Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МИРЗА МУХАММАД ХАЙДАР

ТА'РИХ-И РАШИДИ

ГЛАВА 39.

УПОМИНАНИЕ О СОПРОТИВЛЕНИИ ЭМИРОВ ИСАН БУГЕ ХАНУ И О ТОМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО В ТЕ ДНИ

Когда Йунус хан ушел [в Мавераннахр] весь улус подчинился Исан Буге хану, все общество [моголов] повиновалось ему. В таком положении прошло несколько лет. [104]

Хан по причине молодости и несовершеннолетия проявлял к эмирам неуважение. Некоего Тимура из Турфана из племени уйгур 1 он избрал своим наибом и в заботе о нем преступил пределы умеренности. Эмиры не выдержали его (Тимура) возвышения и своего унижения, и однажды на собрании у хана они рукою насилия изрубили Тимура на куски и все сразу разбежались. Хан испугался до крайности и тоже бежал.

Когда известие об этом дошло до Мир Саййида 'Али, он отправился в Моголистан, нашел хана на Ак-Куйаше 2. С небольшим количеством людей [Мир Саййид 'Али] привез [Исан Бугу] хана в Аксу и вручил хану Аксу. Между тем каждый из могольских эмиров что-нибудь предпринимал. Мир Мухаммад шах поселился в Ат Баши. После переписки и обещаний при посредничестве своего племянника Мир Саййида 'Али он отправился к хану в Аксу и прожил там до конца своей славной жизни.

В то же время другой [эмир] — Мир Каримберди, тоже дуглат, построил на границе Моголистана со стороны Андижана и Ферганы в местности под названием Алабуга 3, на верху вала, хорошую крепость, следы которой видны до сих пор, и занялся набегами на Андижан и мусульман.

Мир Хаккберди бекчак на Иссик Куле, в местности под названием Кой Суй 4, построил крепость. На острове 5, на Иссик Куле, он оставил свою семью, чтобы обезопасить их от притеснений калмаков, а сам занялся опустошением Туркестана и Сайрама.

Эмиры [племени] чурас 6 и племени барин /45б/ ушли к сыну Исана Тайши Амасанджи Тайши 7 к калмакам.

Другая группа — калучи, булгачи 8 и ряд других племен — отправилась к Абу-л-Хайру 9 в Узбекистан 10.

Эмиры кунджи и некоторые другие устроили в степях Моголистана смуту и полнейший беспорядок. Однако Исан Буга хан утвердился в Аксу, первым пришел к нему Мир Мухаммад Шах, а после него все люди вновь вернулись к хану. Хан также раскаялся в содеянном и стал хорошо обращаться с людьми. Когда он обрел полную силу, то первый раз совершил набег на Сайрам, Туркестан и Ташкент. Он напал внезапно, сильно опустошил [эти места] и вернулся назад. Это нападение произошло до 855/1451 года. Таким же путем он напал на эти места и в другой раз.

В то время государем Мавераннахра стал Султан Абу Са'ид Мирза 11. Он стал преследовать [Исан Бугу] [105] хана, довел его до Йанги, который в исторических книгах называется Тараз, моголы бежали без боя, а Мирза Абу Са'ид вернулся в свой вилайат.

Когда Мирза Абу Са'ид овладел Хорасаном 12 и ушел в Хорасан, Исан Буга хан отправился в Андижан. Эмиром в Андижане был некий Мирза 'Али кучак, ставленник Мирзы Султан Абу Са'ида, он укрепил андижанскую крепость.

Войско хана было настолько многочисленно, что окружило андижанскую крепость тремя рядами и со всех сторон сделало подкоп. Оно захватило внешнюю крепость. В арке оставался Мирза 'Али кучак; в конце концов, сделав большие подношения, он пошел на заключение мира. Хан захватил в плен всех [жителей] Андижана и [с ними] ушел. И сейчас потомки тех взятых в плен людей живут в Кашгаре и Моголистане.

Когда Султан Абу Са'ид мирза получил весть об этом, он не смог отразить Исан Бугу хана, потому что если бы он отправился в Моголистан, Исан Буга хан ушел бы на окраины Моголистана, и самаркандское войско не смогло бы туда добраться. А если бы оно и добралось туда, то при возвращении его [Исан Буги хана] тоже последовал бы за ним, и это продолжалось бы бесконечно. Выделить же кого-нибудь против него тоже не удастся, так как многочисленность [воинов] и сила у Исан Буги хана /46a/ не допускали того, чтобы эмиры могли справиться с ним.

Вместе с тем у Султан Абу Са'ида было намерение повести войско в Ирак, однако из-за трудностей с Исан Бугой ханом он не смог поехать туда. Затем он послал в Ирак человека, который привез оттуда Йунус хана, старшего брата Исан Буги (Добавлено по Л2 43б; Л3 28а; R, 81) хана, оказавшегося в Ираке, как об этом писалось раньше, и вскоре будет опять упомянуто, и отправил его против Исан Буги хана [с мыслью], что до тех пор, пока два брата будут драться между собой, границы его государства будут в безопасности.

Могольские эмиры, которые отделились от хана, и каждый из которых построил для себя крепость, полностью не повиновались хану. Хан также не мешал им в надежде, что, может быть, они вновь вернутся к нему.

В те дни Абу-л-Хайр хан целиком овладел Дашт-и Кипчаком. Он нападал на султанов-джучидов — [106] Джанибек хан и Кирай хан 13 бежали от него и прибыли в Моголистан. Исан Буга хан хорошо принял их и отдал им Козы Баши 14, которое находится на западе Моголистана, на реке Чу. Пока они спокойно пребывали там, улус узбеков после смерти Абул-Хайр хана пришел в расстройство, там возникли большие разногласия и большинство [людей] ушло к Кирай хану и Джанибек хану, так что число их достигло двухсот тысяч человек и их стали называть “узбек-казаками”. Начало правления казахских султанов пошло с 870 (1465 — 1466) года, <а Аллах знает лучше>, и до 940 (1533 — 1534) года казахи имели полную власть над большей частью Узбекистана.

После Кирай хана был Бурундук хан 15, а после него (Добавлено по Л2 44а; Л3 28б) сын Джанибек хана — Касим хан 16, который управлял всем (Добавлено по Л2 44а; Л3 28б) Дашт-и Кипчаком и численность его войска превышала тысячу тысяч [человек]. После Джучи хана 17 в этом юрте не было сильнее правителя, чем он. После него был сын его — Мамаш хан 18, а затем — его (Касима) племянник Тахир хан 19. Во время [правления] этого Тахир хана [численность] казахов уменьшилась. После него стал править его брат Буйдаш (Приведено по Л2 44а; Л3 28б (в Т — Буйлаш; Л1 38а — Бутлаш; R, 82 — Бирилаш)) хан 20, однако во времена Буйдаш хана казахов сеталось [всего] двадцать тысяч. /46б/ После 940 (1533 — 1534) года его (Буйдаш хана) также не стало и казахов [здесь] совершенно не осталось.

Одним словом, с периода Исан Буги хана до времени Рашид хана между моголами и казахами существовали дружба и согласие, однако Рашид султан нарушил их. Это обстоятельство будет упомянуто в жизнеописании Рашид хана, <если будет угодно Аллаху>.

ГЛАВА 40.

УПОМИНАНИЕ О НАЧАЛЕ ХАНСТВОВАНИЯ ЙУНУС ХАНА

Султан Абу Са'ид мирза б. Султан Мухаммад мирза б. Мираншах мирза б. Амир Тимур одержал верх над всеми своими двоюродными братьями по отцу. Самарканд он отобрал у 'Абдаллаха мирзы Ширази 21, а Хорасан присоединил после смерти Мирзы Бабур Каландара б. Мирза Байсункара б. Мирза Шахруха б. Амир Тимура 22. Абу Са'ид был знаменитым [107] государем и в управлении страной [подобного ему] другого государя в роду Тимура не было. Когда он взял Хорасан, его высокие помыслы были обращены на завоевание Ирака. Из-за трудностей с Исан-Бугой ханом, о которых уже упоминалось, он не смог выступить [в Ирак]. Тогда он послал человека и тот привез из Ирака Йунус хана, старшего брата Исан Буги хана. О причине отъезда [Йунус] хана в Ирак уже упоминалось ранее.

В Хорасане он поместил [Йунус хана] в Баг-и заган 23 и устраивал [в честь] хана царственные пиршества. Между ними были заключены договора, приняты обязательства, ряд условий. В их числе было и такое: Султан Абу Са'ид мирза сказал [Йунус] хану: “В начале выступления Амира Тимура эмиры не повиновались ему должным образом. А если бы он приказал их всех уничтожить, то это нанесло бы урон его собственным силам. Эмиры сказали ему: “Надо назначить хана, чтобы мы ему повиновались”. Тогда Амир Тимур возвел на ханство Суйургатмиш хана, и эмиры выразили хану свою покорность. Амир Тимур держал хана под надзором, тюркские указы (фирманы) и тугра были от имени хана. Когда [Суйургатмиш] умер, вместо него назначили его сына — Султан Махмуд хана 24. После Амира Тимура до времени Мирзы Улугбека этот порядок соблюдался. Однако от ханства у [подставного хана] ничего не было, кроме имени [хан]. В конце своей жизни [этот подставной] хан в основном пребывал в Самарканде. А теперь, когда очередь царствования дошла до меня, моя независимость достигла такого предела, /47а/ что я не нуждаюсь ни в каком хане. Сейчас я вытащил Вас из платья бедности, надел на Вас царский халат и отправляю Вас в Ваш родной юрт. Условия мои таковы: отныне, чтобы Вы в противоположность предшественникам и прежним хаканам не делали такого заявления, как они, что, мол, “Мир Тимур и потомки Мир Тимура из рода в род — наши наукары”. Если прежде было так, то теперь не так. Теперь я самостоятельный государь, и другие считают себя моими наукарами. Теперь следует, чтобы Вы из понятия “дружба” исключили бы слова “слуга” и “господин” и, подобно прежним ханам, не писали бы: “Тимуридским мирзам”, а соблюдали бы дружественную переписку. Впредь от сына к сыну этот порядок пусть будет соблюден”. [108]

На основании этой речи они заключили договор. Йунус хан на все с охотой согласился. Эти условия и обязательства они скрепили торжественной клятвой. [Абу Са'ид] отпустил хана. Всех моголов, находившихся в тех местах, он присоединил к хану.

ГЛАВА 41.

ПОДРОБНОЕ УПОМИНАНИЕ О ЖИЗНИ ЙУНУС ХАНА

Хотя раньше кратко было изложено о начале деятельности Йунус хана, подробности этого таковы. Йунус хан — сын Вайс хана б. Шир 'Али Углана б. Мухаммад хана б. Хизар Ходжа хана б. Туглук Тимур хана. О дате его рождения хотя мне не довелось слышать, но из даты его смерти и из дней прожитой им жизни следует, что он родился в 819 (1416 — 1417) году — <а Аллах знает лучше>.

Когда его отец Вайс хан был убит, он стал ханом и между ним, его братом Исан Бугой ханом и эмирами возникли разногласия. Иразан и Мирак туркман, главари низких людей племени, с группой подонков из моголов схватили хана и увезли его к Мирзе Улугбеку. Хану в то время было тринадцать лет. И от этого события моголы отсчитывают время до наших дней. А по хиджре говорят: это был 832 (1428 — 1429) год. Мирза Улугбек отослал хана /47б/ к своему отцу [Шахруху] таким образом, как уже было упомянуто. Шахрух отнесся к хану с большим уважением и передал его маулана Шарафаддину 'Али Йазди. А маулана Шарафаддин 'Али Йазди был знаменитым ученым, и в то время и в Самарканде, и в Хорасане, и в Ираке не было ни одного ученого с достоинствами маулана. [Форма жанра] муамма в прежние времена была другой, и тот [трактат] “Мутарраз-и муамма” 25, который сегодня [известен] среди людей, написан маулана. И книга по этой науке — “Хулал-и муамма” — тоже его. И автор “Зафар-наме” — он же. Он имеет также комментарий на “Касида-и бурда” 26, написанный в суфийском стиле, — лучшего комментария, чем его, никто не создал. Кроме этих книг, он имеет еще много других, но подробное перечисление их станет причиной удлинения изложения, а цель наша — показать, какой он был выдающийся ученый.

Хан двадцать лет провел возле маулана, приобрел такие знания, что как до него, так и после, подобного ему [человека] среди могольских хаканов [больше] не появлялось. [109]

Когда господин маулана умер, хан из Йазда 27 отправился в Фарс 28, Азербайджан 29 и Казвин 30.( Добавлено по Л2 45а; Л3 29б) Совершая долгие путешествия, он жил большей частью ремеслом и избрал своим местожительством Шираз 31. Там он посещал собрания ученых и старательно упражнялся в различных ремеслах, так что в Ширазе он стал известен как Уста Йунус — “Мастер Йунус”.

Тем временем Мирза Султан Абу Са'ид захватил Хорасан и намеревался идти в Ирак, однако из-за существующей угрозы [со стороны] Исан Буги хана Фергане, Шашу и Туркестану он отложил [поход] в Ирак. Тогда Мирза Султан Абу Са'ид послал человека, привез хана из Шираза и с [разными] соглашениями и условиями, как было упомянуто, отправил его в Моголистан. Благословенный возраст хана в то время достиг сорока одного года, шел 860 (1455 — 1456) год.

ГЛАВА 42.

УПОМИНАНИЕ О ПРИБЫТИИ ЙУНУС ХАНА В МОГОЛИСТАН

Как уже упоминалось, в Моголистане каждый эмир укрепил свое место. После [упомянутого выше] сопротивления [эмиров] и убийства ими Тимур уйгура Исан Буга хан прибыл в Аксу. /48а/

Когда Йунус хан появился в Моголистане, первым присоединился к нему Мир Каримберди. После него другие эмиры — [племени] кунджи и некоторые из разрозненных моголов — явились на службу к хану. Хан заключил брачный союз с дочерью Мир Хаджи Пир кунджи, которому в то время принадлежала власть над туманом Кунджи, и он пользовался полной независимостью. Ее звали Исан Даулат бегим 32. У хана от нее было трое дочерей, о каждой из них будет написано в своем месте.

Из эмиров озерных бекчиков 33, которые находятся на Иссик Куле, умер Мир Пир Хаккберди. Вместо него стал править его племянник Мир Ибрахим, и он также присоединился к хану. Итак, у хана образовалась большая группа. Однако, так как упомянутые эмиры долгое время жили по собственному усмотрению, они не стали соблюдать, как нужно и должно, обязанностей слуги к господину, а хан во всех случаях уступал им.

