Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЕВОНД

ИСТОРИЯ ХАЛИФОВ

ВАРДАПЕТА ГЕВОНДА, ПИСАТЕЛЯ VIII ВЕКА.

Die Weltgeschichte ist das Weltgericht.

Текст переведенной нами Истории Халифов долгое время считался утраченным, и до сороковых годов существовали о нём самые неудовлетворительные сведения.

Между тем очень многие из армянских писателей упоминают об авторе этой Истории, Гевонде, и определяют приблизительно эпоху, в которую он жил. Иоанн Католикос, писавший в конце IX и в начале Х столетия, многое у него заимствовал о временах первых халифов; См. Quadro, р. 56. Степан Асогик (конец Х в.) ставит его по времени между Себеосом (VII в.) и Шапухом Багратуни (IX в.), и прибавляет:

«Гевонд-иерей писал о завоеваниях Таджиков и о том, что потерпела Армения от их нашествий;» стр. 15.

Киракос Гандзакеци (XIII в.) также упоминает о нем, и говорит, что Гевонд писал о том, «как поступили Магомет и его преемники с целым светом, в особенности с Арменией;» стр. 3.

Вардан (тоже XIII в.) пользовался трудом Гевонда, но вовсе не упоминает о нем; См. предисловие г. Эмина к русскому переводу Истории Вардана. Кроме вышеприведённого, для определения эпохи Гевонда могут служить нам три следующих обстоятельства: во-первых, труд [IV] Гевонда оканчивается изложением событий, совершившихся в последней четверти VIII столетия; во-вторых, при передаче некоторых происшествий автор говорит, как очевидец и современник (см. стр. 104); в-третьих, вся книга написана Гевондом по просьбе Шапуха Багратуни, который скончался в 818 г. Таким образом, мы можем с достоверностью утверждать, что Гевонд жил и писал в конце VIII столетия. Никто из позднейших армянских писателей не почел нужным сообщить нам некоторых подробностей о его жизни. В заглавии нашей рукописи стояло, что Гевонд был вардапетом, т.е. доктором богословия, ученым монахом. Асогик и Киракос называют его иерецом, т. е. иереем. Вот все сведения наши о Гевонде, труд которого мы перевели на русский язык. Из новейших писателей Инджиджьян первый приводит несколько отрывков из "Истории Гевонда" для объяснения некоторых местностей Армении; См. Описание древней Армении, Венец. 1822, стр. 331 и др.

В Quadro dеllа storia letteraria di Armenia, Venez. 1822, стр. 62, С. Сомал относит Гевонда к писателям Х века и говорит о нем: «Col nome di Leonzio ci si presenta in questi tempi uno storico soprannominato Ierets ossia Prete, di cui e incerta la origine; alcune circostanze pero mostrano esser egli appartenuto piu al secolo precedente ansiche a questo. Egli ci lascio una storia assai compendiosa, ma scritta pero con eleganza e precisione sopra l'origine dell'impero di Maometto, e degli altri Califfi, che di mano in mano gli succedettero fin al tempo dello scrittore. Di quest'opera ne possediamo una copia, ma imperfetta, e mancante si nel fine, che nel principio.» То же самое говорит г. Нейман в своем Versuch einer [V] Geschichte der armenischen Litteratur, Leipzig, 1837, стр. 129.

Г. Броссе в своем Каталоге Эчмиадзинской Библиотеки стр. 80, в примеч. к 171. "История Армении вардапета Гевонда", говорит: Il est bien possible que ce soit le Leonzo Eretz, mentionne dans le Quadro p. 62, comme un auteur du X siecle, ayant compose une histoire de Mahomet et des autres khalifes etc...

Из всего приведенного нами видно, что до сороковых годов даже ученые арменисты имели самые неточные и даже превратные понятия о Гевонде, несмотря на то, что в библиотеке мехитаристов уже давно существовала рукопись "Истории халифов", хотя и в очень неудовлетворительном виде. Древнейшая рукопись "Истории Гевонда" находится в эчмадзинской библиотеке. С этой рукописи снята копия для парижской императорской библиотеки г. Шахназарьяном. Для азиатского музея была приготовлена копия с рукописи XVII столетия, принадлежавшей архиепископу Карапету. С этой копии, списанной в 1842 г., сделан наш перевод.

