Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ СА'ИД ГАРДИЗИ

УКРАШЕНИЕ ИЗВЕСТИЙ

ЗАЙН АЛ-АХБАР

<ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СОЧИНЕНИЯ ГАРДИЗИ ЗАЙН АЛ-АХБАР>

Приложение к «Отчету о поездке в Среднюю Азию с научною целью. 1893-1894 гг.» 1

Из восточных рукописей, осмотренных мною во время заграничной командировки летом 1895 г. 2, наибольший интерес представляет труд Абу Са'ида Абд ал-Хайя б. Заххака Гардизи «Украшение известий» (3aйн ал-ахбар), написанный в кратковременное царствование газневидского султана Абд ар-Рашида (1050-1053). Единственная известная рукопись этого сочинения находится в оксфордской Бодлеянской библиотеке (Ouseley 240) и описана в каталоге Эте 3, где приведено подробное оглавление ее. Уже из этого оглавления, по справедливому замечанию автора каталога, можно составить себе понятие о важном значении рукописи, и ближайшее исследование ее вполне оправдало наши ожидания. Для истории восточной части мусульманского мира в период от начала арабского завоевания до воцарения султана Маудуда (1041 г.) сочинение Гардизи является одним из важнейших источников, которым до сих пор почти никто не пользовался 4. Об этой части рукописи нам [24] придется подробно говорить в другом месте 5, где будут помещены обширные выписки из нее; здесь мы остановимся только на главе о тюркских народах, заключающей в себе много совершенно новых географических сведений и ряд интересных легенд о происхождении различных племен 6. В качестве своих источников Гардизи называет географическое сочинение везира Джейхани (которым, как известно, пользовались последующие арабские географы) 7, неизвестное сочинение Ибн Мукаффа' (VIII в.), знаменитого переводчика книги о персидских царях (Сийар ал-мулук), индийских сказок («Калила и Димна») и некоторых сочинений Аристотеля, какой-то совершенно неизвестный труд о «Ничтожности земного мира» (Тавадду' ад-дунйа) и «Книгу известий» (Китаб-и ахбар) Ибн Хордадбеха (IX в.). Под последней, вероятно, следует понимать утраченный исторический труд этого писателя, полное заглавие которого было: «Собрание генеалогий персов и их колоний» 8 (Китаб Джамхарат ансаб ал-фурс ва-н-навакил). В изданном де Гуе географическом труде Ибн Хордадбеха нет тех мест, на которые ссылается наш автор. Г-н Раверти ссылается на какую-то персидскую рукопись сочинения Ибн Хордадбеха (неизвестно, исторического ли или географического) и приводит из него, между прочим, маршрут из Барсхана в страну тугузгузов 9, который мы нашли только у Гардизи. Других сведений о существовании в настоящее время подобного сочинения Ибн Хордадбеха мы нигде не нашли. Названия городов, упоминаемых у Гардизи, мы большей частью находим также в рукописи Туманского 10; но только Гардизи приводит маршруты, по которым мы, по крайней мере приблизительно, можем определить местоположение городов. Известия о тюркских племенах, рассказанные у Гардизи, отчасти повторяются в «Своде летописей» (Муджмал ат-таварих) неизвестного автора XII в. 11 и в «Сборнике анекдотов и блестящих рассказов» Мухаммеда ал-Ауфи 12 (XIII в.). Относительно [25] народов Восточной Европы главным источником Гардизи, по-видимому, был Ибн Русте, на которого он, однако, нигде не ссылается; возможно, что Ибн Русте и Гардизи одинаково пользовались сочинением Ибн Хордадбеха, тем более что некоторых сведений, сообщаемых Гардизи, мы у арабского автора не находим.

Слог Гардизи очень прост и в этом отношении не представляет трудностей; главные трудности заключаются в значительном числе архаических слов и форм, сохранившихся в рукописи, несмотря на ее позднее происхождение (она относится к зу-л-хиджжа 1196/ноябрю 1782 г.); некоторых слов и форм переписчик, очевидно, не понял, и в соответствующих местах текст искажен до неузнаваемости. При установлении текста я пользовался рукописью Туманского (Т), рукописью «Свода летописей» (М), сочинением Ибн Русте в издании де Гуе 13 (IR) и приведенным у Раверти отрывком из Ибн Хордадбеха (R). Значительная часть поправок и конъектур принадлежит К. Г. Залеману, любезно согласившемуся прочитать со мной весь текст еще в рукописи.


ПЕРЕВОД

Убейдаллах б. Хордадбех в сочиненной им «Книге известий» говорит, что тюрки принадлежат к китайцам. Абу Амр Абдаллах б. ал-Мукаффа' 13а в книге «Четвертая часть мира» говорит, что, когда пророк Ной вышел из ковчега, мир был лишен населения. У Ноя было три сына: Сим, Хам и Яфет; между ними он разделил мир. Землю черных людей - негров, абиссинцев, нубийцев и берберов - и ту страну, сушу и море, также область Иран он дал Хаму; Ирак, Хорасан, Хиджаз, Йемен, Сирия и Ираншахр составили долю Сима; земли тюрков, славян, яджуджей и маджуджей 14 до Китая достались Яфету. Так как область Туркестана  [42] была отдалена от населенных земель, то ей дали название Тюрк 15. Ной совершил молитву, прося Всевышнего научить Яфета такому имени, чтобы, если произнести это имя, [немедленно] пошел дождь. Тотчас Бог услышал его молитву и научил Яфета; узнав то имя, Яфет написал его на камне и повесил себе на шею из осторожности, чтобы не забыть его. Каждый раз, как, произнося то имя, просили дождя, начинался дождь, если тот камень бросали в воду и эту воду давали больному, ему становилось лучше. Камень перешел по наследству к его потомкам; когда их стало много, как то: Гуз, Халлух 16, Хазар и другие, между ними произошел спор из-за камня. Камень находился в руках гузов. Было решено собраться в такой-то день и бросить жребий; на кого падет жребий, тому и отдать камень. Гузы взяли другой камень по образцу этого и написали на нем ту молитву; их начальник повесил себе поддельный камень на шею. Когда в назначенный день бросили жребий, жребий пал на [имя] Халлух; тот поддельный камень отдали халлухам, а настоящий камень остался у гузов. Так явился у тюрков обычай испрашивать дождя посредством камня. Что касается малого количества волос [на бороде] и собачьего нрава их, то [Яфет] в детстве заболел, и никак не удавалось вылечить его; наконец, одна старуха сказала матери Яфета: «Дай ему муравьиного яйца и волчьего молока; это вылечит его». После этого мать в течение месяца постоянно кормила его этими двумя вещами, пока ему не стало лучше. Когда у него стала расти борода, она оказалась редкой, и такими же вышли его потомки. Итак, редкость волос [на бороде] происходит от муравьиного яйца, а злой нрав - от волчьего молока. От него произошли тюрки; теперь я дам описание их по отдельным племенам, как я нашел его в книгах.

О халлухах рассказывают, что этот Халлух был одним из тюркских начальников. [Эти тюрки] переходили с места на место; мать Халлуха сидела на лошади. Место было пустынным; один из слуг Халлуха подошел к матери Халлуха, хотел овладеть ею и схватил ее; женщина его прогнала с угрозами; известно, что тюркские женщины очень нравственны. Увидя это, слуга испугался, убежал и пришел в страну тугузгузов, во владения хакана. Один из людей хакана нашел его в месте охоты, в суровой местности, прикрытого двумя кусками войлока; он дал ему имя Ябагу 17. Потом он привел его к хакану; хакан, узнав о его приключении, собрал всех людей Халлуха, бывших в его владениях, и тотчас [43] назначил этого Ябагу начальником над ними; тому племени он дал название ябагу-халлух.

После этого к племени тугузгузов пришел один человек из Туркестана 18, влюбился в одну служанку 19 из племени Ябагу, похитил ее и увез в Туркестан. Туркестанский хан отнял у него ту служанку, взял ее к себе, хорошо обращался с ней, написал письмо ее родным, известил их о ее положении и призвал их к себе. Когда они пришли, он всем отвел участки обработанной земли и призвал к себе остальную часть племени. Когда эта весть дошла до остальной части племени, все племя отправилось туда. Когда их собралось много, царь поселил их, в качестве иностранцев, в своих владениях и дал им... 20. В таком положении они все находились до тех пор, пока туркестанцы не произвели нападения на народ Хакана; они убили 12 пользовавшихся известностью начальников этого народа, пустили в ход мечи и перебили всех хаканийцев; все царство хаканийцев осталось в руках рода Чунпан (?) из халлухов. Последним из хаканийцев был убит Хутуглан 21-хакан; первым из халлухов сел на престол Илмалмасын(?)-джабгуе. Власть осталась в руках халлухов. В Туркестане много племен, происходящих от этого племени ябагу-халлух, но подробности о них не стали известными.

