Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТОВМАС ХОДЖАМАЛЯН

ИСТОРИЯ ИНДИИ

В древности многие ученые полагали, что из-за очень высокой температуры на экваторе нет жизни. Дабы убедиться в достоверности и правдивости этих слов, в году 1499 1 от рождения Христа некий португалец по имени Васко да Гама 2 , весьма мудрый и искусный в кораблевождении, снарядил два корабля и отправился из своей страны, из города Пурткала 3 , в поисках суши и поплыл к западной части страны либейтийцев, которая сейчас называется Африкой. Оттуда, приблизившись к южному тропику, он доплыл до экватора.

Убедившись, что здесь солнце не сжигает, как он думал раньше, поплыл дальше, желая проверить и конечные земли Африки, пока не доплыл до южного побережья ее, которое находится на 34-м градусе южной широты. Увидел южную конечность страны и назвал ее «Бари уйс» 4 , на их языке — «Бона Эсперанса» 5 . Оттуда он продвинулся на юг, затем взял направление на север, и корабли приплыли в порт либейтийцев на восточном побережье океана, которое называется Мосамбик 6 .

Увидев, что там находится множество кораблей, бросили якорь, решив остаться и проверить, откуда сюда приплывают корабли и из каких стран они прибыли.

Спустившись на берег, они встретили там много купцов-индийцев, исповедующих христианскую религию, последователей св. Фомы-проповедника 7 .И купцы и моряки очень обрадовались. Спустя несколько дней португальцы взяли этих купцов на свои корабли и поплыли на север. Там на севере находится город маловарцев под названием Каликот 8 . Город этот расположен на 11 [118] градусе 16 минуте северной широты. Бросив якорь, они направились в этот город, пробыли там девять дней и познакомились с жизнью страны и ее торговлей.

Продвинувшись дальше на север, до 14-го градуса, в день св. Ангела 29 сентября 9 обнаружили маленький остров, который назвали Анжудио 10 . Поскольку не было погоды, португальцы оставались там до тех пор, пока южные ветры не сменились северными и тогда только отплыли в свою страну — Пуртукалу.

Король 11 и народ с радостью встретили их, узнав о положении Индии, о христианской общине, основанной среди индийского народа пророком св. Фомой.

Затем они подготовили много кораблей с войском и всевозможным снаряжением и снова пустились в путь 12 . Доплыв до острова Анжудио, они возвели там крепость и многочисленные постройки для себя. Начав торговлю с индийцами и постепенно увеличивая число приезжих, развили также и свою торговлю, пока не завладели всем индийским побережьем. И везде они строили множество крепостей и городов 13 . Там же они построили столицу большую и знаменитую и назвали ее Гуа 14 . Она являлась резиденцией наместника, т. е. португальского вице-короля. Город этот до сих пор находится в руках португальцев. Там находится много других городов, огромное количество солдат и много священников, более чем 2000 15 . Город этот расположен на 15-м градусе северной широты. После умножения богатства и строительства крепостей они начали торговать с разными странами: и с Персией, и с Аравией, и с Ливией. И построив крепости по всему побережью, они занялись торговлей.

Затем они поплыли на Восток — в страну Пегу 16 и на большие острова Джава 17 , Суматра, Тимор 18 , Борнео (которое есть Селиан 19 ), где множество других, островов: Маладивских 20 , Лакадивских 21 и других. И в какое бы царство они не приезжали, там они строили крепости и начинали торговать.

И пышно расцветала их жизнь потому, что они собрали много богатства за короткий и мирный период, не затрудняя себя работой. Им повезло потому, что в то время в Индии царствовали афганцы, которые не умели управлять государством. В это время никто из [119] христиан-королей не торговал там, кроме короля и народа Португалии. Так продолжалось до 1628 года, т. е. до смерти короля 22 португальцев, который всю свою страну передал королю Испании 23 , т. к. не имел ни сына, ни других наследников. А король Испании, ввиду своего большого богатства и вследствие войны, которую вел против лотранцев и валанизцев, не интересовался Индией.

В 1640 году голландцы со множеством кораблей - вместе с британцами, т. е. англичанами 24 , пришли и заняли все крепости луситанцев, т. е. португальцев, которые находились на малых, больших и других островах. А другие короли подчинили себе остальное, и в руках португальцев остались лишь следующие острова, которые до сих пор не смогли у них отнять. Это, во-первых, Гоа, крепость Анжудио, крепость на 20-м градусе 20 минуте северной широты в провинции Борампур 25 , называемая также Бассен. На той же широте находится другая крепость, которая называется Даман. И еще одна крепость в стране Тте, на острове, который называется Диу и находится на 22-м градусе северной широты. Еще одна крепость в царстве китайцев, вблизи города Гантома, называемая Макав. Это очень красивый город, где много католических церквей. Есть еще одна крепость на острове, находящемся на 25-м градусе северной широты, вблизи китайского материка. Эта крепость называется Ганджла. В Китайском море есть другая крепость 26 на острове, который называется Тимор и находится на 5-м градусе южной широты. В руках португальцев остались только эти владения.

Когда протестанты, по национальности голландцы и англичане, приехали в Индию и отняли у португальцев острова и крепости, то индийцы не разрешали им торговать. Тогда в 1642 году англичане поехали в город Шахджанабад 27 к королю Шахджану 28 и обратились за разрешением торговать в городах Индии 29 . И правитель отдал приказ: «приезжайте и торгуйте с миром» 30 . В дальнейшем этот приказ был распространен по всему государству и гласил: «все франки могут приехать и торговать. И за это с них возьмут только подать королевскую, т. е. примт» 31 (пошлину). Так продолжалось до 1695 года, до царствования Аламгира Оврангзеба 32 , [120] который в это время из-за войны находился в Дакане 33 . В 1695 году французский посол обратился к Оврангзебу и попросил местожительства для торговцев-французов. Другие лютеране пожаловались правителю, что его местные власти не разрешают им торговать, строить и содержать корабли. Тогда король отдал приказ по всему государству, чтобы всем французам дали место для поселения в три тысячи локтей, которые равняются 39 тысячам бигам 34 , чтобы они построили свои поселения для торговли. И когда они услышали об указе, то пришли и построили свои поселения. Вблизи них поселились купцы других наций. Только за тридцать бигхов не было уплачено, за остальные купцы сами внесли деньги в казну короля.

Они сперва обосновались в Бенгалии на реке Ганга, в области Чатгам 35 , вблизи некой крепости или маленького местечка, которое раньше было в руках латинцев и где находилась большая церковь под названием Бандел 36 . На северо-востоке, который сейчас называется Хугли, голландцы выстроили для себя поселение и назвали его Чингра 37 .

Французы построили поселение на юго-востоке, в местности, отстоящей на одну милю от реки Хугли, и назвали Чаннагра 38 . Сейчас индусы его называют Фраштангой.

Датчане заняли для себя место на одну милю южнее Чаннагра, построили для себя поселок и назвали его именем Тлимпра, который сейчас переименован в Сирампур 39 . Все эти поселения находились на западной стороне реки Ганг.

Англичане расположились на восточном берегу реки Ганг в тридцати милях или в двадцати косах от Хугли, где основали город Калькутту и крепость Форт-Вильям 40 .

А в Декане англичане построили большой и красивый город Мадрас. Он находится на 13°14' северной широты.

Французы на 13 градусе 14 минуте северной широты, на расстоянии 22 коса или миль от Мадраса, построили город, названный Пунтишери 41 .

И датчане заняли свое место в провинции Тандзахур 42 на 10 градусе 15 минуте северной широты и назвали свое поселение Тринкбар 43 . [121]

Голландцы основали поселение в той же провинций, которая находится на расстоянии пяти миль южнее Транкбара и назвали его Негпатам 44 . Так день за днем в разных местах были постепенно построены для торговли крепости и т. д. Так, распространяясь по всему побережью, все умножаясь, они к 1750 году стали уже овладевать Индией.

Произошли эти события сперва в Декане, а затем в Индии, о чем я буду повествовать в следующих двух главах. [122]

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В 1717 году от рождения Христа, когда умер Газдали-хан 45 — визирь в Декане, его место занял сын Низамул-мульк 46 — человек очень умный и хороший правитель. Он управлял всеми шестью суба страны Декан 47 , он утверждал управляющих, которые платили ему подати, а эти подати он отправлял правителю страны.

В 1732 году он отдал страну Аркат в управление другому правителю 48 по имени Достали-хан 49 . Он был по национальности узбеком из Бадашха 50 . Когда Достали-хан с войском своим вышел из города Хайдарабада 51 и направился в город Аркат 52 , бывший градоначальник по имени Хамадали-хан 53 покорно оставил город Аркат и уехал в провинцию Тандзахур (к радже Асамеру 54 , т. к. они были старыми друзьями) и остался там жить.

В 1735 55 году из-за персидского нашествия Надир-шаха 56 визирь Низамул-мульк с многочисленным войском выехал из Хайдарабада и, направившись в Шахджеханабад к королю Махамат-шаху 57 , присоединился к нему для войны против Надир-шаха.

Градоначальники и правители областей, узнав о нашествии и завоеваниях Надир-шаха, отказались платить подати королю.

По совету Хамадали-хана Тандзахурский раджа Асамер также не платил подати, несмотря на то, что правитель Арката Достали-хан неоднократно с мольбой просил его заплатить. Не видя выхода, Достали послал на Асамера своего сына Хайдара-хана и зятя своего [123] Чндасхапа 58 с войском. Они пошли на Тандзахур 59 и три месяца осаждали крепость, но когда Надир-шах власть над Индией снова вернул Мухамат-шаху, а сам вернулся в свою страну Иран, они сняли осаду. В это время визирь Низамул-мульк снова вернулся в Декан. Тогда Раджа Асамер начал просить у Достали-хана мира и отправил челобитную Хайдар-хану, сыну его. Тот не захотел помириться, и сказал: «Оставь страну твою и крепость и уходи прочь. Мы ничего не дадим тебе, мятежнику и неверному». Будучи беспомощным, раджа отправил одного из своих верных слуг с челобитным письмом в Надпур к маратхам, к радже Гослу, прося помощи и обещая вознаграждение в сумме 25 лакхов рупий. Тот согласился и тайно отправил в крепость Тандзахур 2000 конников. Ночью они внезапно напали на крепость, убили Гейдар-хана, обратили в бегство его войско, а зятя Достали-хана Чндасхапа взяли в плен и увезли в Нагпур 60 , где раджа Рогоджи Госл 61 посадил его в тюрьму. После этого Асамер в страхе перед случившимся приготовил множество подарков и отправил своего доверенного с королевской податью и челобитным письмом к визирю Низамул-мульку. В объяснении говорилось: «Достали-хан причинил нам много страданий и зла и превратил всю страну в развалины. Он не может по доброму править страной, а если доверить управление страной хану Хамадаму, то будет много пользы, т. к. человек он добрый и миролюбивый, и мы преданно будем служить ему». Визирь Низамул-мульк получил подарки и челобитное письмо по пути в Патну, вблизи реки Нарбуд 62 . Он снова пожаловал управление страной Арката Хамадали-хану. Отправив указ об этом назначении, сам продолжал свой путь дальше.

