Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КИРАКОС ГАНДЗАКЕЦИ

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ

ПЕРИОДА, ПРОШЕДШЕГО СО ВРЕМЕНИ СВЯТОГО ГРИГОРА ДО ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ, ИЗЛОЖЕННАЯ ВАРДАПЕТОМ КИРАКОСОМ В ПРОСЛАВЛЕННОЙ ОБИТЕЛИ ГЕТИК

ГЛАВА 1

Краткая история и перечень имен святого Григора и тех, кто после него унаследовал его престол

Достойный всяческих похвал и прославившийся доброй памятью отец наш духовный и родитель наш по евангелию святой Григориос после просве/11/щения им страны Армении богознаяием и всеми православными установлениями и законоположениями и [после] рукоположения более четырехсот тридцати епископов отправился вместе с великим государем Трдатом в Рим для созерцания мощей святых апостолов Петра и Павла, [свидания] с великим императором Константином и святым патриархом Сильвестром и заключения с ними договора и союза 1. Константин святой и великий патриарх врат мира оказали почести святому Григору как исповеднику и одаренному апостолами мученику христову, пожаловали ему сан патриарший как наместнику [апостола] Петра. Дали ему также частицы мощей апостолов, левую руку апостола Андрея и много других даров; в Иерусалиме ему [пожаловали] Голгофу — место распятия Христа, [храм] святого Иакова и место для литургии у одра святого [48] воскресения 2. Говорят, святой Григор повесил над гробом Христа светильник и с молитвою просил бога зажигать его без видимого света во время праздника святой пасхи, и знамение это имеет место по сей день. Трдату Великому тоже были оказаны почести, которые он заслужил своею храбростью; кровью Христа и верою в него был скреплен договор, дабы и после них нерушимо хранить дружбу между двумя народами, /12/ Константин спросил святого Григора: «Много ли радости для ангелов обретение стольких заблудших овец?» [Григор] ответил: «Весьма много. Но мы, потомки Адамовы, у небесного сонма не считаемся овцами». И император сказал: «И мы, спасенные с приходом вашим, да не перестанем являться пред ними».

И приказал всему городу праздновать и приносить животных в жертву. Евреи и язычники, остававшиеся в неверии, обмывались благословенной солью, ибо святой Григор и Сильвестр благословили соль. И оказал святой Григор евреям: «Вы вопреки закону заменили обрезание необрезанием». И сказал также: «Животные, приносимые в жертву богу либо даруемые святым или же в память об усопших, без соли благословения подобны жертвам язычников».

И затем [царь Трдат и Григор Лусаворич], вернувшись в великом ликовании и душевной радости, щедро украсили всю страну нашу всеми христианскими установлениями. И [патриарх] еще при жизни своей рукоположил святого сына своего Аристакеса главою епископов Армении, Грузии и Агванка. А сам отдался всецело отшельническому образу жизни, чтобы добиться венцов: и апо/13/стольского, и подвижнического, и патриаршего, и отшельнического, которые более всего приближают человека к богу, ибо [дают возможность] спокойно беседовать с ним. Когда Аристакес вернулся с Никейского собора 3, Григор больше не показывался никому. Прожив долгие годы, он почил во Христе, пробыв тридцать лет патриархом. Найдя его мертвым, пастухи кучей навалили на него глыбы камней.

Впоследствии некто, по имени Гарник, человек святой, ведущий отшельническую жизнь, нашел его по наитию [святого] духа и повез, похоронил в деревне Тордан. В дни [правления] императора Зенона часть мощей его и святых сподвижниц Рипсимэ 4 была увезена в Константинополь; там сделали серебряную раку, положили туда мощи святых и написали на ней имя каждого [святого], положили ее (серебряную раку) в мраморную раку и запечатали перстнем. Долгое время они оставались в безвестности: никто не знал, кому они принадлежат, [и знали] только, что принадлежат они святым. [48]

/14/ А в дни правления императора Василия и армянского царя Ашота Багратуни это стало известно вот каким образом. Некий юноша был одержим злым духом, и вот когда юноша молился в той церкви, где находились мощи святых, он, поднятый бесом, упал на раку святых с воплями и криком: «Не терзай меня, святой Григор, просветитель армян; и ты, владычица моя Рипсимэ, пришла, чтобы терзать меня; и ты, Гаянэ 5, терзаешь меня». И так вопил он довольно долго.

Услыхав об этом, люди сообщили царю. [Царь] приказал открыть раку. И когда открыли ее, мощи святых засверкали ярким светом. Император приказал обить золотом мраморную раку и записать на ней имена святых, дабы каждый знал, чья это рака.

Все это, приехав, рассказал царю Ашоту один из евнухов императора. И тот, узнав [об этом], воздал хвалу господу; а день тот был объявлен днем Праздника святого Григора, и по сей день он празднуется в субботу на шестой неделе великого поста.

А святой Аристакес благополучно пас стадо, вверенное ему, и с беспристрастностью порицал тех, кто уклонился с пути-истинного. Поэтому некий Архелай, назначенный правителем так называемой Четвертой /15/ Армении 6, которого он порицал за худые его дела, встретившись с ним в гаваре Цопк, убил его, а сам, испугавшись царя Трдата, убежал в киликийский Тарсон. [Аристакес], пробыв епископом семь лет, мученически погиб и преставился ко Христу 7.

Царь Трдат вместо него посадил на патриарший престол старшего сына святого Григора и брата святого Аристакеса — великого Вртанеса. Сам же, подобно святому Григору, полюбил уединенный образ жизни. Позже стал он порой уходить от своего воинства и проводить время в сорокадневных постах и молитвах. Являясь к нему, воины умоляли его вернуться к правлению. Но он не соглашался, называя их предателями своего господина и притворными почитателями бога. А те клялись и подписали грамоту, [обещая] свято исповедовать христианство и верно служить ему. И [Трдат], склонившись к их уговорам, вернулся на престол свой и являл собою пример всех добродетелей.

/16/ А те, так как им надоело его благочестие, решили коварно убить его. И, поехав с ним на охоту якобы для увеселения, выстрелили в него из лука и будто бы нечаянно ранили. [Затем], видя, что он от этого не умирает, дали ему смертоносного зелья. И так лишили жизни его — того, кого врага не могли одолеть, который исполинской храбростью своей побеждал всех в бою, которого невозможно было [49] победить силой, слава о храбрости которого облетела всю вселенную, — его предательски убили и сами погасили свой лучезарный светильник. Так скончался благочестивый и набожный Трдатиос, процарствовав пятьдесят и шесть лет. А великий Вртанес, чтобы посадить на престол Хосрова, сына отважного и добродетельного Трдата, поехал к императору Константину, который так и сделал и дал ему в помощь многочисленное войско, чтобы противостоять войной персидскому царю Шапуху.

А Санатрук, назначенный Трдатом правителем области Агванк, /17/ услыхав о смерти его (Трдата), убил святого Григориса, сына Вртанеса и брата Иусика, привязав его к хвосту дикого коня на поле Ватнеан 8, а сам отправился к персидскому царю Шапуху и, получив царский сан (В тексте: «... ***»... «***» — букв, «образ», «внешний вид», «знак», «облачение»; здесь — сан), отделил страну ту от Хосрова.

И Хосров, довольствуясь остальной [частью] страны своей, даже не думал о войне, а жил мирной жизнью, послушный совету великого Вртанеса. Оh переехал из Арташата в город Двин и насадил дубовые леса 9 для охоты (В тексте: «***» — букв, «место для гулянья», «приятного времяпрепровождения»). И, процарствовав девять лет, он умер в благочестии. На его место сел царем сын его Тиран.

А святой Вртанес прожил всю свою жизнь в благополучии, и хотя нахарары не раз пытались убить его, но бог не дал свершиться этому, и он почил спокойной смертью и преставился к надежде всех — Христу. Царь Тиран посадил преемником сына его Иусика, брата агванского католикоса Григориса.

Но Тиран правил государством не по божеским законам, а дурными деяниями, против которых прямодушно выступал святой Иусик. /18/ Тиран возненавидел, а потом и убил его под таким предлогом. Случилось так, что после смерти императора Констанция, сына Константина Великого, воцарился над римлянами Юлиан Отступник. Он послал какую-то доску, на которой был изображен сатана, а около него Юлиан, с тем чтобы [изображение это] было выставлено в армянской церкви. Тиран из страха перед «им сделал то, что ему приказали. А святой Иусик воспротивился этому и не позволил внести его (изображение) в церковь; он отнял у него [изображение], бросил его оземь и, поправ ногами, разбил на мелкие куски. Тиран в гневе приказал бить Иусика плетьми до тех пор, пока он не умрет 10. [Иусик] восседал на епископском престоле шесть лет. [50]

[Затем] Тиран призвал великого хорепископа Даниила, назначенного святым Григором попечителем [этих] гаваров, сирийца по происхождению, человека святого и чудотворца. Приехав, тот стал осыпать его ужасными проклятиями за убийство первосвященника, святого Иусика. И Тиран, разгневавшись, приказал задушить его. И умер святой [Даниил] мученической смертью 11. После этого Тиран посадил на патриарший престол некоего Парнерсеха, [происходящего] не из рода святого Григора, уроженца Тарона, [выходца] из селения Аштишат, который восседал на престоле пять лет 12.

/19/ Царь персидский Шапух пригласил к себе обманом Тирана, в пути ему углем выкололи глаза — это была кара божья за несправедливую смерть, учиненную им Иусику и Даниилу. А позже он был задушен сыном своим Аршаком. Процарствовал тринадцать лет.

По приказу Шапуха его царский престол унаследовал Аршак. И явились к нему все его нахарары и все епископы земли армянской и просили его [назначить] патриарха из достойного рода святого Григора. И нашли отрока одного, прекрасного роста и благообразной внешности, по имени Нерсес, сына Атанагинеса, сына Иусика, поскольку у него было два сына — одного звали Папом, а другого — Атанагинесом. И пока еще Иусик был жив, он никого из них не рукоположил ни в какой сан церковный, ибо они не заслужили этого. После смерти его (Иусика) они были насильно рукоположены в дьяконы. Однако, бросив дела церковные, они только ели и пили, а вместо [чтения] псалтыря и [исполнения] духовных песнопений проводили время с гусанами, певицами и блудницами.

Однажды, когда, сидя в церкви, они ели и пили с женщинами и /20/ юношами, с неба «изверглось пламя и сожгло обоих, осрамив их сверхъестественной смертью. И много дней они оставались в церкви — никто не решался войти и вынести оттуда их трупы 13.

Дивный же Нерсес был достоин сана, к которому его призывали: это был [человек] справедливый и святой. Он был в услужении у царя Аршака и стоял, держа в руках стальной меч 14, поэтому считал себя недостойным такой чести.

Царь Аршак приказал престарелому епископу Фостосу рукоположить его в дьяконы. А потом, снарядив большое войско, послал его в Кесарию, чтобы там его рукоположили в патриархи. И, вернувшись оттуда, он всячески благоустраивает нашу страну армянскую: строит монастыри и дома призрения, собирает прокаженных и гонимых, назначает средства на их лечение и содержание. [51]

Но Аршак правил государством не по законам божьим: он убил племянника своего Гнела и женился на его жене Фарандзем. Муж святой Нерсес проклял его; к тому же с ним враждовали персидский царь Шапух и греческий император Валент, правивший после Иовиана Благочестивого. И Аршак стал умолять Нерсеса отправиться послом к императору Валенту.

/21/ Святой Нерсес поехал [к Валенту], чтобы заключить мир между двумя государями. Но Валент, поскольку был заражен ересью Ария и Македония 15, преследовал православных (Речь идет об армянах-григорианах.). Когда он увидел святого Нерсеса и услыхал, что он-де чудотворец, сказал ему: «Вылечи моего сына», ибо тот был болен и [находился] при смерти. Святой сказал: «Если отвратишься от своей глупой ереси, я вылечу его». И [Валент] согласился отречься; святой помолился, и ребенок избавился от хвори. [Тогда] Валент снова впал в ту же ересь, и ребенок тотчас же умер.

[Император] приказал сослать святого на необитаемый остров, где не было ни растительности, ни зелени — один лишь песок. Не успел святой [Нерсес] помолиться, тут же забил родник вкусной [воды], море стало выбрасывать рыбу и дрова, а дрова без огня сами собой воспламенялись. Так они кормились девять месяцев.

Аршак, видя, что святой Нерсес сослан, стал творить великие злодеяния: построил город, собрал там всех преступников и заявил, что правосудие не свершится над тем, кто, сотворив злое дело, попадет туда. Насадил в городе беззаконие и назвал его Аршакаваном.

Император Валент погиб злой смертью — сгорел, /22/ явив здесь пример [горения] в геенне вечной. И по приказу Грациана корону получил Феодосии Великий. Он вернул из изгнания святого Нерсеса, держал его у себя с большим почетом до собора ста пятидесяти 16, состоявшегося в Константинополе по поводу духоборца Македония, на который съехались Григорий Богослов, Григорий Нисский, брат святого Василия, и множество других святых отцов. А потом [император] отправил святого Нерсеса на его престол. Видя неправедные дела Аршака, он проклял Аршакаван; и вскоре население его стало гибнуть лютой смертью, и многолюдный город стал необитаемым. Аршака вызвал [к себе] Шапух, посадил его в темницу, откуда не было спасения, и тот собственноручно покончил с собой 17. И процарствовал [Аршак] тридцать лет. [52]

Святой Нерсес стал просить Феодосия Великого, и тот посадил на армянский престол сына Аршака, Папа. Пап же, которого из-за его похотливости [часто] бранил святой Нерсес, дал ему зелье смерти и лишил праведника жизни. Святой [человек этот], умирая, призвал свою паству, благословил ее и сказал много пророческих слов о племени стрелков, о разорении страны армянской, О'б антихристе и несчастиях, на которые [обрек] он (Пап) всю страну 18, и затем святой [Нерсес] почил мученической смертью, /23/ оставив паству свою проливать потоки слез. И был он патриархом тридцать и четыре года.

Унаследовал престол [патриарший] некто Шаак, не из того рода, а из потомков Альбиана из Маназкерта, что в Харке. [Правил он] четыре года. Благочестивый Феодосии, видя злодеяния, совершенные Папом, лишил его жизни за распутство. Процарствовал он семь лет. Феодосии Великий посадил царем армянским некоего Вараздата из династии Аршакидов — человека могущественного и сильного. А после Шаака католикосскую власть получил брат его Завей на четыре года.

Вараздат задумал восстать против Феодосия и протянуть руку персам. Его преследовал Мануэл Мамиконян 19, брат отважного спарапета армянского Мушега, коварно убитого Вараздатом; и, отправившись в страну греков, там и умер [Вараздат], процарствовав четыре года 20.

После Завена католикосский сан принял Аспуракес, брат их — Шаака и Завена, — на пять лет. На царский престол Мануэл возвел обоих сыновей Папа — Аршака и Вагаршака, которого он сделал своим зятем. Царствовали они четыре года.

/24/ И затем цари греческий и персидский разделили Армению надвое: греческим уделом по повелению сыновей Феодосия Великого Аркадия и Гонория правил Аршак, а персидский царь Шапух посадил на престол в своем уделе некоего Хосрова из той же династии [Аршакидов]. Между Аршаком и Хосровом шла борьба, поскольку ишханы, находившиеся при Аршаке, захватив сокровища его, бежали к Хосрову.

Хосров после смерти Аспуракеса посадил на патриарший престол святого Саака, сына Нерсеса Великого. В это время патриархом константинопольским был дивный лучезарный светоч церковный — Иоанн Златоуст, который просветил все церкви учением Христа и словом сущим. Вначале кое-кто презирал его за то, что разговорным языком его был не греческий, ибо по отцу он был сириец. С тех пор как был крещен, он не пил вина, не смеялся, не клялся, не заставлял никого [53] клясться и никого не проклинал. Когда его высылали, он стукнул рукою по [стене] церкви и сказал: «Будь в целости, святая церковь, обиталище славы господней, и не забывай заслуг моих, ибо из даров, полученных мною от бога, прибавляется /25/ к твоим сокровищам восемьсот книг и двенадцать тысяч речей».

Он оставался патриархом пять лет, три года [провел] в ссылке и умер в Комане пятидесяти лет [от роду].

Хосров процарствовал пять лет, персидский царь лишил его царства и посадил на престол Врамшапуха. А святой Саак прославил церковь христову более, чем кто-либо, всяческими порядками апостольскими и каноническими установлениями. И во время его [патриаршества] воссиял свет великого знания в нашей стране армянской, ибо блаженный Месроп пришел к святому Сааку, чтобы найти способ создать письмена армянского языка. И увидел, что тот с еще большим вожделением мечтает о том, ибо до тех пор все еще не было армянской письменности, а [армяне] пользовались греческими и сирийскими письменами. Об этом намерении сообщили царю Врамшапуху. И тот оказал: «Когда я был в сирийских землях, какой-то епископ-сириец, по имени Даниил, сказал мне, дескать, есть у меня письмена армянского языка; но я тогда не обратил внимания». Тогда послали какого-то нахарара, по имени Врахтча 21, к Даниилу просить у него буквы. И /26/ тот послал их через иерея Абела 22 Когда [здесь] увидели, обрадовались и стали переводить на армянский язык все Священное писание 23. Но по размышлении увидели, что [букв этих] было недостаточно для полной передачи всех слогов, сочетаний и слов [армянских], снова стали беспокоиться и думать об этом. Когда уже были испробованы все человеческие возможности, стали они уповать на того, который все может, с мольбою обратились к господу, твердо придерживаясь поста и молитв. И тот, кто исполняет желание благочестивых и внемлет их молитвам, не пренебрег их смелой просьбой. Месропу явилась кисть руки всемогущей, пишущая на скале. И он узнал все подробности, а встав, создал письмена.

Затем собирают множество отроков и обучают всю страну. Юных отроков, способных к учению, имеющих приятный голос и долгое дыхание 24, делят на две части и учреждают сирийскую и греческую школы. И отроки эти, выучившись всем наукам, как внутренним, так и внешним, стали истинными переводчиками. И, начав с притчей соломоновых, перевели все /27/ книги Ветхого и Нового заветов и закончили весь [труд]. Они были не только переводчиками, но и проповедниками, и учителями, и пророками, предсказывающими [54] грядущее. Они были исполнены духа святого, говорили на других языках и переводили с разных языков, непонятные слова превращали в понятные, были хорошими толкователями мудрых слов.

