Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СИГИЗМУНД ГЕРБЕРШТЕЙН

ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ

Теперь я приступлю к хорографии государства (principatus) и владычества (dominium) (НГ княжеств и владычеств (Herrschafften)) великого князя московского, начав с главного города Москвы. Выйдя из нее, я буду описывать прилегающие к ней и только знаменитые княжества, ибо я не мог с точностью разузнать имена всех областей на таком огромном пространстве. Поэтому пусть читатель удовольствуется именами (только) замечательных городов, рек, гор и некоторых местностей 380

Итак, город Московия (Moscowia), глава и столица Руссии, и самая область 381, и река, которая протекает по ней, носят одно и то же имя: на родном языке народа они называются Москвой (Mosqua). Что именно из них дало имя прочим — неизвестно. Однако вероятно, что они получили имя от реки (А Отсюда до Великого Новгорода сто двадцать миль езды. Оттуда до Пскова — пятьдесят и еще несколько миль до ливонской границы. От Москвы прямо на север до Замерзшего или Ледовитого моря (das gefrorn oder Eysig Moeer) более трехсот миль суши.). Ибо хотя сам город в прошлом и не был главным у этого народа, но известно, что древние знали имя московитов 382. Истоки реки Москвы находятся в Тверской области, приблизительно в семидесяти верстах (А четырех милях) выше Можайска недалеко от места по имени Олешно (Oleschno) 383; верста — почти то же, что итальянская миля. Протекши отсюда расстояние в девяносто верст, она достигает города Москвы и, приняв в себя несколько рек, впадает в восточном направлении в реку Оку. Москва становится судоходной только за шесть миль выше Можайска. В этом месте грузят на плоты и доставляют в город Москву материал для постройки домов и других потребностей. А ниже города (НГ Москвы) товары и прочее, ввозимое иноземцами, доставляется на судах 384. Но плавание по реке медленно и затруднено множеством поворотов и излучин, свойственных ей, особенно же между Москвой и городом Коломной (Columna), расположенным на ее берегу в трех милях от ее устья. Здесь на протяжении двухсот семидесяти верст помехой плаванию являются многочисленные длинные изгибы (русла). Река эта не очень рыбная, и в ней не водится никакой иной рыбы, кроме дешевой и обыкновенной. И область московская 381 не отличается ни пространностью, ни плодородием; плодоносности препятствует главным образом ее песчаная повсюду почва, в которой посевы погибают при незначительном избытке сухости или влаги. К этому присоединяется неумеренная и чересчур жестокая суровость климата, так что, если зимняя стужа побеждает солнечное тепло, посевы иногда не успевают созреть. В самом деле, [130] холод там бывает временами настолько силен, что, как у нас в летнюю) пору от чрезвычайного зноя, там от страшного мороза земля расседается; в такое время даже вода, пролитая на воздухе, или выплюнутая изо рта слюна замерзают прежде, чем достигают земли. Мы лично [приехав туда в 1526 году] видели, как от зимней стужи прошлого года совершенно погибли ветки плодовых деревьев 385. В тот год стужа была так велика, что очень многих ездовых, которые у них называются гонцами (НГ по прибытии на почтовую станцию), находили замерзшими в их возках. Случалось, что иные, которые вели в Москву из ближайших деревень скот, привязав его за веревку, от сильного мороза погибали вместе со скотом. Кроме того, тогда находили мертвыми на дорогах многих [бродяг (circulatores)], которые в тех краях водят обычно медведей, обученных плясать 386. [Мало того] и [сами] медведи, гонимые голодом, [покидали леса, бегали повсюду по соседним деревням и] врывались в дома; при виде их крестьяне толпой бежали от их нападения и погибали вне дома от холода самою жалкой смертью. Иногда такой сильной стуже соответствует и чрезмерный зной, как это было и 1525 году по рождестве Христовом, когда чрезвычайным солнечным жаром были выжжены почти все посевы, и следствием этой засухи явилась такая дороговизна на хлеб, что то, что раньше покупалось за три деньги, потом покупалось за двадцать-тридцать. Очень часто можно было видеть, как от чрезмерного зноя загорались деревни, леса и хлеба. Дым до такой степени наполнял округу, что от него весьма страдали глаза выходивших на улицу [да и без дыма стояла какая-то мгла], так что многие слепли.

По пням больших деревьев, видным и поныне, ясно, что вся страна еще не так давно была очень лесистой. Хотя она и достаточно возделана трудами и усердием земледельцев, однако, кроме того, что произрастает на полях, все остальное привозится туда из окрест лежащих областей. Например, [при изобилии хлеба и обыкновенных овощей] во всей стране нельзя найти черешни и орехов, за исключением, впрочем, лесных. Плоды других деревьев у них, правда, имеются, но невкусные. Дыни же они сажают с особой заботливостью и усердием: перемешанную с навозом землю насыпают в особого рода грядки, довольно высокие, и в них зарывают семена; таким способом их равно предохраняют от жары и от холода. Ведь если случится сильный зной, они устраивают в смешанном с землей навозе щели вроде отдушин, чтобы семя не сопрело от излишнего тепла; при сильном же холоде теплота навоза идет на пользу зарытым семенам 387.

В московской области не найти меду и (не водятся) звери, кроме зайцев. (Домашние) животные здесь мельче наших, хотя и не лишены вовсе рогов, как утверждал один писатель 388. Я видел там быков, коров, коз, баранов — и всех с рогами. Город Москва среди других северных городов значительно выдается на восток, что нам нетрудно было заметить во время своего путешествия. Именно после того как, выехав из Вены, мы направились прямо в Краков, а оттуда проехали почти сто немецких миль к северу, то затем повернули на восток и таким образом в конце достигли Москвы, расположенной если не в. Азии, то в крайних пределах Европы, где она более всего соприкасается с Азией (НГ Когда солнце по утрам, как правило, светило нам в глаза.). Об этом я буду говорить подробнее ниже, при [132] описании Танаиса. Сам город — деревянный и довольно обширен, а издал” кажется еще обширнее, чем на самом деле, ибо весьма увеличиваете” за счет пространных садов и дворов при каждом доме. Кроме того, в конце города к нему примыкают растянувшиеся длинным рядом дома кузнецов и других ремесленников, пользующихся огнем, между которыми находятся поля и луга. Далее, неподалеку от города заметим какие-то домики и заречные слободы (villae) (НГ за рекой — особый обнесенный стеной городок (eingefangen Staettle)) 389, где немного лет тому назад государь Василий выстроил своим телохранителям (satellites) (НГ иностранным воинам) новый город Nali 390; на их языке это слово значит “налей”, потому что [другим] русским, за исключением нескольких дней в году, запрещено пить мед и пиво, а телохранителям одним только предоставлена государем полная свобода пить [и поэтому они отделены от сообщения с остальными, чтобы прочие не соблазнялись, живя рядом с ними]. Недалеко от города находится несколько монастырей, каждый из которых, если на него смотреть издали, представляется чем-то вроде отдельного города 391. [Следствием крайней обширности города является то, что он не заключен в какие-либо определенные границы и] не укреплен достаточно ни стенами, ни рвом, ни раскатами. Однако в некоторых местах улицы запираются положенными поперек бревнами и при первом появлении сумерек так стерегутся приставленными (для того) сторожами (custodes), что ночью после определенного часа там ни для кого нет проходу (НГ ночью в положенный час решетками или деревянными воротами, чтобы не было всякому свободного прохода туда и сюда с преступной целью) 392. Если же кто после этого времени будет пойман [сторожами], то его или бьют и обирают, или бросают в тюрьму [если только это не будет человек известный и именитый (honestus): таких людей сторожа обычно провожают к их домам] Такие караулы помещаются обыкновенно там, где открыт свободный доступ в город, ибо остальную его часть омывает Москва, в которую под самым городом впадает Яуза (Iausa), через которую из-за ее крутых берегов в редком месте можно перейти вброд. На ней выстроено очень много мельниц для общего пользования граждан 393. [Вот эти-то реки до известной степени и укрепляют город,] а он весь деревянный, кроме немногих каменных домов, храмов и монастырей. Число домов в этом городе, которое приводят они сами, невероятно: они утверждали, будто за шесть лет до нашего приезда в Москву по повелению государя дома были переписаны и число их превысило 41500 394. [Этот столь обширный и пространный город совершенно грязен, почему] на площадях, улицах и других людных местах повсюду устроены мостки 395. В городе есть крепость, выстроенная из кирпича, которую с одной стороны омывает река Москва, с другой — Неглинная (Neglima). Неглинная же вытекает из каких-то болот и перед городом, около высшей части крепости, так запружена, что разливается в виде пруда; вытекая отсюда, она наполняет рвы крепости, на которых находятся мельницы, и наконец, как я уже сказал, соединяется с рекой Москвой. Крепость же настолько велика, что, кроме весьма обширных и великолепно выстроенных из камня хором государевых, в ней находятся просторные деревянные палаты митрополита (НГ и его священников), а также братьев государевых, вельмож (НГ советников, государевых ремесленников) и других очень многих лиц. К тому же в крепости много церквей, так что своей обширностью она прямо-таки напоминает город. Вначале эта крепость была окружена только бревнами и до времени великого князя Иоанна, сына Даниилова, была мала и незначительна. Этот князь по совету митрополита Петра первый [133] перенес сюда столицу державы. А Петр, движимый любовью к некоему Алексию, который, будучи погребен там, говорят, прославился чудесами, еще раньше избрал себе резиденцией это место 396. Когда и он умер, и был тут же погребен, то у его могилы стали тоже совершаться чудеса, и самое это место стало столь знаменито вследствие его религиозной святости, что все последующие государи, преемники Иоанна, признали необходимым устроить здесь столицу державы. Именно, по смерти Иоанна его сын, носивший с ним одно и то же имя, оставил столицу там; после него Димитрий, после Димитрия Василий, который женился на дочери Витольда и оставил по себе Василия Слепого. От него родился Иоанн, отец того государя, у которого я был послом; он первый начал окружать город стеной; это сооружение было окончательно завершено его потомками почти тридцать лет спустя. [Укрепления этой крепости, главные храмы, так же как дворец государя выстроены из кирпича] на итальянский лад итальянскими мастерами, которых государь за большие деньги вызвал из Италии. [Как я сказал, в этой крепости много церквей; почти все они деревянные, за исключением двух, более замечательных, выстроенных из кирпича: одна из них посвящена Пресвятой деве, другая — святому Михаилу] 397. В храме Пресвятой девы похоронены тела двух архиепископов 398, которые были причиной того, что государи перенесли сюда столицу своей державы и устроили здесь митрополию, и за это главным образом они причислены к лику святых (НГ Алексия и Петра-чудотворца). В другом храме погребают усопших государей. [В нашу там бытность также строилось много каменных храмов] 399. Климат страны до такой степени здоровый, что там, за истоками Танаиса, в особенности в северном направлении, а также по большей части и к востоку, люди не припомнят, чтобы свирепствовала какая-либо зараза. Однако по временам у них бывает какая-то болезнь в кишках и в голове, очень похожая на заразу (pestis); они называют эту болезнь жаром (calor, Wretze) 400, и те, кто заболевают ей, умирают в течение нескольких дней. Эта болезнь вспыхнула ” Москве при нас и унесла одного из наших товарищей. Хотя они и живут в такой здоровой местности, но все же опасаются заразы всякий раз, как она бывает в Новгороде, Смоленске и Пскове, и всех, приезжающих оттуда к ним, не допускают (НГ не только в город, но и) в страну.

Народ в Москве, говорят, гораздо хитрее и лукавее всех прочих, и особенно вероломен при исполнении обязательств; они и сами прекрасно знают об этом обстоятельстве, а потому всякий раз, когда общаются с иноземцами, притворяются, будто они не московиты, а пришельцы, желая тем внушить к себе большее доверие.

Рассказывают, что самый длинный день в Москве во время летнего солнцестояния составляет семнадцать (НГ восемнадцать) часов и три четверти. Я не мог тогда ни от кого узнать истинной высоты полюса, хотя некто 401 говорил мне, будто узнал, впрочем, из ненадежного источника, что эта высота составляет 58 градусов. Наконец, я сам проделал опыт [при помощи астролябии] и, во всяком случае, в полдень 9 июня наблюдал солнце на высоте 58 градусов. На основании этого наблюдения и по расчету сведущих в этих делах людей выходит, что высота полюса составляет 50 градусов 402, а самый длинный день — семнадцать часов и одну четверть.

Описав Москву как столицу, я перейду к остальным областям, подвластным великому князю московскому, соблюдая сперва порядок [134] в восточном направлении; затем, обойдя юг, запад и север, мы закончим прямо на северо-востоке.

Прежде всего нам встретится большой город Владимир, имеющий деревянную крепость. Этот город со времен Владимира, впоследствии назвавшегося Василием 403, вплоть до Иоанна, сына Данилова, был столицей Руссии. Расположен он между двумя большими реками Волгой и Окой, на расстоянии тридцати шести немецких миль на восток от Москвы, в местности, до того плодородной, что из одной меры пшеницы часто произрастает двадцать, а иногда и тридцать мер. Город омывает река Клязьма (Clesma) 404, а с других сторон его окружают огромные пространные леса. Клязьма начинается в четырех немецких милях от Москвы и известна благодаря множеству находящихся на ней удобных мельниц; ниже Владимира она течет [на расстоянии двенадцати миль] до города Мурома (Murom), расположенного на берегу Оки, [и соединяется (здесь) с рекой Окой]. В двадцати четырех милях от Владимира прямо на восток некогда в обширных лесах было княжество, народ которого назывался муроманами (Мurоmani) 405 и которое изобиловало звериными мехами, медом и рыбой.