Прибыв в Хайдарабад, он через несколько дней отдал Адони Рашюр 63 , находящийся в шестом саркаре Арката, своему племяннику, которого звали Гератинди-хан 64 . Этот последний поехал в Адони 65 и обосновался там. А когда раджа Асамер получил грамоту от визиря Низамул-мулька, то очень обрадовался. Вместе с Гератинди-ханом он собрал войско и двинулся на Аркатскую крепость. В сражении они убили Достали-хана, а его войска обратили в бегство. [124]

Жена Достали-хана и дочь его — жена Чндасхапа, находившиеся в Аркате, переехали жить в Пунтишери, т. к. город этот в то время находился в руках французов. Правителем в Аркате стал Хамадали-хан и в стране установился мир. Раджа Асамер уехал в страну свою Тандзахур. А через четыре года скончался Хамадали-хан и правителем стал его сын Мнурди-хан.

В 1749 году 66 от рождества Христова скончался визирь Низамул-мульк. На престол сел его второй сын, которого звали Насирджанк 67 . Зять Достали-хана Чндасхап все еще находился в нагпурской тюрьме. Услышав о смерти визиря Низамул-мулька, он пошел к радже Гослу 68 и стал молить освободить его, говоря: «Вот уже 12 69 лет я нахожусь у тебя в тюрьме, как слуга твой. Выпусти меня, разреши пойти повидаться с моими детьми. Где бы я ни был, я буду слугой твоим». И раджа маратхов дал ему свободу. Но когда он выехал из Нагпура, то не поехал в свой дом, а тайно отправился в Адонирачюр к Гератмнди-хану и попросил у него помощи для ведения войны и завоевания города Арката, обещая за это 30 рупий лакхов: «Ты отлично знаешь, — сказал он, — что визирь Насирджанк не ведет с тобой дружбу и страну твою может взять обратно в свои руки, а если мы поможем друг другу, тогда страну свою мы не отдадим». Тогда Гератмнди-хан ответил ему: «Добро, я сам поеду с тобой и отдам тебе город Аркат». Затем они призвали войска и двинулись на Аркат и, внезапно напав на город, окружили его и сражались там много дней. А Мнурудин, или Анварудин-хан Арката, тайно послал челобитное письмо в Хайдарабад, в котором сообщил об осаде города. В тот день, когда гонец доехал до Хайдарабада, визирь Насирджанк еще находился в трауре по своему отцу и раздавал милостыню нищим, как было принято по обычаю после смерти отца — 40 дней держат траур, а через 40 дней веселятся по поводу восшествия на престол нового визиря. Поэтому гонцу Анварудина он ответил: «Иди и передай своему господину — пусть будет спокоен и не отдает свою страну, пока я по окончании траура не приеду и проучу их».

Гератмнди-хан и Чндасхап убедились, что из-за отсутствия пушек и неприступности города они не могут [125] взять крепость Аркат. Они обсудили это между собой, затем Чндасхап Гератмнди-хану сказал, что он находится в приятельских отношениях с главой пунтишерских французов и попросил дать ему разрешение пойти к нему за помощью. На это Гератмнди-хан ответил: «Добро, поезжай скорей и поступай по своему усмотрению».

Вместе со своим приятелем Низамедин-ханом 70 он поехал в Пунтишери. Там он отправил своего приятеля к градоначальнику французов, которого звали месье Дюплекс 71 и попросил у него помощи. Тот принял просьбу и приказал своему тысячнику мосье Дотелу 72 с пятьюстами солдатами 73 и восемью пушками, с военным: снаряжением отправиться на помощь. Получив помощь, Чндасхап приехал и присоединился к войскам Гератмнди-хана. На следующий день французы в 6 часов открыли огонь из пушек по крепости и разрушили все крепостные стены. Тогда войска, находящиеся в крепости, покинули Анварудин-хана и бежали, а французы, войдя в крепость, убили Анварудин-хана, захватили всю страну и Гератмнди-хана возвели на престол.

Тогда Гератмнди-хан отдал Аркатский край Чндасхапу и потребовал от него обещанные деньги, сказав: «Отдай обещанные деньги, чтобы я смог поехать в Оврангабат 74 и попросить у визиря Насирджанка прощение, а тебе также выслать указ, чтобы ты мог управлять страной безбоязненно». А Чндасхап просил его подождать немного, говоря: «Когда я поеду в Тандзахур, возьму деньги у раджи, соберу подати, тогда и отдам тебе обещанное. А пока это невозможно, т. к. визирь Насирджанк занят празднествами».

Когда французы убили в Аркате Мнурудин-хана 75 , после него осталось четверо сыновей. Старший сын, которого звали Махмат Али-хан с войском отца удрал в крепость Тшнапули. Оттуда он написал челобитную визирю Насирджанку, в которой сообщил обо всем случившемся — о действиях французов и злодействе Гератмнди-хана. Визирь, узнав обо всем случившемся, по окончании празднеств собрал 3 лакха войск и выступил из своей страны, не осведомив об этом Гератмнди-хана и Чндасхапа, которые собрали свои войска и написали в Пунтишери главе французов месье Дюплексу, прося подкрепления. Тот направил к ним одного из своих [126] тысячников с 500 солдатами, 8 пушками и со всем военным снаряжением. Они пошли на Тандзахур и 9 дней продолжалась осада крепости. Тандзахурский раджа Рамсер, сын покойного раджи Асамера, через преданного человека послал им 18 лакхов рупий и попросил мира. Получив деньги, они продолжали атаковать крепость, требуя 50 лакхов рупий и все трофеи, захваченные у Гейдар-хана.

Оказавшись в безвыходном положении, раджа Рамсер написал челобитное письмо визирю Насирджанку: «Окажи милость (и помоги), страну твою разоряют враги». Раджа Насирджанк находился еще в пути, когда получил письмо. Он приказал своим войскам стремительно продвигаться вперед.

В это время французские войска совместно с войсками Чндасхапа и Гератмнди-хана 26 дней сражались за тандзахурскую крепость. Когда градоначальник французов месье Дюплекс поехал проведать свои войска и войска Гератмнди-хана и Чндасхапа неожиданно узнал, что у ворот города Арката стоят войска визиря Насирджанка. В эту же ночь, бросив все военные приготовления, войска тайно оставили Аркат. Французы вместе с Чндасхапом отправились в Пунтишери, так как отсюда до Пунтишери было семь дней пути, а до Арката — двенадцать. Гератмнди-хан вынужден был сдаться в плен Насирджанку. После этого Насирджанк, продвигаясь вперед, осадил крепость Пунтишери и начал сражение. Насирджанк расположился в деревне Валандур 76 , на расстоянии 2 косов от крепости. Здесь он раскинул свой шатер и жил в нем.

Многие из французов с богатыми подарками пошли к нему и, попросив прощения, предложили мир. Но тот немедленно отверг подарки, не принял предложение о мире и, возгордившись, заявил: «Пока до основания не разрушу город и не утоплю его в море, гнев мой не утихнет».

Армия его была так многочисленна, что раскинулась более чем на семь косов. Но не владея военным искусством, многие воины, подобно обезьянам, лишь перескакивали на конях с одного места на другое. Через четыре дня, когда Насирджанк собрался идти на крепость Пунтишери, французы собрали всех старейшин и вельмож, [127] т. е. созвали военный совет. Ночью, отобрав 600 солдат, открыли ворота и внезапно напали на спящую вражескую армию. Они истребили множество солдат, а к рассвету снова вернулись в крепость Пунтишери.

Увидев все это, Насирджанк приказал своим войскам отступить от крепости на пять косов.

Один из военачальников в армии Насирджанка, человек воинственный и храбрый, был по национальности афганец из города Адони. Под его командой было 900 конников. Звали его Хемет Бхадур 77 , и визирь Насирджанк очень любил его за храбрость. Бхадур раньше был очень дружен с Гератмнди-ханом, когда тот был правителем Адони. Узнав об ужасных страданиях Гератмнди в тюрьме, Бхадур пошел к визирю Насирджанку и стал его молить о прощении Гератмнди-хана, говоря: «Он же является тебе почти братом и членом твоей семьи, а отец твой любил его как сына. Он невиновен, мы знаем об этом, всему виной Чндасхап. Ведь Гератмнди сам пришел к тебе с повинной. Поэтому прости eмy. Сделай милость и освободи его из тюрьмы». Но мольбы Бхадура оказались тщетны. Затаив злобу, одного из своих слуг Бхадур тайно отправил к французам и поклялся им: «Я ваш друг, если вы начнете наступление, я при первом же случае выдам вам голову визиря Насирджанка». Письмо Хемат Бхадура очень обрадовало французов и они ответили ему: «Ты задумал это очень хорошо, но сопровождай нас, чтобы мы смогли добраться до его палатки, иначе он может удрать». И Бхадур снова написал французам: «Будьте спокойны. Я заранее отправил 200 конников будто бы для охраны армии, но прикажу им при подходе ваших войск проводить их к палатке визиря. Я сам его убью и, отрезав голову, отдам вам».