Это были столпы церкви и прочная ограда для ее сыновей, светочи светозарные и ярко горящие факелы, освещающие всю вселенную.

Это были провозвестники слова жизни, они напоили жаждущих, освежили [души, изнывающие] от зноя, распаленного искусителем, и согрели остывших в вере.

Это певчие ласточки, горлицы сладкозвучные и здравомыслящие, любители святости и хулители скверны.

Они были воспитателями детей и добрым примером для юношей, украшением девственников и каноном для женатых, усладителями престарелых и утешителями страждущих, опорой падших и спасителями согрешивших, поощрителями /28/ и воскресителями нерадивых, вдохновителями приободрившихся, любителями учения и хулителями ненавистников [учения]. Наставниками и учителями их были святой Саак и Месроп, главными из учеников были: святой Иовсеп и Иованн, Гевонд и Саак, Мовсес Кертохаайр 25 и брат его Мамбрэ Верцанох (В тексте: «***» — «чтец», «рассказчик»), Езнак (В тексте: Езнак; то же, что Езник) и Корюн, святой Егишэ, философ Давид и Иованнес, тэр Абраам, Ардзан, Мушэ, Ардзан (Среди учеников Месропа Маштоца были двое по имени Ардзан), Хосров, Лазар, а затем Степанос, епископ сюнийский и тот, что прекрасно приспособил письмена, — Ропанос 26 самосатский и многие другие; одни из них достигли епископского сана, а иные были назначены духовными предводителями народа 27. Некоторые из них сверх переводов написали также и собственные книги, как, например, дивный Мовсес [написал] по просьбе Саака Багратуни «Историю Армении» и по просьбе князей Арцруни «Историю святой Богородицы и образа ее», по просьбе некоего Феодора «Книгу хрий» 28, [затем он написал] панегирик святой Рипсимэ я сподвижницам ее, о преображенье и другие речи и философские высказывания 29. И Корюн, [написавший] историю святого Месропа и иных /29/ современников. И Егишэ, [написавший] историю святых Вардана и его сподвижников, и «Книгу канонов», и иные толкования Священного писания и страстей спасителя. И Лазар, [написавший] книгу свою. Езник 30 оставил множество сочинений к пользе слушателей. И философ Давид 31 — «Книгу определений», «Книгу о сущем», «Толкование Аристотеля» и «Толкование "Введения" Порфирия» и другие [труды, [55] заключающие] вопросы и ответы, панегирик в честь святого креста и рождества господа нашего Иисуса Христа.

Точно так же и Мамбрэ Верцанох 32 сломил панегирик в честь дня пальмы и въезда Христа (в Иерусалим верхом на осле (См.: Матф., 21, 1 — 7). А позже великий Степанос 33, епископ сюнийский, оставил множество толкований священных книг — кратких евангелий, [книг] Иова, Даниила, Иезекииля и ответов на послание константинопольского патриарха Германа 34.

Сочинили также и песнопения — шараканы с приятными и красивыми мелодиями в честь великого праздника рождества христова и сороковин пришествия его во храм, крещения и входа в Вифанию и Иерусалим, [в честь] страстей его в великую субботу, воскресения, вознесения и сошествия духа, /30/ [в честь] креста и церкви и других господних праздников, [в честь] всех святых, покаяния и всех усопших — бесчисленное множество различных и разнообразных [песнопений], которые и по сей день исполняются в церквах армянских.

А святой вардапет Месроп, обогатив всю страну нашу армянскую учением и переводами, поручает все католикосу Сааку, а сам отправляется «к агванам, создает и для них письмена 35; [затем], оставив им учителей, приезжает в страну иверов и по ниспосланной ему свыше благодати создает и для них письмена 36. И, таким образом осчастливив все страны безмерной радостью, оставив и им учителей из своих учеников, возвращается в Армению и видит, что Саак Великий занят переводами.

А царь Врамшапух, процарствовав двадцать и один год, скончался с миром, и снова воцарился брат его Хосров на один год, а затем после него воцарился Арташес, или же Арташир.

К этому времени у греков воцарился благочестивый [император] Феодосии /31/ Младший, сын Аркадия. Святой Саак послал вардапета Месропа и внука своего Вардана с письмом к императору Феодосию, чтобы тот приказал тем, кто подвластен ему, изучать письмена армянские, поскольку правители их из зависти не разрешали им изучать эти письмена. А кроткий Феодосии стал обвинять Месропа, дескать, почему у сирийских, а не у греческих мудрецов, живущих в нашем городе, вы просили письмена? И Месроп рассказал, что изобретение это свершено было благостью [святого] духа. Тогда благочестивый государь воздал хвалу богу, приказал почитать Месропа как истинного и мудрого учителя. И еще патриарх Аттик и весь причт церковный совместно с государем записали Месропа в один ряд с первыми учителями [56] церковными: с Афанасием, Григориями, Василием и Иоанном Златоустам.

Бардака благочестивый Феодосии сделал стратилатом: Написали также письмо Сааку Великому и пожаловали ему еще более высокий сан.

[Император] приказал собрать смыш/32/леных отроков со всего государства своего обучать их письму, определив на содержание и расходы их [средства] из казны. Приказал также построить в Армении город в гаваре Карин и назвал тот город Феодосиополем, нынче же называют его Карин. А Месроп, приехав, обучил также и ту половину народа [армянского], которая находилась под властью Феодосия.

Царь же армянский, отрок Арташир, был похотлив и сладострастен, так что не только по ночам, а и днем предавался недостойным занятиям и [совсем] не слушался советов святого Саака.

Огорченные этим, нахарары пришли к Сааку Великому, дабы совместно с ним договориться с царем персидским и свергнуть Арташира с престола. Святой Саак не согласился бросить волкам ягненка 37. А те поехали к персидскому царю Враму, свергли его (Арташира) с трона; лишили престола и святого Саака, так как тот не был согласен с их желанием 38. И так пресеклась династия Аршакидов после Арташира, правившего шесть лет. Продолжалось царствование Аршакидов в Армении 568 лет.

Прекратилось и первосвященничество [представителей] достойного рода святого Григора, ибо хотя /33/ святой Саак после этого прожил еще шестнадцать лет и просветил своими лучезарными проповедями страну, однако [жил он] при недостойных правителях и персидских марзпанах. Так вместо царя Арташира был Вехмихршапух я вместо святого Саака — враждолюбивый Сурмак, проживший один год. А после Сурмака [стал католикосом] сириец Бргишу, который был хуже него (Сурмака), — три года. И после него Шмуел, еще более негодный, — пять лет.

Святой же Саак был занят молитвами и проповедями. Потом все нахарары армянские пришли к нему, пали ниц перед святым Сааком, каялись в грехах своих и просили у него отпущения их, умоляли его вернуться, принять престол свой, но он не внял им. И когда они стали настоятельно убеждать его, он рассказал им видение, явившееся ему, дескать, от господа это — пресечение первосвященничества рода святого Григора и царствования династии Аршакидов и вскоре после появления антихриста восстановление господом царства Аршакидов и первосвященничества рода святого Григора. И тогда только оставили его /34/ жить, как ему хочется. А царь [57] персидский назначил Вардана марзпаном Армении и отдал ему в руки страну.

Святой Саак правил патриархией пятьдесят и один год, мирно преставился к сонму ангелов, передав престол святому Месропу, а тот завершил свой жизненный путь в том же году 39, оставив по себе добрую память грядущим [поколениям], в начале первого года [правления] персидского царя Иазкерта, сына Врама Второго. И престол перешел к святому Иовсепу, их ученику 40.

А царь Иазкерт принуждал всех христиан отречься от Христа и принять религию маздеизма; армянские воины, несогласные с этим, воспротивились приказу, убили могов и могупетов, пришедших разрушить церкви и уничтожить их веру. А Иазкерт, услыхав обо всем этом, послал многочисленное войско против армянских войск, во главе которых стояли святой Бардак и сподвижники его. Персы, разорив страну, по наущению вероотступника Васака погнали в плен оставшихся [в живых] нахараров, а также святого Иовсепа, Саака, Гевонда /35/ с единомышленниками и сдали их придворной страже. Потом они убили святого Иовсепа и его сподвижников, а нахараров заперли в темницу, где те пробыли до дней царя Пероза, а затем промыслом божьим были освобождены от оков и, стяжав славу мучеников, вернулись в Армению 41.

А после смерти благочестивого императора Феодосия унаследовал царство Маркиан, который созвал Халкидонский собор из 636 епископов, чтобы разрушить православную веру, и вся вселенная по сей день еще полна богохульством их.

После святого Иовсепа католикосский сан получил владыка Гют на пятнадцать лет 42; он попросил философа Давида [написать] «Возвеличьте...» 43. А затем — Иованн Мандакуни [был католикосом] двенадцать лет 44. Он ввел много [новых] порядков в церкви: установил проповеди для тостов и молитвы для третьего, шестого, девятого часов во время постов; о закладке церквей, звонаре, сосудах церковных и дискосе, книгах и крещении и освящении креста и венчании — обо всем этом позаботился он 45. И еще он смело исповедовал веру христову перед царем Перовом и не испугался его угроз, /36/ когда тот подстрекал его отречься от Христа и от союза с греками. И, по-апостольски завершив все, преставился ко Христу.

После Маркиана на греческий престол сел Лев Великий, и персидский царь Пероз назначил Мангноса 46 марзпаном Армении на двадцать лет. В это время прибыл [в Армению] отец стихотворцев Мовсес 47. В это же время прославился в стране своим дивным отшельническим образом жизни святой отец Татул вместе с братом Варосом и учеником Тумой 48. [58] После Иованна Мандакуни при императоре Зеноне католикосом стал владыка Бабген на пять лет 49.

Этот Зенон предал анафеме Халкидонский собор, составил против него двенадцать пунктов проклятий 50. Рассказывают, что он часто ел мясо; однажды, когда он поел чересчур много, пища скисла у него в желудке. От отвращения он распорядился, чтобы в дни масленицы две недели не ели мяса, а только сыр, почему и поныне называют [эту неделю] сыропустной. Говорят, якобы Юлиан, приехав в Константинополь, приказал добавлять во всякую продаваемую пищу кровь жертвенных [животных]. Святой Феодосии сообщил [об этом] христианам, те сказали: «У нас не принято в эти две недели /37/ есть мясо, [мы едим] только сыр». [Юлиан] назвал их тоже сыропустными 51.

В период его [правления] блаженный Гарник нашел мощи святого Григора в пещере Мане, и были они упокоены в Тордане 52.

После Бабгена католикосский сан получил владыка Самуэл 53 на пять лет. В эти дни прославился в Александрии святой Симеон Столпник и иерей Тимофей, мудрец праведной веры, написавший наиученнейшие книги, где собраны все высказывания божественных мужей против всевозможных раскольников 54. А персидский царь Пероз обладал крайне жестоким нравом, поэтому и был убит эфталитами 55. Воцарился брат его Вагарш. Он назначил Вагана Мамиконяна 56, сына Амаяка, марзпаном. Этот Ваган обогатил церковь различными вещами, а аланам преградил путь 57. При нем жил Лазар Парпеци 58 — ритор и историк. После Самуэла католикосом стал владыка Мушэ на восемь лет 59.

После императора Зенона власть перешла к Анастасию; он вместе с Зеноном причисляется к православным, ибо намеревался созвать собор против нечестивого Халкидонского собора, дабы утвердить православие. Но [вскоре] он умер, отравленный ядом. И воцарился после него Юстин — человек невежественный и безбожный, заливший страну кровью православных, он возвеличил Хал/38/кидан, истреблял и преследовал всех, кто считал, что воплотившееся слово обладает одним естеством.

После Вагарша, царя персидского, корону получил Кават, затем Джамасп и затем [другой] Кават 60. После Мушэ католикосский сан получил владыка Саак на пять лет 61, а затем — владыка Христофор на пять лет; после него — владыка Гевонд на два года. При нем солнце совершенно затмилось, и был ужасный голод. И затем — владыка Нерсес на девять лет 62. При нем Езрас Ангехаци 63, ученик епископа багревандского Мовсеса, увеличил сонм риторов; вернулся в Армению [59] также Мамбрэ, брат Мовсеса, о котором говорили, будто он считается третьим среди философов 64.

После Юстина корону получил другой Юстиниан, сын сестры его. Женою его была Феодора; православная по вере, она умоляла мужа утвердить православие. А он хоть и очень хотел, но не осмелился (сделать это] от страха перед двуестественниками 65, которые грозили ему смертью.

[Однажды] пришел к нему какой-то еврей-злоумышленник и сказал: «Следует сретение господне отмечать после рождества, отмечаемого греками, а не после богоявления, которое [празднуется] шестого января», ибо до той поры по апостольскому по/39/ложению все христиане отмечали [сретение] 14 февраля.

И император, которому понравилась речь этого нечестивца, послал [человека] в Иерусалим, чтобы сделать так. Но иерусалимцы не согласились изменить традициям святых отцов, которых они придерживались до того времени.

Тогда император приказал военачальнику [своему] силою сделать это, а кто воспротивится — того убить. И все согласились принять смерть во имя справедливости. Но человеколюбивый бог не оставил уповавших на него, а грозными знамениями устрашил дерзких: в святой часовне появилась божественная десница, а на небесах — грозное сверкающее кровавое знамение 66. И, испугавшись этого, они перестали добиваться своего. А когда наступил следующий год, [император] снова возбудил распри: он издал приказ жестоко истребить сопротивляющихся; и все они скорее согласны были на смерть, чем на жалкую жизнь. И бог-благодетель, видя веру людей, снизошел к пастве своей: у багряного столба явилась пресвятая богородица с младенцем Иисусом на руках; из столба того стал бить источник, и тот, кого окропляли водою той, излечивался от любой болезни. Таким образом они (нечестивцы) оставили тщетные попытки.

/40/ При Юстиниане солнце померкло на 18 месяцев; светило в день лишь три часа, а в остальное время было так, будто [на дворе] не день и не ночь; плоды в тот год не созрели, и вся страна превратилась как бы в застарелого больного. И начался мор, какого никогда [дотоле] не было. Появился он сначала в Константинополе: умерло в первый день пять тысяч [человек], во второй — десять тысяч, в третий — пятнадцать тысяч, в четвертый — восемнадцать тысяч; насчитывали даже до трехсот тысяч [человек], умиравших за день. У больного на ладони появлялся прыщ, и он тотчас же умирал; [нередко] входили в дом и видели, что все там умерли. Город был полон зловония, ибо не было возможности хоронить умерших. [Мор] распространился по всей стране, и многие города [60] обезлюдели, только лишь выжил Хемс, ибо [люди] там уповали на находившуюся у них голову Иоанна Крестителя. Юстиниан и персидский царь Хосров помирились меж собой 67, и все христианские вероисповедания во всей вселенной стали процветать. А Ваган Мамиконян скончался в благополучии, после чего был брат его Вард — три года, а после него — персидские марзпаны — три года. А потом — Межеж Гнуни — тридцать четыре года.

/41/ После Нерсеса католикосский сан принял владыка Иованнес на пятнадцать лет. При нем был ужасный мор, начавшийся на западе. В столице армянской было чудесное знамение: разгорелся пожар, и сгорел дворец персидского амакара, бывшего наместником страны. И, не сумев потушить [пожар], люди стали уповать на крест христовый и умоляли священников поторопиться отнести крест. Когда поднесли спасительное знамение — тотчас же пламя погасло. И, видя это, вое прославляли спасителя Христа, восхваляли веру христианскую, которую и принял блаженный Махож 68, умерший во Христе мученической смертью.

После Иованнеса католикосский престол перешел к владыке Мовсесу. В первый год его [правления] мученически умер святой Манатчихр 69, прозванный Григором, ражик по происхождению. В третий год его [правления] исполнилось 553 года с рождества христова и завершились двухсотлетние циклы, введенные братом епископа Мангноса мудрецом Андреасом по приказу императора Константина, /42/ [с тем] чтобы отмечать пасху и другие праздники. Ибо когда исполнилось двести лет, пасха пришлась на 25 марта, а раньше — на 4 апреля; и так и не могли вернуться к прежнему, поскольку после 25-го последовало 13 апреля, а между ними было девять дополнений. И по этой причине началась путаница в праздниках и вообще в учении о календарях.

Затем патриарх Мовсес собрал мудрецов того времени, в числе которых был и Афанасий из монастыря святого Карапета, и они упорядочили армянское летосчисление, по которому можно было исправить празднование пасхи господней, так же как и другие праздники. Но они (мудрецы) не смогли продержаться непогрешимо и точно и девяти лет. А на десятый год некто по имени Эас Александрийский — человек знающий и умный, увидев такую путаницу, [царившую] во всех церквах, поднял голос свой и собрал к себе всех мудрецов, какие только были у всех народов: Аддея из Гамирка, Гигана — из Сирии, Елогса — из Греции, Фенехеса из Иудеи, Иогана — из Арабии и тридцать шесть иных мужей, подобных /43/ себе, а также множество других и, разработав далее систему Андреаса о 532 [годах], вернулся снова к ней. Затем [61] установили так называемую пятисотку — устойчивую систему весьма разумную и безошибочную, положив началом всему 4 апреля, с тем чтобы, когда исполнится 532 года, снова вернуться к тому же. И все праздники и события стали справляться вовремя.

Однако на этот собор, пренебрегши его особой и добрым именем, не пригласили некоего Ириона от двора Юстиниана. Когда же мудрый Елогс предъявил государю образец [календаря], Ирион начал рассматривать составные части — пятерицы и шестерицы, которых никогда [раньше] не было, поскольку пятерица и шестерица являются частицами: одна — солнечная, другая — лунная; а он сделал наоборот: сменил 17 апреля на 16-е и 6-е на 5-е. Это шестнадцатое [число] не внесло никаких ошибок, но 6-е, превратившись в 95-е, приводит нас к воскресенью; а меж тем 5-е число, соответственно вычислениям Ириона, приводит их [греков] к субботе, и пасха их совпадает с еврейской. А на святом Никейском соборе предали анафеме тех, кто постановил не отмечать пасху совместно с распинателями (В тексте: «***», т. е. с евреями, предавшими Христа и распявшими его).

