Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХУДАДАД-ХАН

СУЩНОСТЬ ИСТОРИИ СИНДА

ЛУББ-И ТАРИХ-И СИНД

В-третьих. В 1299 г. хиджры (1881 г. христианской эры) были введены новые правила о должностях помощника коллектора и (других) чиновников, получающих дополнительное жалованье. Начальникам округов, которых называли заместителями коллекторов, присвоили звание помощников коллекторов. И в соответствии со своими степенями (классами) они стали получать полагающееся им жалованье. Был издан приказ о порядке замещения этих должностей, который действует и по сей день (в отношении) чиновников, стремящихся эти должности занять.

В-четвертых. В том же знаменательном 1881 г. христианской эры было издано несколько законов, касавшихся финансов и налогов, взимания земельного налога (харадж) и распределения земель — плодородных и неплодородных. Кроме того, были также приняты законы о землевладельцах (заминдаран) и земледельцах (кашткаран); о взыскании с них налогов; о землях, освобожденных (муафи) от налогов; о примыкающих к ним и соседних землях и о точном определении границ этих земель. Был также принят закон о высаживании тенистых деревьев вдоль больших дорог и улиц для удобства путников. Был принят закон об участках земли (хури и кучаджат), где растет много деревьев и травы.

Кроме того, были приняты законы о землях дарья-бурди, дарья-гузаштани, дарья-хурди, которые существуют и действуют по сей день. И они известны под именем «Аин-и Акбари» (т. е. «Акбаровы законы»).

В-пятых. В том же году ныне покойный сардар Шер Алидад сахиб, бывший правитель Кандагара, вместе со своими вельможами прибыл из Кандагара в Карачи. Им было предоставлено местожительство и содержание, достойное их сана. Все это было подготовлено для них наилучшим образом, и они жили в довольстве и спокойствии.

В-шестых. В 1300 г. хиджры (что соответствует 1883 г. христианской эры) был произведен приветственный салют в честь покойного сэра Али Мардан-хана, сахиба, правителя Хайрпура в Синде.

В-седьмых. В том же, 1883 г. автору-было по указанию правительства увеличено жалованье на сто рупий вдобавок к основному окладу, не считая расходов на командировки (бхатта). И автор выполнял свои обязанности вместе с двумя клерками, [88] трудившимися под его началом и знавшими английский язык. Один из них, Хашамат Рай, сейчас помощник коллектора, а второй, сын Удхарама,— переводчика.

Содержание того указания видно из последнего параграфа письма на английском языке за № 2251 от 5 июня 1883 г. христианской эры, направленного господином Г. Н. Б. Эрскином, сахиб-и бахадуром, комиссаром Синда, на имя сэра Джеймса Фергюссона, сахиб-и бахадура, губернатора Бомбея и главы Совета Бомбея. Перевод переписки дан ниже.

«Параграф 55:

Направляем на Ваше рассмотрение предложение, касающееся господина Худадад-хана, сахиба, первого секретаря канцелярии комиссара Синда, который подчинен по службе помощнику комиссара Синда. Господин Худадад-хан хорошо осведомлен в делах персидской канцелярии и департамента по делам джагиров. Он имеет большой опыт ведения дел. И его служба высоко ценится правительством. Поэтому я хотел бы рекомендовать, чтобы он остался на своей основной службе и чтобы ему выплачивалось дополнительное к основному жалованье в сто рупий. И чтобы ему были даны в подчинение два клерка, знающие английский язык. Одному из них платить в месяц жалованье в 70 рупий, а другому — в 40 рупий. Кроме того, выплачивать им необходимые суммы на командировочные расходы. В этом случае, я полагаю, они сумеют в течение одного года завершить составление описи джагиров. Когда же эта опись будет составлена, то можно будет ликвидировать ненужную переписку, связанную с ошибками, сомнениями и трудностями, возникающими при определении земель джагирдаров Синда. Со всеми сомнениями и подозрениями будет покончено».

На это предложение от правительства из Бомбея было получено распоряжение на английском языке за № 9496 от 21 сентября 1883 г. христианской эры. Для тех, кому это может быть интересно, мы даем ниже перевод последнего параграфа:

«Представленные господином комиссаром документы, связанные с награждением джагирами, вместе с относящимися к ним планами (схемами) будут нами с удовольствием представлены на рассмотрение Совета в Бомбее.

Относительно первого секретаря Худадад-хана нам известно, что он получает в месяц 100 рупий жалованья и, кроме того, еще дополнительно 30 рупий в месяц из департамента регистрации. Теперь он должен будет выполнить особое задание, и поэтому необходимо, чтобы он вместо указанных 30 рупий, которые не являются постоянным окладом, получал дополнительное жалованье в 100 рупий в месяц.

Главный секретарь правительства Бомбея».

Когда автор завершил составление описания джагиров, книга эта, названная «История джагиров», была в 1886 г. христианской эры отдана в печать. И на четвертой странице первого [89] тома доктор Джон Полен, сахиб, заместитель комиссара Синда, написал следующее:

«Хан-сахиб Худадад-хан оказал большую помощь и содействие в подготовке этой книги, за что я выражаю ему искреннюю благодарность».

Это было двенадцатым особым поручением, выполненным автором «Лубб-и тарих-и Синд».

В-восьмых. В том же, 1883 г. христанской эры произошло событие, вызвавшее нежелательные толки. Связаны они были с убийством в Карачи хан-бахадура Мухаммад Мурад-хана Афгана. По происхождению он был белуджем из Калата, но проживал в Карачи. Тело его вывезли из Карачи и похоронили в верхней части канала, в местности Хаб 58, которая была его джагиром. Был он очень достойным человеком.

В-девятых. В 1301 г. хиджры (1884 г. христианской эры) анаребл 59 Сайд Амир Али-шах по просьбе сеидов 60 племени баджараи из талуки Севистан, которых клеветнически обвиняли в убийстве, стал их представителем (в суде). А они до этого искали (оправдания) всюду, от Калькутты до Карачи. И он вместе с покойным господином хан-бахадуром Мухаммад Хасаном Али очистил сеидов от возведенной на них недостойной клеветы. И тем заслужил себе награду в лучшем из миров.

В-десятых. В 1302 г. хиджры (1885 г. христианской эры) были открыты Исламская Мадраса и колледж Диарам, которые по сей день дают (людям) пользу.

В-одиннадцатых. В 1304 г. хиджры (соответственно в начале 1887 г. христианской эры) во всех городах Синда проводились торжественные собрания, на которых устраивалась праздничная иллюминация, а также различные красочные смотры в честь пятидесятилетия царствования могущественной и великой Виктории, королевы Англии и императрицы Хиндустана. Многие эмиры, сардары и другие почтенные люди Синда удостоились в Карачи, во Фрер-холле, приема у господина комиссара, сахиб-и бахадура. И они поднесли ему поздравительные письма и дары. И этот жемчужный дворец был великолепно украшен. Автор «Лубб-и тарих-и Синд» видел сотни дворцов, где происходили приемы и подписывались соглашения, но такого прекрасного не видел никогда. Так уж случилось, что этот жемчужный дворец был лучше всех других.

В-двенадцатых. В тот же год было (послано) представление о присвоении автору титула хан-сахиб 61. И представление это было таким.

Перевод с английского седьмого и восьмого параграфов представления за № 25 от 30 января 1887 г., которое было послано правительству Бомбея.

«(Параграф седьмой). Я хотел бы также просить Ваше превосходительство, чтобы Худадад-хану, сыну Разу-хана, был присвоен личный титул хан-сахиб».

«(Параграф восьмой). Не вижу необходимости сообщать [90] что-нибудь дополнительно об этом заслуженном чиновнике, кроме того, что имеется в его послужном списке, приготовленном для меня в 1886 г. Мне не известно ничего сверх того, что о нем писали (комиссары), правившие ранее. Хочу лишь сказать, что на той ответственной должности, которую он занимает в течение многих лет, Худадад-хан много сделал для улучшения дел в комиссариате Синда, а также для совершенствования деятельности помощников коллекторов. Поэтому будет хорошо, если ему будет пожалован титул хан-сахиб, тем более что в знак уважения к нему титул этот уже многие годы добавляют к его имени.

Ваш слуга
Г. Н. Б. Эрскин, сахиб-и бахадур, комиссар Синда».

В-тринадцатых. В 1304 г. хиджры (что соответствует 1887 г. христианской эры) лорд Рей, сахиб-и бахадур, губернатор Бомбея, и покойный сэр Мир Али Мурад-хан, сахиб-и бахадур, правитель Хайрпура в Синде, посетили Шикарпур, чтобы посмотреть выставку лошадей. Здесь они дали аудиенцию почтенным людям и купцам из городов Синда и окрестных земель. И аудиенция эта прошла наилучшим образом и к общему удовлетворению. И эта аудиенция была организована много лучше других, на которых присутствовал автор и в организации которых он участвовал. А то, что автор судит об этом правильно, видно из нижеприведенного документа, который является переводом с английского. Имеются также и другие документы, относящиеся к этому событию.

