Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХОНДЕМИР

ДРУГ ЖИЗНЕОПИСАНИЙ

ХАБИБ-УС-СИЯР

Извлечения из “Хабиб-ус-сияр" Хондемира, т. III, ч. IV

Перевод код ред. А. А. РОМАСКЕВИЧА

О переходе Эль Аманом реки (Аму-дарьи) по приказу Мухаммед-хана Шейбани и поражение его в битве с войсками эмира Шуджа-уд-дин Зуннуна 75

[В предыдущих главах повествуется о непрерывной междоусобной борьбе между правнуком Тимура султаном Хусейн-мирзой и его сыновьями, правившими отдельными областями Хорасана, в том числе и районами, занятыми туркменами. В 1498 г. восстал против отца Абуль-Мухсин-мирза, правитель Мерва, по предварительному уговору с Мухаммед Хусейн-мирзой, правителем Нисы и Абиверда. 76

Султан Хусейн-мирза осадил Мерв и после длительной осады закончил свою экспедицию примирением с сыном. Вскоре (в 1499/500г.) Мухаммед Хусейн-мирза, изгнавший прежде из Астрабада 77 своего брата Музаффар Хусейн-мирзу, вознамерился завоевать и другие области Хорасана и «захватил все пространство от Астрабада до Нишапура». [40]

В августе 1500 г. султан Хусейн-мирза двинулся из Герата к Астрабаду против Мухаммед Хусейн-мирзы. Дело кончилось снова примирением, после чего Хусейн-мирза передал Мухаммед Хусейну наместничество в Джурджане, Мухаммед Мухсин-мирзе поручил управление областями Туса, Мешхеда, Абиверда, Несы, Дуруна и Языра, 78 Абуль-Мухсин-мирзу он утвердил правителем Мерва, а Балхская область от берегов Аму-дарьи до Мургаба была передана старшему из сыновей Беди-уз-заман-мирзе, который за время отсутствия Хусейн-мирзы успел захватить Герат. О несомненном участии туркмен в этой беспрерывной междоусобной борьбе последних тимуридов здесь не сообщается никаких данных.

В 911 г. х. (1605/06г.) султан Хусейн-мирза отправил против Шейбани-хана, который, по словам Хондемира, «устраивал набеги на страны Мавераннахра» (хотя, в действительности, Шейбани-хан к 1506 г. уже овладел всеми областями Мавераннахра), своего сына, правителя Балха, Беди-уз-заман-мирзу и вскоре сам выступил вслед за ним, но заболел в походе и умер в местечке Баба Иляхи 11 зуль-хиджа 911г. х. (5 мая 1506г.), а тем временем Шейбани-хан начал свое продвижение в Хорасан.]

|353| В то время как слухи о смерти (султана Хусейн-мирзы) распространялись повсюду, Мухаммед-хан Шейбани, в течение долгих лет ждавший [41] этого дня, отправил Эль Амана 79 с отрядом храбрых войск с целью нападения на Иран. Перейдя реку Амуйе (Аму-дарью), Эль Аман делал набеги и начисто ограбил (страну) до берегов Мургаба. Часть войск он переправил через Мерверуд в области Бадгиса, 80 где также произвел убийства и грабежи.

В месяце мухарреме 912 г. (май-июнь 1506 г.) эти вести дошли до Беди-уз-заман-мирзы и Музаффар Хусейн-мирзы (преемники султана Хусейн-мирзы), которые думали, что Шейбани-хан самолично, перейдя через Амуйе (Аму-дарью) и Мургаб, отправится на захват столицы Герата. Поэтому на них напал сильный страх, и когда эти сведения подтвердились, они решили для отражения Эль Амана назначить некоторых эмиров с войском. Прежде чем кто-либо из вельмож принял на себя это ответственное поручение, эмир Шуджа-уд-дин Зуннун, аргун, с 10—12 тысячами человек из войск Гура, Сахира, Кандагара и Земиндавера 81 в середине указанного месяца явился в Герат. Прибыл он потому, что Беди-уз-заман-мирза после смерти султана Хусейн-мирзы послал вестника к эмиру Зуннуну с приказанием прибыть в столицу. Когда эмир Зуннун прибыл к Беди-уз-заман-мирзе и Музаффар Хусейн-мирзе, он узнал о приходе Эль Амана и узбеков на Мургаб и, не отдыхая с дороги, с эмиром Султан Баязидом, берласом, быстрым маршем двинулся в сторону Меручака. Войска Мавераннахра (узбеки), узнав о прибытии эмира, направились через Чуль-и-Зардак. Эмир Зуннун, преследуя узбеков, настиг их в этой пустыне, убил около ста человек, взял в плен 60—70 и вернулся обратно в Герат.

[Мухаммед-хан Шейбани, начавший набеги на Хорасан, заставил султана Беди-уз-заман-мирзу и Музаффар Хусейн-мирзу подумать о мерах государственной защиты. На Мургаб, в место сбора всех хорасанских войск, прибыли наместники, принцы и военачальники с войсками, а также |354| Захир-уд-дин Мухаммед Бабур из Кабула. Так как султан Беди-уз-заман-мирза и его братья не обладали энергией и способностями отца, то пока они занимались бесполезными совещаниями и стратегическими предложениями, узбеки успели нанести им такое поражение, что они разбежались по всему Хорасану. Шейбани-хан осадил и взял в 912г. х. (1506/7 г.) Балх, а в 913г. х. (1507/8 г.) Герат.] |355|

Абуль-Мухсин-мирза (по возвращении из Герата в Мерв) занялся управлением Мервской области. Благодаря его доброте и справедливости через небольшой промежуток времени (Мервская область) стала заселенной. В тот период, когда Мухаммед-хан Шейбани захватил страны Мавераннахра, Абуль-Мухсин-мирза своей дальновидностью превратил крепость Серахс в благоустроенное обиталище, перевезя сюда некоторое [42] имущество и запасы. В начале 913г. х. (1507г.), когда узбекские войска вступили на территорию Хорасана, Абуль-Мухсин-мирза запечатал свое |362| имущество в той крепости (Серахсе) и отправился в Мешхед.

