Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ ХАМИД АЛ-ГАРНАТИ

ЯСНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ЧУДЕС МАГРИБ

МУРИБ АН БА'Д АДЖАИБ АЛ-МАГРИБ

ИЛИ

ВЫБОРКА ВОСПОМИНАНИИ О ЧУДЕСАХ СТРАН

НУХБАТ АЛ-АЗХАН ФИ АДЖАИБ АЛ-БУЛДАН

[л. 18б] И видел я на берегу Хазарского моря 1 поблизости от города, который называют Бакух 2, местность, в которой [из земли] выходит битум 3; эта местность возвышается над морем, в ней много травы и много дичи вроде газелей и тому подобного. Люди охотятся на них, разрубают их мясо и кладут его в шкуры вместе с солью и какими хотят крупами и приправами вроде риса и пшеницы или иного. Потом берут трубку из тростника, толстую с обеих концов, и завязывают мясо дичи в шкуру веревкой вместе с [одним] концом этой тростниковой трубки, потом закапывают мясо в эту землю 4, а [другой конец] тростинки оставляют снаружи. И мясо варится в этой земле, и выходит из него пена через эту трубку, а когда пенa кончается, то знают, что мясо уже сварилось. Тогда его вынимают из этой земли и находят его сварившимся, как в харисе 5. Но в то же время в этой земле нет жара, и когда человек спит на ней, то совершенно не чувствует от нее тепла; точно так же когда копают эту землю, то не находят в ней тепла [л. 19а], а в то же время пища выходит из этой земли горячей, как будто варилась на огне. Это — одно из чудес света.

А ночью в этой местности прямо из травы показывается огонь вроде серного огня, а когда на эту землю падает дождь, то огонь увеличивается и разгорается и становится заметнее, но ничего не сжигает и не имеет жару. В этой местности выходит нефть, и земля этой местности черная, как уголь. Отсюда вывозят [24] битум в другие местности. Это селение на Хазарском море, которое является границей Дербента.

А в море напротив этой местности, из которой выходит нефть и битум, есть гора из черной глины вроде битума, и море окружает ее. А на вершине ее есть длинная расселина, из которой вытекает вода, и вместе с этой водой выходит что-то вроде небольших камней для весов 6, [весом] в даник 7 и больше. Из них делают желтые бусы, похожие на янтарные, которые люди вывозят во все концы земли.

И есть в этом море недалеко от черной земли два острова, на одном из них — змеи, которые наполняют остров, как трава. На всем острове не удается никому ступить ногой на землю из-за их многочисленности — они одна на другой. А птицы этого острова несут яйца и высиживают птенцов, несмотря на этих змей. И когда выходят люди с кораблей на этот остров, чтобы набрать тех яиц и птенцов, то берут в руки заостренные тростинки и палки и удаляют ими змей со своего пути, чтобы можно было идти и собирать яйца и птенцов среди этих змей. [л. 19б] И они не причиняют вреда ни людям, ни этим птицам, ни их яйцам. А другим островом завладели джинны. На нем нет животных, но слышны на нем голоса.

Описание Баб ал-абваба (а это город Дербент) 8. Основание его — скала и стена его из скалы. Он длинный — от горы до моря расстояние трех фарсахов, а ширина его — полет стрелы, и есть у него железные ворота. Завоевал его Маслама, сын Абд ал-Малика — один из его сыновей 9. У него есть много башен, в каждой башне мечеть, и дома для воинов, и верхние помещения. А на стене со стороны страны неверных находится стража с колокольчиками, возглашающая с начала ночи и всю ночь поминающая Аллаха. А на этих башнях днем и ночью находятся стражи, смена же караула часта 10.

А меч Масламы находится вне города на холме, на котором для этого меча построили что-то вроде михраба11 из цельного куска скалы, меч же вынут из ножен и прислонен к стене в этом михрабе. Совершают к нему паломничество только в белой одежде, а если к нему направится кто-нибудь в одеянии, окрашенном в какой-либо цвет, то начинается дождь и ветер, так что деревни вокруг него едва не погибают; поэтому в [25] рустаках 12 на дорогах к этому холму поставлены cтpaжи, которые не пускают тех, кто идет смотреть меч в цветной одежде.

А выше 13 Дербента в дне нуги под горой на двух больших холмах находятся две деревни.

А вне Дербента есть источник среди деревьев, [л. 20а] каждую ночь к нему приходит группа людей, чтобы там ночевать. И иногда ночью из этой воды им является сильный свет, такой, что люди видят друг друга. Этот источник называют «Источник воздаяния» 14.

Выше Дербента входил я в горы Калалат, в которых [обитает] множество народов, все они мусульмане, следующие исламу, да помилует их Аллах! Они говорят на разных языках, а число их [народов] знает только всевышний Аллах. Они живут на высоких вершинах гор, где очень холодно, и одеваются люди из-за сильного холода в меха, а кроме того, на них еще тяжелые накидки 15. Люди этой страны живут долго, и много у них всяких благ, таких, как мед, и мясо, и фрукты в их долинах. Они народ великодушный, и есть у них простые мечети и соборные. И в каждой мечети около михраба есть помещение, которое называют «казна» 16; когда умирает тот, у кого нет наследника, то его имущество отдают в это помещение и предназначают его для путников, там хранится также часть зеката 17. А в противоположном конце мечети есть большое помещение 18 [4], предназначенное для иноземных неученых гостей, что же касается людей науки 19, то их везут в свои дома. Я жил у одного из их эмиров, известного под именем Абу-л-Касим; его рабы каждый день резали для меня барана, я говорил им:

«Разве ничего не осталось от того барана?»—а они отвечали: «Да, [осталось], но наш господин нам так приказал» 20.

Этот эмир читал под моим руководством «Удовлетворяющую книгу» ал-Махамили 21 по фикху 22; а он — да помилует его Аллах! — говорил на разных языках, таких, как: [5] лакзанский, и табаланский 23, и филанский, и закаланский, и хайдакский, и гумикский, и сарирский, и аланский, и асский, и зарихкаранский 24, и тюркский, и арабский, и персидский. У меня на занятиях присутствовали люди из этих народностей, и он объяснял [содержание этой книги] каждой народности на ее языке 25. [27]

А однажды я был в гостях у сестры этого эмира, и она сказала своему брату: «Спроси этого человека: если я буду с моим мужем и будет у него поллюция, то обязательно ли мне омовение?» Я подивился ей и сказал ему: «Скажи ей 26, что женщина из ансаров 27 спросила подобное этому у посланника Аллаха, — да благословит и сохранит его Аллах! — и тот ответил: если она увидит воду 28, то пусть совершит омовение. И сказал посланник Аллаха — да благословит и сохранит его Аллах! — лучшие жены — жены ансаров! Стыдливость не препятствует им постигать 29 религию».

[5] И отправился я по морю к стране хазар. И прибыл к огромной реке, которая больше Тигра во много-много раз, она будто море, из которого вытекают большие реки 30.

И на ней находится город, который называют Саджсин 31, в нем сорок племен гуззов 32, и у каждого племени — отдельный эмир. У них [гуззов] большие дворы, а в каждом дворе — покрытый войлоками шатер, огромный, как большой купол, один вмещающий сто и больше человек. А в городе купцов разных народностей и чужеземцев и арабов из Магриба 33 — тысячи, не счесть их числа. И есть в нем соборные мечети, в которых совершают пятничное моление хазары, которых тоже несколько племен 34. А в середине города живет эмир жителей Булгара, у них есть большая соборная мечеть, в которой совершается пятничное моление, и вокруг нее живут булгарцы 35. И есть еще соборная мечеть, другая, в которой молится народность, которую называют «жители Сувара» 36, она тоже многочисленна.

А в день праздника выносят [л. 20б] многочисленные мимбары 37, и каждый эмир молится с многочисленными народностями. И у каждой народности есть кадии 38, и факихи 39, и хатибы 40; и все толка Абу [6] Ханифы, кроме «магрибинцев» 41, которые толка Малика, иноземцы же толка Шафи'и 42, и дом мой сейчас среди них, и [среди них] невольницы-матери 43, и мои сыновья, и мои дочери 44.

А эта область 45 очень холодная. И в этой реке есть такие виды рыб, подобных которым я вообще не видел на свете, одну рыбу может снести только сильный мужчина, и еще такой вид рыбы, что ее может снести только сильный верблюд 46. Но есть среди них [28] также и маленькие 47. В такой рыбе нет мелких косточек и нет костей даже в голове, и зубов у нее нет. Она вроде овечьего курдюка, нашпигованного куриным мясом, нет, даже приятнее мяса жирного барашка и вкуснее. Эту рыбу пекут и кладут в нее рис, и становится она вкуснее жирной баранины и курятины 48. Покупают такую рыбину, в которой сто маннов 49, за полданика 50. И извлекают из ее живота жир, которого хватает для светильника на месяц 51, а из желудка выходит [7] полманна и больше рыбьего клея 52. И вялят ее ломтями, и становится она 53 лучше всякого на свете вяленого мяса, цвета красного, просвечивающегося янтаря 54, ее едят с хлебом, как она есть, не нужно ни варить, ни жарить.

У них имеет хождение олово, каждые восемь багдадских маннов 55 стоят динар 56, разрезают его на куски и покупают на него что хотят из фруктов, хлеба и мяса 57.

А мясо у них дешевое, так что бывают бараны, когда приходят караваны неверных, один баран за полданика, а ягненок за 58 тассудж . И у них столько разных сортов фруктов, что больше не бывает, и в том числе чрезвычайно сладкие дыни 59, и есть сорт дынь, который держится зимой 60.

А зима у них очень холодная 61. Их зимние дома — из больших бревен сосны 62, положенных один поверх другого, а их крыши [8] и потолки из деревянных досок 63. И разводят они [в домах] 64 огонь, двери же у них маленькие, завешиваемые бараньими шкурами с мехом 65, и внутри домов жарко, как в бане, а дров у них много.

И замерзает эта река так, что становится, как земля, ходят по ней 66 лошади и телята и всякий домашний скот 67. И на этом льду они сражаются. И прошел я эту реку в ширину, когда она замерзла, и была ширина ее, без рукавов, которые вытекают из этой реки, тысяча шагов и восемьсот сорок с чем-то шагов моими шагами.

А джинны сделали Сулайману 68 рядом с этой рекой тысячу рек, каждая река размером в милю 69, и вынули из них землю, и стало так, будто около этой реки гора, ширина ее — полет стрелы, а рядом с ней похожих на нее тысяча гор и тысяча рек, рек глубоких, наполненных водой из этой реки. И размножается [30] в них рыба, и становится [многочисленной] подобно праху. И любое судно, которое приходит в одну из этих рек, ставит сеть в устье реки, [9] и вводят они суда [в устье], наполняя суда [рыбой] 70. Даже если бы судов была бы сотня, то и они заполнились бы из одной реки разными видами рыбы, а эти реки не были бы исчерпаны. Нет ничего подобного этому.