/44/ А мы отмечаем [пасху] в следующее воскресенье и тем самым избавляемся от проклятия, поскольку армяне, находясь под властью персов, не признали неверного образца [календаря], так же как и Халкидонокого собора 70. И только спустя восемь лет стало видно искажение событий.

После марзпана Межежа персы владели Арменией еще тридцать шесть лет. К тому времени скончался грузинский епископ, и они приехали к владыке Мовсесу [просить его] назначить им епископа. Он рукоположил ключаря своей церкви по имени Кюрион; предложил его им, будучи уверен, что тот будет поддерживать дружбу и союз с престолом святого Григора, ибо до той поры [духовенство] грузинское рукополагалось у армян.

Этот Кюрион после кончины Мовсеса резко отошел от исповедания православной церкви христовой и признал исповедание халкидонское, ибо еще с детства, когда находился в стране греков, заквашен был на ереси; и тайно хранил он про себя зло сие, как жар, прикрытый соломой, но открыться при жизни Мовсеса не решался.

Пропатриаршествовав тридцать лет, владыка Мовсес скончался и /45/ оставил местоблюстителем престола Вртанеса Кертоха. Видя совращение Кюриона [с истинного пути], [62] цуртавский епископ Мовсес сообщил [об этом] Вртанесу, надеясь, что тот, быть может, сумеет чем-нибудь помочь заблудшему в мыслях Кюрину, которому он много раз писал, умоляя отказаться от нелепой ереси. А тот не только не склонился к написанному, но даже стал преследовать епископа Мовсеса. Когда после Мовсеса престол католикоса армян унаследовал владыка Абраам 71, он тоже писал дважды или трижды грамоты, напоминая ему (Кюриону) о заблуждениях. Однако Кюрион притворялся, будто мыслит не иначе, чем они, и говорил, что Мовсес оклеветал его. А когда собор объявил, что должен расследовать и вынести решение относительно его, Кюрион открыто признал халкидонское вероисповедание. Тогда Абраам, видя, что ничего не помогает, а [Кюрион] еще более наглеет, написал циркулярную грамоту подвластным ему епархиям, дабы они не поддерживали никаких связей с грузинами: ни между церквами, ни между обителями, /46/ ни посредством браков или еще каких-либо духовных дел, за исключением только торговли, как с язычниками, чтобы житейские связи не повлекли бы за собой духовного ущерба. И с тех пор у армян перестали рукополагать грузин, ибо стали они склоняться к грекам 72.

Обо всем этом достоверно расскажет тебе епископ Ухтанес 73, ибо он полностью записал все: грамоты, и ответы, и велеречие епископа Петроса, посланного владыкой Абраамом к Кюриону, которого грузины за смелость прозвали Волком.

После императора Юстиниана [на престол сел] другой Юстин 74 — человек злой и нечестивый, погубивший множество православных 75; и сам он, и патриарх Иоанн взбесились и сошли с ума и так и околели. Потом воцарился Тиверий, а после него — Маврикий 76. Говорят, родом он из армян, [выходец] из селения Ошакан, другие [говорят], якобы он из Тарона. Будучи очень бедным, он поехал в Константинополь, и там по какому-то случаю ему улыбнулось счастье, и он сел на престол по следующей причине.

/47/ Случилось императору Тиверию умереть; вельможи, враждуя меж собой, не подчинялись друг другу. Началась между ними неописуемая распря, так что, кто победил бы, тот и сел бы на престол. А патриарх, вмешавшись, убедил их бросить жребий: кому выпадет — тому и владеть государством, а остальным — подчиниться. Так и сделали: все поклялись и дали письменные обязательства. И жребий был таков: на рассвете открыть главные ворота города и человека, которого они там встретят, если даже он окажется из самых презренных, привести в царский дворец; вельможам собраться вместе, и кому на голову [человек тот] возложит корону — [63] тому и владеть царством. Все согласились на это, и раздоры прекратились.

Когда наступил назначенный час, они открыли городские ворота и увидели у ворот Маврикия с ношей соломы, которую он собирался продать для удовлетворения своих нужд. Воины, схватив, повели его в бани, помыли, облачили в благородные одеяния и препроводили во дворец. И когда /48/ ему сказали, зачем его пригласили, [Маврикий] потребовал, чтобы они дали ему расписку и клятву о том, что отстраненные от короны не убьют его. И они дали ему твердую клятву, дабы он не беспокоился об этом.

Все восседали [там] в тщетной надежде, и каждый повторял про себя: «Да будет!». Стоял престол, а на нем — корона, и тут же лежала обувь. Маврикий подошел, взял в руки корону и стал обходить сидевших там. Когда он подошел к первому, тот обрадовался, но второй опечалился; когда [Маврикий] отошел от «его, тогда того охватила печаль, а товарища его — радость. И так он дважды или трижды обошел [всех] по порядку, печаля и радуя их. [Затем] прошел, сел на престол и возложил корону на голову себе; и, увидев это, все изумились. Однако, поскольку поклялись ему, дескать: «Кому бы на голову ни возложил ты [корону], мы покоримся ему», то и позволили ему [захватить власть]. Патриарх, подойдя, обул ему ноги и поцеловал прах у ног его; точно так же и все вельможи поклонились ему и сказали: «Да здравствует царь Маврикий!»

/49/ Он созвал собор для обсуждения халкидонского вероисповедания, пригласил и вардапетов армянских. И отправились [туда] Вртанес, Григор и другие вардапеты и, не оказав никакой помощи грекам, вернулись с проклятиями. У него (Маврикия) искали пристанища армянские нахарары, бежавшие от персидского господства. А он, проявляя свой бесчеловечный нрав, не только не расширил их прав, но и лишил их жалованья, определенного прежними государями.

Рассказывают о нем, якобы послал он [человека] к отцу своему, предложил ему покончить с жизнью чужбиняика, приехать к нему и пользоваться благами, которые может предоставить слава его, — в противном же случае пусть посоветует, как ему править государством.

Служители [Маврикия] поехали, нашли его [отца], когда он обрабатывал сад, и передали ему царский приказ. В ответ тот сказал: «Я не стану пользоваться благами отца царя». И начал выкорчевывать огромные кочаны капусты, росшие в том саду, отсекать верхушки и зарывать в землю, а за мелкими [кочанами] он заботливо ухаживал и подбирал их. Прибывшие, видя это, сочли его придурковатым и, оставив, [64] ушли прочь. А что он делал — этого они не поняли. Отправившись к царю, рассказали ему обо всем, а также о глупостях, которые делал он в саду.

А Маврикий, услыхав, рассмеялся и ничего не разъяснил им; [затем], схватив /50/ вельмож, которых считал [прежде] оплотом своего государства, уничтожил всех, дабы они не злоумышляли против него, а на их место назначил неродовитых.

И, позвав людей, которых он посылал к отцу своему, сказал им: «Вот советы моего отца, что дал он в саду, а вы их не поняли» 77.

Иные говорят, что он родом из каппадокийского селения Арпсуса, которое позже полководцем Тиверием было превращено в город.

Маврикий из-за своего крутого нрава погиб ужасной смертью от руки своих же воинов вместе со всем родом своим и сыновьями: войска его, возглавляемые Фокой (имя это в переводе означает огонь), напали на него и убили; и [Фока] сам сел на престол вместо него.

После персидского царя Ормизда, пользуясь содействием Маврикия, воцарился Хосров. В это время Смбат Багратуни с отменной храбростью одержал множество побед над врагами Хосрова, за что [последний] отличил Смбата: пожаловал ему марзпанство над землею Врканской 78. И он, отправившись /51/ в так называемый Сагастан, нашел там население, угнанное в плен из Армении, позабывшее язык и письменность свою; Смбат восстановил их, попросил армянского католикоса рукоположить в епископы некоего Абела и учредил [там] удел престола святого Григора 79.

На десятом году правления владыки Абраама, в 37(588) году армянского летосчисления, прибыли в Армению сирийцы — весьма красноречивые люди — и хотели распространить здесь ересь несторианскую; их предали анафеме и стали преследовать, но кое-кто принял [эту ересь]. И эти [последние] перевели их лживые книги: Гортосака, Киракосака, «Видение Павла», «Исповедь Адама», «Диатек», «Детство господне», Себеоса и «Гроздь благословения», «Книги откровения», «Толкование евангелия Манэ». И тот, кто верит им, проклят православными 80.

После владыки Абраама католикосом стал владыка Иованнес из Коговита, из селения Багаран, — на двадцать и шесть лет. Кое-кто из историков говорит, что оба они — и Абраам и Иованнес — умерли в один и тот же день, а другие отрицают это.

/52/ А персидский царь Хосров, услыхав о смерти Маврикия, ввиду того что они были союзниками, стал мстить: [65] разорил множество греческих областей. А также послал в Палестину своего военачальника Хориана, который пошел, осадил священный город Иерусалим, захватил его и вырезал тамошнее население; захватил также в плен крест христов и вывез его к персам. С большим войском он пошел на царя Ираклия и вверг в беду царский град Константинополь 81.

Император Ираклий при содействии хакана, царя хазарского, вторгся в Персию, убил Хосрова 82, а также вернул святой крест и послал его в Иерусалим 83.

Жители города Тифлиса, издеваясь над этим хаканом, взяли тыкву, нарисовали на ней лицо хакана слепым — мол, глаза у него узкие и маленькие — и, водрузив тыкву на ограду прямо перед [его станом], стали стрелять в нее из лука. А тот, увидев это, разъярился, но, так как время было зимнее, ничем не мог отомстить им 84. А с наступлением весны он (хакан) пришел, осадил город, взял его, приказал вырезать /53/ мужчин, женщин и детей; разорив народ и захватив имущество их, вернулся в свой город.

А после убийства марзпанов Тчихр Бурзена, Тчихр Вшнасп Сухена, Тчихр Вхон Михрана и других мусульман марзпаном стал Давид Сааруни 85 — на тридцать лет 86. При нем в 62(613) году был отстроен Мренский собор.

После владыки Иованнеса сан католикоса получил владыка Комитас 87 — на восемь лет. Он построил великолепную и дивную часовню святой владычицы Рипсимэ (ибо прежнее строение было темным), нашел там мощи святой [девы], запечатанные перстнями святого Григора и святого Саака, но не решился открыть их, а запечатав их своим перстнем, оставил там; он сочинил шараканы, посвященные святым, в соответствии с армянским алфавитом 88, началом которых является вот этот: «Души (В армянском языке это слово начинается с буквы А: Андзинк), посвятившие себя любви христовой» 89.

/54/ После персидского царя Хосрова воцарился Кават. Он освободил из плена агванского католикоса Виро, которого заключил в темницу его отец. После Кавата [воцарился] Арташир, потом Хореам по повелению Ираклия, потом Хосров, а после него Бор и Зармандухт — все они жили недолго, а потом Иеазкерт,

После владыки Комитаса католикосом стал владыка Христофор — на два года, а затем Езр 90 — на десять лет.

А император Ираклий прибыл в город Карин, созвал собор 91 и пригласил католикоса армянского Езра. А тот не взял с собой мудрых мужей, особенно вардапета Иованна Майраванеци, весьма сведущего в Священном писании. Поехав [66] [туда, Езр] склонился к халкидонскому расколу 92. А император пожаловал ему третью часть Кохба и всю соль 93. Вернувшись в Армению, Езр изменил весь православный распорядок в церкви, а также и чтение по Иакову и Кириллу и вместо этого ввел [чтение] по Артемону 94, против которого выступил святой вардапет Иованн 95, дескать: «Зачем по невежеству ты склонился [к халкидонской формуле исповедания] и уничтожил благостный распорядок, сохранившийся в народе армянском со времен святого Григора по сей день?»

А Езр, /55/ вместо того чтобы раскаяться, стал преследовать святого мужа и бранить его, называя «Майрагомеци» 96.

Некто, по имени Саргис, из учеников Иованна, ударился в ересь, а Езр распространил слух, якобы ересь исходит от Иованна, и написал книгу, где наряду с рассуждениями других раскольников изложил рассуждения ученика его, приписав их Иованну. Да не осмелится никто [из православных] впредь клеветать на святого!

Иованн ушел [от мира], избрав себе место уединения (В тексте: «***» — букв. «место молчания, безмолвия») недалеко от крепости Гетабак, и обосновался там, [живя] в постоянном общении с богом.

Бог же явил великое чудо, призванное засвидетельствовать святость его: был у него (Иованна) осел, который, когда было нужно, служил ему; и вот случилось ему встретиться с медведем, который съел его. И когда [об этом] сообщили Иованну, тот пошел и сказал медведю: «Так как ты убил слугу моего, то впредь вместо него ты должен служить мне». И медведь пошел и в течение долгих лет покорно служил [вардапету], перевозил тяжести и делал все [что нужно].

Спустя некоторое время слу/56/чилось так, что охотники, думая, что он дикий, убили медведя. И тогда члены монастырской братии бросили его в глубокую яму.

И по сей день жители окрестных поселений идут туда и берут землю с того места, где похоронен медведь, и [земля эта] с молитвами Иованна лечит скот их от всех болезней. То же самое я могила святого [Иованна]: она оберегает от всех недугов и опасностей тех, кто с верою уповает на молитвы сего святого.

После Давида Сааруни марзпаном Армении стал Теодорос Рштуни 97 — на двадцать и пять лет. И после императора Ираклия воцарился сын его Константин.

А когда наступил 618 год от рождества христова и 67 год армянского летосчисления, появился у язычников какой-то лжепророк, обольщенный Керинфом 98 и арианами, по имени Магомет, родом измаильтянин, из сынов Агари. Когда он по [67] торговым делам направлялся в Египет, встретил в Синайской пустыне какого-то отшельника по имени Сергис Бхира 99, сектанта-арианина. Тот научил Магомета ложному /57/ богопознанию, восхваляя перед ним Ветхий завет, дарованный Моисеем, и сказал: «Если послушаешься меня, станешь предводителем и законодателем народа своего». И Магомет отправился в путь; вдруг в него «селился дух нечистый, и он упал весь в пене. Товарищи его при виде этого не отходили от него до тех пор, пока он немного не пришел в себя, затем подняли его. Спросили о причине подобного беснования, и тот ответил, что это сделал с ним святой ангел, который и послал его посланцем к народу его. И, поехав в город свой, он начал проповедовать то, чему научил его лжехристианин 100.

Дядья его были старейшинами; они прогнали его прочь, угрожая смертью, если еще раз услышат от него подобные речи. И он пошел к себе домой и, погруженный в печаль, сидел там. К нему пришел Алий, двоюродный брат и зять его, и спросил о причине его печали. И он ответил: «Так как я стал проповедовать им бога, они начали мне угрожать смертью». Алий сказал: «Пойдем-ка и будем опять проповедовать, а если они воспротивятся, мы проткнем их мечом». Ибо Алий был человек отважный и отважны были люди, бывшие с ним. И когда они стали проповедовать, разгорелась крупная ссора и [начались] усо/58/бицы; потерпела поражение сторона Магомета, и они бежали в Малый Мадиам 101, где собралось двенадцать тысяч евреев, изгнанных императором Константином. И Магомет пошел вместе с ними на тех, кто преследовал его, и уничтожил их. Когда евреи эти увидели успех дела, сделали его (Магомета) своим предводителем; примкнули к ним и другие мадиамиты, и предводитель их Кахирд 102; и получилась рать великая; Тогда они отправились в Палестину, напали на ромейское войско, грабившее имущество их купцов.

Видя свои победы, [сторонники Магомета] пошли на державу персидскую, убили персидского царя Иеазкерта, и персидское Сасанидское царство перестало существовать.

В это время с осеннего месяца арег и до летнего кахоц 103 продолжалось затмение половины солнца (Так в тексте). Затем они (арабы) отправили войска по трем направлениям. На Рум [пошло войско с полководцем] по имени Яз и проповедником Иовелем; было убито семьдесят тысяч ромеев. На персидские области [арабы] напустили эмира Отмана и военачальника Моавию. Они /59/ двинули двадцатитысячное войско на Мирдата и армянского спарапета Мушега с его конницей и завладели всей Арменией, Персией, Сирией, Египтом, страною Маров 104 и Парфией и стали обращать их в [свою] веру, но им это не понравилось.

А мадиамиты и те, которым нравились они (арабы), попросили Магомета дать им веру; и он дал им веру — очень и очень постыдную. Он провозвестил: мирским будет царство на земле, [обещал] пищу для брюха и супружество после воскресенья, постоянное совокупление с вечно девственными женщинами; он преподал также законы, противные Ветхому и Новому заветам, [разрешал] познавать недостойное и вопиющий разврат, просто осрамил обет божий, [завещанный] Аврааму, ибо написано же: «Обрезайте всех ваших [младенцев] мужского пола в восьмидневном возрасте» (Бытие, 17, 11 — 12). Он же сделал законом: обрезать, когда [кто] пожелает, в каком бы возрасте ни было, и не только [лиц] мужского пола, но даже и женщин; и вместо пресветлого крещения, о котором господь наш Иисус Христос сказал: «Если кто не родится от воды и духа, не может войти в царствие божье» (Иоанн, 3, 5), он возвестил: «Творить беспрестанно зло и совершать омовения одной водой и очищаться». И много [у него] [подобных] недостойных, порочных и смешных заветов.

/60/ Был он законодателем и провозвестником семь лет, и были истреблены [жители] Бзнуника, Агиовита и Тарона.

Магомет этот запретил меч, и словесными его поучениями была покорена большая часть вселенной 105. Он закрепил нерасторжимой клятвой грамоту — смело исповедовать христианство в Армении — и продал им (армянам) веру, взыскав с каждого дома по четыре драхмы и три мота хорбала, т. е. пшеницы, по одной переметной суме, по одной шерстяной веревке и по одному светильнику. А со священников, с азатов и со всадников он не велел брать податей.

Правители областей [у арабов] назывались амирмуминами 106. И после двадцатого года [правления] Магомета у измаильтян власть захватили Абубекр, Отман и Омар — на тридцать восемь лет 107.

После Езра католикосом стал владыка Нерсес 108 — на двадцать лет. Он построил часовню святого Саргиса, что в Двине. Когда измаильтяне вырезали жителей города Двина — двенадцать тысяч — кровь убиенных покрыла /61/ святой престол и купель; остальные, более чем тридцать пять тысяч, были угнаны в плен 109. Кости убитых патриарх этот погреб [69] в той же часовне; он построил также и Вирап 110 — место, где жил святой Григор; построил также и диво дивное — [храм] святого Григора, который позже был разорен мусульманами 111.