Нижний Новгород (Nowogardia inferior, Niderneugarten) — большой деревянный город с крепостью, которую нынешний монарх Василий построил из камня на холме при слиянии рек Волги и Оки 406. Говорят, он отстоит на сорок немецких миль на восток от Мурома; если так, то Новгород будет отстоять от Москвы на сто миль. По своему плодородию и всяческому изобилию страна эта не уступает Владимиру. Здесь находится восточная граница (распространения) христианской религии. Ибо хотя государь Московии и имеет за этим Новгородом крепость, называемую Сурой (Sura) 407, однако живущий здесь народ, зовущийся черемисами (Czeremissae), который занимает значительную часть страны по сю сторону Волги до Суры, следует не христианской, а магометанской вере. Черемисы же живут за Волгой на север; для различения от них живущие около Новгорода называются черемисами верхними или горными 408, не от гор, которых там нет, а скорее от холмов, которые они населяют.

Река Сура разделяет владения царей московского и казанского 409; она течет с юга и, повернув в двадцати восьми милях ниже Новгорода на восток, впадает в Волгу. При слиянии Волги и Суры на одном из берегов государь воздвиг крепость и назвал ее по своему имени Василёвгородом (Basilowgorod); впоследствии эта крепость явилась источником многих бедствий. Недалеко оттуда есть река Мокша (Moscha), она течет с юга и впадает в Оку выше Мурома, недалеко от города Касимова (Cassimowgorod) 410, который московит уступил татарам для житья. Их женщины с известным искусством окрашивают для красоты ногти в черный цвет и все время ходят с открытой головой и распущенными волосами 411. К востоку и югу от реки Мокши тянутся огромные леса, в которых обитает народ мордва (Mordwa), имеющий особый язык и подчиняющийся государю московскому. По одним сведениям, они идолопоклонники, по другим, — магометане 412. Они живут в селах, разбросанных там и сям, возделывают поля, питаются мясом зверей и медом, богаты драгоценными мехами. Это очень сильные люди, ибо зачастую храбро отражают даже набеги татар; почти все они пехотинцы, отличаются длинными луками и опытностью в стрельбе.

Рязанская область расположена между Окой и рекой Танаисом, в ней есть деревянный город недалеко от берега Оки. Была там и крепость, которая называлась Ярослав (Iaroslaw) 413; от нее теперь [136] остались одни следы. Недалеко от города река Ока образует остров, который называется Струб (Strub) 414, некогда великое княжение, государь которого не был подвластен никому 415. На юго-восток или, как выражаются иные, к зимнему востоку (oriens hiemalis, Winteraufgang) от Москвы лежит город Коломна. Затем Рязань, отстоящая от Москвы на тридцать шесть немецких миль. Эта область плодороднее всех прочих областей Московии; говорят, здесь из каждого зерна вырастают два, а иногда и больше колосьев; стебли их растут так густо, что ни лошади пройти через них, ни перепела вылететь из них не могут без известного труда. Там великое изобилие меду, рыб, птиц и зверей, а древесные плоды гораздо превосходнее московских; народ там в высшей степени смелый и воинственный.

Из Московии вплоть до этой крепости, а от нее на расстоянии почти двадцати четырех немецких миль течет Танаис по местности, которая зовется Донко (Donco) 416; здесь купцы, отправляющиеся в Азов (НГ и через Меотийские болота в), Каффу и Константинополь, грузят свои корабли, что по большей части происходит осенью, в дождливую пору года, поскольку Танаис в том месте в другие времена года не настолько полноводен, чтобы по нему с удобством могли ходить груженые корабли 417. В свое время Рязанью правил великий князь Василий, который женился на сестре Иоанна Васильевича, великого князя московского, и прижил с ней сыновей Иоанна и Федора. По смерти Василия ему наследовал сын Иоанн, у которого от жены его, дочери князя (knes) Федора Бабича (Babitz), родились сыновья Василий, Федор и Иоанн 418. По смерти отца двое старших, стремясь каждый присвоить себе власть, сошлись на рязанских полях и вступили в бой; в этом сражении один из них пал, а немного спустя на тех же полях умер и другой, победитель 419. В память об этом там был воздвигнут деревянный крест. Младший брат, единственный из троих оставшийся в живых, узнав о смерти своих братьев, заключил союз с татарами и силой овладел княжеством, за которое спорили его братья и которым до тех пор владела его мать. Совершив это, он повел переговоры с (НГ великим) князем московским, чтобы тот позволил ему править так же, как (правили) его предки, никому не обязанные и свободно управлявшие [и владевшие княжеством]. Во время этих переговоров великому государю донесли, что он сватает себе в жены дочь царя Тавриды, который (тогда) воевал с государем. Поэтому государь вызвал его к себе, но тот от страха медлил и откладывал свое прибытие. Наконец один из его советников, Симеон Крубин (Crubin), убедил его отправиться в Москву. Здесь по приказу государя он был схвачен и посажен под домашний арест. Вслед за тем государь изгнал его мать, заточил ее в монастырь и занял крепость и княжество, а чтобы со временем не возникло среди рязанцев никакого мятежа, он расточил значительную часть их по разным поселениям. Этим было надломлено и подорвано могущество всего княжества. Затем, когда в 1521 году по рождестве Христовом татары стояли лагерем вблизи Москвы, Иоанн в суматохе ускользнул из-под стражи и убежал в Литву, где и жил в изгнании [еще во время нашего путешествия] 420.

Город Тула (Tulla) отстоит от Рязани почти на сорок немецких миль, а от Москвы на тридцать шесть к югу. Это последний город перед степью. Василий Иоаннович выстроил там каменную крепость 421, мимо которой протекает река того же имени. А другая река, Упа (Uppa), омывает крепость с востока и, соединившись с рекой [137] Тулой, вливается в Оку приблизительно на двадцать немецких миль выше Воротынска (Worotinski), He так далеко от ее устья расположена крепость Одоев (Odoyow). Город Тула даже во время Василия имел собственного государя 422.

Знаменитейшая река Танаис, отделяющая Европу от Азии, начинается приблизительно в восьми милях к югу от Тулы, с незначительным отклонением на восток, но не в Рифейских горах (Riphei montes), как писали некоторые (НГ древние) 423, а в громадном Иванове озере (Iwanowoserо), т. е. озере Иоанна, которое простирается в длину и в ширину приблизительно на тысячу пятьсот верст 424 и начинается в лесу, который, одни называют Оконицким лесом (Okonitzkilies), а другие Епифановым (Iepiphanowlies). Из этого озера вытекают две большие реки: Шат (Schat) и Танаис. Шат (течет) на запад; приняв в себя реку Упу, он вливается в Оку в северо-западном направлении. [Танаис же сперва течет прямо на восток и между царствами Казанским и Астраханским проходит в шести или семи немецких милях от реки Волги 425. Затем, поворотив к югу, он образует болота, которые зовутся Меотийскими] 426. Самый ближний город к его истокам — Тула (НГ Упа), а приблизительно в трех милях выше устья находится город Азов, прежде называвшийся Танаис 427. [На расстоянии четырех дней пути] выше его находится город Ахас (Achas) 428, расположенный на той же реке, которую русские называют Доном (Don). Они не могут нахвалиться на эту реку за исключительное обилие в ней самых лучших рыб, а также за приятность ее берегов, которые оба, будто они с особым усердием возделаны наподобие сада, усеяны различными травами и весьма сладкими кореньями, а сверх того множеством разнообразных плодовых деревьев. И звери, подстрелить которых из лука не представляет особого труда, водятся там в таком изобилии, что путешествующие по тем местам не нуждаются для поддержания жизни ни в чем, кроме огня и соли 429. Дороги в тех краях измеряются не (НГ верстами или) милями, а днями пути. Насколько я смог предположительно рассчитать, от истоков Танаиса до его устья приблизительно восемьдесят немецких миль, если идти напрямик сухопутной дорогой. От Донка, где, как я сказал, Танаис впервые становится судоходным, едва через двадцать дней плавания можно добраться до Азова, города, платящего дань туркам. Азов, как утверждают, отстоит на пять дней пути от Истма Таврического, иначе именуемого Перекопом. В этом городе находится знаменитое торжище многих народов из разных стран мира. С одной стороны, сюда открыт свободный доступ всем, к какому бы народу они ни принадлежали, и всякому предоставлено полное право продавать и покупать (НГ лишь бы он вел себя мирно), а с другой — по выходе из города всем можно безнаказанно делать, чтo угодно (НГ и каждый предоставлен самому себе). Что же касается жертвенников Александра [и Цезаря], о существовании которых в этих местах упоминают очень многие писатели, то я не мог узнать ничего наверняка ни про них, ни про развалины как от туземцев, так и от прочих, кто весьма часто бывал в тех местах. И воины, которых государь, по обычаю, каждый год держит там на карауле с целью разведки и обороны от татарских набегов, на мой вопрос об этих жертвенниках тоже отвечали, что никогда не видали и не слыхали ничего подобного 430. Однако они не отрицали, что видели близ устьев Малого Танаиса (minor Tanais, clain Tanais) в четырех днях пути от Азова, возле места [138] Великий Перевоз (Velikiprewos), у С(вятых) гор (S. montes, heilige Berge), какие-то мраморные и каменные статуи и изваяния 431. Малый Танаис начинается в Северском княжестве (НГ Северской области), отчего называется Донцом Северским (Donetz Sewerski), и на расстоянии трех дней пути выше Азова впадает в Танаис. Но те, кто едет из Москвы в Азов сухим путем, переправившись через Танаис около Донка [древнего и разрушенного города], несколько сворачивают от южного (направления) к востоку. Поэтому если провести прямую линию от устья Танаиса к его истокам, то окажется, что Москва расположена в Азии, а не в Европе.

Мценск (Msceneck) — болотистая местность, где некогда была крепость, следы которой существуют и поныне 432. Около этого места до сих пор еще некоторое (количество народу) живет в шалашах, в случае необходимости убегая в болота, как в крепость 433. От Москвы до Мценска, если идти в южном направлении, приблизительно шестьдесят немецких миль, а от Тулы — около тридцати. Примерно в восемнадцати милях влево от Мценска начинается река Ока, которая сперва направляет свое течение на восток, потом на север, и наконец на летний восток (oriens aestivalis), как говорят они сами (т. е. на северо-восток). Таким образом Ока замыкает Мценск почти в виде полукруга; затем она протекает кряду мимо многих городов, а именно: Воротынска, Калуги (Coluga), Серпухова (Cirpach), Каширы (Corsira), Коломны, Рязани, Касимова города и Мурома, и наконец впадает в Волгу ниже Нижнего Новгорода. С обеих сторон она замкнута лесами, изобилующими во множестве медом, белками, горностаями, куницами. Все поля, омываемые ею, весьма плодородны; эта река особенно знаменита обилием рыбы; ее рыба предпочитается (выловленной в) других реках Московии, а главным образом та, что ловится около Мурома. Кроме того, в ней водятся особенные рыбы, которые на их языке называются: белуга (beluga), удивительной величины, без костей (НГ только с хрящом), с огромной головой и пастью (НГ вроде сома (Scheidden), которого кое-где называют еще Waller); стерлядь (sterlet), севрюга (schewriga), осетр (osseter) — последние три принадлежат к породе осетровых (sturiones) (НГ их еще называют Stoer, Scherg и Dick (все это различные имена осетра. — Примеч. перев.)) — и белорыбица (bielaribitza), то есть белая рыба (НГ у нее мелкая прозрачная, словно серебряная чешуя) самого отменного вкуса 434. По их мнению, наибольшая часть этих рыб (НГ кроме белорыбицы) заходит сюда из Волги (НГ а туда из моря.). Говорят, что от истоков Оки берут начало две другие реки: Сейм (Sem) и Сосна (Schosna), из которых Сейм протекает по Северскому княжеству (НГ Северской области) и, минуя город Путивль (Putiwlo), впадает в реку Десну, которая протекает через город Чернигов и ниже Киева впадает в Борисфен; Сосна же течет прямо в Танаис.

Кашира — город на берегу Оки в шести милях выше Коломны. Некогда у него был независимый правитель (sui iuris dominus, aigner Herr); его обвинили перед государем Василием, будто он составил заговор убить его, и поэтому государь призвал его к себе под предлогом охоты. Тот явился на охоту при оружии, ибо был предупрежден, чтобы не ходил безоружным, но его тогда не допустили (к государю), а приказали отправиться с государевым секретарем Михаилом Георгиевичем 633 в соседний город Серпухов и там ждать государя. Здесь секретарь государев пригласил его выпить, причем, как водится, за благополучие государя. Тогда (каширский князь) понял, что попался в [140] ловушку, из которой ему никак уже не ускользнуть, призвал священника и, выпив кубок, скончался 435. Таким образом, совершив столь безбожное злодейство, Василий овладел городом Серпуховом 436, расположенным в восьми милях от Каширы на реке Оке, где прямо на ровном месте добывается железная руда 437,

Город Калуга на реке Оке отстоит на тридцать шесть миль от Москвы и на четырнадцать от Серпухова. Там производят искусно вырезанные деревянные кубки (НГ тарелки) и другие вещи из дерева, предназначенные для домашнего хозяйства 438. Отсюда они вывозятся повсюду: в Москву, в Литву и другие окрестные страны. Государь обычно располагает там ежегодно свои караулы против набегов татар.

Княжество Воротынское (Worotin) носит одно имя с городом и крепостью, расположенной в трех милях выше Калуги недалеко от берега Оки. Этой областью владел князь (knes) Иоанн, по прозвищу Воротынский, муж воинственный и отличавшийся опытностью во многих делах; под его предводительством (войска) государя Василия часто одерживали над врагами славные победы. Но в 1521 году, когда царь Тавриды переправился через Оку и, как сказано выше, с большим войском напал на Московию, то, чтобы отбить и отразить его, государем был послан с войском молодой человек, князь (knes) Димитрий Бельский. Пренебрегши мудрыми советами Иоанна Воротынского и других, он, завидев врага (НГ уже по сю сторону реки), обратился в позорное бегство. Когда после ухода татар государь повел тщательное расследование о виновниках бегства, то Андрей, брат государев, который в действительности и был этим виновником, и другие были оправданы, а Иоанн Воротынский не только навлек на себя великий гнев государя, но был взят под стражу и лишен своего княжества. Под конец он, правда, был отпущен из-под стражи, но с тем условием, чтобы никогда не выезжать из Москвы. Мы тоже видели его при дворе государя среди первых мужей Московии 439.

