Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СИГИЗМУНД ГЕРБЕРШТЕЙН

ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ

Путь к Печоре, Югре и до самой реки Оби (Obi)

Владения московского государя простираются далеко на восток и несколько к северу до нижеперечисленных мест. Мне достали одно их описание на русском языке, содержавшее расчет пути 523. Я перевел (НГ велел (попросил?) перевести) его и вставил сюда, проверив расчеты (НГ сделал по нему следующее описание.). Хотя те, кто едет туда из Москвы, пользуются весьма торной кратчайшей дорогой от Устюга и Двины через (НГ в Великую) Пермию 524, (но зато) от Москвы до Вологды считается пятьсот верст 525; от Вологды до Устюга [направо] вниз по реке (Вологде) и по Сухоне, с которой она соединяется, пятьсот (НГ по впадении в нее Сухоны (так!А. Н.) пятьдесят) верст 526; эти реки (так!А. Н.) под городом Стрельный (Streltze) 527, в двух верстах ниже Устюга, соединяются с рекой Юг (НГ эта река в двух верстах ниже крепости Стрельный впадает в Юг), текущей с полудня; от ее устья до истоков насчитывается свыше пятисот верст. Но по своем слиянии Сухона и Юг теряют прежние имена и принимают имя Двина. Затем через пятьсот верст по Двине можно добраться до Холмогор; в шести днях пути оттуда Двина впадает в океан шестью устьями. Наибольшую часть этого пути (НГ арендаторы (die Paechter)) совершают водой, так как сухим путем от Вологды до Холмогор с переправой через Вагу тысяча верст. Недалеко от Холмогор, пройдя семьсот верст, впадает в Двину река Пинега, которая течет с востока, с правой стороны. От Двины через двести верст по реке Пинеге — место, называемое (НГ до места, называемого) Николаевым (Никольским?) (Nicolai), где на расстоянии полуверсты суда перетаскивают (НГ оттуда двести верст вверх по Пинеге, после чего корабли перетаскиваются по суше полверсты) в реку Кулой (Kuluio), а река Кулой начинается на севере из озера того же названия 528; от ее истоков шесть дней пути до ее устья 529, где она впадает в океан. При плавании вдоль правого берега моря минуются следующие [владения]: Становище (Stanuwische) 530, Calunczscho (Caluntzo) и Apnu. Обогнув мыс Карновский Hoc (Chorogoski Nosz) и Становище, Каменку (Camenkh) и Толстый (Tolstickh) 531, попадешь наконец в реку Мезень (Mezen, Metzen), по которой через шесть дней пути доберешься до одноименной деревни (-, Fleckhen), расположенной в устье реки Пезы (Piesza). Поднимаясь по ней, снова налево на северо-восток 532 после трехнедельного пути встретишь реку Piescoya 533. Оттуда пять верст волокут суда [в два озера] и открываются две дороги. Одна из них, с левой стороны, ведет в реку Рубиху (Rubicho), по которой можно добраться в реку Чирку (Czircho) 534. Другие волокут суда иной дорогой, более короткой: из озера прямо в Чирку; из нее, если не задержит погода, через три недели (НГ двадцать дней) попадешь к устью реки Цильмы (Czilme, Cilma), впадающей в большую реку Печору, которая в том месте простирается на две версты в ширину. Спустившись туда, через шесть дней пути достигают города и крепости Пустозерска (Pustoosero) 535, около которого Печора шестью устьями впадает в океан. 536Жители этой местности, люди простодушные, впервые приняли крещение в 1518 году [157] по рождестве Христовом 536. Если плыть по Печоре от устья Цильмы до устья реки Усы (Ussa), то это займет один месяц. Истоки же Усы находятся на горе Земной Пояс (Poyas Semnoi) 537, лежащей налево от северо-востока; она стекает с огромной скалы той горы, называемой Большой Камень (Camen Bolschoi) 538. От истоков Усы до ее устья свыше шести тысяч верст. [Печора течет с юга, (т. е.) с зимней стороны] если подниматься по ней от устья Усы до устья реки Щугор (Stzuchogora, Schuchogora), то это займет три недели (НГ двадцать дней) пути. 539Те, кто писал этот дорожник, говорили, что они отдыхали между устьями рек Щугора и Подчерема (Potzscheriema) и сложили привезенные с собой из Руссии припасы в соседней крепости Strupili, которая расположена у русских берегов на горах (НГ у гор) справа 539. За реками Печорой 540 и Щугором у горы Каменный Пояс (Camenipoias), опять-таки у моря, на соседних островах и около крепости Пустозерска обитают разнообразные и бесчисленные народы, которые зовутся одним общим именем “самоядь” (Samoged, Szamoyed), т. е., так сказать, “едящие самих себя” 541. Там великое множество птиц и разного зверя, каковы, например, соболя, куницы, бобры, горностаи, белки и в океане животное (НГ которое они именуют) морж [о котором сказано выше], а кроме того (НГ еще одно, по имени), wess 542, а также белые медведи, волки, зайцы, джигетаи (equiwoduani) (НГ лошади, которых они называют Wodwani), киты, рыба по имени семга (semfi) 543 [и очень много других]. Эти племена не приходят в Московию, ибо они дики и избегают сообщества и сожительства с другими людьми. От устья Щугора вверх по реке до Пояса (Poiassa), Artawische, Каменя (Cameni) и Большого Пояса (maior Poiassa, der grosse P.) три недели (НГ двадцать дней) пути. Восхождение на гору Камень (Camen) занимает три дня; спустившись с нее доберешься до реки Artawische, оттуда — до реки Sibut, от нее — в крепость Ляпин (Lepin), от Ляпина — до реки Сосьвы (Sossa) 544. Живущие по этой реке зовутся вогуличами (Wogulici) 545. Оставив Сосьву справа, доберешься до реки Оби 546, которая берет начало из Китайского (Kitaisko) озера 547. Через эту реку они едва переправились за целый день, да и то при быстрой езде (НГ с большим трудом): она столь широка, что тянется почти на восемьдесят верст. По ней также живут народы вогуличи и югричи 548. Если подниматься от Обской (Оbеа) крепости 549 по реке Оби к устью реки Иртыша (Irtische), в который впадает Сосьва 550, то это займет три месяца пути. В этих местах находятся две крепости: Ером (Ierom, Ieron) 551 и Тюмень (Tumen) 552, которыми владеют господа князья (knesi) югорские, платящие, как говорят, дань великому князю [московскому] 553. Там водится великое множество зверей и (добывается) огромное количество мехов.