Как-то пришли к нему от православных сирийцев, попросили у него епископа. Он потребовал от них в письменном виде символ веры, и они дали ему следующее изречение: «Веруем в отца, и сына, и в святого духа; в отца, отцовство которого непостижимо, в сына, происхождение которого неразделимо, и в святого духа, который исходит от отца, почитается и прославляется вместе с отцом и сыном», и, это сделав кцордом (Слово «кцорд» многозначно. Здесь: жанр малообъемной мелизматического стиля духовной песни), по сей день читают в церквах армянских в канун дня богоявления. И тогда [католикос] рукоположил им в епископы Абдисо 112.

Случилось ему (католикосу Нерсесу) присутствовать на многолюдном празднестве вардавара (Вардавар — праздник преображения, приходится на 6 августа) в Багуане. [К тому времени] так много стало в Армении канонических церковных песнопений, что певцы одной епархии не знали [песнопений] другой. Когда был воспет шара/62/кан «Отцев» вардавара, другой клирос не смог подхватить его; было перепробовано много шараканов, но и их тоже не знали. Тогда патриарх Нерсес с согласия всего собора 113 отобрал нужные и лучшие, с тем чтобы ежедневно во всех церквах шла одна и та же служба в соответствии с обрядом 114. Были избраны мужи мудрые, чтобы обойти всю Армению и утвердить [везде] одинаковый распорядок, который и существует поныне 115.

После Теодороса марзпаном Армении стал Амазасп 116 — на семь лет. И после Нерсеса католикосский сан получил владыка Анастас — на шесть лет. Он призвал к себе великого вардапета Ананию 117 из гавара Ширак, мужа ученого и мудрого, прекрасно знающего все, что касалось науки о календарях, чтобы создать неподвижный календарь для армян, как это существует у других народов. Это и было сделано с большим тщанием; но пока они намеревались утвердить [новый календарь] на соборе, скончался святой Анастас. После него никто не заботился уже об этом, а обходились прежним счислением. На пятом году [правления] Анастаса был возведен собор, что в поселке Арутч 118, который построил Патрик Григор. Здесь был крещен мученик хрис/63/товый Давид 119, перс по происхождению, которого прежде звали Сурханом; за признание Хряста он был повешен на дереве в Двине.

После Амазаспа марзпаном Армении стал Григор Мамиконян 120 — на десять лет, его убили хазары. Три года [70] ишханом был Нерсех Ширакаци 121. После Анастаса католикосом стал владыка Исраэл 122 — на шесть лет, а затем — владыка Саак — на двадцать шесть лет 123. Он поехал с посольством к военачальнику измаильтян Махмету, который направлялся [в Армению], чтобы истребить народ армянский, восставший против мусульман. Доехав до Харрана, [владыка Саак] заболел чем-то и тут же умер. И покуда еще Махмет не доехал до Харрана, он написал ему письмо, полное мольбы, дескать: «Я ехал навстречу тебе, бить челом тебе за народ мой, но не успел я повидаться с тобой, ибо меня призвал тот, в чьих руках нити жизней всех. Так вот клянусь тебе заповедями божьими Аврааму и Измаилу, отцу вашему, что народ мой ничего плохого не сделает вам и станет вашим данником. Вели внемлешь мольбе моей — да снизойдут на тебя благоcловения мои; а если не внемлешь — /64/ проклятия настигнут тебя и господь да отвратит сердца воинов твоих от тебя, и не исполнят они твоей воли. Прими одно из двух».

Когда Махмет прибыл в Харран, рассказали ему все и передали письмо католикоса. Прочитав письмо, он спросил: «Где могила его?» Показали ему место, ибо он только что умер и даже не был похоронен. И он немедленно пошел [туда] и, по обычаю своего народа, приветствовал умершего, как живого. И говорят, якобы мертвец ответил и принял приветствие, как живой. И сказал Махмет: «По письму твоему я узнал тебя, человек божий. Я сделаю, я исполню все повеления твои». И тотчас же прекратил вражду и послал востиканов армянских обложить их податями, а сам вернулся к себе в страну.

После Саака католикосский сан получил владыка Егия 124.

А после Ираклия корону получил сын его Константин. В дни его было нашествие измаильтян на все страны 125. А после него [императором] стал сын его, который носил его имя 126. Власть у измаильтян после Абубекра, Отмана и Омара перешла к Моавии 127.

/65/ А марзпанство в Армении после Нерсеха получил на три года Ашот 128, который был убит мусульманами. И после него — Нерсех Камсаракан 129 — на три года. После него — Смбат Багратуни Бюратян 130 — на двадцать лет. Он сражался с войском иноплеменников у местечка Варданакерт и храбростью своей одержал победу в Багревандском гаваре. На тринадцатом году его правления Махмет выпустил воду из Гегамского моря и захватил Севан 131, на шестнадцатом году эмир Касм 132 перебил васпураканских ишханов 133.

После императора Константина воцарился Юстиниан 134. На него напали его нахарары и отрубили ему нос. Он убежал в Хазагрию и, женившись там, собрал большое войско, [71] вернулся и снова сел на престол. После него корону получил Леонтий, а после него — Апсимар 135, потом — Юстиниан, после него — Филикос Вардан 136, затем — Феодосии, а после него — Лев 137.

Власть у измаильтян после Моавии перешла к Йезиду, после него — к Мервану, а затем — к Абдулмелику 138. Это тот, что сжег князей армянских в церкви нахичеванской 139. Затем [власть перешла] к сыну его Велиду, а потом — к Сулейману. Этот захватил Дербент и приказал разрушить стену [городскую]. И когда разрушали [стену], нашли камень, на котором было написано: «Я, император Манквон 140, построил сию городскую башню /66/ на свои деньги. Впоследствии она будет разрушена сынами Измаила и [снова] построена на их деньги». Увидев этот камень, они перестали разрушать и снова начали закладку [стен] 141.

После Сулеймана власть перешла к Омару. Он написал императору Льву, желая получить сведения о христианском учении. И император написал ответ, исполненный мудрости и жестокой насмешки над их верой 142. Омара, прочитавшего [это письмо], объял стыд великий, и он стал выбрасывать из религии своей мерзости и, хотя все [мерзости] уничтожить не решился, однако же исправил неисправности и впредь относился доброжелательно ко всем христианам, и особенно к народу армянскому. Он приказал вернуть пленников в Армению, и тогда же был освобожден владетель Гохтана Ваган 143, который умер мученической смертью в дни [правления] в Шаме Хишама, ибо после Омара власть перешла к Йезиду, затем — к Хишаму (В тексте: «***» . Г. Алишан в издании «Истории Армении» Киракоса Гандзакеци отмечает, что имя халифа Хишама армянские историки пишут двояко (см. стр. 37)), затем — в Валиду, а после него — к Мервану 144.

/67/ А после владыки Егии католикосский престол перешел к владыке Иоанну Одзнеци 145. Это был муж, любящий мудрость и святой, прекрасного роста и сложения, с душою еще более прекрасной. Его пригласил ко двору своему Хишам. Из-за прекрасного облика его он оказал ему большие почести, ибо [католикос] растер золото и обсыпал им бороду свою и так явился к нему. Хишам, увидев [владыку], изумился его красоте и мягко сказал ему: «О Христе вашем говорят, что он был чрезвычайно кроток и смирен и особенно любил бедность. Это видно и из законов христианских, ибо духовные предводители их (христиан) бедность и нищету [72] уважают больше, чем богатство и великолепие. Так почему же ты так нарядился?»

И сказал ему святой: «У тебя по сравнению со слугой твоим нет никаких преимуществ, кроме венца твоего и облачения царского, и именно из-за них боятся и почитают тебя. Прежние отцы нашей [церкви] творили чудеса и вели удивительный образ жизни, и за это их боялись подвластные им [люди] и с трепетом исполняли веления их. А мы вовсе не такие, поэтому и украшаем свою одежду и внешний облик, дабы не пренебрегали /68/ приказами нашими». И, обнажив грудь свою, он показал ему власяницу, которую носил под верхней одеждой, и сказал: «Вот это — моя одежда».

Удивился государь, похвалил веру христианскую и говорит святому: «Проси, я сделаю для тебя все, что ты пожелаешь!» Отвечает святой: «Три просьбы у меня к тебе, и тебе легко их исполнить. Во-первых, никого из христиан не принуждай отступаться от веры своей, предоставь каждого его воле; во-вторых, не облагай церковь податью и не взыскивай ничего с иереев и дьяконов; и в-третьих, [позволь] христианам смело исповедовать свою веру, где бы они ни жили в государстве твоем. Вот это пожалуй нам письменной грамотой, и весь народ мой будет служить тебе».

И [Хишам] немедля приказал написать грамоту, как он просил, пожаловал ему богатые дары, созвал большое войско для сопровождения его и отправил с почестями великими в Армению. И он (католикос Иоанн), вернувшись, начал преследовать всех греков, живших в Армении, — как правителей, так и [простых] воинов. И те стали бежать, да так поспешно, что даже не успевали сокровища свои захватывать с собой, а оставляли их захороненными здесь, в нашей стране, и брали с собой лишь описания местоположения [клада].

/69/ Святой патриарх, подчинив страну власти Измаила, созвал собор в Маназкерте 146, пригласил также и сирийского патриарха Афанасия. И тот послал шестерых епископов и предал анафеме Юлианидов и всех, кто называл [тело] Христа тленным, а также Баршапуха и Габриэла, оклеветавших армян и сирийцев 147. Он (Иоанн) прославил церковь [армянскую] каноническими законоположениями 148, отринув прочь исповедание халкидонское, которого, нарушая порядок, придерживались в Армении со времени императора Ираклия и католикоса Езра. Он установил чтение по святому Иакову и Кириллу, а также все празднества, как было установлено святым Григором. И двадцать пятого числа декабря месяца, когда другие народы праздновали рождество господне, они отмечали праздник пророка Давида и апостола Иакова. [Иоанн Одзнеци] сложил шаракан «Отцев»; «Согрешили мы [73] во всем и не соблюли твоих заповедей; но мы исповедуемся пред тобой» 149, который и поныне исполняют в армянских церквах, т. е. начиная со 175 (626) по 690 (1241) год и по наши дни. И, так благополучно упорядочив всю страну, сам он отдался проповедям и мо/70/литвам. [Католикос Иоанн] построил также большую церковь в своем [родном] селении Одзун, расположенном близ города Лори, а сам, избрав себе место жительства недалеко от селения, обосновался там.

И случилось однажды, когда святой [Иоанн] молился, огромные вишапы напали на место, где была обитель благочестивого. И служка, увидев их, пришел в ужас, закричал, зовя святого на помощь. Святой перекрестил их, они тотчас же окаменели и так и остаются по сей день. Из пупка вишапа забила вода, которая служит лекарством для всех ужаленных змеей, кои с верою уповают на молитвы святого [Иоанна]. И, пропатриаршествовав одиннадцать лет, прожив целомудренную жизнь, почил он во Христе.

После него католикосскую власть получил владыка Давид. 150, уроженец Арамуника, что в гаваре Котайк, — на тридцать лет. Он перенес престол из Двина в Арамонк, построив [здесь] церковь и дом, где проживал патриарх, ибо его притесняло нечестивое племя магометово. После него стал католикосом владыка Трдат — на двадцать и три года. Этот был родом из селения Отмус; человек скромный и святой, он блистал всеми добродетелями. При нем /71/ прекратились набега измаильтян. После него католикосом стал другой владыка Трдат — на три года. А затем владыка Сион 151 — на восемь лет. Владыка Трдат был уроженцем Даснаворка, [гавара] Буойниц, а владыка Сион [был родом] из Багавана. Он неустанными молитвами своими заставил снова забить высохший родник у подножия горы, называемой Симн.

А после императора Льва воцарился сын его Константин 152. Его прозвали Каваллином, т. е. сборщиком навоза, ибо, когда войско мусульман стояло лагерем на берегу реки Алис, он приказал собрать [отовсюду] навоз и бросить его в реку. А те, увидев, пришли в ужас, думая, что войско [императора] бесчисленно, и убежали от него. Рассказывают, будто однажды он убил пятерых львов — одного за другим. Он захватил город Карин, а спустя два года его [снова] отстроил эмир Йезид.

После Мервана власть перешла в руки измаильтянина Абдуллы, а после него — другого Абдуллы, человека свирепого и сребролюбца, так что даже в народе его называли Абдулл-данги, т. е. отец данга или же слуга данга (так называли его на языке агарян), ибо он любил деньги больше, чем бога [своего]. Он построил Багдад. Много бедствий [74] пронеслось из-за него над страною армян: и сбор /72/ податей, и грабежи; так притеснял он [армян], что у живых требовал подати даже за умерших. В Армении прекратили добычу серебра, была резня в Калиане, Мрене и Талине, где было убито семьсот человек, а тысяча двести было захвачено в плен. В дни пасхи измаильтянами были убиты Мушег Мамиконян и Самуэл вместе с другими азатами Армении 153.

Жил ib это же время, в 222 (773) году армянского летосчисления, придворный иерей Степанос, слывший известным ученым, достигший наряду с духовными добродетелями также и совершенства во всех философских и грамматических искусствах. Жили тогда достойные и светлого ума вардапеты Армении тэр Ефрем и Анастас, Хачик и Давид Оромайреци 154, а также великий ученый Степанос Сюнеци 155, выученик упомянутого нами выше Мовсеса, который был переводчиком с греческого на армянский язык; на основе этих переводов он сочинил духовные песнопения с приятными мотивами — шараканы, кцорды и другие песнопения; он написал также краткое толкование евангелий, грамматики, [книги] Иова и [молитву] «Господи, если с уст ночи...».

/73/ О святом Степаносе говорили, якобы он с детства был хорошо обучен и прекрасно знал Священное писание. Как-то встретился он с аспетом Смбатом, большим спорщиком и двуестественником 156. И, оставив его в нечестии, [вардапет Степанос] отправился к ромеям. Там он нашел какого-то отшельника православного, остался при нем и учился у него. Смбат, узнав об этом, написал царю ромеев, дескать, раскольник Степанос, ругающий исповедание ваше, живет в ваших краях у отшельника имярек. И государь в сильном гневе потребовал его ко двору. А его (Степаноса) отшельник надоумил сказать о себе: «Я странствующий нищий». Когда император услыхал это, погасло пламя гнева его. Степанос же, обретя смелость, стал умолять императора открыть ему лари со священными книгами. Там он нашел одну книгу в золотом окладе относительно веры, явился с ней пред очи императорами тот, прочитав ее, послал [Степаноса] в город Рим привезти оттуда три книги, подобные этой, относительно истинной веры, дабы обратить страну в ту веру 157.

/74/ Меж тем он, взяв книги из Рима, пренебрегши приказом самодержца, приехал в город Двин, чтобы просветить ими (этими книгами) жителей своей страны. По просьбе сюнийских ишханов Курдоя и Бабгена владыка Давид рукополагает его в епископы Сюника. Пробыв на престоле [лишь] один год, он был убит в гаваре Моз распутными женщинами. [75] Тело его было перевезено в кельи Арказана, а оттуда его повезли и упокоили в монастыре Танаата (В тексте Танатац).

Блаженный Степанос, привезя книги из Рима в Сюнийское епископство, стал почитаться епископом Армении третьей степени 158.

А какому-то отшельнику, по имени Ной, явилось видение, якобы Степанос с лоном, полным крови, стоит перед Спасителем и говорит: «Взгляни на это, господи, ибо суд твой справедлив». И отшельник объявил по всему гавару о приближении гнева [господня] и требовал, чтобы все начали молиться.

И вот мгла с непостижимой высоты объяла границы Моза, и дней сорок колебалась там земля, и, провалившись в бездну, погибло около десяти тысяч голов скота. Поэтому [область та] стала называться и по сей день называется Вайоцдзор (Вайоцдзор (арм.) — «ущелье вздохов», «стонов») 159. Многие из больных, кои с верой уповают на заступничество святого [Степаноса], излечиваются его мощами от различных неду/75/гов и болезней, ибо бог прославляющих: его здесь прославляет, а в грядущем дает уготованную благостыню: чего «не видел... глаз, не слышало ухо и не приходило... на сердце человеку» (Коринф., 2, 9).

Затем милостью божьей во имя народа своего был призван сменить сан священника и епископа на сан патриарха, как достойнейший, владыка Есаи 160 из селения Ехапатруш, который правил тринадцать лет. После его кончины . Ибндокл 161 ограбил церковь 162; благодаря крупной взятке сменил [владыку Есаи] на один год владыка Степанос 163. Он был уроженцем Двина. После него [на престол сел] владыка Йоваб 164 — на один год; этот был уроженцем Востана и [назначен] куропалатом. После него [католикосом стал] владыка Согомом 165 — на один год, он был из монастыря Макенацвоц и был очень стар. После него [сан католикоса получил] владыка Геворг 166, которого прозвали Хойл-Ворбукн 167, — на три года. Он был родом из Арагацотна. После (него — владыка Иовсеп 168 — на одиннадцать лет; этот [тоже] был родом из Арагацотна, из братии [обители] святого Григора.

/76/ После императора Константина корону получил Лев 169, а после него Константин 170 и мать его Ирина. При них были восстановлены иконы в Риме.

Случилось им как-то увидеть большую раку из мрамора; в изумлении они приказали вскрыть раку, в ней нашли следующую запись: «Какая польза от того, что закрыли меня, ведь в дни Константина и матери его Ирины солнце должно [76] узреть меня». После десяти лет совместного царствования Константин сверг мать свою и сам [единолично] правил [еще] семь лет. Затем мать схватила сына, выколола ему глаза и процарствовала пять лет. После нее воцарился Никифор 171. В дни его [правления] в городе Карин пятнадцатого числа месяца арац 172 погибли мученической смертью во имя Христа два брата-измаильтянина Саак и Иовсеп 173. После него (Никифора) воцарился Михаил. В дни его [царствования] повсюду распространился ужасный голод. В городе Карин за один только день нашли три тысячи умерших 174. А после него (Михаила) — Лев. Он запретил иконы и построил Пизу и Аркадиополь.