В 1856 году г-н Карапет Шахназарьян, член эчмиадзинского монастыря, проживающий в Париже, первый познакомил ученый мир с произведением Гевонда. Он перевел его на Французский язык, снабдил свой перевод многочисленными примечаниями и издал его под заглавием: «Histoire des guerres et des conquetes des Arabes en Armenie, par l'eminent Ghevond, vardabet armenien, ecrivain du huitieme siecle.» К сожалению, он очень часто передает только содержание Гевонда, выпустив из виду изложение, образ выражения и точную передачу мыслей автора. Впрочем, в предисловии, стр. XIV—XV, он сам сознается в этом: Evitant les [VI] nombreuses difficultes, que presentait mon texte dans plus d'un endroit, j'ai prefere faire une traduction tantot libre, tantot litterale, en m'en tenant constamment et rigoureusement au sens de l'auteur.... К этому следует прибавить, что г. переводчик не так понял и неверно передал многие места в тексте. На некоторые из таких неточностей мы указали в примечаниях.

Приступив к изданию Галлереи армянских историков, неутомимый Шах-Назарьян в 1857 г. издал армянский текст Гевонда, присовокупив к нему примечания, которые большей частью заимствованы из его же французского перевода.

Так как при подобного рода изданиях примечания - вещь первой необходимости, то я присовокупил к русскому переводу несколько заметок, стараясь в них, сколько от меня зависело, уяснить смысл оригинала, выставить на вид правдивость Гевонда, приведением цитат из других современных писателей, обращаясь за сведениями также к новейшим историческим писателям об эпохе исламизма, преимущественно к Lebeau Histoire du Bas-Empire, по изданию Сен-Мартена, и к Weil, Geschichte der Khalifen.

Heлишним считаю присовокупить, что я в примечаниях своих старался, по возможности, избегать повторения того, что сказано уже в примечаниях г. Шахназарьяна, или объяснено в примечаниях и в прибавлениях к Истории Агван. Еще небольшое замечание. Цитаты, приведенные мною из Истории Вардана, переданы словами г. Эмина, для облегчения читателям наводить справки по русскому переводу означенной Истории.

Скажем несколько слов о содержании Истории Халифов. [VII]

Гевонд начинает свою Историю не от появления Магомета, как бы следовало ожидать от заглавия рукописи (см. стр. 1), но от смерти его, т. е. с 632 г., и доводит свой рассказ до избрания в католикосы Стефанноса, т. е. до 788 г. Следовательно, период, им описанный, обнимает 156 лет, или около того. В начале он рассказывает о первых вторжениях Арабов в Персию и Армению без определенной цели, кроме грабежа, и может быть, распространения ислама; далее он говорит о подчинении Арабам Армян и других кавказских народов; о войнах Арабов с Армянами, Греками и Хазарами, и в этой части Истории сказания Гевонда получают особый интерес, потому что он сообщает такие исторические подробности о Хазарах и Арабах, которые до сих пор вовсе не были известны. Довольно значительную часть его книги занимает ответ Льва III Исаврийского на письмо халифа Омара II, который надеялся обратить императора к исламу. Письмо Омара не дошло до нас в целости, но зато ответ Льва сохранился вполне и представляет любопытный образчик писем религиозно-полемического содержания. В ответе своем Лев опровергает возражения Омара против божественности христианского учения и множеством часто некстати употребленных библейских текстов старается доказать ему истину христианской веры. Несмотря на свою бесконечную растянутость и на несметное количество свидетельств священного писания, письмо Льва могло быть вдвое длиннее, и все-таки содержанием своим не убедило бы халифа в превосходстве христианского учения, потому что с одной стороны упадок империи, насильственная смена императоров, повсеместные религиозные несогласия между христианами, с [VIII] другой — фанатическое воодушевление Арабов их новым учением, их постоянные военные удачи, все это бросало на поклонников Христа очень невыгодную тень в глазах повелителя правоверных. Самое письмо не имеет по себе никаких особенных достоинств. Для нас важно то, что в нем отражается взгляд тогдашних византийцев на учение ислама, и то, что в этом письме встречается множество намеков на духовную жизнь Арабов того века.

По прочтении этого письма невольно рождается вопрос — подлинно ли оно и не есть ли оно позднейший подлог? Г. Моль, которому показывал это письмо г. Шахназарьян, сомневается в его подлинности; См. предисл. к арм. тексту, стр. 17. Мы, со своей стороны, не находим причин сомневаться в его достоверности. О переписке Омара с Львом III, кроме Гевонда, говорят еще другие армянские писатели. Тома Арцруни, живший в конце Х века, говорит: «Омар, будучи благороднее всех (своих соотечественников), пишет к Леону, царю греческому, письмо о вере, и получив от него ответ, выкидывает многое (т. е. возбуждающее соблазн) из Корана». стр. 116, Вардан не только говорит об этом письме, но даже приводит в своей Истории краткое содержание его; см. стр. 93. Киракос (стр. 37) говорит: «Омар писал к Леону, императору греческому, с целью получить точные сведения об учении Христа. Император отвечал ему с большим благоразумием, сильно задевая их (Арабов) веру. Прочитав этот ответ, Омар начал выкидыват из Корана все скверное, хотя и не посмел выбросить всего. Он успел вычеркнуть места самые отвратительные, и с тех пор дружественно обходился с христианами.» Из всего [IX] видно, что эта переписка существовала на армянском языке еще до Х века. Лев III вел с Омаром переписку религиозного содержания — это факт исторический, потому что об этом упоминает и Теофан. Он говорит: Epoihse de (OumaroV) epistolhn dogmatikhn proV Leonta ton basilea, oiomenoV peisai auton tou magarisai. To же самое у Cedren. Egraye de kai proV ton basilea Leonta tou magarisai kai auton...