Севера (Sewera) — великое княжество, крепость которого Новгород (Nowogrodek) не так давно была столицей северских князей, до тех пор, пока они не были лишены княжества Василием. От Москвы туда считается сто пятьдесят миль в южном направлении, (но) правее, через Калугу, Воротынск, Серенск (Serensko) и Брянск (Branski) 440; в ширину княжество простирается до Борисфена. Здесь в разных местах лежат обширные пустынные равнины, а около Брянска — огромный лес. Крепостей и городов в нем очень много; среди них наиболее знамениты Стародуб (Starodub), Путивль и Чернигов. Почва, “где она возделывается, плодоносна. Леса изобилуют огромным количеством горностаев, белок и куниц, а также меда. Народ, постоянно сражающийся с татарами, весьма воинствен. Но Василий Иоаннович подчинил себе это княжество подобно большинству других следующим образом. Было два Василия, двое его племянников, детей братьев. Один из них, по прозвищу Шемячич, занимал крепость Новгород, а другой — город Стародуб. Путивлем же владел некий государь Димитрий 441. Василий Шемячич, человек храбрый на войне и гроза татар, возымел столь сильное желание властвовать, что стал один домогаться княжества, и не успокоился до тех пор, пока не довел Василия Стародубского до последней крайности, а после его изгнания занял его области. По низвержении его (Василия) он взялся за Димитрия, но другим путем: донес на него государю, что тот-де намерен отложиться от государя. Государь, встревоженный этим, поручил Василию каким [141] бы то ни было способом схватить Димитрия и отправить его к нему а Москву. Димитрия коварно схватили на охоте, ибо Василий заранее послал несколько всадников к воротам его (Димитрия) крепости перехватить его, если он попытается спастись бегством. Будучи ими схвачен, Димитрий был отвезен в Москву и ввергнут в оковы. Единственный сын его Димитрий был столь возмущен этой несправедливостью, что тотчас же убежал к татарам и, чтобы скорее и крепче отомстить за отцову обиду, отрекся от христианской веры и принял обрезание по закону магометан. Меж тем во время своего пребывания у татар он случайно влюбился в одну прекрасную девушку; так как он не мог завладеть ею другим путем, тo тайно увез ее против воли родителей. Рабы, которые были обрезаны вместе с ним, тайком донесли об этом родным девушки; те однажды ночью застигли его врасплох и вместе с девушкой расстреляли из луков. Государь Василий, узнав о бегстве сына Димитрия к татарам, приказал заключить старика в еще более тяжкие оковы. Немного спустя этот последний, услыхав про смерть сына у татар, удрученный неволей и скорбью, скончался в том же году, то есть в 1519 году по рождестве Христовом. И все это совершилось по вине Василия Шемячича, по наущению которого государь еще раньше схватил каширского князя (dominus, Herr), а также своего родного брата и уморил их в темнице. Но, как часто бывает, те, кто строят козни другим, в конце концов сами становятся их жертвой; то же случилось и с этим Шемячичем: он сам был обвинен пред государем в измене. По этому делу он был вызван в Москву, но наотрез отказывался ехать туда, если ему прежде не будет прислана официальная (publicus) охранная грамота, скрепленная клятвой государя и митрополита. Желаемая грамота была ему прислана; получив ее 18 апреля 1523 года, он явился в Москву и с почетом и даже с подарками был принят государем, но через несколько дней схвачен и брошен в тюрьму, где содержался и тогда (когда я был в Москве). Говорят, причина его поимания была следующая: он написал письмо польскому королю, что хочет предаться ему, и послал это письмо киевскому наместнику 442. Тот распечатал письмо и, узнав оттуда об его злом умысле против своего (Шемячича) государя, немедленно переслал письмо государю московскому. Другие же приводят более вероятную причину. Во всей державе московита из владевших крепостями и княжествами оставался один только Шемячич, и вот, чтобы тем легче изгнать его и безопаснее править, и было выдумано обвинение в вероломстве, посредством которого можно было бы устранить его. Намекая на это, некий юродивый (morio, Schalchsnarr) во время въезда Шемячича в Москву носил повсюду (с собой) метлы и лопату 443. Когда его спрашивали, зачем они ему, он отвечал, что держава государя еще не совсем очищена, а теперь настает удобное время вымести и выбросить всякую нечисть. Эту область первым присоединил к своей державе Иоанн Васильевич, разбив при реке Ведроши войско великого князя литовского Александра. Северские князья ведут свой род от Димитрия, великого князя московского. У Димитрия было три сына: Василий, Андрей и Георгий. Из них Василий, как старший, по отечественным законам наследовал отцу в царстве. От двух других, Андрея и Георгия, и повели свой род северские князья 444.

Чернигов отстоит на тридцать миль от Киева и на столько же от Путивля. Путивль же отстоит от Москвы на сто сорок немецких миль, от Киева на шестьдесят, от Брянска на тридцать восемь. Этот город (Чернигов) расположен за большим лесом, который простирается на двадцать четыре мили в ширину. [142]

Новгород (Северский) отстоит от Путивля на восемнадцать миль, от Стародуба на четырнадцать, Стародуб от Путивля — на тридцать две (НГ двадцать три) мили.

На пути из Путивля в Тавриду в степи встретишь реки Сну (?) (Sna, Sva) 445, Самару (Samara) и Орель (Ariel), из них две последние шире и глубже остальных; так как при переправе через них путники задерживаются иногда слишком долго, то их часто окружают татары и берут в плен. После этих рек встретишь еще две: Конские Воды (Koinskawoda) и Молочную (Moloscha), через которые существует своеобразный способ переправы, а именно: нарубают кустарник, связывают его пучками, садятся на них сами, кладут имущество и таким образом, гребя вниз по реке, относятся к другому берегу. Иные привязывают такие связки к хвостам лошадей, которые, подгоняемые ударами, плывут к другому берегу, тащат за собой людей и таким образом они переправляются.

Глубокая и мутная река Угра (Ugra) начинается неподалеку от Дорогобужа в лесу и изливается в Оку между Калугой и Воротынском. Эта река некогда отделяла Литву от Московии 446.

Дмитров (Demetriowitz), город и крепость на юго-западе, от Вязьмы (Wiesma) отстоит на восемнадцать миль, от Воротынска — примерно на двадцать 447.

Смоленск, епископский город, расположенный на реке Борисфен, имеет на том берегу реки к востоку деревянную крепость (НГ стены которой засыпаны камнями и землей и), в которой, словно в городе, очень много домов. Эта крепость, там где она простирается в направлении холма — ибо с другой стороны она омывается Борисфеном, — укреплена рвами (НГ глубиной по колено или чуть выше, а в них), сверх того, острыми кольями, которые защищают от нападения врага (НГ подобные колья в Австрии забивают в виноградниках; только здесь они толще, короче и стоят более тесно); Василий Иоаннович неоднократно и весьма решительно осаждал ее, но никак не мог взять ее силой. В конце же концов он овладел ею после измены воинов [и начальника, одного чеха], о чем сказано выше в истории Михаила Глинского. Город расположен в долине, вокруг которой находятся плодоносные холмы, и окружен обширнейшими лесами, где в большом количестве добываются различные меха (НГ и превосходный мед. От Смоленска в направлении Дубровно леса сплошь почти только липовые — прекрасная пища для пчел, дающих вкусный мед). (Каменный) храм в крепости (НГ на холме) посвящен Пресвятой деве; другие же здания деревянные. В городском предместье видны многочисленные развалины каменных монастырей (А видно, что раньше здесь, несомненно, царило большое оживление.) 448. На пути от Москвы к Смоленску в юго-западном направлении прежде всего на расстоянии восемнадцати миль встретишь Можайск, затем через двадцать шесть миль — Вязьму, потом через восемнадцать Дорогобуж, а оттуда через столько же миль попадешь в Смоленск, а весь этот путь составляет восемьдесят немецких миль, хотя литовцы и московиты насчитывают сто. Однако я три раза проезжал по этим местам и не нашел больше восьмидесяти. Это княжество отнял у московитов в 1413 году, в правление Василия, Витольд (НГ или Витовт — встречаются оба имени —), великий князь литовский (НГ выдавший потом за Василия свою дочь 450.) 449. А в 1514 году, 30 июля, Василий Иоаннович отобрал его у короля польского Сигизмунда.

Дорогобуж и Вязьма представляют собой деревянные города и крепости, расположенные на Борисфене; некогда были они под [144] властью государей литовских 451. Под городом Вязьмой есть река того же имени, которая недалеко оттуда, в двух верстах, впадает в Борисфен; отсюда обычно отправляются нагруженные товарами суда в Борисфен (НГ и далее в Смоленск) и наоборот: (НГ из Смоленска) вверх по Борисфену они доставляются в Вязьму (НГ именно так, вверх и вниз по Днепру, перевозились и наши вещи.).

Можайск — тоже деревянный город с таковой же крепостью; вокруг него в большом количестве водятся разноцветные зайцы (НГ подобных которым прежде я не видывал), и государь обычно устраивает там ежегодно свои охоты и иногда выслушивает послов различных государей, как, например, в нашу бытность в Москве выслушивал он послов литовских (НГ не желая, по собственным своим словам, пускать их в столицу); и мы также были приглашены туда из Москвы и по исполнении поручений наших государей (НГ и по заключении перемирия) были оттуда отпущены (НГ При этом великий князь спросил нас, каким путем мы намерены возвращаться. Его секретари пояснили: государь потому спросил об этом, что с границ ему донесли, что турки были у Буды, хотя он и не знает, чего им там удалось добиться.) 452. Во времена Витольда владения государей московских простирались на пять-шесть миль за Можайск (НГ на шесть миль не доходили до Можайска.).

Княжество Белая с крепостью и городом того же имени на реке Обше (Opscha), в обширных лесах, отстоит от Москвы, более отклоняясь на запад (НГ от южного направления), на шестьдесят немецких миль, от Смоленска на тридцать шесть, от Торопца на тридцать миль. Некогда князьями его были потомки Гедимина, в правление же польского короля Казимира этим княжеством владели сыновья Ягайла. В это время Василий, князь Белой, называемый иначе Бельским, перешел на сторону Иоанна, отца Василия, и отдал во власть его себя и свои владения. Оставив во время этих смут свою жену в Литве, он, как сказано выше, в Москве женился на другой. От нее у него было трое сыновей, которых мы видели при государе. Из числа их Димитрий, по значению своего отца, пользовался великим уважением и почетом. [Хотя эти три брата жили бельским отцовским наследством, содержась годовыми доходами с него, однако они не дерзали отправиться туда, ибо] государь Московии отнял у них Бельское княжество и присвоил себе этот титул 453.

Город Ржева Димитриева (Rsowa Demetrii) 454 с крепостью отстоит от Москвы на двадцать три мили прямо на запад. Крепость, от которой государь присвояет себе титул, расположена на реке Волге и господствует над весьма обширной областью. Есть и другая Ржева, в ста сорока милях от Москвы, в двадцати от Великих Лук (Wielikiluki), в стольких же от Пскова; она называется пустой 455. От Ржевы Димитриевой на несколько миль к западу расположен лес, именуемый Волконским (Wolkonzki) 456; из него начинаются четыре реки. В этом лесу есть болото, зовущееся Фроновым (Fronow) 457, из которого истекает небольшая река, приблизительно через две мили впадающая в озеро Волго (Wolgo); оттуда, сильно умножив свои воды, она вытекает снова и называется Волгой по имени озера. Протекши через многие болота и приняв в себя много рек, она изливается двадцатью пятью или, как утверждают иные, семьюдесятью устьями в Каспийское море (mare Caspium), называемое русскими Хвалынским морем (Chwalinsko morie), а не в Понт, как кое-кто пишет 458. Волгу татары зовут Эдель (Edel), Птолемей называет ее Pa (Rha) 459; в степях она так сближается с Танаисом, что, говорят, расстояние между ними всего [145] семь миль, В своем месте мы сообщим, через какие города и места ока протекает. В том же лесу, приблизительно в десяти милях от Фронова болота, есть селение Днепрское (Dnyepersko) 460, около которого начинается Борисфен, называемый тамошними жителями Днепром (Dnieper), а мы его и поныне именуем Борисфеном. Недалеко от этого места находится монастырь Святой Троицы 461, где берет начало другая река, больше первой, называемая уменьшительным именем Днепрец (Niepretz). Обе эти реки сливаются вместе между истоками Борисфена и Фроновым болотом; здесь грузят на корабли товары московитов и хлоповцев (Chloppienses) 462 и везут их в Литву; купцы часто заезжают там в монастырь, словно в гостиницу. А что Ра и Борисфен берут начало не из одних и тех же источников, как думают некоторые 463, об этом я узнал и от других, а в особенности из верных донесений многих купцов, ведших в тех странах свои дела. Направление Борисфена следующее: сперва он течет мимо Вязьмы на юг; затем, свернув на восток 464, протекает мимо городов Дорогобужа, Смоленска, Орши и Могилева (Mogilef); далее снова направляется к югу, протекая рядом с Киевом, Черкассами (Circassi) и Очаковом. То место моря, где он изливается, имеет как бы вид озера. Очаков же находится, так сказать, в углу при устьях Борисфена (НГ и поэтому многие обманываются, полагая, что он впадает в озеро.). Мы из Орши прибыли в Смоленск и отсюда везли свою поклажу на судах вплоть до Вязьмы (НГ сами же выехали из Смоленска на пасху. Снег растаял и); при этом река разлилась настолько, что монах долго вез меня и графа Нугарола в рыбачьей лодке по лесам (НГ прежде чем снова вывез нас на дорогу), а лошади неоднократно приделывали свой путь вплавь.

