сказал «до свидания». Пусть же Всевышний по своей великой мудрости сохранит таких человеколюбивых правителей невредимыми под своей защитой!

9-го числа месяца зул-хиджа 1317 г. хиджры, что соответствует 9 апреля 1900 г. христианской эры, лорд Керзон, сахиб-и бахадур, вице-король и генерал-губернатор Индии, неофициально, в особам поезде, в семь часов вечера проехал через мост Лансдауна у Баккара и проследовал в Кветту. Автору случилось быть на том мосту с друзьями, встречать (лорда Керзона). В Кветте был устроен прием, на котором присутствовали правитель Калата, хая-сахиб, правитель Лас-Белы, джам-са-хиб, и многие сардары Афганистана и Белуджистана. Из сообщения [139] о том приеме ясно видны ум, проницательность и дальновидность правителя, что и понятно, — на столь высокой Должности должен находиться соответствующий ее значимости деятель.

В-двенадцатых. В месяце зул-хиджа 1317 г. хиджры, а именно 30 апреля 1900 г. христианской эры, автором было получено письмо от господина М...с, сахиба, коллектора округа Шикарпур, в котором тот выражал автору благодарность за его содействие при сборе денег для оказания помощи жителям Марвара и Регистана, о которых говорилось выше. Ниже дается перевод этого письма на язык фарси:

«№ 3090. Общий отдел канцелярии коллектора округа Шикарпур. Сакхар. 25 апреля 1900 г. К отношению за № 2266 от 10 апреля 1900 г. Канцелярия коллектора.

Выражается особая благодарность хан-бахадуру Худадад-хану за весьма ценную помощь в сборе денег.

Господин М...с, сахиб, коллектор округа Шикарпур».

В-тринадцатых. В месяцы мухаррам и сафар 1318 г. хиджры, что соответствует маю и июню 1900 г. христианской эры, из Англии пришло по телеграфу известие в Синд о том, что из рук буров взяты Мафекинг и Трансвааль. Это сообщение о победе британского правительства обрадовало его доброжелателей из числа жителей Синда.

В-четырнадцатых. 25-го числа месяца мухаррам 1318 г. хиджры, что соответствует 25 мая 1900 г. христианской эры, был открыт мост через реку Инд у портов Котри и Гидо, вблизи Хайдерабада в Синде, о котором упоминалось выше. Открытие этого моста способствует развитию оживленной торговли, содействует ввозу и вывозу, а также спокойствию в стране.

В-пятнадцатых. Первого числа месяца сафар 1318 г. хиджры, что соответствует 31 мая 1900 г. христианской эры, вторично в этом году правитель Хайрпура принял решение о назначении автора «Лубб-и тарих-и Синд» одним из руководителей специальной школы (в княжестве). Пусть этот год завершится для правителя счастливо!

В-шестнадцатых. 25-го числа месяца сафар 1318 г. хиджры, что соответствует 24 июня 1900 г. христианской эры, пришло радостное известие, что махдум Мухаммад Заман освобожден от обвинения в убийстве и приговора к повешению. Решение об этом было вынесено Главным судом Синда. Этому решению обрадовались близкие и друзья (махдума) и многие талукдары. Пусть же Великий творец покровительствует этой семье. Аминь!

В-семнадцатых. Когда (автор) после многих трудов, продолжавшихся три года, закончил составление этой (книги) «Лубб-и тарих-и Синд», и она приобрела законченный вид, то были устроены праздничные обеды в месяцах мухаррам 1318г. хиджры, и сафар 1318 г. хиджры, что соответствует маю и июню 1900 г. христианской эры. И на эти (обеды) приглашались [140] друзья из разных краев (Синда) и собирались в доме автора в Старом Сакхаре. Такие, как рао-бахадур Диван Мал, рао-бахадур Хашамат Рай из Карачи, рао-бахадур Нараиндас из Карачи и назначенный на должность инспектора полиции в Сакхаре дорогой Саидпанах Али Шах Маасуми. Всего же (к автору) прибыло около пятисот почтенных людей разных рангов. И о них упоминает автор в конце этой книги, чтобы о них помнили. И пусть Владыка вселенной благословит это желание автора.

Автор хотел бы, чтобы уважаемые читатели «Лубб-и тарих-и Синд» уяснили себе, что среди почтенных британских правителей, деяния которых описаны на страницах этой истории, были такие, которые правили как подлинные комиссары, сахибы. Но были и несколько исполнявших обязанности комиссаров. Были такие, которые исполняли обязанности шесть месяцев или даже больше. А были и такие, которые правили даже меньше шести месяцев. Их имена с указанием должности, которую они занимали до того, как стали исполнять обязанности комиссара, и сроков правления приводятся ниже:

Господин Белласис, помощник комиссара Синда, три месяца в 1268 г. хиджры (1862 г.). Во время отсутствия сэра Бартла Фрера.