А за этими реками и горами на несколько дней пути протянулась земля, вся покрытая солью 71, красной, и белой, и синей, и разных других цветов. Наполняют ею суда и везут по этой реке в Булгар. А между Саджсином и Булгаром по этой реке [надо плыть] сорок дней.

А Булгар тоже огромный город 72, весь построенный из сосны, а городская стена — из дуба. А вокруг него без конца [всяких] народов, они уже за пределами семи климатов 73. Когда день длинный, то длина его двадцать часов, а ночь — четыре часа. [10]. А когда наступает зима, длится ночь двадцать часов, а день — четыре часа.

А летом в полдень жара у них сильная, сильнее, чем во всем свете, а вечером и ночью воздух холодает, так что нужно много одежд. Я постился там в месяц рамадан летом, и нарушил [пост] 74, и забирался под землю в помещение, в котором была вода, выходившая из земли. А холода зимой бывают очень сильные, настолько, что раскалывается дерево от жестокости мороза. А царь в это время сильных морозов выходит в походы против неверных и уводит в плен жен их, их сыновей и дочерей и лошадей. А жители Булгара — выносливейшие из людей в отношении мороза, потому что пища их и питье по большей части из меда, мед же у них дешевый.

И есть в их земле кости племени Ад 75, ширина одного зуба — две пяди, а длина его — четыре пяди; а от головы его [т. е. великана] до плеча — пять ба 76, а голова его, как большой купол, и их там много. [11] А под землей есть бивни слонов, белые как снег, тяжелые как свинец, один — сто манное и больше и меньше, не знают, из какого зверя они выломаны. И вывозят их в Хорезм и Хорасан. Из них изготовляют гребни и шкатулки и другое, так же как изготовляют из слоновой кости, но только это — крепче слоновой кости: не ломается 77. [31]

И выше этой страны обитают народы, которым нет числа, они платят джизью 78 царю булгар. А смысл слова булгар — ученый человек. Дело в том, что один человек из мусульманских купцов приехал к нам из Бухары 79, а был он факихом, хорошо знавшим медицину. И заболела жена царя, и заболел царь тяжелой болезнью. И лечили их лекарствами, которые у них приняты. И усилился их недуг, так что стали они оба опасаться смерти. И сказал им этот мусульманин «Если я стану лечить вас и вы поправитесь, то примете мою веру?» Оба они сказали: «Да». Он их лечил, и они поправились и приняли ислам, и принял ислам народ их страны. И пришел к ним царь [12] хазар во главе большого войска, и сражался с ними, и сказал им: «Зачем принял эту веру без моего приказа?» И сказал им мусульманин: «Не бойтесь, кричите: Аллах велик!» И они стали кричать: «Аллах велик! Аллах велик! Аллаху хвала! О боже, благослови Мухаммада и род Мухаммада!» — и сразились с этим царем, и обратили его войско в бегство, так что этот царь заключил с ними мир и принял их веру, и сказал: «Я видел больших мужей на серых конях, которые убивали моих воинов и обратили меня в бегство». И сказал им этот богослов: «Эти мужи — войско Аллаха, великого и славного».

А ученый у них называется балар, поэтому назвали эту страну «Балар», смысл этого — «ученый человек», и арабизировали это, и стали говорить «Булгар». Это прочитал я в «Истории Булгара», переписанной булгарским кадием, который был из учеников 80 Абу-л-Масали Джувейни 81, да помилует его Аллах.

[13] А у него [Булгара] есть область, [жители которой] платят харадж 82, между ними и Булгаром месяц пути, называют ее Вису 83. И есть другая область, которую называют Ару 84, в ней охотятся на бобров, и горностаев, и превосходных белок. А день там летом двадцать два часа. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров.

А бобер удивительное животное, живет в больших реках, и строит дома на суше рядом с рекой, и делает для себя что-то вроде высокой суфы 85, а справа от него приступка для жены, пониже той суфы, что для него, а слева от него — для его детей.

[14] А в нижней части этого дома место для его [32] рабов. И есть у дома дверь к реке и дверь повыше — на сушу. А он питается то деревом халандж 86, то рыбой. Они нападают друг на друга и берут друг друга в плен. И купцы в этой стране и в Булгаре отличают шкурки бобров-рабов; дело в том, что бобер-слуга режет дерево халандж для своего господина и оттаскивает его ртом, .я поэтому слуга, который срезает его, трет его своими боками, и выпадает шерсть из его шкуры справа и слева. {По этим признакам] и говорят:

«Это — слуга бобра». А у бобра, которого обслуживают, нет следов на шкуре. А Аллах всевышний говорит: «...И внушило ей распущенность ее и богобоязненность» 87.

А за Вису на море Мраков есть область, известная под названием Йура 88. Летом день у них бывает очень длинным. Так что, как говорят купцы, солнце не заходит сорок дней, а зимой [15] ночь бывает такой же длинной. Купцы говорят, что Мраки недалеко от них и что люди Йура ходят к этому Мраку, и входят в него с факелами, и находят там огромное дерево вроде большого селения, а на нем — большое животное, говорят, что это птица. И приносят с собой товары, и кладет [каждый] купец свое имущество 89 отдельно, и делает на нем знак, и уходит; затем после этого возвращаются и находят товар, который нужен в их стране. И каждый человек находит около своего товара что-нибудь из тех вещей; если он согласен, то берет это, а если нет, забирает свои вещи и оставляет [33] другие, и не бывает обмана. И не знают, кто такие тe, у кого они покупают эти товары.

И привозят люди мечи из стран ислама, которые делают в Зенджане, и Абхаре, и Тебризе, и Исфахане, в виде клинков, не приделывая рукоять и без украшений, одно только железо, как оно выходит из огня. И закаляют [16] эти мечи крепкой закалкой, так что если подвесить меч на нитку и ударить ногтем или чем-нибудь железным или деревянным, то будет долго слышен звон.

И эти мечи как раз те, которые годятся, чтобы везти в Йуру. А у жителей Йуры нет войны, и нет у них ни верховых, ни вьючных животных — только огромные деревья и леса, в которых много меда, и соболей у них очень много, а мясо соболей они едят. Н привозят к ним купцы эти мечи и коровьи и бараньи кости, а 'в уплату за них берут шкуры соболя и получают от этого огромную прибыль.

А дорога к ним по земле, с которой никогда не сходит снег; и люди делают для ног доски и обстругивают их; длина каждой доски ба, а ширина — пядь. Перед и конец такой доски приподняты над землей, посредине доски место, на которое идущий ставит ногу, в нем отверстие, в котором закреплены прочные кожаные ремни, которые привязывают к ногам [17]. А обе эти доски, которые на ногах, соединены длинным ремнем вроде лошадиных поводьев, его держат в левой руке, а в правой руке — палку длиной в рост человека. А внизу этой палки нечто вроде шара из ткани, набитого большим количеством шерсти 90, он величиной с человеческую голову, но легкий. Этой палкой упираются в снег и отталкиваются палкой позади, как делают моряки на корабле 91, и быстро двигаются по снегу. И если бы не эта выдумка, то никто не мог бы там ходить, потому что снег на земле вроде песка. не слеживается совсем. И какое бы животное ни пошло по этому снегу, проваливается в него н умирает в нем, кроме собак и легких животных вроде Лисицын зайца, а они проходят по нему легко и быстро. А шкуры лисиц и зайцев в этой стране белеют так, что становятся вроде ваты, таким же образом белеют и волки. В области Булгара их шкуры белеют зимой.

[18] А эти мечи, которые привозят из стран ислама в Булгар, приносят большую прибыль. Затем булгарцы [34] везут их в Вису, где водятся бобры, затем жители Вису везут их в Йуру, и [ее жители] покупают их за соболиные шкуры, и за невольниц, и невольников. А каждому человеку, живущему там, нужен каждый год меч, чтобы бросить его в море Мраков. И когда они бросят мечи, то Аллах выводит им из моря рыбу вроде огромной горы, которую [рыбу] преследует, желая ее съесть, другая рыба, больше ее во много раз. И спасается маленькая от большой, и приближается к суше, и попадает на место, откуда не может возвратиться в море, и остается там. А большая рыба не может достать меньшую и возвращается в море.

Выходят жители Йура в море на судах и отрезают [мясо] от ее боков, а рыба не чувствует этого и не шевелится, и они наполняют свои дома ее мясом и поднимаются на ее спину, а она как огромная гора. И остается она у них какое-то время, пока [19] они отрезают от нее: каждый, кто бросил в море меч, берет от рыбы долю. А иногда поднимается вода моря, и всплывает эта рыба и возвращается в море, а ее мясом наполнены уже сто тысяч домов, а то и больше 92.

А мне рассказывали в Булгаре, что одной из этих рыб в один из годов сделали отверстие в ухе, и продели в него веревки, и потащили эту рыбу; и открылось ухо рыбы, и изнутри его вышла девушка, похожая на потомков Адама: белая, краснощекая, черноволосая, толстозадая, прекраснейшая из женщин. И взяли ее жители Йуры и привезли на сушу, и это существо 93 стало бить себя по лицу, и рвать волосы, и вопить. А Аллах сотворил ей в ее средней части, от пояса до колен, нечто вроде белой кожи, похожее на крепкую плотную ткань, покрывающее ее срам, будто изар 94, обвязанный вокруг пояса и прикрывающий ее срам. Они держали ее, пока она не умерла у них. Поистине, могуществу Аллаха нет предела ! 95

[20] Говорят: 96 действительно если жители Йура не бросят в море мечи, о которых я упоминал, то им не будет послана рыба и они умрут от голода.

Жителям Вису и Йура запрещено летом вступать в страну Булгар, потому что когда в эти области вступает кто-нибудь из них, даже в самую сильную жару, то воздух и вода холодают, как зимой, и у людей гибнут посевы. Это у них проверено. Я видел группу их в Булгаре во время зимы: красного цвета, с голубыми [35] глазами, волосы их белы, как лен, и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый, как уксус [21], он подходит им из-за горячести их темперамента, объясняющейся тем, что они едят бобровое и беличье мясо и мед.

И есть в их стране вид большой птицы с длинным клювом, клювы этих птиц повернуты вправо и влево:

верхняя половина — вправо на шесть пядей, [нижняя] — влево на шесть пядей, вот таким образом, вроде лам-алифа 97. А когда эта птица ест или пьет, то смыкает свой рот, и ест, и пьет. А мясо этой птицы помогает от камней в почках и мочевом пузыре. Его привозят вяленым, нарезанным маленькими кусочками. А когда ее яйцо упадет на лед или снег, то растапливает его, как растапливает огонь. И селится она только на земле или на дереве 98.