Происхождение кимаков таково. Начальник татар умер и оставил двоих сыновей; старший сын овладел царством, младший стал завидовать брату; имя младшего было Шад 22. Он сделал покушение на жизнь старшего брата, но неудачно; боясь за себя, он, взяв с собой рабыню-любовницу, убежал от брата и прибыл в такое место, где была большая река, много деревьев и обилие дичи; там он поставил шатер и расположился. Каждый день этот человек и рабыня вдвоем выходили на охоту, питались мясом дичи и делали себе одежду из меха соболей, белок и горностаев. После этого к ним пришли 7 человек из родственников-татар: Ими, Имек, Татар, Баяндер, Кипчак, Ланиказ (?) 23 и Аджлад (?). Эти люди пасли табуны своих господ; в тех местах, где [прежде] были табуны, не осталось пастбищ; ища травы, они пришли в ту сторону, где находился Шад. Увидев их, рабыня вышла и сказала: «Иртыш», т. е. 'остановитесь' 24; отсюда [44] река получила название Иртыш. Узнав ту рабыню, все остановились и разбили шатры. Шад, вернувшись, принес с собой большую добычу с охоты и угостил их; они остались там до зимы. Когда выпал снег, они не могли вернуться назад; травы там было много, и всю зиму они провели там. Когда земля разукрасилась и снег растаял, они послали одного человека в татарский лагерь, чтобы он принес известие о том племени. Тот, пришедши туда, увидел, что вся местность опустошена и лишена населения: пришел враг, ограбил и перебил весь народ. Остатки племени спустились к этому человеку с гор; он рассказал своим друзьям о положении Шада; все они направились к Иртышу. Прибыв туда, они приветствовали Шада, как своего начальника, и стали оказывать ему почет. Другие люди, услышав эту весть, тоже стали приходить [сюда]; собралось 700 человек 25. Долгое время они оставались на службе у Шада; потом, когда они размножились, они рассеялись по горам и образовали семь племен, по имени названных семи человек. Все эти кимаки отличаются злым нравом, скупостью и негостеприимством. - Шад однажды стоял на берегу Иртыша со своим народом; послышался голос: «Шад? Видел ли ты меня в воде?». Шад ничего не увидел, кроме волоса, плававшего на поверхности воды; он привязал лошадь, вошел в воду и схватил волос; оказалось, что это была его жена Хатун. Он спросил ее: «Как ты упала?». Она ответила: «Крокодил схватил меня с берега реки». (Кимаки оказывают уважение этой реке, почитают ее, поклоняются ей и говорят: «Река - бог кимаков».) Шаду дали прозвание Тутук, что значит: 'Он услышал голос, вошел в воду и не испугался' 26.

Что касается пути к кимакам, то из Фараба идут в Янгикент 27, на пути из Янгикента в страну кимаков встречают реку, переправляются через нее и приходят в пески; тюрки называют это место Уюкман(?). Дальше приходят к реке Сокук; после переправы через нее начинаются солончаки. Дальше приходят к горе Кендир-тагы 28. [Путешественник] идет все по берегу той же реки, среди зелени, травы и деревьев, до истока реки; гора высока. После этого поднимаются на гору по узкой тропинке. От горы Кендир-тагы приходят к реке Асус (?); по этой дороге в течение пяти дней на людей совсем не падает свет солнца вследствие тени деревьев, до самого берега реки Асус. Вода в реке черная; она течет с востока и доходит до [45] ворот Табаристана 29 (?). После этого приходят к реке Иртыш, где начинается страна кимаков. По обеим сторонам реки пасутся дикие кони; иногда можно видеть в одном месте тысячу или две тысячи их; они происходят от одичавших царских коней; они продолжают размножаться. Этих лошадей нельзя поймать иначе, как арканом; поймав их, садятся на них и укрощают их; они поддаются укрощению и привыкают к людям. Иртыш - большая река, так что если кто-нибудь встанет на этом берегу реки, то с другого берега его нельзя узнать вследствие отдаленности расстояния. Вода реки черная. Переправившись через реку Иртыш, приходят к шатрам кимаков. Низких строений у них нет; все живут в лесах, ущельях и степях, все владеют стадами коров и баранов; верблюдов у них нет; если какой-нибудь купец приводит сюда верблюда, он не живет здесь и года: как только верблюд поест этой травы, он околевает. У них нет соли; если кто-нибудь приносит сюда один ман 30 соли, он берет за это мех горностая. Летом они питаются кобыльим молоком, которое у них называется кумысом; на зиму они заготовляют сушеное мясо, баранье, лошадиное или коровье, каждый по мере своих средств. В этой стране выпадает много снега; бывает, что толщина снежного покрова в степи достигает высоты копья 31. Зимой они уводят лошадей в отдаленную страну 32, в место ?к-таг 33; под землей у них есть водоемы, сделанные из дерева, на зимнее время; когда выпадает много снега, их лошади пьют в зимние месяцы эту воду, так как снег не позволяет им дойти до водопоя. Предметы охоты кимаков - соболи и горностаи; их начальник носит титул Бамал-Пейгу (или Ямал-Пейгу).

Что касается племени ягма, то тюркский хакан заметил, что халлухи стали многочисленными, усилились и вступили в сношения с тохаристанскими хайталами 34; те потребовали от них женщин, халлухи дали им женщин. В то же время хакан заметил слабость Туркестана и стал бояться за свои владения. После этого часть тугузгузов убежала и отделилась от своего племени; они пришли к халлухам, но те никак не могли поладить с ними. Тюркский хакан велел им поселиться между владениями халлухов и кимаков; у них был начальник, по имени... 35. Ягма [46] богатые люди, владеющие большими стадами лошадей, живущие по левую сторону Китая, на пространстве одного месяца пути; оттуда привозят... 36. Среди них произошли междоусобия; часть племени прибегла к покровительству тюркского хакана. Когда они пришли к [остальной части ] народа ягма и соединились с ними, они отправили посла к тюркскому хакану, известили его о своем положении и сказали: «Мы пришли служить тебе, если будет дано позволение, мы будем совершать набеги 37 во все стороны». Тюркскому хакану это понравилось; он милостиво ответил им и дал им то позволение, которого они просили. Халлухи начали дурно поступать с ними; потерпев большой урон, они ушли оттуда к кимакам. Через некоторое время Шад-тутук стал обижать их и требовать с них дани; их постигло разорение. После этого они прибегли к милосердию тюркского хакана, ушли от халлухов и кимаков и поселились у хакана. Хакан дал упомянутому начальнику их титул Ягма-тутук, в подражание титулу Шад-чутук.

Причина объединения киргизов под властью своего начальника была следующая 38. Он происходил из славян и был одним из славянских вельмож; когда он жил в стране славян, туда прибыл посол из Рума; этот человек убил того посла. Причиной убийства было то, что румийцы происходят от Сима, сына Ноя, а славяне - от Яфета. Имя их находится в связи с словом саг ('собака'), так как они были выкормлены собачьим молоком. Дело было так: когда для Яфета взяли муравьиные яйца, муравей стал молиться, чтобы Всевышний не дал Яфету насладиться сыном. Когда у Яфета родился сын, ему дали имя Эмке; оба глаза его были слепы. В то время у собаки было четыре глаза. У Яфета была собака, которая в это время ощенилась; Яфет убил щенка; сын Яфета до четырех лет сосал молоко собаки, держался за ее ухо и ходил, как ходят слепые. Когда собака принесла второго щенка, она бросила сына Яфета и воздала благодарность богу, что избавилась от него. На другой день оказалось, что два глаза собаки перешли к этому ребенку и два глаза остались собаке; следы этого еще остались на морде собаки; по этой причине их называют саклабами (славянами). [Итак], тот начальник в споре убил посла и по необходимости должен был покинуть страну славян. Он ушел оттуда и пришел к хазарам; хазарский хакан хорошо обращался с ним до своей смерти. Когда на престол сел другой хакан, он обнаружил нерасположение к пришельцу; тот был вынужден удалиться, ушел и пришел к Башджурту. Этот Башджурт был одним из хазарских вельмож и жил между владениями хазаров и кимаков с 2000 всадников. Хазарский хан отправил к Башджурту человека, требуя, чтобы он прогнал славянина; тот поговорил об [47] этом со славянином; славянин отправился во владения..., с которыми он находился в родстве. По дороге он прибыл в одно место между владениями кимаков и тугузгузов; хан тугузгузов поссорился со своим племенем и рассердился на них; [многих из] них убили; [остальные] рассеялись и по одному или по два стали приходить к славянину. Он всех принимал и оказывал им добро, так что их набралось много. Он послал человека к Башджурту, заключил с ним дружбу и этим усилился; после этого он произвел нападение на гузов, многих из них убил, многих взял в плен и собрал много денег, частью благодаря грабежам, частью благодаря пленным, которых он всех продал в рабство. Тому племени, которое собралось около него, он дал имя киргиз. Когда известие о нем пришло к славянам, многие из них пришли к нему со своими семействами и имуществом, присоединились к другим и вступили с ними в родство, так что все слились в одно целое. Признаки славянского происхождения [еще] заметны в наружности киргизов, именно красные волосы и белая кожа 39.