Господин Эллис, прислан комиссаром Декана, сорок дней в 1274 г. хиджры (1857 г.). Во время пребывания господина Джейкоба, сахиба, в Бушире, в Иране.

Майор Генри Грин, политический агент в Белуджистане, три месяца в 1281 г. хиджры (1864 г.). Во время отсутствия господина Инверерити.

Сэр Ч...л, политический агент в Катхиаваре, три месяца в 1297 г. хиджры (1880 г.). Во время отсутствия господина Эрскина.

Полковник Л...т, коллектор Карачи, три месяца в 1300 г. хиджры (1883 г.). Во время отсутствия господина Эрскина.

Полковник Б...н, коллектор Карачи, три месяца в 1302 г. хиджры (1885 г.). Во время отсутствия господина Эрскина.

Полковник Т...р, коллектор округа Хайдерабад, в Синде, четыре месяца в 1307 г. хиджры (1890 г.). Во время отсутствия господина Тревера.

Полковник Кроуфорд, коллектор Карачи, пять месяцев в 1308—1309 гг. хиджры (1891 г.), также в 1311—1313 гг. хиджры (1894—1895). Во время отсутствия сэра Чарльза Оливента и господина X. А. М. Джеймса.

Господин В...н, коллектор округа Хайдерабад в Синде, пятьдесят дней в 1313 г. хиджры (1895 г.) ив 1315 г. хиджры (1897 г.). Во время отсутствия господина X. А. М. Джеймса.

Итак, по воле Всевышнего закончена книга «Лубб-и тарих-и Синд», написанная его грешным рабом хан-бахадуром Худадад-ханом Афган Тарином, уроженцем Пашанга в Старом Сакхаре, в округе Шикарпур, в Синде, бывшим главным секретарем [141] высокой Канцелярии комиссара Синда, сахиб-и бахадура, а ныне (ставшего) джагирдаром Диа Ангах в талуке Сакхара округа Шикарпур в Синде и пенсионером в Синде. Написать эту книгу было трудно и сложно, но автор сделал это по просьбе и желанию достопочтенного господина X. А. М. Джеймса, сахиб-и бахадура, комиссара Синда.

У каждого, кто будет читать эту книгу,
Я, грешник, прошу благословения.
Написал — и сохранится написанное.
А у того, кто писал, нет надежды даже на завтрашний день.
Всевышний владыка, прости Худадад-хану его грехи.

Завершена эта книга в святой день пятницы, 7-го числа месяца раби ал-аввал 1318 г. хиджры, что соответствует 5 июля 1900 г. христианской эры.

Некоторые из старых друзей автора передали ему свои стихи, которые они написали по случаю завершения им «Лубб-й тарих-и Синд».

Эти стихи по просьбе друзей включены (в книгу) 86:

Изящные, красноречивые и благородные стихи господина (джанаб) Пир Рафиуддина Сирхинди Накшбанди, жителя Шикарпура в Синде, титулуемого рафи (возвеличенный).

Сладкозвучные, приятные и лечащие (душу) стихи господина Сайда Гулама Муртаза-шаха, сахиба Ризви Татави, хазрата, величаемого муртазаи 87.

Стихи Мухаммада Акила, сахиба, жителя талуки Ларкана, округа Шикарпур, величаемого акил (мудрый).[142]