От устья реки Иртыша до крепости Grustina 554 два месяца пути, отсюда до Китайского (Kitai) озера по реке Оби, которая, как я сказал, берет свое начало из этого озера, более трех месяцев пути. От этого озера в весьма большом числе приходят черные люди (homines nigri, Schwartze leuet), не владеющие общепонятной речью (sermo communis), и приносят с собой разнообразные товары, которые покупают народы грустинцы (Grustintzi) и серпоновцы (Serponowtzi). Эти последние получили имя от крепости Серпонов (Serponow) в Лукоморье (Lucomorya), лежащем на горах за рекой Обью. Рассказывают, что с людьми из Лукоморья происходят удивительные, невероятные и весьма похожие на басню (вещи): именно, говорят, будто каждый год и точно 27 ноября, в день, посвященный у русских святому Георгию, они умирают, а на следующую весну, [чаще всего к] 24 апреля 555, [160] оживают наподобие лягушек снова 556. Народы грустинцы и серпоновцы ведут с ними необыкновенную и невиданную нигде более торговлю. Когда наступает время, установленное для их умирания или засыпания, они складывают товары на определенном месте; грустинцы и серпоновцы уносят их, оставив меж тем свои товары по справедливому обмену. Если те (НГ лукоморцы (Lucomortzi)), снова возвратясь к жизни, увидят, что их товары унесены по слишком несправедливой цене, то [требуют их назад. От этого] между ними возникают частые раздоры и войны. Спускаясь по левой стороне от реки Оби (ab Oby fluvio parte sinistra descendendo; nach dem Obi abwerts nach der linckhen seitten geend), живет народ Calami 557, который переселился туда из Obiowa и Pogosa 558. В низовьях Оби до Золотой Старухи (Aurea anus, die gulde Vetl) 559, где Обь впадает в океан, находятся реки: Сосьва, Berezwa 560 и Надым (Danadim) 561, которые все берут начало с горы Камень Большого Пояса и примыкающих к ней скал. Все народы, обитающие от этих рек до Золотой Старухи, считаются данниками государя московского.

Золотая Баба (Slata baba), т. е. Золотая Старуха (НГ или праматерь (Anfrau)), — это идол, стоящий при устье Оби в области Обдора (Obdora), на том (ulterior, jenig) берегу. По берегам Оби и по соседним рекам расположено повсюду много крепостей, правители (domini) которых, как говорят, все подчинены государю московскому 562. Рассказывают, а выражаясь вернее, баснословят, будто идол Золотой Старухи — это статуя в виде старухи, держащей на коленях (in gremio) сына, и там уже снова виден еще ребенок, про которого говорят, что это ее внук. Более того, будто бы она поставила там некие инструменты, издающие постоянный звук вроде труб. Если это и так, то я полагаю, что это происходит от сильно и постоянно дующего на эти инструменты ветра.

Река Cossin 563 вытекает из Лукоморских гор 564; при ее устье находится крепость Cossin, которой некогда владел князь (knes) Венца (wentza — так, со строчной буквы!А. Н.), а ныне его сыновья. До этих мест от истоков большой реки Cossin два месяца пути. От истоков той же реки начинается другая река, Cassima 565, и, протекши через Лукоморье, она впадает в большую реку Tachnin 566, за которой, говорят, живут люди чудовищного вида: у одних из них, наподобие зверей, все тело обросло шерстью, у других собачьи головы, третьи совершенно лишены шеи и вместо головы у них грудь (НГ головы, а глаза на груди) или (у других) длинные руки, но без ног. В реке Tachnin водится также некая рыба с головой, глазами, носом, ртом, руками, ногами и другими частями (тела) совершенно человеческого вида, но без всякого голоса; юна, как и прочие рыбы, представляет собой вкусную пищу 567.

Все, что я сообщил доселе, дословно переведено мной из доставленного мне русского дорожника. Хотя в нем, кажется, и есть кое-что фантастическое и едва вероятное, как например сведения о людях немых, умирающих и оживающих, о Золотой Старухе, о людях чудовищного вида и о рыбе с человеческим образом, и хотя я сам также старательно расспрашивал об этом и не мог узнать ничего наверняка от какого-нибудь такого человека, который бы видел все это собственными глазами [впрочем, всеобщая молва утверждает, что это действительно так], все же мне не хотелось ничего опускать, предоставляя другим больше свободы в толковании сих вещей. [Поэтому я воспроизвел и те же названия местностей, какие существуют у русских.]

Nos по-русски значит “нос”; этим именем они в просторечии называют мысы, выдающиеся в море наподобие носа 568. [161]

Горы (НГ Земли) вокруг Печоры называются Semnoj Poyas, т. е. “Пояс мира или земли”, ибо слово роуаss по-русски значит “пояс”. От озера Китай получил имя (НГ страна и царь) великий хан китайский (magnus Chan de Chathaia, Chan des Khithai), которого московиты называют царем китайским (czar khythaiski). “Хан” на татарском языке значит “царь” (НГ а не “собака”, как утверждают иные, а именно итальянцы, как если бы он звался can или canis.).

Лукоморье — приморская лесистая местность; тамошние обитатели живут, не имея никаких домов (НГ в хижинах (Huetl).). Хотя составитель дорожника говорил, что весьма многие народы Лукоморья подвластны государю московскому, однако раз поблизости находится царство Тюмень, государь которого татарин и на их родном языке называется Tumenski czar, т. е. “тюменским царем” (rex in Tumen), и он (НГ татарский царь в Тюмени (Khuenig in Tumen)) не так давно причинил большой ущерб московиту 569, то весьма вероятно, что эти племена, будучи ему соседями, скорее ему и подчиняются.

У реки Печоры, о которой упомянуто в дорожнике, есть город и крепость Papin или Papinowgorod 570; жители его, говорящие на отличном от русского языке, называются Papini. За этой рекой простираются до самых берегов (ее) высочайшие горы, вершины которых вследствие постоянно дующего ветра совершенно лишены всякого леса и едва ли даже не травы. Хотя в разных местах у них разные имена, но вообще они называются Поясом Мира (Cingulum mundi, Landts oder Ertrichs Guertl) 571. На этих горах гнездятся кречеты (gerofalcones, Geerfalckhen) 572 [о которых скажем ниже, рассказывая о государевой охоте]. Там растут деревья кедры, среди которых водятся самые черные соболя. [Во владениях государя московского можно увидеть только] эти горы [которые], вероятно, представлялись древним Рифейскими или Гиперборейскими. Так как они покрыты вечными снегами и льдом и перейти через них нелегко, то поэтому область Энгранеланд и совсем неизвестна. Московский князь Василий, сын Иоанна, в свое время посылал для исследования мест за этими горами и для покорения (тамошних) народов через Пермию и Печору двух начальников из своих (приближенных): Симеона (НГ князя (Khnes)) Федоровича Курбского, [названного так по своей отчине и] происходящего из рода (князей) Ярославских, и князя (knes) Петра Ушатого (Uschatoi) 573. Из них Курбский в мою бытность в Московии был еще жив и на мок расспросы об этом предмете отвечал, что он потратил семнадцать дней на восхождение на гору и все-таки не смог одолеть ее вершины, называемой на его родном языке Stolp 574, т. е. “столп” (columna, Seyl). Эти горы тянутся к океану до устьев рек Двины и Печоры. Но довольно о дорожнике.