Путь к киргизам ведет из страны тугузгузов, именно из Чинанджкета в Хасан; из Хасана в Нухбек до Кемиз-арта 40 один или два месяца пути среди лугов и 5 дней по пустыне. От Кемиза до Манбек-Лу два дня идут по горам, потом приходят в лес; начинается степь, источники, место охоты, до горы, которую называют Манбек-Лу; гора высока; на ней много соболей, белок и доставляющих мускус антилоп, много деревьев и обильная охота; гора хорошо населена. После Манбек-Лу приходят к Кёгмену; по дороге встречаются пастбища, хорошие источники и много дичи; четыре дня идут по такой местности до горы Кёгмен 41. Гора высока; на ней много деревьев; дорога узка. От Кёгмена до киргизского стана 7 дней пути; дорога идет по степи и лугам, мимо приятных источников и сплетенных между собой деревьев, так что враг не может проникнуть туда; вся дорога подобна саду, до самого стана киргизов. Здесь военный лагерь киргизского хакана, главное и лучшее место [в стране]; туда ведут три дороги, по которым можно идти; кроме них, доступ отовсюду прегражден высокими горами и сплетенными между собой деревьями. Из трех дорог одна ведет к тугузгузам, на юг; другая - к кимакам и халлухам, на запад; третья - в степь; надо идти 3 месяца, пока не придешь к большому племени фури. Здесь также две дороги: одна через степь - 3 месяца пути; другая по левую сторону - 2 месяца пути; но [48] эта дорога трудна. Надо идти все время по лесам, по узкой тропинке и узкому пространству; по дороге много воды, постоянно встречаются реки, постоянно идут дожди. Кто хочет идти по этой дороге, должен запастись чем-нибудь таким, куда бы он мог класть багаж и одежду 42, вся местность на пути пропитана водой, и на землю ничего нельзя класть; надо идти позади лошади, пока не пройдешь эту болотистую местность. В этих болотах живут дикие люди, ни с кем не имеющие сношений; они не умеют говорить на чужих языках, а их языка никто не понимает. Они - [самые] дикие из людей; всё они кладут себе на спину; все их имущество заключается в звериных шкурах. Если вывести их из этих болот, они настолько смущаются, что походят на рыб, вытащенных из воды. Их луки сделаны из дерева, их одежда - из звериных шкур, их пища - мясо дичи. Их религия заключается в том, что они никогда не прикасаются к чужой одежде и имуществу. Когда они хотят сражаться, они выходят со своими семьями и имуществом и начинают битву; одержав победу над врагом, они не прикасаются к его имуществу, но все сжигают и ничего не берут с собой, кроме оружия и железа. Когда они хотят совокупиться с женщиной, они ставят ее на четвереньки, потом совокупляются. Калымом за женщин служит дичь или долина, в которой много дичи и деревьев. Если кто-нибудь из них попадает к киргизам, он не принимает пищи; завидя кого-нибудь из своих друзей, он убегает и исчезает. Мертвых они уносят на горы и вешают на деревья, пока труп не разложится. Из страны киргизов привозят мускус, меха и рог хуту 43. Киргизы, подобно индусам, сжигают мертвых и говорят: «Огонь - самая чистая вещь; все, что попадает в огонь, очищается: [так и] мертвого огонь очищает от грязи и грехов». Некоторые из киргизов поклоняются корове, другие - ветру, третьи -ежу, четвертые - сороке, пятые - соколу, шестые - красивым деревьям. Среди них есть люди, которых называют фагинунами (?); каждый год они приходят в определенный день, приводят всех музыкантов и приготовляют все для веселого пира. Когда музыканты начинают играть, фагинун лишается сознания; после этого его спрашивают обо всем, что произойдет в том году: о нужде и изобилии, о дожде и засухе, о страхе и безопасности, о нашествии врагов. Все он предсказывает, и большею частью бывает так, как он сказал.

Причина [образования народа] тибетцев была следующая. Был один человек из знатных химьяритов, по имени Сабит; этот Сабит был одним из приближенных йеменских царей, которых называли Тубба'. Когда Тубба' назначили этого Сабита своим наместником, мать [49] Сабита написала сыну письмо, [где говорилось, ] что один из Тубба' отправился на восток, произвел большое избиение людей и дошел до области, в которой растения были из золота, земля - из мускуса; на лугах росли только благовонные травы; дичь состояла из доставляющих мускус антилоп; на горах был снег, по равнина представляла прекраснейшую местность; пашни вместо воды требовали только земли и пыли. Прочитав это письмо, Сабит увлекся этим, собрал большое войско и отправился. Прибыв в Тибет, он увидел все эти приметы, убедился, что все было справедливо, и очень обрадовался. Вдруг поднялся мрак, так что люди не могли видеть друг друга; после этого Иблис велел дивам похитить Сабита и унести его по воздуху. Сабит постоянно носил под одеждой кольчугу, какой ни у кого не было. Дивы опустили его на вершину высокой горы и оставили там 20 дней; после этого к нему пришел Иблис в образе старика и сказал ему: «Преклонись передо мной и будь покорным моим велениям!». Сабит так и сделал. Иблис спустился с ним с вершины горы, усыпил его и совокупился с ним; потом сам Иблис заснул, приказав Сабиту совокупиться с ним; после этого у Сабита волосы спустились [на лоб], как у женщин, а на конце волос повисла вошь. Иблис принес платок, перевязал ему лоб и сел возле него, а вошь бросил ему в рот; тот проглотил ее. Иблис сказал: «Кто хочет насладиться долголетием и не иметь врагов, должен есть это животное». После этого он велел Сабиту убить 7 начальников своего войска и назвал ему их имена. Сабит спросил его: «Если я все это исполню и послушаюсь твоего приказания, что мне за это будет?». Тот сказал: «Ты сделаешься хаканом; вся эта область будет принадлежать тебе, и ты будешь начальником всего народа». После этого он спустился с ним с горы и увидел одного из воинов, собиравшего дрова, который тотчас заметил Сабита и Иблиса, пришедшего с ним в образе старика. Сабит спросил его о войске; тот ответил: «После твоего ухода среди них произошли раздоры». В свою очередь воин спросил Сабита о том, что с ним было; Иблис дал ему ответ: «Ангелы унесли его к Всевышнему. Тот дал ему повеления, надел на него кольчугу и прислал с ним меня». Этот человек немедленно побежал в лагерь и принес весть войску о том, что он видел и слышал; за ним пришел Сабит и исполнил все, что ему было приказано; его провозгласили хаканом. По этой причине тибетцы едят вшей, совокупляются друг с другом, спускают волосы [на лоб], подобно женщинам, и обвязывают их платком. В титуле тибетского хакана говорится: «Он пришел с неба, и на нем была [как бы ] кольчуга из света».

Что касается дороги в Тибет, то из Хотана идут в Алашан (?), причем проходят по горам Хотана. Горы населены, и на них много стад быков, баранов и кочкаров 44; по этим горам доходят до Алашана. Дальше идет мост, перекинутый от одного края горы до другого, говорят, что мост построили хотанцы в древние времена. От моста до столицы тибетского [50] хакана тянется гора; когда подходят к ней, от ее воздуха у человека захватывает дыхание, так что он не может дышать и язык его становится тяжелым; много людей при этом умирает; тибетцы называют эту гору «горой яда». Если идти от Кашгара, то надо идти вправо, между двумя горами, по направлению к востоку. Пройдя горы, приходят в область Адыр (?), простирающуюся на 40 фарсахов; половина этого пространства занята горами, половина - равнинами (?) и кладбищами 45 (?). Около Кашгара много деревень и бесчисленное множество волостей; в древние времена эта область принадлежала тибетскому хану. Из Кашгарской области приходят в Сарымсанкет, оттуда в Алишур и идут по степи до реки Куча, текущей по направлению к [городу] Куча; на берегу этой реки, на краю пустыни, находится селение Хумхан (?), откуда происходят тибетцы. Дальше идет река, через которую надо переехать на судне; после этого приходят в страну тибетцев. На границе владений тибетского хакана находится капище, в котором много идолов; среди них есть идол, сидящий на троне; за спиной его лежит какая-то деревянная вещь, похожая на голову; на этот кусок дерева, похожий на голову, опирается идол. Если провести рукой по спине идола, от него исходят как бы искры пламени. Влево от этого места находится степь и пустыня, где по берегам реки много грудных придорожных деревьев.

Жители Барсхана происходят от персов, именно жителей Фарса. Дело было так. Когда Зу-л-карнейн 46 одержал победу над Дарием, покорил персов и завоевал Ираншахр, он стал опасаться за [себя], так как Персия была населена людьми умными, храбрыми, образованными, хитрыми, дальновидными и благоразумными. Александр подумал, что, когда он уйдет, они произведут восстание, перебьют его наместников и овладеют царством. Тогда он взял из каждого рода по одному или по два в качестве заложников, увел их с собой, отправился в Туркестан и оттуда пошел на Китай. Когда Александр прибыл туда, где теперь находится Барсхан, разведчики сказали ему: «Впереди нас находятся пустынные дороги и бедные местности, где нельзя найти корма для скота; тот обоз, который находится с тобой, не найдет себе достаточно пищи». Александр велел закопать здесь все лишнее и нагрузить лошадей кормом; сыновьям иранских вельмож он отдал приказание: «Оставайтесь здесь до моего возвращения из Китая; тогда я возьму вас с собой и приведу вас обратно в ваш край». Они согласно приказанию остались там; когда пришло известие, что Александр завоевал Китай и оттуда отправился в Индию, сыновья иранских вельмож потеряли надежду вернуться на родину, отправили посла в Китай, привели мастеров из обжигателей глины, плотников и живописцев и [51] велели им устроить эти места наподобие городов Фарса; местности они дали название Барсхан, т. е. повелитель Фарса 47.