Спустя пятьдесят четыре года после того как сожгли в Нахичеване ишханов армянских, /77/ марзпаном Армении стал Ашот Багратуни 175 — на семнадцать лет. А после «его — Смбат 176 — на двадцать два года, после него — Ашот Мясоед 177 — на двадцать лет, а затем — сын Ашота Смбат 178, которого прозвали Абл-Аббасом, — на тридцать пять лет. Он построил святой храм 179 с великолепными украшениями в Еразгаворсе, который нынче называется Ширакаваном.

А власть над измаильтянами после Абдуллы перешла к Маади, затем — к Мусэ, а после него — к Агарону, после него — к Маамаду, затем — к Мамуну, после него — к Абусааку Махмету, а после него — к Агарону 180.

После Иовсепа католикосом стал владыка Давид 181 — на двадцать пять лет. Был он родом из Мазаза, из селения Каках. И после него — владыка Иованнес 182 — на двадцать лет и два года; он был родом из гавара Котайк, из селения Овайк. На восьмом году его правления какие-то злоречивые люди из его же рода стали клеветать на святого [Иованнеса]; и они, эти пустословы, умерли жестокой смертью, подобно тем, которые [оклеветали] иерусалимского епископа Наркеса 183. А после него был владыка Закария 184, уроженец селения Дзаг Котайкского гавара. Он в один день был удостоен всего: сана дьякона, священносл/78/ужителя и католикоса. Этот святой и добродетельный муж [правил] двадцать два года.

При нем во главе измаильтян встал некий нечестивец и богоненавистник, и имя его было Джафар 185. Он питал лютую ненависть к имени Христа, многих склонял к вероотступничеству, и многих же, кто не соглашался с ним, жестоко пытал, обрекая на смерть. Много злодеяний совершил он в странах, находившихся под его властью, а еще больше — в Армении, где и убивали, и угоняли в плен; сюда послал он востикана по имени Апусет, который по прибытии захватил таронского ишхана Баграта и многих других. Узнав об этом, население, живущее в горах Хойтай, называемых [77] также Сасунк 186, пришло и убило Апусета 187; услыхав об этом, Джафар сильно разгневался и послал [туда] одного из [своих] военачальников, по имени Буга, тюрка по происхождению, человека хитрого и нечестивого. Приехав, он разорил Армению — где обманом, где военными действиями, [многих] угнал в плен в Самарру и даже Смбата, спарапета армянского, обманом повез к Джафару. И тот заключил [Смбата] в темницу, дабы он отрекся от Христа. Но он не подчинился повелению нечестивца я открыто исповедовал [веру] христову; его продержали в той темнице, пока он не умер там и не сподобился имени мученика. Много людей приняли мученическую смерть во имя Христа от [руки] этого нечестивца.

/79/ Какого-то дьякона, по имени Нанан, сирийца по происхождению, из-за славы его проповеднической поймали и привели к Джафару; тот смело исповедовал веру христову. Его пытали, долгое время держали в темнице, но потом милостью божьей отпустили. Он написал ясным слогом толкование Евангелия от Иоанна 188.

Скончался во Христе как мученик также один из ишханов армянских, по имени Степанос, которого прозвали Коном; но многие в страхе перед смертью отреклись от истинного бога. И множество подобных бед промчалось над страною иашей, о них ты найдешь [сведения] в книгах Товмы 189 и Шапуха 190, а также других историков.

В 193 (744) году армянского и 1073 году сирийского летосчисления Джафар построил на реке Тигре, в четырех днях пути от Вавилона, Багдад 191. И родилась одна женщина, которая прожила тридцать лет и ничего не съела [за это время].

После смерти Смбата Исповедника власть перешла к Ашоту 192, его сыну. Этот оказался самым великим из всех своих предков, ибо, будучи спарапетом, он потом стал ишханац-ишханом, а затем был посажен на престол дву/80/мя государями — измаильтян и греков. После Джафара корону получил Махмет, а потом — Ахмат, потом — Абдулла и затем — Махмет, этот-то и посадил ишханац-ишханом Ашота, а потом дал ему корону.

А после императора Льва корону получил Михаил, после него — Феофил, после него — Михаил, потом — Василий 193, говорят, якобы он из Тарона, из селения Тил. Он построил [храм] святого Зоравара 194, он-то послал Ашоту корону сверх [короны] измаильтян. Патриарх константинопольский Фотий написал письмо Ашоту и послал ему частицу креста господнего; по приказу Ашота вардапет Исаак написал красивый и мудрый ответ. Итак, со времени падения царства [78] Аршакидов до начала царствования Багратидов прошло четыреста тридцать четыре года.

В 334 (885) году армянского летосчисления на престол сел Ашот — человек богобоязненный и благочестивый, украшатель церквей, любящий священнослужителей, который богато украшал церкви армянские и придал им великолепие; пробыв ишханац-ишханом тридцать два года и процар/81/ствовав в Армении пять лет, преставился он ко Христу благою смертью и истинно ворующим. И после него сел на престол сын его Смбат 195 — на двадцать четыре года. Этот окончил свой жизненный путь мучеником христовым в Двине, будучи повешен на дереве сыном Апусета — Юсуфом 196.

После Закарии католикосом стал владыка Геворг из городка Гарни. Он был взят измаильтянами в плен, но ишханы агванские выкупили его и отпустили на волю. После него католикосом пробыл один год владыка Маштоц 197. Это был муж святой и добродетельный, исполненный прозорливости и мудрости; обитал он на острове Севан, постоянно умерщвляя плоть свою: сорок лет он не ел хлеба и не пил воды, надевал одну и ту же одежду, ходил разутый. Он составил книгу, названную по имени его Маштоцем 198, в которой собрал воедино все установленные молитвы и чтения и приспособил к ним свои приложения; [книга эта] включает в себя все обряды христианской веры. Достигнув плодотворной старости, он со славою почил во Христе. И упокоили тело его в Гарни, в могиле близ дивного трона трдатова 198а, и построили над иимл благолепную церковь. Восприемником его на [католикосском] престоле был ученик его и родственник владыка Иованнес 199 — /82/ двадцать восемь лет. Это был муж мудрый и разумный, родом из городка Гарни, откуда был и святой патриарх Геворг. Он написал складную историю о величайших бедах, причиненных нечестивым племенем агарян всем странам.

Здесь хочется мне еще раз сказать о распрях в злом племени израильтян, ибо спаситель наш и бог, господь Иисус Христос велит: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет» (Матф., 12, 25; Лука. 11, 17); так и они — государство их было разделено на множество частей: Софар владел страною Хорасан, Авалик Абуторосп — городом басрийцев 200, сын Шехи Иисе — Палестиной, сын Аблтапа — страной дейлемитов 201, а иные, поднимая смуты то здесь, то там, пытались насильно подчинить своей власти друг друга 202. Поэтому и трудно установить имена безбожников. Но из какого бы [рода они] ни были, [самые] злые и бесчеловечные востиканы направлялись в [79] страну нашу, как, например, зверонравный Буга 203 и нечестивейший Афшин 204, сын бывшего здесь до того злодея Апусета, или же еще более злостный осквернитель Юсуф 205, брат Афшина, /83/ который убил в Двине царя Смбата и посадил на престол некоего Гагика 206 из рода Арцруни, сына Дереника, человека доброго и боголюбивого, сына сестры царя Смбата Багратуни. Он построил на острове Ахтамар, что находится в Бзнунийском море, царский град и церковь с изумительными и великолепными украшениями 207.

Все эти жестокие правители приходили к нам в страну, чтобы разорять и разрушать ее, пока не пало царство амирмуминов и не сменили их скифы 208 — не эллинизированные, а варварские, ибо множество племен они разбили, покорили и стали властвовать над ними, в том числе и мусульманское государство. Но ввиду того что мы нигде не нашли записанными их имена, посему и не смогли отметить; думается, [должны быть эти имена] не в книге жизни, а в скрижалях безбожников. Поэтому оставим, забудем их, как людей, которые понадеялись на силу свою и подверглись гневу божьему.

Когда утвердилось царство тюрок, пятьдесят человек армян, подвергавшихся гонениям с их стороны, ушли вооруженные в пустыню и пришли в Мараш; там нашли они мужа храброго, по имени Филартос 209, армянина, назначили его главным, вступили в Киликию и захватили всю страну. Среди них были и Рубениды 210, про/84/исходившие из царского рода. Обстоятельства их (сельджуков) царствования до султана Мелик-шаха, а также отца его, кровожадного Алп-Аслана 211, и его отца и предков, которых звали Тугрил-бек, Махмуд и Салчук 212, изложены многомудрым вардапетом по имени Саркаваг 213 и повторены священником Самуэлем 214.

Но мы вернемся опять к порядку своего повествования, туда, откуда мы начали; отринем одного и скажем, ободряя: «Они были от руки твоей отринуты, а мы народ твой и твоей пажити овцы» (Псалт., 78, 13; 87, 6).

Спустя семь лет после смерти Смбата Багратуни в Армении по приказу императора Романа воцарился сын его Ашот, [процарствовавший] восемь лет. После императора Василия на престол сел Лев, а затем — Алекс. И после него — Роман; он начал гонения на всех монахов и священников армянских, находившихся в стране ромеев, за то, что они не склонились к халкидонскому исповеданию. И они (монахи и священники) переехали в Армению при Аббасе 215, сыне Смбата, учредили монастыри — Камрджадзор, Капуткар в гаваре Аршаруник, [80] прославленный монастырь, называемый Оромос, и Дпреванк в Ширакском гаваре; построили также и церковь во имя /85/ пресвятой Богородицы при монастыре, называемом Санаин, близ города Лори; и ввиду того что иереев этих называли ромейскими иереями, один из монастырей в Шираке так и назвали Оромоцванк (Оромоцванк (арм.) — «монастырь ромеев»); он и поныне называется Оромециванк 216.

После Романа на престол сел сын Льва Константин, затем — Роман, после него — Никифор, а после него — Киржан 217.

А после Иованнеса католикосский сан получил владыка Степанос 218 — на один год, затем — владыка Теодорос — на одиннадцать лет, затем — владыка Елисэ — на семь лет, потом — владыка Анания Мокаци 219 — на двадцать и два года. При нем в области Сюнийской объявился некий епископ, по имени Иакоб, который стал вводить новшества в язык и обряды, и другой епископ, по имени Хосров, который говорил: «День господень нужно называть не кюракэ (Кюракэ (арм.) — «воскресенье»), а кюрриакэ, ибо это слово ромейское». Говорил он также о возрасте: мальчикам, говорил, следует отпускать волосы и не стричь их, пока [волосы] не отрастут так, чтобы обвить голову, ибо именно поэтому, говорил он, называются они отроками (Здесь игра слов: «***» «обвить»; «***» «отрок»), а потом он велел стричь их, ибо поэтому они называются удальцами (Здесь тоже игра слов: «***» — «стричь»; «***» — «удалец».). И еще он говорил: «Епископу не следует делать подарки архиепископу, то есть католикосу, ибо [у него] не больше благодати, /86/ [чем у епископа], кроме как в звании». И он обрушил на страну и другие, подобные этим бессмысленные речи, поднял повсеместно смуту во имя нововведений 220. Владыка Анания написал ему предостерегающее письмо, [советуя] оставить бессмысленные и суетные речи. А тот, вместо того чтобы покаяться, еще более обнаглел, возомнив себя мудрым, а их — невеждами, и в этой связи [католикос] был вынужден написать ему дважды или трижды. Писали ему и другие мудрые вардапеты, напоминали подробности обрядов, [сохранившиеся] в книгах. Но он нечестиво отстаивал свое мнение и заслужил всеобщее презрение. И Иакоб, взбунтовавшийся против католикоса, укрепился в крепости Сюнийской. Католикос, предав его анафеме; написал государыне сюнийской, [прося] выдать его (Иакоба) ему, дабы проучить его, авось он покается. Но они [81] (сюнийцы) не выдали его, тогда [католикос] предал анафеме и их. [Иакоб] придерживался своих взглядов до смерти. А потом владыка Анания поехал в Сюнийскую область, чтобы усмирить мятежников. А ишханы сюнийские, услыхав о приезде патриарха, вышли ему навстречу, покаялись в грехах и дали ему письменное обещание с клятвой: из рода в род не восставать больше против престола святого Григора. И тогда католикос рукоположил в архиепископы кого-то из их рода; /87/ и так как прежде в Сюнике был епископский престол, [католикос], оказав честь ишханам сюнийским, велел нести крест перед архиепископом сюнийским, куда бы он ни шел.

После смерти владыки Анании на престол сел владыка Ваган 221 из [гавара] Багац — на один год. Он заключил с иверами союз о вероисповедании. В связи с этим во время царствования сына Аббаса, Ашота 222, в крепости Ани собралось множество епископов и строгих монахов 223, которые доподлинно убедились в пагубных еретических намерениях его (поскольку он распорядился привезти иконы, чтобы восстановить секту халкидонитов), отлучили его [от церкви] и изгнали. И, договорившись, посадили на престол святого Лусаворича Степаноса 224 с острова Севан, кровного родственника человека божьего святого Маштоца. [Владыка Степанос] был последователем его образа жизни; на престоле патриаршем он пробыл два года. Но так как Ваганик был еще жив и находился в Васпуракане, он уверил некоторых простодушных в лживости слуха о том, что он раскольник; и потому начались в Армении смуты. По велению же божьему оба они умерли в один и тот же год, и целый год [престол] оставался без попечителя 225. Затем по приказу царя Ашота, которого прозвали Милостивым, собрались выборщики и святые епископы и посадили на патриарший престол человека божь/88/его блаженного владыку Хачика, родственника великого патриарха владыки Анании, который своими проповедями наложил узду на уста раскольников; будучи человеком целомудренным и христианолюбивым, он восседал на престоле девять или десять лет. И вслед за ним — владыка Саргис 226 — двадцать и четыре года.

А после Ашота воцарился сын его Смбат 227, которого называли также Шахиншахом. В период своего царствования он обстроил [крепостную] стену Ани высокими башнями и [огородил] обширные пространства от реки Ахурян до местечка, называемого Цахкоцадзор, начал в том городе строительство прекрасного кафедрального собора, но не смог его завершить, ибо после тринадцатилетнего царствования настиг его час смерти. [82]

При нем христианолюбивым ишханом Ваграмом было начато строительство прославленной обители, называемой Mapмашен 228. После него (Смбата) царствовал брат Гагик 228а — двадцать и девять лет. Он построил в Цахкоцадзоре прославленный [храм] святого Гритора, взяв за образец великолепный [храм] святого Григора, построенный патриархом Нерсесом 229, и завершил его в тысячном году вочеловечения гос-

пода нашего Иисуса Хрис/89/та и в 447 (998) (Так в тексте) году армянского летосчисления. А супруга его, царица Катрамидэ, завершила [постройку] святого кафедрального собора, которую не смог довести до конца царь Смбат. Смбат Магистрос 230 тоже построил монастырь прекрасной формы, называемый Багнайр 231.

После императора Киржана корону получил Василий 232 и процарствовал пятьдесят лет. Это был человек добродушный и благорасположенный к армянскому народу; он, отвратившись от халкидонского исповедания, стал следовать нашему праведному [исповеданию]. Приехав в Киликию, он принял армянское крещение в монастыре, называемом Пахакдзиак, и пожаловал монастырю села, деревни и много иного имущества 233.

После владыки Саргиса католикосскую власть в Армении получил владыка Петрос 234 — на тридцать и девять лет. А после Гагика Шахиншаха царствовал сын его Иованнес 235 — двадцать лет. При нем достопочтенный Вест-Capгис 236 после сооружения множества крепостей и церквей построил прославленный монастырь Хцконс и церковь во имя святого Саргиса, [затем] превратил монастырь Тцаракар в крепость, возведя [вокруг нее] прочную стену, и построил в ней славные церкви.

Но между царем Иованнесом и патриархом /90/ Петросом произошла размолвка 237, и, заключив [католикоса] в тюрьму, [царь] привез некоего Диоскороса 238, настоятеля святой обители, называемой Санаином, и рукоположил его в католикосы вместо Петроса. Потом приехал агванский католикос Иовсеп, утвердил мир между царем и патриархом и вывел из тюрьмы католикоса.

Когда толпы простого люда города Ани увидели, что католикос освобожден из темницы, они дерзко напали на Диоскороса и в день богоявления, когда освящали воду, разорвали покрывало на лице его — поскольку в то время католикосы носили покрывало — и с презрением изгнали его из города, а Петроса посадили на его престол. И Диоскорос, опечаленный, вернулся к себе домой в Санаин; и там и [83] окончились дни жизни его, похоронили его подле церкви. А в дни княжества Закарэ 239 и настоятельства в Санаине вардапета Григора 240, сына прославленного Тутэ, жители города Ани послали в Санаин какого-то каменщика, уроженца того же города, дабы [посланный] явно или тайно достал частицу мощей Диоскороса и повез ее в город. «Ибо, — говорили они, — это из-за него иноплеменники беспрестанно учиняют резню /91/ в нашем городе; авось [господь] отпустит городу нашему грехи, состоявшие в дерзости, проявленной к нему (Диоскоросу) отцами нашими».

И человек тот отправился ночью, хотел вскрыть могилу и взять оттуда частицу [мощей]. Но, объятый страхом великим, он не смог вскрыть могилу и пошел рассказть [об этом] вардапету Григору. А тот сказал: «Я не осмелюсь свершить такое дело, покуда не прибудут сюда представители жителей Ани и мы вместе с ними не вымолим и не выпросим у мощей его отпущения грехов». Но со сказанным мешкали, ибо никто не заботился об этом.

После Иованнеса царство перешло к сыну Ашота — Гагику 241 — на два года. Итак, после смерти Иованнеса, которого звали также Смбатом, ишханы и войско, и особенно патриарх Петрос, договорившись, собрались у врат достославного кафедрального собора Ани и посадили царем над собой Гагика, племянника Иованнеса, поклявшись и дав обет верою служить ему. А он не заботился о военной мощи, с помощью которой управляется страна, меж тем в то время особенно в пору было бы могущество, ибо государство Измаила было в тревоге, поскольку, как мы у/92/же указывали, на них напали скифы 242. В волнении было также [царство] греков. Но он (Гагик), ввиду того что с детства пристрастился к чтению книг, [только] этим и занимался. Узнав об этом, греки обманом зазвали его к себе, тем более что им споспешествовали ишханы, коварно изменившие клятве — чистосердечно поддерживать власть его над собою; но они не остались верными клятве. И содеянное ими погубило и их самих, и страну нашу, ибо поехавшего к грекам [Гагика] заточили [в темницу] на острове, на его же место был послан правитель на один год.