«Хан-сахибу Худадад-хану. Я весьма рад выразить Вам признательность за помощь и поддержку, которую Вы оказали мне во время визита его высочества Мира, правителя княжества Хайрпура, и его высокопревосходительства губернатора Бомбея. Без Вашей помощи я просто не знал бы, что надо делать, так как много лет я всего лишь заведую канцелярией. И я буду очень рад, если мне представится возможность, за Вашу помощь отблагодарить Вас такой же (помощью).

Ваш искренний друг,
Полковник М., сахиб-и бахадур, политический агент в княжестве Хайрпура и коллектор округа Шикарпур».

В-четырнадцатых. Наконец, в том же, 1887 г., завершив многочисленные дела, ныне покойный господин Эрскин отправился в Англию, где, оставив государственную службу, жил на пожалованную ему пенсию.

В ознаменование его заслуг в Карачи был разбит сад и построен порт, носящий его имя. Воистину будет жить вечно память о тех сардарах и правителях, которые своим добронравием и добрыми делами сохранили свои имена в памяти людей. Тот не Нуширван, Кто не оставил (по себе) доброй славы!

Церед своим отбытием (комиссар Эрскин) сказал сэру Чарльзу Притчарду, сахибу, рекомендуя ему автора: «Этот чиновник [91] (т. е. автор) всегда будет находиться при господах комиссарах, и те, как правило, будут следовать его советам, так как его советы — правильны».

Одиннадцатый комиссар — господин (теперь сэр) Чарльз Притчард, сахиб-и бахадур.

В начале 1305 г. хиджры, что соответствует 1888 г. христианской эры, он прибыл из Бомбея в Карачи и удостоился занять должность комиссара Синда. Его помощниками поочередно, один за другим, были: доктор Джон Полен, сахиб-и бахадур, затем господин М...с, сахиб-и бахадур, потом господин Э...ли, сахиб-и бахадур. Все дела в соответствии со многими инструкциями исполнялись ими наилучшим образом. О некоторых из этих дел, последствия которых сказываются по сей день, а также кое-каких событиях, которые в то время случились, мы кратко скажем ниже.

Во-первых. В 1305 г. хиджры (1888 г. христианской эры) господин лорд Дафферин 62, сахиб-и бахадур, правитель и генерал-губернатор Хиндустана, пожаловали в э.ту страну Синд и на три дня останавливались в Карачи. Здесь они дали аудиенцию (вельможам), затем велели произвести набор рекрутов и, наконец, заложили первый камень при постройке (новых) зданий Исламской Мадраса и колледжа Диарам в Карачи. После этого они водным путем отправились в Бомбей.

Во-вторых. В 1305 г. хиджры (1888 г. христианской эры) сардар Мухаммад Айюб-хан, второй сын покойного эмира Шер Али-хана, правителя Афганистана, прибыл из Ирана в Карачи. Вместе с ним прибыли сардары и талукдары 63 и другие люди, мужчины ,и женщины, всего больше двухсот человек, а с ними. также (большое число) лошадей. По просьбе полковника Рейнольдса, сахиб-и бахадура, политического агента в Белуджистане, и по приказу комиссара Синда, сахиб-и бахадура, автор «Лубб-и тарих-и Синд» был назначен михмандаром, т. е. ответственным за прием этих лиц. По-видимому, это было тринадцатое особое поручение автора. Выполнение этого поручения было делом тонким и сложным.

Афганцы, с которыми пришлось иметь дело, оказались людьми с тяжелым характером и невосприимчивыми к убеждениям. Все же благодаря мудрости всемогущего (Аллаха) и при содействии английских господ это поручение было выполнено наилучшим образом. На автора было возложено обеспечение (афганских) гостей обедами и всем необходимым, включая фрукты, соки, лед, мороженое, на пути от Карачи до Рети (Рато) у границы Синда. И еда эта была такой, как это принято у сардаров Хорасана, Хиндустана и Синда. Все они совершили путешествие от Карачи до Рети по железной дороге и в вагонах первого класса.

И в течение недели автору пять раз пришлось проехать по дороге от Карачи до Рети, туда и обратно. Сардарам по их желанию постоянно подавалась прекрасная и разнообразная еда, [92] хотя они и находились в вагонах. А в Котри, Сакхаре и Рети их угощали обедами. Обстоятельства, связанные с выполнением автором этого щепетильного поручения, — от начала и до завершения — станут ясны для тех, кому это интересно, из переводов ряда английских документов, которые даны ниже.

Перевод с английского первого и второго параграфов письма от 14 мая 1888 г. (1305 г. хиджры), Карачи:

«Дорогой мой господин М...с!

1. Благодаря любезности комиссара Синда, сахиб-и бахадура, хан-сахиб Худадад-хан назначен в мое распоряжение для организации приема сардара Айюб-хана и его талукдаров, когда они будут находиться в Синде.

2. Надеюсь, что любезно объясните своим чиновникам, чтобы они оказали ему (Худадад-хану) необходимую помощь в этом деле. Обед в Сакхаре и Рети придется подавать в трех поездах, которые прибудут туда через три дня. При этом в каждом поезде будет не меньше 300 и не больше 500 человек.

Т. Рейнольдс, политический агент в Белуджистане».

Аналогичное содержание имело и другое письмо, направленное на имя полковника Кроуфорда, коллектора Карачи. Поскольку оба письма были отправлены с одной целью, мы дали перевод только первого из них.

(Переводы других документов):

«Рети, талука Убаварах. 16 мая 1888 г.

Комиссаром Синда, сахиб-и бахадуром, Худадад-хан б.ыл назначен для организации приема сардара Мухаммад Айюб-хана и его спутников во время их путешествия из Карачи вверхние округа (Синда). Это поручение он выполнил наилучшим образом. Прием (гостей) продолжался более трех дней, происходил в трех разных местах, и гостей (всего) было свыше тысячи человек. Сардар и его спутники были, по их словам, очень довольны приемом и выразили свою признательность за то, что им была оказана такая честь. В связи с этим я весьма благодарен Худадад-хану за его труды и за то, что все было им выполнено наилучшим образом.

С подлинным верно.
Эванс Гардан, сахиб, заместитель политического агента».

«Рети. 16 мая 1888 г.

Мой дорогой полковник Рендол,

Худадад-хан на всех трех (железнодорожных) станциях организовал прием наилучшим образом. И я очень им доволен.

Эванс Гардан, заместитель политического агента».

«Карачи. 24 мая 1888 г.

Мой дорогой Э...ли,

я пишу это письмо, так как хан-сахиб Худадад-хан оказался мне весьма полезен. И я хочу выразить Вам свою глубокую признательность за то, что Вы направили ко мне такого полезного чиновника.

Т. Рейнольдс, сахиб-и бахадур». [93]

Когда это письмо было отдано (помощнику) комиссара, сахиб-и бахадуру, он был весьма доволен.

Перевод с английского пятого параграфа письма № 729 от 20 июня 1888 г., посланного начальнику департамента внешних сношений правительства Хиндустана политическим агентом в Белуджистане:

«После прибытия господина Эванса Гардана мы оба были приняты господином комиссаром Синда, который был так любезен, что выделил в мое распоряжение своего хан-сахиба Худадад-хана. Все мои чиновники были в это время крайне заняты подготовкой всего необходимого в Карачи, и я не мог поэтому никого из них выделить для организации приема гостей на трех (железнодорожных) станциях Северо-Западной железной дороги в Синде. Поэтому я был очень рад тому, как успешно хан-сахиб Худадад-хан выполнил все возложенные на него обязанности.

Я рад выразить признательность господину комиссару Синда за то, что он поручил мне вместе с господами чиновниками округа подготовить документы, необходимые для заключения соглашения. Мне хочется также выразить признательность господам коллекторам Карачи и Шикарпура, полковникам Кроуфорду и М., которые любезно приказали чиновникам в Котри, Сакхаре и Рети оказать нам всю необходимую помощь во время проезда сардара Айюб-хана через Синд. Полковник Рейнольдс доложил господину комиссару Синда содержание этого письма, а также сообщил ему, что во время пребывания сардара Айюб-хана (в Синде) при его поездке в Равалпинди в Пан-джабе, хан-сахиб Худадад-хан прекрасно справился с возложенными на него обязанностями».

В этом же году скончался Аллахдад, старший брат автора «Лубб-и тарих-и Синд».

В-третьих. В 1305 г. хиджры, что соответствует 1888 г. христианской эры, на торжественной аудиенции, данной во дворце Махал-и Денсо, в Карачи, автору был вручен санад о присвоении ему титула хан-сахиб, о представлении к которому упоминалось выше, при рассказе о правлении господина Эрскина, сахиб-и бахадура. И тот санад, полученный от могущественного правительства, был вручен автору. При этом прекрасную речь на английском языке, обращенную к автору, произнес сэр Чарльз Притчард. Краткое изложение этой речи дается ниже для тех, кому это может быть интересно. На той же аудиенции почетные титулы были пожалованы ныне покойным Хасану Али и Гуламу Дастгиру.