Когда таким образом прошло несколько лет, [Йунус] хан выступил на Кашгар. Мир Саййид 'Али [110] достиг в то время преклонного возраста, так что у него уже не хватало сил, чтобы удержаться в седле. Он послал человека к Исан Буге хану и укрепился в кашгарской крепости. Исан Буга хан в то время отправился на летовку в Йулдуз в Моголистане, что находится на его восточной границе. Когда известие об этом дошло до Исан Буги хана, он приступил к сбору войска — собралось шестьдесят тысяч человек. Выступив из Йулдуза, он через одиннадцать дней достиг Кашгара. Шесть тысяч человек прибыли вместе с ним, а все остальные были в пути. Мир Саййид 'Али присоединился к нему, и они выступили. На службе у Мира было тридцать тысяч человек. В местности Хансалар, в трех фарсахах от Кашгара, в стороне Аксу, произошло сражение и с чрезвычайными трудностями победа в конце концов досталась Исан Буге хану и Амир Саййиду 'Али. Йунус хан бежал. Вся семья хана попала в руки Мир Саййида 'Али.

В то время Михр Нигар ханим 34, старшая из детей Йунус хана, была грудным ребенком у Исан Даулат бегим, <дочери Мир Пир Хаджи (Добавлено по Л2 46а; Л3 30а). Мир [Саййид 'Али], снабдив их провиантом и верховыми животными, без промедления с почетом и уважением отправил вслед за Йунус ханом (Приведено по Л2 46а; Л3 30а). /48б/

Когда Йунус хан появился в Моголистане, люди разбежались от него, так что он не смог задержаться там и, оставив в Моголистане семью, сам направился в Хорасан к Мирзе Султан Абу Са'иду. Хан оказался в таком бедственном положении, что у него не нашлось ничего, чтобы сделать Мирзе подношение — пишкаш. У [Йунус] хана был доверенный слуга, некий Буйан Кули. Хан с мольбой обратился к нему: “Я тебя назову рабом и в качестве подарка отдам Мирзе”. Тот согласился, и хан подарил его Мирзе.

[Йунус хан] обратился к Мирзе с просьбой дать ему в тех местах какую-нибудь область, чтобы он мог как-то жить там до тех пор, пока моголы не поверят в него. Мирза дал хану Йеттиканд 35 — предместье Андижана — и отправил его туда. Во время отъезда хана Буйан Кули плакал. Мирза спросил его о причине плача. Тот рассказал о своем положении так, как было упомянуто выше. Мирза почувствовал жалость к нему, дал ему коня и снаряжение и отправил вместе с ханом. [111]

Короче говоря, хан снова прибыл в Моголистан. Разбежавшиеся люди вновь собрались около хана. Между тем Мир Саййид 'Али скончался в Кашгаре. На куполе мавзолея Мир Саййида 'Али, который находится в Кашгаре, написан 862 (1457 — 1458) год — год его кончины.

После смерти Мир Саййида 'Али для Йунус хана в общем наступило спокойное время, о чем еще будет упомянуто.

ГЛАВА 43.

УПОМИНАНИЕ О ПРАВЛЕНИИ САНСИЗ МИРЗЫ 36 В КАШГАРЕ ПОСЛЕ СМЕРТИ ЕГО ОТЦА МИР САЙЙИДА АЛИ И ЗАВЕРШЕНИЕ ЕГО ДЕЛА

После того, как Мир [Саййид 'Али] пошел навстречу неизбежному для рода человеческого, от него остались два сына; старший из них — Сансиз мирза, мать которого происходила от эмиров [племени] чурас; другой — Мухаммад Хайдар мирза, мать которого Урун (Приведено по Л2 46б; Л3 30а) Султан ханим была теткой Йунус хана. По обычаю моголов преемником Мир [Саййида 'Али] стал его старший сын — Сансиз мирза. Он был человеком чрезвычайно смелым и великодушным. Из уважения и почтения к ханим [матери Мухаммад Хайдара] и из милосердия и любви к своему брату Мухаммад Хайдару мирзе он оставил ханим /49а/ и Мухаммад Хайдару Кашгар и Йанги Хисар 36а, а сам своей столицей сделал Йарканд.

Хотя Мухаммад Хайдар доводился двоюродным братом и Йунус хану, и Исан Буге хану, в равной степени с обеих сторон, однако Мир Саййид 'Али, когда был жив, выдал замуж за Мухаммад Хайдара мирзу дочь Исан Буги хана Даулат Нигар ханим. По этой причине Мухаммад Хайдар мирза <обратился за помощью к Исан Буге хану. Вскоре после смерти Мир Саййида 'Али умер также и Исан Буга хан в 866 (1461 — 1462) году. Власть в ханстве перешла к его сыну Дуст Мухаммад хану 37, о чем будет упомянуто [дальше].

Мухаммад Хайдар мирза из-за того, что был зятем Исан Буги хана, искал союза с ним, а после его [смерти] (Добавлено по Л1 39б; Л2 46б; Л3 30б) стал искать союза с Дуст Мухаммад ханом в противоположность Сансизу мирзе, который прибег к помощи Йунус хана. По этой причине Мухаммад Хайдар [112] мирза не мог оставаться в Кашгаре, бежал и ушел к Дуст Мухаммад хану в Аксу.

Сансиз мирза управлял Кашгаром должным образом. Он был так справедлив, что его время стало предметом зависти прошлых эпох. Он правил после Мир Саййида 'Али семь лет. В 869 (1464 — 1465) году он умер. Причиной того было следующее. Однажды на охоте он упал с лошади и поранил наконечником стрелы пах. Это ранение перешло в незаживающую рану и стало причиной его гибели (Приведено по Л2 46б; Л3 30б).

Когда Сансиз мирза умер, жители Кашгара привезли <в Кашгар Мухаммад Хайдара мирзу, (Добавлено по Л1 40а; Л2 46б, Л3 30б) а Дуст Мухаммад хан ушел в Йарканд. Он заключил брачный союз с женой Сансиза мирзы Джамал (Приведено по Л1 40а; R 88 (в Т; Л2 47а; Л3 30б — Джамак)) Агой. От Сансиза мирзы остались два сына — Мирза Аба Бакр 38 и 'Умар мирза — и одна дочь по имени Хан Султан ханим. Детей Сансиза мирзы [Дуст Мухаммад хан] забрал с собой в Аксу. Обстоятельства их жизни вскоре будут изложены.

ГЛАВА 44.

УПОМИНАНИЕ О ПРАВЛЕНИИ ДУСТ МУХАММАД ХАНА

Когда естественной смертью умер Исан Буга хан, вместо него государем стал его сын Дуст Мухаммад хан. Ему было семнадцать лет. Этот юноша не относился к числу умных людей, большинство его поступков нельзя было считать разумными и к тому же он ни на минуту не был трезвым. [Мисра]:

О умные люди, посторонитесь, безумный опьянел.

У него была склонность к дервишизму. Себе и всем своим эмирам он дал имена, как принято у каландаров. Себя он назвал Шамс Абдалом и таким же образом всем своим мулазимам он дал имена: такой-то Абдал, такой-то Абдал (Добавлено по Л2 47а; Л3 30б) и с этими именами обращался к ним. Он был чрезвычайно щедрым, настолько, что люди о нем говорили: /49б/ Мисра:

Это правление похоже на безумие [113]

И это действительно было безумие. Он правил семь лет. В дни его правления он один раз водил войско в Йарканд и Кашгар. Сначала он пошел в Йарканд. После смерти Сансиза мирзы его эмиры закрыли ворота крепости. Хан потребовал от них жену Сансиза мирзы — и ее послали; и его сына он также потребовал — и старшего сына [Сансиза] мирзы Аба Бакра они присоединили [к жене]. Больше он не притеснял их и ушел в Кашгар.

В то время, когда сам [Дуст Мухаммад] направился в Йарканд, Мухаммад Хайдара мирзу по требованию жителей Кашгара он отправил в Кашгар. Когда хан прибыл [в Кашгар], Мухаммад Хайдар мирза встретил его. Хан послал Мухаммад Хайдара мирзу в Йанги Хисар (Приведено по Л1 40а; Л2 47а; Л3 31а, R, 88), а сам вошел в Кашгар, разграбил его и ушел в Аксу. Из-за этого Мухаммад Хайдар мирза обиделся на него и стал искать помощи у Йунус хана, о чем будет сказано дальше.

Когда Дуст Мухаммад хан ушел в Аксу и через некоторое время вернулся, он отдал [в жены] свою сестру Хусн Нигар ханим Мирзе Аба Бакру. Однако Мирза Аба Бакр боялся неуравновешенности хана и, в конце концов, убежал в Кашгар к [своему] почтенному дяде Мухаммад Хайдару мирзе. Следом за ним хан отправил Хусн Нигар ханим.

После этих событий Дуст Мухаммад хан влюбился в одну из жен своего отца и потребовал от улемов разрешения на заключение брачного союза. Никто не давал такого разрешения до тех пор, пока он не убил семерых улемов. В конце концов он потребовал господина маулана Мухаммад Аттара, который был одним из ученейших улемов, и, пьяный, с мечом в руке, сказал: “Мулла, я хочу жениться на своей мачехе. Дозволено это или нет?” Господин маулана сказал: “Тебе дозволено”. Хан тотчас же приказал заключить брак. В ту же брачную ночь он увидел во сне отца, как будто тот подъехал верхом на черном коне, и сказал: “О, несчастный! После того, как от [принятия] нами мусульманства прошло сто лет, ты вернулся назад и стал неверным кафиром!” Он вонзил стрелу в его пах, затем сошел с коня, провел рукой под котлом и зачернил его лицо. В ужасе /50а/ от этого сна он проснулся и, раскаиваясь и сожалея [о своем поступке], тотчас же вышел [114] из комнаты матери и совершил омовение. У него в боку начались колики, а утром присоединилась лихорадка. Люди стали кричать на маулана Аттара: “Ты дал ему фетву!” Хан сказал: “Не трогайте маулана, потому что я до него убил семерых, а потом уже привел маулана — что же оставалось делать бедному мулле?” Маулана сказал: “Я не давал фетвы. Я сказал: “Тебе дозволено, потому что ты неверный”.

Одним словом, у Дуст Мухаммад хана началось воспаление легких и на шестой день он умер. Ему было двадцать четыре года, семь лет [из них] он правил. Его смерть наступила в 873 (1468 — 1469) году. Ходжа Шариф Кашгари 39 нашел эту дату (та'рих) в словах “Хук мурд” — “Свинья околела”. После этого его люди рассеялись. От него остался сын по имени Кебек Султан углан. Какие-то люди забрали его и уехали в Турфан и Чалиш 40. Йунус хан пришел в Аксу и подчинил всех людей.

ГЛАВА 45.

УПОМИНАНИЕ О ПРИЕЗДЕ ЙУНУС ХАНА ВО ВТОРОЙ РАЗ ОТ СУЛТАНА АБУ СА'ИДА

Когда Султан Йунус хан во второй раз приехал в Моголистан от Мирзы Султан Абу Са'ида, эмиры Моголистана вновь собрались возле хана. Некоторое время он жил в Моголистане, и Йеттиканд (Приведено по Л2 47б; Л3 31а; R 90,) стал его постоянным местопребыванием. Однако он не мог вступить во владения, принадлежащие Исан Буге хану. Когда Исан Буга хан и Мир Саййид 'Али умерли, царство досталось Дуст Мухаммад хану. Между Мухаммад Хайдар мирзой и Сансиз мирзой возникла вражда, как уже было упомянуто, и Мухаммад Хайдар мирза ушел в Аксу к Дуст Мухаммад хану, а Сансиз мирза обратился за помощью к Йунус хану. У хана, таким образом, прибавилось сил.

В те дни Йунус хан несколько раз появлялся в Кашгаре, однако могольские эмиры не задерживались в Кашгаре, и хан [всякий раз] был вынужден уходить. Так случалось несколько раз. Подробности этого краткого упоминания из-за противоречивости рассказов об этом /50б/ слишком удлинят изложение. Кратко о том можно сказать следующее. Йунус хан всегда хотел жить в городе и в домах, однако могольские эмиры и войско [115] бежали из города, и по этой причине хан был вынужден жить в Моголистане.

Когда умер Сансиз мирза, Мухаммад Хайдар мирза стал искать союза с Йунус ханом. Между тем умер и Дуст Мухаммад хан. Йунус хан появился в Аксу и подчинил всех людей Дуст Мухаммад хана. Сына Дуст Мухаммад хана Султан Кебек углана несколько доброжелателей захватили и убежали с ним в Турфан.

Йунус хан хотел остаться в Аксу, потому что по сравнению с Моголистаном Аксу был похож на город, однако он подумал, что из поведения моголов ясно, что если он останется там на некоторое время, то люди обратятся к Кебек Султан углану. Хан поневоле забрал всех людей и выехал в Моголистан.

В то время в Моголистан пришел Амасанджи Тайши, сын Исана Тайши, о котором было упомянуто при описании жизни Вайс хана. Причиной этого [приxода] было следующее. Как уже упоминалось, Исан Тайши в качестве выкупа за жизнь хана взял в [жены] сестру Вайс хана — Махтум ханим. От Махтум ханим родились два сына и одна дочь. Вайс хан, отдавая [замуж] Махтум ханим, обратил в мусульманство своего зятя, и [Махтум] ханим выдали замуж по мусульманским обрядам. [Махтум] ханим своих отпрысков сделала мусульманами и двух своих сыновей назвала Ибрахим и Йлйас, а дочь свою отдала [в жены] Кадирберди мирзе, который является сыном упомянутого Мир Каримберди мирзы. Цель [сказанного]: из-за мусульманства между Ибрахим унгом и Илйас унгом, [с одной стороны], и Амасанджи Тайши — [с другой], <началась борьба.( Добавлено по Л2 48а; Л3 31б. Далее в Л2 48аб; Л3 31б добавлено: “На языке калмаков детей хана называют “унг”) [Амасанджи] бежал от них и прибыл в Моголистан с трехстами тысячами человек и известно, что еще восемнадцать раз по сто тысяч человек остались с Ибрахим унгом и Илйас унгом. В конце концов между ними и ханом калмаков вспыхнула вражда, они бежали от хана калмаков и прибыли в пределы Хитая /51а/ с сорока тысячами человек.

