Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ-Л-КАСЫМ ИБН ХАУКАЛЬ

КНИГА ПУТЕЙ И СТРАН

КИТАБ АЛ-МЕСАЛИК ВА-Л-МЕМАЛИК

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ «КИТАБ АЛ-МЕСАЛИК ВА-Л-МЕМАЛИК, ИБН ХАУКАЛЯ,

* Скотоводство у тюрок

И нет во всех странах таких баранов, как в Туркестане. Овца (там) |106| родит в год шесть и семь, как родит собака; жители Туркестана и области Хорезм прирезывают то, что превышает два, и пользуются их шкурами, |107| а это потому, что их шкуры красные, тёмнокрасного оттенка. Одна шкура из них продается (за цену) от четверти динара до двух данаков и менее и более соответственно цвету. И среди них (ягнят) бывают также черные шкуры, (цена) которых достигает из-за их чистоты и красоты 2 динаров, 3 и более. А шкуры не красные и не черные продаются по 10 (штук) за диргем или около того. Я спросил о причине этого, и (мне) сказали, что бараны их не покидают пастбищ ни днем, ни ночью и что их климат благоприятен для их животных и увеличивает их здоровье и чистоту их цвета. (Они при этом) не нуждаются в доказательствах, кроме очевидности, а она подтверждает их правдивость.

* Джурджан

В Джурджане есть порт на море, называемый Абаскун, из |273| которого отправляются к хазарам, в Баб-ал-Абваб, ал-Джиль, Дейлем и другие места. (Это) хороший город; в нем много комаров и москитов. Во всей описанной местности нет порта, более известного, чем Абаскун. У них (жителей Джурджана) был рабат, называвшийся рабат Дихистан, (это) город, в нем мечеть, и он являлся пограничной крепостью против гузов-тюрок. Он уже испил глоток разрушения, но не сильный. Граница Джурджана соприкасается с пустыней, которая примыкает к Хорезму, и оттуда приходят к ним тюрки. Над округами Джурджана господствуют горы и неприступные крепости; там в наше время более тысячи крепостей, которые не достались |274| Вашмгиру ибн Зияру (Захир-ад-даула Абу-Мансур Вашмгир (или Вушмгир) ибн Зияр — правитель в Джурджане и Табаристане из династии Зияридов (323 — 356 = 935 — 967).) и не ушли из рук их владельцев; у каждой крепости из них одно или два поместья. Тому, кто владеет Джурджаном, следуют с них деньги (мал), которые он и берет, а иногда они отказываются давать [182] то, что с них следует в течение некоторого времени, и он по отношению к большинству из них может только договариваться и брать то, что можно взять миром; если же он обходится с ними грубо, они оказывают сопротивление, так как он не может с ними справиться. Джурджан и Табаристан — города, расположенные между областями Хорасана и Рея; иногда ими завладевают владетели Хорасана, и тогда там читают молитвы за род Самана, (Упоминание имени правителя и одной из частей пятничной службы, так называемой хутбе, являлось выражением признания политической зависимости от него.) а иногда — приверженцы Хасана ибн Буйе, (Рукн-ад-даула Абу-Али Хасан из династии Буидов правил в Рее, Хамадане и Исфахане в 320 — 366 (= 932 — 976) гг.) и тогда там читают молитвы за род Буидов. А их продукты и доходы будут описаны (далее).

|276| Сумма дохода Джурджана после его упадка в наше время, податей, которые он платит Нахафшуру ибн Вашмгиру ибн Зияру (Нахафшур ибн Вашмгир ибн Зияр — один из представителей династии Зияридов, правившей Джурджаном в X и XI вв.; никаких сведений о нем в исторической литературе нет.) ад-Дейлеми, и того, что сдается на откуп (даман) (Здесь приводится характерный для того времени факт отдачи сбора налогов на откупа. Система откупов особенно широко была распространена при аббасидском халифате. Абу-Юсуф Я'куб, автор известной «Книги о харадже», написанной в конце VIII в., подробно рассматривает вопрос о месте, занимаемом откупной системой, и резко критикует ее как с точки зрения интересов государственной казны, так и тех тяжестей, которые ложатся на трудящееся население. См.: Абу-Юсуф Як'уб, стр. 60 и сл.) из сборов, обязательств и прав государя (джабайат, кабалат и хукук-ас-султан), и того, что взимается с кораблей, прибывающих и отправляющихся по Табаристанскому морю и с краев Джибаля, (составляет) от 100 000 динаров до 1 000 000 диргемов. Сумма же дохода Табаристана не может быть вычислена, так как он находится в руках не одного человека, как было описано ранее; раньше же она была такова же, как в Джурджане.