«Краткая резолюция за № 139. 1 января 1888 г. Политический департамент.

Направить господину комиссару Синда решение о присвоении титула хан-сахиб первому секретарю канцелярии комиссара Синда Худадад-хану, сыну Разу-хана, к которому он был представлен. [94]

С подлинным верно.
В. Б. Варнер, секретарь правительства Бомбея»

«Извещение № 1226, от 20 августа 1888 г.

Хан-сахибу Худадад-хану.

От Его светлости генерал-губернатора Хиндустана получено решение о присвоении Вам титула хан-сахиб.

Документ, удостоверяющий это, будет вручен Вам господином комиссаром Синда, сахиб-и бахадуром. Посему просим Вас быть в четверг, 21 августа 1888 г. в пятом часу пополудни в Махал-и Денсо, в Карачи.

Полковник Кроуфорд, коллектор Карачи».

В соответствии с этим извещением автор «Лубб-и тарих-и Синд» Худадад-хан явился во дворец, где засвидетельствовал свое почтение господину комиссару Синда. Речь, которую на превосходном английском языке произнес господин (теперь сэр) Чарльз Притчард, можно найти, посмотрев английскую официальную газету за 24 августа 1888 г. В газете изложено содержание того, что было сказано при вручении хан-сахибу Худадад-хану свидетельства о награждении его правителем и генерал-губернатором Хиндустана титулом хан-сахиб. А свидетельство это было вручено ему 21 августа 1888 г.

Сказано было:

«Хан-сахиб Худадад-хан давно уже служит правительству. Продолжительность его службы составляет более 35 лет. И прошла эта служба преимущественно в канцелярии комиссара Синда. В молодые годы он выполнил множество важных поручений, некоторые с опасностью для жизни. Последние же годы он служил так, я с удовлетворением могу это сказать, как у немногих получается. И по сей день он отвечает за ведение государственных дел в канцелярии комиссара Синда. И в прошлом в течение многих лет его называли хан-сахиб. Но это было лишь почтительное обращение, связанное с его отличным выполнением служебного долга. И вот теперь Ее Величество Королева, императрица Индии, повелела правительству присвоить этому достопочтенному человеку титул хан-сахиб. Но этот титул—не последний, поскольку он продолжает находиться на (правительственной) службе, и я надеюсь, что служба его продлится еще долгие годы. Этот же титул является выражением признательности правительства (Худадад-хану) за его преданную службу империи».

Перевод санада:

«Худадад-хану, первому секретарю канцелярии комиссара Синда. В соответствии с этим санадом Вам присваивается титул хан-сахиб.

Лорд Дафферин. Вице-король и генерал-губернатор Индии.
Форт-Вильям. 1 января 1888 г.».

В-четвертых. В 1306 г. хиджры, что соответствует 1888 г. христианской эры, против господина Парумала Хубчанда Севистани, который был помощником коллектора Пограничного [95] округа Синда, было возбуждено уголовное дело по обвинению во взяточничестве. И в ходе следствия его вина подтвердилась. За это он был изгнан с государственной службы. Находясь не у дел и подвергаясь всеобщему осуждению и неуважению, он отдал душу Всевышнему. А его потомки и сейчас живут в Севистане.

В-пятых. В те же годы были упорядочены дела, связанные с поливным земледелием и орошаемыми землями, которые ранее были неустроены. А теперь все они были упорядочены в соответствии с законом.

В-шестых. Был произведен двукратный артиллерийский салют в честь покойного сэра Мир Али Мурад-хана, сахиба. И как будто было девятнадцать салютов в его честь с начала его жизни.

В-седьмых. В 1305/06 г. хиджры, что соответствует 1888/89 г. христианской эры, ежемесячное жалованье автора было установлено в размере 150 рупий. Это станет ясным для тех, кого это интересует, из приведенных ниже переводов английских документов. Из этих документов станет ясным, что была сокращена должность особого помощника коллектора Синда по делам джагиров, которую (автор) занимал многие годы, получая жалованье в 200 рупий в месяц. После этого автор, находясь на службе в политическом департаменте, получал 100 рупий и еще 30 рупий в месяц по департаменту регистрации, а всего 130 рупий. Но, когда был ликвидирован департамент регистрации, сэр Притчард, сахиб-и бахадур, комиссар Синда, будучи (человеком) осведомленным в законах, милостиво обратился с письмом такого содержания к правительству Бомбея: чтобы (автор) был удостоен (служебного ранга) четвертой сте пени и 150 рупий жалованья в месяц.

Перевод: «№ 334—1888 г. Политический департамент. Карачи. От господина Чарльза Притчарда, сахиб-и бахадура, комиссара Синда, его превосходительству лорду Рей, сахиб-и бахадуру, губернатору и главе Совета Бомбея.

Ваше превосходительство.

В связи с сокращением штатов канцелярии Генерального инспектора (по делам) регистрации, произведенным по приказу правительства за № 6601 от 13 августа 1885 г., хан-сахиб Худадад-хан, первый секретарь политического департамента канцелярии комиссара Синда, перестал получать ежемесячное жалованье в 30 рупий от департамента регистрации. По этой причине обращаюсь к Вашему превосходительству с просьбой отдать особое распоряжение относительно этого заслуженного чиновника, чтобы он не понес ущерба. Правительству при этом не придется тратить лишних денег.

Хан-сахиб Худадад-хан, первый секретарь, свою службу в канцелярии господ комиссаров Синда выполнял и выполняет наилучшим образом.

(Худадад-хан) неизменно выполняет обязанности переводчика [96] при встречах комиссара с вельможами Синда и во время переговоров с ними. Он пользуется большим уважением, чем другие первые секретари, что проявляется (особенно) во время его (служебных) поездок. Если его освободить от обязанностей, которые он сейчас выполняет, то это неблагоприятно скажется на ведении дел, поскольку тогда ими придется заниматься (самому) начальнику канцелярии. По этой причине я обращаюсь к Вам с несколько необычным предложением, которое, как я надеюсь, будет Вами одобрено.

Я прошу Вас удостоить хан-сахиба Худадад-хана служебного ранга четвертой степени и разрешить выплачивать ему жалованье 150 рупий в месяц, с тем чтобы он был включен в штат чиновником (моей) канцелярии. Тогда к его нынешнему жалованью, равному 100 рупиям в месяц, будет добавлено жалованье (чиновника) пятого служебного ранга. Эта особая мера будет действовать в течение трех или четырех лет, пока Худадад-хан будет занимать этот служебный пост, а потом она будет отменена.

Во время (служебных) поездок хан-сахиб Худадад-хан будет обеспечиваться железнодорожными билетами и другим довольствием, которое положено (правительственным) чиновникам в соответствии с существующими правилами.

Если мое предложение будет принято, то без увеличения правительственных расходов в штат чиновников будет включен еще один чиновник пятого ранга. Вместе с тем высокопоставленный чиновник, получающий жалованье 250 рупий и занимающий должность особого помощника коллектора, который понес ущерб от сокращения штатов, освобождается от этого ущерба. А правительство на этом ничего не теряет.

Я хотел бы, чтобы он (Худадад-хан) продолжал служить в (моей) канцелярии, т. е. там же, где он служит сейчас. Поэтому я и обращаюсь с вышеизложенным предложением о его службе и об изменении в получаемом им сейчас жалованье. И я надеюсь, что, ознакомившись с этим делом, Вы найдете возможным удовлетворить мою просьбу.

Сэр Чарльз Притчард, комиссар Синда».

«Извещение № 2 от 2 января 1889 г. Округ Хайдерабад. На письмо № 8357 от 14 сентября 1888 г.

Правительству будет доложено все, что господин главный бухгалтер (акаунтант дженерал) изложил в параграфах седьмом и восьмом своего письма. И я даю согласие на то, чтобы хан-сахиб Худадад-хан стал чиновником четвертого ранга и (продолжал) служить в канцелярии комиссара Синда. Делается это в связи с тем, что из-за сокращения штатов департамента регистрации хан-сахиб Худадад-хан понес определенный ущерб и его, как это понял господин главный бухгалтер, необходимо компенсировать. Но главное, чтобы такой опытный чиновник, получавший жалованье 250 рупий в месяц, (фактически) остался на должности особого помощника коллектора. Кроме [97] того, он тогда останется на службе в канцелярии комиссара Синда и не пострадает из-за постоянно осуществляемого по решению правительства сокращения штата чиновников. Польза же от пребывания хан-сахиба Худадад-хана чиновником на службе в канцелярии комиссара Синда сомнений не вызывает. Ранее он несколько лет (фактически) занимал должность чиновника первого класса, будучи исполняющим обязанности помощника коллектора. И этому он был целиком обязан своим способностям и своим знанием дел, связанных с департаментом джагиров и политическим департаментом. Поэтому нельзя допустить, чтобы он понес ущерб в получаемом им жалованье. Надо сделать так, чтобы он остался на службе и продолжал службу в канцелярии комиссара Синда.