Когда я поехал в страну славян, то выехал из Булгара и плыл на корабле по реке славян. А вода ее черная, как вода моря Мраков, она будто чернила, но притом она сладкая, хорошая, чистая. В ней нет рыбы, а есть большие черные змеи, одна на другой, их больше, чем рыб, но они не причиняют никому вреда. И есть в ней животное вроде маленькой кошки с черной шкурой, зовут его водяным соболем. Его шкуры вывозят в Булгар и Саджсин, а водится он в этой реке.

Когда я прибыл в их страну, то увидел, что эта страна обширная, обильная медом и пшеницей и ячменем и большими яблоками, лучше которых ничего нет. Жизнь у них дешева.

Рассчитываются они между собой старыми беличьими шкурками, на которых нет шерсти [23], и которые нельзя ни на что никогда использовать, и которые совсем ни на что не годятся. Если же шкурка головы белки и шкурка ее лапок целы, то каждые восемнадцать шкурок стоят по счету[славян] серебряный дирхем, связывают [шкурки] в связку и называют ее джукн 99. И за каждую из таких шкурок дают отличный круглый хлеб, которого хватает сильному мужчине.

На них покупают любые товары: невольниц, и невольников, и золото, и серебро, и бобров, и другие товары. [36] И если бы эти шкурки были в какой-нибудь другой стране, то не купили бы тысячу их вьюков за хаббу 100 и не пригодились бы они совсем ни на что. Когда они [шкурки] испортятся в их домах, то их, [иногда даже] рваные, несут в мешках, направляясь с ними на известный рынок, на котором есть некие люди, а перед ними работники. И вот они кладут их перед ними, и работники нанизывают их на крепкие нитки, каждые восемнадцать в одну связку, и прикрепляют на конец нитки кусочек черного свинца, и припечатывают его печаткой, на которой имеется изображение царя. И берут за каждую печать одну шкурку из этих шкурок, пока не опечатают их все. И никто не может отказаться от них, на них продают и покупают.

[24] А у славян строгие порядки 101. Если кто-нибудь нанесет ущерб невольнице другого, или его сыну, или его скоту или нарушит законность каким-нибудь образом, то берут с нарушителя некоторую сумму денег. А если у него их нет, то продают его сыновей и дочерей и его жену за это преступление. А если нет у него семьи и детей, то продают его. И остается он рабом, служа тому, у кого он находится, пока не умрет или не отдаст то, что заплатили за него. И совсем не засчитывают ему в его цену ничего за служение господину. [37]

А страна их надежная. Когда мусульманин имеет дело с кем-нибудь из них и славянин обанкротился, то продает он и детей своих и дом 102 свой и отдает этому купцу долг.

Славяне храбры. Они придерживаются византийского толка несторианского христианства.

А вокруг них — народность, живущая среди деревьев, бреющая бороды. Живут они на [берегах] огромной реки и охотятся на бобров в этой реке. Мне рассказывали о них, что у них каждые десять лет становится много колдовства, а вредят им их женщины из старух колдуний. Тогда они хватают всех старух в своей стране, связывают им руки и ноги и бросают в реку: ту старуху, которая тонет, оставляют и знают, что она не колдунья, а которая остается поверх воды — сжигают на огне 103.

Я оставался у них с караваном длительное время, страна их безопасна. Харадж они платят булгарам. И нет у них религии, они почитают некое дерево, перед которым кладут земные поклоны. Так мне сообщил тот, кто знает их обстоятельства.

И прибыл я в город [страны] славян, который называют «Гор[од] Куйав» 104. А в нем тысячи «магрибинцев» 105, по виду тюрков, говорящих на тюркском языке и стрелы мечущих, как тюрки. И известны они в этой стране под именем беджн[ак] 106.

И встретил я человека из багдадцев, которого зовут Карим ибн Файруз ал-Джаухари, он был женат на [дочери] одного из этих мусульман. Я устроил этим мусульманам пятничное моление и научил их хутбе 107, а они не знали пятничной молитвы.

[26] И остались у них некоторые из моих спутников, обучавшихся у меня, а я поехал к [народу] башкирд 108, обитающему в сорока днях пути выше 109 страны славян, мимо языческих народностей, разновидностям которых нет числа. И [живут] они среди высоких деревьев и садов, таких [больших] деревьев я не видел нигде на всем свете, а плодов у них нет.

И увидел я однажды у основания дерева нечто похожее на ящерицу 110, с руками и ногами, [она такая], будто Аллах всевышний вывел ее из рая, она словно сделана из красного прозрачного яхонта, такого прозрачного, что сквозь него проходит взор 111, и из чистого блестящего золота, подобного этому я не видел [38] нигде на свете: [27] она как будто совершенное произведение искусства. Я изумился ее красоте. Мои спутники окружили ее верхом на конях, а она смотрела так, будто в глазах ее волшебство, и поворачивала к нам свою голову то вправо, то влево, но не двигалась с места, совершенно не боясь нас.

И вот прибыл я в страну Ункурийа [Венгрия], а там народность, которую называют башкирд [венгры], она первая из тех, что вышли из страны тюрок и вступили в страну франков, и они [венгры] храбры, и нет им числа. И страна их, которая известна под названием Ункурийа, состоит из 78 городов. У каждого из этих городов множество крепостей, и волостей, и сел, и гор, и лесов, и садов. И в ней живут тысячи «магрибинцев» 112, нет им числа. И в ней — тысячи хорезмийцев, которым тоже нет числа 113. А хорезмийцы служат царям и внешне исповедуют христианство, а втайне — ислам; магрибинцы же служат христианам только во время войн и открыто исповедуют ислам.

[28] И когда я прибыл к магрибинцам, они оказали мне почет, а я наставлял их кое в чем из науки 114, и научил некоторых из них говорить по-арабски, и, не жалея сил, занимался с ними повторением и заучиванием обязательных предписаний в отношении молитвы и других проявлений поклонения Аллаху. Кратко рассказал им о хаджже 115 и правилах наследования, так что они стали делить наследство [по-мусульмански].

И сказал мне один из них: «Хочу переписывать н учиться по книге» 116 (а он уже хорошо говорил по-арабски). Я ответил ему: «Старайся запомнить и понять и не говори о книгах без иснада 117, и ты постигнешь, если поступишь так». А он сказал: «Разве ты не говорил: “Сказал пророк, да благословит его Аллах и да сохранит: закрепляйте знания письменами?"» Я ему ответил: «В книге нет знания, в ней только письмена, ведущие к знанию, — когда их запоминают, тогда они становятся знанием, ибо знание — свойство ученого», — и произнес ему мои стихи:

Знание в сердце не то, что в книгах,
И не обольщайся игрой и забавами.

[29] И произнес ему еще мои стихи: [39]

Запишешь знание и положишь в ларец,
Но не запомнишь — не добьешься никакого успеха.
Только тот добьется успеха, кто запомнит его,
Уразумев и оградив от ошибок
118.

«А когда запомнишь, то запиши по памяти, и тогда это будет знание, закрепленное тобой письмом. А если спишешь с книги, то это будет переписанной рукописью, а совсем не будет знанием. Знай это».

До этого они не знали пятничного моления, и вот выучились они пятничной молитве и xyтбe 119, и я им сказал: «Подлинно, пророк, да благословит и сохранит его Аллах, сказал: “Пятничное моление — хаджж бедняков, кто не в состоянии совершить хаджж, но присутствует на пятничном молении, тому будет записано вознаграждение хаджжа"». А сейчас у них больше 10000 мест, где в пятницу произносят хутбу явно и тайно, потому что их область огромна. Я пробыл среди них три года, но смог посетить только четыре города. А эта область 120 расположена от Великой Румии 121 до границ Кустантинийи 122. И в ней есть горы, в которых добывают золото и серебро.

[30] И эта страна — одна из наиболее изобильных и благоденствующих: бараны бывают по двадцати за динар, а ягнята и козлята — по тридцати за динар, а мед — 500 ритлей за динар, а красивая невольница — десять динаров. А во время набегов покупают превосходную невольницу за три динара, а румского невольника... 123.

Я купил невольницу смешанного происхождения 124, отец, мать и брат которой живы, купил я ее у ее хозяина за десять динаров, [она была] пятнадцати лет, прекраснее полной луны, черноволосая и черноглазая, белая, как камфара, умела варить, шить и считать. И купил я другую невольницу, румийку, восьми лет, за пять динаров.

И вот купил я однажды два кувшина полных сотового меда с воском за полдинара и сказал ей: «Тебе надо очистить этот мед, отделив воск», — вышел на суфу 125 у ворот дома, на которой собирались люди, и посидел там с людьми некоторое время, потом вошел во двор и увидел пять кругов воска, чистого, как золото, и большой кувшин с медом, похожим на розовую воду. Мед был очищен и разлит по кувшинам за один час. [40]

Родился у нее [31] сын и умер. Я освободил ее и назвал ее Марьям, мне очень хотелось, чтобы она поехала со мной в Саксин, но я опасался за нее из-за тюркских невольниц-матерей, которые были у меня в Саксине 126.

А царь [народа] башкирд все время разоряет страну Рум. Я сказал этим мусульманам: «Участвуйте в джихаде 127 вместе с этим царем, и будет вам записано за это вознаграждение джихада. Они вышли вместе с ним в страну Кустантинийи и обратили в бегство двенадцать армий царя Рума. И привели группу туркмен из войска Конии. Я спросил некоторых из них: «Зачем вы пошли в войско царя Рума?» Они ответили: «Он нанял каждого из нас за двести динаров, и мы не знали, что в этой земле есть мусульмане». Я послал их в страну Рума, чтобы они вернулись в Конию.

И прибыл правитель Кустантинийи, прося мира, и роздал много денег, и [возвратил] множество пленных мусульман. И рассказали мне некоторые из пленных мусульман, которые были в Руме, что царь Рума спросил: «По какой причине царь башкирд выступил против моей страны и опустошил ее, ведь у него не было такого обыкновения?» И сказали ему: «У царя башкирд есть войско из [32] мусульман, которым он позволил открыто исповедовать их религию, они-то [41] и есть те, которые привели его в твое царство и опустошили твою страну». И сказал царь Рума: «А вот мусульмане, которые у меня, не сражаются вместе со мной». Ему ответили: «Ты принуждаешь их к принятию христианства». Он сказал: «Я никогда не принуждал мусульман к принятию моей религии и [даже] строил им мечети, чтобы они сражались вместе со мной».