Разлад между братьями произошел до смерти Дуст Мухаммад хана. Смерть Дуст Мухаммад хана случилась в 873 (1468 — 1469) году, а бегство Ибрахим унга и Илйас унга и приезд их в Хитай произошли, вероятно, до 910 (1504 — 1505) года. Оба они умерли в Хитае. От Ибрахима остался сын по имени Бабулай. И сейчас [116] [потомки его] живут в тех местах, и название того племени по его имени стало также “бабулай”. Когда Мансур хан 41 ходил со священной войной на Хитай, то он воевал с этим племенем. Описание этого будет вскоре сделано при упоминании о Мансур хане.

Амасанджи Тайши, отделившись от Ибрахим унга и Илйас унга, пришел в Моголистан. И Йунус хан, переселяя моголов из Аксу, пришел в Моголистан (Добавлено по Л2 48б; Л3 32а). Вблизи реки Ила произошло сражение. Йунус хан потерпел поражение. Большая группа могольских эмиров погибла в той битве, и из-за нашествия калмаков весь могольский улус ушел в Туркестан. Там, в пределах Туркестана, на берегу реки Сайхун, в местности под названием Кара-Тукай 42, они провели зиму.

Бурудж углан 43 совершил нападение на моголов, как это будет описано [дальше].

ГЛАВА 46.

УПОМИНАНИЕ О СОБЫТИЯХ, КОТОРЫЕ ПРОИЗОШЛИ ПОСЛЕ СМЕРТИ ДУСТ МУХАММАД ХАНА И УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВА ЙУНУС ХАНА; УБИЕНИЕ БУРУДЖ УГЛАНА Б. АБУ-Л-ХАЙР ХАНА УЗБЕКА

В 855 (1451 — 1452) году в юрте Джучи хана сына Чингиз хана, что составляет Дашт-и Кипчак, был государем Абу-л-Хайр, из потомков Джучи. В то время в том юрте не было государя более могущественного, чем он. После его смерти среди его людей начался разброд, и много людей присоединилось к Кирай хану и Джанибек хану-казаху, о котором уже упоминалось. Между Кирай ханом и Джанибек ханом, [с одной стороны], и сыновьями Абу-л-Хайр хана — [с другой], была большая давняя вражда. По этой причине сыновья Абу-л-Хайр хана /51б/ чувствовали вражду к могольским ханам, потому что могольские ханы действовали заодно (Взято по Л2 48б; Л3 32а — “хампай” (в Т “мурабби” — “наставник”)) с Кирай ханом и Джанибек ханом. После [смерти] Абу-л-Хайр хана <его люди и сыновья собрались вокруг Бурудж углана, который был старшим из детей Абу-л-Хайр хана (Добавлено по Л2 49а; Л3 32а). Так как Кирай хан и Джанибек хан обрели полную силу, этот Бурудж углан держался от них подальше и пребывал в пределах [города] Туркестана. Услышав о прибытии моголов и установив, что Йунус хан находится в Кара-Тукае, он напал на ханский лагерь. Случайно в тот день все люди [Йунус хана] [117] перешли для охоты на другую сторону реки Сайхун. В полдень по льду прибыл Бурудж углан и нашел лагерь [Йунус] хана пустым. Все его войско составляло двадцать тысяч, а у моголов в то время было шестьдесят тысяч семей. [Воины Бурудж хана] расположились [в лагере], и каждый стал хозяином в доме без хозяина. Бурудж углан остановился в ставке хана, занялся захватом его имущества и его разбором. И каждый из его воинов в каждом доме занимался этим делом.

Йунус хан был на охоте, когда до него дошло это известие. Хан оставил охоту и направился в лагерь, не задерживаясь [даже] со сбором войска. Он достиг берега реки — река была скована льдом, а лагерь хана находился на берегу реки. Хан сам мог трубить в рог, и все люди знали звук ханского рога. Хан подошел с шестью человеками, один из которых был знаменосцем, и, трубя в рог, перешел реку. Каждого расположившегося в доме узбека тут же схватили женщины.

Когда Бурудж углан услышал звук рога и увидел шесть человек со знаменем, он вскочил, чтобы сесть на коня, [однако] его конюший — ахтачи и лошадь были схвачены на месте служанками, а из дома выскочили женщины и схватили самого Бурудж углана. В этот момент прибыл хан и приказал, чтобы ему отрезали голову и насадили ее на копье. Из тех двадцати тысяч узбеков мало кто спасся. Хан, одержав победу, расположился в своем лагере, и когда на следующий день собралось войско, /52а/ он стал преследовать их. Те из султанов Абу-л-Хайр хана, которые остались в живых, разбежались (Приведено по Л1 41б; Л2 49а; Л3 32б), о них будет сказано отдельно в разных местах.

ГЛАВА 47.

УПОМИНАНИЕ О СОБЫТИИ, [СВЯЗАННОМ] С ШАЙХ ДЖАМАЛОМ, И О ПЛЕНЕНИИ ИМ ХАНА

[Йунус хан] провел зиму в Кара-Тукае, а весной пришел в Ташкент. В Ташкенте был эмир по имени Шайх Джамал хар — один из эмиров Мирзы Султан Абу Са'ида. В то время Султан Абу Са'ид мирза умер в Ираке. Власть в Герате (Добавлено по Л2 49б; Л3 32б) и Хорасане утвердилась за Султан Хусайном мирзой; в Самарканде — за Султан Ахмад мирзой б. Султан Абу Са'ид мирзой 44; Хисар, Кундуз и Бадахшан отошли к Мирзе Султан Махмуд б. Султан Абу Са'иду мирзе 45, а власть в Андижане и [118] Фергане принадлежала Мирзе Умар Шайх б. Мирза Султан Абу Са'иду 46. Этих трех [последних] мирз Йунус хан сделал своими зятьями, и жизнеописание каждого из них будет изложено в своем месте. Короче говоря, этот Шайх Джамал хар — один из эмиров Султан Абу Са'ида мирзы, был правителем Ташкента и считал себя зависимым от Мирзы Султан Ахмада, <который находился в Самарканде (Добавлено по Л2 49б; Л3 32б), однако должным образом ему не повиновался.

Йунус хан пришел в пределы Ташкента. Он не мог идти в сторону Моголистана [в поисках] пастбища, боясь калмаков, от которых он потерпел поражение (Добавлено по Л3 32б). Благодаря отцовским и сыновним отношениям и доверию, существовавшим между ханом и упомянутыми мирзами, они посещали друг друга без всяких опасений. Хан [и на этот раз] пришел в пределы Ташкента без каких-либо предосторожностей. А моголы, находившиеся на службе у хана, тайно послали человека к Шайх Джамал хару, подстрекая его против хана. После неоднократных убеждений [Шайх Джамал] отправился к [Йунус] хану якобы для оказания почестей. Когда Шайх Джамал хар приблизился к нему, люди, находившиеся подле хана, пошли к нему навстречу. Хан остался один. У кого бы он ни спрашивал, куда пошли эти люди, ему отвечали: “Они пошли встретить Шайх Джамала”. Шайх Джамал хар приблизился к ханским барабанам и к знамени и остался сидеть верхом на коне. Около хана /52б/ никого не было. [Шайх Джамал] послал человека взять хана, и его схватили. Возможно, его схватили его же приближенные. Так Шайх Джамал легко захватил [Йунус] хана и посадил его под арест. Он пробыл под арестом год. Весь могольский улус оказался [в руках] Шайх Джамала.

Жена хана, мать его детей, Исан Даулат бегим, о которой упоминалось прежде, была матерью Михр Нигар ханим, отданной в то время [в жены] Султан Ахмаду мирзе, и [матерью] Кутлук Нигар ханим 47, которую отдали [в жены] Мирзе 'Умар Шайху. [И вот] эту Исан Даулат бегим, мать этих двух госпожей, Шайх Джамал хар подарил одному из своих уважаемых людей. Когда об этом сообщили бегим, она не совершила никакой дерзости, даже выразила согласие. Того человека [119] звали Ходжа Калан. Ему сказали о согласии бегим, он очень обрадовался и вечером пришел к ней.

Его слуги оставались снаружи, а сам он вошел во внутрь [дома]. А до этого бегим приказала служанкам, чтобы они крепко заперли двери. Когда бегим узнала, что служанки заперли двери, она со служанками напала на Ходжа Калана, его схватили и убили ударом ножа. Утром убитого выбросили из дома. Когда люди увидели его труп, они пошли к Шайх Джамал хару и рассказали об этом. Шайх Джамал послал человека к бегим за разъяснением. Бегим сказала: “Я жена Султан Йунус хана, а Шайх Джамал подарил меня другому человеку. Это недозволено по шариату и в мусульманстве. Я убила его, чтобы Шайх Джамал хар также убил меня”. Шайх Джамал рассыпал тысячу похвал и благодарностей [бегим], выразил ей уважение и почтение и отослал к хану.

Когда миновал год после заключения хана, Амир 'Абдалкуддус, племянник Амир Каримберди дуглата, договорившись с группой людей, напал на Шайх Джамал хара, убил его, а голову его принес [Йунус] хану. Хана он освободил из заключения. Могольские эмиры, которые ранее ушли к Шайх Джамалу, вернулись к [Йунус] хану и заявили: “Причина нашего неповиновения та, что хан старался [посадить] нас в городе и вилайате, /53а/ а для нас пребывание в городе и вилайате крайне непривычно”. Хан также раскаялся [и сказал], что впредь не будет мечтать о городе и вилайате. И на эти события составлена хронограмма: “Пришел 'Абдалкуддус, взяв голову хара”. Этот [та'рих] составлен в виде шарады. Так, если начало [слова] “хар”, т. е. букву “х” прибавить к [слову] “'Абдалкуддус” — [цифровое значение букв], — будет та'рих — [восемьсот семьдесят семь].

Между тем калмаки вновь ушли в свой юрт, Моголистан оказался свободным, хан поднял моголов в путь и прибыл в Моголистан.

ГЛАВА 48.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ О СОБЫТИЯХ, ПРОИСШЕДШИХ МЕЖДУ ЙУНУС ХАНОМ И ГОСУДАРЯМИ МАВЕРАННАХРА ПОСЛЕ УБИЕНИЯ ШАЙХ ДЖАМАЛ ХАРА

Когда [Йунус] хан вновь утвердился на ханском троне, все моголы и его эмиры взяли у него обещание, что отныне он не будет предлагать им жить в городе и вилайате, потому что все смуты и обиды моголов на [120] хана происходили по этой причине. Хан был вынужден дать обещание и приехал в Моголистан. Амасанджи Тайши и калмаки вернулись в свои места, и Моголистан освободился от калмаков.

[Йунус] хан пробыл в Моголистане несколько лет, никогда не помышлял (Приведено по Л2 50б; Л3 33б) о городе и его домах, так что люди могольского улуса хорошо относились к хану и повиновались ему.

Мухаммад Хайдар мирза находился в Кашгаре и повиновение хану считал для себя обязательным. Хан в отношении к нему также проявлял ханскую любовь и окружил его отеческой заботой. В Моголистане и Кашгаре наступило полное благоденствие.

После приезда [Йунус] хана [в Моголистан] приближенные Кебек Султан углана б. Дуст Мухаммад хана, бежавшего в Турфан, убили его, а голову привезли [Йунус] хану. Так как Кебек Султан был братом хана, хотя и врагом [одновременно], хан стал держать по нему траур и приказал отомстить его убийцам. Другого противника у хана ни с какой стороны больше не было.

В то время, когда [Йунус] хан убил Бурудж углана, он отправил свою старшую дочь Михр Нигар ханим Султан Ахмаду Мирзе б. Султан Абу Са'иду мирзе [в жены]. <[Раньше] он говорил: “Султан [Абу Са'ид] мирза (Добавлено по Л2 51а; Л3 33б) превратил вражду между моголами и Чагатаями в дружбу, а я эту дружбу обращу в родственные связи. Если у меня будет дочь, я отдам [ее в жены] сыну того Мирзы Султан Абу Са'ида. /53б/ Михр Нигар ханим оставалась в гареме Мирзы Султан Ахмада до конца его жизни. Описание жизни [Михр Нигар] ханим будет приведено во второй тетради настоящей “Истории”.

Прибыв после убийства Шайха Джамала в Моголистан в 880 (1475 — 1476) году, хан отдал Кутлук Нигар ханим, которая была моложе Михр Нигар ханим, [в жены] 'Умар Шайху мирзе б. Султан Абу Са'иду мирзе. Между ханом и 'Умар Шайхом мирзой <была такая искренняя дружба, какая редко случается даже между отцом и сыном. 'Умар Шайх мирза (Добавлено по Л2 51а; Л3 34а) несколько раз ездил в Моголистан и оставался там один-два месяца. Иногда он приглашал хана в Андижан, и хан один-два месяца жил в доме 'Умар Шайха мирзы. В те дни ['Умар Шайх] усиленно подстрекал хана пойти на [121] Самарканд и отобрать власть в Самарканде у Мирзы Султан Ахмада, старшего зятя хана, и передать ее Мирзе 'Умар Шайху. Однако хан не соглашался. Когда [слухи] об этой мечте Мирзы 'Умар Шайха доходили до Султан Ахмада, он [каждый раз] намеревался повести войско против 'Умар Шайха мирзы. А 'Умар Шайх мирза обращался за помощью к хану, хан приезжал и ['Умар Шайх] давал ему некоторые из своих владений. Султан Ахмад мирза по этой причине не мог выступить против [брата]. Так повторялось несколько раз.

В конце концов стало так, что каждую зиму хан приезжал в Андижан. Весь могольский улус оставался в Моголистане, а хан с [некоторыми] прислуживавшими ему людьми уезжал в Андижан. 'Умар Шайх мирза давал хану [какое-нибудь] из своих владений, которое выбирал сам хан. Когда наступала весна, хан уезжал в Моголистан, а Мирза вновь становился обладателем своего вилайата. Однажды Мирза 'Умар Шайх, опасаясь своего старшего брата Мирзы Султан Ахмада, позвал Йунус хана и дал хану Ахси 48. Хан расположился в Ахси на зимовку. Когда известие об этом дошло до Султан Ахмада мирзы, он отменил свой поход.

Когда 'Умар Шайх мирза успокоился на счет похода Мирзы Султан Ахмада, [пребывание] хана в Ахси он посчитал досадным, потому что Ахси — самый большой город Ферганы и является даже /54a/ матерью городов Ферганы. По этой причине он восстал против [Йунус] хана и около моста Тека Сакраткан 49 произошло сражение. Сколько бы хан ни увещевал Мирзу, пользы не было. В конце концов завязался бой, и поражение выпало на долю Мирзы. Мирзу схватили, привели к хану — Мирза был связан. Хан поднялся с места, пошел ему навстречу и развязал руки Мирзы. Тут же он преподнес Мирзе подарки и отправил его [в Андижан], сказав: “Возвращайся поскорее, чтобы не начались беспорядки среди твоих людей, а я также следом поеду в твой дом”.