Озеро Двина (Dwina) отстоит от истоков Борисфена примерно на десять миль и на столько же от Фронова болота. Из него вытекает река с тем же названием, направляясь на запад и протекая в двадцати милях от Вильны, а затем сворачивает на север и вблизи столицы либовйи Риги (Riga) впадает в Немецкое море (Cermanicum mare), которое русские называют Варяжским морем. Она омывает Витебск (Witepsko), Полоцк, Дюнабург (Dunenburg) (НГ принадлежащий ливонцам) 465, но не протекает через Псков, как случается читать 466. Ливонцы называют эту реку [в значительной части судоходную] Дуной (Duna).

Ловать (Lowat) — четвертая река, которую отнюдь нельзя сравнить с тремя прочими, начинается между озером Двиной и Фроновым болотом или из самого болота: откуда именно, я не мог с достоверностью узнать, хотя ее истоки недалеко от истоков Борисфена. Это та река, в которую, как свидетельствуют их летописи, святой апостол Андрей перетащил посуху свое суденышко из Борисфена (НГ и по которой он плыл далее в Великий Новгород.). Пройдя приблизительно сорок миль, Ловать омывает Великие Луки и вливается в озеро Ильмень (НГ или Ильмерь (Ilmer).).

Волок (Wolock, Wolokhi) 467, город и крепость, отстоит от Москвы приблизительно на двадцать четыре мили прямо на запад (occidens aequinoctialis, zu mitten Nidergang), от Можайска — примерно на двенадцать, от Твери — на двадцать. Государь присвояет себе титул по этой местности (locus) (НГ этому княжеству) и ежегодно, по обычаю, предается здесь забаве — соколиной охоте [на зайцев].

Великие Луки, крепость и город, отстоят от Москвы на сто сорок миль к западу, от Великого Новгорода приблизительно на шестьдесят, от Полоцка же на тридцать шесть миль. Здесь также проходит путь, из Москвы в Литву. [147]

 

 

Торопец, крепость и город, между Великими Луками и Смоленском, на границе с Литвой, отстоит от (Великих) Лук приблизительна на восемнадцать миль.

Тверь или Отверь (Otwer) 468, некогда обширнейшая область, одно из великих княжеств [Руссии], расположена на реке Волге, отстоит от Москвы на тридцать шесть миль на северо-запад; это большой город, посредине которого протекает Волга. На одном берегу, где Тверь ближе к Москве, имеется (НГ деревянная) крепость, напротив которой вливается в Волгу река Тверца (Twertza), по которой (НГ в мое первое посольство) я и приплыл в Отверь, а на следующий день (НГ пересел на большой корабль) поплыл по реке Ра. Этот город был местопребыванием епископа при жизни Иоанна, отца Василия, когда тверским княжеством управлял великий князь Борис (НГ Это княжество имеет своего епископа; последним князем здесь был Борис.). Впоследствии [московский] государь Иоанн Васильевич (НГ, видимо, в результате опечатки: отец великого князя Иоанна Васильевича (des Grossfuersten Hanns des Basilii vatter)) женился на его дочери Марии и прижил с ней, как сказано выше, первородного сына Иоанна (НГ от которого затем родился Димитрий.). По смерти же Бориса ему наследовал сын его Михаил, которого впоследствии зять его по сестре (sororius, Schwager), великий князь московский, лишил княжества [и Михаил умер изгнанником в Литве].

Торжок (Tersak) — город (НГ городок (Staedtl)) в десяти милях от Твери; одна половина его была под владычеством Новгорода, другая — Твери, и там начальствовали два наместника (-, Ambtleut) 469. Как я сказал выше, там также начинаются две реки: Тверца и Цна (Sna) 470. Первая течет на восток, вторая — на запад [к Новгороду].

Новгород Великий — самое большое княжество во всей Руссии (НГ здесь в свое время были резиденция (Stuel) и двор русских князей 471), на их родном языке он называется Новым городом, т. е. Nova civitas или Novum castrum, ибо все, что окружено стеной, укреплено тыном или другим способом огорожено, они называют gorod 472. Это обширный город (НГ только часть которого обнесена стеной и), посредине которого протекает судоходная река Волхов (Wolchow), вытекающая почти в двух верстах выше города из озера Ильмень и впадающая в озеро Нево (Neoa), которое теперь по лежащему при нем городу 473 называется Ладогой. Новгород отстоит от Москвы на сто двадцать миль на северо-запад; впрочем, иные насчитывают только сто. От Пскова — на тридцать шесть, от Великих Лук — на сорок, от Ивангорода — на столько же. Некогда, во время процветания этого города, когда он был независим, обширнейшие его земли делились на пять частей 474; каждая из них [не только] обращалась со всеми общественными и частными делами (НГ в город) к установленному (оrdinarius) и полномочному (competens) в этой части магистрату (magistratus), но и заключать какие бы то ни было сделки и беспрепятственно вершить дела с другими своими гражданами могла исключительно в своей части города (НГ своему особому начальству), и никому не было позволено в каком бы то ни было деле жаловаться какому-либо иному начальству (НГ или магистрату (Magistrat)) этого города. В то время здесь было величайшее торжище всей Руссии, так как туда стекалось отовсюду — из Литвы, Швеции, Дании и из самой Германии — огромное число купцов, и от столь многолюдного стечения разных народов граждане умножали свои богатства и достатки. Даже и в наше время иноземцам позволено иметь там своих торговых представителей (quaestores, Handler) или приказчиков (rationarii, [148] Factores) (А У немецких купцов здесь есть склады и одна церковь римского вероисповедания.) 475. Владения Новгорода простираются главным образом к востоку и северу, они граничили с Ливонией 476, Финляндией и почти что с Норвегией (Nordwegia, Nordweder). Когда я доехал до Новгорода я одном и том же возке из самого Аугсбурга, то тамошние (НГ немецкие) купцы усердно просили меня оставить им в вечное воспоминание в их храме 477 возок, в котором я совершил столь долгий путь. Во владении Новгорода находились и восточные княжества: Двинское (Dwina) 478 и Вологодское (Wolochda) 479, а на юге ему принадлежала половина Торжка [недалеко от Твери]. И хотя эти области, полные рек и болот (НГ лесов), бесплодны и недостаточно удобны для поселения, тем не менее они приносят много прибыли от своих (НГ дичи) мехов, меда, воска и разнообразных рыб. Князей, которые должны были управлять их республикой (Res publica), они поставляли по своему усмотрению и желанию и умножали свою державу, обязывая себе всевозможными способами соседние народы и заставляя их защищать себя за жалованье наподобие наемников (tamquam auctoramento quodam proposito) 480. Следствием союза с этими народами, помощью которых новгородцы пользовались для сохранения своей республики, и было (НГ Поставленное там правители (fuergesetzte regierende Personen) со всем тщанием добивались дружбы со своими соседями, богатыми дарами побуждая их выступать на защиту Новгорода. Отсюда и выходило), что московиты похвалялись, будто имеют там своих наместников (praesides, fuergesetzte Obrigkhaiten), а литовцы в свою очередь утверждали, что новгородцы их данники (НГ и подданные (Dienstbare).) 481. В то время как этим княжеством управлял по своей воле архиепископ, на них напал московский (НГ великий) князь Иоанн Васильевич и семь лет подряд вел с ними жестокую войну. Наконец, в ноябре месяце 1477 года по рождестве Христовом он победил новгородцев в битве на реке Шелони (Scholona) 482 и, принудив их на определенных условиях подчиниться его власти, поставил от своего имени наместника (praefectus, -) над городом. Но, считая, что он еще не располагает полной властью над ними, и понимая, что не может достигнуть этого без войны, он (НГ с войском) явился в Новгород под благочестивым предлогом, желая будто бы удержать новгородцев, которые якобы собирались отпасть от русского закона (в латинство); пользуясь таким поводом, он занял Новгород и обратил его в рабство. Он отнял все имущество у архиепископа, граждан, купцов и иноземцев и, как сообщали некоторые писатели, отвез оттуда в Москву триста повозок, нагруженных золотом, серебром и драгоценными камнями. [Я тщательно расспрашивал в Москве об этом и узнал, что повозок с добычей увезено было оттуда гораздо больше. Да это и неудивительно, ибо] по взятии города он увез с собой в Москву архиепископа 483 и всех более богатых и влиятельных лиц, послав в их владения как в новые места обитания (coloniae) своих подданных 484. Поэтому с их имений кроме обыкновенных доходов он взимает ежегодно в казну очень большую пошлину. И (НГ и граждан, отдав их дома другим, а их, граждан, удерживая в Москве, архиепископу же предоставив большое содержание) от архиепископских доходов он представил только малую долю назначенному им самим (НГ новому) епископу, по смерти которого епископская кафедра долго пустовала 485. Наконец, после усиленных просьб граждан и подданных не лишать их епископа навсегда он в нашу, бытность там (НГ народа (Gemain)) назначил нового. [150]

Некогда новгородцы поклонялись и воздавали особые почести некоему идолу по имени Перун 486, стоявшему на том месте, где ныне находится монастырь, называемый от этого идола Перунским (Реrunzki) 487. Затем, по принятии крещения, они опрокинули его и сбросил” в реку Волхов; говорят, будто он поплыл тогда против течения, а около моста слышали голос: “Вот вам, новгородцы, на память обо мне” — и вместе с этими словами на мост была выброшена дубинка. И доныне часто случается, что в определенные дни в году раздается Перунов глас (НГ глас или крик: “Перун, Перун!”), заслышав который граждане того места (НГ народ (Gemain)) тотчас же сбегаются и избивают друг друга палками (НГ и кулаками), отчего возникает столь сильное смятение, что начальнику (НГ начальникам (die Obersten)) стоит великих усилий усмирить его. Их летописи 488 повествуют еще, что однажды (А много сот лет назад), когда новгородцы в течение семи лет подряд были заняты тяжелой осадой греческого города Корсуня, их женам наскучило отсутствие мужей [в жизни и возвращении которых они вообще уже сомневались], и они вышли замуж за рабов. Наконец, завоевав город, победители-мужья вернулись с войны, везя с собой медные ворота покоренного города (НГ которые они нам показывали в тамошней церкви) и большой колокол, который мы сами видели в их соборной церкви (НГ висящий, по их словам, теперь на колокольне) 489, рабы же вознамерились силой не пустить (в город) своих господ, на супругах которых они женились. Тогда господа, возмущенные этим недостойным деянием, отложив по чьему-то совету в сторону оружие, ибо имели дело с рабами, взялись за дубинки и плети; устрашенные этим (НГ выступили против своих господ и разбили их в битве. Тогда, говорят, нашелся некто, подавший господам совет сразиться со своими рабами не оружием, а дубинками и плетками; они вспомнят, что всего лишь рабы и убоятся. Так и случилось:) рабы обратились в бегство и, удалившись в некое место (А около сорока миль по сю сторону от Москвы), которое и поныне еще называется Хлопигород, т. е. “крепость (НГ или город) рабов” (НГ хотя там и нет уже никаких укреплений), [стали там защищаться, но] потерпели поражение и понесли от господ заслуженную кару (НГ погибли жалкой смертью; жены же их повесились.). Самый длинный день в Новгороде при летнем солнцестоянии составляет восемнадцать часов и более. Область эта гораздо холоднее, чем даже Московия. Народ там (НГ говорят) был очень обходительный и честный, но ныне крайне испорчен, чему, вне сомнения, виной московская зараза, занесенная туда заезжими московитами (НГ он перемешался (с московитами)).

Озеро Ильмень, которое в старинных описаниях русских называется Ильмер 490 и которое иные (НГ из латинян) именуют озером Лимидис (Limidis), находится в двух верстах (А полумиле) выше Новгорода. В длину оно простирается на двенадцать, в ширину — на восемь немецких миль и помимо остальных принимает в себя две знаменитые реки: Ловать и Шелонь. Эта последняя вытекает из озера. Вытекает же из Ильменя одна река — Волхов, которая протекает через Новгород и через шесть миль впадает в Ладожское озеро (НГ как это описано выше.). Это последнее простирается в ширину на шестьдесят, а в длину почти на сто миль, имея, впрочем, несколько островов (НГ отмелей (plosse Flegkhen und Werden)) 491. (Из него) выливается большая река Нева (Neoa), которая течет на запад и через шесть приблизительно миль (A едва через две-три мили) впадает в Немецкое море (НГ Лифляндское или Финляндское море). При устье ее, во владении московита, [посредине реки] расположена крепость Орешек (Oreschak), которую немцы называют Нутембургом (Nutemburg, Nitenburg) (А здесь Нева отделяет Лифляндию и земли, примыкающие (anrainend) к московитам, от Швеции.) 492. [151]

Руса, некогда называвшаяся Старой Руссией (antiqua Russia, alt Reissen), древний городок (НГ и княжество) под владычеством Новгорода, от которого отстоит на двенадцать миль, а от озера Ильмень — на тринадцать. Там есть соленая река, которую граждане задерживают в широком рве наподобие озера и оттуда проводят воду по каналам (НГ трубам) каждый себе в дом, где и вываривают соль 493.