Господин главный бухгалтер ошибается, считая, что хан-сахиб Худадад-хан получал какую-то особую надбавку к жалованью от департамента регистрации, а поэтому не имеет права на получение пенсии. В действительности он получал в департаменте регистрации такое же жалованье, как и другие чиновники, а поэтому он имеет право на пенсию.

Чтобы разрешить все возникшие трудности, господину комиссару Синда остается одно: назначить хан-сахиба Худадад-хана на должность чиновника четвертого ранга, с тем чтобы он работал в канцелярии господина комиссара, поскольку предложение, которое господин главный бухгалтер делает в восьмом параграфе своего письма, неприемлемо. Хан-сахиб Худадад-хан человек заслуженный. И не нужно, чтобы он искал через суд защиты своих прав. Не следует также, чтобы он выезжал за пределы округа. Больше пользы будет, если он останется там, где он сейчас находится. Оставляя хан-сахиба Худадад-хана чиновником на службе в канцелярии комиссара Синда, мы не ставим вопроса о повышении его жалованья или об оплате расходов за его поездки по железной дороге.

Мы хотели бы, чтобы было сохранено положение, существовавшее ранее. Если же правительство захочет высказать свое отношение к седьмому параграфу письма главного бухгалтера, то пусть в таком случае сократят одну должность чиновника четвертого ранга и увеличат (штаты) на одну должность чиновника пятого ранга. Выплачиваемое жалованье в этом случае останется тем же. Свои разъяснения по этому вопросу я Вам пришлю. Но комиссар Синда полагает, что, если вопрос будет решен на основе (предложений), высказанных им ранее, претензий ни у кого не будет. И поэтому он надеется, что его предложения, высказанные (в письме) № 354 от 14 сентября 1888 г., будут приняты.

Сэр Чарльз Притчард, комиссар Синда».

«О назначении хан-сахиба Худадад-хана, первого секретаря канцелярии комиссара Синда, сахиб-и бахадура, на должность чиновника четвертого ранга в канцелярию комиссара Синда, сахиб-и бахадура. [98]

№ 1148. Протоколы заседаний (Совета) Бомбея, февраль 1889 г.

(Рассмотрено) письмо комиссара Синда № 354 от 14 сентября 1888 г., в котором изложена его просьба о том, чтобы хан-сахиб Худадад-хан, первый секретарь его канцелярии, был назначен на должность чиновника четвертого ранга, с жалованьем 150 рупий (в месяц), и чтобы он продолжал служить в той же канцелярии, получая (кроме того) еще и жалованье чиновника пятого ранга, равное 100 рупиям, дабы он остался на правительственной службе.

Указанное письмо было рассмотрено вместе с письмом политического секретаря за № 1606 от 30 октября 1888 г.

Было также доложено письмо главного бухгалтера за № 2269 от 28...

Поступило также письмо комиссара Синда за № 2 от 2 января 1889 г.

Распоряжение правительства Бомбея. Предложение комиссара Синда о том, чтобы хан-сахиб Худадад-хан, став чиновником четвертого ранга, служил бы в его канцелярии, противоречит правилам, изложенным в распоряжении правительства Бомбея за № 3734 от 18 сентября 1886 г. и за № 8408 от 15 сентября 1888 г. В этих правилах указано, что чиновник, служащий на одной должности, не может получать жалованье за другую должность. Но, приняв во внимание хорошую и долгую службу первого секретаря канцелярии комиссара Синда, господин губернатор (Бомбея), сахиб-и бахадур, на заседании Совета был рад дать разрешение в порядке исключения, чтобы (он) получал дополнительное в 100 рупий жалованье, вдобавок к основному в 150 рупий (в месяц).

А дополнительные расходы, связанные с настоящим распоряжением, будут покрыты за счет назначения дополнительного чиновника пятого ранга вместо чиновника четвертого ранга.

С подлинным верно:
заместитель секретаря правительства Бомбея».

В-восьмых. В 1304 г. хиджры, что соответствует 1886/87 г. христианской эры, господин лорд Рей, сахиб-и бахадур, губернатор Бомбея, посетил Карачи. А из Карачи он отправился в Сакхар, чтобы там присутствовать при церемонии открытия моста. Сэр Чарльз Притчард, комиссар Синда, считая автора человеком компетентным, взял его в эту поездку. Это было четырнадцатое особое поручение, полученное автором. Когда наконец могущественные господа благополучно прибыли в Сакхар, то дали там аудиенцию (местным вельможам). Открытый же там мост назвали «мостом Лансдауна», по имени тогдашнего вице-короля Индии 64. Этот мост был очень прочным и на вид, и на деле. Он был построен при участии европейских мастеров. И постройка его обошлась в 40 лакхов рупий

Завершив там дела, сели в специальный поезд и отправились [99] в Кветту (Шал-кот), где осмотрели-представлявшие интерес места, причем, добирались до равнин Кандагара. Подробное описание этой поездки можно найти в книге автора, которая называется «Пул-нама» («Книга моста»). В ней интересующиеся могут найти все подробности этой поездки, а потому здесь мы писать о них считаем лишним. Хотим лишь сообщить одну подробность, которая свидетельствует о прекрасном нраве сэра Чарльза Притчарда, сахиб-и бахадура. Автор занимал в поездке купе второго класса. И несколько раз во время остановок (сэр Притчард) заходил к нему, чтобы спросить на английском языке, удобно ли ему ехать. Поистине это в обычае благородных сардаров — интересоваться на месте и в пути сосстоянием своих подчиненных.

Это утомительное путешествие господин губернатор Бомбея, сахиб-и бахадур, и комиссар Синда, сахиб-и бахадур, вместе со своими приближенными завершили за десять дней, а затем благополучно прибыли в город Карачи. Здесь, чтобы удостоиться встречи с господином губернатором Бомбея, сахиб-и бахадуром, многие англичане, персы, мусульмане, индусы и другие явились во дворец комиссара Синда.

Господин губернатор, сахиб-и бахадур, разговаривал здесь с ныне покойным хан-бахадуром Хасаном Али, сказав ему так:

«Господин Хасан Али, глава Общества (анджуман) мусульман Синда. Вам, а также господину Гуламу Дастгиру, инспектору таможни, пожалован титул хан-бахадур. А господину Худадад-хану, верному помощнику комиссара Синда, сахиб-и бахадура, присвоен титул хан-сахиб». Интересующиеся могут проверить правильность этой цитаты, заглянув в издающуюся в Карачи английскую газету «Феникс», в номер от 17 апреля 1889 г.

В-девятых. В 1889 г. христианской эры (1306/07 г. хиджры) комиссар (Синда) вместе с несколькими чиновниками, среди которых был и автор, чтобы проверить состояние железной дороги, совершили поездку от Умар-кота до границы Синда. Эта железная дорога стала потом называться «Шади-пули».

В тот же год (комиссар Синда), благополучно завершивший свое правление, был назначен на почетную и высокую должность члена Совета Бомбея, которую он занимает и по сей день.

Двенадцатый комиссар — достопочтенный господин Чарльз Тренер, сахиб-и бахадур.

В конце 1304 г. хиджры (в середине 1887 г. христианской эры) он прибыл в Карачи, почтив (своим прибытием) дворец комиссара. Его помощниками были сначала господин Джон Мур, а затем господин Джексон. Дела управления исполнялись в точном соответствии с правилами и с большим умом. Но правление его было недолгим, а потому о каких-то больших делах (совершенных им) сообщить нечего. Во время его правления многие джагирдары из белуджского Пограничного округа Синда и округа Ларкана были удостоены грамот (аснад) [100] на право владения джагирами. Такой дар в годы британского правления удостоились получить многие джагирдары.

Вскоре господин Тревер за свои прекрасные качества был удостоен (чести) занять место в Совете Калькутты, где он находится и по сей день.

Тринадцатый комиссар — достопочтенный господин X. A. A.М. Джеймс, кавалер ордена Звезды Индии.

В начале 1306 г. хиджры, что соответствует 1889 г. христианской эры, прибыл из Бомбея в Карачи, где занял пост комиссара Синда и начал с успехом исполнять должность правителя. Его помощниками были сначала господин Джексон, потом господин Л...с, а затем господин Дж. Слайден.

Господин Джеймс, до того, как он занял пост комиссара, в различных округах Синда, например в Джхарак 65 и Сехван. служил по нескольку лет в должности помощника коллектора. В 1872 г. он был помощником комиссара Синда. Жителям различных районов Синда он был известен своей осведомленностью в делах, сердечностью и опытом. Дела, которые относились к правительственным, или те, что затрагивали (интересы) простых людей, он стремился вести наилучшим образом. О некоторых самых важных из совершенных им дел, добрые последствия которых сказываются и по сей день, поскольку они были выполнены самым тщательным образом, мы кратка расскажем ниже.