Когда 'Умар Шайх мирза уехал в Андижан, хан дал разрешение улусу моголов (Добавлено по Л1 43а; Л2 51б; Л3 34а) ехать в Моголистан, а сам с семьей и ограниченным количеством людей поехал в Андижан. Два месяца он был гостем в доме Мирзы 'Умар Шайха и никаких разногласий между ними не было. [122]

В другой раз Мирза позвал хана и дал ему Маргинан 50. Когда хан находился в Маргинане, туда прибыл его светлость, полюс круга наставников и кибла идущих по истинному пути, угодный Богу Ходжа Насираддин 'Убайдаллах 51, <да освятит Аллах его могилу>, чтобы установить мир между [Йунус] ханом и 'Умар Шайхом мирзой, [с одной стороны], и Султан Ахмад мирзой — [с другой].

Я не раз слышал от правдивых рассказчиков, что когда его светлость ишан, <да освятит Аллах его могилу>, подъехал к Маргинану, все моголы и [другие] люди вышли его встречать. Никто из моголов, из-за чрезвычайного уважения к ишану, не упустил случая удостоиться его [благословения]. Мужчины и женщины прибывали толпами. Они спешивались вдалеке, привязывали лошадь в каком-нибудь месте и останавливались у дороги, припав лицом к земле. <После того, как его светлость ишан проезжал [мимо них], они бросались на дорогу и брали землю с той дороги. А [Йунус] хан отправился встречать ишана один. Когда ишан приблизился, хан спешился, привязал своего коня в одном месте и стал тереться об черную землю своим лицом, подобным рубиновому блюду (Добавлено по Л2 52б; Л3 34б). Его светлость ишан приблизился. Среди его спутников был один, который знал хана, он сказал его светлости ишану: “Вот это — Йунус хан”. Его светлость ишан сошел с коня, поднял голову хана от земли и благословил его. Сей раб слышал от его светлости, убежища руководства, /54б/ Мухаммада Кази 52, <да будет над ним милость Аллаха>, что когда его светлость ишан приехал в Маргинан, он сказал: “Я слышал, что Йунус хан — могол, и предстазлял могола без бороды, по манерам и поведению подобного тюркам-кочевникам. Однако, когда я увидел хана, он оказался человеком приятным в беседе, с густой бородой, с лицом таджика, по чрезвычайной учтивости речи и беседы он таков, каких и среди таджиков бывает мало”. Короче говоря, после того, как его светлость ишан увидел хана, он разослал письма ко всем государям вокруг, что де... “я видел Йунус хана-могола, подданных такого государя нельзя делать рабами — эти люди мусульмане”. После этого никто в Мавераннахре и Хорасане больше не покупал и не продавал невольников-моголов, а до этого моголов продавали как остальных неверных. [123]

ГЛАВА 49.

УПОМИНАНИЕ О ПРАВЛЕНИИ МУХАММАД ХАЙДАРА МИРЗЫ В КАШГАРЕ

После смерти Сансиза мирзы б. Амир Саййида 'Али в Кашгаре стал править Мухаммад Хайдар мирза б. Амир Саййид 'Али, как было упомянуто раньше.

После того, как Мухаммад Хайдар мирза поселился в Кашгаре, а Дуст Мухаммад хан умер, Йунус хан увел людей из улуса моголов в Моголистан и там произошли события, [связанные] с Бурудж угланом и Шайх Джамал харом, как уже было упомянуто. После этого Йунус хан ради удовлетворения моголов отказался от желания жить в городе и вилайате. Мухаммад Хайдар мирза из Кашгара повиновался хану, и хан также смотрел на него как на сына.

С 869 (1464 — 1465) (Добавлено по Л2 52б, Л3 35а) по 885 (1480 — 1481) годы Мухаммад Хайдар мирза прожил в Кашгаре наилучшим образом, в покое и благоденствии. Время его правления в Кашгаре в целом составляет двадцать четыре года, из них шестнадцать лет он был независимым, а остальное время находился в зависимости.

ГЛАВА 50.

УПОМИНАНИЕ О ПРАВЛЕНИИ АБУ БАКРА МИРЗЫ И НАЧАЛО ЕГО ЖИЗНЕОПИСАНИЯ

Когда Сансиз мирза умер, Дуст Мухаммад хан пришел в Йарканд и /55а/заключил брак с женой Сансиза мирзы. Старшего сына Сансиза мирза — Аба Бакра — он увел с собой в Аксу. Через некоторое время он отдал ему [в жены] свою сестру Хусн Нигар ханим. Однако Аба Бакр мирза из-за неуравновешенного нрава Дуст Мухаммад хана бежал и приехал к своему дяде по отцу Мухаммад Хайдару мирзе. Следом за ним Дуст Мухаммад хан отправил в Кашгар и Хусн Нигар ханим, о чем раньше уже говорилось.

Когда Мирза Аба Бакр находился у Мухаммед Хайдара мирзы, он был смелым и щедрым, по природе своей чрезвычайно сильным и храбрым. Он был такого высокого роста, что если бы он шел среди сотни пеших людей, то тот, кто его увидел, подумал бы, что он на лошади. Однако Мухаммад Хайдар мирза, являясь наследственным правителем, не ценил воина. Уважаемые эмиры и военачальники, которых Амир Саййид 'Али собрал за свою восьмидесятилетнюю жизнь, во время [правления] Мухаммад Хайдара мирзы большинство [124] умерли, а те, которые остались, <не были способны выполнить какое-нибудь дело (Добавлено по Л2 52б; Л3 35а). <Внуки и сыновья тех военачальников и упомянутые эмиры не были близки с Мухаммад Хайдаром мирзой (Приведено по Л1 52б; Л3 35а). Все юноши и сыновья эмиров хотели служить Мирзе Аба Бакру. Подробности этого краткого изложения слишком длинны. [Кроме того], с того времени дела их точно в памяти не сохранились; людей, которые жили тогда, до настоящего времени отделяет период в двадцать лет, так что от них никого не осталось и то, что о них в те времена было известно, сейчас забылось в противоречивых [сообщениях].

Итак, Мирза Аба Бакр бежал от Мухаммада Хайдара [мирзы], предъявил правителю Йарканда какую-то грамоту и хитростью завладел Йаркандом. Он послал человека к своему дяде Мухаммад Хайдару мирзе с сообщением о своем повиновении ему. Мухаммад Хайдар мирза принял его покорность.

На службе у Мирзы Аба Бакра собралось три тысячи человек из юношей и сыновей эмиров Кашгара. Между тем его брат 'Умар мирза, который был в Кашгаре, также приехал к нему. /55б/ Вместе два брата приложили старание к овладению теми местами. Они задумали захватить Хотан и приняли к этому меры. Так как речь дошла до этого места, то здесь необходимо рассказать о Хотане и его правителях.

ГЛАВА 51.

УПОМИНАНИЕ О МИРЗАХ ХОТАНА

Хотан — один из наиболее известных городов на Востоке. Полное описание Хотана, имеющееся в исторических сочинениях и [в других] книгах, приведено во второй книге.

Когда власть над племенем дуглат перешла к Мирзе Худайдаду, <да будет над ним милость Аллаха>, как было упомянуто, все владения, принадлежавшие дуглатам, он разделил между своими детьми и братьями. Так, Кашгар и Йарканд он передал своему младшему сыну Саййид Ахмаду мирзе. У Мирзы Худайдада <было два родных брата (Приведено по Л3 53а) по имени Илйас Шах и Хизр Шах. Илйас Шаху он дал Аксу, а Хизр Шаху — Хотан, заставив обоих подчиняться Саййид Ахмаду мирзе; [право] отстранять и назначать их [на этот пост] он [125] также передал в руки Саййид Ахмада мирзы. Оба [брата], подобно другим мулазимам, ежегодно являлись к нему на службу, а, получив разрешение, уезжали в свои вилайаты. Такой порядок соблюдался до времени Мир Саййида 'Али. Когда Мир Саййид 'Али отдал Аксу Исан Буге хану, на службе у Исан Буги хана был один из внуков Илйас Шаха мирзы также по имени Илйас Шах, за которым сохранялась крепость Аксу вплоть до времени Дуст Мухаммад хана. А после Мир Саййида 'Али в Хотане сидели два брата из потомков Хизр Шаха мирзы — одного звали Хан Назар мирза, другого — Кул Назар мирза.

Хан Назар мирза по силе и мощи считал себя равным Мирзе Аба Бакру и даже Мир Саййиду 'Али. Он претендовал на независимость и отказался от издавна существовавшего повиновения Кашгару <и даже страстно желал подчинить ту сторону (Добавлено по Л2 53б; Л3 35б).

Мирза Аба Бакр испросил разрешения у Мухаммад
Хайдара мирзы подчинить Хотан, потому что Хан Назар и Кул Назар сошли с пути повиновения [Кашгару], которое было их обязанностью, полученной ими по наследству. Мухаммад Хайдар мирза был также в обиде на них, поэтому он не только дал ему разрешение, но даже побуждал к этому делу. И Мирза Аба Бакр спокойно /56a/ занялся хотанскими делами.

Хан Назар мирза сделал из железа палку, которую никто не мог поднять даже двумя руками, а он орудовал ею одной рукой. И лошадь, и корова, и все, по которым он бил [этой палкой], непременно падали. А его младший брат Кул Назар мирза был юноша чрезвычайно мягкий и скромный. Вот эти два брата претендовали на царство.

ГЛАВА 52.

УПОМИНАНИЕ О ВЗЯТИИ ХОТАНА МИРЗОЙ АБА БАКРОМ И ИСТРЕБЛЕНИЕ МИРЗ ХОТАНА

В те дни, когда Мирза Аба Бакр намеревался покорить Хотан, с ним был 'Умар мирза, которому не нравились дела его старшего брата, и он намеревался выступить против него. Об этом узнал Мирза Аба Бакр, каким-то образом схватил его, ослепил и отправил к Мухаммад Хайдару мирзе. После разорения Кашгара 'Умар мирза уехал в Самарканд, там его приняли. В 921 (1515 — 1516) году он приехал в Кашгар, где и умер. Похоронен в гробнице Мир Саййида 'Али. [126]

Одним словом, Мирза Аба Бакр, избавившись от брата, направился в Хотан. В первый раз он вернулся назад, заключив мир. Во второй раз они снова решили [закончить] дело миром, и оба верхом на конях встретились друг с другом. После того, как были обговорены условия мира, было решено подкрепить это клятвой на Коране. Мирза Аба Бакр, как было договорено с мулазимами, передал Коран одному из своих доверенных лиц, чтобы тот отнес его к Хан Назару. Когда тот человек подносил Коран к Хан Назару мирзе, Хан Назар мирза протянул руки, чтобы взять его, а тот человек уцепился за обе руки Хан Назара мирзы, и [в это время] со всех сторон напали мулазимы Мирзы Аба Бакра с мечами, которые заранее договорились и стояли наготове. Для Хан Назара это было неожиданностью, а у мулазимов Хан Назара мирзы не было возможности напасть на них, и они обратились в бегство. Несколько других людей, которые были назначены схватить Кул Назара мирзу, скрутили его и таким образом /56б/ обоих этих братьев ударом меча освободили от [земных] забот. Такой хитростью [Мирза Аба Бакр] искоренил их семя из Хотана и захватил Хотан. Он обрел полную силу. Справившись с братьями, он выступил против своего дяди Мухаммад Хайдара мирзы.

ГЛАВА 53.

УПОМИНАНИЕ О ХИТРОСТИ АБА БАКРА МИРЗЫ В ОТНОШЕНИИ МУХАММАД ХАЙДАРА МИРЗЫ И ОТСТРАНЕНИЕ МУХАММАД МИРЗОЙ СВОИХ ЭМИРОВ ИЗ-ЗА СЛОВ МИРЗЫ АБА БАКРА

После смерти Сансиза мирзы Дуст Мухаммад хан, как уже было упомянуто, взял [в жены] жену Сансиза мирзы Джамал (В Т и Л3 36а — Джамак) агу и отдал Кашгар Мухаммад Хайдару мирзе. Эти события произошли в 869 (1464 — 1465) году.

После смерти Дуст Мухаммад хана [Мухаммад] Хайдар мирза заключил брак с Джамал агой, которая является матерью Мирзы Аба Бакра и 'Умара мирзы. У Мухаммад Хайдара мирзы от Джамал аги появилось два сына: мой отец — Мухаммад Хусайн гураган и мой дядя — Саййид Мухаммад мирза.

Когда Мирза Аба Бакр после захвата Хотана (Добавлено по Л2 54а; Л3 36а) обрел силу, эмиры не раз думали о деле Мирзы Аба [127] Бакра и докладывали [Мухаммад Хайдару мирзе], что Мирза Аба Бакр от начала до конца основывал свои дела целиком на насилии, и что он ни к кому не сохранил верности. Так, сначала он воровским путем захватил Йарканд и приносил неприемлемые извинения; после этого он вырвал глаза у 'Умара мирзы; еще он убил Хан Назар хана и Кул Назар хана — как можно ждать от такого человека верности? Он постоянно мечтает о Кашгаре. И все его помыслы направлены на то, чтобы все эти владения собрать в одно целое. Сколько бы эмиры ни докладывали об этом, Мухаммад Хайдар мирза из-за милосердия к племяннику не придавал этому значения. Да и его жена, Джамал ага, которая была матерью его сыновей, а также матерью Мирзы Аба Бакра, в противоположность мнению эмиров докладывала: <Он Ваш сын. Йаркандом правил один из ваших эмиров (Добавлено по Л1 45а; Л2 54б; Л3 36б). Так как Йарканд был столицей его отца, то он имел на него право, а Вы ему не дали его и, если он сам проявил дерзость и положился на Вашу милость, то что из того, что эмиры представляют его Вам плохим? Хотаном все равно владел другой человек: и если вместо посторонних станет он, то какая в этом вина?”. Точно так же она как-то оправдывала каждый поступок Мирзы Аба Бакра, так что Мухаммад Хайдар мирза /57а/ успокаивался в отношении его до тех пор, пока открыто не прогремел барабан его неповиновения (Приведено по Л2 54б; Л3 36б). И тут Джамал ага доложила, что он проявляет вражду из-за эмиров, потому что эмиры представляют его Вам в плохом свете. Тайно она передала Мирзе Аба Бакру: “О причине твоей вражды и в твое оправдание я говорила то-то”.