[В Мешхеде его встретил брат Мухаммед Мухсин-мирза, и оба они, собрав войска, выступили против узбеков. Благодаря сильному натиску узбекских войск оба брата были убиты под Мешхедом, и последний перешел в руки Шейбани-хана.

Остальные принцы погибли один за другим. Беди-уз-заман-мирза и Музаффар Хусейн-хан бежали в Джурджан. 82

В 913г. х. (1507/08г.), уже во время господства Шейбани-хана, Сейид Хади-ходжа, приходившийся двоюродным братом упомянутому хану, был посажен правителем в Мешхеде, а управление Мерва было передано Камбар-бию.

В том же году Мухаммед Касим-мирза, сын Хусейн-мирзы, собрав войско, пришел в Мешхед. Сейид Хади бежал в Мерв и сообщил о случившемся Шейбани-хану. Шейбани-хан для отражения принца (Касим-мирзы) послал в Мешхед Убейдуллу-султана. Убейдулла-султан с войсками прошел через Чарджуйскую переправу и поспешил в Мерв. В Мерве он взял с собой Сейид Хади и Камбар-бия и пошел на Мешхед.

Через несколько дней Мешхед был взят, а Мухаммед-Касим-мирза попал в руки узбеков и был убит.]

О прибытии Беди-уз-заман-мирзы и Музаффар Хусейн-мирзы в Джурджан

|365| В 913 г. х. (1507/08г.) Беди-уз-заман-мирза, делая переходы за переходами, направился из Сеистана в Джурджан. Туда же прибыли Музаффар Хусейн-мирза. Поэтому этим «двум счастливым звездам» выпал еще раз случай сблизиться в Астрабаде. Оба брата, родившиеся под счастливой звездой, заключили друг друга в объятия и послали правителем в Дамган Феридун Хусейн-мирзу, который, после смерти своего единоутробного брата Мухаммед Хусейн-мирзы, сделался правителем Астрабада. Когда слух об упрочившемся положении двух владык дошел до Герата, обитательницы царственного гарема Султан-бегум и Хадидже-беги-ага (мать Музаффар Хусейн-мирзы) и еще некоторые другие лица из гарема (покойного султана Хусейн-мирзы), с разрешения Джан Вефа-мирзы (узбека), направились в Джурджан. Воины улуса Тимура (т. е. владений покойного султана), |366| застрявшие в различных городах Хорасана, также отправились в ту сторону, и еще раз бодрое войско собралось под знамена Беди-уз-заман-мирзы и Музаффар Хусейн-мирзы. Но по прошествии нескольких месяцев Музаффар Хусейн-мирза тяжело заболел и умер. Беди-уз-заман-мирза [43] сильно горевал по нем и облекся в траур. Затем он взялся за правление Джурджанской областью, скинув траурные одежды, но не прошло и года после прибытия его в Астрабад, как он услышал о приближении Мухаммед-хана Шейбани.

О вторичном походе Мухаммед-хана Шейбани из Турана в Иран

Мухаммед-хан Шейбани, переправившись через воды Амуйе (Аму-дарьи), |366| окруженный пышной свитой, прошел по городам Хорасана и двинулся на Джурджанскую область.

Султан Беди-уз-заман-мирза, узнав о приближении врагов и почувствовав неспособность джурджанских войск выйти на поле сражения с могущественным ханом, решил уйти в Азербайджан. Мирзу Мухаммеда (своего сына) оп оставил в крепости Дамгана у его дяди Феридун Хусейн-мирзы и поспешно двинулся в путь.

Мухаммед-хан Шейбани, узнав об отъезде Беди-уз-заман-мирзы в Азербайджан, передал управление Джурджаном эмиру Ходжа Ахмеду, конграту. Ходжа Ахмед много лет служил султану Хусейн-мирзе и Музаффар Хусейн-мирзе, но в дни тревожных событий перешел на сторону Мухаммед-хана Шейбани.

После этого (Шейбани) двинулся в наступление на Дамган. Феридун Хусейн-мирза и Мухаммед Заман-мирза не выдержали осады, продолжавшейся несколько дней, сдали крепость и были милостиво встречены Шейбани-ханом. Через 5 дней Мухаммед Заман-мирза получил (от Шейбани) дозволение отправиться в Азербайджан, а Феридун Хусейн-мирза без дозволения покинул лагерь (Шейбани-хана) и направился на берега реки Атрека к туркменам племени йака 83.

|367| Мухаммед-хан Шейбани проводил лето на равнине Радкана, а зиму в степях Мавераннахра, то отражая нападения казахов, то сам делая набеги на кочевников Кыпчакской степи (Дашт-и-кыпчак). В конце 915 г. х. (1509 г. — начало 1510 г.) он потерпел поражение от Касим-султана, который был наиболее выдающимся правителем в Кыпчакской степи. В этом бою погиб Камбар-мирза с многими другими знатными лицами. Весною огорченный Мухаммед Шейбани возвратился в Хорасан, откуда совершил набег на хезарейцев 84 и некудерцев 85, которые обитали в горах Гярмсира [44] и в Земиндавере. Но так как «солнце его счастья достигло черты заката» набеги остались безрезультатными.