Французы задумались над тем, кого послать. Тогда тысячник месье Ласин, у которого один глаз был выбит пулей во время боя за Тандзахурскую крепость, сказал: «Я пойду. Или найду свой потерянный глаз, или потеряю второй». Это предложение понравилось совету. В Пунтишери стояло тогда две тысячи французских солдат. Храбрый полководец месье Ласин отобрал тысячу человек с 8 пушками и военным снаряжением, в полночь открыл ворота и вышел из крепости. Недалеко от армии [128] врага он встретился с конниками Хемата Бхадура и они вместе подошли к армии Насирджанка. Но здесь их заметили, затрубили тревогу. Оказавшись в безвыходном положении, храбрый полководец месье Ласин отдал приказ трубить в трубы, бить в барабаны и поднять флаг по всем правилам и с боем подойти к палатке Насирджанка. А сам Насирджанк, увидев наступление французских войск, поднялся на слона, объехал войска и приказал: «Убейте моих врагов». Встретив Хемата Бхадура, он сказал ему: «Брат, почему ты стоишь наготове и не сражаешься против несчастных?» Тогда Хемат Бхадур ответил ему: «Ты сам несчастный, ты не внял моей просьбе относительно Гератмнди-хана, так получай теперь взамен моей мольбы». Сказал и выстрелил в него из винтовки. Пуля попала прямо в сердце. Так преждевременно умер Насирджанк. После этого французский солдат отрезал голову Насирджанка и надел ее на копье. Увидев это, войско обратилось в бегство, а победители, захватив все богатство и все драгоценные камни, 8 крор золота, вернулись в крепость Пунтишери. Во вторник 18 сентября 78 1750 г., на рассвете, французы собрали всех князей и вельмож Насирджанка, освободили Гератмнди-хана и провозгласили его визирем вместо Насирджанка.

После этого глашатай обошел и собрал разбежавшееся войско. Французы 50 дней веселились в Понтишери, празднуя свою победу и чествуя Гератмнди-хана. Войска веселились за крепостными стенами. В крепости же остались только Гератмнди-хан, военачальники и братья Насирджанка — Славарджанк 79 , Низамали-хан 80 , Бсал Джанк 81 , Мзурали-хан 82 и другие знатные лица. После пиршества визирь Гератмнди-хан отдал весь Аркатский край Чндасхапу. Затем он попросил у градоначальника Пунтишери войско, которое бы охраняло его до прибытия в Хайдарабад и восшествия на престол. Ему выделили 500 солдат с полным военным снаряжением под командованием тысячников месье Каржана 83 и месье Дбуса 84 , а после этого визирь (с охраной) вышел из Пунтишери и направился в Хайдарабад 85 . Доехав до провинции Адони, Хемат Бхадур попросил у визиря Гератмнди-хана: «Подари мне этот край, я поживу тут. Ведь я помог твоему возвышению, убив твоего врага». [129] Визирь Гератмнди-хан ответил: «Сейчас не время просить об этом, подожди пока доедем до Хайдарабада. Как только взойду на престол, дам тебе все, что ты просишь, а также большие подарки». Но Бхадур не хотел ждать и он восстал против Музаффар Джонга.

Со своим войском покинул армию, стал бродить, грабить. Когда слухи о поведении Бхадура дошли до визиря Гератмнди-хана, он послал к нему человека с наставлением: «Не к добру ты делаешь это». Бхадур, однако, не стал его слушаться. Однажды, когда войска Гератмнди-хана вместе с французскими солдатами разрозненно продвигались по дороге, они подверглись

нападению и ограблению со стороны афганских войск Хемата Бхадура. Гератмнди приказал захватить всех афганцев и разоружить их. Афганцы удрали, а затем по другой лесистой дороге вернулись и, встретив Гератмнди-хана без охраны, убили его. Но войска Гератмнди-хана отомстили за своего правителя, поймав восставших и уничтожив всех до единого. Подоспевшие французские войска подобрали тело Гератмнди-хана, увезли и похоронили с почестями.

На его место визирем был объявлен Славарджанк — третий сын Низамул-мулька, родной брат Насирджанка. Продолжая дальше свой путь, они доехали до города Хайдарабада. Там Славарджанк, заняв престол отца, стал управлять всей страной Деканом.

Славарджанк написал письмо в Пунтишери градоначальнику французов и сообщил обо всем случившемся и о своем восшествии на престол отца. Он попросил французов оставить свои войска (в Хайдарабаде) для охраны правительства и поддержания порядка в стране.

Градоначальник французов, получив это письмо, не только выполнил просьбу Славарджанка, но и послал еще 200 солдат, которые присоединились к хайдарабадским войскам. Визирь Славарджанк передал в руки французов правление страной 86 . А они, постепенно собирая войска из индийцев, снабдили их всех винтовками, обучали военному делу по всем правилам, назвали их гарди. Вскоре только в одном Хайдарабаде число французских войск превзошло 200 тысяч 87 . Они заняли все побережье и все провинции, прилегающие к побережью [130] и к Хайдарабаду, а также весь край Сикалол. На захваченной территории они назначили своих управляющих. До границы Бенгалии и провинции Катак они все подчинили своей власти. От Хайдарабада до прибрежных земель, называемых Мучилбандар, подчинили себе. В Мучилбандаре они держали многочисленные войска с большим количеством пушек и с полным военным снаряжением. Таким образом, за короткий срок господство христиан так прочно там укрепилось, что казалось, будто 200 лет назад эта страна была подвластна им и никто на этой земле никогда не слышал даже имени индийского короля.

КАКИМ ОБРАЗОМ АНГЛИЧАНЕ ВЫРВАЛИ ИЗ РУК ФРАНЦУЗОВ ДЕКАН

Как было сказано выше, после смерти Хамадали-хана сын его, Махматали-хан был изгнан и заточен в крепость Тшнапули, а город Аркат, принадлежащий визирю Гератмнди-хану, благодаря посредничеству французов находился в руках Чндасхапа Когда визирь Насирджанк арестовал Гератмнди-хана и посадил его в тюрьму, Чндасхап бежал в Пунтишери. Сюда из крепости Тшнапули Махматали-хан приехал проведать визиря Насирджанка. Тот утешил его и обещал отдать ему город Аркат. Но когда визирь Насирджанк был убит французами, Махматали-хан снова бежал в крепость Тшнапули и стал жить там. Пока французы пировали в Пунтишери, Махматали-хан, визирь Гератмнди-хан и Чндасхап договорились о том, как им сохранить управление государством и крепость Тшнапули. Из Тшнапули Махматали-хан написал письмо в Мадрас английскому градоначальнику мистеру Томасу Сандрису и попросил у него помощи. Градоначальник прислал в крепость Тшнапули в расположение Махматали-хана 500 солдат со всем военным снаряжением, чтобы с их помощью установить там надежную власть. Французы, узнав об этом, не придали этому значения, не подумав о том, что из искры может возгореться пламя. После пиршества [131] французов визирь Гератмнди-хан вернул Чндасхапу всю страну Аркат, а сам отправился в Хайдарабад. Чндасхап со своим и французским войсками переехал из Пунтишери в Аркат и сделал его престольным городом. Узнав через несколько дней, что визирь Гератмнди-хан убит, а вместо него визирем стал Славарджанк — брат Насирджанка, который самовольно назначил своего брата наместником Арката, он со всем своим войском прошел по всей Аркатской провинции, чтобы подчинить ее себе. Ему удалось дойти до крепости Тшнапули, но английские войска, находившиеся в крепости, не подчинились и дали бой. Это разгневало Чндасхапа. Он приказал войскам осадить со всех сторон крепость и написал в Пунтишери, откуда ему прибыла помощь от французов. Англичане — сторонники Махматали-хана, находившиеся в крепости, — узнав об этом, тоже написали письмо в Мадрас и тоже получили подкрепление. Началось сражение, длившееся много дней. Чндасхапу не удалось занять крепость, он со своими и французскими войсками расположился на расстоянии полутора косов от крепости в огромном каменном храме Чранган.

Так как в это время между правителями двух христианских государств был мир, то не было причины для войны на территории Индии. Фактически это была война между Чндасхапом и Махматали-ханом, а христиане лишь помогали то одной, то другой стороне. Война продолжалась, но Чндасхап никак не мог взять крепость Тшнапули. В 1752 году на помощь Махматали-хану прибыли из Англии многочисленные войска. Они окружили армию Чндасхапа, в течение 28 дней осаждавшую крепость, разгромили ее, а самого Чндасхапа убили, отомстив за кровь Хамадали-хана, отца Махматали-хана. Французские войска вскоре получили сильное подкрепление и тогда им удалось Хемат-хана, сына Чндасхапа, сделать правителем. Война против Махматали-хана продолжалась, победу одерживала то одна, то другая сторона. Война велась на территории Арката. Хайдарабад же со всеми провинциями находился в руках французов до 1756 года, т. е. до начала столкновения между англичанами и французами 88 . Король Франции отправил своего главнокомандующего монсиньера [132] Лалли 89 с шеститысячной армией в Индию, которая заняла английский городок Сент-Давид 90 , находившийся на расстоянии трех косов от Пунтишери.