Во-первых. В 1308 г. хиджры, что соответствует 1891 г. христианской эры, великая королева Англии и императрица Хиндустана за верную и преданную пятидесятилетнюю службу пожаловала покойного сэра Мир Али Мурад-хана почетным титулом, который (сокращенно) обозначался буквами Джи-Си-Ай-И, что означает кавалер ордена Индийской империи. Одновременно ему были пожалованы две тысячи рупий (пенсии). По этой причине господин лорд Харрис, сахиб-и бахадур, губернатор Бомбея, прибыл в Карачи, откуда отправился в Шикарпур. И вышеупомянутый эмир из стольного города Хайрпур в Синде также прибыл с великолепным и пышным (кортежем) в Шикарпур. Многие джагирдары и вельможи удостоились чести быть принятыми при этом жемчужном дворе.

Приема удостоились также многие европейские сановники, как люди меча, так и гражданские лица. Его светлость, лорд, сахиб-и бахадур, в присутствии анаребл Джеймс, сахиб-и бахадура, комиссара Синда, а также полковника М., политического агента в Хайрпуре и коллектора округа Шикарпур, оказал честь мир-сахибу, лично вручив ему имперский диплом с печатью (тамга).

Тогда же в девятнадцатый раз был произведен в честь мира почетный артиллерийский салют. Тот день был праздничным днем, а ночь подобна свадебной ночи. Обе стороны остались весьма довольны полученными и пожалованными (друг другу) дарами. Все это пышное празднество при том жемчужном дворе, [101] с присущим ему порядком и торжественным убранством, которых достойны правители эпохи, было организовано со всем возможным старанием и умением этим грешным автором, хан-бахадуром Худадад-ханом. И завершилось оно самым прекрасным образом.

Его высочество мир-сахиб был весьма польщен и присвоенным ему титулом, и пышным приемом. (В Шикарпур) он прибыл личным поездом и так же возвратился в свои владения.

Во-вторых. В тот же, 1308 г. хиджры, отмечая заслуги автора и оказав ему уважение, по распоряжению правительства увеличили жалованье автора со 150 до 175 рупий в месяц. Одновременно ему стали дополнительно выплачивать 25 рупий в месяц на расходы по командировкам, как это видно из приведенного ниже перевода правительственного распоряжения:

«О назначении дополнительного жалованья хан-бахадуру Худадад-хану, первому секретарю канцелярии комиссара Синда. № 501. Книга учета финансового департамента. 2 февраля 1892 г. Заседание Совета Бомбея.

Письмо из канцелярии секретаря политического департамента, за № 31 от 2 февраля 1892 г. От; комиссара Синда, сахиб-и бахадура, поступило письмо за №2526 от 16 сентября 1891 т., следующего содержания.

Обращаю внимание правительства на распоряжение за № 1148 от 12 февраля 1889 г. относительно хан-сахиба Худадад-хана, первого секретаря канцелярии комиссара Синда, о назначении ему жалованья чиновника четвертого ранга. Он служил в канцелярии комиссара. Согласно этому распоряжению была сокращена одна штатная должность чиновника четвертого ранга, а одна должность чиновника пятого ранга была добавлена. Сейчас освободилась одна должность чиновника третьего ранга, который получает жалованье в 175 рупий в месяц и, кроме того, еще 25 рупий в месяц на расходы, связанные с разъездами.

По этой причине я прошу удостоить хан-сахиба Худадад» хана должности и жалованья чиновника третьего ранга, а также увеличить (штат) на одно место чиновника четвертого ранга. Мне неудобно приводить здесь еще раз те же доводы, которые приводил сэр Чарльз Притчард, бывший до меня комиссаром, когда он обосновывал (необходимость) увеличить жалованье хан-сахибу Худадад-хану со 100 до 150 рупий. Тем более что эти же причины существуют по сей день (прошу посмотреть письмо за № 354 от 24 сентября 1888 г. и распоряжение политического департамента за № 2 от 7 января 1889 г.). И так же как комиссар (Притчард), так же и я не хотел бы отпускать Худадад-хана и не согласен с его уходом (со службы). Мне обходиться без него будет особенно трудно ввиду моей удаленности от округа, где он служит, и моего малого знакомства с видными и почтенными людьми того округа, [102] а также с событиями, которые там происходят. Всёнеобходимые сведения об этом я получаю от хан-сахиба (Худадад-хана). В моей канцелярии он самый проверенный и сведущий в делах чиновник. Получив дополнительный оклад, соответствующий его службе, он здесь останется. С августа 1888 г. он получает 150 рупий в месяц и занимает должность чиновника четвертого ранга. (К сожалению,) его имя не внесено в список (яд-дашт) чиновников, заслуживающих повышения жалованья. Но если бы его имя, за его старые заслуги, имелось в этом списке, то он получил бы прибавку к жалованью. Хотя, конечно, отсутствие его имени в списке не лишает (Худадад-хана) права на получение надбавки, так как он вполне ее достоин. Когда мой предшественник комиссар-сахиб представлял список избранных чиновников, достойных повышения жалованья, он забыл о том, как долго (Худадад-хан) находится на службе. И в списке оказались люди, из которых ни один не достоин этого так, как достоин, (Худадад-хан). Полагаю, что мое письмо об увеличении оклада (этого) хан-сахиба никому не повредит.

Распоряжение правительства за № 1148 от 12 февраля 1889 г., касающееся некоторых препятствий со стороны бухгалтерий, отменено. Поэтому я надеюсь, что исполнение моей просьбы не встретит возражений, поскольку она обоснованна. Необходимую по этому вопросу документацию я прилагаю.

Письмо за № 3452. Январь 1892 г. Главный бухгалтер. Документы за № 7 от 6 января 1892 г. отправлены обратно. Необходимые сведения использованы, и нужные исправления сделаны,

Предложения комиссара Синда возражений не вызывают и могут быть одобрены (правительством). Распоряжение правительства. Предложение, внесенное комиссаром Синда, утвердить.

В. Л. Рой, заместитель губернатора Бомбея»

В-третьих. В 1309 г. хиджры (что соответствует 1892 г. христианской эры) было разрешено открыть движение по железной дороге от Бандар-и Гидо вблизи Хайдерабада, в Синде, до Шади-пули около Умар-кота. Поэтому случаю была проведена торжественная церемония, во время которой были произнесены торжественные речи на языках английском, хиндустани и синдхи о значении (этого события) для развития торговли, а также расширения пассажирских перевозок. На этой церемонии и высшие и низшие говорили Искренне и хвалили (железнодорожное сообщение). И если все, что было сказано, перенести на бумагу, то получилась бы большая книга. А так как сделать это невозможно, то скажем лишь, что все то, что было сделано господином X. А. М. Джеймсом, сахиб-и бахадуром достойно (его) власти и могущества.

В-четвертых. В тот же год (господин X. А. М. Джеймс) был призван в Калькутту, в резиденцию правителя Хиндустана, сахиб-и бахадура. [103] И, оставив тех, кто собрался на описанную-выше церемонию, он отправился в Котри, а оттуда (в Калькутту), где был назначен членом Высшего совета при (правителе) Хиндустана. И когда он садился в вагон, автор подошел к дверям вагона и пожелал ему счастливой поездки и счастливого возвращения,

Уезжая, (комиссар) возложил дела управления Синдом на полковника Кроуфорда, сахиба, коллектора округа Карачи. И тот дела управления вел превосходно.

В-пятых. В тот же год автор на месяц для отдыха отправился с двумя слугами на пароходе в Кокан около Бомбея-. Осмотрев наилучшим образом город Бомбей, отправился а Пуну в Декане, где встретился с находившимися там высоко. поставленными лицами: лордом Харрисом, сахиб-и бахадуром, главным секретарем, сэром Притчардом, сахиб-и бахадуром, членом Собрания Бомбея, и господином Э...И, личным секретарем (губернатора). Благодаря счастливой случайности автоу сумел там же встретиться с господином Джеймсом, сахиб-и бахадуром, который находился в гостях у сэра Притчарда, сахиб-и бахадура.

Затем автор отправился в Радж-кот в Катхиаваре 66, где был удостоен радостной встречи с сэром Чарльзом Оливентом, сахибом, политическим агентом в Катхиаваре. Потом автор но железной дороге проехал из города Ахмадабад в Гуджарате через города Аджмер, Дели и другие, которые находились по пути, осмотрев их, и доехал до города Амритсара. Здесь он остановился на два дня, а потом благополучно добрался до своей дорогой родины — Сакхара, где остановился. Все это путешествие описано автором в книге «Саяхат-нама».

В-шестых. В 1309 г. хиджры, что соответствует 1892 г. христианской эры, (комиссар Синда,) вернувшись из столичного города Калькутты, руль управления Синдом вновь ваял в свои руки. Сев на пароход, он отправился по реке Инд в Хайдерабад. Здесь он собрал многих (видных), людей, чтобы обсудить с ними вопрос о сооружении канала Джамрао. Соорудить канал нужно было по той причине, что в восточной части Синда, в округах Хайдерабад и Регистан, сотни тысяч джерибов земли оставались неорошенными. Собраны были многие знаменитые и могущественные вельможи, джагирдары и заминдары из Синда и опытные инженеры из Европы.