В средине ша'бана 916 г. х. (конец ноября 1510 г.) он прибыл в столицу Герат, а его войска шли пешком, так как большинство узбеков потеряло своих лошадей и снаряжение. В течение нескольких дней хан отдыхал там. В это время пришло известие о наступлении из Ирана и Азербайджана падишаха четвертой части обитаемого шара (шаха Исмаила) на Хорасан. Изумленный и растерянный (Шейбани-хан) бежал в Мерв и в этой области рукой падишаха был убит.

О смерти Беди-уз-заман-мирзы в Стамбуле

Между тем Феридун Хусейн-мирза, выйдя за ворота Дамгана, ушел к туркменам племени йака 86. В 916 г. х. (1509 г.), когда Мухаммед-хан Шейбани повел войско против кочевых племен в Кыпчакской степи (Дашт-и-кыпчак), Феридун Хусейн-мирза, собрав небольшое войско, пришел в Хорасан и завоевал крепость Келат. Правитель Мерва Камбар-бий, услышав эту весть, двинулся с многочисленным войском из узбеков на Келат. Шахзаде вследствие малочисленности своего войска не был в состоянии защищать стены Келата, и победа досталась Камбар-бию. Феридун Хусейн-мирза попал в руки узбеков и погиб.

Беди-уз-заман-мирза с тем войском, которое у него набралось, направился (из Рея) в Астрабад. Правитель Джурджана Ходжа Ахмед, конграт, стал с ним сражаться, и между противниками возник чрезвычайно упорный [45] бой. Мухаммед-кули, который у Беди-уз-заман-мирзы был самым любимым человеком и среди всех остальных отличался своими достоинствами, был убит в сражении. Войско Беди-уз-заман-мирзы потерпело поражение, а сам он со своими приближенными бежал с поля сражения в Индию 87.

Когда слухи об этом дошли до Пир Гейб-бека, талыша, который управлял |368| Астрабадом и получил управление от своего брата Халяф-бека,88 он испугался и бежал. Вполне понятно, что сановные и уважаемые лица Джурджанской области устроили принцу (Мухаммед Заман-мирзе) торжественную встречу со смиренными просьбами и славословиями. Мухаммед Заман-мирза вступил в Астрабад как верховный властитель и осыпал милостями главных должностных лиц области, в том числе ходжу Гияс-уд-дина Али, битикчи 89, который был старшим братом ходжи Музаффара. Ему Мухаммед Заман-мирза пожаловал должность председателя дивана, сына его Ибн-Ямин-бека сделал «парваначи» (секретарем султанских указов), пост «даруга» (правителя) области предоставил Ага Мир Кефшгеру.

Мухаммед Заман-мирза отправил послов к старейшинам улусов (туркмен) саин-хан 90 и кераили (или герайли 91) с предложением подчиниться его власти. Этот народ выразил готовность служить верой и правдой. Многие из предводителей поспешили к нему и принесли подобающие подарки, за что получили благодарность. Их примеру последовали все джурджанские сановные лица и сияхпуши 92, заявившие о своем желании служить Мухаммед [46] Заман-мирзе, за исключением другого брата ходжи Музаффара, ходжи Низам-уд-дин Махмуда и его сына эмира Мухаммед Музаффара, которые, запершись в укрепленном месте, не пожелали подчиниться.

[Ходжа Музаффар на пути из Хорасана в Азербайджан услышал о захвате Астрабада Мухаммед Заман-мирзой и помчался в Исфераин 93.В Исфераине к нему присоединился правитель Исфераинской области Бирун-бек, а также подоспел Явак Дин-бек 94. По дороге в Бастам они узнали, что официальным указом шаха Исмаила управление Джурджанской областью передается ходже Музаффару.]

Поэтому обрадованные эмиры, решив наступать на Астрабад, повели войска через Бастам. На дороге их встретил гонец от правителя Бастама и доставил им голову ходжи Мир Кефшгера. Обстоятельства происшествия были таковы. По приказанию Мухаммед Заман-мирзы ходжа Мир Кефшгер с отрядом джурджанских воинов отправился в набег на Бастам. Мухаммед ага, который был «даругой» нескольких селений этой области, преградил ему путь, выступив со своими людьми, в результате чего (Мир Кефшгер) был убит. Мухаммед-ага послал его голову к ходже Музаффару и эмирам, |369| которые, сочтя это хорошим предзнаменованием, вошли в Астрабадское ущелье.

Когда известие об убийстве ходжи Мира дошло до брата его Ага Мира Кефшгера, он, взволнованный и огорченный, отправился к Мухаммед Заман-мирзе и, рассказав о том, что произошло, внушил принцу мысль схватить и заключить в оковы ходжу Гияс-уд-дина Али (брата ходжи Музаффара и Ибн-Ямин-бека (сына первого); его поддержал эмир Хусейн из Хезар-джериба. Этих двух уважаемых лиц схватили, заключили в оковы и в день сражения (о котором говорится ниже) предали смерти.