Что это письмо не сочинено Гевондом, видно также из того, что в нем встречаются некоторые противоречия тому, что рассказано Гевондом в его книге. Так он полагает продолжительность царства Сассанидов 481 год (стр. 3), а в письме говорится, что царство персидское существовало 400 лет; см. стр. 70.

В записке своей, составленной по просьбе академика Броссе, г. Эдуард Муральт так отзывается об этой переписке: La lettre qu'Omar ecrivit a Leon-l'Isaurien pour le convertir a l'islam, d'apres le temoignage du chronographe Theophane, a ete, comme la Chronique d'Eusebe, conservee dans une traduction armenienne, avec la reponse bien plus ample et plus importante de l'empereur chretien.

Nous croyons devoir attirer l'attention du public savant sur ce nouveau supplement a l'histoire byzantine, interessant encore sous ce rapport, que cette premiere critique du christianisme par l'islam naissant a ete de tout temps reproduite par les Mahommetans, comme parles incredules parmi les chretiens memes. Il est curieux de voir comment ces objections sont refutees, par un empereur entache luimeme du reproche d'heresie a cause de son opposition au culte des images; cette opposition ne se declara pourtant qu'apres l'an 720, tandis que sa polemique avec Omar eut lieu dans la seconde annee de son regne (sept. 717—718), pendant [X] que les Arabes menacaient Constantinople, qui ne fut defendu que par l'energie de Leon, nomme alors encore le pieux. Далее следует изложение содержания всей переписки. В конце статьи почтенный учёный говорит: Cette piece donne une idee de la dialectique grecque et repond avec assez de vigueur et de justesse a la plupart des objections que les musulmans mettaient deslors en avant contre la foi chretienne. Les orientalistes y trouveront plusieurs traits d'histoire et de moeurs musulmanes, qui seront nouveaux pour bien des lecteurs. Quant aux textes de la Bible, employes en grande quantite, nous devons dire qu'ils ne nous semblent pas toujours cites a-propos, ni d'une maniere fort concluante».

Письмо это было переведено на армянский язык, вероятно, тотчас после выхода в свет, может быть в самом Константинополе, где значительная часть придворных чинов состояла из Армян, а может быть и в Дамаске, где тысячи лучших людей Армении жили в заложниках. Но что письмо было написано на греческом языке и переведено на армянский, видно, во-первых, из того, что язык всего ответа, по своему строю и множеству грецизмов, обнаруживает перевод; во-вторых, цитаты библейские приведены не в таком виде, в каком они находятся в армянской библии, а составляют новый и не совсем удачный перевод греческих текстов. На них подробно указывает г. Шахназарьян в своем издании армянского текста; в-третьих, в ответе попадаются слова греческие: евхаристия, параклит, мюринос и др., во все неупотребительные в армянском и легко заменимые чисто армянскими словами. Видно из всего, что переводчик не в совершенстве владел знанием греческого языка. Очень может статься, что он [XI] сам, не понимая многих трудных мест оригинала передал их непонятными выражениями, над которыми мы тщетно трудились, желая добиться какого-нибудь смысла.

Как доказательство подлинности этого письма может служить и то обстоятельство, что в нем нет анахронизмов, которых трудно бы было избегнуть, если бы письмо было составлено позже.

Вообще язык этой переписки отличается от языка Гевонда своею неровностью и темнотой. Мы сохранили в переводе как отрывочность языка письма Омара, так и все негладкости ответа Льва. При переводе нашем мы подчинены были тем же условиям, о которых говорили в предисловии к Истории Агван.

Первый из ученых, воспользовавшихся сведениями, сообщаемыми Гевондом, был г. Академик Броссе, который еще в 1849 г. сделал значительные извлечения из Истории Халифов для разъяснения многих фактов грузинской истории; См. Histoire de la Georgie, pp. 252, 257; Addit. 136 и пр.

25-го декабря 1861 г.

Текст воспроизведен по изданию: История халифов вардапета Гевонда, писателя VIII века. СПб. 1862

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.