Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУЛЛА НИЙАЗ-МУХАММАД ХОКАНДИ

ТАРИХ-И ШАХРУХИ

I

[О походе калмаков в Фергану, уводе ими Баба-бека и о дальнейшей его судьбе]

/стр. 30/ Баба-бек был старшим сыном Рахим-хана. В то время, когда установилось султанство Абд ал-Карима, со стороны местности Кайнар подошло войско калмаков и осадило крепость Коканд. Будучи не в силах сопротивляться ему и не имея выхода, {Абд ал-Карим-бий] выдал упомянутого Баба-бека в качестве заложника 1. Прослышав о смерти Абд ал-Карима, Калмак послал Баба-бека в Хоканд, [говоря]: «Ведь он старший сын Рахим-хана и потому достоин власти». Согласившись с этим, [кокандцы] позволили ему находиться на шахском троне около года.2 Не прошло года, как по почину высших сановников было созвано войско 3, собравшееся в Биш-Арыке. Там убили Баба-бека и вновь провозгласили ханом Ирдана-хана.

II

[Об Ошском восстании киргизов в 1845 г.] 4

/стр. 170/ Смятение и тревога, овладевшие сердцами кипчаков 5, были вызваны [также] тем обстоятельством, что сведения о киргизском восстании в окрестностях Оша, [охватившем район] до Уч-Кургана и до границы Алая, и об осаде Оша дошли до кипчаков Шахрихана, которые оповестили Мусульман-Кули 6.

После получения этого устрашающего известия [кипчаки], отложив ташкентские дела, занялись отражением киргизов. Не имея иного средства и вынужденные к тому необходимостью, они (кипчаки) собрали кошун и стали наступать на киргизов. Кипчак по имени Кур-Оглы, который был правителем 7 Шахрихана, выступив с кошуном этого вилайета на два дня раньше войска столицы и встретившись с киргизами, обратил их в бегство 8. [234]

В тот же день Мусульман-Кули пожелал соединиться с кошуном Мухаммад-Назара Кур-Оглы Кипчака. В разгар сражения кошуна Кур-Оглы с киргизами поступило известие о том, что Рахматуллах дадхах-мирза и Сатыбалды дадхах Хоканди 9, который был сыном Касим-бека Аталыка, сговорившись и вступив в соглашение с киргизами Алая, доставили в столицу Мурад-хана, сына Алим-хана, и посадили его на престол, а покойного Шир Али-хана заставили испить напиток мученичества 10.

III

[Упоминание о восстании киргизов против кипчаков, происшедшем на четвертом году после восшествия на престол Худояр-хана] 11

/стр. 182/ Племя киргизов выше Намангана начало восстание. Сразившись с кипчаками между двумя реками западнее Джуча, которая является одной из местностей Балыкчи, [киргизы] потерпели поражение.

IV

[Рассказ о походе кокандских войск на Пишпек и Узун-Агач]

/стр. 215/ В то время, когда управление Ташкентом принадлежало Канаат-шаху 12, /стр. 216/ он довел до сведения Малля-хана 13 известие о захвате русскими крепости Уч-Алматы с ее округой 14 и крепостей Тухмак 15 и Аштек 16 с округой. Собрав тотчас же своих военачальников и сановников, [Малля-хан] по их совету приказал правителю 17 [235] Андижана, каковым в то время был киргиз по имени Алим-бек 18, двинуться дорогое через Куртку. Семи 19 другим пансад-баши повелел [выступить] с кошуном 20 из столицы и с кошунами Курамы, Ташкента и его округи. И эти столичные пансады, двигаясь с большой быстротой, прибыли вместе с кошуном Курамы в Ташкент. Там они остановились и простояли два-три дня. Канаат-шах также собрал ташкентский кошун и выступил из Ташкента со множеством нукеров и аскеров. Направившись на газават, он двинулся по дороге на Пишкек 21.

[Кокандские войска] шли очень быстро и через два-три дня вступили в Чимкент. Простояв там два дня и выйдя оттуда на третий день, они после шестидневного перехода вошли в Аулие-Ата, где шесть дней отдыхали. И тронувшись снова оттуда в путь и каждый день делая быстрые переходы, они за шесть дней достигли Пишкека. На стоянке там они также находились в течение одной недели. Пешим воинам дали лошадей и вьючных животных 22. Были выданы также продовольствие и припасы и снаряжение — [все необходимое] войску, подготовка его была завершена должным образом. После этого снова отправились в путь, выступили оттуда и, подойдя на второй день 23 к берегу реки Чу, остановились.