Итак, когда хорасанские военачальники стали приближаться, Мухаммед Заман-мирза вместе с эмиром Хусейном из Хезар-джериба и предводителями (сердарами) улусов (туркмен) саин-хан и кераили выступил из Астрабада. Приблизительно около того времени к Мухаммед Заман-мирзе присоединились ходжа Низам-уд-дин Махмуд, эмир Музаффар со своими подчиненными, Мирза Али из Фендереска 95 с двумястами человек, сейид Фахр-уд-дин и Султан Кабуль-оглы 96 с отрядом (туркмен) из племени саин-хан. [47]

Во время намаза, совершаемого между полуднем и солнечным закатом, в пятницу, 5-го числа месяца рамазана 920 г. х. (8 ноября 1514 г.) произошла, встреча двух отрядов в окрестностях Ак Мешхеда, находящегося от Астрабада на расстоянии приблизительно 8 фарсахов. Передовые части войск напали друг на друга, и с той и с другой стороны было убито два-три человека. Когда зашло солнце и наступила ночь, оба войска разошлись по своим лагерям и в течение всей ночи держали караулы. Утром же в субботу, снова построившись в боевой порядок, они устремились истреблять друг друга . . . Наконец, победа досталась ходже Музаффару, а дело Мухаммед Заман-мирзы окончилось плохо. Эмир Хусейн из Хезар-джериба бежал на свою родину, Мухаммед Заман-мирза ушел к (туркменам) племени саин-хан.

Ходжа Музаффар отправился в Астрабад и в течение нескольких дней отдыхал с дороги. Когда Эвез-султан, получивший назначение от шаха (Исмаила) на управление Астрабадом, прибыл из Нишапура в Джурджан, он вместе с ходжой Музаффаром отправился истребить Мухаммед Заман-мирзу. Утром шахзаде, получив сведения о скором прибытии эмиров, поспешил из Астрабада в кочевья кераили и еще несколько месяцев провел среди этого племени 97.

О сражении шаха Исмаила 98 с Мухаммед-ханом Шейбани под Мервом

|374| Шах Исмаил, пройдя через Султанийе, достиг области Рей и отсюда, также без остановки, направился в Дамганскую область. Правитель (даруга) этой области Ахмед-султан, приходившийся зятем Мухаммед-хану Шейбани, лишь только получил сведения о приближении победоносных войск шаха Исмаила, бросил власть и имущество и обратился в бегство. Точно таким же образом предпочел поступить и Ходжа Ахмед, конграт, бывший правителем в Астрабаде; он избрал путь бегства и через ущелье Зардэ-хак отправился в Языр и Дурун, а оттуда в Хорезм. Что же касается (местных) должностных лиц Джурджанской области, так, например, Сейид Рафи и Баба Ноуруза, то они поспешили выйти навстречу его величеству с обильными подношениями и в Бастаме удостоились чести выразить свои верноподданнические чувства. Получив знаки шахского внимания и одобрения, они вернулись к себе домой.

В это самое время ходжа Сейф-уд-дин Музаффар, битикчи, находившийся в Кябуд-джамэ, услышал о приближении шахских войск и в победном [48] настроении устремился в лагерь его величества. В Джаджерме он присоединился к свите шахских слуг, за что получил знаки признательности и в Исфераине был пожалован почетным халатом и высокой должностью министра двора его величества.

Несмотря на то, что из всех военачальников ни один не удостаивался чести прикладывать печать, шах соизволил приказать, чтобы впредь все шахские указы скреплялись печатью этого преданного правительству шаха лица. Кроме того, он был пожалован председательством в диване на условия самостоятельности и независимости в смысле разделения власти с какими-то бы ни было другими лицами. Ходжа Музаффар, с соизволения шаха приступивший к исполнению своих обязанностей, направил все старания к тому, чтобы обеспечить доходы дивана и соблюсти интересы мусульман.

Что же касается Мухаммед-хана Шейбани, который в это время возвратился в Герат с набега на хезарейцев с сердцем, разбитым на сто кусков, и пребывал в саду Джехан-ара, то, когда он услышал от Ахмед-султана о наступлении шахских войск, его охватило такое чувство безграничного страха и ужаса, что, несмотря на свои частые хвастливые заявления и речи, что, мол, недалеко то время, когда мы поведем войска в пределы Ирака и Азербайджана, а после того, как завоюем эти государства, обратимся на Хеджаз, что еще до того, как неприятельское войско вступило на территорию Хорасана, в конце месяца раджаба 916 г. х. (начало ноября 1510 г.), когда луна была на ущербе, он «посыпал прахом бесчестия голову своего счастья», из Герата бежал в Мерв и заперся в его стенах. Оттуда он разослал султанам Мавераннахра приказы с требованием узбекского войска.

После бегства Шейбани-хана Джан Вефа-мирза, назначенный на пост правителя Герата и Хорасанской страны, последовал примеру своего властелина и убежал в Мерв.

/375/ Из Мешхеда шах Исмаил двинул победоносные войска на Серахс 99. Когда шахские войска нагрянули на эту провинцию, ее жители, от которых убежал их собственный правитель, оказали повиновение и готовность служить его величеству, и так как они дали доказательства своей принадлежности к религии имамов (были шиитами), то были избавлены от разграбления (нападения войска). Шах Исмаил отправил из Серахса в Мерв Данэ Мухаммед-бека с полком конницы в качестве авангарда . . . Когда Мухаммед-xaн Шейбани получил сведения о приближении передовых частей шахских отрядов, он выслал навстречу Джан Вефа-мирзу и Камбар-бия с большим войском узбеков. Встреча противников произошла у деревни Тахир-абад. Борьба была чрезвычайно упорной, и, как предсказывал государь при расставании со своим полководцем, Данэ Мухаммед-бек был убит ударом стрелы, [49] пущенной одним из узбеков. Но, несмотря на это, шахские воины «взметнули вверх знамена» и погнали устрашенные полчища узбеков внутрь мервских стен.