Инженеры из Европы о сооружении этого канала не имели твердого мнения. Но господин (комиссар) Джеймс знал, что канал принесет пользу людям, поскольку он получил об этом подробные сведения от заминдаров Синда и (тех, кто) ведал благоустройством; он знал, как нужна здесь вода, так как дождей было мало. И нехватка воды была причиной нищеты народа. И потому он принял решение о строительстве канала, которое приветствовали все собравшиеся. Таким образом, благодаря его (комиссара Синда) доброй воле был решен вопрос [104] о сооружении канала, на который правительством были израсходованы многие миллионы рупий. Это важное решение было принято для удовлетворения нужд народа, на благо Синда. И в 1317 г. хиджры, что соответствует 1899 г. христианской эры, канал был открыт лордом Сандхерстом, сахиб-и бахадуром, губернатором Бомбея. И это принесло много пользы заминдарам. Слово господина (комиссара) оказалось верным.

В-седьмых. В 1310 г. хиджры, что соответствует 1892/93 г. христианской эры, было проведено торжественное собрание в ознаменование пятидесятилетия установления английской власти в Синде. Проведено оно было так, чтобы видна была радость, а главным лицом на этом собрании был генерал Марштейн, сахиб-и бахадур. Этот генерал во время войны (1843 г.) был офицером английской армии и проявил тогда мужество и отвагу.

В-восьмых. В том же году (комиссар Синда) посетил Рохри (Лохри) где осмотрел множество селений той-талуки. И был отдан (приказ) о порядке взимания государственных налогов. И было это проявлением щедрости на благо подданных.

В-девятых. Тогда же правительство пожаловало джагирдаров, заминдаров и людей Синда правом выбрать (от себя) одного человека, чтобы он участвовал (в заседаниях) Совета Бомбея. И все джагирдары и заминдары тогда же выбрали ныне покойного хан-бахадура Хасана Али, и он отправился на заседание Совета Бомбея. И жители Синда были очень рады тому, что им. предоставили такое право, и хвалили правительство и господина (комиссара) Джеймса. И этим правом они пользуются по сей день, а занимает эту должность в настоящее время Мир Аллах Бахш-хан, джагирдар. В-десятых. В конце 1310 г. хиджры, что соответствует началу 1893 г. христианской эры, проходил показ лошадей на специальной церемонии в Джейкобабаде. И в это время была получена грамота могущественного правительства Хиндустана о. присвоении автору титула хан-бахадур. И тогда же был пожалован (орденом) с печатью с буквами Си-Ай-И хан-бахадур Каримдад-хан. А все, что было написано и прочитано в связи с присвоением автору титула хан-бахадур, тем, кто заинтересуется, станет ясным из нижеследующего перевода с языка английского на фарси. Надеюсь, что будет обращено внимание и на многие любезные слова господина (комиссара) Джеймса.

(Перевод:)

«Неофициально. Правительственный особняк. Карачи, 29 августа 1891 г.

Мой дорогой Варнер!

Когда его превосходительство губернатор Бомбея будет представлять правительству Индии список кандидатов, достойных того, чтобы они были награждены титулами, я буду весьма признателен, если Вы представите господину губернатору для включения в этот список имя хан-сахиба Худадад-хана, первого [105] секретаря канцелярии комиссара Синда, с тем чтобы он был удостоен титула хан-бахадур. Он ранее был удостоен титула хан-сахиб. Он преданно служит правительству вот уже 38 лет. Он выполняет свою службу умно и тонко. Так, например, во время восстания в Индии он вместе с сэром Фредериком Голдсмидом был направлен для выполнения особого поручения в Джайсалмер и Покаран в Марваре. С ним же он ездил в нецивилизованные страны, бывал в джунглях и пустынях на границе Макрана в Белуджистане. Он помогал проведению телеграфной линии. Вместе с господином С. Менсфилдом он побывал в (странах) Персидского залива и в Багдаде. Сэр Вильям Меревезер был о нем очень высокого мнения и в свое время наградил его (золотой) саблей.

Его служба в (департаменте) по делам джагиров была очень полезной, и к нему с высоким уважением относились и достопочтенные господа из Европы, и вельможи Синда. Титулу, к которому я его представляю, он полностью соответствует.

И пусть титул хан-бахадур он носит до конца дней как знак (отличия) за преданность и прекрасную службу.

Прошло-сравнительно немного времени с тех пор, как сардар Айюб-хан, второй сын покойного эмира Шер Али-хана, правителя Афганистана, вместе с многочисленными слугами и талукдарами проследовал через Синд в Панджаб. И то, как хан-сахиб Худадад-хан организовал его встречу и прием, было прекрасным подарком (правительству). Чины (английской) администрации были весьма этим довольны. Им хан-сахиб (Худадад-xaн) хорошо знаком. Полагаю, что сказанного довольно и что титул, о котором я пишу, станет достойным выражением признания его заслуг. Надеюсь, что господин губернатор благожелательно отнесется к моему представлению.

X. А. М. Джеймс, комиссар Синда».

«Список (лиц), рекомендованных к награждению титулами, которые были ими удостоены 1 января 1892 г.

№ 815. Политический департамент. Совет Бомбея. 3 февраля 1892 г.

К письму за № 52 от 21 января 1892 г. от секретаря департамента внутренних дел правительства Индии, где приводится список достопочтенных господ, которые были удостоены титулов. С указанием, чтобы им были направлены документы, удостоверяющие присвоение титулов, вместе с извещением об этом, опубликованном в “Официальном вестнике" правительства Индии 1 января 1892 г.».

«Распоряжение.

Указанные документы должны быть вручены (лицам), удостоенным титулов, вместе с извещением, которое было опубликовано в “Официальном вестнике" правительства Индии. Следует вручать документы в соответствии с пунктами (правил), опубликованных в “Официальном вестнике" правительства [106] седьмого числа этого месяца, (а также) изложенных на третьей странице письма № 53 от 6 января 1892 г.».

«Господину комиссару Синда.

О хан-бахадуре Худадад-хане, первом секретаре канцелярии комиссара Синда.

Документ (о присвоении титула) вручить этому должностному лицу в торжественной обстановке, если только это не повлечет за собой больших расходов для правительства.

Ш...н, исполняющий обязанности секретаря правительства Бомбея».

«Сообщение правительства Индии. Департамент внутренних дел. 1 января 1892 г.

Его высочество вице-король и генерал-губернатор Индии был рад наградить титулом хан-бахадур нижеследующих достопочтенных господ:

...хан-бахадура Худадад-хана, первого секретаря политического департамента канцелярии комиссара Синда.

В. Дж. К...м, заместитель главного секретаря правительства Индии».

«Распоряжение.

Хан-сахиб Худадад-хан, первый секретарь политического департамента канцелярии комиссара Синда.

Этим распоряжением Вам присваивается личный титул хан-бахадур.

Лорд Лансдаун. Вице-король и генерал-губернатор Индии.

Форт-Вильям. 1 января 1892 г.».

Во время вручения автору документа о присвоении титула на церемонии во дворце в Джейкобабаде господин Джеймс, комиссар Синда, поклонившись, на прекрасном языке синдхи произнес такие приятные слова:

«Присутствующие в этом дворце сардары, джагирдары, заминдары и другие достопочтенные господа. Все вы хорошо знаете хан-бахадура Худадад-хана. Он самый заслуженный и почтенный из чиновников правительства, который служит уже сорок лет. За эту прекрасную службу правительство с удовлетворением наградило его титулом хан-бахадур. Чтобы рассказать о его службе подробно,-пришлось бы потратить много времени. Поэтому скажу кратко. Так, например, в 1857 г., во время восстания в Индии, он вместе с сэром Фредериком Голдсмидом посетил некоторые пустынные и неблагоустроенные края, а также Регистан, Севистан и другие земли. В то время он всем нам оказал самую необходимую помощь». И так (господин комиссар) говорил еще и еще.

После того как господин Джеймс окончил свою прекрасную речь, все (присутствовавшие) сардары, джагирдары, почтенные заминдары радостно поздравили (автора) с присвоением титула хан-бахадур. И стояло радостное оживление.

Свою благодарность хан-бахадур Худадад-хан всем присутствующим в жемчужном дворце также выразил на синдхи: [107]

«Я рад выразить свою самую глубокую признательность и благодарность Его Величеству вице-королю и генерал-губернатору Индии, за то, что он по рекомендации милостивого правителя Синда, господина Джеймса, удостоил меня такой высокой чести. И пока я жив, буду ли я служить или нет, но всегда буду стараться быть полезным правительству. И этот счастливый день я запомню навсегда. И я уверен, что после моей смерти мои сыновья, которые здесь присутствуют, продолжат мое дело, и в этом, они будут видеть цель своей жизни».

После этого торжественная аудиенция была окончена, а все на ней присутствовавшие отправились по своим местам.