А жители нашей страны (У Самуэла Анеци здесь: «А жители города Ани и ишханы» (см. стр. 108)), угрожая и коварно нападая друг на друга с тяжкими обвинениями в приверженности к агарянам, замышляли предать один другого императору; [клеветали] на ишханов и даже на патриарха, а тот — на них, вследствие чего и выселили их вопреки их воле, увезли из родных мест. Оставшиеся же, точно брошенные на [84] произвол судьбы (В тексте букв. «без хозяина», «без владельца»), попирались ногами. И владычествовали греки двадцать и один год.

После чего пламя, раздуваемое южным ураганом, пригнало зверей-людоедов, которые, предав огню, дотла уничтожили народ наш, и еще более — город Ани, ибо кровожадный зверь тот, что прозывался Алп-Асланом, осаждал его в течение двадцати семи дней, а затем, захватив, истребил /93/ жителей города Ани, не пощадив никого 243.

И царская ветвь наша пресеклась 244, ибо, хотя и существовали еще кое-где владения вроде [владений] Кюрикэ в городе Лори и окрестностях его (ибо ведь и он был из рода Багратидов), а также другой Гагик, царь Вананда и Карса, который поехал к грекам, однако главная [ветвь] пресеклась при Гагике, остальные подпали под власть вишапа, а часть бежала к греческому императору. И они завладели всей страной. Греки же отдали переселившимся ik ним во владение земли и города близ Кесарии и Себастии, которые были отданы [императором] обоим царям Гагикам.

А католикосу Петросу император оказал великие -почести и посадил его на золотое кресло. Когда тот встал с кресла и хотел выйти, какой-то епископ — звали его Елисэ — [хотел] взять золотой трон, на котором сидел католикос, но дворцовые служители не отдали его. И император спросил епископа, дескать: «Зачем ты берешь его?» И епископ ответил ему: «У нас такой обычай: никто не должен садиться на стул, на котором сидел католи/94/кос». И император изумился уважению, которое оказывал епископ католикосу, и приказал служителям позволить епископу взять [кресло]. И сказал ему: «Стоит оно семь тысяч дахеканов; возьми и спрячь его в честь твоего католикоса».

Случилось как-то в дни богоявления собраться в городе Трапезуйте великому множеству христиан и других для освящения воды, как это принято у христиан. Греки из зависти к армянам поставили патриарха Петроса с его людьми у верхнего [течения] реки, а сами [встали] у нижнего с такой целью: считать благословение армян неполным, а самим, стоя внизу, снова освящать [воду], освященную армянами. Они также приучили белого голубя, чтобы тот, прилетев, коснулся воды и взмыл, чтобы тем самым обмануть упрямых: дескать, дух святой снизошел в образе голубя.

Когда патриарх Петрос стал молиться, вода речная повернула вверх и засиял яркий свет, затмивший лучи солнечные. А когда прилетел их голубь, чтобы коснуться воды, как он был приучен, /95/ вдруг устремился на голубя орел, схватил [85] его и улетел. Греки все были крайне пристыжены и поневоле восхваляли веру армян 245.

Император приказал патриарху установить свой престол в Себастии и оттуда управлять паствой своей. Там оставался патриарх до кончины своей; и упокоен там в Себастии, пробыв католикосом тридцать девять лет. А после него [католикосом был] недолго владыка Хачик 246. Затем народ армянский (В тексте: *** — букв. «наша страна армянская»), собравшись воедино, посадил на патриарший престол владыку Ваграма, которого нарекли Григорисом 247, мужа мудрого и добродетельного, сына Григора Магистроса 248 из города Бджни, внука мученика Васака. Он попросил своего отца истолковать искусство грамматики, ибо тот был ученым; и он истолковал [грамматику] искусным слогом. Этот чудесный патриарх перевел множество повествований о божьих мучениках из панегирических сочинений греков и сирийцев. Задумал он поехать спустя некоторое время в город Рим на поклонение мощам святых апостолов Петра и Павла и поделился своей думой с неким вардапетом, по имени Геворг. И, призвав паству свою — епис/96/копов, иереев и князей, сообщил им о своем измерении. А те, ударившись в слезы, горько плакали и умоляли его не оставлять их сирыми и без пастыря. Но он сказал им: «Я дал обет, и нельзя мне лгать, поищите себе человека, и я рукоположу его вместо себя». И передавал [эту] весть тот вардапет Геворг, которого мы выше упомянули. А прихожане, не соглашаясь и продолжая твердить ту же мольбу, не могли найти никого в наместники ему (католикосу). Тогда Геворг сказал им: «Зачем вы так умоляете его? Ведь он дал обет поехать, я знаю его намерение, и он не изменит его, Вот он я, пусть он рукоположит меня в преемники себе».

Католикос, услыхав об этом, удивился и исполнился гнева, ибо Геворг дал клятву поехать вместе с ним; однако вопреки воле своей рукоположил его, а сам отправился в путешествие. И сел Геворг 249 на престол его. А святой патриарх отправился в Рим. Народ франкский воздал ему великие почести. И, исполнив обет свой, он поднялся на корабль, чтобы приехать в Константинополь и заниматься [здесь] переводами. На море поднялась страшная буря, которая погнала корабль в другую сторону и вынесла их в Египет. Служители, сопровождавшие его, испугались, ибо у жителей страны той было в обычае грабить пригнанные бурей корабли и убивать [людей].

/97/ Святой патриарх Григорис стал творить молитву, и в Египте начался сильный дождь, какого никогда [здесь] не [86] было. Жители страны, увидев это, ужаснулись, но агарянин, царствовавший у них, был человеком мудрым, он призвал войско свое и говорит: «Вы сами знаете, что в стране египтян с самого начала и до сих пор дождя не было, был только град в дни Моисея и дождь, когда явился Иисус. Точно так же и этот [дождь] — знамение пришествия человека-чудодея. Взгляните [на него], спросите, кто он».

И воины, обойдя страну, нашли Григориев вместе с его священнослужителями, ибо они молились на берегу моря. Привели их к султану. Он спросил их, дескать: «Ради вашего прибытия был дождь этот?» И они ответили: «Да». И говорит он им: «Почему вы испросили его?» И они ответили, дескать: «Мы боялись, что нас убьют по обычаям вашей страны, поскольку потерпели кораблекрушение в море». И рассказали всю правду. Тогда [султан] удивился и стал хвалить верования их и сказал патриарху: «Садись в городе Александрии на престол Марка, и все подвластные мне христиане будут подчинены тебе». И пожаловал /98/ ему множество даров, и полюбил его, как отца. С того дня престол александрийский стал подчиняться престолу святого Григора. Святой [Григорис] остался там, там и скончался достохвально во славу бога.

Когда царь Кюрикэ 250 из рода Багратидов, сын Давида 251, сына Дереника 252 учредивший прославленные обители Ахпат и Санаин 253, узнал, что владыка Григорис оставил свой престол я поехал в Рим, он призвал к себе агванского католикоса владыку Иовсепа и поручил ему рукоположить в католикосы армян владыку Барсега 254, а некоего Саргиса, придворного иерея Кюрикэ, рукоположили в епископы Ахпата; с тех пор существует [там] епископский престол. После Саргиса епископом стал Геворг, а после него — Барсег. Это был человек с прекрасной внешностью. [Как-то] увидела его грузинская царица Тамар и оказала ему великие почести за благообразность и красоту его, причем и братья его были на службе при царском дворе 255.

После Барсега епископом стал святой Григорис. Он был родственником ишханов Закарэ и Иванэ. Жил он в наши дни 256.

После него [ахпатским епископом] был Иованнес 257, человек кроткий и добродетельный, родственник хаченских владетелей. Он разрушил маленький притвор у входа Ахпатского собора и возвел большое и красивое строение, удивляющее и восхищающее всех, кто видит его.

/99/ После него был другой Иованнес — сын сестры ишханов Закарэ и Иванэ и сын брата первого Иованнеса. Он построил между Ахпатом и Санаином крепость с крепчайшими [87] стeнами. Из-за этого началась распря между двумя самыми крупными монастырями, дескать, [возведена крепость] на земле Санаина; и ишхан Шахиншах, сын Закарэ, защитил Санаин, ибо там был похоронен отец его и они считали его своей собственностью, а Ахпат в то время был в числе [владений] грузинского царя. Когда епископ Иованнес умер, крепостную стену по приказу татар (В тексте: татарина) разрушили. После смерти епископа Иованнеса заступил на его место Иованнес, сын Ахсартана из Мацнаберда, [потомок] рода Багратидов, — на два года; он не был рукоположен в епископы из-за смутного времени, а затем его рукоположил агванский католикос Персее из страны Мацнаберд. И после него [епископом стал] Амазасп из города Анн. Он возвел дивную церковь, /100/ и место, где вешают колокола, и большую чудесную часовню.

А теперь вернемся к порядку нашего повествования, туда, где мы остановились. Армянский католикосат распался на множество частей: владыка Григорис, он же Ваграм, был в Египте, Геворг — в западных странах, кто-то другой — в Васпуракане, на острове Ахтамар, а владыка Барсег — в [исконной] стране армян. Так [католикосат] был разделен между многими.

Царь Карса Гагик 258 поехал лицезреть греческого императора, поскольку был подвластен ему, а на обратном пути он приехал в Кесарию. Слыхал он, будто у некоего Марка, митрополита кесарийского, есть пес, которого тот из ненависти, питаемой греками к армянам, назвал именем Армен. И так он кличет его, потому что все народы из-за храбрости Арама, потомка Гайка, называют армян арменами.

Царь Гагик отправился ночевать к митрополиту, и тот с радостью принял его. И когда они выпили вина, царь сказал: «Слыхал я, что есть у тебя пес породистый, покажи мне его, [хочу] посмотреть на «его». Митрополит отвечает: «Вот он у дверей, перед нами».

/101/ Царь говорит: «Кликни, пусть подойдет сюда». И он окликнул его другой кличкой, а не его. Пес же не вскочил и не вошел в комнату. Царь сказал: «Позови его [настоящей] его кличкой». И когда он окликнул его: «Армен, Армен», тот быстро вскочил и подошел [к ним]. Царь сказал: «Зачем ты назвал его этим именем?» Митрополит сказал: «Так как это — дитя». Царь дал приказ своим слугам, сказав: «Принесите большой мешок и бросьте туда пса». Они с трудом бросили [туда пса]. Епископ думал, что [царь] хочет забрать с собой пса, и рассердился на царских слуг. [Тогда] царь сказал: «Бросьте туда и епископа, пусть посмотрит, дитя ли этот пес, [88] как он говорит». А тот плакал и умолял царя простить его. Царь же, разгневавшись, оказал: «А теперь вонзите в пса заостренную палку, пусть они сожрут друг друга». И они вонзили [заостренную палку], и пес от жестокой боли клыками и когтями разорвал в клочья [епископа] так, что тот умер. И оказал [царь]: «Теперь знай, дитя ли Армен» 259. А сам разграбил епископство и больше не виделся с императором.

/102/ А другой Гагик 260, воцарившись, пошел однажды на охоту, и был он пьян. В жаркое время [дня] он сошел с коня [и лег] отдохнуть под сенью деревьев, и не было с ним никого, кроме маленького мальчика, ибо вся его дружина разбрелась за дичью. Встретили его греки, узнали и, подняв, унесли в крепость. И там, когда он протрезвился, открыл глаза и спросил: «Где я?» — греки сказали: «Где наш митрополит Марк?» И с оскорблениями сбросили его вниз с крепостной стены, и он, разбившись, умер. А мальчика, бывшего с ним, выкупил купец-армянин и сделал его своим зятем.

Случилось так, что спустя некоторое время, когда мальчик тот вырос и стал [взрослым] мужчиной, будучи в Киликии, пошел он с кем-то охотиться на рябчиков. Там находилась крепость, которую называют Бардзрберд. И был [в той крепости] епископом ромей; муж сей и епископ познакомились, полюбили друг друга и много дней ели и пили вместе. [Однако] его не покидала мысль о том, что сделали ромеи с царем Гагиком, родственником его.

/103/ Случилось однажды всем священнослужителям епископа выйти из крепости по каким-то своим делам, и остался лишь епископ, а с ним какой-то юноша. И этот охотник, охотясь на рябчиков, подошел близко к крепости; увидев на стене епископа, он крикнул ему, [приглашая] прийти и откушать вместе с «им. А епископ приглашал того человека прийти к нему в крепость, но он не соглашался. Тогда епископ спустился к нему без служителя. Видя, что епископ один подходит к нему, человек тот понял, что в крепости нет никого, и оказал своему спутнику: «Нынче выпал нам случай отомстить за кровь и убийство нашего царя, совершенное ромеями. Смотри, может, епископ пошлет тебя в крепость, тогда постарайся захватить ее и дай мне какой-нибудь знак, чтобы я убил епископа».

Когда епископ пришел, они приступили к обеду. А когда вина стало не хватать, епископ сказал служителю: «Ступай в крепость, принеси нам вина, чтобы мы повеселились вместе».

Человек ушел и передал повеление епископа его служителю. А когда тот наклонился над карасом, чтобы накачать вина, он схватил его /104/ за пояс, перевернул вниз головой, утопил в вине и, взойдя на стену, дал знак своему господину, [89] дескать: «Я захватил крепость». И этот тут же внизу задушил епископа. А сам вошел в крепость, силою завладел ею и стал мало-помалу увеличивать своя владения, где мощью, где коварством, пока он, сыновья его и внуки не завладели всей страной Кияикией — городами и гаварами. Это был предок царя Левша, который своею храбростью расширил границы [Киликии], о чем мы скажем в своем месте 261.

После императора Василия воцарился император Константин 262, а после него — престарелый Роман 263, «след за ним — Михаил 264, а затем — Кюрзи 265, после нее — Мономах 266. При нем, говорят, Гагик поехал к грекам 267. После него была Кир Тодора 268, потом — Дукиц 269, а после него — Диужен 270. В первый год его [царствования] умер Гагик Шахиншах, царь Вананда 271. А на восьмом 272 году своего правления Диужен выступил с большим войском, [пошел] войной против персов, подошел к Маназкерту и захватил его 273. Услыхав об этом, тиран Алп-Аслан вышел ему навстречу, и было жестокое сражение. Диужен потерпел поражение, был схвачен им, и обложив данью, [Алп-Аслан] отпустил его. Но народ его не /105/ покорился ему: на престол был посажен Михаил 274, сын Дукица. Снова вступив в бой, Михаил разбил Диужена, воины надели ему на голову мешок, привели к Михаилу. А по дороге по приказу императора выкололи ему глаза, и он умер от горя в 521 (1072) году.

В том же году свершился правый суд долготерпеливого и справедливого бога над спесивым и неукротимым зверем Алп-Асланом: пока он в бешенстве грозился овладеть вселенной и излить горечь уязвленного сердца также на тех, коих еще не зажал в кулак, сам был неожиданно убит мечом; и исчез тот нечестивец с [лица] земли и не увидел славы божьей.

После него воцарился удачливый сын его, которого звали Мелик-шахом 275. Этот не подражал злодеяниям своего отца, а задумал доброе и так и поступал со всеми, кого он покорил, наипаче же — с армянским народом; ибо, уразумев, осудил мысль отца своего, дескать, [следует быть] противником мирной жизни людей и радоваться крови и лишениям. Сам же разумно, благонравно и любовно правил всеми. И вот этот более мужественный и благоразумный, чем многие из царей, всячески заботился о том, чтобы править по-справедливости, чтобы никто не сетовал на /106/ лишения и не кичился от спеси.

Был он благороден и великодушен, и внешний вид его тоже соответствовал царскому [достоинству]. За кратчайший срок он покорил вселенную — не столько войной и насилием, сколько любовью и миром 276. И так, с добрым именем, правил он государством в течение двадцати лет; умер, будучи отравлен женою 277. [90]

Затем был неописуемый раздор [в течение] четырех лет, ибо брат его (Мелик-шаха) Дэдуш и сын его Бекиарук в эти годы военными сражениями напрочь пресекли благополучие страны. Так как никому из них не удавалось захватить власть, ручьями лилась кровь, и не только тех, кто выступал с оружием в руках, но и всех племен и областей 278. И так с пресечением жизни царя были утрачены все блага. А затем, убив Дэдуша, воцарился Бекиарук 279, после него [правил] Хзыл 280, что переводится как красный. Этот захватил город Лори и святые обители — Санаин и Ахпат.

После же императора Михаила корону получил Алекс 281. На семнадцатом году его [правления] римляне через Фракию выступили в сторону Азии 282, чтобы отомстить за мучения христиан скифам и персам /107/ вместе с Татчкастаном 283. И многие пострадали от сына Велиара по имени Алекс, царя в Константинополе, как от тайных, так и от явных его происков; ибо этот нечестивец приказал примешивать к кушаньям смертоносное зелье и так давать им (христианам), то же самое и к питью; и они ели и умирали. И на море он коварно обманул тех, кто доверился ему как единоверцу своему: он хитро помогал варварам. Господь воздаст ему [за это] 284. Ибо он даже и не был христианином, точно так же как мать его 285. Многие из франков умерли, остальные вернулись ни с чем в Антиохию, захватили ее и Иерусалим 286 — [это сделали] два потомка царского рода — Маймун и Тангрил 287 и семь графов 288. И воцарился в Иерусалиме Кондофри 289, а затем [правил] Палтойн 290 — семнадцать лет и Амари 291 — девятнадцать; и было это в 546 (1097) году армянского летосчисления.

Скифский тиран Хзыл умер во время взятия города Двина персидскими войсками, и тогда государство их распалось на множество частей: кто-то владычествовал в Хорасане, а кто-то в Сирии*, еще кто-то в Каппадокийской стороне и Армении и кто-то в Египте; в других местах — другие, чьи имена нам неизвестны.