Затем эта армия двинулась и совместно с огромной индийской армией окружила Мадрас. Они сражались более двух месяцев, но ничего не смогли сделать. Французская армия потеряла более 2000 солдат. В крепости находилось более 2500 английских солдат, в городе было также много солдат из французской армии, перешедших к англичанам: после приезда монсиньера Лалли, который имел неограниченную власть в Индии, солдаты отказались сражаться, заявляя: «Если сейчас мы победим англичан и займем крепость, то прославится монсиньор Лалли и его войска». К тому же солдаты потеряли свои боевой дух, лишились храбрости, утратили боеготовность, так как многие погибли во время войны. А английские войска, получив поддержку, воодушевленные, обрели надежду и храбро защищали крепость до тех пор, пока не прибыли из Бомбея на помощь войска на шести кораблях. (Увидев флотилию англичан), французы бросили все военные снаряжения и, оставив без помощи на поле боя более 600 раненых солдат, бежали в Пунтишери. Англичане проявили милосердие; всех раненых отправили в лазарет, приказав врачам своим лечить их. Затем в Мадрас прибыли на помощь еще четыре корабля из Банкала 91 . (Тогда) англичане, продвинувшись дальше в сторону Декана в провинцию Сикакол 92 , там снова дали сражение, одержали победу над французами и соединились с войсками анкаколского раджи Чик-Балакпура 93 , по имени Анадираджа 94 , телиганием по национальности В то время англичане имели 500 белых солдат и 4 000 цветных — гарди, раджа имел 28 000 воинов, всего сражалось 32500 солдат. Главнокомандующим (их) был Корнел Куст 95 . Когда они совместно овладели всей провинцией Сикакол, французы в Хайдарабаде и в Мучлибандаре 96 снова собрали войско: одну тысячу белых солдат и 20000 цветных солдат — всего 21000. Обучив всех военному искусству, с 60 большими пушками, с полным военным снаряжением и главнокомандующим маркизом де Кофаном 97 , продвигаясь вперед, они добрались до провинции Ралжбандар. Там, на [133] расстоянии 6 косов от деревни Петапура, на большом поле, которое называется Алари-Маларам, дали ожесточенное сражение, в котором французские войска потерпели поражение и обратились в бегство. Пробежав 50 косов пешим ходом, они добрались до крепости Мучлибандар и вошли туда. А английские войска с войсками раджи, постепенно продвигаясь, овладели всей провинцией и, дойдя до Мучлибандара, окружили город и крепость. Сражение продолжалось 44 дня, пока англичане 4 марта 1758 г. не заняли крепость. После овладения всей северной частью страны влияние в Индии англичан очень усилилось. А затем они, собрав из всех народов Индии многочисленное войско, вырвали и остальную часть из рук французов Взяв в плен остатки французских войск, засевших в крепости Хайдарабад, продвигаясь дальше, англичане окружили Пунтишери. Сражение продолжалось 5 месяцев. Когда у осажденных кончилось продовольствие и они начали гибнуть от голода, им, оказавшимся в безвыходном положении, пришлось 15 января 1761 г. отдать в руки англичанам прекрасную и неприступную крепость Пунтишери.

Когда англичане заняли Пунтишери, они нашли там большое количество боеприпасов, забрали это все и вывезли в Мадрас. Непобедимая крепость и здания были разобраны до основания и все, начиная с дерева и кончая камнями, было увезено в Мадрас. Крепость Пунтишери стала развалиной, прибежищем для сов. Там не осталось камня на камне. [134]

ГЛАВА ВТОРАЯ

О ТОМ, КАКИМ ОБРАЗОМ АНГЛИЧАНЕ ОВЛАДЕЛИ ИНДИЕЙ, КАК АРМЯНЕ ДОСТИГЛИ МОГУЩЕСТВА И ПОТЕРЯЛИ ЕГО

В 1731 году, на четвертом году царствования короля Индии Махмате-шаха 98 , наместником Банкалии стал некий князь по имени Муршидкули-хан 99 - муж очень храбрый и правитель умный. Он попросил разрешения у короля собирать дань с краев Бахара 100 и Уриша 101 . Король согласился и выдал Муршидкули-хану указ о назначении его правителем трех суба: Банкали, Бхара и Уриша. После этого Муршидкули-хан с многочисленным войском из Шахджаханабада направился в Бхар — страну Патана 102 и вновь подчинил ее Махмат-шаху. Одного из своих людей он назначил там правителем, а сам двинулся в субу Банкалур в город Дака 103 . Из Даки Муршидкули-хан направил в провинцию Уриша, в город Катак 104 , наместника и стал владыкой всех трех суба.

Спустя три года, в 1734 году, оставив в городе Дака своего человека, сам отправился в Банкалур. В провинции Кагра 105 , северо-восточнее деревни Стапат восточнее реки Баграти (Ганг), он построил город площадью в три коса, назвав его Махузабат 106 , и сделал своей резиденцией. Персидское слово «махуз» в переводе на армянский означает подать, а слово «абат» послание. Город этот стал сердцем Банкалии, так как отсюда было очень удобно наблюдать за жизнью страны и управлять тремя суба. [135]

Муршидкули-хан остался жить в Махузабате и, сея мир и добро, всю свою жизнь управлял тремя суба. В суба Бихар Муршудкули-хан назначил правителем своего человека — Алаверди-хана 107 . В 1738 году Муршудкули-хан скончался 108 . На престол вместо отца вступил Шафраз 109 . Через некоторое время Алаверди-хан двинулся с многочисленным войском из Патны, распространив слух: «Еду в Махузабат проведать Шафраз-хана, поздравить его с восшествием на престол и преподнести подарки, дабы получить от него халат». Доехав до местечка Гира 110 (в Раджмхале) 111 , Алаверди-хан дал знать Шафразу, что едет с многочисленным войском. Шафраз в свою очередь с многочисленным войском двинулся навстречу Алаверди-хану из Махузабата в Раджмхал. Там на поле Гири на берегу реки Ганга оба войска расположились лагерем друг против друга, на расстоянии два коса. Алаверди-хан известил Шафраз-хана: «Завтра приду с визитом к своему повелителю». Обрадовавшийся Шафраз-хан не принял никаких мер предосторожности и начал готовить большой пир. На следующий день Алаверди-хан стал приближаться к лагерю Шафраз-хана, вскоре отдал приказ своим солдатам начать сражение против войск Шафраз-хана и ограбить весь лагерь. Армия Шафраза была немногочисленна и не подготовлена к отпору, к тому же часть ее изменила, протянув руку врагу. В этом бою Шафраз-хан был пойман и убит 112 .

После этого Алаверди-хан собрал войска, прибыл в в город Махузабат, занял там престол и стал владыкой трех суба. Многие из градоначальников хотели отомстить ему за кровопролитие, но все их старания были тщетны. Одним из них был раджа маратхов Рокоджи Госле 113 . Алаверди-хан отправил против него одного из своих доверенных людей — Мирабиб-хана. Рокоджи Госле выступил против врага с шестидесятитысячной армией. Эта междоусобная война продолжалась пятнадцать лет. Когда войска Алаверди-хана двинулись на армию маратхов, последние пустились в бегство. А тем временем войска Алаверди-хана разграбили всю страну маратхов, захватили богатые трофеи, сожгли все деревни.

После смерти Мирабиб-хана был заключен мир. [136]

Алаверди-хан отдал по договору маратхам суба Уриша. 114 Обе стороны, заключив мир, поклялись, что между ними вовеки не будет войны. После этого у Алаверди-хана остались только две субы — Бхар и Банкала, которыми он правил до самой смерти.

В 1756 году Алаверди-хан скончался. Так как он не имел сыновей, то на престол сел его внук со стороны дочери — Шираздовла 115 . У Алаверди-хана было две дочери, которых он отдал замуж за своих племянников. Младшая дочь имела двух сыновей. Старшего звали Илидж-ханом. Еще при жизни Алаверди-хан отдал Илиджу край Пурнана 116 , где тот и жил. А второго, младшего внука Шираздовла, которого Алаверди-хан очень любил, оставил при себе. Своего свояка способного воина Мирджафарали-хана 117 он назначил командующим войском, а одного идолопоклонника по имени Джксет 118 - богатого и умелого — сделал начальником сбора податей и пошлин по всей стране. Джксет отпускал месячное жалованье армии и средства на всякие расходы. Когда он собирал подати с каждой сикка по рупии, то из 16 анн клал в казну только 14, присваивая себе две анны. А когда сам отпускал деньги для армии из казны, то с каждой рупии отбирал еще две анны. Таким образом, он накопил большое состояние. Когда Джксет представлял Алаверди-хану счета, то хан более 50 — 60 тысяч рупий из пошлин не брал, говоря: отправь это в мою казну, и требовал у Джксета только ресит 119 , которые прятал.

Когда Алаверди-хан скончался, на престол взошел Шираздовла, но вместо выполнения завещания деда начал делать все наоборот. Он был жестоким по характеру, заядлым женолюбом и развратником. Шираздовла, обнаружив расписки на девять кронов рупий, приказал Джксету явиться к нему. Когда тот явился, Шираздовла показал расписки и сказал: «Сейчас же верни». Джксет, перепугавшись, ответил: «Деньги все на месте, отдайте приказ отправить их в казну». Шираздовла потребовал сперва представить все счета, которые он показывал деду. Джксет обещал это сделать и в тяжелом раздумье пошел домой. «Если я даже все мое достояние отдам ему, — думал он, — вряд ли освобожусь от этого варвара». [137]

Однажды Шираздовла, переодевшись женщиной, тайно пошел в дом Джксета, чтобы совершить прелюбодеяние с его женами. Мать Джксета узнала переодетого Шираздовлу. Благоразумная старуха стала упрекать его и без шума выставила из дому. Когда сын вернулся домой, она ему рассказала о случившемся. Тогда он тайно, подобно змее, вместо денег приготовил яд, чтобы погубить Шираздовлу, привлек на свою сторону многих князей.

Когда брат Шираздовлы, Илидж-хан, услышал о смерти деда и о его завещании, а также о поведении брата, то он покинул Пуранию и отправился в путь, чтобы взять в свои руки управление страной. Шираздовла, узнав об этом, с многочисленным войском поспешил ему навстречу и дал сражение. Во время боя шальная пуля угодила в сердце старшего брата, замертво свалив его со слона. Так преждевременно погиб Илидж-хан.

Забрав все имущество и богатство брата, радостный Шираздовла вернулся в Махузабат. После смерти брата он возомнил себя самодержцем, не понимая, что остался беспомощным. Упиваясь властью, он еще больше вершил насилий, чем восстановил против себя знать, вел себя недостойно, неблагоразумно управлял страной, оскорблял и обижал всех. Его вельможи, хотя и боялись его, в глубине души помышляли о заговоре 120 . Вот почему благоразумный дед управлял страной семнадцать лет до самой смерти, а внук его из-за своего неумения не смог этого сделать и семнадцати месяцев.

В 1757 году за незначительную недостачу 121 Шираздовла хотел казнить раджа Блуба 122 — начальника своей канцелярии, которую индийцы называют «диван». Беспомощный, страшась смерти, Блуб бежал в Калькутту к англичанам, посредством которых надеялся спасти свою жизнь.