Приблизительно в то же самое время шахские войска подошли к Мерву. Воины разбили лагерные палатки неподалеку от города и, начав осаду, стали подготовлять все необходимое для штурма крепости. Мухаммед-хан (Шейбани) запер городские ворота и поручил каждую из башен кому-нибудь одному из главных военачальников. Твердо вознамерившись выдержать осаду, он для защиты этого укрепленного города употребил много стараний.

Хотя завоевание Мерва для шахского войска было задачей вполне осуществимой, однако его величество, принимая в расчет возможные потери в рядах своих войск, не был склонен отдавать приказ на такое дело. Время проходило главным образом в том, что шахские солдаты в полном вооружении устремлялись к городским воротам, а из города, в свою очередь, выходили неприятельские отряды, и противники сходились в открытом поле. В большинстве случаев, удача склонялась на сторону войска его величества, и в каждой стычке узбеки оказывались побитыми, но иногда, как это свойственно судьбе, и шахским солдатам приходилось отведать «из рук виночерпия смерти кубок кончины». Случалось и так, что те из шахских солдат, которые попадали в плен, по приказанию Мухаммед-хана предавались смерти.

|375| После того, как шахские войска простояли под Мервом значительное время и лишь только выяснилось, что осада крепости протекает без всякого успеха, шаху Исмаилу пришло на мысль снять осаду и отступить назад на расстояние одного—двух переходов в том предположении, что Мухаммед-хан Шейбани сочтет это отступление за бегство и, решив пуститься в погоню за неприятелем, смело выйдет за стены Мерва. Найдя подобную мысль правильной, шах принялся за ее осуществление, не сообщая о своих замыслах никому из своих военачальников. В конце дня, в среду 28 ша'бана 916г. х. (30 ноября 1510 г.) шахские войска отступили от мервских стен и расположились лагерем, перейдя канал селения Махмуд-абад, которое находится на расстоянии 3 фарсахов от г. Мерва. Там они стояли в течение одного дня и двух ночей. Многие из военачальников и сановных вельмож, ничего не знавшие об истинных причинах этого отступления, были чрезвычайно удивлены, погрузились в раздумье и пришли в состояние расстройства и возмущения в силу излишнего усердия. Лишь несколько приближенных к шахской особе, хорошо знавшие рассудительность шаха, были уверены, что это происшествие в конечном итоге завершится победой.

Дело в том, что от Сейф-уль-анами (ходжи Музаффара) они слыхали о приказании, отданном его величеством на упомянутой стоянке (Махмуд-абад) одному из придворных секретарей, который должен был написать Мухаммед-хану Шейбани письмо следующего содержания.

«Некоторое время тому назад ты нам писал, что имеешь намерение совершить хадж и по этой причине в недалеком будущем направляешься в Ирак и Азербайджан, Мы в ответ написали тебе, что сами намереваемся совершить [50] паломничество к гробнице Али-ибн-Муса-ар-Ризы (в Мешхеде) и в скорейшем времени думаем туда направиться. Так как твое обещание тобою не было выполнено, то мы, исполняя свое обещание, двинулись на Мешхед, удостоились приблизиться к святому месту и получить исполнение надежд.

«Это послание преследовало ту цель, чтобы Мухаммед-хан Шейбани, осведомленный о выступлении шаха, поспешил выйти навстречу и выполнил все то, что полагается для гостеприимства и торжественного пира».

«Так как это не было выполнено, мы для того, чтобы встретиться, сами пожаловали к Мерву, в котором вы пребываете. Но и в этом случае с вашей стороны не последовало того, что предписывается правилами учтивости. Поэтому мы направимся назад и будем делать зимние стоянки кое-где по областям Хорасана. А в начале весны, при выступлении войска тюльпанов и (других) цветов, мы выйдем на поле битвы, дабы то, что скрыто за завесою тайны, обнаружилось явно».

Это письмо, согласно шахскому приказанию, было вручено одному из главных курчи (телохранителей), которого отправили в Мерв в четверг, во время предвечернего намаза.

Утром в пятницу его величество оставил у Нул-и-Махмуди Эмир-бека, мосульского, мухрдара 100 с тремястами всадников, а сам в сопровождении войска двинулся по направлению к крепости Талхатан. 101 Было решено, что, когда Эмир-бек заметит вдали (приближающуюся) массу войск Мухаммед-хана, он без всякого промедления тотчас же пустится в бегство и затем присоединится к войску шаха с той целью, чтобы расхрабрившиеся узбеки, перейдя через водный поток (речку) Сйях-аб, находящийся на той же дороге, бросились бы преследовать шахское войско и, таким образом, отдалились от города.

Со своей стороны, Мухаммед-хан Шейбани, узнавший, что шах Исмаил снял лагерь и направился в Ирак, полагал, что неприятельские войска пойдут прямо до самых пределов Ирака и Азербайджана. Вместе с тем однако, ради соблюдения осторожности, в первый день он не выходил из города и только утром в пятницу с многочисленным войском выступил из ворот Мерва. Сам он занял место в центре войска, фланги поручил Джан Вефа-мирзе и Камбар-бию, после чего с чрезвычайным самомнением пустился преследовать шаха Исмаила.