|277| От Абаскуна до хазар, по правому берегу моря, нет пи одного селения или города, кроме места в 50 фарсахах от Абаскуна, называющегося Дихистан, оно вроде селения, в нем немного людей, вода у них глубоко, а море в этой стороне мелкое. Это гавань на море, там становятся на якорь корабли во время бури. Ездит в это море (Вероятно, надо читать «место», как у Истахри.) много народа из окрестных мест и живет там ради рыбной ловли. [Далее, как у Истахри.]

* Нишапур

|311| [К описанию рынков Нишапура, данному Истахри, добавлено:] И в промежутках между этими рынками ханы и караван-сараи, в которых живут торговцы с товарами, (предназначенными) для продажи на них. На каждый рынок привозят то, что соответствует ему; каждый караван-сарай походит на рынок какого-нибудь другого города. В одном из этих караван-сараев (находятся) богатейшие из тех, кто (торгует) на этих больших рынках. А у небогатых в других (местах) рынок и караван-сараи, там находят себе приют владельцы мастерских, (располагаясь) по своим ремеслам в лавках, населенных ремесленниками, и мастерских, набитых работниками. (Наемный труд, несомненно, имел место в городском ремесле, однако работников этих ни в коем счучае нельзя рассматривать иначе, как «учеников» или «подмастерьев». Таким был, например, Я'куб ибн ал-Лейс, основатель династии Саффаридов, который одно время работал в качестве получающего плату (муздвар) в размере 15 диргемов в месяц (Туркестан, стр. 222; ч. I. Тексты, стр. 3 — 4).) Так, у выделывающих калансувы (колпаки) среди их рынка караван-сарай с многочисленными лавками и также у сапожников, починяющих обувь, веревочников и других работников и ремесленников. Что же касается до караван-[183] сараев и складов торговцев материями и торговли их, то большая часть городов имеет у них долю и не отстает от них. (Приведенный выше отрывок представляет огромный интерес для вопроса о социальной структуре восточного феодального города. Некоторой трудностью является социальная терминология, недостаточно еще в науке выясненная, например термин «ахт ал-амал», который переведен «работники».)

[К описанию орошения Нишапура.] Каналы у них глубоко в земле. |312| Иногда бывает, что между каким-нибудь из них и поверхностью земли 100 ступенек и более и менее; и также в городе (медина). (В Парижском извлечении, вместо описания Нишапура, после слов «площадь его около фарсаха на фарсах»: «(так было) до 549 (= 1154) г., когда гузы разбили султана Санджара ибн Меликшаха а) и завладели Хорасаном. В этом году гузы вошли в него (Нишапур), разграбили его и перебили большую часть его населения, а остальное (население) рассеялось. Затем удары рока и превратности судьбы следовали друг за другом, пока он не пришел в разрушение. Потом, когда руки (тьмы) оставили их и аллах сжалился над ними, они вернулись на место поблизости от старого города, к западу от него, известное под именем Шайкан, б) там высокий холм. Они построили там дворы, замки, рынки, бани, караван-сараи и мечети, и теперь он снова стал более заселен, чем был. Они назвали его Нишапуром. Я слышал в 580 (= 1184) г., что заселенная местность уже достигла старого места, а на этом холме они построили неприступную крепость».

Примечания, а) Муизз-ад-дин Абу-л-Харис Санджар — последний из Великих Сельджуков, считался султаном с 511 по 552 г. (= 1118 — 1157); перед этим в течение 20 лет правил Хорасаном в качестве «князя» (мелик). б) У других авторов: Шадьях.)