В-одиннадцатых. В начале 1310 г. хиджры, что соответствует 1893 г. христианской эры, автор вместе с господином (комиссаром) отправился в город Сакхар, где пробыл почти месяц. (Комиссар) пригласил к себе многих мир-сахибов из Талпуров Хайрпура, получающих пенсии (пиншан), и интересовался их состоянием, нуждами, доходами, радостями и печалями, их женами и детьми, и каким образом они проводят время. Было проведено расследование их положения, результаты которого были доложены правительству Бомбея. И в том рапорте (рапорт) были изложены многие сведения о семействах (Талпуров) Мирпурхаса и Хайдерабада. На основании того рапорта могущественным правительством были отданы различные распоряжения. Так, например: тем, кто происходит из династий (прежних) правителей Синда, была пожалована,.наследственная пенсия, переходящая от поколения к поколению. Тем, кто в семьи (бывших) правителей не входит, были пожалованы пенсии пожизненные или наследственные (но только) на одно или два поколения. А тем, которые были лишены пенсий, по рекомендации (комиссара) были предоставлены или места на службе, или возможности возделывать землю. Мальчиков из семей Талпуров, достигших одиннадцати лет, чтобы они изучили английские науки, зачислили (учениками) в Исламскую Мадраса в Карачи. Расходы на их одежду и пропитание правительство взяло на себя. Этим прекрасным решением были довольны и Мир-сахибы Талпуры, и жители Синда. И возносили хвалу и молитвы и за могущественное правительство, и за его наместника господина Джеймса. Воистину таковы плоды добрых и прекрасных нравов.

В-двенадцатых. В тот же год, совершая поездку по Синду, господин комиссар прибыл в место Гайби-дера, недалеко от Западных гор (Джабал-и-магриб) в талуке Канбар. Оставив здесь чиновников английской и персидской канцелярий и взяв с собой лишь своего заместителя господина Л...с, а также господина П...н, начальника полиции Пограничного округа в Верхнем Синде, и автора, не считая еще некоторых чиновников, господин комиссар поднялся на гору Дархара, где осмотрел место, известное как Могила собаки (Кабр-и-саг). И через неделю вернулся в Гайби-дера. Хотя рассказ о высоте тех [108] гор, холоде тех мест и о Могиле собаки весьма интересен, но еще раз говорить об этом неуместно, поскольку мы уже подробно касались всего этого, описывая некоторые события, случившиеся в 1281 г. хиджры (1864 г. христианской эры), в правление господина С. Менсфилда.

В-тринадцатых. В том же, 1310 г. хиджры (1893 г. христианской эры) пришла весть о смерти Пир Мухаммада Хизбулла-шаха, сахиба, который был человеком весьма благовоспитанным, добрым и привлекательным. Его преемником стал его старший сын, ныне покойный Пир Али Гаухар-шах, сахиб.

В-четырнадцатых. В тот же год жалованье автора было увеличено со 175 рупий в месяц до 200 руний, так как высокопоставленных чиновников (правительство) уважало и любезно вознаграждало за их службу. Для тех, кому это интересно, ниже дается перевод с английского языка любезно написанного по этому поводу рекомендательного письма.

«Рекомендация о назначении дополнительного жалованья хан-бахадуру Худадад-хану, первому секретарю канцелярии комиссара Синда. В Совет Бомбея. № 5934 от 7 августа 1893 г.

Политический департамент. Письмо господина комиссара Синда за № 2559 от 3 июля 1893 г. получено. В этом письме сказано, что по распоряжениям высокопоставленного правительства от 12 февраля 1889 г. и от 3 февраля 1892 г., за №№ 1148 и 501, ранее хан-сахиб, а ныне хан-бахадур Худадад-хан, первый секретарь канцелярии комиссара Синда, сначала был удостоен жалованья чиновника четвертого ранга, а затем чиновника третьего ранга и служил в канцелярии комиссара Синда. Сейчас освободилась должность чиновника второго ранга. Докладывая об этом правительству, я прошу назначить хан-бахадура Худадад-хана на эту (освободившуюся) должность с тем, чтобы он получал жалованье в 200 рупий. (Если будет принято) это решение, то сократится одна должность чиновника второго ранга, место чиновника третьего ранга останется без изменения, а одна должность чиновника пятого ранга добавится. Правительственные расходы в этом случае не увеличатся.

К этой рекомендации прилагается перечень обоснований, изложенных в письме за № 5526 от 16 сентября 1891 г., которые приводились в связи с представлением хан-бахадура Худадад-хана к жалованью чиновника третьего ранга. Я в последний раз обращаюсь к правительству с просьбой увеличить жалованье этому хан-бахадуру, весьма заслуженному чиновнику, который сорок лет преданно и исполнительно несет свою службу. О добропорядочности и преданности (этого) хан-бахадура есть множество свидетельств чиновников-европейцев, Поэтому я хотел бы до того, как он уйдет на пенсию, еще раз увеличить его жалованье. Поскольку он собирается выйти на пенсию, я хочу засвидетельствовать, что знаю его 22 года. И за все эти годы он не совершил ни одного поступка, который мог [109] бы бросить тень на его преданность. Все комиссары (Синда) могут удостоверить, что во время службы в политическом департаменте он оказывал им неизменно помощь, а потому они всегда были уверены в его преданности. Как известно, 16 сентября 1891 г. я писал правительству об увеличении жалованья хан-бахадуру (Худадад-хану), указав, что если бы его имя было включено в список чиновников, достойных дополнительного жалованья, то он бы это жалованье получил. За прошедшие два года чиновники, включенные в упомянутый список, надбавку получили, что же касается Худадад-хана, то ему по причине пожилого возраста ждать дальше эту надбавку уже трудно.

Две недели назад я вернулся из города Сакхара, где занимался делами, относящимися к мир-сахибам Хайрпура. И если бы со мной не было хан-бахадура Худадад-хана, то эти дела не завершили бы так быстро и так благополучно. Его осведомленность, знание людей, знание состояния дел талукдаров, опыт в ведении государственных дел, приобретенный за сорок лет службы,—все это делает хан-бахадура Худадад-хана чрезвычайно нужным. Поэтому я надеюсь, что дело, касающееся хан-бахадура Худадад-хана, будет решено правительством наилучшим образом. Решить это дело в бухгалтерии будет нетрудно. Посмотрите распоряжение правительства за № 1148 от февраля месяца 1892 г., о котором упоминалось выше. Соглашения по этому вопросу, равно как и письмо главного бухгалтера за № 1717 от 25 января 1893 г., сохранили силу.

(Комиссар Синда)».

«Распоряжение правительства.

Рекомендации, представленные комиссаром Синда, благожелательно (рассмотрены) и будут утверждены Советом Бомбея.

В. Л. Харви. Помощник губернатора Бомбея».

В-пятнадцатых. В 1310 г. хиджры, что соответствует 1893 г. христианской эры, (автор) отправился в город Лахор, где засвидетельствовал перед властями, что производство опиума (афъюн) сокращено.

В-шестнадцатых. В 1311 г. хиджры, что соответствует 1894 г. христианской эры, пришло известие о скоропостижной кончине сэра Мир Али Мурад-хана, сахиб-и бахадура, правителя Хайрпура в Синде. Мир Али Мурад-хан умер в возрасте 81 года, после 62 лет правления. Церемония прощания с его останками была проведена в саду правительственного дворца Меревезер-холл в Карачи. Затем с глубоким почтением его останки водным путем на корабле были отправлены в высокочтимую Кербелу. По приказу милостивого правителя господина Джеймса автор Занимался подготовкой и проведением всей этой печальной церемонии: выражением соболезнования, встречей людей меча и пера и господ из Европы, прохождением воинского эскорта, организацией траурного салюта из пушек, (организацией) сопровождения останков покойного уважаемыми [110] людьми ислама, индусами и (другими) участниками траурной церемонии, приглашением талукдаров и других лиц.

Подробности этих событий изложены автором в книге «Хайрпур-нама», которая была написана в то время. Поэтому нет необходимости приводить их здесь еще раз. Интересующиеся могут прочитать эту книгу.

(Покойному) наследовал сэр Мир Фаиз Мухаммад-хан, сахиб-и бахадур, а хан-бахадур Кадир Дад-хан был назначен вазиром.

В-семнадцатых. В 1311 г. хиджры, что соответствует 1894 г. христианской эры, высокостепенные руководители Исламской Мадраса в Карачи и другие уважаемые люди вручили автору поздравительное письмо по поводу награждения его титулом хан-бахадур. Характер торжественной церемонии, проходившей в этом высоком собрании, можно узнать, прочитав третью страницу синдхской газеты «Муавин-и Синд», № 17 от 5 мая 1894 г., что соответствует 27 шавваля 1311 г. хиджры. Но чтобы помочь интересующимся, переведем ту статью на персидский язык. Поздравления были автором получены от многих друзей, жителей Синда и других стран. Что же касается поздравительного письма, принятого м,ногими на том собрании, то оно имеет такое содержание:

«Поздравительное письмо:

Преданный, любезный, чистый в помыслах, высокодостойный и высокопоставленный хан-бахадур Худадад-хан.