А царя башкирд зовут кирали 128, и царство его больше царства правителя Рума во много раз, и войско его неисчислимо. И страна его обширнее страны Рум на двадцать дней пути и даже больше. Он исповедует толк ифранджей 129, потому что он взял жену из них и совершает походы на страну ифранджей и берет их в плен. И все народы боятся войны с ним из-за многочисленности его войск и большой его храбрости.

И когда он услышал, что я запрещаю мусульманам питье вина и разрешаю иметь наложниц и четыре свободных жены, то сказал: «Это неразумно, потому что вино укрепляет тело, а [обладание] многими женщинами ослабляет тело и рассудок, религия мусульман не придерживается разума». [33] А я сказал переводчику: «Скажи царю: закон мусульман не похож на закон христиан, ведь христианин пьет вино за едой, как воду, и не пьянеет, и это увеличивает силу, а мусульманин, который пьет вино, желает от него только сильного опьянения, и уходит его разум, и становится он как безумный: прелюбодействует, и убивает, и безбожничает,— нет в нем ничего хорошего,— и отдает свое оружие и коня, и растрачивает деньги в погоне за наслаждением вином. А ведь они здесь — твое войско. И когда прикажешь ты ему идти в поход, не будет у него ни коня, ни оружия, ни денег — все потерял из-за питья. Так знай же: либо ты его убьешь, или побьешь, или прогонишь, либо придется дать ему коня и оружие, а он снова его погубит. Что касается наложниц и жен, то совокупление подходит мусульманам из-за пылкости их натуры. А кроме того, они — твое войско, и, если умножатся их дети, умножится и твое войско».

И сказал он: «Послушайте этого старца. Он действительно умен. Женитесь, как хотите, я не буду этому препятствовать». Этот царь противодействовал [42] священникам и разрешал [иметь] наложниц. Этот царь любил мусульман.

[34] И оставил я у них моего старшего сына Хамида, а ему было в тот день, когда я его оставил, тридцать с лишним лет, и был он женат на двух женщинах из дочерей почтенных мусульман, и был наделен сыновьями. И был он достойным [ученым]. В детстве я давал ему по полданика за каждый вопрос, который он запоминал 130.

А в [стране] Башкирд [водятся] дикие быки, большие вроде слона. Шкуру одного такого быка везут два сильных мула, а голову его везут на повозке. На них охотятся, и называют их сантал 131. Это одно из удивительнейших животных. У него вкусное и жирное мясо, а рога его большие, длинные, как бивни у слона.

[35] И видел я в этой стране множество могил племени Ад. Мне вынули [оттуда] половину корня переднего зуба одного из них: ширина его — пядь, а вес — 1200 мискалей 132, а голень одного из них такая, что я не мог одной рукой поднять эту кость с земли.

Аш-Ша'би 133 в своей книге «Книга жизнеописаний царей» упоминает, что когда Шаддад ибн Ад строил многоколонный Ирам 134, то послал сына своего дяди по отцу, ад-Даххака ибн Алвана ибн Ирама ибн Сама 135, а с ним десять тысяч великанов, отправив его в Ирак и Хорасан. И был с ними верующий человек из последователей Худа 136, — да будет мир над ним,— которого звали Лам ибн Абир ибн Ад ибн Ирам. И [упоминает он], что ад-Даххак угрожал ему и опасался его, потому что Лам запрещал ад-Даххаку несправедливость и враждебность и порочное [поведение]. И сказал ему ад-Даххак: «Поистине, ты выступаешь против царя и стал следовать религии Худа». И ушел он, опасаясь ад-Даххака, и направился в северную сторону, пока не прибыл в пустынную местность за Великой Румией [36], где не было никого из людей. Он нашел там свинцовый рудник и построил здание с куполом из свинца, окружность которого — четыре тысячи локтей, а высота — тысяча локтей, и был он погребен в нем. И [упоминает], что когда исчез Лам ибн Абир, то ад-Даххак послал на его поиски двух человек из своих эмиров, с каждым эмиром было войско из его сторонников. И прибыл один [43] в Булгар, а другой в Башкирд, и искали его в северных странах, но не обнаружили его следов. И был убит ад-Даххак, и остались эти великаны в земле булгар и башкирд, там и находятся их могилы.

[36] А в здании с куполом из свинца, который построил Лам ибн Абир, на его могиле [лежит] мраморная плита со стихами:

Я Лам, сын Абира, сменивший
мрак многобожия на искреннюю веру,
Говоря: нет божества, кроме Него,
господа моего, в котором мое прибежище.
И захотел от меня ад-Даххак и неверующие,
чтобы я уподобился ему в слепоте и заблуждении,
И вот покинул я страну со всеми своими,
и освободил ему свой квартал и двор.
Я был верующим в Аллаха
137, господа Идриса 138 и Ноя
и убежденным в возмездии.
Жил я долгое время в пустыне,
страшась и скрываясь от ослушников.
Построил я с помощью Аллаха, обладателя мощи,
из листов свинца то, что вы видите,
[37] И приказал своим сынам похоронить меня
внутри него в моих плащах и рубахах.
Придет спустя века после меня пророк
из хашимитов
139, вершина и лучший [из пророков],
Богобоязненный, благочестивый, сострадательный и милостивый
к сиротам и голодным беднякам,
О, если бы дожил я, чтобы увидеть его,
дабы достичь желаемого и [получить] достоинство избранных!

И видел я в Булгаре человека из потомков адитов, рост которого — больше семи локтей, я доставал ему до пояса 140. Он был сильным: брал заколотую лошадь, и ломал ее кости, и рвал кожу и сухожилия быстро, в одно мгновение, я не мог бы разрубить ее с такой скоростью и топором. А царь Булгара изготовил для него кольчугу, которую он возил с собой на войну на повозке. А шлем у него из железа вроде большого котла. Он сражался такой огромной длинной дубиной из крепкого дуба, которую не сможет поднять сильный мужчина [38], а она в его руках была как палка в руке одного из нас. А тюрки уважали и почитали его и когда увидели его идущим им навстречу, то разбегались, говоря: «Это господь наш прогневался на нас». Но при всем этом он был любезным, добродетельным, миролюбивым. И не было в [44] Булгаре бани, которая могла бы его вместить, кроме одной высокой бани с широкими дверями.

И вот просил я у царя башкирд разрешения выехать в страну мусульман, в Саджсин, и сказал: «Ведь дети мои и жены мои там, а я вернусь к тебе, если пожелает Аллах». И сказал он: «Оставь здесь своего старшего сына Хамида, и я пошлю с тобой посланца из мусульман, чтобы он набрал для меня из беднейших мусульман и тюрков тех, кто хорошо мечет стрелы». И послал со мной письмо к царю славян и запечатал красным золотом, на котором было изображение царя. И послал он со мной человека, которого звали Исмаил ибн Хасан, одного из тех, кто читал под моим руководством. И был он из сыновей храбрых мусульманских эмиров, которые открыто исповедуют свою религию, а вместе с ним были его гулямы 141 и группа его присных 142.

[39] И когда я прибыл в страну славян, то царь ее оказал мне почет, уважая его письмо и боясь его [царя Венгрии]. И перезимовали мы у него, а к весне выехали в страну тюрок, направляясь в Саджсин. И выехал вместе со мной Абд ал-Карим ибн Файруз ал-Джаухари, который выехал из страны славян со своей женой и сыном, оставил свою жену в Саджсине, а потом вернулся в страну славян.

Я набрал для этого посланца группу мусульман, которые мечут стрелы, и послал я вместе с ними своего ученика из моих спутников, одного из тех, кто выучил кое-что из шариата 143, и сказал: «Я направляюсь в хаджж и вернусь к вам, если захочет Аллах, дорогой через Конию». А когда они уехали в [страну] Башкирд, я [поехал] и плыл морем месяц, направляясь в Хорезм, где я уже бывал до этого.

А страна Хорезм [протянулась] на сто фарсахов 144, в ней много городов, селений и рустаков 145 и крепостей. И в нем [Хорезме] есть такие фрукты, подобных которым я не видел ни в одной из стран [40], которые я посетил. В нем есть сорта дыни, вкуснее и приятнее сахара и сотового меда. И есть в нем сорт дыни с зеленой коркой и черными крапинками, а внутренность ее красная, как сердолик, очень, очень сладкая, и внутренность эта плотная. Одна дыня в десять манное 146 и больше и меньше. Подвешивают их в домах на всю зиму и продают на базарах. А также есть сорта винограда [47] вроде фиников, красного и белого, который подвешивают на зиму, и он дешев. И есть также яблоки, и груши, и гранаты, они украшают ими лавки все время, особенно весной, и кажется человеку, что они только что сорваны в саду.

[41] А жители Хорезма — достойные ученые, поэты и благородные люди. Их проповедник ал-Муваффак ибн Ахмад ал-Макки сообщил мне, что он встречался с господином везиром Аун ад-Дином 147, и сказал он мне: «Я не видел среди везиров и почтенных людей более достойного и благочестивого и великодушного, чем везир Аун ад-Дин». И хаживал ко мне часто один из слуг везира, которого звали Абд ал-Вахид ибн Файруз ал-Джаухари, и видел я, что он полон благодарности [к везиру]. Сообщал мне об этом также шейх факих Махмуд аш-Шафи и, имам суннитов, он сказал: «Был я вместе с проповедником у везира Аун ад-Дина, везира повелителя верующих, в Багдаде, а проповедник восхвалял повелителя верующих в стихах в присутствии Аул ад-Дина. И сказали ему в диване 148: “Стой, пока будешь читать стихи в хвалу повелителя верующих". И стоял я, и стоял проповедник, пока читались стихи с восхвалением повелителя верующих в присутствии везира Аун ад-Дина, да продлит Аллах его величие!»

А в области Хорезма, по дороге в Саджсин, на расстоянии восьми фарсахов от Хорезма,— чудо. Там в горе — большое ущелье, а в нем — высокий холм. А на холме — постройка вроде мечети с куполом и четырьмя большими дверями с арками. И наполняют эту мечеть золотые кирпичи, которые видны глазом, их видит каждый, кто останавливается около нее. А вокруг этого холма — вода, окружающая его, стоячая, у которой нет иного пополнения, кроме дождя или снега в зимнее время. И видна земля под этой водой, глубина которой на глаз — два локтя и больше и меньше, на ней зелень, и вода эта вонючая. И не осмеливается никто войти в нее или сунуть в нее руку или ногу. И как только положат в эту воду что-нибудь, оно поглощается и исчезает, и не видно, куда исчезает. А ширина этой воды на глаз — сто локтей.