Возвращаюсь к княжествам Московии

Княжество Суздаль (Susdali) с одноименной крепостью и городом, в котором находится местопребывание епископа, расположено между Ростовом и Владимиром. В то время, когда столицей [державы] московита был Владимир, Суздаль считался среди главных княжеств и был столицей прочих прилегающих городов. Затем, когда [власть (московского государя) возросла и] столица была перенесена в Москву, это княжество было оставлено второрожденным [162] (secundogeniti, die nachgebornen) детям (НГ т. е. братьям) государей 575. Наконец, потомки их„ в том числе Василий Шуйский (Schuiski) с племянником его по брату 576, — они были живы еще в нашу бытность в Московии, — были лишены его (княжества) Иоанном Васильевичем (НГ отцом Василия.). В этом городе замечателен женский монастырь 577, в котором (НГ этим Василием) заключена была Саломея после развода с Василием (НГ его первая жена). Среди всех княжеств [и областей] московского государя первое место по плодородию почвы [и всяческому изобилию] занимает Рязань; за ней следуют Ярославль, Ростов, Переяславль, Суздаль и Владимир [которые по плодородию земли ближе всего к Рязани].

Город Кострома (Castromowgorod) с крепостью на берегу Волги отстоит почти на двадцать миль от Ярославля на северо-восток, a oт [Нижнего] Новгорода — приблизительно на сорок. Река, по которой город получил имя (НГ по имени Кострома), там же впадает в Волгу.

Если отправиться из Москвы на восток через Кострому, то встретишь еще одно княжество — Галич с городом и крепостью.

Вятская область за рекой Камой (Kama) отстоит от Москвы почти на сто пятьдесят миль к северо-востоку; до нее, правда, можно добраться более коротким, но зато и более трудным путем через Кострому и Галич, ибо помимо того что путь затруднен болотами и лесами, которые лежат между Галичем и Вяткой, там повсюду бродит и разбойничает народ черемисов. По этой причине туда едут более длинным, но более легким и безопасным путем через Вологду и Устюг. А отстоит Вятка от Устюга на сто двадцать миль, от Казани — на шестьдесят. Стране дала имя одноименная река, на берегу которой находятся (НГ крепости) Хлынов (Chlinow), Орлов (Orlo) и Слободской (Slowoda). При этом Орлов расположен в четырех милях ниже Хлынова, затем, еще на шесть миль ниже, к западу — Слободской (НГ на реке Retzitza); Котельнич (Соtelnitz) же находится в восьми милях от Хлынова на реке Rhecitza 578, которая, вытекая с востока, между Хлыновом и Орловой впадает в Вятку. Страна болотиста и бесплодна и служит своеобразным убежищем для беглых рабов (НГ и злодеев), изобилует медом, зверями, рыбами и белками. Некогда она была владением татар, так что еще и поныне по ту и пост сторону Вятки, в особенности близ ее устья, где она впадает в реку Каму, властвуют татары. Дороги исчисляются там в чункасах (czunkhas) 579, а чункас составляет пять верст (НГ т. е. примерно равен немецкой миле). Река Кама впадает в Волгу в двенадцати милях ниже Казани. К этой реке прилегает область Сибирь.

Великая и обширная область Пермия (НГ которую поэтому называют Великой Пермией) отстоит от Москвы прямо к северо-востоку на двести пятьдесят или, как утверждают иные, триста миль. Там есть город того же имени 580 на реке Вишере (Vischora), которая в десяти милях ниже изливается в Каму. Из-за частых болот и рек [сухим путем] туда можно добраться практически только зимой, летом же этот путь совершить легче на судах через Вологду, Устюг и реку Вычегду (Vitzechda), которая в двенадцати милях от Устюга впадает в Двину. Тем, кто отправляется из Перми в Устюг, надо плыть вверх по Вишере; проплыв по нескольким рекам и перетаскивая иногда суда по земле в другие реки, они достигают наконец Устюга, лежащего в трехстах милях [от Перми]. В этой области хлеб [163] употребляют весьма редко. Ежегодную дань государю они выплачивают лошадьми и мехами. У них свой язык и особые письмена, которые изобрел епископ Стефан 581, укрепивший жителей, колебавшихся в вере Христовой, ибо раньше они были слабы в вере и содрали кожу с одного епископа [хотевшего сделать то же]. Этот Стефан впоследствии, в правление (НГ великого князя) Димитрия, сына Иоаннова, был причислен у русских к лику святых. И до сих пор еще повсюду в лесах многие из них остаются идолопоклонниками, и (НГ русские) монахи и пустынники, отправляющиеся туда, не устают отвращать их от заблуждений и ложной веры. [Зимой] они обыкновенно путешествуют на артах (in Artach, an Archtach), как это делается в очень многих местностях Руссии. А арты представляют собой нечто вроде деревянных продолговатых подошв (soleae) длиной почти в шесть ладоней (palma) 582; надев их на ноги, они несутся, совершая путь с великой быстротой. В качестве вьючных животных у них служат собаки, которых для этих целей держат крупных, и с их помощью перевозят на санях тяжести так же, как это ниже будет описано про оленей (НГ Арты — это нечто типа деревянной доски шириной в одну косую ладонь (einer zwerchen Handt) и длиной приблизительно в два локтя (zwo daum Eln) 583, спереди несколько приподнятые, посредине с краю тоже приподнятые настолько, чтобы в промежуток можно было поставить ногу; в этом приподнятом месте есть дырочки, чтобы привязывать ногу. Когда снег затвердевает или покрывается коркой, то за день (на них) можно проделать большое расстояние. В руках (у ездока) небольшое копьецо (Spiessl), которым он управляет и помогает себе, когда спускается с горы или когда ему грозит падение. В тех местах ездят исключительно на таких артах. Говорят также, что у них есть большие собаки, которые таскают сани.). Говорят, эта область с востока примыкает к области татар, называемой Тюменью.

 

Положение области Югры явствует из вышесказанного. Русские произносят (ее название) с придыханием (НГ Югра (Iugaria) по-русски пишется так же, хотя произносится не так, а): juhra [и народ называют югричами]. Это та Югра, из которой некогда вышли венгры и заняли Паннонию [и под предводительством Аттилы 584 покорили много стран Европы]. Московиты весьма похваляются этим именем, так как их-де подданные некогда опустошили большую часть Европы. Георгий, по прозвищу Малый, родом грек (НГ казначей), желая на переговорах во время моего первого посольства обосновать право своего государя на Великое княжество Литовское, королевство Польское и проч., говорил, что югра была подданными великого князя московского и обитала при Меотийских болотах, затем переселилась в Паннонию на Дунае 585, которая от этого и получила имя Венгрия, наконец, заняла Моравию, названную так от реки (НГ Моравы), и Польшу, (получившую имя) от polle, что значит “поле” (planities, Veld), а по имени брата Аттилы (НГ их короля) назвали город Буду. Я только пересказываю то, что было мне сказано (НГ я знаю, что другие пишут иначе.) 586. Говорят, что югра и до сих пор имеет общий с венграми язык; [правда ли это, я не знаю, так как, несмотря на тщательные поиски] я не смог найти ни одного человека [из той страны], с которым мог бы (НГ хотя бы двумя словами) перемолвиться мой слуга [знающий по-венгерски]. И они выплачивают дань [государю] мехами. Хотя оттуда привозятся в Московию (НГ на продажу) жемчуга и драгоценные камни, однако их собирают не в их океане (НГ стране), а привозят [из другого места, в особенности же] с берегов океана, соседних с устьем Двины.