Что касается дороги в Барсхан, то она из Невикета 48 ведет в Кумберкет (или Керминкет), через страну джикилей; оттуда в Джиль. Джиль - гора; слово джилъ в переводе значит 'тесный' 49. Оттуда 12 фарсахов до Яра; Яр - селение, выставляющее 3000 воинов; здесь находятся шатры джикильского тексина 50; между этими пунктами нет никаких населенных мест. По левую сторону от дороги находится озеро, которое называется Иссык-Куль; оно простирается на 7 дней пути; в это озеро Иссык-Куль впадает до 70 речек; вода в нем соленая. Оттуда 5 фарсахов до Тона; от Тона до Барсхана 3 дня пути 51; по дороге встречаются только шатры джикилей. Барсханский дихкан носит титул манак 52. Барсхан выставляет 6000 вооруженных. Все окрестности Иссык-Куля заняты джикилями. По правую сторону от Барсхана находятся два горных перевала; название одного - Пейгу, название другого - Озар. [Там же] есть река, которую называют Тефсхан; она течет по направлению к востоку, в китайские пределы 53. Перевал очень высок, так что птицы, прилетающие со стороны Китая, не могут перелететь через него. [52]

Тугузгузы - народ, царь которого носит титул тугузгуз-хакана. В древние времена в роде тугузгуз-хаканов был человек по имени Кур-тегин. Мать его происходила из Китая; хаканом был брат Кур-тегина, мать которого была свободной женщиной. Брат захотел убить Кур-тегина, перерезал ему горло и бросил его в то место, где были их трупы. У Кур-тегина была мамка; она отнесла его к манихеям и отдала динаверийцам 54, чтобы они его вылечили; те стали лечить его рану, так что ему стало лучше. После этого он пришел в город Азал (?), столицу тугузгузского хакана, и скрывался там; некоторое время [друзья Кур-тегина] обманывали [его брата], наконец сказали о нем тугузгузскому хакану и смягчили его сердце, так что он позволил брату прийти и оставил ему жизнь. К себе он его не допустил, но дал ему начальство над городом Пянджикетом 55. Там Кур-тегин усилился, склонил на свою сторону местных жителей, осыпал их милостями и ждал случая. Наконец, он услышал, что тугузгузский хакан вышел на охоту; Кур-тегин собрал многочисленный отряд и напал на тугузгузского хакана. Когда они сошлись, началась битва; Кур-тегин одержал победу над войском хакана; тугузгузский хакан бежал и заперся в крепости. Кур-тегин велел пустить воду на стены крепости; стены обрушились; Кур-тегин велел объявить помилование всем, которые будут просить о пощаде. Жители крепости были изнурены голодом; все они вышли и стали просить о пощаде; все получили помилование. Тугузгузский хакан остался в крепости; Кур-тегин послал своих людей в крепость задушить его; престолом хакана завладел Кур-тегин. - Говорят, что у тугузгузского хакана 1000 прислужников и 400 прислужниц. Эти 1000 людей из года в год три раза в день едят в присутствии хакана и уносят с собой столько пищи, сколько хотят; во время еды они, также три раза в день, пьют вино; вино у них делается из винограда. Хакан не показывается народу, кроме редких случаев. Когда он садится верхом, то приходят все начальники и выступают перед ним на [его] пути; на всем пространстве от его жилища до края города рядами стоят люди. Из начальников города один выступает перед ним и... 56. Когда [хакан] выходит из воды и из дворца приводят лошадь, все преклоняют колени перед его лошадью, пока она проходит. Тугузгузский хакан принадлежит к динаверийской вере; но в его городе и владениях есть христиане, дуалисты и буддисты. У него 9 везиров. Если кого-нибудь схватывают по обвинению в воровстве, то ему связывают ноги, привязывают руку к шее, дают ему 200 палок по каждой голени и 100 палок по спине и водят его вокруг базара, потом отрезают ему оба уха, обе руки и нос, и вестники объявляют: «Пусть каждый видит это и не совершает [53] таких дел». Если кто-нибудь совершает прелюбодеяние с девушкой, то ему дают 300 палок и берут с него кобылу и серебряную чашу, весом в 50 ситиров 57 серебра. Если кто свершает прелюбодеяние с замужней женщиной 58, то обоих приводят к царскому дворцу; царь приказывает дать им по 300 палок; на счет мужчины ставится крытый шатер из нового войлока со всей обстановкой и отдается мужу женщины; после этого женщину, виноватую в прелюбодеянии, отдают мужчине, с которым она совершила прелюбодеяние. Муж первой требует от прелюбодея, чтобы он приискал ему жену и заплатил за нее калым. [Все это делается], если прелюбодей богат; если он беден, то ему дают 300 палок и отпускают его. Если кто-нибудь убивает человека, то с него берут большую пеню, которая вконец разоряет его, держат его один месяц в тюрьме, дают ему 300 палок и потом отпускают его. Если убийца беден, то ограничиваются палочными ударами и оставляют его. Тугузгузский хакан живет во дворце, в низком строении; [на полу ] постлан войлок; мусульманскими тканями обита внешняя сторона здания; китайская парча постлана поверх войлока. Но простой народ весь состоит из степняков, живущих в шатрах. Одежда их царей из китайской парчи и шелка; одежда народа -из шелка и бумажной ткани. Это - широкая одежда, покрывающая все тело, с широкими рукавами и длинной полой. Царь их носит золотой (или жемчужный) пояс; когда он устраивает у себя многочисленное собрание, он надевает на голову венец, когда он садится верхом, с ним садится 1000 всадников, все в панцирях и кольчугах; сражаются они копьями.

Что касается путей к ним, то из Барсхана надо идти в Пенчул (?), оттуда в Кучу, оттуда в Азал 59, оттуда в Сикет (или в Суткет), оттуда в Мекшемигнасур (?), оттуда в Чинанджкет один день пути 60. Эта область меньше Кучи; в ней 22 селения; местность представляет равнину, в которой зимой бывают большие холода, причем снега выпадает мало; летом бывает сильная жара, так что из-за нее местные жители устраивают холодные погреба и большей частью живут в этих погребах, потом [в конце лета] бегут из тех полей в дома. Жители все носят пояс и привешивают к нему нож, кинжал и все необходимое для них. Около ворот [дворца] правителя местности ежедневно собираются 300 или 400 человек из динаверийцев, громким голосом читают сочинения Мани, [потом] входят к правителю, приветствуют его и возвращаются. Из Чинанджкета снова приходят в Кера (?) и в страну тугузгузов. [54]

Китай - обширное государство; если бы мы занялись подробным описанием его, то книга вышла бы длиннее, чем предполагается. Что касается дорог туда из страны тугузгузов, то из Чинанджкета надо идти на восток в Камул; в степи, в месте Баг-Шура, приходят к реке, через которую переправляются на судне и на 8-й день достигают Камула. От Камула 7 дней пути через степь, где находятся источники и луга, до города Шачжоу 61, принадлежащего к городам Китая. Оттуда 3 дня пути до Санглаха 62, оттуда 7 дней до Сахчу (?) 63, оттуда 3 дня до Ганьчжоу, оттуда 8 дней до Кучи (?), оттуда 15 дней до реки Цзянь 64, через которую переправляются на судне. От Баг-Шуры до Хумдана, столицы Китая, один месяц пути, мимо караван-сараев и населенных станций.