В то время как Мухаммед-хан Шейбани находился в пути, ему доставили письмо шаха. Узнав содержание письма, он подумал, что причина этого послания заключается в том, что по слабости своих сил шах не рискует тягаться с ханом. Сделав такое заключение, Шейбани-хан больше прежнего направил все свои помыслы на преследование шахского войска и приказал ходже Кемаль-уд-дину Махмуду Сагарджи взять с собою в Мерв доставившего письмо курьера, задержать его и одновременно с этим выслать из [51] города всех тех воинов, которые там еще оставались. Сам же Шейбани-хан с поспешностью продолжал путь. Когда он стал приближаться к деревне Махмуди, Эмир-бек, мухрдар, согласно приказанию, обратился в бегство. Мухаммед-хан Шейбани лишь только заметил это, тотчас же преисполнился радостных надежд на победу и стремительно перешел через речку Сиях-аб.

Но падишах, осведомленный о приближении неприятелей прибывшим в шахский лагерь Эмир-беком, с 3—4 тысячами войска, военачальниками и своими телохранителями (курчи), которые находились в это время при его особе, обратился лицом к неприятелю, и неподалеку от деревни Махмуди произошла встреча противников. Сближение двух отрядов закончилось столкновением.

|376| Наконец, победу удалось одержать шаху Исмаилу, и узбекское войско, повернув тыл, обратилось в бегство. Шахские воины преследовали его и многих из бежавших перебили. Из числа людей Хорасана эмир Джеляль-уд-дин Махмуд, сын калянтара сейида Гияс-уд-дина, Мухаммед Багбан, ходжа Муиз-уд-дин Хусейн и ходжа Абдулла мервский с большим количеством мервского населения входили в состав войска Шейбани-хана; в этот ужасный день они были убиты воинами шаха. Джан Вефа-мирза и Камбар-бий были взяты в плен и казнены по приказу его величества. Бежавший к речке Сиях-абу в чрезвычайной растерянности и панике Мухаммед-хан Шейбани сопровождении пятисот человек, которые находились в отряде его свиты, погнал лошадь к стенной ограде (чар дивари), так как у него не было другой дороги для выхода. Бирун-султан со своими воинами, окружив эту ограду, стал обстреливать ее из луков. Узбеки падали друг на друга, и многие из них погибли под копытами лошадей. Так как те, у которых еще оставалось дыхание жизни, становились ногами на мертвецов и влезали на стены этой ограды, то воины валили их наземь ударами сабель.

Когда вся эта толпа была перебита, многие из отряда его величества стали разыскивать между убитыми Мухаммед-хана, и некто по имени Азиз-ага, из шахских курчи, известный по прозвищу Али-бахадур, узнал его. И он отделил голову от туловища в той самой ограде, где под массою зловонных трупов, задохнувшийся вследствие падения на него беглецов хан вручил свою душу богу, так как в своем самомнении и высокомерии он полагал, что кроме его самого никто другой не достоин царской короны. Азиз-ага принес голову шаху-победителю и бросил к ногам шахского коня.

Шах наградил Эмир-бека мосульского и еще некоторых других, отличившихся в сражении. Седла и оружие Мухаммед-хана Шейбани, его военачальников и сановников в количестве, какое невозможно было сосчитать и самым искусным счетчикам, он роздал солдатам. Шах Исмаил пощадил население Мерва. Из голов убитых в сражении он соорудил целые минареты. Ходжа Кемаль-уд-дин Махмуд Сагарджи, который при дворе Мухаммед-хана не только занимал должность председателя дивана, но даже принимал близкое участие в самых важных государственных и финансовых делах по причине своего влияния и авторитета, в тот день, [52] благодаря счастливой звезде, находился в Мерве. Когда ходжа Махмуд услышал о гибели Шейбек-хана, он стал домогаться свидания с эмиром Наджм-уд-дином Мас'уд-и-сани, просил у последнего заступничества и был пощажен. Падишах, сжалившийся над ним, дал ему возможность занять важную должность и место председателя дивана, и на этих постах ходжа Махмуд добился высоких чинов, далеко опередив других везиров 102.


Комментарии

75. В квадратные скобки заключаются пересказ или примечания переводчика, в круглых скобках находятся слова, не содержащиеся в тексте и добавляемые переводчиком, Цифры на полях обозначают или листы рукописи или страницы литографии.

76. Город Неса находился недалеко от нынешнего Ашхабада, к западу от него, на месте городищ близ аула Багир; Абиверд, или Баверд, значительный город Хорасана к северу от Копет-дага, ныне небольшое селение, в 120км к юго-востоку oт Ашхабада (В. Бартольд. Историко-географический обзор Ирана, стр. 60—61; Он же. К истории орошения Туркестана, стр.37—41; Он же. Туркестан в эпоху монгольского нашествия, стр. 274—283).

77. Астрабад — название города и провинции в Иране, в юго-восточном углу Каспийского моря, в 36 км от его побережья; в настоящее время город и провинция получили древнее название всей этой местности (Гиркания) и называются Гурган.