Шадман-ходже 24 с 7 тысячами 25 человек было приказано, двигаясь впереди, идти оттуда на русских, которые укрепились в Бикете 26, что между Аштеком и Уч-Алматы. Следом за ним выступил также и Канаат-шах с сарбазами 27 и войском. Пройдя быстрыми переходами пять дней, войско Канаат-шаха подошло к какой-то горе и остановилось. Стоянка продолжалась три дня. На четвертый день к этому месту подошел Алим-бек Киргиз с 12 тысячами людей Андижана и киргизов [236] Куртки, Кетмень-Тюбе и т. д. и присоединился к [главному] кошуну 28.

В это время от Шадман-ходжи поступило сообщение: «Встретились с русскими и завязали бой» 29. Получив такое известие, войско ислама тотчас же /стр. 217/ тронулось в путь и, двигаясь со всей поспешностью, прибыло утром в расположенную между крепостями Аштек и Уч-Алматы местность, именовавшуюся Бикет, где находились кафиры.. Войско ислама окружило кафиров и, взяв их в кольцо, построилось к бою.

В это время Алим-бек Киргиз и Канаат-шах Таджик, предъявив друг другу претензии на главенство и право распоряжаться войском, начали вражду и ссору. По причине распри Алим-бек забрал андижанское войско и киргизов, удалился с ними в сторону, а дело битвы и все, что влечет за собой честь или позор, оставил Канаат-шаху; ухватившись за подол бесчестия, [Алим-бек] полу славы и мужества выпустил из рук 30.

Часть столичного кошуна, которая была в этом бою, вместе с кошуном Ташкента и его округи и кошуном Курамы, одновременно провозгласив такбир, бросились в атаку. И сей ничтожнейший, являющийся автором этих строк, находясь под победоносным знаменем провозглашающих такбир, прочитав стих «Убивайте многобожников» 31, вдохновлял на бой людей ислама.

В то время, когда войско ислама бросилось [в атаку], 2 тысячи 32 кафиров, завершив подготовку пушек, открыли огонь и повели стрельбу. Как будто настал день Страшного суда; из-за обилия несчастий, [причиненных] пушками и ружьями, казалось, что загремела труба 33 ангела Исрафила. Большинство отважных храбрецов и юношей благородного происхождения, ринувшись, подобно саламандре, в пылающий костер и успешно опередив (других] в том, чтобы первыми попасть в рай, испили напиток мученичества. Некоторые рискующие жизнью смельчаки и неустрашимые храбрецы ударами кровь проливающего меча рубили головы [кафиров], ставших по велению немилостивого рока их добычей, подобно горным козлам.

Бой таким образом продолжался целый час. Наконец группа казахов и толпа кочевников, не выдержав боя из-за дождя ружейных выстрелов и [действия] все сожигающей стали и мускуса черного дыма, повернула вспять и, прячась в укрытиях горной местности и на поверхности неровной земли, устранилась от участия в сражении. Но войско сартов и таджиков, ае отвернув лица от русских, продолжало вести битву до ее завершения со времени чашт и до времени полуденного намаза 34. [237] Кафиры не выстояли, ослабели в бою и, оттянув свои силы на высоты, обратились в бегство 35. Большая часть войска людей ислама с Канаат-шахом Аталыком, также предприняв отступление, стала лагерем более чем в двух сангах от места сражения. А остальные воины, которые были в боевой готовности, преследуя кафиров и ведя стрельбу до наступления сумерек, гнали [их], пока не приблизились к крепости Аштек; они (преследователи) также отступили и присоединились к Канаат-шаху Аталыку 36.

В ту ночь 37 [Канаат-шах], собрав всех казахов и кочевников 38, сколько их было в окрестностях Уч-Алматы и Аштека, и приказав [создать из них] лашкар, переселил их, переведя их в Пишкек и в крепости Мерки и Аулие-Ата 39. И [Канаат-шах], также выступив оттуда и двигаясь быстро в течение четырех дней, вошел с победоносным войском в Пишкек. Простояв там месяц, вновь укрепил крепость, военачальникам разрешил уйти. Признав для себя необходимым остаться, Канаат-шах Аталык с ташкентским кошуном прожил в этой крепости [еще] один месяц для устройства дел той области 40. А кошун Андижана и его округи Канаат-шах также отпустил 41.