Говорят, что китайское царство - самое обширное на земле. Самая богатая местность Китая отличается обширностью; все люди считают долгом совершить туда паломничество. Одежда жителей, как женщин, так и мужчин, сделана из парчи и шелка; даже бедняки и слуги одеваются в шелк. Все носят широкие рукава и длинные подолы, так что последние влачатся по земле. Все улицы у них крыты и ежедневно три раза поливаются водой; они снабжены оградой с высокими воротами; их строят из дерева... Дома китайцев украшены статуями; здания выстроены из глины и кирпича. У китайского царя большое войско; говорят, что у того царя на жаловании до 400 000 человек; над каждыми 10 воинами есть особый начальник. Все жители Китая отличаются хитростью и благородством; у них хорошие ткани и много сосудов. Ученый Абу Зейд 65 говорит, что тюрки-гузы - соседи (?) китайцев. Пределы Китая: с одной стороны - Хотан, с другой - Индостан, с третьей - Болор, с четвертой - область яджуджей и маджуджей. Убейдаллах б. Хордадбех говорит, что всякий, кто приходит в Китай, становится великим ученым. У китайцев много царей, но величайший из них - Фагфур 66. Он носит только одежду из парчи, шитую золотом, и ездит только на белых конях; во всем Китае ни у кого нет этих двух вещей, кроме него. Его видят раз в год, во время выезда; он едет верхом, все остальные идут пешком впереди и позади его. Он едет до кладбища своих предков; подъехав близко к кладбищу, он сходит с коня и [пешком] идет на кладбище и [потом] выходит оттуда, [причем] остается на кладбище до полудня, потом возвращается и садится в своем [55] дворце. Перед его троном кладут одежду из желтой парчи; остальные садятся по левую сторону от той одежды. Все музыканты, какие только есть в его царстве, присутствуют здесь; царь в этот день дает подарки всем, высшим и низшим. Никто не имеет доступа к царю, кроме везира, хаджиба и посла, пришедшего от какого-нибудь царя. 7 раз в год царь устраивает у себя прием, при котором его видят предводители войска и начальники города, когда вестник объявляет, чтобы их привели к нему для лицезрения монарха. Когда приходит посол от какого-нибудь царя, он является к Фагфуру в назначенное последним время; при этом один везир стоит по правую сторону Фагфура, другой - по левую. Посол издали смотрит на царя, как на светлое солнце, совершает перед ним поклонение и не поднимает головы, пока ему не прикажут. Потом выходит хаджиб или везир, расспрашивает посла и докладывает царю. Царь приказывает отправить в дом посла седалище из парчи и позолоченный серебряный кубок; каждый день посла приводят в царский дворец обедать. Когда царь хочет совокупиться с рабыней, астрологи всходят на крышу дворца, определяют звезду и выбирают время для совокупления; царь делает по их совету. Пашни в Китае большею частью богарные; если дождя выпадает слишком мало, хлеб повышается в цене. Когда хлеб становится дорогим, царь отправляется в капище идолов, приказывает схватить жрецов и заковать их; при этом он грозит им: «Если не будет дождя, я вас убью». Так они остаются связанными, пока не начнется дождь. В царском дворце 180 барабанов; когда солнце близко к закату, начинают бить зараз во все барабаны; услышав этот звук, все люди уходят в свои дома; во время заката на базаре не остается никого. После этого стража выходит на базар и на дорогу с обнаженными мечами; всякому, кого в этот час находят вне дома, тотчас отрубают голову и пишут на его спине; «Так наказывается тот, кто выходит из повиновения царю». Для преступников у них есть только одно наказание - смерть; исключение составляет брань: если кто-нибудь оскорбляет другого ругательством, то ругателю дают несколько ударов палкой и отпускают его. Говорят, что по ту сторону Китая, в земле, принадлежащей тоже к китайскому государству, есть люди с красной кожей и красными волосами; все они живут в ямах; когда солнце близко к закату, они выходят из ям в поле.

Что касается дорог туда, то из Кашгара надо идти в Паиш (?), оттуда в Керман, оттуда в Хаджман (?), оттуда в Газа (?), оттуда в Юнче (?), оттуда в Хаджкет (?), оттуда в Кидилур (?), оттуда в Рангубенд, оттуда в Тадруф, оттуда в Рестуе; из Рестуе, первого селения Хотанской области, приходят в Хотан. Между этими пунктами протекает река Яра; потом приходят в селение Семьюбем (?), оттуда к мусульманскому кладбищу 67, [56] оттуда к реке, текущей со стороны Китая; оттуда достигают города Хотана. От Хотана до города Кей 15 дней пути; Кей - большой город в пределах Китая, но принадлежит тугузгузам. В городе Хотане много истуканов и много... 68; религия жителей - буддизм; в городе две христианские церкви, одна во внутреннем городе, другая - в окрестностях. На базаре много блудниц и распутных женщин; все женщины и мужчины спускают волосы [на лоб ]; их одежда походит на одежду арабов. В той области много плодов, много пшеницы, ячменя, тыкв, проса, кунжута, лимонов и смокв, много шелка; в их одежде преобладает шелк; тутовых деревьев столько, что иногда один человек владеет 2000 деревьев. Также много винограда и разного рода груш. В их реках есть камень яшма. В Хотанской области много мельниц; в каждой мельнице приводится в движение нижний жернов, а верхний остается в спокойном положении и не двигается. Внутри мельниц есть сита из китайского шелка, устроенные так, что приводятся в движение водой; мука падает вниз, а отруби остаются. У них есть особый снаряд, который называется бадасйабом 69; туда бросают хлеб для очистки; сор падает в одну сторону, чистый хлеб - в другую. Бадасйаб также приводится в движение водой (sic). У них есть еще другой снаряд, которым разбивают кишнец и тыквы; он похож на круглое ведро; в него вставлена крепкая палка, и к палке привязан крепкий камень; конец палки заколдован, чтобы вода вертела его.

Что касается печенегов, то дорога к ним идет от Гурганджа к Хорезмийской горе и дальше в страну печенегов. Дойдя до Хорезмийского озера, оставляют его по правую сторону и идут дальше. Приходят в безводную землю и степь, по которой идут 9 дней; каждый день или каждые два дня приходят к колодцу, спускаются туда на веревке и достают воду для лошадей. На десятый день достигают источников, где есть вода и всякого рода дичь, из птиц и антилоп; травы немного. По этой местности идут 16 дней; на 17-й день приходят к шатрам печенегов. Владения печенегов простираются на 30 дней пути. С каждой стороны к ним примыкает какой-нибудь народ; с востока - кипчаки, с юго-запада - хазары, с запада -славяне; все эти народы производят нашествия, нападают на печенегов, уводят их в плен и продают [в рабство]. Эти печенеги владеют стадами; у них много лошадей и баранов, также много золотых и серебряных сосудов, много оружия. Они носят серебряные поясы. У них есть знамена и копья, которые они поднимают во время битв; их трубы, в которые дуют во время битв, сделаны наподобие бычачьих голов. Дороги в страны печенегов очень трудны 70 (?) и неприятны. Кто хочет отправиться оттуда в какую-нибудь страну, должен купить лошадей, так как ни с какой стороны нельзя выехать из их земли иначе, как верхом, [57] вследствие дурного состояния дорог. Купцы на пути туда не придерживаются никаких дорог, так как все пути заросли лесом; они узнают дорогу по положению звезд.

Между владениями печенегов и владениями хазар 10 дней пути по степи, рощам и лесам. Владения хазар отличаются обширностью; с каждой стороны 71 к ним примыкают высокие горы; горы простираются до Тифлиса. У них есть царь, который носит титул ишада; кроме того, есть главный царь, которого называют хазар-хаканом. Хазар-хакану принадлежит только титул; все управление находится в руках ишада; выше ишада нет никого. Их главный начальник и ишад придерживаются еврейской религии, также все их приближенные, начальники и вельможи; остальные придерживаются веры, похожей на веру тюрков-гузов. У них два больших города, Саргыш (?) и Хылыг (?); в этих двух городах они живут зимой. Когда наступает весна, они выходят в степь и не возвращаются в город до наступления зимы. В обоих городах живет некоторое число мусульман; у них есть мечети, имамы, муэззины и школы; хазары ежегодно взимают налог с тех мусульман, сообразно имуществу каждого. Каждый год они совершают поход в страну печенегов и уводят оттуда скот и пленных. Ишад сам взимает подати и распределяет [доход] среди войска. Иногда они совершают поход на страну буртасов; у них есть знамена, копья, крепкие панцири и хорошие кольчуги. Когда хазарский царь садится верхом, с ним садятся до 10 000 всадников; из них некоторые находятся на жаловании, другие выставляются вельможами и сопровождают царя в своем собственном вооружении. Если они снаряжают войско и отправляются в какую-нибудь сторону, они в то же время оставляют многочисленное войско для охраны своих семейств и имущества. У них есть авангард, который едет впереди войска и носит перед царем сделанные из воска свечи и светильники; при свете их идет царь с войском. Завладев добычей, они собирают ее всю в лагерь; потом их начальник берет себе из этой добычи все, что хочет; остальное разделяют между воинами. По приказанию начальника каждый воин носит с собой гвоздь и три каната 72 с заостренным концом; когда войско где-нибудь останавливается, вокруг войска вбивают эти гвозди и к каждому гвоздю привязывают щит, так что лагерь как бы укрепляется стеной. Если враг совершает ночное нападение и идет на приступ, его усилия остаются тщетными, так как лагерь благодаря этим гвоздям походит на крепость. Во владениях хазар много пашен и садов, много [всякого] богатства, много меда; отсюда вывозят также хороший воск 73. [58]

буртасах - как у Ибн Русте 74, с прибавлением, что набеги на болгар и печенегов совершаются каждый год. Дальше:] Вся местность между их владениями и страной хазар представляет равнину; на пути есть населенные места, с источниками, деревьями и текущими водами. Некоторые совершают путь из страны буртасов в страну хазар по реке Итилю, на судне; другие едут сухим путем. Их оружие - два дротика, топор и лук; панциря и кольчуги у них нет; лошадь имеет не всякий, а только очень богатые. Их одежда - серьги (?) и джубба. Плодов в той стране нет; вино у них делается из меда. Они носят шапки и обвертывают их чалмами.