Наваб Шираздовла, в это время находившийся в Раджмхале 123 , собирался поехать в суба Бхар, чтобы осмотреть свою страну. Услышав о побеге начальника своей канцелярии, он отправил одного из своих князей к английскому градоначальнику Калькутты, мистеру Дреку 124 и передал ему: «Верните слугу моего, убежавшего в ваш город и находящегося у вас». На это Дрек [138] ответил: «Я не имею указа от своего короля насильно выгонять тех, кто во имя спасения своей жизни приходит к нам под наш флаг и не желает уходить добровольно. Насильно вернуть не имею права. Поэтому прошу о прощении его». Но Шираздовла не согласился и отправил в Калькутту второго представителя, передав: «Вы не имеете права держать моего слугу. Вы должны вернуть его мне закованным». Англичане снова ответили: «У христианских королей не принято возвращать смертника, который для сохранения своей жизни перебежал к ним и нашел защиту под их флагом. Поэтому и не можем его выдать». Затем англичане со своей стороны послали к навабу мудрого и миролюбивого человека, чтобы по возможности помириться с ним.

Посланник англичан не успел еще доехать до Раджмхала, как Шираздовла с войском вернулся в Махузабад. Вблизи города Махузабада англичане имели небольшую крепость Хасумбазар 125 и маленький торговый поселок. Шираздовла послал туда человека, вызвал начальника этой крепости 126 и посадил его в тюрьму. Заняв крепость, захватив все богатства и товары, он с войском двинулся дальше. Хотя его много раз просили о мире, он не соглашался 127 .

Войска Шираздовлы внезапно напали на Калькутту. В Калькутте не было военной крепости, а был только маленький замок, окруженный стеной. Там находился дом градоначальника и все имущество торговцев. Войска Шираздовлы окружили замок, где находился немногочисленный английский гарнизон — 400 человек 128 . Число проживающих там купцов-христиан, в том числе и армян, не превышало 15. Армяне были богатыми купцами. В Калькутте находилось также много купцов и других национальностей — греки, ассирийцы, португальцы и многие другие, которые не успели забрать или спрятать свое имущество и товары. Оставив дома, полные товарами, они бежали и спрятались в замке. А войска противника начали грабить Калькутту.

Когда, спрятавшись в замке, христиане увидели, что на помощь им надеяться нечего и освобождения не будет, они вынуждены были открыть маленькую дверь крепости, выходящую к реке Ганга, поднялись на свои [139] корабли и, обрезав канаты, привязанные к якорям, подняли паруса и поплыли на юг. Небольшой замок же, полный богатств, был ограблен войсками Шираздовлы. Многих из английского войска, не успевших убежать, взяли в плен и посадили в маленькую тесную тюрьму. Нечестивые воины Шираздовлы по его приказу бросали англичан друг на друга, из которых за одну ночь умерло 15 человек 129 . После овладения всем городом и разграбления имущества Шираздовла оставался там 25 дней и город Калькутту переименовали в Алинчар 130 . Затем, оставив там часть войска и отдав город в руки раджи Мникчанда 131 , сам с остальным войском, награбленным добром и с женами некоторых христиан из европейской знати вернулся в Махузабад.

В это время при княжеском дворе Банкалии находился видный вельможа-армянин Ага Петрос Тер-Никогосян 132 из Джуги — весьма знаменитый купец. Благодаря своей верности, благоразумию и правдивости он пользовался такой большой любовью у Алаверди-хана, что его жена называла Ага Петроса своим братом. Он мог без особого разрешения и препятствий свободно навещать свою названную сестру. Вся знать уважала его за благородство и честность. Ага Петрос преподнес богатые подарки и много денег, сумев, таким образом освободить жен европейцев и привезти их с собой. Он утешил их, оставил на несколько дней у себя и, обеспечив всем, отправил в местечко Валандизи, а оттуда в Калькутту. Среди них была Биби Джанси — жена губернатора Калькутты 133 .

После занятия Калькутты Шираздовла отдал приказ по всей стране: «Все английские товары и имущество реквизировать и вместе с купцами отправить ко мне». А они были во многих местах — и в субе Бхарской, и в субе Банкала, в Даке и в Малде. Несмотря на то, что многие из англичан поспешили в Палту 134 , все их имущество и товары были захвачены.

Англичане и остальные христиане, бежавшие на корабле, удалились от Калькутты на расстояние 20 кос и бросили якорь около деревни Палтабраси. Территория эта принадлежала голландцам. Здесь они построили для себя маленькую деревню и пристань для больших [140] кораблей. Из-за обмеления Ганга корабли обычно останавливались в деревне Палтабраси, получали помощь и ремонтировались.

В это время беженцы начали испытывать большие трудности из-за отсутствия пищи и нормальных условий жизни, так как все жители окружающих городов от страха перед варварами стали их врагам, и никто не решался дать им пищу. Англичане и другие христиане тайно собирали маленькие отряды, которые внезапно сходили на берег и, обходя соседние деревни, грабили их, добывая себе пропитание. Этого, однако, не хватало даже солдатам и морякам. Все испытывали большие затруднения. Особенно страдала знать — для нее не было пищи, к которой она привыкла, поэтому ее положение было еще более затруднительным.

В это время в Банкалии жил некий купец-армянин по имени Ага Петрос, сын Калантара Арутюняна 135 из ереванского квартала Н. Джуги. Петрос в свое время приехал из Персии торговать и остался в Банкалии. Он прожил там более 20 лет и хорошо знал все обычаи этой страны. Не считаясь со строгим приказом варвара и не испугавшись, что сам может лишиться жизни, он сделал немало добра для англичан. Но он никогда не думал, что придет время, когда за все его благодеяния англичане отплатят ему и его нации неблагодарностью 136 . Он тайно пошел к радже Мникчанду и сказал ему: «Моя семья тоже спаслась бегством и находится в Палтабраси на корабле. Она там голодает. Дай разрешение послать ей пищу». Мникчанд, будучи его давним другом, разрешил тайно так, чтобы никто об этом не узнал, послать семье все необходимое.

Ага Петрос, возвратившись от Мникчанда, подготовил много продуктов, наполнил ими четыре лодки и тайно отправил в Палтабраси к англичанам. Те, получив все это, поблагодарили его и обещали отплатить ему добром. Через некоторое время Петрос снова подготовил для англичан всевозможные припасы и, наполнив ими, множество лодок, отправил к ним. Все это они опять приняли с большой благодарностью и обещали, что не останутся в долгу и заплатят в тысячу раз больше. Они захотели повидаться со своим благодетелем. Через несколько дней [141] Ага Петрос снова приготовил еще больше продовольствия и, погрузив в многочисленные лодки, сам повез в Палтабраси. Вся английская знать была восхищена его преданностью и храбростью. Все англичане единогласно от имени своего короля, от имени Компании и от себя лично обещали за услугу платить благодарностью из поколения в поколение. Оставшись одну ночь на корабле, Ага Петрос на следующий день вернулся в Калькутту. Так, примерно в течение 6 месяцев Петрос посылал питание и все необходимое английским беженцам.

Однажды, когда Ага Петрос снова прибыл в Палтабраси проведать знатных англичан, к его кораблю подошли на помощь 8 английских кораблей с многочисленными войсками. 5 из них прибыли из Бомбея с двумя командующими — адмиралом Кокак 137 и командующим сухопутными войсками генерал-полковником Клевисом 138 . Остальные три корабля приплыли из Мадраса под командованием главнокомандующего морского флота адмиралом Ватсеном 139 . На этих кораблях было 3000 индусских солдат (которых называют гарди или сипаи), а также несколько сот англичан. Всего на кораблях и в Фальтебрасе было 3500 солдат 140 . Корабли привезли с собой много военного снаряжения.

Когда Ага Петрос захотел вернуться в Калькутту, то англичане его не отпустили и оставили при себе советником.

Выйдя из Палтабраси, корабли англичан доплыли до деревни Пудбуджиа 141 , где была крепость. Узнав, что в крепости находится не только двухтысячный гарнизон войск Шираздовлы с большим снаряжением, но и двухтысячная конница раджи Мникчанда в полной военной готовности, они разбили лагерь на расстоянии одного коса от крепостных ворот. Пуджбуджиа находился на

расстоянии 7 косов восточнее Калькутты. Англичане окружили крепость, но после пятидневного сражения не смогли овладеть ею. Тогда, посоветовавшись, они послали к Мникчанду для переговоров 4 англичан, но это не дало результатов. Оказавшись в безвыходном положении, они попросили Ага Петроса тайно поехать к радже Мникчанду, постараться подкупить его обещаниями и взятками и перетянуть его на сторону англичан. Раджа, [142] согласившись, велел передать англичанам: «Когда вы нападете на мою армию, я во время сражения прикажу моим солдатам пуститься в бегство».

Ага Петрос вернулся на корабль и рассказал об этом англичанам. Подготовившись, они сошли на берег. Часть войска окружила крепость, вторая часть была послана против армии Мникчанда и начала сражение. Раджа Мникчанд с войском обратился в бегство. Находившиеся в крепости, не ведая о бегстве солдат Мникчанда, продолжали сражение еще 4 дня. Узнав о бегстве войск раджи Мникчанда, защитники крепости были в недоумении и смятении. Тогда капитаны английских кораблей пришли к адмиралу Кокаку и попросили: «Разрешите нам в эту ночь полком моряков без участия пехоты взять крепость». Адмирал отдал приказ: «Делайте, что хотите, но только в эту ночь». Капитаны, вернувшись на корабли и отобрав несколько сильных людей и 200 моряков-маринеров, в ту же ночь сошли на берег. Каждый имел при себе только пару пистолетов и кортик. Они тайно, no-одному, подошли к крепостным стенам. При помощи канатов, поддерживая друг друга, взобрались на крепостную стену. Ночь была очень темной. Хотя многие солдаты в крепости еще не спали, но никто не слышал шума и не подозревал о нападении, пока моряки в один голос крикнули «ура» и, спрыгнув со стены, стали стрелять из пистолетов и с ножами в руках ворвались в крепость. Находившиеся там жители и войска в панике бросили оружие и через восточные ворота пустились в бегство. В крепости никого не осталось.