И пришел к этому месту Махмуд, владетель Газны 149, а был он царем великим, могущественным. И пробыл там некоторое время. И привезли они лодки; [47] как только спускали лодку в эту воду, она тонула. Тогда он приказал всему своему войску возить землю, и тростник, и дерево, и камни на всех их лошадях и верблюдах. Стали бросать в эту воду, и непонятно было — куда все девается. И надували бурдюки, и мехи, и мочевые пузыри коров и овец, и [как] попадали в эту воду, так исчезали, и не оставалось от них следа.

И останавливался [там] царь Хорезма Ала ад-Даула хорезмшах 150, да помилует его Аллах, он приложил очень много стараний ради этого сокровища, но не смог получить [из него] ничего.

Говорят, что если в эту воду попадает животное, то никогда не сможет выбраться из нее, даже если бы оно было привязано веревками и тащили бы его люди, не смогли бы вытащить его никогда. Все равно исчезнет в этой воде. А если сильный человек выстрелит стрелой, то достигнет она этого золота. И в ней [мечети] столько золота, что не оценить его цены, [лежит] оно открыто. Его видит каждый, кто приезжает к нему из Хорезма: и путешественники и неверующие, но нет никакого способа получить его, если только не захочет Аллах. И это — одно из чудес света.

Рассказал мне один из факихов в Хорезме, что один из жителей рустика прибыл в Хорезм 151 и вынул на базаре миску из зеленого изумруда, подобной которой люди никогда не видали. И привели его к хорезмшаху. И сказал он ему: «Где ты это нашел?» И он ответил: «Пошел я, чтобы посмотреть на этот клад, и увидел там большой зеленый купол вроде этой чаши, а в нем гробница, надгробье которой такое же зеленое, а на надгробье — большие чаши, я не мог снести ни одной из них из-за тяжести и величины, и не нашел я там меньше этой. И сделал я на дверях камнем заметку». И поехал хорезмшах со своим войском, и прибыли в то место, которое описал этот деревенский. И сказал хорезмшах: «Это дело джиннов». И дал этому деревенскому сколько-то денег, облагодетельствовал его и облегчил ему харадж. Чаша эта не имеет цены, а Аллах знает лучше.

И прокопал хорезмшах канал из Джейхуна 152, желая довести его до этого места, но умер, не закончив этот канал. [48]

И вот упомянул я кратко часть того, что видел, а если бы объяснял, то растянулась бы книга; и краткого достаточно. И если бы не эти достойные имамы, которые просили меня и желали, чтобы был собран этот сборник, то я не взялся бы за этот сборник, ибо не считаю себя способным к сочинительству.

А выехал я из [страны] Башкирд в 53 году 153, и выехал из Саджсина в Хорезм в 54 году, и выехал из Хорезма, направляясь в хаджж, в раби первом 55 года, в шаввале... 154.

Совершил хаджж и возвратился в Багдад. И оказал-мне содействие господин везир Аун ад-Даула, слава ислама, избранник имама, честь смертных, прославляющий государство, покровитель общины, корона царей и султанов, глава везиров, центр Востока и Запада, избранник халифата, помощник повелителя верующих, да продлит Аллах своей добротой подавление врагов его государства. И даровал он мне столько почетных одежд, и денег, и милостей, что нельзя сосчитать и перечесть. И взял для меня письмо от его величества халифа — да протянет Аллах его тень 155 над обоими мирами от Востока земли и до Запада и да принизит и посрамит врагов его! — в котором он написал правителю Конии, сыну [49] царя Мас'уду 156 — да помилует его Аллах! — чтобы я мог проехать в [страну] Башкирд через него. О если бы Аллах всевышний облегчил мче прибытие и встречу с семьей и детьми, это нетрудно для Аллаха, и это ему легко, он может все!

Хвала же Аллаху — господу миров! И да благословит Аллах господина нашего Мухаммада, печать пророков 157, и семью его, и сподвижников его, и супруг его, и всех потомков его. Достаточно нам Аллаха, он лучший покровитель!

Комментарии

(Составлены О. Г. Большаковым.)

1 Хазарское море — одно из средневековых названий Каспия. Ср. Бартольд, т. III, стр. 367.

2 Бакух (***) — Баку.

3 В рукописи текст искажен — *** Первое *** «земля» написано по ошибке. Здесь и далее слово *** переводится «местность».

4 В рук. *** «земля», «почва» в отличие от употреблявшегося выше (***) «земля» в смысле «местность»,

5 Хариса — арабское кушанье, род пшеничной каши с мясом.

6 В рук.: *** Первое слово передает персидское *** «камень», употребляющееся также в значении «гиря».

7 Даник — мера веса, равная 1/6 дирхема, т. е. 0,52 г.

8 Баб ал-абваб — букв. «ворота ворот», т. е. главные, важнейшие ворота, средневековое арабское название Дербента (ср. Бартольд, т. III, стр. 419—430). Ал-Гарнати везде пишет название этого города через «д», но мы в соответствии с современным написанием далее везде пишем «Дербент».

9 Маслама ибн Абд ал-Малик — крупный омейядский полководец, брат четырех халифов: ал-Валида, Сулаймана, Йазида II и Хишама, при которых он неизменно вел наиболее ответственные военные операции. В 713 г. во время кампании против хазар им был занят Дербент (об этом см.: Артамонов, История хазар, стр. 202—205).

10 ***

11 Михраб — ниша в стене мечети, указывающая направление Мекки, к которой обращаются лицом молящиеся.

12 Рустак — сельский административный округ, сельская. местность вообще.

13 *** «над», «выше» — не совсем ясный географический термин, обозначающий положение к северу или югу, как объясняет его С. Дублер (Абу Хамид, стр. 357); Г. Ферран (Тухфа, стр. 87, прим. L) и И. Хрбек (Novy arabsky pramen, стр. 167, прим. 36) считают, что он означает направление к югу (в соответствии с арабской картографией: юг — наверху, север — внизу), но и это не всегда оправдывается. Здесь это слово скорее всего употреблено в прямом значении «выше», т. е. выше в горах.

14 Рассказ о чудесном источнике приводится у ал-Казвини (Асар ал-билад, стр. 342); русский перевод соответствующего отрывка: Генко, Арабский язык, стр. 103—104.

15 *** — возможно, что имеется в виду бурка.

16 ***.

17 Зекат — мусульманский налог в пользу бедняков и сирот; из него также черпались средства на поддержание несостоятельных путников. Конец фразы по-арабски не совсем ясен: ***.

18 В издании С. Дублера текст начинается с определения «большой» (в арабском языке определение стоит после определяемого). Определяемое в переводе было восстановлено в квадратных скобках («un hospicio grande» — «большой странноприимный дом»). До обнаружения предыдущего текста казалось, что эмир, у которого гостил ал-Гарнати, жил в Саксине, хотя казалось странным, почему о приезде в Саксин он пишет позже.

19 *** — букв. «люди науки», можно перевести и как «ученые», по поскольку в средние века *** «наука» означало также «богословие» (ср. перевод стр. 38 и прим. 114), тод^*)! (jai можно понять как «богословы», а не «ученые» вообще. Это было бы естественно в устах ал-Гарнати, у которого в Саксине собирались именно люди, интересующиеся вопросами мусульманской религии и права (ср. перевод, стр. 57). Однако, не желая навязывать переводу такую определенность, которой нет в тексте, мы оставляем нейтральное «люди науки».

20 В готской рук. (л. 20а) иначе: «И приказал он своим рабам, чтобы они резали каждый день барана. Я говорил им: “Не режьте снова барана, ведь нам хватит небольшой его части", а они отвечали: “Так приказал нам наш господин"». ***

21 Абу-л-Хасан Ахмад нбн Мухаммад ал-Махамили ад-Дабби (978—1024) — арабский богослов из Багдада, как и ал-Гарнати, был шафиитом [см. прим. 42]. Сочинение, которое называет ал-Гарнати (Китаб ал-Мукни), упомянуто в биографическом словаре Ибн Халликана (т. I, стр. 56), состояло оно из одного тома. К. Брокельман вместо этого сочинения называет другое, очсш, похожее по заглавию — Ал-мукни би-л-мазхаб аш-Шафи'и («Достаточное о толке аш-Шафи'и») — и, возможно, идентичное ему (GAL, I, стр. 192, SB, I, стр. 307).

22 Фикх — мусульманское правоведение, включающее в себя кроме юриспруденции также вопросы религиозной обрядности.

23 *** — вероятно, ошибочно вм. *** или *** «табарсалан», «табарсаран». Табарсаранцы в форме *** (табарсалан) упоминаются ал-Гарнатн в Тухфат ал-албаб (см. перевод, стр. 49); в готской рук. {л. 20а] — *** вместо ***.

24 *** ошибочно вместо *** — зирихгаран (ср. перевод, стр. 50); в готской рук, *** вместо ***. С) народностях Дагестана, языки которых упомянуты у ал-Гарнати, ср. Бартольд, т. III, стр. 409—410, Minоrskу, Caucasica, стр. 504—529; J. Marquart. Примечательно, что ал-Гарнатн называет отдельно языки филан и сарир, тогда как ал-Мас'уди в Мурудж упоминает только сариров, царь которых называется филан-шах, а Ибн Хаукал подчеркивает, что «сарир — название государства и области, а не народа и племени» (Ибн Хаукал, изд. Кремерса, стр. 394). Сведения ал-Гарнати находят подтверждение в одной из каирских рукописей ал-Истахри (Каирское изд., стр. 109, прим. 10), где говорится о небольшом округе Филан, расположенном на юг или юго-запад от Дербента (эти сведения есть также у Якута, т. I, стр. 438, без ссылки на источник; отрывок из Якута с переводом на русский язык см.: Караулов, I, Ал-Истахри, Тифлис, 1901, стр. 17), тогда как по сведениям Ибн Хаукала (изд. Кремерса, стр. 394), Сарир начинался в двух фарсахах (12—15 км) от Семендера.

25 В готской рук. (лл. 20а—б) сразу после слов «...наш господин» следует: «а он говорил на разных языках, в том числе на своем языке, и табасаланском, и филанском, и гаркаланском, и гумикском, и хайдакском, и сарирском, и арнутском, и зирих-каранском, и асском, и курдском, и арабском, и присутствовали у меня люди из этих народов, и он разговаривал с каждым из них на его языке». [вм. *** [л. 20б] [вм. ***] *** [вм. ***] ***. Несмотря на ряд пропусков н явных искажений, этот вариант дает еще одно название народности — арнут-и позволяет исправить непонятное *** на ***: (асы — ясы русских летописец — одно из названии осетин). Таким образом, всего ал-Гарнати называет одиннадцать языков народов Северного Кавказа, не считая языка самого эмира, который не назван. Ни у одного средневекового автора мы не встречаем столь подробного перечня.