Комментарии

1. В изд.: ак уйлук. Выдав своего племянника заложником, Абд 'ал-Карим признал, по-видимому, на некоторое время зависимость от правителя Джунгарии. Что же касается выступавших в союзе с Абд ал-Каримом киргизов соседних с Ферганской долиной районов, то они продолжали вести борьбу против джунгар. В 1748 г. джунгары направили против этих киргизов войско под начальствованием зайсана Доржи, которое было киргизами разбито (см.: Н. А. Аристов, Очерки исторической географии Тянь-Шаня и каракиргизов, стр. 418).

2. По документальным данным, полное имя Баба-бека как правителя — Низам ад-Дин Мухаммад Баба-бий (см.: А. З. Валидов, Некоторые данные по истории Ферганы XVIII столетия, стр. 71 и 85, ярлыки № 17 и № 30).

3. В изд.: кошун.

4. Об этом восстании сообщается после изложения событий, происходивших в Ташкенте, где жители выступили против кипчакских властей.

5. Имеется в виду замешательство, вызванное вестями из Ташкента.

6. Мусульман-Кули — глава кипчаков, пользовавшийся длительное время большой властью в Кокандском ханстве.

7. В тексте: хаким.

8. В списке С 467, л. 92а: «Кошун Шахрихана и сартов, встретившись с киргизским кошуном, обратил его в бегство».

9. Исфаринский хаким Сатыбалды дадхах стоял во главе антикипчакской группировки в Коканде. «От имени народа» он послал пригласительное письмо Мурад-беку, временно находившемуся в Ура-Тюбе (см.: В. Наливкин, Краткая история Кокандского ханства, стр. 161).

10. Описание дальнейших событий см. в кн.: В. Наливкин, Краткая история Кокандского ханства, стр. 161—162.

11. Т. е. в 1847 или в 1848 г.

12. По списку С 467, л. 1166 далее следует: «одному из таджикских придворных мулазимов»; в изд. Пантусова Канаат-шах назван здесь «целователем порога» при высоком дворе кокандских ханов. Канаат-шах (Канаат-ша парваначи) — один из таджикских военачальников кокандских ханов. В 1846/47 г., управляя городом Туркестаном, отказался подчиниться кокандским властям Ташкента и уехал в Бухарское ханство (Тарих-и Шахрухи, стр. 179—180). Возвратившись в Коканд, играл видную роль в конце 50-х—начале 60-х годов, был правителем Ташкента, совершал походы в казахские и киргизские земли, несколько раз возглавлял войска Коканда, действовавшие против русских. Убит в 1279/1862-63 г. в Бухарском ханстве, куда поехал по поручению Худояр-хана.

13. Малля-хан — правитель Кокандского ханства с 1858 по 1862 г.

14. Таваби'аш (по изд. Пантусова) в С 467 здесь и иногда в других местах заменяется синонимом музафаташ; в данном контексте в значении «округа» (или «окрестности», «область») кокандской крепости, укрепленного городка. Население такой округи должно было подчиняться коменданту крепости.

15. В изд.: Тухмак, т. е. Токмак (ныне город в Киргизской ССР).

16. В изд.:***, очевидно, Кастек — название гор, находящихся между Токмаком и Алма-Атой. В Кастекских горах было небольшое кокандское укрепление.

17. В изд.: вали.

18. Алим-бек (Альш-бек) — один из наиболее влиятельных предводителей кочевников в Кокандском ханстве в конце 50-х — начале 60-х годов XIX в. Хорошо осведомленный в киргизских и кокандских делах манап Шабдан Джантаев в своей автобиографии, записанной для Н. А. Аристова в 1885 г., называл Алим-бека кипчаком (см.: Н. А. Аристов, Очерки исторической географии Тянь-Шаня..., ч. 2, стр. 583), вероятно имея в виду киргизское племя кипчак.

19. В С 467: «семи-восьми».

20. Здесь и далее кошун дается в написании кушин.

21. В изд.: *** в списке С 469, л.118а: ***; в Тарих-и Шахрухи это первое упоминание о Пишпеке, среди местного киргизского населения это название произносилось «Пишкек», «Пешкек» или «Пшкек». Возникновение поселения Пишкек, по местным преданиям, относится к концу XVIII в., т. е. это произошло не менее чем за 25-30 лет до начала кокандского завоевания, сопровождавшегося строительством кокандских крепостей в Чуйской долине в 20-х годах XIX в. (см.: И. Земляницын, Исторический очерк Семипалатинска..., стр. 85).