Эти слова отвечали желаниям Мирзы Аба Бакра, и он то же самое передал [Мухаммад Хайдару]: “До тех пор, пока будут эти эмиры, я не смогу Вам служить, потому что они очернили меня перед Вами. Если Вы прогоните эмиров, я не только Ваш сын, даже Ваш раб”. Мухаммад Хайдар мирза по своей <душевной простоте (Приведено по Л1 45б; Л2 54б; Л3 36б) поверил его лжи и распустил эмиров, а когда он отстранил могущественных эмиров, сила его власти оказалась сломленной, и Мирза Аба Бакр стал устраивать набеги на Кашгарский вилайат и Йанги Хисар. [128]

Так как великие эмиры были отстранены, никто не смог оберегать границы и окраины [государства].

ГЛАВА 54.

УПОМИНАНИЕ О ВЫСТУПЛЕНИИ ЙУНУС ХАНА НА ПОМОЩЬ МУХАММАД ХАЙДАРУ МИРЗЕ ПРОТИВ МИРЗЫ АБА БАКРА И ИХ ПОРАЖЕНИЕ

Ранее уже говорилось, что Амир 'Абдалкуддус убил Шайх Джамал хара и освободил из заточения [Йунус] хана. Хан по этой причине оказывал ему бесконечное внимание, пожаловал его титулом “гураган” и передал ему все должности и туманы дуглатов. От этого он стал гордым и высокомерным и так обращался с ханом, что сам испугался своего обращения. Описание этого — слишком долгая история, [короче говоря], он бежал от хана и прибыл в Кашгар к Мухаммад Хайдару мирзе. Мухаммад Хайдар мирза [к тому времени] удалил своих эмиров и от того в делах его наступил беспорядок, и он сожалел о содеянном. Когда прибыл Мир 'Абдалкуддус, он проявил к нему должное уважение, отдал ему [в жены] свою дочь Ага Султан Султаним, проявляя о нем большую заботу и выставил его против Мирзы Аба Бакра. Тот также настроился против Мирзы Аба Бакра. /57б/

Короче говоря, однажды Мирза Аба Бакр устроил набег на пределы Йанги Хисара. Мир 'Абдалкуддус выступил против него. После многочисленных боев и бесчисленных усилий поражение выпало на долю Мир 'Абдалкуддуса, несмотря на многочисленность его [войска], намного превышавшего [войско] Мирзы Аба Бакра. Сконфуженный Мир 'Абдалкуддус больше не поехал к Мухаммад [Хайдару] мирзе и, вручив себя воле судьбы, отправился в Бадахшан. С тремястами людьми он прибыл к Мирзе Султан Махмуду. Мирза Султан Махмуд проявил к нему бесконечное внимание и дал ему вилайат Хост, который является самым большим вилайатом Бадахшана и Кундуза. Там он погиб от рук неверных [из племени] катур 53.

Словом, благодаря уходу Мир 'Абдалкуддуса силы у Мирзы Аба Бакра увеличились. Хитростью и уловками он удалил от Мухаммад Хайдара мирзы влиятельных эмиров и видных военачальников, а Мир 'Абдалкуддусу он нанес такое поражение, что дела Мухаммад Хайдара мирзы оказались в плачевном состоянии. Джамал ага раскаялась о содеянном, однако ее раскаяние не принесло пользы. [129]

В конце концов Мухаммад Хайдар мирза собрал войско из пехотинцев и всадников около тридцати тысяч [человек] и пошел на Мирзу Аба Бакра. Тот вышел навстречу с тремя тысячами человек. Произошел жестокий бой. В конце концов поражение выпало на долю Мухаммад Хайдара мирзы (Добавлено по Л1 46а; Л2 55а; Л3 37а). Сломленный и разбитый, Мухаммад Хайдар мирза приехал в Кашгар. Об этих делах он сообщил своему старшему дяде по матери Йунус хану и попросил у него помощи. Хан выделил пятнадцать тысяч человек из своего войска и из сострадания к племяннику сам отправился на Мирзу Аба Бакра.

Мухаммад Хайдар мирза еще раз собрал войско и, присоединившись к хану, направился в Йарканд. Мирза Аба Бакр укрепился в крепости Йарканда, а хан расположился с восточной ее стороны. На следующий день [Мирза] Аба Бакр за [стенами] крепости в предместье выстроил конных и пеших [воинов] и выступил с ними. Это были те же самые три тысячи человек, все сыновья эмиров и бахадуров (Добавлено по Л2 55б; Л3 37а) Мир Саййида 'Али, <которые, выступая против ста тысяч человек, достигли заветного желания и не испили ни капли печали (Добавлено по Л2 55б; Л3 37а). Мухаммад [Хайдар] мирза /58а/ в свое время пренебрег ими, а Мирза Аба Бакр собрал их при себе. [Йунус] хан с многочисленным войском, <с одной стороны (Добавлено по Л1 46а; Л2 55б; Л3 37а), а Мухаммад Хайдар мирза — с другой, стали наступать. Мирза Аба Бакр, не обращая внимания на Мухаммад Хайдара мирзу, все силы направил на хана. После многочисленных стычек он обратил хана в бегство. Когда хан обратился в бегство, Мухаммад Хайдар мирза также бежал с той стороны, [где стоял]. Такое огромное войско было разбито.

Когда хан и Мухаммад [Хайдар] мирза прибыли в Кашгар, хан сказал Мухаммад Хайдару мирзе: “Полагая, что с ним легко справиться, я привел мало войска. В этом году ты постарайся удержать свое владение, а на следующий год я приду со всем войском и покончу с его делом”. Хан ушел в Моголистан, а Мухаммад Хайдар мирза остался в Кашгаре. [130]

ГЛАВА 55.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ЙУНУС ХАНА С ВОЙСКОМ НА ПОМОЩЬ МУХАММАД ХАЙДАРУ МИРЗЕ В ЙАРКАНД ВО ВТОРОЙ РАЗ И ПОРАЖЕНИЕ ЕГО ОТ МИРЗЫ АБА БАКРА

Когда наступил следующий 885 (1480 — 1481) год [Йунус] хан пришел в Кашгар со всем могольским войском, которое составляло шестьдесят тысяч человек. Мухаммад Хайдар мирза также улучшил порядок в своем войске по сравнению с прошлыми годами. Он присоединился к хану и направился в Йарканд. Султан Йунус хан и Мухаммад Хайдар мирза с общим количеством девяносто тысяч человек конных и пеших [воинов] отправились в Йарканд.

Мирза Аба Бакр так же, как в прошлом году, укрепился в крепости Йарканда. Он также собрал войско конных и пеших [людей] около пяти тысяч человек; из них три тысячи конных — это были те самые люди, о которых уже говорилось, что все они сыновья эмиров Мир Саййида 'Али, его отборные молодые люди, которых, не зная их ценности, упустил Мухаммад Хайдар мирза. И было собрано две (Приведено по Л1 46а) тысячи стрелков-пехотинцев, отобранных из вилайата, обнадежив их большими обещаниями. Войска хана расположились, окружив крепость Йарканда кольцом, а сам хан [остановился] в Калдугадж Йари (Приведено по Л1 46а; Л2 56а; Л3 37б; R 105 — Калу Ай Бари; в Т — Калугадж Йари) — известной местности в восточной стороне Йарканда.

Когда наступил послеполуденный намаз, влиятельные люди из войска хана от каждого кушуна отправились по собственному усмотрению к крепости /58б/ и завязали бой. Из крепости вышли люди Мирзы Аба Бакра: между всадником и пешим был стрелок, а перед каждым пешим <другой пехотинец (Приведено в Л1 46б; Л2 56а; Л3 37б) держал щит. Завязался жаркий бой. Хан находился на своей стоянке. Пришла группа людей, рассказала про бой, много его описывала и убеждала, что следует пойти посмотреть. Хан отправился с небольшим количеством людей, даже не надев доспехи. Когда они достигли края рва, то увидели, что пехотинцы с обеих сторон сцепились — ведут трудный бой. Однако с вершины рва было плохо видно, и хан, чтобы вести наблюдение, спустился [с вершины] оврага вниз. В овраг вела одна дорога. [131]

Когда хан спустился вниз, пехотинцы осмелели и начали отважно бороться.

В то время 'Алим Шайх бахадур, один из видных бахадуров хана, находился в палатке и услышал, что хан уехал наблюдать [за боем]. И ему в голову пришла мысль тотчас же отправиться туда, проявить смелость около хана и отличиться среди равных. Он привел в порядок свое снаряжение, дошел до хана, прошел дальше и добрался до сражающихся пехотинцев. Между пехотинцами войска хана и войска Аба Бакра мирзы была [полоса] земли, отгороженная с двух сторон от коров, а между этими двумя оградами был ровный проход. Когда 'Алим Шайх бахадур подъехал, он устремился через этот самый проход на пехотинцев Мирзы Аба Бакра и настиг одного из них, у которого был щит. Когда пехотинец увидел, что его стремительно настигают, то у него не хватило решимости, он бросил свой щит перед лошадью 'Алим Шайх бахадура, а сам убежал. Лошадь 'Алим Шайх бахадура от падения щита резко шарахнулась в сторону, так что ['Алим] Шайх бахадур не смог [удержаться] и упал. Пехотинцы, находившиеся за этими оградами, выскочили из-за них и схватили одинокого 'Алим Шайх бахадура, а всадники Мирзы Аба Бакра устремились на пехотинцев войска хана. Пехотинцы увидели, что сопротивление бесполезно и тотчас же стали отступать. Люди, пришедшие наблюдать [за боем], подались назад. Хан также находился в овраге. Люди, /59а/ сопровождавшие хана, посоветовали ему, чтобы он быстрее поднялся наверх оврага, и хан поспешно направился к дороге, ведущей из оврага. Когда люди увидели, как быстро уходит хан, каждый, кто был наверху оврага, <подумал, что хан бежит, и все убежали (Добавлено по Л2 56б; Л3 38а). Когда хан поднялся наверх оврага, он увидел, что люди убежали и войско расстроилось. Он направился в лагерь, чтобы успокоить воинов. Хан прибыл в лагерь и занялся тем, что стал бить людей и выговаривать им, но ни один человек не двинулся с места.

В это время люди Мирзы Аба Бакра сражались с пехотинцами, спустившимися в овраг, и, преследуя их вместе со всадниками, прибывшими для наблюдения, поднялись наверх оврага и также бесстрашно шли вперед, нанося удары. А за ними следом шли всадники. [132]

Когда расстроившееся войско увидело это положение, [воины] все разом обратились в бегство, и сколько бы хан ни старался, остановить их не мог. Всадники Мирзы Аба Бакра приблизились. Возле хана никого не осталось, и он также пустился в путь. Такое огромное войско было разбито за час. Хан бежал и прибыл в Кашгар. Большая часть войска не присоединилась к хану и бежала в Моголистан. [Хан] говорил Мухаммад Хайдару мирзе, что в такой обстановке ему нельзя оставаться в Кашгаре. Мухаммад Хайдар мирза с ханом и пятью тысячами семейств ушли в Аксу. Большая группа из людей Кашгара ушла в Андижан, и Кашгар стал свободен для Мирзы Аба Бакра. Это произошло в 885 (1480 — 1481) году. А моему отцу Мухаммад Хусайну гурагану в то время было двенадцать лет.

Когда Йунус хан с Мухаммад Хайдаром мирзой ушел в Аксу, моего отца взял с собой сын Йунус хана Султан Махмуд хан и привез в Моголистан. Там они подружились, и до конца жизни он называл моего отца “адаш”, что по-монгольски означает “друг”.

ГЛАВА 56.

УПОМИНАНИЕ О РАННЕМ ПЕРИОДЕ ЖИЗНИ СУЛТАН МАХМУД ХАНА Б. ЙУНУС ХАНА 54

Так как после этого /59б/ речь будет касаться воспоминаний о Султан Махмуд хане, то следует рассказать о его жизни с самого начала. В то время, когда Султан Йунус хан во второй раз прибыл из Хорасана, Мир Саййид 'Али умер, а Сансиз мирза искал помощи у Йунус хана, как об этом уже было упомянуто. Йунус хан в те дни часто приезжал в Кашгар. Тогда же хан отравил к Шах Султан Мухаммаду 55 в Бадахшан Амир Зийааддина, одного из уважаемых сейидов Кашгара, <чтобы он посватал за него добродетельную из добродетельных, скромную его дочь (Добавлено по Л2 57а; Л3 38а).

Шах Султан Мухаммад Бадахши был потомок Искандар Зу-л-Карнайна [сына] Файлакуса румийского 56. Искандар после завоевания стран мира устроил с правителями совещание, [и сказал], чтобы они нашли такое место, до которого не дотянулись бы руки монархов мира, чтобы поселить там свое потомство. Правители избрали Бадахшан и написали “Дастур [133] ал-'амал” (“Правила управления”) — пока они будут задерживаться их, никто не сможет отобрать у них это владение. Со времени Искандара до времени Шах Султан Мухаммада никто не нападал на Бадахшан и, таким образом, из поколения в поколение [потомки Искандара] стояли во главе государства. Когда настало время правления Шах Султан Мухаммада Бадахши, он не придерживался “Дастур ал-'амал” Искандара. Это был шах, обладавший большими способностями и умом. У него есть диван стихов, чрезвычайно хороших — он взял себе тахаллус “Ла 'али” (Приведено по Л1 47б; Л2 57б; Л3 38б (в Т — Накли...)) — в его [стихах] присутствуют изящество и остроумие, и “Дастур ал-'амал” он изменил сообразно своему таланту.

У него было шесть дочерей. Одну он отдал [в жены] Султан Мас'уду Кабули, из потомков Мир Тимура. Другую отдал Султан Абу Са'иду мирзе — от нее родился сын по имени Аба Бакр мирза, в конце концов после Мирзы Султан Абу Са'ида он боролся с Султан Хусайном мирзой и нанес ущерб государству Мирзы Султан Хусайна, как это описано в историях Мирхонда 57 и Хондамира Харави. Третью дочь он отдал Ибрахим барласу — от нее родился Джахангир барлас, [который] в конце правления Чагатаев был главным вельможей в государстве. Четвертую дочь — Шах бегим — по сватовству Саййид Зийааддина Кашгари он отправил Йунус хану. /60а/ Пятую дочь он отдал Саййид Шаху Мир Бузург Арханги, упоминание о котором последует в дальнейшем. Шестую дочь он отдал Шайх 'Абдаллах барласу; от нее родились Султан Увайс барлас, Мизраб барлас и Султан Санджар, упоминание обо всех них также будет сделано в своем месте, однако описание их жизни имеется также в историях Мирхонда и Хондамира.