Крепость Ивангород выстроена из камня на берегу реки Наровы (Nerwa) (НГ великим князем) Иоанном [Васильевичем], от которого и получила свое название. Там же, на противоположном берегу, есть и ливонская крепость, которая по этой реке называется Нарвой (Nerwa). Между этими двумя крепостями протекает река Нарва (Narwa), отделяя владения новгородцев от ливонских. Река Нарва [судоходна] вытекает из озера, которое русские называют Чудским (Czutzko) или Чудиным (Czudin), латиняне — Бицис (Bicis) или Пелас (Pelas), а немцы — Пейфус (Peijfues), и, приняв в себя две реки: Пскову (Plescowia, Plesca) и Великую реку (Welikareca), текущую с юга, минует город Опочку (Opotzka), оставив Псков справа. Плавание из Пскова в Балтийское море было бы легко, если бы не препятствовали тому (НГ Здесь я впервые переправлялся по плавучему мосту. Выплыть из Пскова в море совершенно невозможно, так как имеются) утесы (НГ и высокие водопады) недалеко от Ивангорода [и Нарвы].

Город Псков расположен при озере 494, из которого вытекает река, носящая то же название (НГ что и город), протекает посредине города и через шесть миль вливается в озеро, которое русские называют Чудским. Город Псков единственный во всех владениях московита окружен (каменной) стеной и разделен на четыре (НГ отдельные) части [каждая из которых заключена в своих стенах]. Это обстоятельство заставило некоторых ошибочно утверждать, будто он окружен четырехкратной стеной 495. Область, или княжество этого города, в просторечии (gentiliter) называется Псков (Pskow), или Обсков (Obskow) 496. Некогда она была весьма обширна и независима, но в конце концов в 1509 году по рождестве Христовом (НГ великий князь) Иоанн [Васильевич] захватил ее вследствие измены некоторых священников и обратил в рабство 497. Он увез даже колокол, по звону которого собирался сенат (senatus) 498 для устроения общественных дел; расселив самих (жителей) по другим местам, а на их место приведя московитов, Иоанн Васильевич полностью уничтожил свободу Пскова. В результате просвещенные и даже утонченные обычаи псковитян сменились обычаями московитов, почти во всех отношениях гораздо более порочными. Именно псковитяне при всяких сделках отличались такой честностью, искренностью и простодушием, что [не прибегая к какому бы то ни было многословию для обмана покупателя] говорили одно только слово, называя сам товар. Прибавлю также кстати, что псковитяне и до сего дня носят прически [не по русскому, а по польскому обычаю] на пробор 499. Псков отстоит от Новгорода на тридцать шесть миль к западу, от Ивангорода — на сорок, от Великих Лук — на столько же. И через этот город лежит путь из Москвы и Новгорода в Ригу, столицу Ливонии, отстоящую от Пскова на шестьдесят миль.

Водская область (Wotzka regio, Gegent), расположенная к северо-западу, отстоит от Новгорода на двадцать шесть миль или [самое большее] на тридцать миль, причем крепость Ивангород остается по левую руку от нее. Рассказывают, как чудо, будто какого бы рода животные ни были сюда привезены, они меняют свою масть на [152] белую 500. Мне представляется здесь уместным сказать вкратце о местностях и реках вокруг меря вплоть до пределов Швеции. Как я упоминал выше, река Нарва отделяет Ливонию от владений московита; если идти затем отсюда, от Ивангорода, на север вдоль морского берега, то встретишь реку Плюссу (Plussa), у устья которой расположена крепость Ям (Iamma, Iama). В двенадцати милях от Ивангорода и в стольких же от Яма, на расстоянии четырех миль, встретишь крепость Копорье (Coporoia) и одноименную с нею реку; затем шесть миль до реки Невы и крепости Орешка, а от Орешка до реки Корелы (Corela), от которой получил название и город, семь миль. И наконец, отсюда после двенадцатимильного пути можно добраться до реки Полны (Polna), которая отделяет владения московита от Финляндии, называемой русскими Каянской землей (Chainska Semla) и находящейся под властью шведских королей 501.

Кроме уже названной есть и другая (НГ большая) Корела — область, которая имеет особые [округу (territorium) и] язык; она расположена к северу от Новгорода на расстоянии почти шестидесяти и более миль. Хотя она взимает дань с некоторых соседних народов, тем не менее и сама является данницей королю шведскому, равно как и московиту, по своей принадлежности к владениям Новгорода (НГ некоторые именуют эту землю Карелой (Carela)).

Остров Соловки (Solowki) расположен в море на севере, между Двинской и Корельской областями, в восьми милях от суши. Насколько он отстоит от Москвы, нельзя вычислить точно из-за частых болот, (НГ дремучих) лесов и обширных пустынь (НГ неудобопроходимых мест.). Впрочем, некоторые говорят (НГ по общему мнению), что он отстоит от Москвы на триста миль, а от Белоозера (Bieloiesero) на двести. На этом острове в изобилии вываривается соль. Есть там и монастырь, войти в который женщине или девушке считается большим грехом 502. Там во множестве ловят рыб, которых туземцы называют сельги (selgi), мы же думаем, что это сельди. Говорят, что в летнее солнцестояние солнце светит здесь непрерывно, за исключением только (НГ в короткие дни солнце светит там не более) двух часов.

Город Дмитров (Dimitrow) с крепостью отстоит от Москвы на двенадцать миль к западу, слегка отклоняясь к северу. Этим городом тогда владел Георгий, брат великого князя (НГ Этот город был выделен в кормление (Underhaltung) Георгию, брату великого князя.). Мимо него протекает река Яхрома (Iachroma), которая впадает в реку Сестру (Sest), затем Сестра — в Дубну 503, которая изливается в Волгу. Благодаря такому большому удобству рек тамошние купцы имеют великие богатства, так как без особого труда ввозят из Каспийского моря по Волге товары по различным направлениям [и даже в самую Москву] 504.

Город Белоозеро с крепостью, расположен при озере того же названия. “Белоозеро” значит albus lacus (weiss See). Город расположен не на самом озере, как утверждали иные, но до такой степени окружен со всех сторон болотами, что представляется неприступным. По этой причине московские государи (НГ как говорят) обычно хранят там свои сокровища (НГ используя Белоозеро также как свое последнее убежище.) 505. А от Москвы Белоозеро отстоит на сто миль [к северу] и на столько же от Новгорода Великого. Существуют две дороги, по которым из Москвы можно попасть в Белоозеро: одна, более короткая, через Углич, зимняя, а другая [летняя] через Ярославль (Iaroslaw). Но путешествие по той и другой дороге, вследствие частых болот и [153] лесов, изобилующих реками, удобно только при настланных мостах, скованных льдом (НГ неудобно.). Из-за этих-то трудностей пути милевые столбы там расставлены чаще. К трудностям пути присоединяется еще и то, что по причине частых болот, лесов и текущих повсюду рек эти места дикие (incultus) и не имеют городов (НГ ни городов, ни деревень.). Само озеро простирается на двенадцать миль в длину и на столько в ширину; как говорят, в него изливаются триста шестьдесят рек 506, выходит же из него только Шексна (Schocksna), которая в пятнадцати милях выше города Ярославля и в четырех ниже города Мологи (Mologa) вливается в Волгу. Рыба, что заплывает из Волги в это озеро, превосходна и становится тем вкуснее, чем дольше в нем остается. Рыбаки настолько опытны в распознавании их, что, поймав вернувшуюся оттуда в Волгу рыбу, могут определить, сколько времени она провела в озере. У жителей тех мест свой язык 507, хотя ныне почти все говорят по-русски. Самый длинный день [при летнем солнцестоянии] насчитывает здесь, говорят, девятнадцать часов. Один достаточно уважаемый человек рассказывал нам, что он спешно отправился из Москвы на Белоозеро (-, Weissensee) (НГ посуху) ранней весной, когда деревья уже покрывались зеленью, и, переправившись через реку Волгу, должен был остальной путь проделать в санях, потому что все было покрыто снегами и льдом. И хотя зима там продолжительная, но плоды созревают и собираются в то же время, что и в Москве. От Белоозера на расстоянии полета (НГ арбалетной) стрелы 508 есть другое озеро, доставляющее серу: ее, словно плывущую поверху пену, несет в изобилии река, вытекающая из него. Однако [по невежеству народа] она остается там без всякого употребления.

Город Углич с крепостью расположен на берегу Волги и отстоит от Москвы на двадцать четыре мили, от Ярославля — на тридцать, от Твери — на сорок. Вышеупомянутые крепости находятся на южном берегу Волги, а город — по обоим ее берегам.

Хлопигород, место, куда, как я говорил выше, бежали рабы новгородцев, отстоит на две мили от Углича 509. Недалеко оттуда видна крепость, ныне разрушенная; на реке Мологе, которая течет из земель Новгорода Великого на протяжении восьмидесяти миль и впадает в Волгу, при устье ее расположены город и крепость того же имени, а в двух милях оттуда, на берегу той же реки, находится лишь церковь Хлопигорода. В этом месте бывает самый многолюдный из всех существующих во владениях московита базар, о чем я уже упоминал и в другом месте. [Ибо кроме шведов, ливонцев и московитов туда стекаются татары и другие многочисленные народы из восточных и северных стран, которые ведут только меновую торговлю, поскольку] ни золота, ни серебра эти народы почти или даже вовсе не употребляют. [Как правило, они обменивают на меха готовое платье, иглы, ножи, ложки, топоры и другое тому подобное.]

Город и крепость Переяславль (Pereaslaw) 510 отстоит от Москвы на двадцать четыре мили на север, незначительно отклоняясь на восток. Расположен же он при озере, в котором, как на Соловецких островах, ловятся рыбки сельги, о которых я сказал выше. Поля там достаточно плодоносны и обильны; по уборке урожая государь обыкновенно коротает там время охотой. В тех же краях находится озеро, из которого вываривается соль 511. Через этот город проезжают те, кому лежит путь на Нижний Новгород, Кострому (Castroma), Ярославль и Углич. В этих землях трудно провести действительный расчет пути из-за частых болот и лесов. Есть там также река Нерль (Nerel), которая вытекает из озера и впадает в Волгу выше Углича. [154]

Город и крепость Ростов (Rostow) — местопребывание архиепископа, вместе с Белоозером и Муромом считается в числе главных и наиболее древних княжеств Руссии после Новгорода Великого. Туда из Москвы лежит прямая дорога через Переяславль, от которого до Ростова десять миль. Расположен он на озере 512, из которого выходит река Которосль (Cotoroa, Catoroa), протекающая мимо Ярославля и впадающая в Волгу. Земля по природе плодоносна, особенно изобилует она рыбой и солью. Эта область некогда составляла собственность вторых сыновей (НГ братьев) русских великих князей, потомки которых совсем недавно были изгнаны оттуда Иоанном, отцом Василия, и лишены области 513.

Город и крепость Ярославль на берегу Волги отстоит от Ростова на двенадцать миль по прямой дороге из Москвы. Страна эта достаточно плодоносна, особенно в той части, где она прилегает к Волге. И она, как и Ростов, составляла (НГ наследственную) собственность вторых сыновей (НГ братьев) государей, но сам же монарх и покорил их силой. И хотя доселе еще остаются герцоги (этой) области, которых они называют Knes, титул, однако, государь присвояет себе, предоставив страну князьям (Knesi) как своим подданным (НГ Knesen, т. е. князья (Fuersten), великий князь, выделив им кое-какие доходы, забрал себе, однако, титул, княжества и большинство доходов.) 514. Владеют этой страной три князя, потомки вторых сыновей (НГ братьев), русские называют их Ярославскими (Ioroslawski). Первый, Василий, — тот, который провожал нас из гостиницы к государю и отводил обратно; другой — Симеон Федорович (Simeon Foedorowitz), от своей отчины Курбы (Kurba) прозванный Курбским (Kurbski), человек старый, сильно истощенный крайним воздержанием и самой строгой жизнью, которую вел с молодых лет. Именно в течение многих лет он воздерживался от употребления мяса, да и рыбой питался только по воскресеньям, вторникам и субботам, а по понедельникам, средам и пятницам во время поста он воздерживался и от нее (НГ вообще от всякой пищи.). Великий князь посылал его в свое время [главным] воеводой (supremus imperator, Haubtman) с войском через (НГ Великую (gross)) Пермию в Югру (Iuharia, Iuhra) (НГ или к югричам (Iugritzen)) 515 для покорения отдаленных народов. Значительную часть этого пути он совершил пешком из-за глубокого снега, а когда тот растаял, остальную часть пути проплыл на судах и перешел через гору Печору (Petzora). Последний — Иоанн (НГ князь), по прозвищу Посечень который от имени своего государя был послом у цесаря Карла в Испаниях (НГ и на обратном пути явился к эрцгерцогу Фердинанду и проч., впоследствии римскому королю, моему всемилостивейшему господину) и вернулся с нами. Он был настолько беден, что взял взаймы, как мы знаем, наверное, на дорогу платье и колпак — это головной убор. Поэтому, очевидно, сильно ошибся тот, кто писал, будто он может при всякой надобности послать своему государю (-, Неrr) из своих владений или отчины тридцать тысяч всадников 516.

Вологда — область, город и крепость, где епископы Перми имеют свое местопребывание, но без власти 517; они получили название от одноименной реки. (Область) расположена на северо-восток (от Москвы). Путь туда из Москвы лежит через Ярославль. От Ярославля же она отстоит на пятьдесят немецких миль, а от Белоозера — почти на сорок 518. Вся страна болотиста и лесиста, поэтому здесь путешественники не могут сделать точного расчета пути [из-за частых болот и [155] извилистых рек, так как чем дальше туда продвигаешься, тем больше попадается непроходимых болот, рек и лесов]. Мимо города протекает река Вологда, направляясь на север; с ней в восьми милях ниже города соединяется река Сухона (Suchana), вытекающая из озера, называемого Кубенским (Koinzki, Khoinskho); река сохраняет имя Сухоны и течет на северо-восток. Область Вологда некогда была под властью Великого Новгорода; так как крепость ее укреплена самим характером местности, то говорят, что государь обычно хранит там часть своей казны. [В тот год, когда мы были в Москве, там была такая дороговизна хлеба, что одна мера (modius), которая у них в употреблении, продавалась за четырнадцать денег, а обычно ее можно купить в Московии за четыре, пять или шесть денег.] 519

Рыбная река Вага (Waga) начинается между Белоозером и Вологдой в болотах и очень густых лесах и вливается в реку Двину. Живущие по этой реке добывают себе пропитание (НГ рыболовством и) охотой, так как у них почти нет хлеба. Там родятся лисицы черные и пепельного цвета (НГ шкурки которых в цене.). Оттуда можно прямым путем добраться до области и реки Двины.