26 В готской рук. (л. 206): «и сказал я ей».

27 Ансары — букв. «помощники» — мусульмане Медины, принявшие у себя Мухаммада; после сподвижников Мухаммада, бежавших с ним из Мекки (мухаджиры), ансары были наиболее почитаемой частью первых мусульман. В тексте не совсем ясно, имеется ли н виду «женщина из ансаров» [***], как в нашем переводе, или «жена [одного] из ансаров».

28 В готской рук. (л. 20б): «если увидит женщина воду...»

29 В готской рук. (л. 20б): вм. *** «разбираться» *** «извлекать пользу».

30 В готской рук. (л. 206) текст искажен пропусками: ***. «Как будто вытекают из нее огромные реки мимо города, который называют Сахсин».

31 В европейской литературе обычно пишется Саксин (EI, IV, 88—89), так же в одном месте и у ал-Гарнатн в Тухфат ал-албаб (стр. 117). Передача второго согласного то через «к», то через «дж» может свидетельствовать о том, что в местном произношении город назывался Сагсин.

32 В готской рук. этот отрывок имеет много разночтений, отмечать их каждый раз технически неудобно, поэтому мы приводим текст этого отрывка по рукописи: ***. «В нем четыре племени арабов (следует: «сорок племен гузов»), и у каждого племени отдельная река. И есть у них большие дворы, а в каждом дворе — большой шатер, как огромный купол, — один такой вмещает сто человек или больше, — покрытый выделанным войлоком. А в городе народу из иноземных купцов и сынов арабов с Запада столько, что не счесть их числа никому, кроме всевышнего Аллаха. И есть в нем соборные мечети, в которых совершают пятничное моление. А в середине города [живет] эмир булгар, и есть у него соборная мечеть, в которой совершают пятничное моление, она большая, а вокруг нее [живет] много народу из булгар. И есть другая соборная мечеть, в которой [молится] народ, который называют “жители Сувара". они тоже многочисленны. А в день праздника выносят (л. 21 а,) множество мимбаров, и каждый эмир молится со [своим] народом. И у каждого эмира отдельный кадий, и факихи, и врачи (следует: «проповедники»)».

33 *** в переводе С. Дублера: «осcidentales venidos del Magrib» («уроженцы запада, происходящие из Магриба»). Сама фраза как будто не допускает иного понимания, но то, что говорится об *** — «сынах магрибинцев» в других частях переводимого сочинения ал-Гарнати (стр. 37, 38), когда ими оказываются печенеги, заставляет искать иное понимание этой фразы. Возможно, что слово ***. употреблено здесь не в смысле «запад», а в смысле «даль», «отдаленность, уход». Исходя из этих значений, мы читаем ***, так, как написано в готской рук.: *** «сыны арабов с запада».

34 *** букв. «а они тоже народы», *** мн. ч *** «нация, народ», но не «племя», последнее по-арабски *** Именно это слово употребляет ал-Гарнати, говоря о племенах гузов: *** «в нем сорок племен гузов», Однако в данном случае речь идет, несомненно, о различных племенах хазар, как мы и перевели. Вполне вероятно, что ал-Гарнати поминал под *** только кочевое племя, а для оседлых хазар Саксина употребил слово ***. Вообще употребление этого слова у нашего автора несколько необычно, в некоторых случаях идентично русскому «народ» в смысле «люди», «много людей».

35. *** мы переводим здесь «булгарцы», чтобы передать разницу в написании.

36 *** У других авторов ***, о городище Сувара и его раскопках см.: А. П. Смирно в, Волжские Булгары,— Труды ГИМ, вып. XIX, М., 1951, стр. 230—265. Есть предположение, что название города связано с этнонимом «чуваш» (арабское *** часто заменяет отсутствующий в арабском языке звук «ч», отсюда: суваз — чуваз — чуваш) (Ковалевский, Чуваши к булгары, стр. 35, 101—103). Ал-Гарпатн впервые сообщает о большой колонии суварцев (скорее всего купцов) в Нижнем Поволжье.

37 Мимбар — возвышение, с которого и мечети произносят проповеди.

38 Кадий — мусульманский судья.

39 Факих—правовед, занимающийся фикхом (см. прим. 3).

40 Хатиб — проповедник.

41 *** .

42 Абу Ханифа, Малик и Шафи'и — основатели трех (из четырех) правоверных толков суннитского ислама (четвертый толк — Ибн Ханбала).

43 *** невольницы, родившие ребенка от хозяина, они занимали более высокое положение, чем другие невольницы не могли быть проданы, подарены и т. д., а после смерти хозяина становились свободными.

44 Последнее предложение, от слов «и дом мой сейчас среди них», отсутствует в готской рук.

45 *** в готской рук.: *** «страна».

46 ***, С. Дублер переводит это место иначе: «Hay una clase, de la cual un solo pez pesa como un hombre fuerte: y otra clase que pesa por pieza, como un camello robusto» (Абу Хамид, стр. 51). «Есть такой вид, что одна рыба весит, как сильный мужчина; и другой вид, одна штука которого весит, как сильный верблюд». Возможны два чтения слова ***: хамл «несение», «перс носка», «беременность» и химл «ноша», "груз", «бремя»: второе чтение в данном случае предпочтительнее. По при любом чтении *** означает «ноша, то, что несет [или может снести] сильный мужчина», а не «вес сильного мужчины». То же относится и ко второй половине фразы: ***; к этому можно даже найти параллель *** «предельный вес, который может снести верблюд», а отнюдь не «вес верблюда». При нашем переводе понятно, почему ал-Гарнати подчеркивает именно силу, а не тяжесть мужчины и верблюда.

47 Этот отрывок от начала абзаца в готской рук. звучит так: *** «А в этой стране сильный холод, и в реке есть такие виды рыб, подобные которым вообще не виданы на свете: одна рыба — ноша мужчины, а две — ноша сильного верблюда, и среди них есть также маленькие».

48 В готской рук. отрывок, начиная от слова «она вроде...», выглядит иначе: ***: «Она вроде верблюда, шпигованного костями [на полях рук.: вероятно, мяса] хорошей курицы и даже вкусней; а когда пекут эту рыбу, то кладут в нее рис, и становится она вкуснее мяса жирного верблюда и баранины и курятины, и нет у нее запаха».

49 Мера веса и объема, равная двум ритлям, но поскольку ритль имел локальные различия, то и вес манна колебался ог 800 г до 1,5—2 кг. В готской рук., так же как в мадридской, стоит *** вместо правильного ***.

50 Даник — 1/6 дирхема, дирхем: около 3 г серебра.

51 В готской рук: «на два месяца».

52 В готской рук.: ***.

53 В готской рук.: ***.

54 В готской рук.: ***.

55 *** у С. Дублера неверно переведено: «que vale los ocho mann un dinar baghdadi» (Абу Хамид, стр. 51) — «восемь манное которого стоят один багдадский динар». Багдадский, или иракский, манн = 810—816 г.

56 Золотая монета весом 4,25 г, ее отношение к дирхему колебалось в XI—XII вв. от 15 до 40—50 дирхемов.

57 В готской рук.: *** «и покупают на него, что хотят из хлеба, и мяса, и фруктов».

58 Тассудж — медная монета, равная 1/4 даника, или 1/24 дирхема.

59 *** означает и арбуз и дыню, обычно они различаются добавлением эпитета «красный» (арбуз) и «желтый» (дыня). Здесь и ниже (при описании Хорезма, стр. 44) скорее всего говорится о дыне, так как именно дыни, а не арбузы могут храниться всю зиму.

60 В готской рук. этот абзац выглядит так: *** [Л. 21a] ***: «и дешевое (слово “мясо" пропущено), когда приходят караваны от неверных, то бывает одна голова баранов за полданика. И есть у них многочисленные виды фруктов, не сочтешь, среди них: дыня сладкая, как сахар, есть такой ее сорт, который появляется у них зимой». Дважды повторенные в мадридской рук. слова «так что бывают бараны... бывает один баран...», возможно, появились в результате описки.

61 В готской рук.: *** «[а зимой] много морозов».

62 ***; слово *** по объяснению арабских толковых словарей, означает «финиковая пальма с голым внизу стволом, приносящая мало плодов: отдельно стоящая пальма» (отсюда — человек без роду и племени, слабый человек и т. д.). В современном языке, кроме того, имеет еще значение «кран, носик (чайника), труба, трубка», продолжая, по-видимому, ту же ассоциативную цепь (голый ствол, труба).

Абу Хамид, несомненно, говорит о сосне, напоминающей такую пальму с голым стволом. С. Дублер переводит это слово прямо pino — «сосна» (Абу Хамид, стр. 52, 53) и в «Глоссарии» указывает только слово *** которое действительно значит «сосна», но не встречается у ал-Гарнати. В отрывке о Булгаре, заимствованном ал-Казвини из My'риба, слово *** заменено *** (Асар ал-билад, стр. 412). Так же в готской рук.

Для правильного понимания описания домов в Булгаре важно установление точного значения слова ***, грамматически — это множественное число от слова ***, которое словари знают лишь как масдар первой породы от глагола *** со значением «разрезать, резать, рубить на куски» и т. д. («Соuper, tailler en plusieurs endroits, la viande ou un corps quelconque non dur», — Вiberstein-Кazimirsky, Dictionnaire Arabe-Francais, s.v,). Лишь у Бутруса Бустани мы находим косвенное объяснение интересующего нас слова *** «причастие страдательного залога; и жаркое и то, у чего отъедена или отрублена верхушка [о дереве], или то, что обрублено с боков» (Китаб мухит ал-мухит, та'лиф Бутрус Бустани, I, 1867, стр. 514). Таким образом, *** может означать кусок дерева, обрубленный сверху или по бокам; скорее всего, этим необычным словом ал-Гарнати назвал бревна, для которых в арабском языке не было подходящего слова. Буквально фраза должна звучать так: «Дома их зимой из дерева “сунбур", большие бревна [положены] одно на другое». В готской рук. эта фраза выглядит следующим образом: ***.

63 В готской рук. опущено слово *** «доска».

64 В мадридской рук.: *** в готской ***.

65 В готской pyк. *** [вм. ***].

66 На этой фразе, словами *** «ходят по ней люди», обрывается текст готской рук., завершающийся славословием Аллаху и Мухаммаду.

67 *** С. Дублер перевел: «...los caballos у carretas tiiradas рог bestias» — «...лошади и повозки, влекомые животными», что не совсем соответствует тексту. Мы переводим эту фразу с учетом соответствующего места г. Тухфат ал-албаб (изд. Феррана, стр. 115).

68 Сулайман (библейский Соломон) в мусульманской мифологии считался повелителем духов — джиннов.