Город Астрабад возник по почину арабов во время их завоевательного движения на Гурган и Табаристан (к западу от Астрабада, иначе Мазандеран), благодаря своему важному стратегическому положению в обширной и богатой естественными ресурсами равнине, как предполагают, на месте древней столицы Гиркании Задракарты. При арабах город Астрабад занял второе по значению место в провинции Гурган (по-арабски Джуржан) и стал торговым центром в этой части Ирана и складочным местом для товаров, шедших с северо-запада (Кавказ, Южная Россия). Находясь в политически и стратегически важном пункте скрещения путей от моря на Мешхед—Герат (к востоку и юго-востоку) и Тегеран—Исфаган (к западу и юго-западу), город Астрабад, как и вся провинция, впитал в себя большое разнообразие племен и при каджарах являлся основным местопребыванием этого племени; численность населения города в настоящее время доходит до 25000 чел. Провинция Астрабад делится на семь «булюков» (уездов): Аназан, Садан-Рустак, Шахкух и Савер, Астрабад-Рустак, Катуль, Фендереск и Кухсар; поверхность провинции достигает 14500 кв. км, численность населения до 200000 чел., исключая туркмен. Помимо культуры риса, хлопка, сахарного тростника, в местности Астрабада, как и везде в Гургане, уже давно, надо думать, задолго до арабов, существовала культура шелковичных червей, и шелководство, при своем переходе из Китая на запад, в Гилян, через Среднюю Азию, имело здесь один из главных этапов (Enzyklopaedie des Islam, I, 512-513; H. Rabino Mazandaran and Astarabad, pp. 71-77 — описание города, 78-84—описание провинции; Северная Персия. Сборник консульских докладов, стр. 27-35).

78. Развалины г. Дуруна находятся на полпути между Ашхабадом и Кызыл-арватом. В домонгольскую эпоху здесь была крепость Так, получившая в начале XIII в. название Языр, по имени поселившегося здесь туркменского племени. А.Г.Туманский. (О Дуруне и Языре). Зап. Вост. отд. Арх. общ.IX, стр.302—303; ср.:В.В.Бартольд. Очерк истории туркменского народа, стр. 37—38).

79. В тексте во многих местах имя Эль Амана искажено и изображается различно.

80. Бадгис у арабских географов — страна между Гератом и Серахсом; позднее Бадгисом именовалась вся северо-восточная часть нынешнего Афганистана (В. Бартольд. Историко-географический обзор Ирана, стр. 33; см. ниже стр. 168, прим. 1).

81. Гуриземиндавер — горные области в верховьях Герируда (В.Бартольд, op. cit., стр. 36—37, 49—50).

82. Джурджан или Гурган: в древности область с городом того же названия на берегу р. Гюргена, позднее — область по р. Гюргену (В.Бартольд. Историко-географический обзор Ирана, стр. 79—80).

83. В тексте *** . Туркмены, носящие это прозвище, занимали берега pp. Гюргена и Атрека, вследствие чего термин йака может быть истолкован как береговой (йака—берег) (ср. также В. В.Бартольд. Очерк..., стр. 47—48).

84. Хезаре, хезарейцы — племя монгольского происхождения, говорящее по-персидски, живет между Гератом и Кабулом как к северу, так и к югу от главных хребтов; название по-персидски значит «тысяча», — так называлось одно из подразделений монгольских войск. Потомки монгольских отрядов, занявших в XIII в. горную область Гур в северном Афганистане. Численность хезаре — 600000 чел., но цифра твердо не установлена; в громадном большинстве— горные земледельцы, по религии шииты или исмаилиты. Кроме того, в северо-восточном, восточном и юго-восточном округах Хорасана, пограничных с Афганистаном, — в округе Мешхеда, Джама, Бахарза, Хафа и Зиркуха — много хезарейцев, выходцев из Афганистана. Они известны в восточном Иране под именем бербери, от названия некоторых из их родов, эмигрировавших в Иран. Общая численность бербери 20000 домов. Наконец, в состав аймаков или чахар-аймаков в северном Афганистане входит племя хезаре, — это оседлые монголы, говорящие по-монгольски (западно-монгольское наречие, т. е. калмыцкий язык), с примесью персидского языка; численность 80 000 чел. (В.Бартольд. Историко-географический обзор Ирана, стр. 55, 56; А. Снесарев. Афганистан, стр. 103, 116, 123—128; И. Рейснер, Афганистан, стр.32 — 33; Curzon. Persia and the Persian Question, I, p. 199; Бayмгартен. Поездка по Восточной Персии, стр.269—270; Северная Персия. Сборник консульских докладов, 1933, стр. 14).

85. Некудерцы — отряд монголов, прибывших в Афганистан в XIII в. и первоначально находившихся под начальством чагатайского царевича Некудера, этот последний состоял на службе у Хулагу, завоевателя Персии, но потом изменил ему. Покорение горной страны Гура в Афганистане и взятие сильных гурских крепостей стоило монголам больших трудов; после окончательного завоевания в стране были оставлены монгольские отряды, постепенно принимавшие язык побежденных. К ним, по всей вероятности, присоединились впоследствии другие монгольские отряды, поселившиеся здесь и называвшиеся по именам своих пpедводителей из них в истории особенно часто упоминаются вышеприводимые некудерцы (В. Бартольд. Историко-географический обзор Ирана, стр. 55).

86. В тексте, по-видимому, ошибочно «теке».

87. Через год Беди-уз-заман-мирза вернулся в Хорасан, затем переселился в Тавриз, откуда был увезен султаном Селимом в Стамбул, где и умер.

88. В тексте Хулефа-бека.