Область Устюг получила название от города и крепости, которые лежат на реке Сухоне. От Вологды она отстоит на сто миль, а от Белоозера — на сто сорок. Прежде город был расположен при устье реки Юг (Iug), которая течет с юга на север. Впоследствии по причине удобства места он был перемещен почти на полмили выше устья, но доселе еще сохраняет прежнее название, ибо по-русски устье зовется Usteie (Ustye), откуда и Устюг значит “устье Юга” 520. Эта область была некогда подвластна Великому Новгороду. Хлеб в ней редок, можно сказать, его почти нет, а в качестве пищи употребляются рыба и звериное мясо; соль получают из Двины. Язык у них также свой, хотя они больше говорят по-русски. Соболей там немного, да они и не слишком хороши, но мехов других зверей у них изобилие, в особенности черных лисиц.

Область и река Двина получили имя Двины от слияния рек Юга и Сухоны, потому что Двина по-русски значит “два” или “по два” 521. Эта река, пройдя сто миль, впадает в Северный океан (Oceanus Septentrionalis) (НГ Северное море), где он омывает Швецию и Норвегию, отделяя их от неведомой земли Энгранеланд (Engraneland) (НГ Я лишь слыхал об одном, который побывал в той стране, но видеть никого не видел.) 522. Эта область [расположенная на самом севере] некогда принадлежала к владениям новгородцев. От Москвы до устьев Двины насчитывают триста миль. Хотя, как я сказал раньше, в странах, лежащих за Волгой, по причине частых болот, рек и обширных лесов нельзя произвести точного расчета пути, однако, руководствуясь догадками, думаем, что нет и двухсот миль, так как из Москвы до Вологды, а из Вологды, свернув несколько к востоку, можно добраться до Устюга, из Устюга же, наконец, по реке Двине прямо на север. Эта область, кроме крепости Холмогор (Colmogor), города Двины, который расположен почти посередине между истоком и устьем, и крепости Пинеги (Pienega), лежащей у самого устья Двины, не содержит ни городов, ни крепостей. Говорят, однако, что там очень много деревень, которые вследствие бесплодия почвы расположены на весьма большом расстоянии друг от друга. Жители добывают себе пропитание, (ловя) рыбу, зверей и (торгуя) звериными мехами всякого рода (НГ птиц), которых у них изобилие. В приморских местностях этой области, говорят, водятся белые медведи, причем живут они по большей части в море; их шкуры очень [156] часто отвозят в Москву. Из своей первой поездки я привез с собой две (НГ несколько). Эта страна богата солью.

Комментарии

380. Подробный комментарий к этой части “Записок” Г. сделал Е. Е. Замысловский. Его наблюдения были уточнены советскими исследователями (Лебедев Д. М. Очерки по истории географии в России XV—XVI вв. — М.; Л., 1956; Рыбаков Б. А. Русские карты Московии XV — начала XVI века. — М., 1974; Он ж е. Географические знания // ОРК XVI. — Ч. II; Тихомиров М. Н. Россия в XVI столетии. — М., 1960). Г. называет только самые крупные города, он насчитывает их 80. По подсчетам А. А. Зимина, к середине XVI столетия их было вдвое больше, т. е. 161 (Зимин А. А. Состав русских городов XVI В. // ИЗ. — 1955. — Т. 52. — С. 336—347).

381. Г. очень точно разделяет московский великокняжеский домен, т. е. бывшую Московскую землю или область, под которой он подразумевает территорию бывшего Московского княжества, и территорию всей страны. В определении границ Московского княжества он не всегда точен (Замысловский. — С. 222).

382. Возможно, Г. имел в виду подложную историю некоего Бероза, изданную в 1510 г., в которой говорилось, что основателем многих городов в Европе и Азии был некий Моск (Малеин. — С. 338; Середонин. — С. 52).

383. В XV в. в пределах Московского княжества существовало с. Олешня, а в XVI в. — даже Олешинская вол. Можайского у. (ДДГ. — С. 196, 442, 443).

384. То же на плане Москвы Г. и так называемом плане “Кремлена-града” начала XVII в. (Памятники архитектуры Москвы. — М., 1980. — Т. 1): плоты изображены только выше моста. В свете данных Г. становится более ясным значение Москвы как торгового перевалочного центра — с реки на сушу и наоборот. Это сообщение бросает новый свет на причины возвышения Москвы, о которых давно идет спор в историографии (Станкевич Н. О причинах постепенного возвышения Москвы до смерти Иоанна III. // Учен. зап. имп. Моск. ун-та. — 1834. № 1; Беляев И. Д. Московская летопись. Город Москва с его уделом // Москвитянин. — 1844. — № 1; Вешняков В. О причинах возвышения Московского княжества. — Спб., 1851; Снегирев И. М. Москва. Подробное историческое и археологическое описание города. — М., 1865. — Т. I; Забелин И. Е. История города Москвы. — 2-е изд. — М., 1905. — Ч. I; Тихомиров М. Н. Древняя Москва. — М., 1947; О н ж е. Средневековая Москва в XIV—XV вв. — М., 1957; и др.).

385. О морозе зимы 1525/26 г. сообщают и летописи: ПСРЛ. — Т. VI. — С. 264; Т. VIII. — С. 271; Т. XIII. — С. 45; Т. 20. — С. 463; Т. 22. — С. 520; Т. 28. — С. 161. Ср.: Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI—XVII вв. — Л., 1983.

386. ...многих, которые в тех краях водят медведей, обученных плясать, — скоморохи (Белкин А. А. Русские скоморохи. — М., 1975; Зимин А. А. Скоморохи в памятниках публицистики и народного творчества XVI в. // Из истории русских литературных отношений XVIII—XX вв. — М.; Л., 1959. — С. 337—343). К эпизоду нападения медведей на крестьянские дворы А. В. Исаченко возводит анекдот, вплоть до XX в. распространенный в кругах европейских обывателей, — о том, что по Москве зимой бродят медведи (Исаченко I. — С. 323).

387. Известие Г. — одно из наиболее ранних свидетельств применения навоза в русском огородничестве (Горская Н. А. Указ. соч. — С. 52—54, 84). Что же касается выращивания дынь, то оно представляется сомнительным. По мнению В. Ляйча, “сладкая вишня” — это черешня.

388. Меховский следовал античным писателям — Геродоту, Страбону, Аристотелю (Меховский. — С. 114, 257).

389. В духовной Ивана III названы следующие села: Сущово, Напрудское, Луцинское, Колычевское (слободка за Москвой-рекой), Ясенево, Сарыево, Юдино, а в духовной Василия III — Добрятино, Семчинское, Воробьево за Яузой, Воронцово, Кадашево, Аминево, Хорошево, Волынское и те же, что в завещании его отца (ДДГ. — № 89, 104. — С. 358—359, 433—434). Помимо сел, принадлежавших великокняжескому роду, существовали такие же у московских бояр (см. подробнее: Веселовский. Землевладение).

390. Версия Г. отличается от той, что распространял Михаил Литвин. Слобода Наливки находилась в районе позднейшего Спасо-Наливкинского переулка (Зимин 1972. — С. 143; Сытин П. В. Из истории московских улиц. — М., 1958. — С. 362).

391. Во времена Г. это были: Андроников, Данилов, Новоспасский, Симонов монастыри.

392. Решетки, введенные в 1504 г., запирались и обслуживались специальными решеточными приказчиками (ПСРЛ. — Т. VI. — С. 244; Лаппо-Данилевский А. С. “Мостовые и решеточные деньги” в Новгороде и Москве в XVII в. // Зап. имп. АН, сер. VIII, ист.-фил. отд. — Спб., 1901. — Т. V. — № 3. — С. 51).

393. Здесь же на Яузе располагались и великокняжеские мельницы (ДДГ. — № 104. — С. 434). Однако на плане Москвы Г. изображены лишь мельницы на Неглинной.

394. По-видимому, речь шла не о домах, а о взрослом мужском населении Москвы. Общая же численность достигала, вероятно, 100 тысяч (Тихомиров. — С. 66).

395. Мостки — вероятно, деревянные настилы мостовой, подобные новгородским.

396. Из каменных сооружений, названных Г., сохранилась лишь Грановитая палата. Об их расположении можно судить по Петрову чертежу Кремлена-града начала XVII в., а также духовным великих князей. В изложении Г. перепутана последовательность Петра и Алексея. А. Н., А. X.

397. Имеются в виду Успенский собор — усыпальница митрополитов, и Архангельский собор, усыпальница великих князей. Г. неточен — в Кремле первой четверти XVI в. было гораздо больше каменных церквей — Спаса на Бору, Иоанна Лествичника, Ризположения, Богоявления на Троицком подворье, Благовещенский собор, храм Чудова монастыря. Б. К.

398. Это митрополиты Петр и Алексей, но и здесь Г. допущена неточность: Петр действительно был похоронен в Успенском соборе, а Алексей в другом храме — Чудова монастыря. Б. К.

399. За 1517—1526 гг. построены: церковь св. Петра на Неглинной, Леонтия Ростовского, Введения Богородицы, св. Афанасия, Ильи за Торгом, Воскресенская (ПСРЛ. — Т. 6. — С. 263; Т. 8. — С. 265; Т. 28. — С. 355; Т. 13. — С. 30).

400. Жар, горячка, тяжелое тифозное заболевание. Г. понял это слово по аналогии со словенским “вретие” (Исаченко II. — С. 498. Ср.: Малеин. — С. 303, 339).

401. “Некто” — по-видимому, общий знакомый Г. и Николая Булева из Любека, [астронома, лекаря и переводчика (Зимин А. А. Николай Булев — публицист и ученый медик // Исследования и материалы по древнерусской литературе. — М., 1961; Angermann N. Neues ueber Nikolaus Buelow und sein Wirken im Moskauer Russland // JGO. — N. F. — 1969. — Bd. 17. — S. 415—419). Странно отсутствие прямых указаний о Булеве, находившемся в Москве с 1490 по 1533 г.

402. Широта Москвы не 50°, а 55°45' (Малин. — С. 339).

403. Г. неточен: Владимир на Клязьме основан в 1108 г. Владимиром Всеволодовичем Мономахом. Княжеский же стел был перенесен во Владимир Андреем Боголюбским в 1156 г. Начиная с Ивана Калиты все московские князья носили титул владимирских.

404. Г. последовательно передает особенности московского говора: “а” между двумя мягкими согласными произносилась как “е” (Clesma, knes и т. д.). То же встречаем и в ганзейских документах — klesemes — кляземская белка.

405. Это финское племя мурома.

406. Строительство Нижегородского кремля завершено в 1510 г.

407. Сура — это река, а город назывался Васильсурск. Основан в 1522 г. как форпост в борьбе против Казанского ханства. Какие бедствия — внутри- или внешнеполитические — имел в виду Г., трудно сказать. Активность правительства Василия III на востоке была предметом острой критики со стороны части знати, в частности сына боярского И. Н. Берсеня Беклемишева.

408. Горные черемисы жили на левой стороне Волги.

409. Титулование Василия III царем свидетельствует о 1517 годе как времени написания этого фрагмента; определение “московский” — о более позднем времени — 1526 годе и позднее. Г. был непоследователен в употреблении титулатуры Василия III.

410. Г. Касимов (Ханкирман — ханский городок, тюрк. Ныне в Рязанской обл.) основан в середине XV в. на месте старого Городца, или “Мещерского городка”, царевичем Касимом, сыном Улуг-Мухаммада, выехавшим (вместе с братом Якубом) на Русь в 1446 г. Его выделяли в удел казанским, астраханским и крымским “служилым” царевичам-марионеткам, которых противопоставляли противникам в Казани и Крыму (Вельяминов-Зернов. — Ч. I. — С. 13—43; Тихомиров. — С. 42—46). М. У.

411. ...их женщины окрашивают ногти... и ходят с открытой головой... — речь идет о разновидности хны, которой татарки до недавнего времени окрашивали ногти (Татары Среднего Поволжья и Приуралья. — М., 1967. — С. 151); в средние века татарки, принадлежавшие к сословию феодалов, вопреки мусульманскому обычаю не скрывали своего липа от посторонних мужчин, на что намекает Г. На обычность такого поведения татарок из мусульманизированных высших сословий указывал арабский путешественник Ибн Баттута на примере цариц С.арая XIV в. (Тизенгаузен В. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. — Спб., 1884. — Т. I. — С. 290—295). М. У.

412. По одним известиям, они идолопоклонники, по другим, — магометане — в мордовских землях задолго до XVI в. вперемешку с автохтонным населением жили предки современных татар-мишарей, исповедовавших мусульманство. Мишари — этническая группа казанских татар (Мухамедова Р. Г. Татары-мишари. Историко-этнографическое исследование. — М., 1972. — С. 15, 18). М. У.

413. Переяславль Рязанский.

414. Остров между Окой и Трубежем назывался Судеревом. “Струб” — искаженное слово “остров”, которому в словенском соответствует “оток”. Поэтому Г. принял это слово за топоним (Исаченко П. — С. 505).

415. Г. совмещены известия о Старой Рязани и Переяславле Рязанском, нынешнем городе Рязань (См.: Иловайский Д. И. История Рязанского княжества. — М., 1858. — С. 267; Тихомиров. — С. 398—401); виной тому — стилистическая неточность Г., дающая возможность относить это высказывание то к самой Рязани, то к Переяславлю.