69 Миля — 2000 локтей = 1800—2000 м.

70 ***. У С. Дублера переведено иначе: «...у los peces entran el barco hasta llenarlo» (Абу Хамид, стр. 62) «и рыба идет в судно, пока его не заполнит». Однако *** не значит «входить в ...», а подобно *** имеет значение понудительности: не «входить», а «вводить». Слово *** «суда» в этом предложении является не обстоятельством места, а дополнением, и фразу можно понять только так: «Они [рыбаки] вводят суда [в устье реки, где были поставлены сети], наполняя суда [рыбой]». Хорошо понятна и последовательность действия: сначала ставят сети, а потом приходят, чтобы выбрать их.

71 В издании С. Дублера *** «снег» — несомненное искажение *** «соль».

72 Весь отрывок до конца абзаца приведен у ал-Казвини (Агар ал-билад, стр. 412).

73 Мусульманские географы делили весь обитаемый мир на семь широтных поясов, «климатов», иногда этот термин обозначал также большие географические области.

74 Рамадан — девятый месяц мусульманского лунного календаря. В течение этого месяца мусульмане, по религиозным предписаниям, должны воздерживаться от пищи и питья с рассвета до темноты. Естественно, что летом в северных областях такой пост весьма тяжел.

75 Легендарный народ великанов, живший якобы в пустыне между Оманом и Хадрамаутом. Адиты неоднократно упоминаются в Коране (суры VII, 10, 67; XI, 50 и сл.; XXVI, 128, XI, 54, 61; XI, 14, XXIV, 20) как народ, не внявший учению пророка Худа и уничтоженный за это Аллахом. Мухаммад угрожал не принимавшим его учение, что Аллах накажет их подобно адитам. Легенда о них имеется и у ал-Гарнати: перевод, стр. 42—43.

76 Ба — маховая сажень, расстояние между разведенными в сторону руками, примерно 2 м.

77 В отличие от других мусульманских авторов ал-Гарнати определенно говорит о мамонтовых бивнях, находимых в Булгаре, а не о «хуту» — роге фантастического животного, о котором, в частности, пишет Ибн Фадлан (А. П. Ковалевский считает «хуту» мамонтовой костью, хотя и допускает, что это рог ископаемого носорога; Книга ибн Фадлана, стр. 62—67). Весь абзац включен в Асар ал-билад, стр. 413.

78 Джизья — подушная подать с немусульман, в известной мере символ зависимости от мусульман, поэтому мусульманские авторы часто называют джизьей любую дань или контрибуцию с иноверческих пародов; так же обстоит дело и в данном случае: обычную дань ал-Гарнати рассматривает как джизью, поскольку мусульманский правитель взимает ее с немусульман.

79 В мадридской рук. *** С. Дублер заменил в издании на ***, хотя несомненно, что это искажение.

80 ***; слово *** (мн. ч. ***) очень многозначно и поэтому трудно для перевода; это и «спутник», «товарищ», и «хозяин», «владелец», «правитель», и «сторонник», в тексте ал-Гарнати оно также представлено различными значениями. В данном случае трудно сказать, являлся ли автор «Истории Булгара» современником и учеником Абу Ма'али или просто сторонником его взглядов.

81 Абу-л-Ма 'али Абд ал-Малик нбн Лбу Мухаммед ал-Джувайни — известный богослов родом из-под Нншапура (1028— 1085); о нем см.: GAL, I, стр. 388—389.

82 Харадж — поземельный налог в мусульманских странах, взимавшийся и с мусульман и с иноверцев, иногда означает налоги вообще. Возможно, что была разница между данью с веси и с тех народов, о которых ал-Гарнати говорил выше, что они платят джизью, но утверждать это нельзя.

83 *** — весь русских летописей, подробнее см.: «Исторический комментарий», стр. 103—104.

84 *** о стране Ару см.: «Исторический комментарий», стр. 101—104. Рассказ о принятии ислама царем Булгар, о веси и ару имеется в Асар ал-билад ал-Казвини (стр. 418).

85 Суфа *** — каменное или глинобитное возвышение в доме или во дворе, предназначенное для сидения и сна, заменяющее скамейки и кровати, — неотъемлемая деталь дома Ближнего Востока и Средней Азии.

86 А. П. Ковалевский считает, что халандж — береза. Ср. Книга ибн Фадлана, стр. 191, прим. 207, и стр. 214, прим. 539.

87 Коран, сура XCI, 8, пер. И. Ю. Крачковского, стр. 488. В этой суре Мухаммад клянется всемогуществом Аллаха, который предопределяет, «внушает душе» поступки. Смысл цитаты — обычное прославление всемогущества Аллаха.

88 *** Югра или угра русских летописей (см.: «Исторический комментарий», стр. 104—107). Пересказ сообщении ал-Гарнати о северных народах и о мечах, которые привозят к ним, имеется в Асар ал-билад ал-Казвини, стр. 418; параллельный отрывок, но без упоминания Иура есть в Тухфат ал-албаб. Поэтому И. Маркварт, знавший только последнее сочинение, считал, что название Йура вставлено Казвини по более поздним сведениям (Ein arabischer Bericht ueber die arktischen (uralischen) Laender aus dem 10. Jahrhundert, Ungarische Jahrbuecher, Bd IV, 1924, стр. 303).

89 ***

90 *** Хрбек переводит: «v doini castini tyce je jakasi koule, upletena z mnozestvi vil-ny» (Novy arabsky pramen, стр. 161)—«в нижней части шесга есть нечто вроде шара, сплетенного из большого количества шерсти». О шаре, сплетенном из шерсти, говорится также в переводе Анциса (Монгайт, Абу Хамид, стр. 178). Однако *** означает «набивать», «начинять», да и перед этим определенно говорится о шаре из ткани. Точно переведено это место у С. Дублера: «Una pelo'ta de tela rellena de mucha lana» (Абу Хамид, стр. 58).

91 ***;. Во всех переводах (Дублер, Хрбек, Анцис) говорится, что движения едущего на лыжах подобны движениям гребца («Едущий опирается этой палкой о снег и забрасывает ее за себя, так, как это делает гребец в лодке», — Монгайт, Абу Хамид, стр. 176; «Coino hace el remero en la barca», — Дублер, Абу Хамид, стр. 58; «... a strika tyc za sva zada jako kdiz vesluji namornicy na iodich», — Hrber, Novy arabsky pramen, стр. 161). В тексте такой определенности нет, с таким же успехом можно говорить о движениях моряка, отталкивающегося шестом. У Б. H. Заходера (Каспийский свод, II, стр. 66—67) весь отрывок переведен неточно.

92 Рассказ о гигантской рыбе приведен ал-Казвини в Асар ал-билад, стр. 418.

93 *** букв. «эта картина, этот образ». Видимо, ал-Гарнати затруднялся, как назвать эту девушку, и дал такое неконкретное определение.

94 Изар — в данном случае кусок ткани, повязанный вокруг бедер, который был частью одежды паломников, изаром также предписывалось прикрываться в бане. О других значениях этого слова см.: R. Dоzу, Dictionnaire detaille des noms des vetenients chez les arabs, Amsterdam, 1845, стр. 37.

95 Рассказ о девушке, вышедшей из китового уха, приведен ал-Казвини в Аджаиб ал-махлукат, стр. 128—129.

96 Отрывок от слова «говорят» до рассказа о птице включен в Асар ал-билад ал-Казвини, стр. 413.

97 Лам-алиф — слитное написание двух арабских букв. *** или ***. За словами «вот таким образом» в рукописи помещен рисунок (рис. 2). Данный рассказ — хороший пример переработки реальных сведений: в основе, по всей видимости, лежит описание клеста, слышанное ал-Гарнати в Булгаре. Клест — единственная северная птица, имеющая кривой перекрещивающийся клюв и выводящая птенцов в разгар зимы, последнее обстоятельство отражено в упоминании горячих яиц, которые растапливают снег. Рассказ есть у ал-Казвини, Асар ал-билад, стр. 413.

98 *** — дерево как материал.

99 Джукн ***, возможно также, что первая буква передает звук «г». Ни один из вариантов, получающихся при перестановке диакритических (различительных) точек, не дает чтения, напоминающего какое-либо славянское слово (х-ф-н, дж-ф-н, х-к-н—с различными гласными). Дублер видит в нем передачу слова «куна» (Абу Хамид, стр. 348), а Хрбек (Arabico. Slavica, стр. 124) — «гривна», предполагая искажение первоначального *** . Графически эта реконструкция очень правдоподобна, но *** не может быть гривной, так как он равнялся одному дирхему, а гривна была в несколько десятков раз дороже. Возможно, что все-таки во второй половине слова отражено русское слово «кун» (в форме род. падежа мн. числа).

100 Хабба — ***. букв. «зерно», «зернышко»; именно так переводил Хрбек («Kdyby byly fylo kuze v Jine zemi nekoupilo by se za tisic jejich nakladu jedine zrno»,—Now arabsky prainen, стр. 166. «Если бы эти кожи были в другой стране, то не купили бы за тысячу их вьюков ни единого зерна»). Аналогичный перевод у Ю. А. Анциса,—Монгайт, Абу Хамид, стр. 176 и прим. 41. Хабба (гран)—мельчайшая мера веса, равная весу среднего ячменного зерна; служила для взвешивания драгоценных металлов; как денежная единица 1/60 дирхема или 1/72 динара. Обычно оговаривается: «столько-то хабб серебра» (или «золота»), как монета хабба не существовала.

101 ***. обычное значение *** «политика», «искусство управления государством».

102 *** — дом с двором и всеми службами.

103 У ал-Казвини (Асар ал-билад} этот рассказ отнесен к славянам, в издании Феррана и у Дублера это заимствование не указано.

104 *** . Слово ***, вероятно, искажено при переписке из *** — «Киев», который в таком написании неоднократно упоминается мусульманскими географами (эта поправка предложена уже Хрбеком, — Now arabsky prarnen, стр. 169—170); слово *** передает «гор[од]» с мягким (украинским) произношением «г».

105 *** Текст не оставляет ни малейших сомнений в том, что эти, как и упоминаемые в других местах «потомки магрибинцев», — тюрки. Хрбек пытался примирить это противоречие предположением о существовании у печенегов Южной Руси и Венгрии легенды о их западном происхождении (Novy arabsky pranien, стр. 172).