Руководители мусульманского собрания (маджлис-и ам) от души, сердечно поздравляют Вас с награждением титулом хан-бахадур, которым (Вас удостоило) высокое правительство. Из должностных лиц — мусульман Синда лишь немногие находятся на службе у могущественного правительства. И очень немногие были удостоены правительственных наград. Объясняется это многими причинами, связанными с событиями прошлого, упорным противостоянием (правительству), слабостью общины, непослушанием, но по тем или иным причинам, а мусульмане были подобны незрелым плодам, срываемым порывом ветра. Лишь немногие из мусульман, подобные Вам, которые свою службу правительству выполняют преданно и самоотверженно, получили многие благодарности и почетные титулы. И мы — мусульмане гордимся тем, что Вы, господин, их получили. Хвала Аллаху, что Ваша преданность и верность видны и известны и правительству и людям — высокопоставленным и простолюдинам — и ими уважаемы. Если же кто-нибудь добронравие и хорошую службу Вашу, господин, справедливо не оценит, то это его вина.

Считаем в этой связи уместным рекомендовать всем, кто находится на правительственной службе или собирается на нее поступать, чтобы они вели себя всегда благоразумно и не сбивались с правильной дороги. И чтобы они не вели себя злонравно. А потерявшим верный путь, чтобы указывали правильную [111] дорогу. И чтобы с первого же дня своей службы хранили в сердце три истины: боялись Всевышнего, были бы справедливы и были бы верны своему долгу. Если мусульмане будут служить правительству, следуя этим истинам, то они избегнут и бед этого времени, и отторжения (от праведников) в будущем. Ибо сказано:

“Кто действует справедливо, тот действует по указанию Всевышнего!"

“Не заблудится тот, кто идет по прямой дороге!"

В заключение мы. Ваши друзья, желаем, чтобы Всевышний благословил присуждение Вам этого почетного титула, и славим Всевышнего! Аминь!» 67.

Благодарственная речь хан-бахадура Худадад-хана.

Господин (Худадад-хан) встал с кресла, поклонился господам почтенным руководителям (мадраса) и присутствующим на церемонии, а затем произнес речь на благозвучием языке синдхи, перевод которой на язык фарси дан ниже:

«Почтенные господа, присутствующие на этом дружеском собрании. Прежде всего я благодарю того Единственного Повелителя, который по своей милостивой воле удостоил меня, недостойного, таким высоким титулом. Затем я выражаю бесконечную благодарность председателю этого высокого собрания, а также присутствующим здесь руководителям Мадраса и всем участникам этого радостного для меня собрания. Я счастлив слышать все эти прекрасные поздравления. И даже если бы Каждый волосок на моей голове стал бы языком, то и тогда я не сумел бы полностью выразить все, что я чувствую. И я возношу молитвы к обители нашего Высшего Повелителя, чтобы юн по своей великой милости и мудрости даровал бы всем моим братьям по вере (ахван-и дин) такие же выражения почета и уважения. Аминь!

С разрешения моего старого друга достопочтенного хан-бахадура Хасана Али, сахиба, я хотел бы сказать еще несколько слов. О студенты, подумайте о своих занятиях, вспомните о тех зданиях, которые были специально для вас построены, о здании Мадраса ул-ислам и о здании пансиона (бордингхаус). Все это употребите с пользой и не тратьте время впустую. Во время моего прошлогоднего путешествия я видел много больших городов: Бомбей, Пуну, Ахмадабад, Радж-кот, Джайпур, Дели, Амритсар, Лахор, Мултан и другие, которые находятся вблизи железнодорожных станций. Но такого большого сооружения, как Мадраса ул-ислам, я не видел нигде. Поэтому я рекомендую вам наилучшим образом использовать этот изобильный источник наук и знаний, извлечь из него наибольшую пользу. Моя многообразная служба показала мне, что наши правители весьма милостивы и ценят мусульман. Поэтому, как я полагаю, вступив на путь службы им, (правителям), вы тоже будете удостоены таких же высоких титулов. Я не очень хорошо знаю английский язык, но все же узнал из бесед [112] такое-английское выражение: “Если на экзамене Вы не получили высокой оценки, то попробуйте пойти на экзамен во второй раз. А если Вам опять не повезло, то попробуйте в третий раз. Может быть, тогда Вы добьетесь успеха". Главное, никогда не унывайте и не горюйте из-за неудач».

Затем собрание закончилось. (Присутствовавшим) вручали цветы и благовония и выражали добрые пожелания. Если кто-либо из читателей захочет проверить, все ли так было, пусть окажет любезность автору и заглянет в синдхскую газету «Муавин-и Синд» от 5 мая 1894 г., что соответствует 27 шавваля 1311 г. хиджры.

В-восемнадцатых. В 1311 г. хиджры, что соответствует 1894 г. христианской эры, начался ремонт святой мечети в городе Татта (Тхатта).

В-девятнадцатых. В конце упомянутого выше года господин лорд Элджин, вице-король и генерал-губернатор Хиндустана, прибыл в Карачи, где заложил больницу, названную в честь леди Дафферин, супруги господина Дафферина, сахиба, ранее вице-короля и генерал-губернатора. Событие это было отмечено особо пышной церемонией. Подробности, в которых много достопримечательного, приводятся для интересующихся ниже, в переводе (на фарси).

Краткий перевод милостивого послания:

«Письмо за № 1476 от 18 октября 1894 г., написано политическим-агентом сардарам Афганистана о том, что хан-бахадур Худадад-хан, главный секретарь (мир-) Канцелярии комиссара Синда, доставит бывшего правителя Кандагара и сардара Мухаммада Хашим-хана на место аудиенции.

Коллектор Карачи и политический агент будут это иметь в виду.

Дж. Слайден, помощник комиссара Синда».

Перевод решения, принятого по поводу торжественной встречи:

«На втором заседании (особой комиссии) было принято решение, что торжественная встреча вице-короля и генерал-губернатора Индии состоится в субботу 10 сентября 1894 г. в 9 часов 30 минут вечера. На встречу прибудут: его превосходительство Мир Мухаммад Хасан Али-хан, его превосходительство Хаджи Мир Hyp Мухаммад-хан, его превосходительство Шах Наваз-хан, его превосходительство Мир Абдул Хусейн Хайдерабади, его превосходительство Хаджи Фатх-хан Мирпурхас, сардар Шер Али-хан, бывший правитель Кандагара, и сардар Мухаммад Хашим-хан. В 9 часов 15 минут они прибудут во дворец комиссара (Синда), сахиб-и бахадура. Их экипажи через ворота Чарч въедут во двор дворца господина комиссара и здесь остановятся. Прибывших встретит господин В...л, помощник комиссара. После этого они будут находиться в гостиной господина комиссара, а их экипажи возвратятся той же дорогой и будут (ожидать их) до окончания торжественной [113] встречи. По ее окончании мир-сахибы и сардары спустятся вниз,, сядут в экипажи и уедут. При отъезде из дворца их проводят господа коллекторы Карачи и Хайдарабада, глава администрации Тхарпаркара и помощник комиссара Синда. Чины полиции должны внимательно следить, чтобы это распоряжение было точно выполнено. Распоряжение это должно быть также отправлено хан-бахадуру Худадад-хану, на которого возлагается ответственность за приезд и отъезд упомянутых выше сардаров.

Дж. Слайден, помощник комиссара Синда».

В-двадцатых. В конце 1312 г. хиджры, что соответствует 1895 г. христианской эры, за свои большие способности (господин Джеймс) по приказу правительства был назначен в состав Совета при вице-короле Индии. А затем он, вопросив разрешение, отправился в Англию. Воистину таковы плоды мудрости и добронравия.

Комментарии

58 Хаб (Хабб) —местность на западе от г. Карачи, в долине р. Хаб.

59Анаребл — достопочтенный, уважаемый.

60 Сеид (араб. «сайид» —-«господин») — потомок пророка Мухаммада. По данным переписи 1901 г., в Синде насчитывалось свыше 26 тыс. сеидов.

61 Мусульманам, подданным Британской Индии, присваивались следующие почетные титулы (в нисходящем порядке): наваб-бахадур, наваб, хан-бахадур, хан-сахиб, хан (подробнее см.: Leihbridge R. The Golden Book of India. L., 1900. с. XII).

62 Лорд Дафферин занимал пост генерал-губернатора и вице-короля Британской Индии в 1884—1888 гг.

63 Талукдар (араб.-перс.) — крупный землевладелец, владелец поместья (см. прмеч. 8 к 1-й части).

64 Лорд Лансдаун занимал пост генерал-губернатора и вице-короля Британской Индии в 1888—1893 гг.

65 Джхарак (также Джаррак) — город в Центральном Синде, между Таттой и Хайдерабадом, на правом берегу р. Инд.

66 Радж-кот — административный центр Политического агентства Западный Катхиавар (на п-ове Катхиавар в Западной Индии), объединявшего в своих пределах в конце XIX—начале XX в. 44 мелких вассальных княжества (подробнее см.: The Indian Year Book, 1943—44, с. 221—222).

67 Далее идет текст хвалебного адреса, врученного Худадад-хану, который мы опускаем.


Текст воспроизведен по изданию: Худадад-хан. Сущность истории Синда. М. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.