416. Донко — Старое Донково известно в начале XVII в. (Книгд Большому чертежу. — М.; Л., 1950. — С. 78; Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIV— XV веках. — М., 1957. — С. 123). Город Донков отождествляют то с Дубком, то с Чюр-Михайловым.

417. Данные Г. об осенней отправке кораблей по Дону от Донкова расходятся со сведениями русских источников, согласно которым такие плавания предпринимались по вешней воде (Сыроечковский В. Е. Пути и условия сношений Москвы с Крымом на рубеже XVI в. // Изв. АН СССР. — 1932. — № 3).

418. Сестра Ивана III — Анна. Ее и вел. кн. рязанского Василия сын Иван Иванович был женат на Аграфене Федоровне Б.абич. После смерти мужа вплоть до 1514 г. в Рязани княжила Аграфена. Ее сын — Иван Иванович в 1518/19 г. поддерживал отношения с Мухаммед-Гиреем, враждебно настроенным к Руси (Сб. РИО. — Т. 95. — С. 527, 640).

419. Известие Г. о соперничестве Федора Ивановича (ум. около 1503 г.) и Василия Ивановича исследователи считают ложным (Иловайский Д. И. Указ. соч. — С. 222. — Примеч. 219; Зимин. 1972. — С. 209. — Примеч. 3).

420. “Поимание” кн. Ивана Ивановича состоялось зимой 1520/21 г. при активном участии Семена Ивановича Коробьина (РК. — С. 67; Иловайский Д. И. Указ, соч. — С. 231. — Примеч. 225; Зимин. 1972. — С. 208), за что получил несудимую грамоту на вотчины в Перевитском и Переяславль-Рязанском уезде (Акты XIII— XVII вв., представленные в Разрядный приказ после отмены местничества/Собр. и изд. А. Юшков. — М., 1898. — Ч. I. — С. 100. 23.VI 1523). Иван Иванович, в июле 1521 г. бежавший в ВКЛ, умер там после 1534 г.

421. Кремль в Туле на небольшом пригорке у р. Упы построен в 1520 г. (ПСРЛ. — Т. 13. — С. 36). Б. К.

422. Ошибочное мнение Г. о самостоятельном княжении в Туле могло возникнуть вследствие высокого положения там князей Волконских, один из которых — Верига Волконский — оборонял в 1521 г. город от крымцев (РК. — С. 67; ср.: С. 58, 64).

423. Г. полемизирует с Меховским по поводу истоков Танаиса, которые античные авторы помещали в Рифейских горах. Позднее это стало устойчивой ученой традицией. А. Н.

424. Г. очень преувеличил размеры Иванова озера, действительно в ту пору еще не сократившегося (Книга Большому чертежу. — С. 78).

425. река Шать ошибочно названа Г. притоком Оки, а не Упы, в свою очередь впадающей в Оку. Г. неправильно указывает и направление течения Дона: на восток вместо юго-востока. В немецком тексте Упой назван город в истоках Дона, в латинском также ошибочно поименованный Тулой.

426. Меотийские болота — Азовское море. Меотида — название Азовского моря у древних греков и римлян, начиная с VII в. до н. э. возводивших его к наименованию местных племен — меотов.

427. Античный город Танаис в устье Дона известен (средневековая Тана). А. Н.

428. Местоположение г. Ахаса точно неизвестно, возможно, он находился на месте позднейшего Старочеркасска.

429. То же представление о природе Подонья в русской письменной традиции, в частности в Хождении Пимена 1389 г., направлявшегося Доном в Царьград (Бакланова Н. А. Описание русской природы в Хождении митрополита Пимена в Царьград в 1389 г. и отображение этого описания в миниатюрах Лицевого свода XVI в. // ТОДРЛ. — 1969. — Т. XXIV. — С. 124—125).

430. Баснословное известие о жертвенниках Александра и Цезаря в средневековье подкреплялось авторитетом античных писателей, в частности Птолемея (Ильинская В. А., Тереножкин А. И. Скифия VII—IV вв. до н. э. — Киев, 1983; Раевский Д. С. Очерки идеологии скифо-сакских племен. — М., 1977).

431. Имеются в виду каменные половецкие бабы (Плетнева С. А. Половецкие каменные изваяния. — М., 1974). Малый Танаис — Северский Донец. Великий Перевоз был расположен на р. Донец к югу от устья р. Торопец (Багалей Д. И. Очерки по истории колонизации степной окраины Московского государства. — М., 1887. — С. 21).

432. Мценск как крепость возник в XVI в. (Тихомиров. — С. 421). Неясно, почему Г. пишет о ее следах.

433. Вероятно, Г. говорит о набегах крымцев.

434. В перечислении Г. основных пород промысловых рыб белуга и белорыбица (лосось) упоминаются впервые. Произношение “шеврига” зафиксировано и русскими памятниками (ААЭ. — Т. I. — № 204. — С. 331. 1585).

435. Г. неточно указывает местоположение Каширы (она находится на 80 км выше Коломны по Оке, а по прямой на 60 км, а не на 6 миль) и передает ее историю. В ней не было удельного князя. По завещанию Ивана III, она была передана Василию III (ДДГ. — С. 354), а ранее ею владел Мухаммед-Эмин (Каштанов. — С. 247). Вероятно, Г. говорит о Семене Ивановиче Калужском (ум. 26 июня 1517), а не Абдул-Латифе, арестованном в ноябре 1517 г., как думал А. А. Зимин (Зимин. Князья. — С. 48).

436. Последним удельным князем Серпухова был внук Владимира Андреевича Храброго — Василий Ярославич, арестованный в 1456 г. Рассказ о “независимом правителе” Каширы — контаминация сведений о ликвидации Каширского удела и Серпуховско-Боровского княжества.

437. Из глыбовой наземной руды изготовлялся знаменитый на всю страну сорт железа — “серпуховской уклад” (Колчин Б. А. Обработка железа в Московском государстве в XVI В. // МИА. — М., 1949. — Т. 12. — С. 200).

438. Об изготовлении посуды в Калуге сохранились и русские свидетельства того же времени (Акты феодального землевладения и хозяйства. — М., 1961. — Ч. II. — № 97. — С. 91).

439. Иван Михайлович Воротынский (Перемышльский) — князь Воротынского княжества, активный участник военных действий Руси: в 1507 г. оборонял Белев, в 1508 г. оказывал помощь Глинскому, в 1512 г. поддерживал поход на Смоленск, в 1513 и 1514 гг. защищал Тулу и Мстиславль, в 1517 г. держал охрану у Алексина, в 1521 г. в Тарусе, но не выступал против крымцев во время нашествия Мухаммед-Гирея. 17 января 1522 г. арестован, в феврале 1525 г. принес присягу Василию III, в 1531 и 1532 гг. снова военачальник (Назаров В. Д. Тайна челобитной Ивана Воротынского // ВИ. — 1969. — № 1. — С. 210—218; Зимин. 1988. — С. 132—133).

Андрей Иванович Старицкий во время похода Мухаммед-Гирея в 1521 г. вместе с Василием III направился из Москвы в Волоколамск. В 1522 г. находился в Коломне (Зимин. 1972. — С. 242—243).

440. об этих городах см.: Никольская Т. Н. К 500-летию стояния на Угре // СА. — 1980. — № 4. — С. 115—1Ш.

441. Сведения Г. не подкрепляются никакими иными источниками. До 1500 г. Путивль входил в состав ВКЛ, его наместником был кн. Богдан Федорович Бельский (Backus О. Motives of the West Russian Nobles in Deserting Lithuania for Moscow 1377_1514. _ Lawrence, 1957. — P. 178), с 1500 г. город был присоединен к Русскому государству. По мнению А. А. Зимина, назначение наместника, сделанное Шемякой, — кратковременный эпизод в истории Путивля. В 1517/18 г., по М. Н. Тихомирову, Путивль сразу стал великокняжеским владением (Зимин. Князья. — С. 45; Тихомиров. — С. 408). Возможно, старший из Дмитриев рассказа Г. был сыном Юрия Путятича, женатого на родной сестре Василия Ивановича Шемячича.

442. Киевский наместник 1523 г. — Андрей Якубович Немирович (Любавский. Сейм. — С. 333. — Примеч. 73).

443. Образ “выметания” врагов и недругов из страны традиционно возник и в период опричнины.

444. Сведения Г. не совсем точны (ср. русское родословие: Редкие источники по истории России. — М., 1977. — Вып. II. — С. 12).

445. По-видимому, опечатка: не Сна, а Сосна, хотя Сосна значительно восточнее.

446. Граница по Угре сохранилась еще в 1494 и 1504 гг. (ДДГ. — № 83, 89. — С. 330, 355; Любавский М. К. Образование основной государственной территории великорусской народности. Заселение и объединение центра. — М., 1929. — Карта).

447. Город Дмитров на р. Угре при впадении в нее р. Рессы.

448. О разрушении храмов Смоленска уже в средневековье см.: Воронин Н. Н., Раппопорт П. А. Зодчество Смоленска XII—XIII вв. — Л., 1979.

449. Смоленск вошел в ВКЛ в 1403 г., а не 1413 г., как у Г.

450. Василий I женился на Софье Витовтовне 9 янв. 1390 г. Последовательность событий иная (см. коммент. 449).

451. Вязьма входила в состав ВКЛ с 1403 по 1494 г., а Дорогобуж — по 1503 г. В 1500 г. Дорогобуж принадлежал К. И. Острожскому.

452. В 1526 г.

453. Бельские князья — потомки Ольгердовичей. Бельское княжество вошло в состав Русского государства в 1503 г., хотя ни Иван III, ни Василий III до 1514 г. не употребляли титула “бельский” в сношениях с ВКЛ. Мало вероятно, чтобы кн. Бельские, получившие новые земли на Руси, могли пользоваться прежними доходами с княжества.

454. Ржева Димитриева (современный Ржев), согласно завещанию Ивана III переданная Дмитрию Ивановичу (ДДГ. — С. 360. 1504), позднее носила наименование Володимеровой как воспоминание о том, что Василий I на время уступал ее Владимиру Андреевичу Серпуховскому (Там же. — С. 38, 43, 438). Г. сообщает название лишь, правой по течению р. Волги половины города, появившееся после 1504 г. (Кучкин.— С. 147).

455. О предполагаемом местоположении Ржевы Пустой см.: Замысловский. С. 445.

456. Названия “Волконский лес”, “Хвалынское море”, а также сведения, что Волга впадает в Каспийское море “семьюдесятью устьями”, заимствованы из летописного источника, имевшего в основе Московский свод 1479 г. (ПСРЛ. — Т. 25, — С. 338), или из Пролога; в Ермолинской и сходных с ней летописях соответствующие тексты отсутствуют. О Волковском (Оковском, Воковском) лесе знали и составители ПВЛ. Лес, из которого вытекает Днепр, в XIX в. назывался Волковиским (Замысловский. — С. 184). Б. К.

Известие Г. о “семидесяти устьях” Волги совпадает также с информацией, содержащейся в Пермском дорожнике конца XV — начала XVI в. (ГПБ. Соф. 1462 — Л. 91 об.), однако дорожник по-иному говорит о лесе в истоках Волги: “Волга река вышла из Сподубиа, из леса литовского...” А. П.

457. Вероятно, Вороново, откуда вытекает Волга (Малеин. — С. 340. Ср.: Замысловский. — С. 185). У Г. слуховая ошибка.

458. Г. снова полемизирует с Меховским (Меховский. — С. 115).

459. Эдель — правильнее Идиль (Идел). Птолемеевское Ра вошло в географическую литературу эпохи Возрождения. М. У.

460. Днепрово — в XIX в. находилось в Сычевском уезде.

461. Троицкий монастырь упомянут в Книге Большому чертежу (с. 189).

462. Хлоповцы — жители Холопьего городка.

463. Так писал Павел Иовий.

464. Ошибка или описка: Днепр поворачивает к западу.

465. Дюнабург — Двинск, ныне Даугавпилс.

466. Имеется в виду Альберт Кампензе.

467. Волок — г. Волоколамск.

468. Форма “Отверь” — результат так называемой агглютинации конечной гласной предлога “во” (“во Тверь”, “во Твери”).

469. Первоначально Торжок делился на новгородскую и владимирскую части (XII — середина XIV в.). До тех пор, пока титул владимирских князей носил тверской князь, он считался главой великокняжеских земель в Торжке (ГВНП. — № 1. — С. 9. Договор Новгорода с тверским князем Ярославом Ярославичем 1264 г.). После 1374 г. эти территории, по В. А. Кучкину, новоторжские губы, стали московскими. Шелонское докончание закрепило власть московского князя над тверской частью Торжка (Кучкин. — С. 78—79,90, 143, 154—155, 254).

470. Цна — приток р. Тверцы, в верхнем течении имеет направление на северо-запад, в среднем и нижнем — на северо-восток.

471. Официальная резиденция и двор князей в XII—XIV вв. находились на Городище, но жили они и в Новгороде на так называемом Ярославском дворище на Торговой стороне города (Каргер М. К. Новгород. — М., 1980. — С. 126; Андреев В. Ф. Княжеский двор в древнем Новгороде // Новгородский исторический сборник.— Л., 1984. — Т. 2. — С. 114—126).

472. Правильное понимание Г. термина “город” отмечает А. М. Сахаров (Сахаров А. М. Современники о средневековых городах России и стран Западной Европы // Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе. — М., 1972. — С. 328). В Новгороде городом назывался детинец (Янин В. Л. О продолжительности строительства Новгородского кремля конца XV в. // Советская археология. — 1978. — № 1.— С. 259—260).

473. Позже город Старая Ладога.