/108/ В 562 (1113) году скончался владыка Барсег, бывший на патриаршем престоле тридцать три года, и престол с большими почестями унаследовал владыка Григорис 292, брат Нер-сеса. Они были из рода святого Григора. Поэтому дивный патриарх святой Григорис сразу же, как сел на престол святого Лусаворича, прославил святую церковь различными порядками и каноническими установлениями, всячески старался вершить [дела] по примеру предков своих, походить на святого Григора и сына его. Он перенес патриарший престол [91] в крепость, называемую Ромкла, ибо, с тех пор когда греки увезли к себе царя Гагика и владыку Петроса, на востоке [Армении] не было патриаршего престола, а [был он в землях], подвластных грекам: то в Себастии, то в местности, называемой Цовк; а он (Григорис) перенес [престол] в крепость Ромейскую. И причиной перенесения было следующее: притесняемый скифами и мусульманами, перебираясь то туда, то сюда, [католикос] увидел наконец неприступную крепость, собрал свои святыни и церковную утварь, перенес их туда и отдал на хранение одной добродушной женщине, жене какого-то князя, фран/109/ка по происхождению. И случилось в те дни умереть князю, который был владетелем крепости, жена его осталась вдовой. И святейший патриарх стал умолять ту благочестивую женщину отдать крепость ему, дабы стала она (крепость) престолом армянского католикосата. И женщина охотно отдала. Святой патриарх отправил эту женщину в Киликию к великому ишханац-ишхану армянскому Торосу 29З, и он пожаловал ей селения и угодья и иные владения, весьма утешил эту женщину, а затем отправил ее обратно на родину.

Этот ишхан Торос и брат его Степанэ были сыновьями ишхана Левона, сына Константина, сына Рубена, внуками вышеупомянутого мужа, происходившего из рода и поколения Гагика Арцруни 294. Они своей храбростью расширили границы [земель своих], овладели множеством гаваров и городов: страны Киликийекой, Сирии и многих других; захватили прославленные города той страны: Тарсон и Сис, Адану и Селевкию и гавары и города вокруг них. Услыхав об этом, греческий император, которого звали Алекс 295, послал против армянских ишханов /110/ Степанэ и Тороса большое войско во главе с Андроником. И, обманом захватив Степанэ, велел его убить. А Торос, взяв своих племянников Рубена и Левона, послал их в неприступную крепость; затем Торос отомстил за кровь брата своего тем ромеям, которые проживали в стране: сопротивлявшихся убивал, остальных изгонял из страны, а сам сильной рукой овладел всеми гаварами.

А в том же, 562 (1113) году, в котором скончался католикос Барсег, преставился ко Христу великий и прославленный вардапет Геворг 296, которого за мягкий нрав называли Мегриком (В тексте: «***» — «мед»). Он учредил славную обитель, называемую Дразарк 297, [с тем чтобы там] непрестанно — ночью и днем — шла служба, чтобы всегда там постились, чтобы никто не жил отдельно, а было общежительство. В том же году умер, отравленный своим патриархом, отважный римлянин, [92] владетель города Антиохии Тангрил 298. Правил армянским католикосатом после владыки Барсега Григорис — пятьдесят три года.

/111/ Дивный патриарх Григорис, взявшись за дело, построил чудесную сводчатую церковь в той же крепости 299 и начал делать переводы Священного писания, и много книг было переведено на армянский язык как его рукою, так и рукою других 300.

При нем жили именитые и мудрые вардапеты: родственник нового католикоса Нерсес Сканчели* 301 и другой Нерсес, епископ ламбронский 302, брат Хетума, который перевел «Толкование "Видения Иоанна"», «Историю папы Римского Григория» и «Установления святого Бенедикта», он написал свое толкование псалмов давидовых и притчей соломоновых, священного служебника, молитв евангелиста Иоанна, которые начинаются так: «Был он с братьями блаженными...» Также построил он чудесную церковь при монастыре, называемом Скевра, близ неприступной крепости Ламброн, и учредил причт монастырский по примеру [братии] других народов: с дьяконом и причетником с непокрытой головой, что многие из армян осуждают 303.

А также и другой епископ, по имени Игнатиос, которому като/112/ликос приказал написать толкование Евангелия от Луки. Он не соглашался, покуда не увидел во сне дом, освещенный и украшенный со всей роскошью, и всех учителей церкви, веселящихся там; хотел и он войти туда, но ему запретили и сказали: «Так как ты не постарался истолковать Евангелие, ты не войдешь сюда». И, проснувшись, он начал [писать] толкование Евангелия от Луки иносказательно и умно.

И другой дивный вардапет, по имени Саргис 304, в монастыре, который по-сирийски называется Карашитав, написавший толкование всех семи соборных посланий с вступлением и увещеванием пространным и богатым слогом. И еще был епископ по имени Иовсеп — человек известный в краю Антиохии.

А на востоке из мужей именитых и ученых, просветителей церкви, жил при Диоскоросе вардапет Анания 305 из Санаина; [это был] муж мыслящий и прозорливый, знаток науки о календарях, толкователь божественного писания. Говорят, он собрал воедино в толковании апостолов творения Ефрема, Иоанна Златоуста, Кирилла и других святых [отцов], сократил их для /113/ удобства читателей, сделал также иносказательный и мудрый обзор и сравнение евангелий с образцом; [93] записал также светлые мысли о Трисвятой молитве, которая в православной церкви читается вместе со словом «Распят» 306, и панегирик в честь Шохакат 307.

Также ученнейший, превосходящий многих своими знаниями, сведущий во всем, наделенный мудростью Иованнес 308 из Ахпата, прозванный Саркавагом (В тексте: «***» — «дьякон»). Он изучил и написал много книг и оставил добрую память о себе; [кроме того], он сделал то, о чем мечтали, но не могли сделать многие: составил устойчивый и неподвижный армянский календарь вместо подвижного и неустойчивого, а также согласовал календари всех народов с [календарем] армян, ибо муж сей был очень мудр и украшен божественной благодатью; все творения его, подобно [трудам] Григория Богослова, [написаны] ученым, а не мужицким стилем. Он написал величальные речи 309 о могущественном царе армянском Трдате и святом патриархе Нерсесе 310, о дивном Сааке и Месропе 311, сочинил также шаракан о Гевонде 312 и его сподвижниках с красивой мелодией и подходящими словами, который начинается так: «Прославились сегодня святые церкви...». Написал о них и величальные речи 313; еще написал он книгу молитв 314 и составил точные образцы книг 315.

/114/ Царь грузинский Давид, отец Дэметрэ, дед Давида и Георгия, возлюбил его великой любовью, так что, услышав о прибытии его (Иованнеса), поднимался, шел навстречу ему и, склонив голову, просил его благословения; и тот, положив руку ему на голову, читал следующий псалом: «Я обрел Давида, раба моего; святым елеем моим помазал его. Рука моя пребудет с ним, и мышца моя укрепит его. Враг не превозможет его, и сын беззакония не притеснит его» (Псалт., 88, 21 — 23).

Случилось ему однажды отлучить от священной литургии за блудное поведение человека по имени Зомзома. И тот, вместо того чтобы сокрушаться и раскаиваться, задумал убить дивного [мужа]. Однажды, встретившись с ним, когда [Иованнес Саркаваг] возвращался из пещеры, находящейся под монастырем, любуясь рекой, [этот] бесстыдник схватил его, бросил на землю и навалился на него. А святой по мудрости своей говорит ему: «Сын мой Степаннос, не убивай меня». И наглец отвечает ему: «До сих пор я был Зомзома, а теперь ты к одному "н" прибавляешь множество — Степаннос 316 (ибо Зомзома было его прозвище). Так зачем же ты убил /115/ меня, изгнав из церкви?» И говорит ему ученый: «Я снова введу тебя в церковь». И тот отпустил его. Придя в [94] монастырь, он (Саркаваг) сказал братьям: «Я думаю все, что мы говорили об этом нашем брате, — ложь, и посему я впущу его в церковь». И приказал ризничему сделать его протоиереем. Много было ропота из-за этого, дескать, он (Зомзома) недостоин [этого сана], а [Саркаваг] получил взятку и впустил его в церковь.

Когда наступил час священной литургии, [сей] несчастный поднялся на алтарное возвышение, чтобы отслужить обедню. Вардапет вошел в притвор, в солею перед святым алтарем, обнажил голову и начал молиться. И тотчас же злой дух вошел в того нечестивца, сбросил его с алтарного возвышения «а пол храма и начал жестоко терзать его; тогда вынесли его из храма, подобно Озии (II кн. Паралипоменон, 26, 1 — 22), и страх великий обуял тех, кто [это] видел.

Прожив на свете благополучно и благопристойно, этот труженик преставился ко Христу в Ахпате; похоронили его к востоку от большой церкви перед дверью самой маленькой церкви, которую позже епископ Амазасп 317 разрушил и построил [на ее месте] чудесное строение, где вешают колокола, и пристроил к нему также и церкви. Кончина святого имела место в 578 (1129) году. /116/ Спустя год скончался святой просветитель вардапет Давид 318, сын Алавика, который по просьбе какого-то священника, по имени Аркайутюн, из города Гандзака написал красиво изложенные и очень нужные «Канонические законоположения». Был еще один дивный вардапет по имени Пригар 319, которого звали сыном Токакера (Токакер (арм.) — «едок печени»). Bce эти трое были из области Гандзакской, откуда я сам.

Как-то однажды, когда сидели эти трое дивных мужей вместе, подошел к ним поселянин и говорит: «Блажен знающий, кто из вас самый мудрый». Это он сказал, как бы насмехаясь. Отвечать стал сын Токакера и сказал: «Я скажу тебе. Пока мы жили у нас в стране, я был закройщиком и швецом, а Саркаваг умел только шить; нынче же он и кроит, и шьет, и, сверх того, прибавляет множество узоров». Это он иносказательно поведал о мудрости его (Саркавага). Ибо муж сей был так усерден в учении, что случилось ему однажды пойти в пещеру, где находились книги, пошли с ним и другие, и вот спутники его вышли и заперли дверь, он же спрятался внутри, а те подумали, что он ушел раньше них. Прошло много дней, и они снова пошли в пещеру за какой-то надобностью; увидев его, изумились и стали расспрашивать его, дескать: «Как ты вы/117/жил без еды и питья?» И он указал им на книги, которые прочел, и сказал: «Вот моя еда и питье, вот что я ел и пил эти дни». [95]

В 588 (1139) году было ужасное землетрясение, и разрушился город Гандзак, строения, бывшие в нем, обвалились на обитателей своих. И пришел грузинский царь Дэметрэ, отец Давида и Георгия, и увез в свою страну ворота города. От землетрясения обрушилась скала Алхарак и заградила лощинку, проходившую сквозь нее; получилось озеро, существующее и поныне, и водится в нем рыба благородная.

А дивный патриарх Григорис день от дня умножал [свои] благодеяния для прославления церкви. И был он любим всеми народами. Как-то пришлось ему поехать в святой град Иерусалим на поклонение святым местам страстей [христовых]. Когда достиг он города Антиохии, весь город вышел навстречу ему с факелами и светильниками, и с великими почестями повели его и усадили на престол апостола Петра. И когда достиг он Иерусалима, народ франкский, владевший горо/118/дом, и патриарх их еще больше укрепили дружбу с нашим народом ради него, ибо был он украшен благообразной внешностью и знанием Священного писания. При нем был снова обновлен старый договор 320 Трдата и святого Григора с императором Константином и патриархом Сильвестром. И, прожив так благопристойно, он преставился ко Христу на склоне лет, исполненный добродетелей. И унаследовал престол брат его Нерсес 321 — на семь лет.

Этот Нерсес превосходил своей ученостью многих [ученых] того времени, и не только из армянских вардапетов, но и из греков и сирийцев, так что даже молва о его учености распространилась среди всех народов. Вплоть до того, что некий ученый, по имени Тэора, родом из Константинополя, наслышавшись о нем, навьючил свои книги на коней и приехал испытать его и послушать его премудрости: И, приехав, много дней беседовал с ним, нашел, что он сведущ во всем, а также преисполнен святого духа. И когда он уехал в город Константинополь, его спрашивали, дескать: «Как молва, соответствует ли она [действительности]?» И он /119/ отвечал: «Мы видели то, о чем слышали, ибо появился новый Григорий Богослов». И ошеломлял всех [рассказами] о нем.

Поскольку это был человек одаренный, он создал для церкви множество [произведений]: стихотворения, шараканы, мелодии и таги на приятные мотивы в хосрововом стиле 322; это его [перу] принадлежат: третий глас [части] «Поем» 323 [канона] на воскресение [господне] 324, каноны двух дней на успение Богородицы 325, «Поем», «Отроки» 326 и «Возвожу» 327 [канона] Петру и Павлу, начинающегося так: «Ликуй ныне, [в день] памяти святых апостолов, церковь божия» 328, и «Поем» к [канону] сынам Громовым — «Сын сущий в сущности из Вечносущего» 329, шаракан Антонию 330, два [96] [шаракана] Феодосию 331, еще один — сорока [святым] 332, один — апостолам 333 и «Поем» трех дней страстной недели: понедельника, вторника и среды 334, два таракана воскресной обедни, [тараканы] ниневитянам, архангелам 335, святым Вардану и его сподвижникам 336 и много других шараканов.

Он написал проповедь для священной литургии с приятной мелодией и иносказательные строфы тех же шараканов, два гандза, соответствующие буквам его имени 337, один «На преображенье» и другой «На преставление Богородицы» 338, подобно Григору из Нарека 339, /120/ [написавшему] «Сошествие духа», «Церкви» и «Святому кресту» 340, тому, кто написал, [прибегнув] к многообразным изречениям, ученым стилем «Книгу молитв» 341, а также «Панегирик святому Иакобу Мцбинаци» и «Апостолам» 342.

Он (Нерсес Шнорали) составил также [заключающее] светлые и благие мысли толкование (В тексте: «****»; имеется в виду краткое толкование, комментарий к Евангелию) Евангелия от Матфея до того места, где господь говорит: «Не думайте, что я .пришел нарушить закон или пророков» (Матф., 5, 17). А там, я не знаю по какой причине, [работа] была прервана 343. Написал он и сочинения об архангелах в стиле Дионисия Ареопагита 344 и перевел множество сочинений мучеников божьих. И, так благополучно упорядочив все, он умер желанной и блаженной смертью и преставился к надежде всех — Христу. А желание святого [Нерсеса] было таково: поелику возможно, чтобы ни на пиршестве, ни в иных местах веселья никто не пел бы [песен] на слова мирские, а только лишь [на слова] Писания. С этой же целью он сочинил песни и научил [воинов], охранявших крепости, дабы они, вместо того чтобы дико голосить, пели бы песни, начинающиеся псалмом давидовым «Ночью вспоминал я имя твое, Господи» (Псалт., 118, 55) и так по порядку в соответствии с содержанием до [псалма] «Воспрянь, слава моя» (Там же, 107, 3; в армянском тексте Псалтыря: «Воспрянь, слава моя, воспрянь с Псалтырем и благословением, и я встану поутру»), который нынче исполняется в церкви в час полуночной службы 345.

/121/ Был он как-то приглашен великим Алексом, зятем ромейского царя Манила, я приехал в киликийский город Маместию; [Алекс] расспрашивал его о сокровенных и труднопонимаемых местах из книг я увидел, что тот в совершенстве знает все, [тогда] он оказал ему большие почести. И еще [Алекс] написал, чтобы тот дал ему в письменном виде символ веры армян, рассуждения о таинстве праздников, о посте [97] Арачаворк 346, о едином естестве, как сказываем мы об Иисусе Христе после единения и о иных порядках церковных, в которых мы не согласны с другими народами. А он (Нерсес Шнорали) послал просимое, изложив, таким образом, кратко и ясно то, что говорит армянская православная церковь 347.

Комментарии

1. Вопрос о поездке царя Трдата и Григора Просветителя в Рим и заключении там договора несколько запутан. Из древних армянских историков об этом факте упоминают Агатангелос (см.: Агатангелос, История Армении, гл. 126, стр. 459—456) и Фавстос Бузанд (см. кн. III, гл. 21). Существует даже документ, так называемый «Дашанц тухт> («Договорная грамота»), удостоверяющий наличие союза и договора между монархами и патриархами двух стран. Хотя документ этот, согласно мнению исследователей, является «грубой фальшивкой», произведением «невежественного писца 12—13-го вв.» (см.: Я. А. Манандян, Критический обзор история армянского народа, т. II, ч, 1, стр. 131), однако существование договора не вызывает сомнений; сомнения у них вызывают лишь отдельные детали (Лео, История Армении, т. I, стр. 427—428). В связи со сказанным становится непонятной категоричность высказывания Т. Тэр-Гриторьяна (см.: Киракос Гандзакеци, История, стр. 202—203, прим. 28) о том, что «предание о поездке Григория и Трдата в Рим возникло в последующие века».

2. Речь идет о так называемых «святых местах» в Иерусалиме, Вифлееме, Назарете и др., которые, по Библии и преданию, связаны с жизнью Иисуса Христа, Армянская церковь наряду с греко-православной с первых веков утверждения христианства стала обладательницей привилегий в Иерусалиме и его окрестностях. Очевидно, об этом и говорит Киракос Гандзакеци.

3. Никейский собор был созвав в 325 г. в г. Никее. Осудил арианскую ересь и принял первый символ веры, обязательный для всех христиан.

4. Рипсимэ —одна из самых популярных в Армении святых. Легенду •о ней рассказывает историк Агатангелос.

5. Гаянэ — наставница Рипсимэ, почитаемая в Армении святая.

6. Четвертая Армения — вторая из областей Великой Армении, делившаяся, в свою очередь, на восемь гаваров. Эта область охватывала территорию царства Цопк эллинистического периода, поэтому нередко ее называют краем, страной Цопк. В 536 г. при Юстиниане I эта область стала, отдельной провинцией под названием Четвертая Армения (см.: С. Т. Еремян, Армения по «Ашхарацуйцу»).

7. События эти описаны Мовсесом Хоренаци (см. кн. II, гл. 91).

8. См. об этом подробнее у Фавстоса Бузанда (кн. III, гл. 6) и Мовсеса Хоренаци (кн. III, гл. 3).

9. Мовсес Хоренаци пишет, что Хосров посадил эту рощу специально для охоты (кн. III, гл. 8).

10. О смерти Иусика рассказывает Мовсес Хоренаци (кн. III, гл. 14), более подробно об этом говорит Фавстос Бузанд (кн. III, гл. 13).

11. Хорепископу Даниилу Фавстос Бузанд посвятил довольно пространную главу (кн. III, гл. 14).