106 *** Дублер считал первую букву предлогом *** и транслитерировал название народности h-n-h. По его мнению, это — гунны, возвратившиеся с запада после разгрома Атиллы, этим объясняется и их название: *** «потомки магрибинцев» (Абу Хамид, стр. 262—263). Правильнее предположение И. Хрбека, что здесь мы имеем дело с искаженным *** в котором начальное «ба» выпало при переписке; *** хорошо известные печенеги (Novy arabsky pramen, стр. 171). В этом случае совершенно непонятным оказывается наименование их «потомками магрибинцев». И. Хрбек думает, что оно восходит к какой-то легендарной традиции, связывающей их происхождение с западом (там же, стр. 172). Мне кажется, что объяснение в конце концов лежит в каком-то своеобразном производном от глагола *** «двигаться на запад».

107 Хутба — важнейшая составная часть пятничного моления, предшествующая собственно молитве. Она состоит из проповеди с чтением Корана и молитвы за всех мусульман и правителя. Последнее имело огромное политическое значение: упоминание имени правителя в хутбе означало официальное признание его власти в данном городе или стране.

108 *** башкирд; обычно — башкиры, здесь и далее— венгры.

109 *** (ср. прим. 13) Дублер переводит «выше», что имел в виду автор — сказать трудно, так как Венгрия не лежит ни на север, ни на юг от Руси. Возможно, что здесь буквальное значение слова, поскольку Абу Хамиду пришлось ехать через Карпаты.

110 ***

111 В тексте: ***; мы читаем ***,

112 Несомненно, что и здесь *** — это те же печенеги, что и под Киевом. В середине XII в. печенеги играли огромную роль в жизни Венгрии (Расовскнй, Печенеги, cip. 17—50), составляя значительную часть войска венгерских королей; особенно славились они как лучники (там же, стр. 44— 45). Сведения ал-Гарнати показывают, что значение печенегов не кончилось со смертью Стефана II (1115—1131), как думал Д. А. Расовский (там же, стр. 43).

113 Хорезмийцев на службе венгерского короля во время войны с византийцами в 1150 г. упоминают также византийские источники (Расовский, Печенеги, стр. 45).

114 ***. здесь «богословие» (ср. прим. 19).

115 Хаджж — паломничество в Мекку, обязательное для каждого мусульманина, имеющего на то средства, для бедняков он не обязателен.

116 Изучение мусульманской догматики и права велось в основном со слуха, знать все нужно было наизусть. Так же занимался Абу Хамид со своим учеником, не давая ему самостоятельно читать.

117 Иснад — букв. «опора», «источник». Иснадом называется цепь ссылок на передатчиков религиозных или исторических предании, служившая гарантией достоверности приводимого сообщения. Абу Хамид предупреждает своего ученика, что нельзя опускать иснады при переписке или записи основного текста.

118 Эти стихи, приведенные у ал-Маккари, Г. Ферран принял за стихи Ибн ан-Наджжара {Тухфа, стр. 14).

119 См. прим.107.

120 *** обычно мы переводим «область», но здесь речь явно идет о «стране», царстве венгров.

121 ***. Некоторые исследователи считают, что «Великая Румия» — Константинополь (Lewiсkу, Wеgry), но здесь они определенно различаются.

122 *** — Константинополь.

123 В рукописи пропуск. С. Дублер (Абу Хамид, стр. 67) переводит: «una buena esclava о un muchacho rumi роr tres dinares».

124 *** издатель переводит: «una esclava quya habia» — «рабыня, которая уже рожала» (Абу Хамид, стр. 67), читая слово как мулида, но с таким же основанием слово это можно читать муваллада — «смешанного происхождения» (отсюда испанское mulato — мулат), так обычно называли детей новообращенных мусульман, родившихся после принятия ислама.

125 См. прим. 85.

126 ***. Фраза не совсем ясна. С. Дублер перевел ее так: «...реrо temi el recibimento que la harian las eoncubinas turcas hechas madres» — «...но боялся встречи, которую ей окажут тюркские невольницы-матери», однако значение «опасаться» (и то в смысле «избегать», «отделяться») имеют лишь V и VI породы. По-видимому, предпочтительнее значение III породы, которое, согласно словарю Лэна, употребительно и для I породы: ***. «excluded him from them, did not include him among them» (Lane, Lexicon, s.v.). Впрочем, возможно, что следует читать не ***, что будет полностью соответствовать переводу С. Дублера. Ал-Гарнати мог опасаться, что другие умм ал-валад (невольницы-матери) ревниво отнесутся к Марьям, так как формально она не была умм ал-валад, потому что ребенок у нее умер.

127 Джихад — война за веру; павшим в ней обещалось райское блаженство.

128 *** С. Дублер (Абу Хамид, стр. 180) предположил, что в первой половине слова передано имя венгерского короля Гёзы (Гёза, II, 1141—1161), который правил в то время. Хрбек предлагает иное чтение — *** «кирали», которое должно передавать венгерское kiraly, т. e. король [Arabico-Slavica, стр. 123].

129 Здесь, по-видимому, под ифранджалш разумеются западные христиане — католики.

130 То есть за каждый вопрос по мусульманскому праву или богословию.

131 *** собственно «каменный козел», «горная антилопа», хотя описывается тур.

132 Мискаль — 4,5—4,7 г; 1200 мискалей — 5,5 кг.

133 Абу Амр Амир аш-Ша'би (640—721) — знаток мусульманского предания и поэзии, автор нескольких исторических произведении. Его сочинения не сохранились, но цитаты из них встречаются у более поздних авторов.

134 Многоколонный Ирам, столица легендарного Шаддада, царя адитов (ср. прим. 35). Легендарное описание Ирама имеется и у ал-Гарпати (Ферран, Тухфа, стр. 55—59).

135 Даххак — мифический персонаж.

136 Худ — легендарный пророк, посланный Аллахом к адитам (Коран, сура XI, пер. И. Ю. Крачковского, стр. 173-- 163).

137 Мухаммад утверждал, что его религия не нова — Аллах неоднократно возвещал ее через предшествующих пророков (например, Моисея и Христа), но люди ее искажали. Лам ибн Абир выступает здесь как один из веровавших в Аллаха до Мухаммада.

138 Идрис — библейский Енох, согласно Корану, один из пророков, предшествовавших Мухаммаду.

139 Имеется в виду Мухаммад, происходивший из рода Хашим. Эта выдуманная эпитафия — одно из многих легендарных предсказаний появления Мухаммада.

140 7 локтей = 3,5 м. Цифра несколько преувеличена: если ал-Гарнати был но пояс великану (а это примерно 3/5 роста человека), то рост ал-Гарнати должен был быть 200—210 см, что явно не соответствует действительности. Вернее исходить из предположения, что наш автор был среднего роста, примерно 165—170 см, и отсюда рассчитать рост болгарского великана: 165 : х = 3 : 5, откуда х (рост великана) = 275 см (таков рост самого высокого человека в мире в наши дни). Если же учесть, что оценка роста «по пояс», «по плечо» дается обычно с некоторым преувеличением и, как правило, от уровня глаз (т. е. на 15 см ниже роста оценивающего), то болгарский великан окажется ростом в 220—230 см. Этот отрывок почти дословно приведен у ал-Казвини, Acap ал-билад, стр. 412—413.

141 Гулямы — невольники; часто они составляли гвардию мусульманских правителей.

142 ***; здесь *** нельзя перевести ни как «сторонники», ни как «товарищи», ни как «спутники». Нами выбрано слово «присные» в его изначальном смысле, сохранявшемся до XIX в.: находящиеся постоянно при ком-нибудь близкие люди.

143 Шариат — совокупность мусульманского богословия и правоведения; иногда употребляется в более узком смысле как синоним фикха (см. прим. 22).

144 Фарсах — 12 000 локтей (около 6 км), в Средней Азии— до 7,5 км.

145 Рустак — см. прим. 12.

146 Манн — см. прим. 49.

147 Аун ад-Дин Абу-л-Музаффар Йахйа ибн Мухаммад ибн Хубайра (1096/97—1165) — везир (с 1149 г.) халифов Муктафи и Мустанджида, славившийся как очень образованный человек. Ал-Гарнати жил у него в Багдаде в 1126 г. и пользовался его покровительством после возвращения из путешествий в 1155 г. В знак благодарности ал-Гарнати посвятил ему My'риб (Дублер, Абу-Хамид, стр. 133, готская рук. л. 1а, см. также Предисловие, стр. 16). Ал-Муваффак ибн Ахмад ал-Макки (ум. 1172) — видный хорезмийский факих (GAL, SB, I, стр. 623, № 8с, стр. 642, № 16а).

148 Диван — в то время центральное ведомство вроде министерства.

149 Махмуд Газневи действительно был в Хорезме в 1017 г., при его завоевании, но весь рассказ не имеет ни малейшей исторической основы.

150 По мнению В. В. Бартольда, Ала ад-Даула — хорезмшах Атсыз (1128—1156), хотя он нигде больше не упоминается под этим именем (В. В. Бартольд. Очерк истории туркменского народа,—Сочинения, т. II, ч. I, стр. 588—589). С. Дублер допускает, что здесь как-то отразилось имя Газневида Ала ад-Даула Мас'уда III (Абу Хамид, стр. 276), но последний никак не мог быть назван хорезмшахом.

151 Хорезмом часто называли столину Хорезма, сначала Кят, а потом Гургандж (ср. об этом: Ковалевский, Книга ибн Фадлана, стр. 68); здесь имеется в виду последний.

152 Джейхун — средневековое название Амударьи.

153 Расшифровка этих дат вызывает некоторые затруднения как мы знаем из Тухфат ал-албаб, Абу Хамид приехал в Венгрию в 545/1150-51 г. (Тухфа, стр. 195—196) и прожил там три года, следовательно, выехал около 548/1153-54 г., но никак не в 553 г. х., если только указанный здесь 53 год является сокращением от 553. С. Дублер считает, что в данном случае ал-Гарнати указывает годы по христианской эре. т. е. соответственно 1153, 1154 и 1155 гг. (Абу Хамид, стр. 277—278). В этом случае исчезают все хронологические неувязки.

154 В рук.—лакуна. Месяц раби I в 1155 г. приходится и.ч 5 мая — 3 июня, а шавваль — 28 ноября—26 декабря.

155 Смысл пожелания ал-Гарнати: «да распространит Аллах власть халифа от Востока до Запада».

156 ***. Можно понять двояко: «сыну царя Мас'уда» или «сыну царя Мас'уду». Правителем Конии в это время был Мас'уд I (1116—1156), а преемником — его брат Кылыч-Арслан II. Поскольку последний не был сыном Мас'уда, то, значит, письмо было адресовано не ему и следует предпочесть второй вариант. Возможно, что в связи со смертью Мас'уда ал-Гарнати не смог воспользоваться рекомендательным письмом халифа и вывезти свою семью из Венгрии через Малую Азию.

157 «Печать пророков», т. е. последний, завершающий, пророк, — обычный эпитет Мухаммада.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати. М. 1971

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.