Короче говоря, Саййид Зийааддин привез Шах бегим в Кашгар и вручил хану. От Шах бегим у Йунус хана были два сына и две дочери. Старше всех — Султан Махмуд (Приведено по Л1 47б; Л2 57б; Л3 — 38б (в Т — Мухаммад),) хан, он родился в 868 (1463 — 1464) году. Моложе его на год был Султан Ахмад хан 58 о жизни его будет сказано отдельно. И две дочери — Султан Нигар ханим и Даулат Султан ханим 59, описание жизни которых также будет сделано в своем месте. [134]

До того, как Султан Махмуд хан (Приведено по Л2 58а; Л3 38б (в Т — Мухаммад)) стал взрослым, могольские эмиры, как уже было описано, поступали с Йунус ханом некрасиво и неприлично. Когда же Султан Махмуд хан стал взрослым, большинство из тех могольских эмиров умерли, а тех, которые остались, Йунус хан с помощью своего сына Султан Махмуд хана полностью подчинил себе, а также [остальных] моголов и могольских эмиров.

Когда потерпевший поражение Йунус хан из Йарканда прибыл в Кашгар, Султан Махмуд хана с этим войском не было, он оставался в Моголистане управлять людьми. Йунус хан для утешения Мухаммад Хайдара мирзы, а также для собственного удовольствия в ту зиму ушел в Аксу, а сына Мухаммад Хайдара мирзы Мухаммад Хусайна мирзу, [которому] в то время было двенадцать лет, отослал к Султан Махмуд хану. Султан Махмуд хан хорошо относился к Мухаммад Хусайну мирзе, они сдружились, друг друга называли “адаш”, т. е. “друг”. Мухаммад Хусайн мирза жил в Моголистане у Султан Махмуд хана в почете и уважении.

ГЛАВА 57.

УПОМИНАНИЕ О ВОЙНЕ И СТРАШНЫХ
СОБЫТИЯХ, ИМЕВШИХ МЕСТО МЕЖЛУ ЙУНУС ХАНОМ И МУХАММАД ХАЙДАРОМ МИРЗОЙ В АКСУ /60б/

Зимой хан ушел в Аксу. Аксу расположен на краю лощины и имеет две крепости. Одну из них хан дал Мухаммад Хайдару мирзе, в другой разместился сам. Та зима (Приведено по Л2 58а; Л3 39а) прошла спокойно. Когда наступила весна, Йунус хан захотел отправиться в Моголистан. Мухаммад Хайдару мирзе он предписал: “Сейчас, когда начало весны, я поеду в Моголистан, а ты будь здесь. Пусть твои люди займутся земледелием, вилайат Аксу я отдал тебе. Когда наступит время созревания хлебов, в Моголистане также подойдет время выпаса, кони окрепнут, тогда мы отправимся [с тобой] в Кашгар и займемся делом Мирзы Аба Бакра. Я пойду в Кашгар оттуда, а ты направишься отсюда — в Кашгаре мы встретимся. Там мы и осуществим то, что нам надо”. На этом они договорились. Хан тотчас же послал человека собирать скот и людей, чтобы, закончив приготовления, выступить в Моголистан. Но группа [135] смутьянов внушила Мухаммад Хайдару мирзе, что когда хан приедет в Моголистан, он будет грабить всех его людей. Несколько таких небылиц они повторяли ему и заставили Мухаммад Хайдара мирзу поверить этим лживым утверждениям, которые были чисто дьявольской выдумкой.

Мухаммад Хайдар мирза из-за своей доверчивости слушал эти небылицы и стал думать как бы отвратить это. А дьяволы ему говорили: “Когда у хана будет определено время откочевки, мы заберем у него его младшего сына Ахмад хана, который сопровождает хана, укрепимся в крепости и восстанем против Йунус хана. Так как уже наступит время отъезда хана, он ничем не сможет заняться и уедет в Моголистан, а мы останемся жить в Аксу”. Это безрассудное дело было одобрено Мухаммад Хайдаром мирзой. Когда наступило время отъезда [хана], они сразу же заперли ворота Аксу. Султан Ахмад хан бежал к Мухаммад Хайдару мирзе, и так они начали вражду.

Йунус хан послал к Мухаммад Хайдару мирзе человека с увещеваниями, но никакой пользы от этого не было. В конце концов Йунус хан не уехал, вошел в другую крепость, заперся там и отправил человека к Султан Махмуд хану. Через семнадцать дней тот прибыл с тридцатитысячным войском. Каждый день завязывался бой, и так прошли сорок дней. В крепости у Мухаммад Хайдара мирзы начался голод. Смутьяны, затеявшие эту смуту, начали по ночам убегать [из крепости]. Султан Ахмад хан вспомнил о своем сыновнем долге и явился к родителю с извинениями и просьбой о прощении. Мухаммад Хайдар мирза остался [в крепости]. Тогда приступили к штурму крепости. Хан поспешил послать туда эмиров, /61a/ чтобы не допустить там грабежа (Добавлено по Л1 48а; Л2 59а; Л3 39а). Эмиры отправились, но сколько они ни старались, им не удалось, так как из-за скопления народа и всеобщего смятения невозможно было воспрепятствовать этому. С большими трудностями они наконец схватили Мухаммад Хайдара мирзу и привели к хану. Когда они приблизились к хану, то хотели связать руки Мухаммад Хайдара мирзы, а Йунус хан, увидев это, закричал на них и запретил, так его к хану и привели. Хан подозвал его к себе, стал осуждать и бранить: “Почему ты так поступил? [136]

Если по предопределению судьбы у тебя было желание враждовать со мной, то ты дал бы мне уйти, а сам остался бы и поднимал мятеж. А это что такое?”

Мухаммад Хайдар мирза, сконфуженный из-за своих неумных действий, стоял, опустив голову. Хан сказал: “Хорошо, теперь будет так. Аксу я отдал тебе. Живи в Аксу”. Мухаммад Хайдар мирза сказал: “Как можно сейчас оставаться в Аксу, когда все разграблено?” Хан дал Мухаммад Хайдару мирзе триста коней и сказал: “Поезжай со мной в Моголистан; остается в силе то же самое решение: когда настанет время созревания хлебов, я пойду в Кашгар и что-нибудь cделаю, чтобы взять Кашгар и отдать тебе”.

Те, кто были [настоящими] ханами и к которым применимы “царство” и “величие”, с виновными поступали именно так. Уважение к родственникам и честь племянников они берегли так, что если те допускали какую-нибудь ошибку или проступок, то они тотчас смывали их водой прощения и милости, не оставляв на их лицах краски стыда. Они даже оказывали им сотни других милостей, говоря: “Ведь он наш племянник. Надеясь на это, он и допустил такую дерзость. Если мы за это накажем его, то какая цена тому, что мы родственники, какая будет разница между родственником и чужим?” А сейчас приходится иметь дела с государями, которые, сколько бы мы ни были безгрешны, докажут нашу вину. И если имелась вина перед чужим [государем], то тот, возможно, и <не обиделся бы (Приведено по Л2 59б; Л3 40а). Эти же государи нашего времени при наличии даже в тысячу раз большего родства и оказанных им услуг, как было, [например], между Мухаммад Хайдаром мирзой и Йунус ханом, забывая обо всем, так стараются уничтожить провинившегося, как не сделал бы этого даже враг. /61б/ А если, несмотря на это, тот виновный спасется из того страшного водоворота и Аллах преславный и всевышний по своей безупречной милости даст ему такую силу, что он, забыв про все это, постучит в двери дружбы кольцом родства, отправит послов с письмом, содержащим [слова]: “что было, то прошло”, они дадут ему отрицательный ответ, и этих государей можно считать потомками тех султанов, [о которых] говорится в байте: [137]

Если у сына нет достоинств своего отца,
То ты назови его чужим, а не сыном.

Аллах преславный и всевышний да пошлет свою милость былым обладателям великодушия. Мы уповаем на то, что так как к провинившимся они относились милостиво [согласно изречению] <на милостивого мы распространим свою милость>, Аллах преславный и всевышний будет милостив и к их грехам, <да будет так во имя Господа обоих миров>, а государей времени, в стране которых великодушие стало невидимым, как птица Анко 60, пусть он наделит способностью к великодушию <во имя Мухаммада и его славных потомков>.

Короче говоря, Мухаммад Хайдар мирза отправился вместе с Йунус ханом в Моголистан. Когда подошла к концу весна, хан решил идти с войском на Кашгар. Между тем Султан Ахмад мирза из Самарканда решил идти на Фергану, чтобы выгнать из того вилайата своего брата 'Умар Шайха мирзу. Когда это известие дошло до 'Умар Шайха мирзы, он поспешно обратился за помощью к Йунус хану и позвал его, чтобы, как бывало всегда, освободиться от натиска и притеснения своего старшего брата Султан Ахмада мирзы, как об этом уже кратко упоминалось ранее. Получив это известие, хан направился в Андижан. Он не хотел, чтобы между двумя его зятьями существовала распря, и постоянно примирял их.

По прибытии хана в Андижан его встретил 'Умар Шайх мирза и оказал ему различные почести. Он передал хану вилайат Ош 61, и хан ту зиму провел в Оше. Остальных моголов хан передал Султан Махмуд хану и отослал в Моголистан, а сам остался на зимовку в Оше. Ошский вилайат он отдал Мухаммад Хайдару Мирзе. Султан Ахмад мирза, узнав о прибытии хана, отменил свое выступление. 'Умар Шайх мирза оказался в безопасности от /62а/ старшего брата.

Прошла зима, и хан вновь отправился в Моголистан. Он сказал Мухаммад Хайдару мирзе: “В прошлом году ты жил в Моголистане беспокойно, теперь я отдал тебе Ошский вилайат, и ты будь здесь. Я приеду снова на следующую зиму, а этим вилайатом управляй от моего имени”. Хан ушел в Моголистан, а Мухаммад Хайдар мирза остался в Оше. Мухаммад Хайдар мирза попросил у хана своего сына Мухаммад Хусайна мирзу и держал его при себе. [138]

ГЛАВА 58.

УПОМИНАНИЕ О ПОХОДЕ [МУХАММАД] ХАЙДАРА МИРЗЫ В КАШГАР НА МИРЗУ АБА БАКРА И ПЛЕНЕНИЕ МУХАММАД ХАЙДАРА МИРЗЫ МИРЗОЙ АБА БАКРОМ

Как только Султан Йунус хан ушел в Моголистан, Умар Шайх мирза послал в Ош даругу и извинился перед Мухаммад Хайдаром мирзой. У Мухаммад Хайдара мирзы и его людей не было сил, чтобы идти в Моголистан, а оставаться здесь также было невозможно. Он передал своих сыновей — Мухаммад Хусайна (Приведено по Л2 60б; Л3 40б (В Т — Хайдар, описка)) мирзу и Саййид Мухаммада мирзу 'Умар Шайху, а сам направился в Кашгар. Он рассуждал так: “Мирза Аба Бакр [одновременно] мне брат, племянник и пасынок; я пойду к нему, может быть, с миром, он даст мне какое-нибудь место”. С этой далекой мечтой он ехал к Мирзе Аба Бакру. Мирза Аба Бакр тотчас же арестовал его и целый год держал в заключении. Через год [Мирза Аба Бакр] отправил его в Бадахшан.

Мухаммад Хайдар Мирза уехал в Бадахшан, который в то время находился в руках Султан Махмуда мирзы, сына (Добавлено по Л2 60б; Л4 40б) Абу Са'ида. 'Абдалкуддус — убийца Мир Шайх Джамал хара (Добавлено по Л2 60б; Л3 40б), зять Мухаммад Хайдара мирзы, как было упомянуто раньше, находился при Мире Султан Махмуде. Некоторое время [Мухаммад Хайдар мирза] оставался там в качестве гостя. Потом он поехал в Самарканд и удостоился там встречи с его светлостью, полюсом круга наставников Ходжа Насираддин 'Убайдаллахом, <да освятит Аллах его могилу>.

Он встречался и с Мирзой Султан Ахмадом. Мирза Султан Ахмад отнесся к нему милостиво, и они решили так, что два раза в год [Мухаммад Хайдар мирза] будет приезжать к Мирзе [Султан Ахмаду] во время двух праздников. У Мирзы Султан Ахмада было три брата: 'Усман мирза, Султан Валад мирза, Малик Мухаммад <мирза, и он отдал распоряжение, чтобы (Добавлено по Л2 60б; Л3 40б) Мухаммад Хайдар мирза сидел (на собрании) ниже 'Усмана мирзы, но выше Султан Валада мирзы и <Малик Мухаммада мирзы (Приведено по Л2 60б; Л3 40б), и чтобы он приезжал к нему в качестве гостя. В это время от Султан Йунус (Добавлено по Л, 49а; Л2 60б; Л3 40б) [139] хана /62б/ прибыл человек за Мухаммад Хайдаром мирзой. Милости Султан Ахмада мирзы не могли удержать [Мухаммад Хайдара мирзу], и он уехал к [Йунус] хану. Те события будут изложены при описании жизни хана во время его прихода в Ташкент.

ГЛАВА 59.

УПОМИНАНИЕ О ПРИХОДЕ ЙУНУС ХАНА И МОГОЛЬСКОГО УЛУСА В ТАШКЕНТ: УСТАНОВЛЕНИЕ МИРА МЕЖДУ СУЛТАН АХМАДОМ МИРЗОЙ, 'УМАР ШАЙХОМ МИРЗОЙ И СУЛТАН МАХМУД ХАНОМ

Ссоры и противоречия, существовавшие между братьями — 'Умар Шайхом мирзой и Султан Ахмадом мирзой, — записаны в истории Мирхонда. К настоящей “Истории” (“Та'рих-и Рашиди”) они отношения не имеют. Но что следует упомянуть в нашей “Истории” — это то, что после Шайх Джамал хара правление в Ташкенте перешло к 'Умар Шайху мирзе, и Шахрухийа 62, которая была сильной крепостью, также перешла под власть Мирзы 'Умар Шайха. Из-за этих двух владений Мирза Султан Ахмад и выступил против Мирзы 'Умар Шайха, и дело дошло до крупной ссоры.