*Тус

В горах Нукана рудники камня, из которого делаются горшки, его |313| вывозят в другие города Хорасана, и там несколько рудников меди, железа, серебра, бирюзы, хумахана (Хумахан — какой-то драгоценный камень.) и малахита. Мне рассказывали многие, что там есть рудники золота, но они недостаточны для заработка того, кто работает в них. Я видел там несколько кусков хрусталя, но не чистого.

* Хорезм

Столицей его (Хорезма) был Дарджаш (***),(Текст испорчен и неясен, и едва ли имя в этом написании соответствовало едйствительности.) он погиб, и люди |351| устроили себе по соседству с ним другой (город), называющийся по-хорезмийски Кас, в нем была цитадель и (внутренний) город, его разрушила река. Река уже погубила цитадель, (внутренний) город, и соборную мечеть и тюрьму, (находившиеся) около цитадели, от него не осталось ни знаков ни следов жилищ. В середине города был канал, называвшийся Джардур, пересекавший (внутренний) город и рынок, он (город) был расположен на обеих сторонах этого канала. Длина его (города была) около трети фарсаха при (ширине) треть фарсаха, рынки его были благоустроены, торговля обильна и оживленна. Они построили себе другой (город) позади него.

* Гузы в низовьях Сыр-дарьи

(Города округа Исфиджаба). А этот Сабран (Сабран, или Сауран, — город в нижней части бассейна Сыр-дарьи, теперь развалины около ст. Сауран, недалеко от г. Туркестана (П. Л е р х. Археологическая поездка в Туркестанский край в 1867 г., стр. VIII — IX и 13, 14, 15. — Орошение, стр. 147 — 149).) — город, в котором |391| собираются гузы для (заключения) мира и перемирия и для торговли, когда они в мире; это укрепленный город. [184]

Сюткенд (В издании ошибочно — Бискенд.) (лежит) к западу от р. Шаша, в нем есть мечеть, и в нем собираются тюрки из (разных) племен гузов и карлуков, которые уже приняли ислам. И они (жители города) храбро воюют с тюрками и недоступны для них. Между Фарабом, Кенджида (Кенджида — область по р. Арысу, ниже Исфиджаба, с городом Субаникетом (Орошение, стр. 145).) и Шашем хорошие пастбища, (там) около тысячи семей тюрок, которые уже приняли ислам, они живут по своему обычаю в шатрах, у них нет построек.

|392| (Река Шаша) — это река, которая увеличивается от рек, соединяющихся с ней в пределах (стран) тюрок и ислама. Главный исток ее — река, выходящая из страны тюрок в пределах (округа) Узгенда, (Узгенд находится на Кара-дарье (верховья Сыр-дарьи). Ныне город Киргизской ССР.) потом с ней соединяются реки Харшаб, Ураст, Куба, Джидгил и другие, и она увеличивается, и воды ее становятся обильными. Затем она проходит мимо Ахсикета, (Ахсикет, или Ахсы, — на ряду с Касаном, один из древнейших городов Ферганы. Теперь развалины на берегу Сыр-дарьи, около г. Чуста (Орошение, стр. 131).) потом мимо Ходженда, потом мимо Бенакета, (Бенакет, позднее Шахрухия, находился на правом берегу Сыр-дарьи, выше Чиназа, где сохранились развалины (Орошение стр. 143).) потом мимо Сюткенда. Затем она течет к Фарабу и, когда проходит границу Сабрана, течет по пустыне, по |393| краям которой (живут) тюрки-гузы. Затем она проходит в фарсахе от Нового селения и впадает в Хорезмское озеро, в двух днях пути от него. Эта река, если ее вытянуть, равна двум третям Джейхуна, и но ней во (время) мира или перемирия возят продовольствие в Новое Селение. А в Новом Селении живут мусульмане, и, вместе с тем, — оно столица государства гузов; там живет зимой царь гузов. Вблизи от него (находятся) Дженд (Дженд — ныне развалины по левому берегу Сыр-дарьи, ниже Кзыл-орды (Орошение, стр. 149 — 153).) и Хора. (Хора, Хувара, или Джувара, — город в нижнем течении Сыр-дарьи.) В обоих живут мусульмане, а власть принадлежит гузам. Самое большое из этих трех мест — Новое Селение, оно находится в 10 днях пути от Хорезма, и в 20 днях пути от Фараба.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. 1. М. Институт Востоковедения. 1939

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.