болгарах - как Ибн Русте 75. После слов о царе прибавлено: «В этом болгарском народе до 500 000 знатных людей». При перечислении хлебных растений вместо проса названы тыква, чечевица и бобы. О язычниках говорится, что они падают ниц перед каждым знакомым из мусульман. Цена куньего меха определена в 2 дирхема вместо 2 1/2. В конце еще о дирхемах:] эти дирхемы они ломают, и каждый кусок [употребляют в дело?]. Потом они те дирхемы отдают русам и славянам, так как те люди не продают товара иначе, как за чеканенные дирхемы.

Между владениями болгар 76 и владениями искилей, тоже принадлежащих к болгарам, находится область мадьяр. Эти мадьяры - тюркское племя. Их начальник выступает в поход с 20 000 всадников; этого начальника зовут кенде. Кенде - титул их главного царя; титул того начальника, который заведует делами, - джыла; мадьяры делают то, что приказывает джыла. Им принадлежит равнина, вся покрытая травой, и обширная местность; длина и ширина их владений - 100 фарсахов. Их владения прилегают к Румскому морю 77. Они живут между [этими двумя] реками. С наступлением зимы каждый, кто раньше удалился от реки, возвращается к берегу ее и проводит там зиму; они занимаются рыболовством и этим живут. [На берегу] той реки, которая находится влево от них, в сторону славян, живет народ из румийцев; все они - христиане; их называют нендерами (?): они многочисленнее мадьяр, но слабее их. Из этих двух рек одну называют Итилем, другую - Дунаем. Когда мадьяры живут на берегу реки, они видят этих нендеров; над областью нендеров, на берегу реки, возвышается высокая гора, по склону которой течет река. За горой живет народ из христиан, которых называют мардатами (?); между их областью и областью нендеров 10 дней пути. Они составляют многочисленный народ; их одежда походит на одежду арабов [и состоит] [59] из чалмы, рубахи и джуббы. У них есть пашни и виноград; воды у них текут [только] по поверхности земли; подземных каналов нет. Говорят, что они многочисленнее румийцев. Они составляют особый народ; торговлю ведут преимущественно с арабами. Та река, которая находится по правую сторону мадьяр, течет по направлению к стране славян и оттуда к стране хазар; эта река больше другой. Область мадьяр вся покрыта деревьями и болотами; земля пропитана сыростью. Все они производят набеги на славян, постоянно налагают на славян оброки и обращаются с ними, как со своими военнопленными. Мадьяры - огнепоклонники. Они производят набеги на славян и русов, уводят оттуда пленных, привозят их в Рум и продают. Эти мадьяры - люди красивые и видные; их одежда сделана из парчи, их оружие - из серебра и. .. 78. Они постоянно нападают на славян; из страны мадьяр до страны славян 10 дней пути. В ... славян есть город Вантит (?). Относительно сватовства у них есть следующий обычай. Сватаясь на какой-нибудь женщине, жених уплачивает калым из большего или меньшего количества лошадей, сообразно своему богатству. Во время переговоров о калыме отец невесты приводит отца жениха в свой дом, собирает все, что у него есть из мехов горностаев, бобра, белки, куницы, лисицы... 79; он выбирает 10 мехов, свертывает их на ровном месте, привязывает их к лошади отца жениха и отпускает последнего домой. Тот присылает за невестой условленный калым из лошадей, денег и товаров; тогда ту женщину приводят к нему в дом 80.

[Славяне 81; прибавлено, что «из одного улья иногда добывается 50, 60 или 100 манов 82 меда». О религии сказано, что они «поклоняются быку». Посевы, музыкальные инструменты и радость при смерти, как Ибн Русте 83; дальше: «лошадей у них мало. Одежда их - рубахи; они носят сапоги; их обувь походит на табаристанские сапоги, которые носят табаристанские женщины. Их средства к жизни не очень обильны». Оружие, правители и город, как Ибн Русте 84; прибавлено, что «начальник их носит венец». Дальше:] у них есть обычай строить крепость; собираются несколько человек и строят крепости, так как мадьяры постоянно нападают на них и грабят их. Когда мадьяры приходят, славяне удаляются в построенные ими крепости; в крепостях и укреплениях они большею частью проводят зиму; летом живут в лесах. У них много пленных. Захватив вора, они отнимают у него все имущество, отправляют его на окраину своих [60] владений и там подвергают его наказаниям. Прелюбодеяния между ними не бывает. Если какая-нибудь женщина полюбит какого-нибудь мужчину, она идет к нему; соединившись с ней, он, если она оказывается девицей, берет ее себе в жены; в противном случае он продает ее и говорит: «Если бы в тебе был прок, то ты сохранила бы себя». Если кто-нибудь совершит прелюбодеяние с замужней женщиной, то его убивают, не принимая от него никаких извинений. Вина и меда у них много; иногда у одного человека бывает до 100 кувшинов вина из меда.

русах - как Ибн Русте 85. «Длина и ширина острова -три дня пути»; прибавлено, что «на этом острове живут до 100 000 людей». §§ 2 и 3, как у Хвольсона; вместо § 4 только: «Предметы их торговли -меха горностаевы, беличьи и другие». Об одежде прибавлено: «Одежда русов и славян из полотна». Конец рассказа о человеческих жертвоприношениях (§ 9): «Если врач говорит: „Таково повеление царя?, никто ничего не говорит ему, но все примиряются с его поступком». Вместо § 10: «Их царь взимает десятину с купцов. Они постоянно в числе 100 или 200 человек приходят в страну славян и силой отнимают у них полезные предметы, чтобы они находились у них [русов]; много людей из славян приходят к русам и служат им, чтобы этой службой обезопасить себя». После § 11: «Они носят верхнюю одежду и надевают шапки». §§ 12 и 13, как у Хвольсона.]

Что касается владений сериров, то они находятся в 12 фарсахах от владений хазар. Сначала идут по равнине; потом приходят к высокой горе и реке 86; через три дня приходят к крепости царя. Крепость расположена на вершине горы и занимает 4 фарсаха в длину и в ширину. Стены сделаны из камня. У этого царя два престола, золотой и серебряный; на золотом он сидит сам, на серебряном сидят его придворные. Большая часть жителей той крепости - христиане; остальные жители царства -язычники. В этом царстве 20 000 племен и вер; у них есть селения и поместья; они поклоняются льву 87. Если кто-нибудь из них умирает, его кладут на носилки, выносят на площадь и оставляют там лежать на носилках три дня. На третий день они приходят в полном вооружении, в панцирях, кольчугах и с оружием в руках, становятся на краю площади, приготовляют копья, прилаживают стрелы к лукам, обнажают мечи и [как бы] нападают на труп, но не ударяют. Объясняют это тем, что однажды кто-то из них умер, и они положили его в могилу. На третий день он вышел из могилы; его стали расспрашивать; он сказал: «Моя душа [на время] оставила мое тело, вы положили меня в могилу; в могиле душа вернулась ко мне; я встал и вышел». Теперь, если у них кто-нибудь умирает, они три дня не кладут его в могилу, потом пугают его копьями, стрелами [61] и мечами; если он жив, он сам встает; если нет, его кладут в могилу; такой обычай остался у них. Их царя называют Аваром 88. По правую сторону от страны сериров находится область Хайзан 89, жители этой области придерживаются трех вер 90: по пятницам они идут к мусульманам в соборную мечеть, совершают пятничный намаз и возвращаются; по субботам они [молятся с евреями, по воскресеньям] 91 идут в церковь к христианам и совершают богослужение по их обряду. Если кто-нибудь спросит их, почему они так поступают, они отвечают: «Эти три общины несогласны между собой; каждая утверждает, что истина на ее стороне; мы соглашаемся со всеми тремя; может быть, мы таким образом найдем истину». В 10 фарсахах [от их города есть город] Хамрин 92, где находится дерево, не приносящее никаких плодов; каждую среду жители того города приходят, приносят всяких плодов, вешают их на то дерево, потом поклоняются ему и совершают там жертвоприношения.

Если выйти из страны сериров, то надо идти 3 дня по горам и лугам до страны алан. Аланский царь - христианин; все жители его царства - кафиры и идолопоклонники. От границы его владений надо идти 10 дней мимо деревьев, через реки и цветущие места до крепости, которую называют Аланскими воротами. Она расположена на вершине горы, у подошвы которой проходит дорога; со всех сторон она окружена высокими горами. 1000 человек поочередно охраняют эту крепость, днем и ночью, согласно очереди 93.