Область Сибирь граничит с Пермией и Вяткой; не знаю достоверно, есть ли там какие-либо крепости и города. В ней начинается [164] река Яик (Iaick), которая впадает в Каспийское (НГ по-латыни, а по-русски Хвалынское) море. Говорят, эта страна пустынна вследствие близости татар, а если где и обитаема (colitur), то там правит татарин Ших-мамай (Schichmamai) (НГ Эта страна предоставлена грабежам татар и других, в особенности же татарина Ших-мамая.) 587. У тамошних жителей свой язык; промышляют они преимущественно беличьими мехами, которые превосходят белок из других мест величиной и красотой; [однако] в нашу бытность в Московии мы не видели их в сколько-нибудь значительном количестве (НГ в первый раз мы встречали их, потом же — ни разу.).

Народ черемисов живет в лесах под Нижним Новгородом. У них свой язык, и следуют они учению Магомета. Ныне они подвластны царю казанскому, хотя большинство их некогда платили дань князю” московскому; поэтому и до сих пор их причисляют еще к подданным Московии (НГ потому-то я говорю о них здесь.) 588. Многих из них государь вывел оттуда в Московию по подозрению в преступной измене; мы видели их (НГ как мужчин, так и женщин) там (НГ в свой второй приезд.). Но когда они были посланы на литовскую границу, то в конце концов рассеялись в разные стороны (НГ многие из них убежали в Литву.). [Этот] народ населяет обширные пространства от Вятки и Вологды до реки Камы, но не (пользуясь) какими бы то ни было жилищами. Все, как мужчины, так и женщины, очень проворны в беге; кроме того, они весьма опытные лучники, причем лука никогда не выпускают из рук; они находят в нем такое удовольствие, что даже не дают есть (НГ достаточно взрослым) сыновьям, если те предварительно не пронзят стрелой намеченную цель (НГ Женщины носят на голове (уборы), вырезанные из древесной коры, вроде диадем, как они изображаются у святых, и заправленные в круглый обруч, покрывая их платком. Когда я спросил их, как они в столь высоких (уборах) пробираются между деревьев и кустарников, что им приходится делать часто, они отвечали: “А как проходит олень, у которого (рога) на голове еще выше?”).

В двух милях от Нижнего Новгорода было большое скопление домов вроде города или поселка (oppidum, Dorff), где вываривалась соль 589. [Несколько лет назад] он был выжжен татарами и восстановлен [по приказу государя].

Народ мордва живет у Волги, ниже Нижнего Новгорода, на южном берегу. Они во всем похожи на черемисов, за исключением того что дома встречаются у них чаще (НГ живут они в домах.). И здесь да будет конец [нашего экскурса и] Московской державы.

Теперь присовокупим кое-какие [достоверные сведения] о соседях и смежных народах, сохраняя тот же порядок на восток, в котором я вышел из Москвы. Первыми в этой стороне будут казанские татары; прежде чем перейти к (описанию) их особенностей, следует дать некоторые общие (сведения) (НГ начиная также с востока, затем перейдя к югу и так по кругу.).

Комментарии

523. Дорожник Г., вошедший в науку под названием Югорского, считался самым ранним хорографическим описанием Северо-Востока Европейской России, так как аналогичные документы (Голубцов И. А. Пути сообщения в бывших землях Новгорода Великого в XVI—XVII веках // Вопросы географии. — М., 1950. — Т. 20. — С. 271— 302; Книга Большому чертежу; Лаппо-Данилевский А. С. Поверстная и указная книга Ямского приказа. — Спб., 1890; Петров В. А. Географические справочники XVII в. // Исторический архив. — М.; Л., 1950. — Т. V. — С. 74—165; Зимин А. А. Русские географические справочники XVII в. // Записки отдела рукописей ГБЛ. — М., 1959. — Вып. 21. — С. 220—231), в том числе в составе Судебника 1497 г. и в летописных сводах XV в. (ПСРЛ. — Т. 6. — С. 200—201), относятся к гораздо более позднему времени и описывают другие регионы.

Ныне стал известен Пермский дорожник в списке первого десятилетия XVI в. (ГПБ. Соф. 1462. — Л. 91 об. — 92; публ.: Плигузов А. И. Первые русские описания Сибирской земли // ВИ. — 1987. — № 5. — С. 49), намечающий путь за Урал через Устюг — Усть-Вым (столицу пермской епархии) — Пермь Великую — к вогуличам (манси). Возникновение Пермского дорожника связано с деятельностью местных владык. Дорожник находится в одном из сборников церковного архива пермской епархии (ср. другие рукописи: ГБЛ. Муз. 3271; ГИМ. Син. 561).

Происхождение Югорского дорожника Г. исследователи связывали то с участниками экспедиции в приполярный Тиман 2 марта 1491 г. (Замысловский. — С. 150), то с участниками похода С. Ф. Курбского 1499/1500 г. (Мартюшев А. М. Поход Курбского на Печору и за Урал в 1499 г. // Зап. Общества изучения Коми края. — Сыктывкар, 1930. — Вып. 5. — С. 66—84; Базилевич. — С. 404—407; Рыбаков. — С. 79). Такие предположения противоречат сообщениям Г., а также маршрутам пути как экспедиции, так и похода. По-видимому, составителями Дорожника были члены купеческой корпорации, торговавшей с Югрой (Дмитриев А. А. Пермская старина. — Пермь, 1884. — Вып. 5. — С. 67—69; Чожмор. В поисках исторической правды // Зап. Общества изучения Коми края — Сыктывкар. — 1929. — Вып. 3. — С. 35). Дорожник состоит из двух частей: собственно хорографической, описывающей реальный маршрут торговой экспедиции (с двумя пояснениями Г.), и легендарной — о “незнаемых землях” Зауралья. А. П.