Когда произошло выступление Мирзы Султан Ахмада на Ташкент, 'Умар Шайх мирза попросил Йунус хана [приехать] в Ташкент. В тот год, когда хан уехал из Оша, он передал Ош Мухаммад Хайдару мирзе. После ухода хана 'Умар Шайх мирза принес свои извинения Мухаммад Хайдару мирзе, и Мухаммад Хайдар мирза уехал в Кашгар, где попал под арест, а хан [в это время] был в Моголистане. Когда наступил месяц тир 63 (июнь) и произошло выступление Мирзы Султан Ахмада на Ташкент, 'Умар Шайх мирза побудил хана приехать в Ташкент и дал хану Сайрам, относящийся к Ташкенту, таким же образом как он отдал ему [раньше] Ош, относящийся к Андижану.

Когда хан направился в Сайрам, моголы, не желавшие жить в городе и вилайате, подговорили (Добавлено по Л2 61а; Л3 41а) младшего сына хана Султан Ахмад хана, сбили его с пути и бежали с ним в Моголистан. Хан <не стал их преследовать (Приведено по Л1 49б; Л2 61а; Л3 41а), потому что [в это время] в Моголистане не осталось ни одного соперника из потомков могольских хаканов, чтобы его остерегаться. Таким образом, [140] хан отпустил его в Моголистан, а сам направился в Сайрам. Ту зиму он провел там. Своего старшего сына Султан Махмуд хана хан также послал против Султан Ахмада мирзы с тридцатью тысячами человек /63а/. Со стороны Ферганы подошел 'Умар Шайх мирза с пятнадцатью тысячами человек. Эти три войска приближались друг к другу и жаждали большого сражения.

Когда [известие] об этом дошло в Самарканд до его светлости полюса круга наставников Ходжа Насираддин 'Убайдаллаха, <да освятит Аллах его могилу>, он отправился и послал [впереди себя] человека [с извещением]: “Я тоже иду”. Как только это сообщение дошло до трех султанов, все они задержались на своих местах.

Когда прибыл его светлость ишан, он остановился в лагере Мирзы Султан Ахмада и послал человека к хану и 'Умар Шайху мирзе. Предложение о мире благословенной особы ишана никто не мог отклонить, потому что, когда святые люди достигают [степени] фана 64, их покидает чувство “я”, и истинным творцом всего, что исходит от них является Аллах преславный и всевышний. Одним словом, он примирил всех трех государей, каждый из которых, преследуя свои цели, выставил войско.

Его светлость ишан усадил трех государей на один палас, сам сел между ними и перед каждым из них поставил условия и обязанности, которые они и приняли. Было решено, что Ташкент следует отдать Йунус хану. Эти два брата (Добавлено по Л2 61б; Л3 41б), спорившие из-за Ташкента, прекратили спор, и Ташкент отдали хану.

Его светлость маулана Саййид Мухаммад Кази, <да будут над ним милость божья и прощение>, описал это событие в “Силсилат ал-'арифин” при упоминании о чудесах ишана. И там написано так: “Собрание было такое представительное, что я (Мухаммад Кази) от крайнего смущения перевернул дастархан (Приведено по Л1 50а; Л2 61б; Л3 41б.). Когда собрание подошло к концу, его светлость ишан сказал: “Хорошо получилось; теперь следует уходить, потому что мы насытились, и такой груз можно переносить [только] в таком количестве”. Три государя направились [каждый] к своему войску. Его светлость ишан ушел в сторону реки Худжанд и на берегу реки [141] совершил омовение. Обратившись ко мне, он спросил: “Маулана Мухаммад, Вы можете записать это наше дело?” Маулана [Мухаммад кази] пишет, что это указание ишана явилось причиной составления книги “Силсилат ал-'арифин”.

Словом, Султан Ахмад мирза ушел в Самарканд, 'Умар Шайх мирза — /63б/в Фергану, а Султан Махмуд хан — в Ташкент. Йунус хан также пришел в Ташкент и его светлость ишан следом за ним прибыл в Ташкент (Добавлено по Л2 62а; Л3 41б) и встретился с Йунус ханом еще раз. Я слышал от своего дяди, который говорил: “Однажды в благородном собрании у его светлости ишана заговорили о Султан Махмуд хане. Один из присутствующих сказал: “Этот Султан Махмуд хан — удивительный царевич, гордый и высокомерный”. Его светлость ишан сказал: “Подол такого государя мы наполним землей, гордость и величие свойственны только Аллаху, а кто такой Султан Махмуд хан, чтобы проявлять гордость?” Случайно в этот момент Султан Махмуд хан пришел навестить его светлость ишана. Было время намаза, и его светлость поднялся на молитву. В том месте, куда обращаются при намазе, стояла жаровня и в ней горящий уголь. Его светлость ишан сказал, что огонь в этом месте при намазе не дозволен и его следует присыпать землей. Несмотря на то, что было много людей, хан поднялся, вышел, наполнил землей свою полу, принес и посыпал на огонь. Так он приносил несколько раз, пока огонь не потух. У присутствующих на собрании людей он попросил, чтобы они позволили ему одному оказать эту услугу. После ухода хана все присутствующие выразили удивление”.

Заключение этого мира и собрание ханов в Ташкенте произошло в 890 (1485) году. Его светлость ишан некоторое время оставался в Ташкенте и вернулся в Самарканд.

У государей того времени было принято обращаться к одному из мюридов его светлости ишана и делать его посредником при докладе о своих делах и просьбах. Посредником у Султан Махмуд хана [для связи] с его светлостью ишаном был маулана Мухаммад Кази и хан [со своими просьбами] обращался к нему, Об этом я слышал от его светлости маулана [142] [Мухаммада Кази] рассказы, которые будут приведены в своем месте, <если будет угодно всевышнему Аллаху>

ГЛАВА 60.

УПОМИНАНИЕ О ЗАВЕРШЕНИИ ДЕЛА ЙУНУС ХАНА

Когда хан поселился в Ташкенте, он сосватал для своего сына Султан Махмуд хана дочь Султан Ахмада мирзы Каракуз бегим 65, и приезд /64а/ Каракуз бегим будет описан в дальнейшем. Между тем Йунус хана разбил паралич, и он около двух лет был прикован к постели; от этой болезни он и ушел из этого мира Благословенный возраст его достиг семидесяти четырех лет. Никто из могольских (Приведено по Л2 62б; Л3 42а (в Т и Л1 50 — чагатайский)) хаканов не дожил до такого возраста, а большинство из них не достигли и сорока лет. Родился хан в 818 (1415 — 1416) году, а умер в 892 (1486 — 1487) году. Он погребен рядом с лучезарным мазаром Шайх Хаванд Тахура 66 в Ташкенте, где построили высокие здания, известные и сегодня.

Во время своей болезни хан услышал, что Мухаммад Хайдар мирза из Бадахшана приехал в Самарканд. Хан отправил к нему человека и позвал его к себе Мухамад Хайдар мирза из Самарканда приехал к хану и в дни его болезни ухаживал за ним. Мухаммад Хайдар мирза имел хорошие знания по хирургии и знал также лекарственные средства. В те дни болезни хан ни на час не отпускал от себя Мухаммад Хайдара мирзу и относился к нему с любовью, как к своим детям. Сын же Мухаммад Хайдара мирзы — Мухаммад Хусайн мирза, находившийся у 'Умар Шайха мирзы [в Андижане], перед приездом [своего отца в Ташкент] уехал из Андижана к Султан Махмуд хану [в Ташкент], и с ханом они стали неразлучны, описание чего вскоре последует.

Комментарии

1. Уйгур, уйгуры — название древнего тюркского народа, пришедшего на Тянь-Шань с берегов Орхона и Селенги после того, как их северные соседи, киргизы, в середине IX в. разгромили их державу и установили над Монголией свое господство. Не желая подчиняться победителям, часть уйгуров ушла тогда в район Турфана.

После подчинения уйгурского государства Чагатаидами господствовавшие в Кашгарии мусульмане преследовали буддистов, силой насаждая ислам.

Уйгуры отличаются от сариг-уйгуров, проживавших между Хотаном и Тангутским государством. (Петров. К истории движения, с. 51; Тихонов. Хозяйство, с. 22 — 25; Skrainе, р. 116).

2. Ак-Куйаш — название местности и реки, которую В. В. Бартольд отождествляет с р. Или. (Улугбек, с. 108). Летней резиденцией Чагатая было место Куйаш (букв. “Солнце”) в долине р. Или по соседству с Алмалыком. (Бартольд. Очерк истории Семиречья, с. 60).

3. Алабуга — название реки и местности. Алабуга — основной приток Нарына, впадающий в него к востоку от Ферганы на территории Республики Кыргызстан. Севернее Ферганы на одном из притоков реки Касансай, впадающей в Нарын, имеется селение Алабуга. (Материалы, с. 522, прим 23; Материалы по Киргизии, с. 104).

4. Местность Кой-Суй находилась на северном берегу Иссык-Куля, в устьях небольших речек с тем же названием, между станциями Чоктал и Чолпан. (Бартольд. Отчет о поездке, с. 63, 67 и др.; Материалы, с. 522, прим. 24).

5. В настоящее время на озере Иссык-Куль нет ни одного острова, однако на северо-восючной оконечности его в месте впадения в него речки Кой-Су (см. предыдущее прим. 4) имеется полуостров, который, по мнению геологов, мог в недавнее время быть островом. Кирпичи и разные археологические предметы, находимые на берегу и на дне озера, подтверждают это. (Бартольд. К вопросу об археологических исследованиях, с. 106).

6. Чурас — племя монгольского происхождения, играло видную роль в политической жизни Моголистана. (Об истории его см.: Чурас, Хроника; Петров. К истории движения).

7. Амасанджи Тайши — предводитель калмыков, как доказывает в своих работах К. И. Петров, был сыном не Исана Тайши, а киргизского хана Эсэху (ум. в 1425 г.) — см.: Петров. К истории движения, с. 156, 160 и др.; Материалы, с 522, прим. 27).

8. Булгачи — племя булагачин упоминает Рашидаддин как “живущее у самого края страны киргизов”. Рашидаддин сообщает также, что в его время это племя называли монгольским, однако название его появилось гораздо позже. Племя булгачи вошло в состав киргизов. (Рашидаддин, I, кн. 1, с. 77, 121 — 122; Петров, К истории движения, с. 42].

9. Абу-л-Хайр (род. в 1412, ум. в 1468 г.) — Джучид, потомок младшего сына Джучи, Шайбана; в 1428 г. провозглашен ханом Восточного Дашт-и Кипчака и подчинил своей власти обширную территорию от Сибири до Сырдарьи, которую удерживал под своей властью в течение сорока лет. (История Узбекской ССР, т. I, с. 504 и сл.; Бартольд. Абул-хайр, с. 489; Ахмедов. Государство кочевых узбеков).

10. Границей между “Узбекистаном” и “Моголистаном” в XV в. считалось озеро Балхаш. (Бартольд. История турецко-монгольских народов, с.312). Мирза Хайдар имел в виду степи к северу от Аральского моря. (Материалы, с. 522, прим. 28).

11. Султан Абу Сид мирза (855/1452 — 873/1469) — Тимурид, захватил власть в Мавераннахре в 1451 г. при поддержке представителей среднеазиатского дервишизма во главе с Ходжа Ахраром. (Бартольд. Улугбек, с. 163 и сл.; История Узбекской ССР, т. 1, с. 478 и сл.).

12. Абу Са'ид установил свою власть в Хорасане в 863/1458 — 1459 г. (Б артольд. Улугбек, с. 170; Его же. Мир Али-Шир, с. 210).

13. Джанибек хан и Кирай (Гирей) хан — будущие основатели Казахского ханства (после смерти Абу-л-Хайр хана в 874/1469 — 1470 г.) были дальними родственниками, имея лишь общего прадеда — Урус хана. Находясь в оппозиции к Абу-л-Хайр хану, в 863/ 1458 — 1459 г. они отделились от узбекского улуса и со своими сторонниками и частью его населения откочевали в западные пределы Моголистана. (Султанов. Кочевые племена, с. 113 — 114).

14. Имеется в виду долина реки Чу, на западе Моголистана. Козы Баши — название горного пастбища на Курдае против Даргана (Таргана). (Материалы, с. 523, прим. 33).

15. Бурундук хан — сын Кирай (Гирей) хана, стал казахским ханом не ранее 878/1473 — 1474 г. (год смерти его отца) и не ранее осени 1511 г. был изгнан, удалился к своей дочери в Самарканд и умер на чужбине. (Вяткин. Очерки, с. 81; Султанов. Кочевые племена, с. 114 — 115).

16. Касим хан — сын Джанибек хана, род. около 1445 г., о годе смерти разные источники приводят противоречивые сведения — от 924/1518 до 935/1528 г. Вельяминов-Зернов, по-видимому, округляя эти данные, пишет: “около 1520 г.” Стал ханом в 1511 г., отличался военным талантом и организаторскими способностями; объединив большое количество племен, укрепил ханскую власть. (Вяткин, Очерки, с. 81; Султанов, Кочевые племена, с. 115 — 116).

17. Джучи хан — старший сын Чингиз хана, которому при разделе завоеванных земель между сыновьями Чингиз хан отдал владения на запад от Иртыша, “до тех земель, до которых доходили копыта монгольских коней”. (История народов Узбекистана, т. I, с. 326).

18. Мамаш хан — сын Касим хана, правил с 924/ 1518 по 928/1521 — 1522 г. (Султанов. Кочевые племена, с. 116).

19. Тахир хан — сын Адик султана сына Джанибек хана. Провозглашен ханом после смерти Мамаш хана, не позднее 930/1523 — 1524 г. Отличался крайней жестокостью, не обладал ни дипломатическим, ни военным талантами и не пользовался влиянием. В 1526 г. вместе с сыном и небольшим числом казахов ушел к киргизам, где и умер — не ранее 938/1531 — 1532 г. (Султанов. Кочевые племена, с. 116).

20. Буйдаш — сын Адик султана, брат Тахира, стал ханом после Тахира. Погиб во время похода на Мавераннахр в 967/1559 — 1560 г. (Бартольд, История турецко-монгольских народов, с. 215; Султанов, Кочевые племена, с 116 — 117).

21. 'Абдаллах мирза — внук Шахруха, сын Ибрахим султана был возведен на тимуридский престол в Самарканде после смерти узурпировавшего власть сына Улугбека Абдаллатифа в 854/1450 г. В период своего недолгого царствования 'Абдаллах пытался вернуть политическую и культурную жизнь Самарканда и Мавераннахра ко дням правления Улугбека. В 855/1451 г. он погиб в бою с войсками Абу Са'ида (855/1451 — 873/1469), установившего с этого времени свою власть над Самаркандом и Мавераннахром. (История Узбекской ССР, т. I, с. 478 — 479; Бабур-наме, с. 20, 65; Материалы, с. 162, 164 и сл.; Босворт, Мусульманскне династии, с 217).