Английские войска утром заняли Буджбуджа. Оставив полк сипайских солдат, с остальным войском на кораблях они поплыли к городу Калькутте. Все солдаты Шираздовлы бежали. Англичане сошли с кораблей и без боя овладели Калькуттой 142 . Через несколько дней они собрали новое войско и направили его на город Хугли, который раньше принадлежал португальцам. Как было сказано выше, его у Португалии захватили индусы. Здесь находился многочисленный индийский гарнизон. Добравшись до города, начали сражение. Индусы, оставив город, бежали 143 . Англичане, ограбив и предав город огню, вернулись в Калькутту. [143]

Услышав об этих событиях, Шираздовла собрал новую армию и снова двинулся на Калькутту. Он добрался до северной части города, которая называется Бахбазар. Местность Бахбазар была равнинной, там были сады и обширное поле. Здесь он расположил свой лагерь. Как-то ночью 1200 английских солдат тайно подошли к неприятельскому лагерю и внезапно с неслыханной храбростью напали на войска Шираздовлы. Многие из солдат Шираздовлы погибли 144 , а остальные пустились в бегство. После победы англичане вернулись в Калькутту. На следующее утро представители знати Шираздовлы 145 приехали в Калькутту и заключили с англичанами мир. Шираздовла обязался платить англичанам контрибуцию за потери, понесенные ими в Банкали 146 . После перемирия Шираздовла вернулся в город Махузабат.

Спустя некоторое время между англичанами и французами в Европе вспыхнула война. Узнав от своего короля о начале войны, англичане вышли из Калькутты и, следуя сухопутным путем, окружили французскую крепость Джаднагар. Сражение продолжалось 10 дней, но англичане не смогли овладеть крепостью, и вынуждены были вернуться в Калькутту. Отсюда они направили к крепости 3 военных корабля, которые подошли к реке Ганга и обстреляли Джаднагар из пушек. Все крепостные стены были разрушены до основания. Англичане не хотели, чтобы такая непобедимая крепость оставалась в чужих руках. После взятия англичанами Джаднагара там был оставлен маленький гарнизон. Взяв с собой все награбленное добро и пленных, англичане возвратились в Калькутту. По закону того времени, англичане приводили пленных к присяге, давали им питание и помещали в лагерь. Пленных французских солдат было более 250 человек. Часть знатных французов англичане оставили в Калькутте, а другую часть отправили в Чичру.

После этого одного из своих тысячников, мистера Ватча 147 , с Ага Петросом англичане послали из Калькутты в Махузабат к Шираздовле для получения контрибуции за ограбление Калькутты. Шираздовла, встретившись с ними, начал изворачиваться — то затягивать уплату со дня на день, то, разозлившись, говорил: «Не заплачу» или «Снова призову армию и буду преследовать [144] англичан до их страны». А иногда соглашался: «Раз я своими устами обещал, то дам». Пока велись переговоры, Шираз тайно отправил одного из своих знатных людей к французам в Дакан с письменным предложением: «Придите на помощь, а я вам обещаю много земли и богатства. Давайте объединимся и начнем войну против англичан, выгоним их из моей страны и не допустим, чтобы они снова вернулись».

Французы, получив письмо Шираздовлы, разгадали его хитрость и решили не вступать с ним в союз.

Главнокомандующий войсками Шираздовлы Джафарали-хан был другом Ага Петроса. Несколько раз Ага Петрос тайно ходил к нему домой и вел переговоры. Джафарали обещал: «Если еще раз англичане начнут воину против Шираздовлы, то я во время одного из боев присоединюсь со своим войском к вам и арестую Шираздовлу. Тогда управление страной вы отдадите мне. Взамен обещаю 4 курура рупий 148 и вашу территорию (Калькутту)». Англичане с удовлетворением приняли это предложение. С обеих сторон договор был скреплен клятвой. После заключения договора английские послы — мистер Ватч и Ага Петрос — тайно, чтобы никто об этом не узнал, перебрались из Махузабата в Калькутту.

Подготовив армию, англичане вышли из Калькутты. Узнав об этом, Шираздовла также собрал свою армию и вышел из Махузабата. Пройдя 80 косов, он остановился у деревни Плеси 149 , в провинции Катуа. Там на плесском поле встретились армии двух противников. Главнокомандующим английских войск был мистер Клевис, а индусов — сам Шираздовла.

Шираздовла разбил свою армию на три части. Одной частью он командовал сам, вторую, под командованием Мир Джафарали-хана, он направил на противника с востока, третью часть под командованием Мир Мадана 150 — с севера. Началось сражение. Англичане, узнав, что Джафарали-хан тоже выступает против них, сказали Ага Петросу: «Мы поверили твоим словам и начали войну, но войска Джафарали-хана тоже воюют против пас. Что это значит?» Ага Петрос тайно пробрался к Джафарали-хану и сказал: «Ведь ты заключил клятвенный договор с нами, почему же сейчас ты действуешь [145] против нас?» Джафарали-хан ответил: «Меня вы не бойтесь, прислушайтесь к грохоту стрельбы. Мы стреляем вхолостую, только порохом, нет снарядов в пушках и пуль в винтовках. Насколько можете, усильте атаки ваших войск против войск Мирмадана, который храбро сражается против вас. Когда вы его убьете или обратите в бегство, тогда мы присоединимся к вам».

Ага Петрос вернулся и рассказал об этом английскому командованию. Убедившись в правоте слов Джафарали-хана, англичане все свои силы двинули на полки Мирмадана. Англичанам было известно, что Мирмадан был верхом на слоне и так как никто из англичан не знал его в лицо, то они убили многих сидящих на слонах, пока Джафарали-хан не послал своего человека, который и показал слона Мирмадана. Пушечным выстрелом англичане убили Мирмадана. Войско Мирмадана, заметив это, пустилось в бегство. Увидев отступление своей армии, Шираздовла пошел к Джафарали-хану и спросил: «Что случилось? Мои войска пустились в бегство, что теперь делать? Какой совет дашь». Тот ответил: «Зачем тебе оставаться здесь? Поспеши в город, собери свои войска и срочно отправь их сюда. Пока они подойдут мне на помощь, я буду сражаться против врага, оставь твои полки под моим командованием».

Несведущий Шираздовла согласился и отдал свои войска в руки изменника, а сам в полдень, оставив поле боя, добрался до Махузабата. Он отдал приказ начальнику своей казны раздать деньги войскам и известил всех: «Кто хочет воевать против моего врага, пусть получит деньги». В течение шести часов он раздал своим войскам более одного крора. Каждый крор равняется сто лакхам рупий.

После отъезда Шираздовлы в город для сбора войск, Джафарали-хан присоединился к англичанам и они начали совместно сражаться против остатков войск Мирмадана. Призванные солдаты, получившие деньги, узнав об этом, попрятались в своих дома и не отправились на войну.

Услышав о случившемся, Шираздовла впал в панику. Взяв трех своих верных слуг, он сел в лодку и тайно поплыл по направлению к субе Бхар. После трехдневного пути они доехали до города Раджмхал 151 . Еды у них не [146] было, и Шираздовла послал одного из своих слуг в город для покупки пищи, а сам спрятался недалеко от города. Жители, увидевшие слугу, узнали его и сказали: «Это же один из верных слуг Шираздовлы. Но почему он здесь». Услышав об этом, местный судья (кази) послал своего человека, который привел слугу Шираздовлы к нему. Судья его спросил: «Откуда идешь? Мы тебя знаем — ты один из верных слуг Шираздовлы, и все его имущество было в твоих руках. Может быть, ты что-нибудь похитил и убежал сюда? Пока не признаешься и не скажешь правду, я тебя не выпущу и прикажу посадить в тюрьму».

Слуга признался, что повелитель его находится вблизи города и рассказал о причине его приезда.

Услышав это, кази обрадовался, так как был ярым врагом Шираздовлы, ибо года четыре тому назад тот арестовал его из-за пустяка, отнял у него состояние и сбрил бороду.

Судья поспешно встал и со своими слугами пошел к Шираздовле. Приветствуя его поклоном, он сказал: «Владыка, по какой причине ты находишься здесь? Сделай милость, приходи в дом слуги своего, который находится рядом. Я слуга твой и всячески готов служить тебе. Немного отдохнешь в моем доме, все будет по твоему повелению». Многими льстивыми словами судья уговорил его, пока не заманил к себе. После этого кази срочно отправил одного из слуг к Джафарали-хану с сообщением. Слуга кази еще был в пути, когда солдаты Джафарали-хана, разыскивавшие Шираздовлу, арестовали его в доме кази и посадили в тюрьму.

Тем временем англичане и Джафарали-хан, услышав, что Шираздовла бежал, ночью со своими войсками заняли город Махузабат и по всей стране распространили приказ: «Где бы он ни был, найти Шираздовлу, арестовать и привести в Махузабат». К тому времени прибыл слуга кази и передал, что Шираздовла находится в Раджмхале в доме местного кази.

Англичане и Джафарали-хан тут же послали сына Джафарали-хана Мирана в Раджмхал с конным отрядом. Город этот находился на расстоянии 40 косов от Махузабата. Им было приказано в течение 24 часов [147] доехать до места, арестовать и привести Шираздовлу. До рассвета они добрались до Раджмхала и здесь узнали, что он уже арестован и посажен в тюрьму. Англичане приказали Джафарали-хану: «Если приведут Шираздовлу, то держи его в тюрьме, пока мы сами не допросим его». Но у Джафарали-хана возникло сомнение, и он подумал: «Если я не убью его, может быть, с ним снова заключат договор и оставят правителем». Поэтому он приказал сыну своему тайком убить Шираздовлу.

Миран наказал своим слугам привести к себе Шираздовлу связанным. Когда его привели к Мирану, он стал плакать и умолять его: «О брат, не убивай меня, обеспечь меня до конца моей жизни и пусть вся моя страна будет вашей. Где хотите, там и держите меня». Ответил ему неверный: «Почему месяц тому назад ты не отдал нам страну, чтобы мы ею управляли, а разрешил чужеземцам овладеть ею. А когда они завоевали всю твою страну, тогда только обещаешь? Если бы мы были на твоем месте, ты не оставил бы нас в живых: Потому я и убью тебя». Сказав это, он снял меч и ударил его по плечу. Шираздовла упал на землю и со слезами на глазах умолял оставить его в живых, но Миран снова ударил его, на этот раз в сердце, и убил 152 .