524. Г. не мог объяснить несоответствие известного ему дорожника торговым путям первой четверти XVI в.: вместо того чтобы из Вологды по р. Сухоне, минуя Устюг, войти в Северную Двину, затем в Вычегду, откуда путь к Уралу был хорошо проторен (см. разряд похода 1499/1500 г.: РК — С. 29; Р. — Ч. I. — С. 55—56; Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV в. — М., 1960. — С. 599), Югорский дорожник предлагал опаснейший путь в приполярной области на уровне 66—68° с. ш., с выходом легких кочей в Ледовитый океан, через систему порожистых рек и волоков по тайге и тундре. Вероятно, авторы Югорского дорожника сознательно стремились миновать центр пермской (подчиненной Москве и укреплявшей московское влияние) епархии — г. Усть-Вым (Бахрушин С. В. Научные труды. — М., 1955. — Т. III. — Ч. I. — С. 75—76; Ч. II. — С. 114—115). Маршрут, описанный в Дорожнике, проложили новгородские и псковские торговые люди в XIV — последней четверти XV в. А. П.

525. Это единственный сухопутный участок, вероятно, зимний — через Ярославль. Весной в Вологде снаряжали кочи. А. П.

526. Срок навигации на этих реках немногим более 5 месяцев — 5—10 мая — 5—10 ноября ([Волегов Ф. А.] О вскрытии и замерзании и весеннем разлитии р. Камы против Усолья за 17 лет // Пермские губернские ведомости. — 1864. — № 32; О состоянии судоходства на различных пристанях Пермской губернии в течение апреля месяца. // Там же. — 1862. — № 34, 35, 39, 40; 1863. — № 29, 30; Атлас Коми автономной ССР. — М., 1964. — Карты 34—35), тогда как на дорогу только в одну сторону от волока у Николаевского мыса до устья Щугера требовалось почти 3 месяца. Возможно, в Дорожнике сознательно завышены расстояния предуральской части пути. А. П.

527. Город Стрельный, находившийся в 50 верстах от Устюга Великого (Книга Большому чертежу. — С. 107).

528. Неточно указание дорожника, будто р. Кулой (Колуй) начинается на севере (оз. Кельда, откуда вытекает р. Кельда, приток Колуя, расположено на западе от Николаевского мыса). А. П.

529. Дорога до Пинеги исчислена в верстах, далее расстояния даются в днях пути: возможно, эта часть маршрута освоена позднее и потому была хуже изучена. А. П.

530. Становище — “губа”, залив, безопасное убежище от бурь, а также стоянка, место временного приюта, в особенности рыбаков. Термин известен с XIII в. (Даль. — Т. IV. — С. 313). В вешних становищах строились избы для жилья, амбары для хранения рыбы, летние иногда лишены были строений (Замысловский. — С. 123).

531. Локализация Становища, Калунчо, Апну становится возможной благодаря помещению этих топонимов на карте Гийома Делиля 1706 г. Все они находятся на южном берегу Мезенской губы. Становища Каменка и Толстый располагаются на восточном берегу губы (Рыбаков. — С. 49, 90—91). Изобилие населенных мест между устьями Кулоя и Мезени, три из которых носят русские названия, показывает, что этот путь уже к концу XV в. был нахоженным.

532. Неясны указания на место волока из р. Пезы: вероятно, основной путь лежал через оз. Косминское, бассейн р. Космы, р. Большой Томан, р. Тобыш в нижнее течение р. Цильмы. А. П.

533. С. В. Бахрушин полагал, что это непонятое Г. название волока (Бахрушин С. В. Научные труды. — М., 1955. — Т. III. — Ч. I. — С. 73. — Примеч. 1). А. П.

534. Р. Чирка, приток р. Цильмы.

535. Г. Пустозерск основан в 1499 г. (Бахрушин С. В. Указ. соч. — С. 78—81).

536-536. Это первое пояснение Г. А. П.

537. Земной пояс (ниже — Каменный пояс, Камень, Большой пояс) — топонимы, обозначавшие Урал или отдельные его кряжи и вершины (Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой. — Спб., 1853. — Т. I. — С. XI; Панин Л. Г. Лексика западносибирской деловой письменности. XVII — первая половина XVIII в. — Новосибирск, 1985. — С. 142—143). А. П.

538. Большой Камень — вероятно, вершина Пайер, откуда вытекает р. Кечпель, приток Усы. Камень в значении горной вершины у Г. встречается впервые (ср.: Срезневский. II — Стб. 1339—1340; Сл. РЯ XI—XVII. — Вып. 7. — С. 46. 1672 г.). А. П., А. X.

539-539. Это второе пояснение Г. Купцы указали конечную точку маршрута, обозначенного в хорографической части дорожника: это берег Печоры, в верхнем ее течении, между устьями рек Щугера (Щугора, Щугура) и Подчерема (Подчерья). По мнению А. М. Мартюшева, обмен товарами происходил не на Печоре, а на притоке Усы Косье (Мартюшев А. М. Поход Курбского. — С. 80), однако это суждение неосновательно. Этимология названий рек (одно из которых — Щугур — произошло от мансийского слова “урр” — цепь гор, либо “чукор” — куча, табун, стадо — см. Матвеев А. К. Географические названия Урала. — Свердловск, 1980. — С. 294—295, а другое — Подчерье — взято из языка коми от слова “чер” — река) говорит о том, что берег Печоры был местом традиционного торга между зырянами (коми) и вогулами (манси), куда позднее пришли и русские (новгородские) купцы. Здесь ныне стоит коми поселок Кырта (около 64° с. ш. и 58° в. д.). Следов поселений в XIX в. в этом районе не знали (Мартюшев А. М. Коми народ как объект московской завоевательной политики в XIV—XV веках // Записки Общества изучения Коми края — Усть-Сысольск, 1928. — Вып. 1. — С. 75). Топоним Струпили по другим источникам неизвестен. Горы, виденные купцами, — это кряж Ыджид-Парма, судя по описаниям В. Н. Латкина, М. Ковальского, П. И. Крузенштерна (Записки РГО. — Спб., 1853 — Кн 7. — Ч. I. — С. 63—65; Северный Урал. — С. XVI—XVII; Крузенштерн П И Путешествие по Северному Уралу в 1874—1876 гг. для исследования водяного сообщения между притоками Печоры и Оби. — Спб., 1879). А. П.