89. Битикчи — один из редко встречающихся в Средней Азии и Иране титулов, сохранившихся от монгольской империи. В монгольский период битикчи отождествлялся с бахши (писец, секретарь). О значении звания битикчи в монгольских владениях XIII—XIV вв. см. Труды Вост. отдел. Русск. археол. общ., ч. 8, стр. 440—441; Зап. Вост. отд. Русск. археол. общ., т. III, стр. 23; Доклады группы востоковедов на сессии Акад. Наук, стр. 117. В позднейшие века звание битикчи, помимо упоминаемого здесь района Астрабада, встречается также в Бухарском ханстве начала XIX в. (Изв. Среднеаз. отд. Гос. русск. геогр. общ., т. XVIII, Ташкент, 1928, стр. 21).

90. Туркмены саин-хани (туркмены Саин-хана или саинхановские туркмены); так у иранских историков именуются туркмены, жившие между Гюргеном и Атреком, по монгольскому прозвищу Саин, которое носил золотоордынский хан Батый. Они же называются иначе йака-туркмены.

91. Тюркское племя, живущее частью в Мазандеране (в районе Ашрафа и Фараха-бада), переселенное Ага Мухаммед-шхом из Кальпуша (см. прим. стр. 232), в Астрабадской провинции, в булюке Садан-Рустака к западу от Астрабада, в булюне Катуля и Кухсара к юго-востоку и востоку от Астрабада; в Кальпуше, в Джаджерме, в Кучане (Н. L. Rabino. Mazandaran and Astarabad, pp. 12, 70, 76, 78, 82, 83; Мухаммед Хасан-хан. Матля-уш-шамс, I, стр. 102, 112, 137). Автор возводит название герайли к кераит-или, т. е. к древнему монгольскому племени кераитов (стр. 156—158).

92. Сияхпуши — группа населения, державшаяся независимо и обитавшая в Астрабадской провинции, в лесных зарослях р. Гюргена.

93. Исфераин. Считался раньше одним из четырех булюков бывшего Буджнурдского ханства, к востоку от Джаджерма, в одноименной равнине, простирающейся в том же восточном направлении; большинство населения — оседлое: турки, таджики и курды-шадилю. В настоящее время административный центр — местечко Миян-абад на предгорьях Ала-дага. В южной части долины находятся развалины города Исфераина, называемые теперь Шахр-и-Билькис или Шахр-и-Саба. В древности город Исфераин входил в состав области Нишапура, неоднократно подвергался разрушениям при разных нашествиях: в 1220 г.— монголов, в 1381 г.— Тимура, около 1597 г. — узбеков и в 1731 г. — афганцев (Enzyklopaedie des Islam II, s. 567; С. Е.Yate. Khurasan and Sistan, 376—381).

94. В тексте — Бук-Дин-бек.

95. В тексте — Кандер-беги.

96. В тексте — Кутуль-оглы.

97. Далее (стр. 369—374) рассказывается о бегстве его от туркмен в Абиверд и оттуда в Гарджистан к эмиру Мухаммед Урду-шаху, бывшему военачальнику Беди-уз-заман-мирзы. После многих приключений он попал наконец в Кабул к Бабуру, от которого получил назначение управлять Балхом.

98. Исмаил I Сефеви (1502 — 1524гг.). Разбив в 1502 г. туркмен Белого Барана и сделав своей столицей Тавриз, Исмаил приступил к завоеванию остального Ирана. Объединил под своей властью область от Аму-дарьи до Персидского залива и от Афганистана до Ефрата.

99. Серахс — крепость на нижнем Герируде (Теджен); на правом берегу реки расположен Старый Серахс, принадлежащий СССР, на левом Новый Серахс, принадлежащий Ирану. (Л.Артамонов. Астрабад — Шахрудский район, стр. 195— 196; В. Бартольд. Историко-географический обзор Ирана, стр. 42—43).

100. Хранитель печати.

101. О местоположении Талхатана и некоторых других упоминаемых здесь пунктов См. В.А.Жуковский. Развалины Старого Мерва. СПб., 1894, стр. 72—74.

102. Описание битвы при Мерве, по Хондемиру, в несколько сокращенном виде, дает проф. В.А.Жуковский, в своем сочинении «Развалины Старого Мерва» (стр. 73—74). Автор сочинения по истории шейбанидов под названием «Мусаххир-аль-биляд» Мухаммед Яр, сын Араба, катагана, описывая это же сражение при Мерве и говоря при этом о войсках шаха Исмаила (рукопись ИВ G 465, л. 66а и сл.), упоминает отдельно о кызылбашах (иранцах) и туркменах, из чего можно заключить, что туркмены в данном случае участвовали на стороне шаха Исмаила и способствовали победе его над Шейбани-ханом. О враждебном отношении со стороны туркмен к войскам Шейбани-хана при завоевании последним Хорезма говорит также Мухаммед Салих («Шейбани-намэ», изд. проф. П. М. Мелиоранского, джагатайский текст, СПб., 1908, стр. 96, 21 и сл.). Часть туркмен состояла на службе у другого противника Шейбани-хана (союзника шаха Исмаила) Бабура и других тимуридов. Более подробные данные об участии туркменских войск в борьбе с узбеками, в частности в знаменитой битве при Кульмалике (в 918г. х. — 1512г.), сообщает другой современник этих событий — Мухаммед Хайдер («The Tarikh-i-Rashidi». Ed. by N. Elias, the translation by E. Denison Ross, London, 1895, p. 259—261). В «Нусрет-намэ», анонимном сочинении начала XVI в. (рукопись ИВ 1374, лл. 99а—99б) также говорится о выступлении хорасанских и мангышлакских туркмен против Шейбани-хана при осаде им крепости Булдумсаз в 891г. х. (1486 г.).

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. 2. М. Институт Востоковедения. 1938

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.