ПОСЛЕСЛОВИЕ ПЕРЕПИСЧИКА

Пусть сердечным друзьям этой книги, «Лубб-и тарих-и Синд», будет известно, что меня, грешного Убейдулла Факира, сына покойного Хаджи Махмуда из клана Гад, да простит Аллах его грехи, жителя селения Кихар в талуке и округе Ларкана, пригласили однажды к высокопоставленному господину, сахибу, Халифа Миан Мухаммад Ахсан-хану, да продлит Аллах его годы, и я удостоился встречи с ним. Обсуждали различные научные вопросы. У упомянутого выше (господина) было желание прочитать книги по медицине, истории и суфизму. И мне, скромному, которого воспитывали в знатных семьях, приказали (переписать) книгу «Лубб-и тарих-и. Синд», которая была написана господином хан-бахадуром Худадад-ханом, джагирдаром, сыном Риза Мухаммад-хана Афган Тарина, жителя города Старый Сакхар из округа Сакхар. Книга та написана на прекрасном языке фарси и посвящена свершениям правителей Синда. Автор ее, написавший книгу, видел многие города и края. Книга эта мне понравилась. Мне было приказано переписать ее. Это был приказ высокочтимого человека, и я его исполнил и занялся этой книгой. И сегодня, 7 раби ал-ахир 1323 г. хиджры, что соответствует 11 июня 1905 г. христианской эры, в воскресенье, закончил работу над книгой. И передал (рукопись) в присутствии высокопоставленных людей из (своих) рук в руки человека, возлюбленного Аллахом, господину Халифа Миан Мухаммад Ахсан-хану, сахибу, из клана Кихар, жителю местности Кихар, заминдару талуки Ларкана и талуки Ротодеро округа Ларкана, который был старшим сыном усопшего Халифа Миан Мухаммад Панаха, сахиба, да помилует его Аллах и отпустит его грехи, сына вадера 88 раиса 89 Мухаммад Ахсана, сына Гул Мухаммада, сына Шер, сына Шах-бега, да помилует его Аллах!

После того как ему была передана книга, упомянутый выше господин ее прочитал, она ему весьма понравилась, и он своим милостивым словом обрадовал переписчика. И пусть великий, всемогущий и всевышний Аллах вечно хранит высокопоставленного и достохвалимого владельца этой книги, даст здоровье и счастье ему и всем его высокочтимым потомкам. Да будет так. Аминь! [143]

Об исправлении (корректуре текста) книги.

24-го числа месяца раджаб 1324 г. хиджры Пророка, да будет над ним мир! что соответствует 17 сентября 1906 г. эры Христа, да будет над ним мир! в понедельник, был преподие-сен исправленный (откорректированный) текст книги «Лубб-и тарих-и Синд» благочестивому, щедрому и высокопоставленному господину, халифа-сахибу. Халифа Миан Мухаммад Ахсан-хану из клана Кихар, заминдару талуки Ларкана и Ротодеро округа Ларкана. И владелец книги просмотрел ее еще раз. А текст этой книги был проверен и поправлен переписчиками книги Убейдуллой Факиром из клана Гад и Ахундом Миан Гулам ан-Наби из клана Калхора, жителями селения Кихар. И там, где автор книги ошибся в первоначальном написании какой-нибудь буквы или параграфа, все это было внимательно и старательно исправлено переписчиками.

Хвала Великому Богу, источнику щедрости!
Завершено исправление этой книги.
Нет недостатков только у Бога Всевышнего.
А мы написали так, как увидели.
Гулам ан-Наби из клана Калхора.
Благочестивый Убейдулла Факир из клана Гад.

Комментарии

68 В тексте указаны 1294—1295 гг. (возможно, ошибка переписчика).

69 Как отмечал Г. М. Саед, известный современный политический и общественный деятель Синда, основными принципами хуров были: соблюдение тайны, самоотречение (обязанность в случае необходимости жертвовать собственностью и жизнью), беспрекословное подчинение лидеру хуров Пиру Пагаро, борьба за дело хуров. Над некоторыми хурами, дававшими клятву пожертвовать жизнью ради дела хуров, при жизни читались молитвы, как по умершим (Sayed. G. М. Struggle for New Sind. Karachi, 1949, с. 82—83). Проф. Н. А. Балоч, издавший текст «Лубб-и тарих-и Синд», отмечал, что «власть английских колонизаторов хуры считали оскорблением и непрерывно с нею боролись... Стремление к джихаду (священной войне) и свободе всегда жило в сердцах пиров Пагаро и их муридов и последователей. Поэтому они не желали примирения с англичанами» (примеч. на с. 255 и 258). Главой хуров в конце XIX в. был Пир Пагаро Сайд Шах Мардан Шах (наследовал своему отцу Пир Пагаро Хизбулла Шаху в 1890 г. умер в 1920 г.).

70 Эмир Абдур Рахман-хан правил в Афганистане в 1880—1901 гг. (см.: История Афганистана, с. 166—196).

71 О путешествии (апрель — октябрь 1895 г.) сардара Насрулла-хана, во время которого он посетил Британскую Индию, Египет, Англию, Францию и Италию, подробнее см.: Харатишвили Г. С. Первая афганская миссия в Европу по материалам «Сирадж ат-таварих». Ближний и Средний Восток. Экономика и история. М., 1983, с. 134—141; Ромодин В. А. Очерки по истории н истории культуры Афганистана. СерединаXIX—первая треть XX в. М., 1983, с. 149—159.