474. Речь идет о так называемых пятинах, из коих Г. далее упоминает только Водскую. Пятинное деление Новгородской земли не связано с пятикончанским делением самого города, а восходит к делению Новгорода на сотни и связано с сотенной, а не кончанской системой (см. подробнее. Янин В. Л. Новгородские посадники. — М., 1962).

475. Немецкий двор в Новгороде возобновил свою деятельность в 1514 г. после двадцатилетнего перерыва (Казакова Н. А. Русско-ганзейские и русско-ливонские отношения. Конец XIV — начало XVI в. — Л., 1975. — С. 315—337). О местоположении двора см.: Рыбина Е. А. Археологические очерки истории новгородской торговли. X—XIV вв. — М., 1978. — С. 121—153; Она же. Иноземные дворы в Новгороде XII— XVII вв. — М., 1986. О наличии “факторов” устав Немецкого двора ничего не говорит. По-видимому, под этим термином Г. понимал “слуг” Немецкого двора.

476. О территории Новгородской земли см.: Вернадский В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV в. — М.; Л., 1962.

477. Церковь Иоанна Предтечи на Торгу, но возможно и собор св. Петра на Немецком дворе. “Тамошние купцы” могли быть и ганзейцами.

478. Двинская земля временно была потеряна Новгородом еще в конце XIV в.

479. По В. А. Кучкину, “утверждения договорных грамот XIII—XIV вв. Новгорода с владимирскими князьями о принадлежности Вологды Новгороду не вполне точны” (Кучкин. — С. 44).

480. Служебные князья, приглашаемые Новгородом в конце XIV — начале XV в., получали там кормления (Янин В. Л. Новгородская феодальная вотчина: историко-генеалогическое исследование. — М., 1981. — С. 213—226). Последним служебным князем в Новгороде в конце 1470—1471 г. был Михаил Олелькович.

481. Основанием для подобных утверждений литовцев был тот факт, что большинство служебных князей Новгорода происходило из ВКЛ. В двойном новгородском и литовском подчинении в действительности находились лишь пограничные области — Ржева и Великие Луки, вопрос о дани с которых был предметом дипломатических переговоров в 80-е годы XV в. В 1482 г. литовский посол Богдан Андреевич Сакович выдвинул претензии на эти города и их волости. В 1486 г. оба города были присоединены к Русскому государству.

482. См. коммент. 127. В датировке битвы на р. Шелони Г. ошибается, спутав события 1471 г. с новгородским походом Ивана III 1477 г. Б. К.

483. Архиепископ Феофил был “сведен” в январе 1480. Б. К.

484. “Выводы” новгородцев в различные города Русского государства и расселение на их землях сведенцев из центральных областей было осуществлено в несколько этапов в 1476—1482, 1483—1488, 1489—1499 гг. (Абрамович Г. В. Поместная система и помещичье хозяйство в России в последней четверти XV и в XVI в. — Л., 1975; Кобрин В. Б. Становление поместной системы // ИЗ. — 1980. — Т. 105. — С. 150— 195).

485. С 1509 (когда был сведен архиепископ Серапион, скончавшийся в 1516 г.) до 1526 г., когда был поставлен новый владыка — Макарий.

486. Эта легенда о новгородском идоле помещена под 991 г. в большинстве русских летописей XV—XVI вв. Б. К

487. Церковь Рождества на Перыни сооружена в конце XII или в начале XIII в. на месте языческого святилища (Седов В. В. Древнерусское языческое святилище в Перыни // КСИИМК. — М., 1953. — Вып. 50. — С. 92—103; Каргер М. К. Указ, соч. — С. 209—210).

488. Свое повествование Г. строит не на летописях, умалчивающих об этих событиях, а на сообщении Геродота, передававшего подобную историю о скифах (Геродот. История в девяти книгах. — Л., 1972. — С. 187). В рассказе Г. отразилась и русская легенда о битве скифов с их рабами на месте Холопьего городка, переданная В. Н. Татищевым и П. Рычковым. Пространный вариант этой легенды применительно к новгородцам и “весянам” записал в 1699 г. дьякон моложского Архангельского монастыря Т. А. Каменович-Рвовский. В нем сообщалось, что “старые новгородские холопы” бежали из Новгорода незадолго до принятия христианства и поселились на Мологе. Исследователями признается реальным факт основания городка беглыми холопами, но связывается ими не с X в., а с началом XI в. Эта топонимическая легенда, вероятно, отражала факт колонизации Поволжья из Новгорода. Не исключено, что первоначальным этапом бегства холопов был еще один Холопий город — на Холопьей горе в 21 км от Новгорода к северо-востоку от него, на правом берегу Волхова (Зимин. Холопы — С 68—72; Смирнов П. П. Сказание о холопьей войне в Древней Руси // Учен. зап. МГПИ им. В. П. Потемкина. — М., 1947. — Т. II). Б. К., А. X.

489. “Корсунские врата” (их иногда называли Сигтунскими, Магдебургскими, Плоцкими) сделаны в 1153 г. в г. Магдебурге и предназначались для собора Успения Приснодевы Марии в Плоцке. С Корсунем их связывает поздняя легенда. В Новгороде врата появились во второй четверти XV в. (около 1453—1456 гг.). О корсунских колоколах сообщается в новгородских летописях под 1462 г. (Поппе А. В. К истории романских дверей Софии Новгородской // Средневековая Русь. — М., 1976. — С. 191—200; ПСРЛ. — Т. 3. — С. 241).

490. Г. точно передает летописное название. Б. К.

491. Г. преувеличил размеры Ладожского озера. В действительности его длина около 200 км, а ширина — около 130.

492. Орешек расположен при истоке Невы из Ладожского озера, а не в устье ее (Кирпичников А. Н. Древний Орешек. — Л., 1980). О причинах этой ошибки Г. см.: Замысловский. — С. 444.

493. По русским источникам в основном известно о солеварнях за городом при долевом участии отдельных хозяев (Горский А. Д. Сельское хозяйство и промыслы // ОРК XIII—XIV. — Ч. I. — С. 137—146).

494. Г. неправильно представляет речную систему Северо-Запада Руси. Река Пскова — приток р. Великой, впадающей в Псковское озеро, которое сообщается с Чудским. Эстонское название последнего — Пейпус. Город Опочка расположен в верхнем течении р. Великой.

495. это утверждал фабр, говоря о тройной стене Пскова (Фабр. — С. 12. Ср.: Лабутина И. К. Историческая топография Пскова в XIV—XV вв. М., 1985).

496. О форме “Опсков” см. 468.

497. Присоединение Пскова состоялось в 1510, а не 1509 г., как у Г., при Василии III, а не Иване III.

498. Вече (Кафенгауз Б. Б. Древний Псков. — М. 1969. — С. 85—111; Колосова И. О. Псковские посадники XIV—XV вв. — М., 1984. — С. 15—16).

499. Меховский подчеркивал обычай псковичей носить “немецкую” одежду (Меховский. — С. 107—108).

500. Об альбиносах на севере см.: Замысловский. — С. 301. — Примеч. 27.

501. Сведения Г. о районах, прилегающих к Финскому заливу, и о Корельском перешейке неверны: неправильно указано взаимное расположение Ивангорода и Яма. Последний расположен к юго-востоку от Ивангорода в глубь континента, а не “вдоль морского берега”, как у Г., на р. Луге, а не Плюссе (ср.: Клейненберг И. Э. О названии новгородского пригорода Ямы в западных источниках XV в. // Науч. докл. высш. шк. Ист. науки. — 1958. — № 1. — С. 12—16). Как в латинском оригинале, так и в НГ неясен текст: “12 mil. ab Iwanowgrod, a Iamma totidem, spatio 4 miliarium, occurrit castrum...”; “zwelff meyl von Iwanowgorod von der Jama gleich sovil, dann furt aus art vier meyl ist der fluss und stat” (в русском тексте дан буквальный перевод с латинского). По-видимому, пропущено указание “на расстоянии 4 миль от берега”. Указания на направление движения или описания нет, но, исходя из сообщения о Яме, можно думать, что Г. предполагал северное направление, тогда как речь должна идти о северо-востоке, востоке, северо-северо-западе — к Кореле (ныне Приозерск), западе— к р. Полне. Неправильно указаны и расстояния. Хаинская земли — несомненное искажение, но не от Гамской, т. е. Емьской земли (Замысловский. — С. 400), а от Каянскои (Шаскольский. — С. 16). Неверно охарактеризован и политический статус Корелы, которая, согласно Ореховскому миру 1323 г., входила в состав Новгородской земли. А. Н., А. X.

Об Орешке см.: Кирпичников А. Н. Древний Орешек: Историко-археологические очерки о городе-крепости в истоке Невы. — Л., 1980; Кирпичников А. Н., Савков В. М. Крепость Орешек. — Л., 1979.

502. Это Соловецкий Преображенский монастырь, основанный на западном берегу Соловецкого острова в 1429 г. Зосимой и Савватием.

503. Так в ЯГ; в латинском тексте наоборот: Sest Dubnam... excipit, т. е. Дубна впадает в Сестру. А. Н.

504. Сведения Г. о расцвете Дмитрова (ныне в Московской обл.) совпадают с разнообразными русскими источниками (Тихомиров. — С. 131—134; Попов Г. В. Художественная жизнь Дмитрова конца XV—XVI вв. — М., 1973).

505. Это сообщение подтверждается текстом свода 1500 г., включенного в состав новгородских летописей: в борьбе за великокняжеский престол в 1497 г. сын Ивана III княжич Василий якобы собирался “отъехать” и “казна пограбити на Вологде и на Белеозере” (ПСРЛ. Т. 4. — Ч. 1. — Вып. 2. — С. 530; Т. 6. — С. 273).

506. В действительности их 31.

507. В районе Белоозера обитало финское племя весь. Мнение Г. о слабой заселенности Белозерья считается преувеличенным (Копанев А. И. История землевладения Белозерского края XV—XVI вв. — М.; Л., 1951. — С. 9).

508. По Малеину, в полукилометре (521,6 м) (Малеин. — С. 341).

509. Данные Г. неверны: Холопий город стоял возле г. Мологи в 80 км от Углича (ныне дно Рыбинского водохранилища).

510. Ныне Переславль-Залесский.

511. Центром добычи соли был г. Соль Переяславская.

512. Оз. Неро.

513. О присоединении Ростова см.: Зимин А. А. Суздальские и ростовские князья во второй половине XV — первой трети XVI В. // ВИД. VII. —С. 64—65; Семенченко Г. В. Присоединение Ростовского княжества к Москве // ВИ. — 1986. — № 7. — С. 171—175.

514. Г. правильно отметил изменение содержания титула “князь” (Шиловский А. Н. Исследование общественно-политической терминологии периода образования и укрепления Русского централизованного государства: по материалам письменных источников XV—XVI вв. — М., 1972).

515. Югра — в русских средневековых источниках название земель Северного Предуралья (между р. Печорой и Уральским хребтом) и Зауралья, занимаемых хантыйскими и отчасти мансийскими племенами. Во второй половине XV в. в результате походов 14,65, 1483 и 1499/1500 гг. произошло номинальное включение Югры в состав Русского государства. Семен Федорович Курбский (ум. 1527) — один из ярославских князей (родовое село Курба находилось в 25 км от Ярославля), воевода в новгородском походе 1495 г., югорском 1499 г., возглавлял почти двухтысячную рать вятчан, устюжан, вычегжан и вымичей (Разрядная книга 1495—1598 гг. — М , 1966. — С. 29) в казанском 1506 г. и литовских 1507 и 1512—1515 гг. походах, снова казанском 1523 и 1524 гг., наместник в Пскове с 1510 по 1515 г., Стародубе в июле—августе 1519 г. (Зимин. 1988. — С. 91). В последние два года жизни находился в немилости из-за отрицательного отношения ко второму браку Василия III (РИБ. — Т. 31. — Стб. 163—165).

516. Г. опровергает мнение Фабра.

517. Пребывание пермских епископов в Вологде с 1492 г., после того как часть вологодских владений митрополичьего дома и новгородской кафедры была передана пермской епархии (ПСРЛ. — Т. 26. — С. 288), еще не означало окончательного перенесения центра пермской епархии из Усть-Выма в Вологду. По-видимому, это произошло лишь к 60—70-м годам XVI в. (Михайлов М. И. Описание Усть-Выма. — Вологда, 1851. — С. 311—316; Лыткин Г. Пятисотлетие зырянского края // ЖМНП.— 1883. — Ч. 230. — Декабрь. — С. 305—306). А. П.

518. В определении расстояния Г. ошибся: Вологда удалена от Белоозера почти на 200 км.

519. По русским источникам, такой резкой разницы цен, о которой сообщается в НГ, не наблюдалось (Маньков А. Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI в. — М., Л. 1951. — С. 104). Обращает на себя внимание тот факт, что Г. приурочивает сообщение о ценах на хлеб к рассказу о Вологде, вероятно, как к уже признанному центру хлебной торговли Руси. По А. Г. Манькову, цены в Вологде — средние сравнительно с Холмогорами, Новгородом и Псковом, с одной стороны, Москвой и Волоколамском — с другой.

520. Этимологические наблюдения Г. относительно Устюга верны. Старый Устюг находился при слиянии рек Юга и Сухоны на холме Гледен (Книга Большому чертежу. — С. 167). О перемещении города см.: Тихомиров. — С. 247—248.

521. Г. заблуждается. Гидроним Двина скорее всего балтского происхождения (Топоров В. Н., Трубачев О. Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. — М., 1962. — С. 183).

522. Гренландия. По средневековым географическим представлениям это самая северная населенная область, соседняя с Бьярмией. На картах она изображалась полуостровом, вытянутым на запад (Мельникова Е. А. Древнескандинавские географические сочинения. — М., 1986. — С. 33, 54, 78, 82, 92).

Текст воспроизведен по изданию: Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. М. МГУ. 1988

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.