Что касается пути в области джикилей и тюргешей, то надо идти из Невикета 94 в Пянджикет; пянджикетского дихкана называют Кульбакар (?); город выставляет 8000 вооруженных. Рядом с ним находится селение Зекет (?), имеющее другого дихкана; по левую сторону от этого селения есть три других, между ним и селением Суяб. Дихкан Суяба -брат Пейгу, [правящий] вместе с представителем последнего (?) 95; его сопровождают 500 всадников. Это селение находится вблизи горы. Другое селение называют Хут-Куял 96 (?); оно отстоит на 1 фарсах от первого; оно выставляет 5000 вооруженных; дихкана его называют Баглила (?); [62] он по происхождению тюргеш и живет в степи. Третье селение Далугандж (?); оно меньше и выставляет около 300 вооруженных; это селение тоже находится вблизи горы. Тюрки молятся этой горе, клянутся ею и говорят: «Это - жилище Всевышнего»; да спасет нас бог от таких речей! Если пройти этот перевал, то по левую сторону находится область тюргешей, именно тахсийцев 97 и ... 98. Там есть селение, выставляющее 1000 человек вооруженных; вблизи его - другое селение, по имени Беклиг (?); там живет брат джабгуе. Его сопровождают 500 всадников; если он отправляется за каким-нибудь делом, с ним отправляются 3000 всадников из окрестностей этого селения; дихкана его называют Бадан-Сангу; он происходит из этого места; оно выставляет 7000 вооруженных. Около того перевала 99 есть река; если переправиться через нее, приходят в землю тюрков-джикилей, к их шатрам и палаткам.

Таковы сведения о тюрках, добытые нами частью из «Путей и государств» Джейхани, частью из книги «Ничтожность земного мира», частью из книги Убейдаллаха б. Хордадбеха, частью из разных других мест. Возможно, что кроме этих племен есть и другие, но о них нам не удалось добыть сведения, и автор просит извинить его.

Комментарии

1 <Основную часть Отчета см. наст. изд., т. IV, стр. 21-91.>

2 См. Бартольд, Отчет о поездке в Среднюю Азию, стр. 6; <наст. изд., т. IV, стр. 25>.

3 Sachau-Ethe, Catalogue, col. 9-11, <№ 15>. Г-н Эте пишет Kardizi, но название соответствующего города историк XI в. Утби постоянно пишет ***. В рукописи сочинения Утби, принадлежащей Азиатскому музею (№ 510, ср. Rosen, Notices sommaires, p. 94, <№ 157>) и относящейся к XIII в., на л. 45 сделана на полях следующая заметка о слове *** «Джардиз, или Гардиз, селение близ Газны». Ср. правописание Gardezi y д-ра Rieu (Pers. MSS, vol. III, р. 1071а) и у Раверти (Джузджани, пер. Раверти, II, 901). <Второй список труда Гардизи находится в Кембридже (King's College Library, 213), см. Palmer, Catalogue, p. 120, № 213. По мнению В. В. Бартольда, окcфордская рукопись является копией с кембриджской, которая, как он полагает, переписана в 930/1524 г. См. наст. изд., т. I, стр. 66, прим. 4.>

4 Ссылку на труд Гардизи мы находим в одной индийской компиляции XVII в. (Rieu, Pers. MSS, vol. I, p. 220b). Из европейских ученых трудом Гардизи, насколько нам известно, пользовался только г-н Раверти (Джузджани, пер. Раверти, II, 901), притом в очень незначительной степени. <Хотя труд Гардизи издавался трижды (во всех случаях сочинение издано по кембриджскому списку), однако ни одно из этих изданий не является полным; так, издание М. Назима включает лл. 81б-141а рукописи, издание Са'ида Нафиси - лл. 12а-89б; издание М. Казвиди является повторением издания М. Назима (см. Гардизи, изд. Нафиси, предисл., стр. 4). Поскольку глава о тюрках не вошла ни в одно из этих изданий, она переиздается в настоящем томе. В 1901-1904 гг. венгерский ученый Геза Кун опубликовал эту главу по оксфордской рукописи с переводом на венгерский язык и комментарием, см. Kuun Gйza. Gurdezi a torokokrol; ср. оценку этого издания у Маркварта (Komanen, S. 89 sq.).>

5 <Имеется в виду Туркестан, ч. I, стр. 1 - 18; ч. II, стр. 14, 22 (наст, изд., т. I, стр. 58, 66-67).>

6 <Эта глава занимает в оксфордской рукописи лл. 221а-246б, в кембриджской - лл. 177б-197б.>

7 <О нем см. наст. изд., т. I, стр. 57-58; также Худуд ал-'алам, пер. Минорского, стр. XVII-XVIII.>

8 Фихрист, I, 149; Ибн Хордадбех, стр. X.

9 Джузджани, пер. Раверти, II, 961-962.

10 <Худуд ал-'алам.>

11 Единственная рукопись этого сочинения находится в Парижской Национальной библиотеке, Ancien fonds persan № 62. <О других списках и издании см. выше, стр. 18, прим. 6.>

12 Об этом сочинении см. Бартольд, Новое мусульманское известие о русских, стр. 262-263; <наст. изд., т. II, ч. 1, стр. 805-809; об авторе и сочинении см. Browne, A Literary History, vol. II, p. 447 sq.; также Nizamu'd-Din, Introduction, - реферат исследования M. Низамуддина о труде Ауфи>.

13 BGA, VII. Главы о народах Восточной Европы раньше были изданы в тексте и в русском переводе проф. Д. А. Хвольсоном (Ибн Русте, изд. Хвольсона).

13а Заглавие той книги, на которую ссылается Гардизи, не приводится ни в списке сочинений ал-Мукаффа', помещенном в Фихристе ан-Недима (I, 118), ни в библиографическом словаре Хаджи Халифы. <Согласно К. Брокельману, это не дошедшее до нас сочинение Ибн ал-Мукаффа' называлось Тауди' ад-дунйа ва-р-руб' ад-дунйа (Brockelmann, GAL, SBd I, S. 236). С. Нафиси полагает, что «Четвертая часть мира» и указанная в самом конце перевода еще одна книга под названием «Ничтожность земного мира» являются двумя названиями одного и того же труда Ибн ал-Мукаффа' (Гардизи, изд. Нафиси, 2).>

14 Народы Гог и Магог.

15 Вероятно, имеется в виду арабский корень *** ('оставлять', 'покидать').

16 Так в персидских сочинениях постоянно пишется название народа харлухов, или карлуков; отсюда же, вероятно, произошло название реки Каллук (одного из притоков Сурхана).

17 Титул карлукских ханов, у арабских географов джабгуйа (***), также у Гардизи, см. ниже. Произношение слова джабгуйа указано у Сам'ани, рук. Аз. муз., л. 87. Тот же титул мы, очевидно, имеем в слове ябгу орхонских надписей (Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, p. 146). В этой легенде титул, по-видимому, производится от глагола япмак ('покрывать'). <Также Худуд ал-'алам, л. 176 внизу.>

18 Возможно, что в тексте следует читать *** вм. ***, как на стр. 40; в таком случае речь идет о племени тюргеш, а не о стране Туркестан.

19 Наш автор везде передает арабское слово *** через *** ('служанка', 'рабыня'), даже тогда, когда это слово, очевидно, значит просто 'девушка'. Ср. стр. 36-37 нашего текста (глава о буртасах) с текстом Ибн Русте, изд. де Гуе, 141, I).

20 Непонятное слово.

21 Вероятно, Кут-оглан.

22 Тюркский титул, встречающийся в орхонских надписях (Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, p. 146), также у Табари, II, 1206, 1224 (указанием на эти места я обязан проф. де Гуе).

23 <В. Ф. Минорский предлагает чтение Нилказ; см. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 304, прим. 3.>

24 По мнению В. В. Радлова, здесь имеются в виду тюркские слова aр т?ш (букв.: 'человек, сойди' [с коня]).

25 Замечательно, что в орхонских надписях то же самое число людей считается необходимым для образования самостоятельного племени (Radloff, Die altturkischen Inschriften, Lief. 1, S. 10, 206).

26 Этого значения слово тутук, конечно, не имеет; оно представляет тюркский титул и происходит от корня тут ('держать', 'владеть', ср. дl тyтмaк орхонских надписей). Приведенная легенда, очевидно, представляет «народную этимологию» (Volksetymologie) титула тутук.

27 В тексте <дих-и нау> 'новое поселение' (*** арабских географов, Ибн Хаукаль, 393).

28 Т. е. 'гора конопли'.

29 Очевидно, текст здесь искажен.

30 Ман, или батман, мера веса, величина которой в различных местностях неодинакова (в Туркестане теперь около 2 пудов). <См. подробнее Hinz, Islamische Masse, S. 16 sq.>

31 Ср. выражение с?н?г батымы кар в орхонских надписях (Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, p. 109).

32 Очевидно, автор или переписчик по ошибке принял тюркское слово *** ('отдаленный') за название страны ***.

33 Может быть, Эктаг византийских писателей.

34 Эфталиты византийских источников.

35 По мнению К. Г. Залемана, в тексте стояло беду-шир-перверд (т. е. 'вскормленный двумя родами молока'), вероятно, перевод какого-нибудь тюркского титула или прозвания; в толковании последнего могла принимать участие народная этимология.

36 Непонятное слово.

37 Очевидно, название племени здесь приводится в связь с тюркским словом ягма ('нападение').