540. Отсюда начинается легендарная часть дорожника о Восточной стране, где авторы сами не бывали. Слухи и толки о неведомых инородцах циркулировали не только по Руси, они достигали и Европы. “Чюдные речи” о сибирских землях из арсенала утопической географии (Ср.: Лотман Ю. М. О понятии географического пространства в русских средневековых текстах // Учен. зап. Тарт. гос. ун-та — Тарту, 1965 — Вып. 181) в 90-х годах XV в. достигали имперского двора (ПДС. — Т I — Стб. 102—104). Цикл устных известий о неведомых землях в XV—XVI вв. первоначально связывали с районами расселения мордвы и черемисов (Барбаро и Контарини о России. — Л., 1971. — С. 229; ср. с. 159), но по мере продвижения русских на восток и северо-восток он вбирал в себя впечатления, полученные купцами и путешественниками в результате контактов с народами коми, манси, хантами, ненцами и энцами, и частично фольклор этих народов. Разные этапы бытования цикла отражают 1-я и 2-я; редакции “Сказания о человецех незнаемых в Восточной стране” около 1483 — начала XVI в. Списки 1-й редакции: ГБЛ. Муз. 3271 и БАН. 4.3.15; 2-я редакция: Титов А. Сибирь в XVII веке. — М., 1890. — С. 3-6 (Издание по рукописи ГПБ. Погод. 1572). В дальнейшем цикл сказаний был использован в легендарной части дорожника Г., “Трактате” М. Меховского 1517 г., “Записках” К. Адамса, сделанных со слов Р. Ченслера в 1554 г., Анониме 1557 г., в сочинении Р. Барберини 1565 г. и позднейших русских статьях XVII—XVIII вв. (Алексеев — С. 111—124; ЖМНП. — 1838 — Ч. 20 — С. 35—64; Любич-Романович В. Сказания иностранцев о России в XVI и XVII веках. — Спб., 1843. — С. 41—43; Огородников В. Донесение о Московии второй половины XVI века // ЧОИДР. — 1913. — Кн 2. — Отд. II. — С. 19—20; Сперанский М. Н. Сказание об Индейском царстве // Изв. по русскому языку и словесности АН СССР. — Л., 1930. — Т. III. — Кн 2. — С. 397). А. П.

541. Этнонимом самоядь на Руси со времен Повести временных лет обозначали северные самодийские народы (энцев, ненцев, нганасан) (Долгих Б. О. Очерки по этнической истории ненцев и энцев. — М., 1970). Термин родствен лаппо-норвежскому same-аenа. Г., как и Р. Джемс, дает русскую народную этимологию, которая ввела в заблуждение и И. И. Срезневского, предположившего, что в XIII в. этноним обозначал и людоедов (Срезневский. — Т. III. — Стб. 254; Фасмер.— Т. III.— С. 554; Исаченко II. — С. 507). А. П., А. X.

542. Словом “вес”, по мнению В. Кипарского, обозначался мамонт, от остяцкого ues с тем же значением (Исаченко II. — С. 498)

543. У Г. — первое упоминание “семги”, в русских источниках — с 1563 г. (Срезневский.— Т. III. — Стб. 332). Ошибка в написании слова — возможно, типографская опечатка.

544. Артавише — это не Тавда и не Иртыш (Алексеев М. П. Сибирь. — С. 107), а Сертынья (Дмитриев А. А. Пермская старина. — С. 71), дорога к которой соответствует указанию Г. Путь за Урал представлен так: Щугур — Волоковка (название этой реки упомянуто А. М. Мартюшевым) — небольшой волок около 4— 5 км (в дорожнике: три дня пути) — Сертынья (Артавише) — Сыгва (Зибута — приток Сев. Сосьвы) (Книга Большому чертежу. — С. 170; Замысловский. — С. 150)—Ляпин — Сосьва (приток Оби). Крепость Ляпин, стоявшая на берегу Сыгвы, известна уже по разрядной записи похода 1499/1500 г.: отряд С. Ф. Курбского и П. Ф. Ушатого от Урала до Ляпина дошел за неделю. Путь от р. Щугур к Ляпину — это продвижение к центру территории, которую называли Югрой в узком смысле, в отличие от Кондинского и Обдорского племенных союзов обских угров. Вероятно, именно оттуда, из сыгвинской и сосьвинской Югры, к берегу Печоры привозились меха для обмена на русские товары. А. П.

545. Вогуличи — употреблявшееся в прошлом на Руси название народа манси. А. П.

546. Из Сосьвы в Обь идет прямая дорога (Сев Сосьва — приток Оби), однако Сосьва впадает в Обь не сразу, а через Малую Обь, далеко на севере, возле устья Соби. Неточное указание на то, что Сосьву нужно оставлять “справа”, можно понимать как предписание оставить Сосьву и перетаскивать суда прямо на восток или юго-восток, в Обь. О ширине Оби (“почти до восьмидесяти верст”) сохранилось немало аналогичных свидетельств (Алексеев. — С. 127; Розен М. Ф. Алтай на чертежах и картах XVI—XIX вв. // Историческая картография и топонимика Алтая. — Томск, 1980. — С. 7; ПДС. — Т. I. — Стб. 922, 929; Попов А. Изборник славянских и русских сочинений, внесенных в хронографы русской редакции. — М., 1859. — С. 528). На самом же деле нигде вплоть до Обской губы сибирская река не превышает ширины 3—4 км. А. П.

547. Исследователи пытались опознать в нем оз. Зайсан (А. Ф. Миддендорф), Упса (Г. Геннинг и М. П. Алексеев), Аральское море (Г. Михов, Л. С. Берг и К. М. Бэр), Телецкое озеро (А. X. Лерберг и Д. Н. Анучин). Обзор литературы см.: Розен М. Ф. Алтай; Алексеев. — С. 107—109. По географическому положению в верховьях Оби вероятнее последнее предположение. Впрочем, реальным комментарием увлекаться не следует: несмотря на давнюю известность несуществовавшего озера, представленного на карте фра Мауро 1459 г. и Антония Вида 1542 г., в дорожнике зафиксирована легенда, осмысленная как элемент мироописания. У манси существовало фантастическое предание о некоем море, откуда вытекает Обь (Гондатти Н. Л. Следы язычества у инородцев Северо-Западной Сибири. — М., 1888. — С. Ю), Пермский же дорожник нарекает это озеро именем “Болванники” (“Обь — великая река, идет из Китайские земли из озера Болванники”), что удивительным образом совпадает с русским названием Печорской губы — “Болвановская губа” (См.: Книга Большому чертежу. — С. 161— 162). А. П., А. X.

548. Югричами на Руси назывались ханты и манси. См. коммент. 544.

549. Обская крепость — вероятно, Обдорск или Большая Обская крепость, упомянутая в Книге Большому чертежу.

550. Сосьва — начало р. Тавды, впадающей в Тобол.

551. Ером — древний Нером, а позднее Верхотурье (Лерберг А. X. Исследования, служащие к объяснению древней русской истории. — Спб., 1819. — С. 8). В 1599 г. на р. Сосьве, притоке Лозвы, недалеко от Верхотурья царская грамота упоминает вогульскую деревню Еремину (Верхотурские грамоты конца XVI — начала XVII в. — М., 1982. — С. 41), в которой также можно видеть Ером Г. А. П.

552. Тюмень (Чинги-тура, Чингыд-град, Чингидин) — город на р. Туре, притоке Тобола, происходит от слова “туман” в значении 10 тысяч, одновременно и военно-административная единица. Нером и Тюмень стояли на одной реке, удобство сообщения между ними, вероятно, способствовало их объединению под властью угорских князей. А. П., М. У., А. X.