Затем люди Мирана отрубили голову Шираздовле, туловище водрузили на слона, голову подняли на кол и понесли впереди. Миран со своим войском возвратился обратно в город Махузабат. Свидетели этой варварской расправы были возмущены и хотели лишить Мирана жизни. Поэтому Джафарали-хан попросил прощения за поступок сына, заплатил много денег англичанам и, заключив мир с ними, стал правителем двух 153 суба: Бан-кали и Бхары. Труп Шираздовлы два дня возили по городу, пока он не разложился — тогда похоронили в саду «Мурад», рядом с могилой Алаверди-хана.

В 1757 году, 12 октября 154 , в понедельник, Джафарали-хан взошел на престол. Открыв казну Алаверди-хана и Шираздовлы, отдал англичанам 4 крора рупий и множество драгоценных камней в качестве компенсации за убытки, понесенные жителями Бенгалии.

Англичане отдали Ага Петросу 1 лакх (т. е. 100000) рупий, что составляло стоимость потерь калькуттских [148] армян 155 . Остальные нации, которые тоже понесли ущерб, получили более полутора крора рупий. Купцы всех национальностей с благодарностью взяли деньги, только армяне отказались брать, так как они были очень богаты и решили в честь победы христиан и в память об армянах подарить свою долю Компании.

Комментарии

1. Автор сообщает неточную дату. В действительности, экспедиция Васко да Гама отплыла в 1497 г.

2. Васко да Гама (1469 — 1524) — португальский мореплаватель, открывший морской путь в Индию (ноябрь 1497 г . — 20 мая 1498 г.).

3. Пурткала (Порта, Опорто, Портус-Кале) — приморский городок в Португалии. Точное место, откуда начал свое плавание Васко да Гама, неизвестно. Возможно, что, называя «город Портокала», автор имеет в виду Португалию.

4. «Бари уйс» по-армянски — «Доброй надежды». Это открытие Ходжамалян ошибочно приписывает Васко да Гама. На самом деле мыс Доброй надежды был открыт знаменитым португальским мореплавателем Бартоломео Диашем.

5. Бона Эсперанса (по-португальски — добрая надежда).

6. Мосамбик (Мозамбик) — город и порт в португальской колонии Мозамбик на восточном побережье Африки.

7. В армянской исторической литературе существует мнение, что христианство на Малабаре начал распространять некий купец армянин Товмас (Фома) Урхайеци. (См. армянскую газету «Зар-тонк», Бейрут, 1956, № 133). Об этом же сообщает и Алишан Сисакан, стр. 466, Торгом, арх. Гушакян *** , стр. 49.

8. Каликот (Каликут, Кожикоде) — город и крупный порт на Малабарском побережье Индии, который первым в Индии начал торговлю с европейцами.

9. Ходжамалян указывает неточную дату. В действительности, португальцы бросили якорь у индийского побережья не 29 сентября, а 19 мая.

10. Анжудио (Анджодивские острова) — маленькие острова вблизи юго-западного побережья Индии.

11. Речь идет о короле Португалии Мануэле I (1495 — 1521).

12. После возвращения Васко да Гамы из Индии, португальцы снарядили 30 хорошо вооруженных кораблей и под командованием Кабрала 9 мая 1500 г. вновь отправились в Индию. Кабрал основал в Калькутте первую факторию.

13. В течение короткого времени было создано свыше 30 фортов, которые позволяли португальцам держать в своих руках всю индийскую и восточную торговлю.

14. Гуа (Гоа) — главный город бывшей португальской колонии Гоа на Малабарском побережье Индии.

15. Решающую роль в жизни города играли иезуиты ордена. Их было так много в Гоа, что с 1542 г. руководство городом почти целиком перешло к ним. Многие путешественники называют Гоа городом церквей.

16. Пегу — государство на юге Бирмы.

17. Джава (Ява).

18. Тимор — остров, входящий в группу малых Зондских островов.

19. Селиан — речь здесь идет о полуострове Малакка, входившем в состав Малайской федерации. Малакка иногда называют Селангорским княжеством (у автора — Селиан), находящимся на территории Малаккского полуострова.

20-21. Автор имеет в виду мелкие малайские острова, расположенные по побережью Малаккского полуострова.

22. Речь идет о короле Португалии Сабастьяне (1557 — 1578).

23. Филипп II (1558 — 1598). В 1578 г. король Португалии Себастьян погиб во время войны с африканскими арабами. Престол оспаривали его два далеких родственника — король Испании Филипп II и приор Мальтийского ордена Дон Антонио. Филипп II, получив поддержку правящей верхушки иезуитов Португалии, вторгся с 30-тысячной армией и занял Лиссабон. В апреле 1581 г. собравшиеся кортесы провозгласили Филиппа II португальским королем.

24. В действительности, проникновение англичан в Индию началось с 1608 г.

25. Борампур (Бурхампур) — островок на восточном побережье Индии, вблизи Мадраса; в 50-х годах XVIII в. принадлежал маратхам.

26. Здесь говорится о крепости и гавани Дели (Делхи) на северном берегу острова Тимор.

27. Шахджнабад (Шахджанабад) — в XVII — XVIII вв. так называли Дели.

28. Шахджан (Шах Джахан) (1627 — 1658) — правитель Индии из династии Великих Моголов.

29. На самом деле, первыми переговоры с могольскими императорами начали англичане.

30. Могольский император Джахангир (1605 — 1627) в 1613 г. разрешил англичанам свободно торговать и построить в Сурате первую торговую факторию.

31. Ходжамалян термином «примт» называет пошлину, взимавшуюся с торговцев, привозивших свои товары по сухопутным дорогам. Происхождение этого термина неизвестно.

32. Оврангзеб (Аурангзеб), (1658 — 1707).

33. Дакан (Декан) — так называется южная часть Индии (от слова дакшана, т. е. южный).

34. Биг (бигха) — единица измерения площади в Индии (1 бигх равняется 1/4 га).

35. Чатгам (Читтагонг) — район в Бенгалии.

36. Бандел (Банда) — город на равнине Ганга.

37. Чингра (Чинсурах) — город на северо-востоке (штат Бенгалия).

38. Чаннагра (Шандернагор) — город в северо-восточной Индии (в Бенгалии), расположенный на рукаве реки Хугли, в дельте Ганга; имеет небольшую гавань, ныне входит в состав штата Бенгалия.

39. Сирампур (Серампур) — город в Бенгалии на правом берегу Ганга, в 20 км от Калькутты.

40. Крепость, выстроенная английской Ост-Индской компанией в XVII в. для защиты своих факторий и складов. Носила название Форт-Вильям в честь английского короля Вильгельма (Вильяма) III. В Форт-Вильяме находилось административное и торговое правление Ост-Индской компании в Бенгалии.

41. Пунтишери (Пондишери) — город и порт на полуострове Индостан в 140 км южнее Мадраса. Был основан французами в 1674 г. как торговая фактория.

42. Тандзахур (Танжор, Танжур, Танжавур) — город на юге Индии в штате Мадрас, в дельте реки Кавери.

43. Тринкбар (Тринкебар) — город в южной Индии на берегу реки Кавери.

44. Негпатам (Нагапатам) — город в южной Индии на реке Кавери.

45. Газдали-хан (Гази-уд-дин) служил при дворе Моголов. Один из любимых военачальников Ауренгзеба.

46. Низамул-мульк (Мир Камар-уд-дин Чин Килидж-хан) — известный полководец и дипломат, один из наиболее выдающихся деятелей эпохи падения Могольской династии. Начал службу еще при Ауренгзебе. При Бахадур-шaxe в 1713 г. стал наместником Декана, получил большие почести и титул асаф, джах и Низам-ул- Мульк (буквально — устроитель дел государственных).

47. Низамул-мульк был назначен наместником шести крупных областей Могольского государства — Декана, Луда, Арката, Тричинополи, Хайдарабада, Бенгалии.

48 Здесь речь идет об Аркате, который был подчинен только в 1743 г

49. Автор ошибается: наместником Арката был назначен Анвар-уд-дин, а Дост Али-хан был наместником Карнатака.

50. Бадашх (Бадашхан) — область в северо-восточном Афганистане.

51. Хайдарабад — город, княжество. В 1724 г., когда было провозглашено независимое княжество Хайдарабад, город Хайдарабад стал столицей княжества.

52. Аркат (Аркот) — столица княжества Карнатака (крупного вассала Хайдарабада) на восточном побережье южной Индии, правителей которого европейцы называли «Набобами Аркота». См. К. А. Антонова «Английское завоевание Индии», стр. 17.

53. Ходжамалян ошибается: градоначальником Аркота был не Хамадали-хан, а Мухаммед Сайд-хан (Муххамед Сайд Саадатулла-хан).

54. В армянском тексте ошибка. В действительности, Такоджи.

55. Надир-шах вторгся не в 1735 году, а в 1738.

56. Надир-шах (Надир-шах Тахмас Кули-хан) (1736 — 1747) — шах Ирана.

57. Махамат-шах (Махамад-шах) (1719 — 1749) — правитель Индии. При нем почти завершился распад Могольской империи.

58. Чнда-хан (Чанда Сахиб) — главный министр (диван) Карнатика, зять наваба Карнатика Дост Али-хана.

59. Тандзахур (Тричинополи, Тричиррапполи) - город на юге Индии в штате Мадрас, на правом берегу реки Кавери.

60. Нагпур в XVIII в. — столица Маратхского княжества Бервар, которым правила династия Бхонсла.

61. Раджа Рогоджи Госл (Рагхотджи Бхонсле) — князь Нагпура, командующий маратхской конницей.

62. Нарбуд (Нарабада) — река в Малве.

63. Рашюр (Райчур) — город в Индии в штате Хайдарабад.

64. Должно быть Музаффар Джанг — племянник Насир Джанга.

65. Адони — город на юге Индии, в штате Мадрас.

66. Правитель Хайдарабада Низам-ул-мульк (Асаф Джа) скончался не в 1749, а в 1747 г.

67. Насирджанк (Насир-Джанг) — один из сыновей хайдарабадского низама Асаф Джаха. После смерти отца претендовал на престол, но вскоре был убит одним из своих соперников.

68. Автор ошибается. Речь здесь идет о навабе Карнатика.

69. Чанда Сахиб в плену находился не двенадцать, а семь лет.

70. На самом деле к Дюплексу был отправлен не Низам-хан, а сын Чанда Сахиба — Рза Сахиб.