22. Мирза Бабур Каландар — это Абу-л-Касим Бабур, внук Шахруха, сын Байсункара; в 1452 г. захватил Гератский престол и владел им до своей смерти в 1457 г. (История народов Узбекистана, т. I, с. 383).

23. Баг-и Заган (“Сад ворон”) — сад-парк, находился в северных от города Герата предместьях и служил постоянной резиденцией Шахруху в течение всего периода его правления. Он был также местом наиболее пышных праздников и увеселений. (Белениц-к и и. Историческая топография Герата, с. 193).

24. Султан Махмуд хан (1388 — 1402) — второй подставной хан при эмире Тимуре, сын умершего Суйургатмиша. (История Узбекской ССР, т. I, кн. I, с. 331)

25. Сочинение Маулана Шарафаддина 'Али Йазди “Хулал-и мутарраз дар фанн-и му'амма ва лугаз” Бертельс называет основным пособием по му'амма. (Бертельс, Навои и Джами, с. 42).

26. Поэма, известная в просторечии под названием “Касидат ал-Бурда”, “Касида-йе Бурда” (“Поэма о плаще” [Мухаммада]), или чаще “ал-Бурда” египетского поэта Абу 'Абдаллах Шарафаддин Мухаммада б. Са'ид ал-Бусири (ум. в 694/1294 г.) приобрела необычайную популярность в мусульманском обществе и стала предметом обязательного изучения в школе. Поэме приписывались “целебные” и “магические” свойства. Благодаря такой популярности она многократно комментировалась, переводилась и обрабатывалась, создавая новые стихотворные произведения, включающие основной текст. (СВР, т. II, с. 85, До 944).

27. Иезд — древний иранский город: округ Иезда принадлежал к области Фарс, политического значения город не имел (исключая XI — XIII вв. — время династии Атабеков), зато свое торговое значение сохранил до сих пор. (Бартольд, Историко-географическии обзор Ирана, с. 167 и сл.).

28. Фарс — область в южном Иране. (Бартольд, Историко-географическии обзор Ирана, с. 102 и сл.).

29. Азербайджан — в древности составлял северозападную часть Мидии; самостоятельное значение получил только после Александра Македонского, когда здесь утвердился перс Атропат, по имени которого стало называться и все владение — Азербайджан. Столицей области в эпоху арабских географов был город Ардебил, а с XIII в., со времени государства монголов, — город Тебриз, который сохранил свое значение и в XV в. (Бартольд, Историко-географическии обзор Ирана, с. 203 и сл.).

30. Казвин — древний иранский город, расположен на главной дороге от берега Каспийского моря из Решта в столицу Персии Тегеран, чем и определяется его значение, которое он сохранял на протяжении многих веков. (Бартольд, Историко-географический обзор Ирана, с. 199 и сл.).

31. Шираз — один из древних городов области Фарс в южном Иране. Арабские географы приписывают основание Шираза арабам (из военного лагеря), однако в окрестностях города найдены скульптурные изображения Ахеменидов и Сасанидов. а также крепость сасанидского происхождения. Перед походом Тимура в конце XIV в. Шираз был одним из самых больших городов мусульманских стран (Бартольд, Историко-географический обзор Ирана, с. 155 и сл.)

32. Исан Даулат бегим — бабка Бабура и Мирзы Хайдара по материнской линии. Бабур писал о ней: “Среди женщин по уму и рассудительности мало найдется таких, как моя бабка Исан Даулат бегим. Она была очень умная и рассудительная женщина; большинство дел решали по ее совету”. (Бабур-наме, с. 37). Отцом Исан Даулат бегим Бабур называет Шир Хаджи бека, главу тумана Сагаричи (Там же, с. 20).

33. Бекчик (бекджак) — тюркоязычное племя, обитало на территории, ограниченной на западе Дашт-и Кипчаком и на востоке Моголистаном, и первоначально носило название кангли. Во время завоевания Мавераннахра Туглук Тимур ханом (1348 — 1363) во главе племени кангли стоял Бекджик, оказавший Туглук Тимуру значительные услуги, и после смерти последнего вместо этнонима кангли появилось название бекджик, бекчик, очевидно, по имени Бекджика. Позднее это племя вошло в состав как казахов, так киргизов и узбеков. (Валиханов, I, с. 553 — 554; Юдин, О родоплеменном составе, с. 53; Абрамзон, Киргизы, с. 38, 41, 60, 62).

34. Михр Нигар ханим — старшая дочь Йунус хана, неоднократно упоминается в “Бабур-наме” (с. 20, 21 и др.).

35. Йеттиканд (Джеттикент) — древний город у восточной границы Ферганы, по дороге к перевалу Иаси (Ясы). (Материалы, с. 523, прим. 46).

36. Сансиз мирза (Саниз мирза) — дуглат, брат деда автора “Та'рих-и Рашиди” Мухаммад Хайдара мирзы. Владел Кашгаром с 862/1457 — 1458 г. Умер в 869/1464 — 1465 г. (Рук. л. 48а — 49а; Материалы, с. 523, прим. 49).

36а. Йанги-Хисар — город в Восточном Туркестане к югу от Кашгара. (Материалы, с. 548. прим. 30)

37. Дуст Мухаммад хан — сын Исан (Эсен) Буги хана, могольский хан с 866/1461 — 1462 по 873/1468 — 1469 гг. (Пищулина, Юго-Восточный Казахстан, с. 123, Акимушкин, Хронология правителей, с. 159).

38. Мирза Аба Бакр, дуглат — старший сын Саниза мирзы; после смерти отца в 869/1464 — 1465 г. подчинил своей власти все владения дуглатов в Кашгарии и правил там независимо до 1514 г. (Пищулина. Юго-Восточный Казахстан, с. 269; Материалы, с. 528, прим. 116).

ГЛАВА 44

39. Ходжа Шариф Кашгари — это, по-видимому, Ходжа Мухаммад Шариф, Хазрат Ходжа, глава суфийского ордена увайсиййа в Кашгарии в XVI в. Ум. в 973/1565 — 1566 г. в Йарканде в возрасте 95 лет. (Материалы,:. 232 и сл.; с. 533, прим. 8).

40. Чалиш (Джалиш) — город в Восточном Туркестане, современный Карашар. (Бартольд. Очерки истории Семиречья, с. 83; Материал ы, с. 528, прим. 126).

41. Мансур хан — Чагатаид, сын Ахмад хана, внук Йунус хана; правил Восточным Моголистаном с 1504 по 1544 г. (в 909/1503 — 1504 г. — Моголистаном от имени отца, с титулом хана). После завоевания Кашгара и Йарканда (Яркенда) другим сыном Ахмад хана Са'идом в 1516 г. произошло примирение между братьями — Мансур остался владетелем Турфана и Чалиша и верховным правителем Восточного Туркестана — ум. в 950/1543 — 1544 г. (Бартольд. Очерк истории Семиречья, с. 92; Материалы, с. 528, прим. 120; А к имушкин, Хронология правителей, с. 159).

42. Кара-Тукай — местность на Сырдарье. (Материалы, с. 524, прим. 57).

43. Бурудж-углан — Мирза Хайдар называет его сыном Абу-л-Хайр хана, что, по-видимому, ошибочно, так как среди сыновей Абу-л-Хайра не было ни одного с этим именем. По другим источникам в этой битве на Сырдарье против Йунус хана сражался внук Абу-л-Хайра, сын его старшего сына Йадгар хана, имя которого было Буреке султан. Возможно, что Бурудж-углан и Буреке султан — одно лицо. (Материалы, с. 524, прим. 58).

44. Султан Ахмад мирза, Тимурид, старший сын Султан Абу Са'ида, утвердился в качестве правителя в Мавераннахре (с центром в Самарканде) после смерти своего отца в 1469 г. и правил до 1494 г. (История Узбекской ССР, с. 487).

45. Султан Махмуд мирза — Тимурид, сын Султан Абу Са'ида мирзы, после смерти своего брата Султан Ахмада мирзы правил в Мавераннахре с 899/1494 по 906/1500 г. (Босворт. Мусульманские династии, с. 217).

46. Мирза Умар Шайх — Тимурид, один из сыновей Султана Абу Са'ида, получил от своего отца в качестве суюргала так называемый Ферганский удел и правил там почти независимо от центральной власти. Истории этого правления посвящено специальное исследование С. А. Азимджановой “К истории Ферганы второй половины XV в.”.

47. Кутлук Нигар ханим — вторая дочь могольского хана Йунуса, мать Захираддин Мухаммад Бабура, умерла в 911/1505 — 1506 г. Сведения о ней имеются в “Бабур-наме” (с. 18, 19 и др.).

48. Ахси (Ахсикет) — древний город, его развалины находятся около Намангана (еще в XVII в. Наманган был только селением в окрестностях Ахси) — Бартольд. История культурной жизни, с. 277; Материалы, с. 495, прим. 42

49. Местечко Тека Сакраткан, по сведениям Бабура, находится к северу от Андижана, на берегу р. Сыр-дарья. (Материалы, с. 526, прим. 79).

50. Маргинан (Маргелан) — один из древнейших среднеазиатских городов в 12 км к северу от города Ферганы.

51. Ходжа Насираддин 'Убайдаллах б. Махмуд (по прозвищу Ходжа Ахрар) — известный среднеазиатский шейх, глава суфийского ордена накшбандийа в Мавераннахре, род. в 1404 г, умер в 1490 г (О нем см.: Чехович. Самаркандские документы XV — XVI вв., с. 14 и сл.).

52. Мухаммад Кази — прозвише Маулана Мухаммада б. Бурханаддина Самарканди, известного ученика знаменитого шейха Ходжа Ахрара и автора его биографии под названием “Силсилат ал-арифин ва тазкират ас-сиддикин”, написанной около 897/1491 — 1492 г. Умер Мухаммад Кази в 922/1516 г. (Чехович, Самаркандские документы XV — XVI вв., с. 15 и др.).

53. Катур — так Бабур и Мирза Хайдар называют наиболее многочисленное из кафирских племен племя кати, населявшее восточную и западную части Кафиристана (История Афганистана, т. II, с. 301; Бабур-наме, с. 155).

54. Султан Махмуд хан — старший сын Султан Йунус хана, правил с 892/1487 по 914/1509 г. в Западном Моголистане. В 914/1509 г. убит по приказу Шайбани хана. (Часто упоминается в “Бабур-наме” — с. 12, 13 и др ; Акимушкин, Хронология правителей, с. 157, 159).

55. Шах Султан Мухаммад Бадахши — представитель бадахшанских шахов, ведущих, по преданию, свой род от Александра Македонского (Бабур-наме, с. 21).

56. Искандар Зу-л-карнайн сын Файлакуса — так называли на Востоке Александра Македонского, сына Филиппа.

57. Мирхонд (Мухаммад б. Хаванд шах) — род. в 837/1433, ум. в 902/1498 г., автор многотомной всеобщей истории от “сотворения мира” до дней автора под названием “Раузат ас-сафа” (“Сад чистоты”), и его внук Хондамир (Гийасаддин б. Хумамаддин) — ум. в 942/ 1535 г., автор нескольких исторических трудов, главным из которых является “Хабиб ас-сийар...” (“Друг жизнеописаний...”) — всеобщая история с легендарных времен до начала XVI в. — принадлежали к Гератскому литературному кругу, которым покровительствовал Алишер Навои. В распоряжение обоих историков Навои предоставил свою библиотеку и живо интересовался их работой — так, из предисловия к труду Мирхонда следует, что он написан по предложению Алишера Навои. (Якубовский, Черты общественной и культурной жизни, с. 28 — 29; СВР, т. I. с. 31, № 39; СВР, т. V, с. 21, № 3474; с. 29, № 3491).

58. Султан Ахмад хан — младший сын Йунус хана, был известен под именем Алача хана. Бабур приводит историю возникновения этого прозвища: Султан Ахмад хан несколько раз побеждал калмаков и истребил много их людей, поэтому его назвали “алачи”, что на языке калмаков и моголов означает “убийца” — со временем “Алачи” превратилось в “Алача” (Бабур-наме, с. 21 — 22).

59. О жизни дочерей Йунус хана — Султан Нигар ханим и Даулат Султан ханим пишет и Бабур. (Бабур-наме, с. 22 и др.).

60. Анко — мифическая огромная птица, живущая по преданию на горе Каф.

61. Ош — древнейший город Ферганы, расположен в южных предгорьях Алайского хребта, восточнее города Андижана. Ныне — областной центр Республики Кыргызстан. Описание города того времени имеется у Бабура (Бабур-наме, с. 12).

62. Шахрухийа — город построен Амиром Тимуром на развалинах старого города Бенакета, разрушенного монголами; был расположен на правом берегу Сырдарьи недалеко от впадения в нее р. Ангрен. Название города Тимур дал в честь своего младшего сына Шахруха. До нас дошли только развалины города. (Бартольд. Туркестан, с. 226; Его же, Бенакет, с. 371).

63. Тир — четвертый месяц иранского солнечного года, соответствует июню.

64. Фана — седьмая, высшая ступень духовного совершенства в учении суфиев; состоит в совершенном поглощении в созерцании бога, в полном уничтожении и забвении как самого себя, так и всего окружающего (Ислам. Энциклопедический словарь, с 251).

65. Каракуз бегим — прозвище старшей дочери Султан Ахмада мирзы б. Султан Абу Са'ида мирзы, которую звали Рабийа Султан бегим. О судьбе Каракуз бегим сообщает Бабур: она была отдана в жены Султан Махмуд хану б. Султан Йунус хану, а после гибели его и вместе с ним ее сына Баба хана стала женой Джанибек султана. (Бабур-наме, с. 30).

66. Шайх Хаванд Тахур (в просторечии Шейх ан-таур) — известный ташкентский шейх, происходил из семьи потомственных шейхов; умер, примерно, в 761/1359 — 1360 г. Его мазар в Ташкенте считается местной святыней — по его имени эта часть города называлась “шайхантаурской” (Семенов, Ташкентский шейх Хавенд-Тахур; История народов Узбекистана, II, 131). Ныне — Шайхантаурский район города Ташкент.

Текст воспроизведен по изданию: Мирза Мухаммад Хайдар. Тарих-и Рашиди. Ташкент. Фан. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.