553. Отдельные эпизоды, когда югорские князья платили дань русским государям (Бахрушин С. В. Научные труды. — Т. III. — Ч. I. — С. 77), Г. принял за обычный порядок. Дань была установлена по шерти (клятве-договору) 1483 г., размер ее уточнен в докончднии 1499/1500 г. Термин “югорский” появился в титулатуре Ивана III в марте 1484 г. А. П.

554. А. X. Лерберг, опираясь на упоминания Страленберга о “грустинцах” и Г. Ф. Миллера о “евштинцах”, предположительно определял место расселения этого неведомого народа в районе будущего Томска (Обзор литературы см.: Алексеев. — С. 111). Локализация Грустины должна быть поставлена в связь с поисками Серпонова (относительно этой крепости нет никаких этнических и топонимических указаний). Грустинцы и серпоновцы вместе, как соседи, вступали в немой торг с некими черными людьми, приходившими от Китайского озера, т. е. с верховьев Оби. На этом основании была сделана попытка опознать в Лукоморье (Лукоморских горах) Алтайские горы (А. X. Лерберг). Однако в русском яаыке с XIII в. Лукоморье имело одно-единственное значение — резко изогнутого морского берега, бухты, излучины (Сл. РЯ XI— XVII. — М., 1981. — Вып. 8. — С. 304; Срезневский. II. — Стб. 52; Исаченко II. — С. 503). Так понимал это слово и Г. (Толстой Н. И. Славянская географическая терминология. Семасиологические этюды. — М., 1969. — С. 114—115; Панин Л. Г. Лексика западносибирской деловой письменности. — С. 167—168). Тогда Лукоморье должно лежать на побережье Ледовитого океана, например в районах Обской и Тазовской губы. В пользу этого предположения свидетельствует совпадение мотивов, связанных с Лукоморьем, с известиями “Сказания о человецех незнаемых” (немой торг, умирающие и оживающие люди, люди-рыбы), ибо “Сказание” передает детали фантастического быта реальных народов, обитавших на севере, в районах Таза и Турухана. О тяготении наиболее баснословных известий легендарной части дорожника к приполярной области говорят совпадения имен таинственных народов и рек с реальными топонимами севера (см. коммент. 557, 560, 561). Что же касается крепостей Грустина и Серпонов, то их можно локализовать к югу от “лукоморцев”, при этом Серпонов окажется на границе с Лукоморьем, а Грустина — еще южнее. Черные люди — это, вероятно, индусы. А. П.

555. День св. Георгия — 26 ноября и 23 апреля.

556. Известие об умирающих и оживающих людях, по-видимому, восходит к ненецким сказаниям (Старцев Г. А. Самоеды (ненча). Историко-этнографическое исследование. - Л., 1930. — С. 25; Алексеев М. П. Сказания иностранцев о России и ненецкий эпос // Советская этнография. — 1935 — № 4—5. — С. 151). Слухи о людях-рыбах реки Тахнин, зафиксированные в Югорском дорожнике, также воспроизводят самодийские предания о народах, живущих в море (Симченко Ю. Б. Некоторые данные о древнем этническом субстрате в составе народов Северной Евразии  //  Проблемы антропологии и исторической этнографии Азии. — М, 1968. — С. 197; Лашук Л. П. О человецех незнаемых. // Вопросы истории. — 1971. — № 11 — С. 210). А. П.

557. Каламы — от р. Калами в бассейне Подкаменной Тунгуски (Алексеев — С. 115). А. П.

558. Обиова — р. Обва, приток Камы (?). Идентификация Погозы трудна. Сходное название имеет лишь Погач, Погыча — река, впадающая в Берингово море.

559. Предание о Золотой бабе было широко распространено в XV—XVI вв. Оно встречается в “Хронике Констанцского собора” Ульриха Рихенталя 1418 г., у Матвея Меховского, А. Вида, А. Дженкинсона и др. (Веселовский Н. И. Мнимые каменные бабы. — Спб., 1905; Трубецкой Н. С. К вопросу о золотой бабе // Этнографическое обозрение. — Спб., 1906. — Кн. 1—2. — С. 56—65; Алексеев. — С 114— 115; Бегунов Ю. К. Раннее немецкое известие о Золотой бабе / Изв. Сиб. отд. АН СССР. — Сер. общ. наук. — 1,976. — № 11. — Вып. 3. — С. 11—13). Появилось оно и в русских летописях конца XV в., сначала в сокращенных сводах, потом в младшей редакции Софийской I летописи по списку Царского. (ПСРЛ. — Т. 5. — С. 250). Местонахождение этого идола постепенно в зависимости от времени его упоминания передвигалось все далее на восток (Алексеев. — С. 116). А. П., А. X.

560. Берег р. Тобола назывался Березовым яром, здесь же находилась деревня с таким же названием (Замысловский. — С. 150. — Примеч. 10).

561. Данадим — р. Надым, впадающая в Обскую губу (Замысловский — С. 150).

562. В титуле Василия III уже был титул “обдорский” (Сб. РИО. — Т. 95. — С. 118).

563. Коссин — возможно Косьва, приток Камы.

564. Лукоморские горы — на этот раз может быть часть Среднего Урала, район Косьвинского и Конжаковского камней.

565. Кассима — р. Косья, приток Иса, впадающего в Туру, или р. Касым в бассейне р. Оби.

566. Р. Тахнин, по Е. И. Замысловскому, — это Ташма. Может быть, и Тура.

567. Совпадение легендарной части дорожника со “Сказанием о человецех незнаемых” дает некоторые основания для датировки отраженного в ней цикла устных известий: сообщение о “людях-рыбах” отсутствует в 1-й редакции “Сказания” около 1483 г., но включено во 2-ю редакцию не позже первого десятилетия XVI в. Вероятно, к этому же времени относится и цикл легенд, записанных купцами в дорожнике. А. П.

568. Слово “нос” в значении “мыс” не впервые встречается у Г. (Исаченко II — С. 505). Уже в одной из двинских грамот середины XV в. употребляется слово “нос” именно в этом значении (ГВНП. — № 161. — С. 206). Знают его и летописи начала XVI в., в частности Устюжский свод (ПСРЛ. — Т. 37. — С. 51, 98, 108, 115 и др.).

569. О нападениях тюменского хана на восточные русские территории других данных не сохранилось. В 1519 г. хан предлагал крымскому хану Мухаммед-Гирею вступить в антирусский союз с ним (Сб. РИО. — Т. 95. — № 36. — С. 635).

570. Позднее неизвестен. Е. И. Замысловский предполагал, будто существовало урочище Папин (Замысловский. — С. 433). Не ошибся ли Г., назвав так Канин? На карте антверпенского издания 1557 г. помещен именно Канин, который имеется и на карте Дженкинсона.

571. Возможно, это Тиманский кряж, однако он находится западнее Печоры.

572. Эти кречеты, обитающие в северных лесах и тундре, только бьют добычу, но не хватают ее. Название от древнескандинавского geirfalki, от слова geiri — копье. А. Н.