38 <Перевод этой фразы - в соответствии с поправкой В. В. Бартольда, см. Бартольд, Отчет о поездке в Среднюю Азию, стр. 148.>

39 По китайским известиям, киргизы отличались высоким ростом, рыжими волосами, румяным лицом и голубыми глазами (Бичурин, Собрание сведений, 1, 443). Все это указывает на то, что киргизы первоначально не были тюркским народом. Ср. Radloff, Die alttuеrkischen Inschriften, Lief. 3, S. 425.

40 Тюркское слово арт (собств. 'зад', 'тыл', здесь, очевидно, в значении 'хребет') в рукописи Туманского постоянно прибавляется к названиям горных цепей в Средней Азии.

41 Горная цепь Кёгмен в стране киргизов несколько раз упоминается в орхонских надписях (Radloff, Die altturkischen Inschriften, Lief. 3, S. 431; Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, p. 149).

42 <Перевод этой фразы в соответствии с поправкой В. В. Бартольда, см. Бартольд, Отчет о командировке в Среднюю Азию, стр. 148. >

43 Рога какого-то животного, один из предметов торговли арабов со среднеазиатскими народами. См. BGA, IV, 222. <См. наст. изд., т. I, стр. 333, прим. 9 (клыки моржей и нарвалов).>

44 'Горный баран' (тюркское слово).

45 Вероятно, здесь текст искажен. <В. Ф. Минорский предлагает 'равнинами и голыми холмами', читая *** вм. *** и *** вм. ***. См. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 255.>

46 'Двурогий', прозвание Александра Македонского.

47 Такая этимология во всяком случае решает вопрос о произношении названия города; очевидно, следует читать Барсхан, а не Нушджан, как у Якута <Му'джам, IV, 823; чтение Барсхан подтверждается также словарем Махмуда Кашгарского (III, 308).>

48 В тексте в этом месте Тумкет, но дальше (см. стр. 40) приводится дорога из Невикета в Суяб. Очевидно, Невикет Макдиси и Гардизи тожествен с Невакетом Ибн Хордадбеха и Кудамы, как и предполагал де Гуе (Ибн Хордадбех, текст, 29). Здесь автор, очевидно, описывает тот путь, который у Кудамы (пер., 158) называется «прямым путем» из Невакета в Барсхан. <Как показал В. Ф. Минорский, В. В. Бартольд ошибся в своей идентификации этих пунктов: Тумкет (или Нункет) находился к западу от р. Чу, а Невикет (или Невакет), видимо, к востоку от нее. См. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 289.>

49 Вероятно, имеется в виду ущелье Джиль-арык. Неизвестно, на каком языке слово джиль имело указанное значение. <Впоследствии - Боамское ущелье (ср. современные карты; правильнее - Боомское). Старое название Джидь (Джиль-арык) сохранилось за местностью у входа в ущелье со стороны Чуйской долины. >

50 Об этом слове см. Будагов, I, 368. <В. Ф. Минорский предлагает чтение 'джикилей таксина', в этом случае имеются в виду шатры подданных тексина. См. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 297.>

51 Приведенный маршрут не оставляет никакого сомнения в том, что дорога в Барсхан проходила по южному берегу Иссык-Куля. Расстояние между реками Тон и Барскаун (около 50 верст) для трех дней пути несколько мало, хотя при гористом характере местности невозможно определить величину отдельных переходов.

52 Вероятно, в тексте следует читать *** (Maniakh византийских источников). <В. Ф. Минорский считает чтение В. В. Бартольда ошибочным, предлагая читать манаф (***). См. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 293.>

53 Вероятно, имеется в виду река Иир-таш, принадлежащая уже к системе Тарима. <В. Ф. Минорский читает *** вм. ***, сближая название реки с названием западного притока Ак-су. См. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 296).>

54 Одна из манихейских сект, распространенная главным образом в Мавераннахре (Flugel, Man?, S. 318). По мнению Флейшера, *** = 'верующий', как *** = 'храбрый' (Фихрист, II, 171).

55 О городах Азал и Пянджикет см. ниже.

56 Непонятное место.

57 Мера веса, равняющаяся 1/40 мана, или батмана; см. выше, стр. 45.

58 Что слово *** имеет здесь это значение, видно из дальнейшего. В словарях, насколько нам известно, приводится только значение 'вдова'.

59 Может быть, следует читать Арал, как в рукописи Раверти <Джузджани, пер. Раверти, II, 961>. В Восточном Туркестане и теперь есть селение Арал, но оно расположено к западу от Кучи.

60 Маршрут Гардизи подтверждает сказанное на стр. 35 о столице тугузгузов; <см. Бартольд, Отчет о поездке в Среднюю Азию - наст. изд., т. IV, стр. 52.>

61 В оазисе Шачжоу и теперь караваны запасаются всем необходимым для дальнейшего трудного путешествия через обширную пустыню, простирающуюся на запад, к бассейну Тарима (Матусовский, Географическое обозрение, стр. 231).

62 Персидское слово, означающее каменистую местность.

63 <В. Ф. Минорский предлагает чтение Сучжоу, см. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 232.>

64 Вероятно, Янцзыцзян (Голубая река).

65 Абу Зейд Ахмед б. Сахль ал-Балхи, знаменитый географ, умерший в 934 г. См. о нем статью де Гуе, Die Istakhri-Balkhi Frage, S. 53-55. Сочинение Балхи дошло до нас в переделке Истахри. <См. также Brockelmann, GAL, Bd I, S. 229, SBd I, S. 408. >

66 Персидское название китайского императора.

67 <В. Ф. Минорский читает *** вм. ***; соответственно перевод: «оттуда до голых холмов, принадлежащих мусульманам»; Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 255.>

68 Непонятное слово.

69 Собств. 'ветряная мельница' (по-персидски).

70 Непонятное слово.

71 По Ибн Русте, <изд. Хвольсона, 16>: «с одной стороны».

72 В тексте, вероятно, надо читать ***, как в рукописи, а не ***.

73 Отрывок о хазарах заключает в себе несколько подробностей, которых нет у Ибн Русте и которые отчасти повторяются у Ауфи, напр. рассказ о способе укреплять лагерь.

74 <Изд. Хвольсона, 19-21.>

75 Там же, 22-25.

76 По Ибн Русте, <изд. Хвольсона, 25> - печенегов.

77 Выпущена фраза, текст которой искажен; очевидно, было сказано, что «в это море впадают две реки, из которых одна больше Джейхуна» (Ибн Русте, <изд. Хвольсона, 26>). <В. Ф. Минорский предлагает чтение: «в которое впадают две большие реки»; см. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 320.>

78 Конец фразы непонятен. <В. Ф. Минорский читает: «их оружие украшено серебром и золотом»; см. Худуд ал-'алам, пер. Минорского, 321.>

79 Конец фразы непонятен; слово ***, очевидно, ошибка, так как говорится только о мехах.

80 Отрывок о мадьярах значительно подробнее, чем у Ибн Русте <изд. Хвольсона, 25-27>.

81 Как Ибн Русте, изд. Хвольсона, 28-29 (§§ 1, 2, 3; § 4 нет).

82 Об этой мере см. выше, стр. 45.

83 <Изд. Хвольсона, 30-31.>

84 <Изд. Хвольсона, 31-32.>

85 <Изд. Хвольсона, 34-40, §§ 1-13.>

86 Ибн Русте, <изд. де Гуе, 147>: «к ручьям».

87 У Ибн Русте, <изд. де Гуе, 147>: «все они поклоняются сухой голове» [?|.

88 Или Авазом.

89 Так у Ибн Русте, <изд. де Гуе, 147>; в рукописи Гардизи - Джендан.

90 Ибн Русте <(изд. де Гуе, 147)> рассказывает то же самое об их царе.

91 В тексте пропуск; восстановлено по Ибн Русте, <изд. де Гуе, 147-148>.

92 Такое чтение предлагает де Гуе (Ибн Русте, 148), и правописание нашей рукописи довольно близко подходит к нему.

93 Рассказ Гардизи о серирах и аланах буквально соответствует рассказу Ибн Русте, <изд. де Гуе, 148>.

94 См. выше, стр. 52.

95 <В. Ф. Минорский восстанавливает текст следующим образом: va dihqan-i u baradar-i *yabghu bashad *va u Turgishi-st, соответственно перевод: «а дихкан его - брат ябгу, и он тюргеш». См. Худуд ал-алам, пер. Минорского, 303.>

96 Или Кубал, см. Бартольд, О христианстве в Туркестане, стр. 15; <наст. изд., т. II, ч. 2, стр. 281>.

97 Народ тaxc *** <правильно - тухси, см. ниже, стр.535, прим. 217> упоминается и в рукописи Туманского; в стране его помещается также город Суяб.

98 Неизвестное название. <Впоследствии В. В. Бартольд читал это название как «азийцы», сближая его с упоминаемым в орхонских надписях народом аз. См. Бартольд, Очерк истории Семиречья, стр. 15; наст. изд., т. II, ч. 1, стр. 36.>

99 Не совсем ясно, имеется ли в виду перевал Кастек.

Текст воспроизведен по изданию: Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью 1893 - 1894 гг. // В. В. Бартольд. Сочинения. В 9-и томах, Т. IV. М., 1966

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.