72 Как отмечает в подстрочном примечании (с. 262—263) проф. Н. А. Балоч, семейным или родовым (ханвадаги) именем Бачо было Хасхейли. Сапожником (кафшдуз) называли его соратника и одного из руководителей восстания — Гула.

73 Подробнее о земельном законе, принятом английской колониальной администрацией в 1896 г., см.: Кузьмин С. А. Аграрные отношения в Синде, с. 78—79.

74 Далее в тексте следует молитва на арабском языке, перевода которой мы не даем.

75 Хадис (араб. «известие, рассказ») — предание или рассказ о поступках или изречениях пророка Мухаммада. Подробнее см.: Петрушевский И. П. Ислам в Иране в VII—XV веках, с. 124—131.

76 Эпидемия чумы началась в 1894 г. в Южном Китае. В 1896 г. на морских судах была перенесена из Кантона и Гонконга в Бомбей. В декабре 1896 г. из Бомбея занесена в Карачи, откуда распространилась в Хайдерабад, Сакхар (Саккар), Лохри (Рохри) и другие районы Синда. Заболели чумой преимущественно лица, принадлежавшие к социальным низам общества. Смертность среди заболевших достигала 97%. Результатом эпидемии чумы стало значительное, на 30—50%, сокращение рабочей силы в большинстве экономических центров Синда, на что предприниматели ответили удлинением рабочего дня до 15—20 часов, а рабочие — первыми в истории Синда забастовками. Значительную помощь в борьбе с эпидемией чумы оказала населению Синда русская, медицинская миссия, которую возглавлял доктор С. А. Марк. Русским врачам, работавшим и в городах, и в сельской местности, активно помогали добровольцы из местных жителей. В Синд из России были отправлены сотни тысяч доз противочумной вакцины, открытой доктором В. А. Хавкиным (1860—1930) и изготовленной в Обуховской больнице. Московском бактериологическом институте и других медицинских центрах России (из доклада Ю. В. Ганковского, прочитанного в 1975 г. на международном семинаре в Карачи, посвященном проблемам истории Синда. См.: Sind Through the Centuries. Karachi, 1981, с. 180; Dawn. Karachi, 15.05.1982).

77 Киямари — гавань на берегу Аравийского моря около Карачи.

78 Так в тексте хроники.

79 Наушахрофироз — город в западной части округа Навабшах провинции Саккар в Верхнем Синде.

80 Лорд Керзон занимал пост генерал-губернатора и вице-короля Британской Индии в 1899—1904 гг.

81 Обращает на себя внимание примечательный факт (наглядно иллюстрирующий отношения между имущей землевладельческой верхушкой синдхского общества и английской колониальной администрацией), что даже пиры — главы мусульманских сект и религиозных орденов в Синде, имевшем репутацию «страны суфиев», — при спорах, относящихся к их правам на наследование руководящих постов в этих сектах и орденах, обращались за решением не в шариатский суд (или суд казиев), а в суд, учрежденный английской колониальной властью.

82 Английские колониальные власти поторопились объявить в Синде о своей победе над бурами (Трансваалем и Оранжевым Свободным государством) почти сразу же после того, как эта война началась в 1899 г. По-видимому, британская администрация опасалась, что правдивая информация о тяжелой и изнурительной войне, которую Англия вела в Южной Африке (и которая закончилась только в 1902 г.), произведет неблагоприятное воздействие на обстановку в Синде, где незадолго до этого произошли восстания хуров.

83 Махдум (араб.) — владыка, властелин; господин. Здесь — почетный титул главы мусульманской секты.

84 Хала — город в северной части округа Хайдерабад; 23 тыс. жителей в 1981 г.

85 Паттадари — здесь: сбор, взимаемый на местные административные расходы с владельцев земли. См. также примеч. 7 к 1-й части.

86 Присланные автору «Лубб-и тарих-и Синд» стихи, написанные его друзьями, представляют собой хронограммы дат завершения им работы над книгой (1318 г. хиджры и 1900 г. х. э.). Поэтому мы не даем перевода стихов, сохранив лишь имена и характеристики их авторов.

87 Муртазаи (араб. «муртаза» — «избранный»; эпитет имама Али) — относящийся к имаму Али, из потомства имама Али.

ПОСЛЕСЛОВИЕ ПЕРЕПИСЧИКА

88 Вадера — глава клана; землевладелец, помещик.

89 Раис (от араб. «рааса» — «возглавлять») — глава, начальник, стоящий во главе; председательствующий.


Текст воспроизведен по изданию: Худадад-хан. Сущность истории Синда. М. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.