573. Г. ошибся в датировке похода, состоявшегося в 1499/1500 г. при Иване III, а не Василии III. Петр Федорович Ушатый — князь (из моложских князей), воевода, известно его участие в двух походах — одном на Каяны во главе с двинянами и устюжанами в 1495 г.: “А ходили з Двины морем-акияном да через Мурманской нос” (ПСРЛ. — Т. 37. — С. 51, 98, 108, 115 и др.) и втором — на Югорскую землю (ср. там же; РК. — С. 29). Во втором он возглавлял почти двухтысячный отряд вологжан, вятчан, двинян, важан и пинежан.

574. До тех пор, пока Г. следовал письменному дорожнику, для обозначения Урала он употреблял термины “Камень”, “Каменный пояс”, в переложении устного рассказа Курбского у Г. появились новые наименования того же хребта — “Столп”. Вероятно, русская географическая номенклатура самых восточных районов Европы еще не устоялась. Одновременно словом “Столп” Г. вслед за Курбским называл и определенную вершину, по Е. И. Замысловскому, Тельпос-из (Замысловский.— С. 135). В этом значении слово “столп” впервые встречается у Г.

575. Суздальско-Нижегородское княжество потеряло независимость в 1392 г., а удельное положение Суздаля было ликвидировано в 1448 г. Последний суздальский князь — Иван Васильевич (ДДГ. — С. 156; Зимин А. А. Суздальские и ростовские князья во второй половине XV — первой трети XVI в. // ВИД. — VII. — С. 56—57).

576. Василий Васильевич Шуйский — при первом упоминании 1500 г. назван сыном боярским, с 1512 г. — боярин, наместник Новгорода в 1500—1506, 1510—1514, 1518 гг., Смоленска — в сентябре—декабре 1514 г., военачальник в 1501, 1507, 1508, 1517 гг., в 1521 г. попал в опалу, в 1522 г. прощен, в 1526/27 г. — наместник Мурома. Возможно, от него Г. получил сведения о “муроманах”. Племянники — Иван и Андрей Михайловичи. В 1527 г. Андрей подписал поручную запись по Глинском, с 1528 г. оба в опале (Зимин. Суздальские и ростовские князья. — С. 58—60).

577. Суздальский Покровский монастырь, основан кн. Андреем Константиновичем в 1364 г.

578. Река Речица неизвестна. Возможно, это р. Чепца, левый приток Вятки.

579. Чункас — мера длины, сохранившаяся в Перми до XIX в. (Даль. — Т. IV.— С. 615). Заимствован из угро-финского, от глагола “останавливаться”, в удмуртском— “чукаськон” (Удмуртско-русский словарь. — М., 1948. — С. 329; Исаченко II. — С. 511).

580. Здесь следует подразумевать г. Чердынь.

581. Стефан — епископ пермский (1345—1396), по прозвищу Храп, проповедовал среди пермяков, создал пермскую азбуку (Житие Стефана, епископа пермского, написанное Епифанием Премудрым. — Спб., 1897), канонизирован в конце XV в., а в качестве общерусского святого — в 1549 г. Возможно, Г. слышал об убийстве третьего-преемника Стефана Пермского — Питирима (в 1456 г.), но не пермяками, а язычниками вогулами (манси).

582. Арты-нарты — лыжи. Написание Г. повторяет русское: “на ртах” (ПСРЛ. — I. 12. — С. 61; Сб. РИО. — Т. 95. — С. 89. 1512; Срезневский. — Т. III. — Стб. 179). И у Г., и в русских источниках XVI в. гаплографическая ошибка — на ртах — вместо “на нартах” (Исаченко II. — С. 505). По археологическим данным известны с VIII—IX вв. в Новгороде и Л.адоге (Овсянников О. В. Лыжи Северной Руси и Мангазеи в XI—XIV вв. // Новое в археологии СССР и Финляндии. — Л., 1984. — С. 194—198). Изображены в Лицевом своде. В XIX в. слово нарты обозначало лишь сани или санки разной конструкции (Даль. — Т. II. — С. 462). А. Н., А. X.

583. Daum Eln — это локоть от конца большого пальца. А. Н.

584. Аттила (ум. 453) — вождь гуннского союза племен, достигшего при нем наивысшего расцвета. Возглавил походы гуннов на территорию Восточной Римской империи, Галлии и др.

585. Паннония — римская провинция, область, занимавшая западную часть современной Венгрии, северную часть современной Югославии и восточную часть современной Австрии.

586. Георгий Малый — Юрий Дмитриевич Траханиот. О нем см. коммент. 233. Теория происхождения Венгрии, приписанная ему, частично совпадает с аналогичной теорией Меховского (Меховский. С. 79—83), собственным, по мнению С. А. Аннинского, творением этого польского хрониста. Основой компиляции Меховского оказались сочинения Юлия Помпония Лэта и Петра Рансана. Меховский отверг мнение Энея Сильвия Пикколомини, выводившего венгров “от других унгаров, которых Иордан называл нотами” (Меховский. — С. 231—233). Траханиот пошел дальше Меховского, приписав “югарам” занятие Моравии и Польши. Не исключено, что в ответ на эту теорию в Европе распространялись слухи о необычайных претензиях Русского государства на земли ВКЛ и Короны Польской (Рябинин И. С. Новое известие о Литве и московитах: К истории второй осады Смоленска в 1513 Г. // ЧОИДР. — 1906. — Кн. III. Смесь. — С. 5).

587. Ших-Мамай (точнее Шайх-Мамай) — ногайский мурза из рода Едигея, в русских источниках Мамай-мурза; в 1516 г. находился в Крыму (Сб. РИО. — Т. 95. — С. 292; Вельяминов-Зерно в. — Ч. I. — С. 299, 303). По данным татарского историка Кадыр-Али-бека, в Ногайском улусе после Хасана “бийем (беком, т. е. князем-правителем. — М. У.) стал Шайдак-бий, сын Мусы-бия, затем улусом правил Шайх-Мамай-мирза, но сам бийем не стал; затем бийем стал Юсуф..” (Усманов М. А. Татарские исторические источники XVII—XVIII вв. — Казань, 1972. — С. 83. Здесь опечатка: вместо “Мусы” напечатано Мансур). М. У.

588. Черемисы приняли русское подданство, по-видимому, в 1487 г. В 1523 г. Шиг-Али предпринял поход в этот район и привел к присяге “черемису казанскую” (ЦГАДА. — Ф. Оболенского. — № 42. — Л. 10 об. — 21; цит. по: Зимин. 1972. — С. 253).

589. Город или поселок — это Балахна, сожженная в 1521 г. во время похода крымского хана Мухаммед-Гирея и казанского хана Сахиб-Гирея (а не Сафа-Гирея — Сатгирея, Сатигирея русских летописей). М. У.

Текст воспроизведен по изданию: Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. М. МГУ. 1988

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.