71. Дюплекс (Джуплекс) был сыном крупного служащего табачной компании. В 1722 г. с помощью отца был назначен советником генерального комиссара Пондишери. В 1731 г. — он глава французской фактории в Чандернагоре, в 1741 г. — генерал-губернатор Пондишери.

72. Дотел (Д'Отейл) — тысячник французской колониальной армии.

73. Н. И. Радциг, основываясь на других источниках, считает, что в войске Д'Отейла насчитывалось 2520 сипаев.

74. Оврангабат (Аурангабад) — город в княжестве Хайдарабад в Индии.

75. Убит был не Мнурудин, как считает Ходжамалян, а Анвар-уд-дин.

76. Валандур (Валидамоулет) — название деревни недалеко от Панипата.

77. Хемет Бхадур (Хаммат Бахадур) — военачальник из Адониа.

78. Автор сообщает неправильную дату: должно быть — в октябре.

79. Славарджанк (Салабат Джанг) — брат Насир Джанга.

80. Низамали-хан (Низам Али-хан) — один из братьев Насир-Джанга.

81. Бсал Джанк (Бсалат Джанг) — брат Насир Джанга.

82. Мзурали-хан (Анвар Али-хан) — младший брат Насир Джанга.

83. Каржан (Гардан) — офицер французской колониальной армии в Индии.

84. Дбус (Бюсси) — офицер французской колониальной армии.

85. Хайдарабад — город в Индии.

86. В управление французской Ост-Индской компании были переданы Карнатик, Мадура, Таннивелли и др.

87. В 1740 г. Дюплекс стал набирать в пехоту и индийцев. Отряды из индийцев впоследствии назывались сипайскими.

88. Речь идет о семилетней войне, начавшейся в 1756 г.

89. Лалли Толландал заменил Бюсси в должности командующего французскими войсками в Декане. По словам Маркса, он был «...хороший солдат, но не генерал». В 1759 г. под Мадрасом его войско было разбито. В Пондишери он попал в плен и находился в плену до 1763 г. После возвращения был обвинен во взяточничестве и брошен в тюрьму. Затем он был приговорен к смертной казни и публично казнен.

90. Сент-Давид — английский форт, был взят в апреле 1758 г.

91. Байкала — Бенгалия.

92. Сикалол (Сиракари) — этот район соответствует приморской части Андхри Десы. В него входят Ганриана, Висахапатнам и другие районы на севере Майсора.

93. Чик-Балакпур — город в Индии на севере Майсура.

94. Анадирадж (Ананд Радж) — правитель Чик-Баласаура.

95. Корнел Куст (Эйр Кут) — полковник английской колониальной армии в Индии. Руководил английскими войсками во время битвы при Пондишери в 1761 г. и при Порта-Нова в 1781 г.

96. Мучлибандар (Масулипатам) — город и порт в Индии на Кормадельском побережье в дельте реки Кишны.

97. Маркиз д' Кофан — офицер французской колониальной армии.

98. Ходжамалян ошибается. Мухаммат-шах вступил на престол в 1719 г.

99. Муршидкули-хан (Муршид Кули-хан) — видный политический деятель Индии XVIII в. При Аурангзебе занял должность дивана во дворце Моголов (1703 — 1707), затем был назначен Аурангзебом правителем Бенгалии, Бихара и Ориса.

100. Бхар (Бихар) — провинция в Индии по среднему течению реки Ганга.

101. Уриша (Орисса, Уикал) — область на восточном побережье Бенгальского залива.

102. Патана (Патна) — речь идет о городе Патне, расположенном на правом берегу реки Ганга. В середине XVIII в. — крупный торговый центр.

103. Дака (Дакка) — город в восточной части Пакистана в устье реки Бури-Ганга, главный город Восточной Бенгалии.

104. Катак (Каттак) — город в Ориссе.

105. Кагра — район в Бенгалии.

106. Махузабат (Муршидабад) — город в штате Бенгалия, бывшая столица Бенгалии.

107. Алаверди-хан (Аллахварди-хан) — фаворит бенгальского наваба Муршид Кули-хана.

108. Автор ошибается в дате: Муршид Кули-хан скончался в 1725 г.

109. Шафраз-хан (Сарфараз-хан) — сын Шуджа-уд-дина после смерти отца в 1749 г. наследовал его престол. Через год пал жертвой интриг своего брата Ходжа Ахмада и Алаверди-хана.

110. Гири (Гира) — больше известна под названием Джамна — река в Индии, самый длинный и многоводный приток Ганга.

111. Раджмахал — провинция в Бенгалии, занимавшая горные районы на правом берегу Ганга вблизи впадения в него реки Куш.

112. Эти события происходили в апреле 1740 г.

113. Рокоджи Госле (Рагходжи Бхонсле) — маратхский раджа, правитель Нагпура.

114. Речь идет об Ориссе. Кроме того, Аллахварди заплатил маратхам 1,2 млн. рупий в качестве чаутх. Синха и Банерджи, указ. соч., стр. 290.

115. Шираздовла (Сирадж-уд-доул) (1756 — 1757) — внук Аллахверди-хана. После смерти деда в возрасте 21 года наследовал субадарство. Известен ненавистью к англичанам.

116. Пурнана (Пурана, Пурная) — округ в Бихаре.

117. Мирджафарали-хан (Мир Джафар) — главнокомандующий войсками Бенгалии. После смерти Аллахверди-хана был претендентом на престол, но не был поддержан феодальной верхушкой. Ценой предательства и измены после Плесси стал навабом Бенгалии в 1757 — 1760 гг. и 1763 — 1765 гг.

118. Джксет (Джагат Сетх — дословно «банкир мира») — крупнейший представитель бенгальского денежного капитала, банкир. Настоящее его имя — Фатех Чанд.

119. Ресит (английское) — расписка.

120. Имеется в виду заговор, в котором участвовали почти все представители крупных торговцев и банкиров. Известны имена заговорщиков — Джагат, Сетх, Раджа Баллаох (который потом бежал к англичанам), Райдуралб, Омичанд и др.

121. Ходжамалян по-своему трактует события. На самом деле, Раджабалабх был одним из организаторов заговора против наваба. После разоблачения вынужден был бежать к своим хозяевам, по поручению которых был организован заговор.

122. Радж Блуб (Раджбалабх) — начальник канцелярии Сираджа.

123. Раджмхал (Раджамахал) — небольшой городок в верховьях Ганга.

124. Дрек (Роджер Дрэйк) — начальник английской фактории в Калькутте.

125. Хасумбазар (Касимбазар) — город в Бенгалии.

126. Начальником фактории в Касимбазаре был Уоттс.

127. Англичане после взятия Касимбазара послали людей и через банкиров Сетхов и Марвари постарались заставить наваба отказаться от мысли напасть на Калькутту.

128. Почти все ученые, говоря об этих событиях и касаясь вопроса численности английских войск, называют цифру, не превышающую 150 человек.

129. Очевидец Холуэлл умышленно преувеличивает это число до 123. «Это не была «калькутская черная яма», вокруг которой до сих пор поднимают столько шума английские ханжи». (К. Маркс, Хронологические выписки..., стр. 63 — 64).

130. Алингар (Алинагар) — город недалеко от Калькутты, «город Всевышнего».

131. Мникчанд (Раджа Маник Чанд) — один из высших офицеров в армии Сирадж-уд-доула, английский наместник Калькутты.

132. Ага Петрос Тер-Никогосян Джугаеци — один из богатых представителен армянской общины в Бенгалии в XVIII в. Благодаря дружбе с навабами Аллахварди-ханом и Сирадж-уд-доулом занимал высокое положение при дворе наваба.

133. Об этом великодушии Сирадж-уд-доула английские источники умышленно молчат.

134. Палта (Фальта) — маленький островок недалеко от Калькутты.

135. Ага Петрос Калантар Арутюнян — знаменитый купец в Бенгалии в XVllI в., старший брат Горгин-хана.

136. Англичане впоследствии вместо благодарности обесчестили его, обвинив в шпионаже в пользу индусов, и конфисковали все eго богатство, а самого бросили в тюрьму. См. «Сион», Иерусалим, 1930, стр. 331.

137. Кокак (Покок) — адмирал английского флота.

138. Клевис (Клайв Роберт) — один из наиболее ярых английских колонизаторов в период завоевания Индии Англией.

139. Ватсен (Уотсон) — адмирал английской армии, Член Калькуттского совета, английский резидент в Муршидабаде.

140. Е. А. Люстерник, пользуясь другими источниками, пишет, что «вся экспедиция состояла из 700 человек европейцев, 1200 сипаев и отряда морской службы в составе 250 человек». Е. А. Люстерник. Из истории захвата Бенгалии англичанами. См. Уч. записки Ленинградского гос. пед. ин-та им. Герцена, т. 62, стр. 179.

141. Пудбуджиа (Баджи-Баджи) — маленькая крепость недалеко от Калькутты.

142. Англичане заняли Калькутту 2 января.

143. Хугли был атакован и взят англичанами 10 января.

144. Индийцы потеряли 600 человек убитыми и ранеными.

145. Посланниками наваба были раджа Ранджит Рай и Омичанд.

146. Этот договор, подписанный 9 февраля 1757 г., получил название «договора Алианагара».

147. Ватч (Уотс) — служащий английской Ост-Индской компании.

148. Один курур рупий равняется 10 млн. рупий.

149. Плеси (Плесси) — деревня, находящаяся примерно в 80 км от Калькутты.

150. Мир Мадан — генерал, командующий кавалерией. Он был самым способным и талантливым генералом Сираджа. Геройски погиб при Плесси.

151. Раджмхал (Раджмахал) — город в Бенгалии, бывшая столица княжества Раджмахал.

152. Сирадж-уд-доул был убит в Муршидабаде 24 апреля 1756г.

153. На самом деле трех суб: Бенгалии, Бихара и Ориссы.

154. Ходжамалян ошибается: в действительности «29 июня 1757 г. английская армия вернулась в Муршидабад, где Клайв торжественно произвел изменника в субадары Бенгалии, Бихара и Ориссы...». К. Маркс, Хронологические выписки из истории Индии..., стр. 64.

155. А. Алпояджан сумму, полученную армянами, исчисляет в лакхах рупий.

Текст воспроизведен по изданию: Армянские источники XVIII в. об Индии. Ереван. АН АрмССР. 1968

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.