22. В тексте: улау — вьючные животные или подводы. В Кокандском ханстве существовал налог улау-пули, которым облагались вьючные упряжные животные (см.: В. Наливкин, Краткая история Кокандского ханства, стр. 167); в киргизском языке сохранилось значение слова «ылоо», «улоо» — верховое животное или подвода, выставляемые в порядке общественной повинности, а также упряжная (не верховая) рабочая лошадь (см.: К. К. Юдахин, Киргизско-русский словарь, стр. 930). В данном случае перевод «вьючные животные» предпочтительнее еще и потому, что до установления русской власти от Пишпека до Узун-Агача не было колесных дорог.

23. В изд.: «за два дня», однако, по-видимому, точнее в списке С 468: дар руз-и дуввим — «на второй день».

24. В списке С 468 к имени Шадман-ходжи добавлено: Ташкенди — «Ташкентский», «Ташкентец».

25. По русским данным, у Шадман-ходжи было около 6 тыс. человек, что несколько меньше действительной численности кокандских войск, наступавших на Узун-Агач.

26. Очевидно, русское слово «пикет» (см.: Бартольд, Туземец о русском завоевании, стр. 336 и прим. 17).

27. Так в списке С 467, в остальных списках упоминания о сарбазах, уточняющего состав главных сил Канаат-шаха, не имеется.

28. Т. е. к главным силам войска, к «большому» кошуну — по списку С 467: ***; в других списках уточняющего определения *** нет.

29. По русским данным, б тыс. кокандцев окружили Узун-Агачский пост и завязали бой 18 октября 1860 г.

30. Для перевода следующего ниже описания сражения за основу взят текст списка ЛО ИВАН С 467, в котором изложение хода этого боя несколько короче, чем в издании Пантусова, но содержит некоторые фактические данные, отсутствующие в издании и в других списках ЛО ИВАН.

31. Коран IX, 5.

32. Это указание на численность участвовавших в сражении при Узун-Агаче русских войск есть только в списке С 467. Общая численность русских войск указана здесь довольно точно (правда, не все они одновременно принимали участие в сражении в описываемый момент). В распоряжении Колпаковского под Узун-Агачем было девять рот и шесть сотен при девяти орудиях и двух ракетных станках, т. е. всего около 2 тыс. человек, в том числе 1350 человек пехоты (см.: П. Пичугин, Вторжение коканцев в Алатавский округ в 1860 г., стр. 552—553).

33. В тексте: сур.

34. В тексте: чашт «утреннее время». Сражение под Узун-Агачем 21 октября 1860 г. началось, по данным русских источников, рано утром и продолжалось до 1 часа пополудни.

35. Поводом к утверждению о «бегстве» русских войск мог послужить временный отход отрядов Колпаковского к укреплению Кастек, отмеченный в русских военных донесениях.

36. В бою под Узун-Агачем кокандские войска потерпели поражение и поход Канаат-шаха на Уч-Алматы закончился полной неудачей. Целью этого похода было вытеснение русских из Уч-Алматы, расположенного в районе, где русские основали крепость Верное, впоследствии город и областной центр Верный (переименованный после революции в Алма-Ату). Неудача кокандцев видна и здесь из рассказа автора Тарих-и Шахрухи, сообщавшего о переселении кочевников я об общем отходе всех кокандских войск в Пишпек.

37. Т. е. в ночь с 21 на 22 октября, после Узун-Агачского сражения.

38. Во всех списках ЛО ИВАН — «казахов и кочевников», в изд. Пантусова — только «казахов».

39. Очевидно, имеются в виду не сами крепости, куда могли быть помещены разве что отдельные отряды казахов, и не все кочевники с их стадами, а окрестности Пишпека, Мерке и Аулие-Ата, как это сообщение и было истолковано В. В. Бартольдом (Соч., т. II, ч. 2, стр. 358).

40. Канаат-шах пробыл тогда в Пишпеке до конца декабря 1860 г.

41. Прибывший 5 декабря 1860 г. в Гульча, резиденцию Алим-бека, английский посланец Абд ал-Маджид не застал там Алим-бека, о котором ему сообщили, что тот находится в экспедиции, отправленной к русской границе. См.: «Report of a Journey to Kokan», стр. 8.


Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории киргизов и Киргизии, Вып. 1. М. Наука. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.