12. Мовсес Хоренаци, столь же лаконично рассказывающий о Парнерсехе, говорит, что он восседал на престоле четыре года (кн. III, гл. 16); несколько подробнее характеризует этого патриарха и его деятельность Фавстос Бузанд, называющий его Пареном (см. кн. III, гл. 16).

13. Об этом подробнее рассказывает Фавстос Бузанд. Братья Пап и Атанагинес, прославившиеся своим распутным образом жизни, приехали в Аштишат провинции Тарой, где впервые была воздвигнута церковь их прадедом Григором Просветителем. Они предавались разгулу в местах, священных для армян. Здесь в епископских покоях и настигла их смерть, согласно легенде. Объятые страхом, сотрапезники их убежали. Трупы братьев оставались там несколько месяцев, пока не разложились и не остались одни лишь кости. Католикос Нерсес I Великий (353—373) был сыном Атанагинеса и его жены Бамбиш, сестры царя Тирана (см. кн. III, гл. 19).

14. Нерсес до принятия духовного сана находился на военной службе: «был любимым сенекапетом (стольником) царя Аршака, доверенным лицом во всех делах государства, внутренних и внешних». Очевидно, в его обязанности входило стоять «возле царя, у его изголовья, держа в руках стальной царский меч в золотых ножнах» (см.: Фавстос Бузанд, кн. IV, гл. 3).

15. С именем Ария (ум. в 336 г.) связано крупное движение, отражавшее политическую борьбу различных социальных сил в Римской империи в первые десятилетия IV в. Это движение, получившее название «арианской ереси», развивалось в обстановке острой социальной борьбы и, несмотря на осуждение Никейского вселенского собора (325 г.), продолжало волновать ортодоксальную церковь вплоть до VI в. Македонии (355—359), константинопольский епископ, возглавил так называемую «ересь македонян», которые составляли особую ветвь арианства.

16. Речь идет о II Вселенском соборе, состоявшемся в Константинополе в 381 г. и продолжавшем борьбу с ересью Ария и Македония.

17. Подробности об этом см.: Фавстос Бузанд, кн. V, гл. 7; Мовсес Хоренаци, кн. III, гл. 35.

18. См. прим. 30 «Краткой истории».

19. О нем подробно рассказывает Фавстос Бузанд (см. кн. V, гл. 37—44).

20. Эти события подробно описывает Фавстос Бузанд (кн. V, гл. 34—37).

21. Имя этого нахарара сохранилось у Мовсеса Хоренаци в форме Вахрич (см. кн. III, гл. LII), так же называют его Корюн и Лазар Парпеци.

22. По Мовсесу Хоренаци, царь Врамшапух послал Вахрича Хадуни к Абелу. Вахрич, сопровождаемый последним, отправился к Даниилу, у которого познакомился с древнейшими письменами, «расположил их по порядку греческого алфавита и по возвращении представил их Сааку Великому и Месропу» (кн. III, гл. 1,11).

23. Подробности об этом см.: М. Тэр-Мовсесян, История перевода Библии на армянский язык.

24. См. у Мовсеса Хоренаци, кн. III, гл. LIV.

25. Мовсеса Хоренаци армянские источники называют Кертохаайром — отцом стихотворцев.

26. Автор «Жития Маштоца» Корюн говорит: «Там же, в том самом городе (Самосате.— Л. X.), он нашел некоего каллиграфа греческой письменности, по имени Ропанос, с помощью которого он, окончательно изобразив и приноровив все различия письмен (букв)... приступил к переводам...» Рукой этого Ропаноса было написано первое на армянском языке предложение— изречение из притчей соломоновых (стр. 92 русского перевода). Его упоминает и Мовсес Хоренаци, однако имя Ропанос в переводе Н. Эмина дается в форме Руфан (см. кн. III, гл. LIII).

27. Киракос Гандзакеци приводит несколько запутанный список учеников Месропа Маштоца, перечисляемых не в такой последовательности и не всегда вместе Корюном, Мовсесом Хоренаци (см. кн. III, гл. LIV), Варданом Великим (стр. 64) и др. Этих впоследствии известных ученых древней Армении Киракос Гандзакеци упоминает в вводной главе своей "Истории" (см.: Краткая история, прим. 8, 9, 12, 15, 16, гл. 1, прим. 25, 50—32). В истории армянской науки учеников Месропа Маштоца принято делить на первую и вторую группы. Подробно о каждом из них говорит Г. Зарбаналян (см.: Древнеармянская книжность, стр. 289—294).

28. В тексте: «***», встречается также форма «***» — юдин из самых древних переводов грекофильской школы, весьма популярное пособие по риторике в древней Армении, известное также под названием «Книга хрий». Долгое время «Книга хрий» считалась (см.: Асохик и Киракос Гандзакеци) творением Мовсеса Хоренаци. В настоящее время в арменоведении установлено, что труд этот состоит из риторического сочинения известного греческого ритора III—IV вв. Афтония, а также отдельных фрагментов сочинений выдающегося греческого ритора I в. Теона Александрийского и ритора первой половины V в. Николая Мюрского. Полагают, что Мовсесу Хоренаци принадлежит перевод этого труда на древнеармянский язык (подробнее см.: С. С. Аревшатян, Формирование философской науки в древней Армении, стр. 148—150).

29. Подробнее см.: Г. Зарбаналян, Древнеармянская книжность, стр. 383—385.

30. Езник — один из учеников и помощников Месропа Маштоца, представитель старшего поколения так называемых переводчиков — группы первых ученых Армении, которые взяли на себя благородную задачу просвещения армянского народа и начали переводить на армянский язык Библию. Езник Кохбаци—самый яркий представитель философской мысли раннего феодализма в Армении V в. Его перу принадлежит философский труд «Книга опровержений». В 1968 г. вышел в свет русский перевод «Книги опровержений» Езника Кохбаци, осуществленный В. К. Чалояном (подробнее см.: В. К. Чалоян, Развитие философской мысли в Армении, стр. 35—50).

31. Речь идет об армянском философе Давиде Анахте (Непобедимом), крупнейшем представителе философской мысли позднего эллинизма (см. В. К. Чалоян, Развитие философской мысли в Армении, стр. 53—116). Труды Давида Анахта изданы на русском языке (см.: Давид Непобедимый (Анахт), Определения философии; Давид Непобедимый, Толкование «Аналитики» Аристотеля).

32. Мамбрэ Верцанох — представитель второй, младшей группы учеников Месропа Маштоца, армянский философ V в., поборник философского» течения апологетики христианства, интерпретатор его догматов и мировоззрения. Мамбрэ был братом Мовсеса Хоренаци (см.: Г. Зарбаналян. Древнеармянская книжность, стр. 388—4390). До нас дошли несколько его речей религиозного содержания (см.: Рассуждения Мамбрэ Верцаноха,.Венеция, 1894).

33. Имеется в виду Степанос, епископ сюнийский, один из видных общественных деятелей и мыслителей Армении VIII в. Обучался у Мовсеса. Сюнеци, дальнейшее образование получил в Константинополе, Афинах, Риме. Оставил после себя богатейшее литературное наследие: оригинальные работы, переводы, толкования, речи, церковные песнопения (см.: Г. Тэр-Мкртчян, Степанос Имастасэр; М. Григорян, Степанос Сюнеци). Степанос Сюнеци, так же как и перечисленные выше философы, является поборником христианства в Армении, активным интерпретатором его догматики и мировоззрения в национальном понимании (подробнее см.: В. К. Чалоян, Развитие философской мысли в Армении, стр. 53, 58, 120, 155).

34. Герман, константинопольский патриарх (715—722), умер в 740 г. глубоким старцем. Защитник иконопочитаиия и первый «страдалец» за» иконы.

35. См.: Корюн, Житие Маштоца, гл. 17, стр. 106—108; Мовсес Хоренаци, кн. III, гл. LIV.

36. См.: Корюн, Житие Маштоца, гл. 18, стр. 108—109; Мовсес Хоренаци, кн. III, гл. LIV.

37. Согласно Мовсесу Хоренаци, католикос Саак не разделил наме рения армянских нахараров, желавших свергнуть с престола юного Арташира. «Нет, не быть этому; не брошу волкам заблудшую овцу свою, я должен пещись об ней израненной, больной, а не бросить ее со скалы в бездну...» — сказал он и объяснил, что не может допустить, чтобы престол армянский занял язычник (см. кн. III, гл. LXIII).

38. См.: Мовсес Хоренаци, кн. III, гл. LXIV.

39. Саак Партев умер 7 сентября 439 г., Месроп Маштоц —17 февраля 440 г. (см.: К. Мелик-Оганджанян, Предисловие,— Корюн и его «История Маштоца», стр. 48—49). По древяеармяяокому календарю год начинался месяцем навасард, соответствующим августу современного календаря, поэтому Киракос и говорит, что Месроп скончался в том же году, что и Саак.

40. После смерти Месропа Маштоца «первосвященнический престол по приказанию блаженного Месропа занял как наместник ученик его Иосиф, иерей из Вайоцдзора, из деревни Хогоцима» (Мовсес Хоренаци, кн. III, гл. LXVIII).

41. Эти события подробно описаны в книге Егишэ (см.: О Вардане и войне армянской, стр. 23).

42. Гют был избран католикосом в 461 г., в 471 г. был изгнан, затем уединился в Отмусе и скончался в 478 г.

43. Речь идет о «Панегирике в честь святого богоприимного креста», который приписывается Давиду Анахту. Этот панегирик (см. сб. «Творения вардапета Корюна, Мамбрэ Верцаноха и Давида Анахта») начинается словами: «Возвеличьте господа бога нашего...»

44. Иованн I Мандакуни был избран католикосом в 478 г., в 484 г. он перенес католикосский престол из Вагаршапата в Двин, в 490 г. скончался. В молодости Иованн участвовал в освободительной войне под руководством Вардана Мамиконяна и был ранен в битве при Хосровакерте. Иованн Мандакуни оставил большое число тараканов, речей, молитв, проповедей и канонов, церковных и обрядовых книг. Вардан Великий пишет о нем: «Философ, муж, исполненный духа божия, который прекрасно устроил чин рукоположения и литургию и [оставил нам] слова назидания. Он перевел Второе послание к Коринфянам, [послания] Иоанна и много других полезных творений в продолжение своей жизни» (см.: Всеобщая история Вардана Великого, пер. Н. О. Эмина, стр. 70, далее — Вардан).

45. См.: М. Орманян, Азгапатум, стр. 477—480, а также: Б. Саргсян, Критический очерк об Иованне Мандакуни и его творчестве.

46. Как пишет Асохик, «после смерти Вардана (Мамиконяна.— Л. X.) в Армении было безначалие в продолжение 10 лет», затем «Мангнос, сын (по другим источникам, брат.— Л. X.) Вардана принял спарапетство [и командовал армянскими войсками] двадцать лет» (см. стр. 55).

47. Возвращение второй группы учеников Месропа Маштоца и Саака Партева, в которую входили кроме Мовсеса Кертоха его брат Мамбрэ, Давид Анахт и др., датируют 441 г. (см.: Н. Эмин, Предисловие, — История Армении Моисея Хоренского, стр. 3). О них говорят Асохик (кн. II, гл. 2) и Вардан (стр. 70—71).

49. Бабген I Отмусеци, по М. Орманяну, был избран католикосом в- 490 г., умер в 515 г. (см.: Армянская церковь, стр. 197).

50. Киракос Гандзакеци, по всей вероятности, имеет в виду энотикон — указ, изданный Зеноном в 482 г., целью которого было примирение диофизитов и монофизитов (их в лице Евтихия и Диоскороса осудил Халкидонский собор). Энотикон, призванный прекратить споры и объединить различные течения, добился обратного — еще более осложнил положение и вызвал дополнительные трения между византийской и римской церковью (см.: Ф. Успенский, История Византийской империи, т. I, стр. 334—335).

51. Видимо, Киракос Гандзакеци, допуская анахронизм, рассказывает легенду, связанную с именами византийских императоров Юлиана Отступника (361—363) и Феодосия Великого (379—395), ибо оба монарха оставили след в истории христианства: первый — гонениями против христиан и стремлением восстановить язычество, второй — своей политикой, направленной на уничтожение остатков язычества и укрепление христианства (см. там же).

52. «Святой Григорий, прожив много лет в пещере Мане невидимо от людей, перенесен смертью в чины ангелов. Пастухи, нашедшие его мертвым, там же схоронили, не зная, кто он... Но после долгого времени, когда вера получила твердое основание в этих странах, мощи святого Григория открылись отшельнику по имени Гарник и были перенесены в деревню Topдан»,— пишет Мовсес Хоренаци (см. кн. II, гл. XCI). Обретение мощей Самуэл Анеци датирует 498 г. (см.: Извлечения из книг историков, стр. 72 далее — Самуэл Анеци).

53. Самуэл Арцкэци, по М. Орманяну, был избран в 516 г., скончался в 526 г. (см.: Армянская церковь, стр. 197).

54. Вероятно, речь идет о Тимофее, епископе александрийском (380—385), участнике II Вселенского собора и авторе ряда богословских и этических работ, горячем приверженце и защитнике Афанасия. До нас дошли некоторые его писания (например, «Житие святого Афанасия», «О пресвятой деве и приветствии Елизаветы» и др.), переведенные на армянский язык, в V в. Непонятно, почему Киракос считает его современником католикоса Самуэла (516—526).

55. Эфталиты, именуемые армянским источником также белыми гуннами, племена, кочевавшие в степях к северу от р. Амударьи (Оксуса). Тетальского царя упоминает в своем труде армянский историк VII в, Себеос. К. Патканов, издавший на русском языке труд Себеоса, отождествляет тетальцев с хазарами, кушанами или белыми гуннами (см.: История императора Иракла епископа Себеоса, стр. 24 и прим 53, 61 на стр. 182—183, далее — Себеос, а также: История агван Моисея Каганкатваци, гл. XI—XVII и далее — Мовсес Каганкатваци).

56. Ваган Мамиконян (ум. в 505 г.), племянник знаменитого Вардана Мамиконяна, возглавил освободительное движение армян против персов, и после долгой успешной борьбы вынудил персидского царя принять свои условия. Ваган был назначен (485 г.) марзпаном Армении.

57. В тексте - ***. То же самое пишет и Асохик (см. стр. 57). Н. Эмин переводит: «сделал Аланов заключенными». И, отмечая в примечании, что фраза Асохика не совсем понятна, прибавляет: «Так как здесь речь идет о Лазаре как о настоятеле Суренской пустыни, то под этим выражением не следует ли разуметь, что при нем впервые явились люди из Аланов, поступившие в монастырь?» Думается, это объяснение едва ли можно считать удовлетворительным. Лазар Парпеци и Вардан Великий, рассказывающие о Вагане Мамиконяне, ничего не говорят об аланах.

58. См. прим. 12 к гл. «Краткая история».

59. Имеется в виду Мушэ I Айлаберкци (526—534).

60. У Киракоса не совсем точно. После Кавада I престол занимали Хосров I, Ормизд IV, Хосров II, Врам VI, Встам, потом уже Кавад II.

61. Католикос Саак (или Шаак) был избран в 534 г. и скончался в 539 г.

62. Имеются в виду Христофор I Тирариджеци (539—545); католикос Гевонд (545—548) и Нерсес II Багревандци (548—557).

63. О Езрасе Ангехаци то же самое сообщают Асохик (кн. II, гл. 2), Вардан (стр. 73) и др.; иных подробностей до нас не дошло.

64. См. прим. 32 к настоящей главе. В некоторых рукописях Киракоса Гандзакеци, а также у Самуэла Анеци (стр. 73) Мамбрэ назван вторым ч:реди философов.

65. Двуестественник, т. е. диофизит — сторонник признанного Халкидонским собором течения, считавшего, что в Христе неслиянно совмещались два естества — человеческое и божественное (см.: Ф. И. Успенский, История Византийской империи, т. I, стр. 327—329, .333—335).

66. В эти годы почти все армянские историки фиксируют появление трозных знамений и стихийных бедствий; хроники этих лет пестрят свидетельствами о солнечных затмениях, землетрясениях, молниях, моровых язвах, голоде, болезнях и т. д. (см.: Асохик, стр. 59; Самуэл Анеци, стр. 73, 75; Хронографическая история, составленная отцом Мехитаром Айриванским, стр. 396—397, далее — Мхитар Айриванеци).

67. Самуэл Анеци датирует это событие 554 г. (см. стр. 75).

68. По преданию, Махож, прозванный Издбузитом (т. е. богом спасенным) был сыном двинского верховного жреца (могпета); приняв крещение, он был мученически убит в 553 г. персидским марзпаном Вешнасп-Ваграмом (см.: Асохик, стр. 58; Самуэл Анеци, стр. 74; Мхитар Айриванеци, стр. 396; Вардан, стр. 73; История Армении католикоса Иованнеса Драсханакертци, стр. 64, далее — Иованнес Драсханакертци) .

69. Перс по происхождению, Манатчихр принял христианство, обосновался в Двине, где жил подвижником в монастыре. В 549 г. был обезглавлен. Киракос Гандзакеци называет его ражиком, что, по всей вероятности, означало «житель г. Рея». Упоминает его и Самуэл Анеци (стр. 74).

70. Этим событиям армянская церковь придавала очень большое значение, поскольку твердый календарь упорядочивал вопрос о церковных праздниках. «На десятом году его (католикоса Мовсеса.— Л. X.) патриаршества... исполнился, завершился круг 532-летнего цикла, и тогда по приказанию великого Мовсеса ученые и знатоки науки установили порядок торгомова (армянского.— Л. X.) счисления. Таким образом, представив календарь годичных праздников на армянском языке, более не нуждались в том, чтобы, подобно просящему милостыню, заимствовать у других народов обряд необходимого таинства»,— пишет Иованнес Драсханакертци (см. стр. 66). См. также гл. 14, прим. 54 настоящего издания и Аракел Даврижеци, Книга историй, гл. 51, прим. 28, и гл. 56, прим. 1.

71. После смерти католикоса Мовсеса Егивардци (574—604) патриарший престол занимал в качестве местоблюстителя Вртанес (604—607), а в 607 г. католикосом был избран Абраам (ум. в 615 г.). Армянский католикос всячески старался помешать сближению грузинской церкви с византийской и признанию грузинами халкидонского символа веры. Однако, как видно из изложения Киракоса, старания эти ни к чему не привели, и в 627 г. при Кюрионе, духовном предводителе грузин, Грузия признала решения Халкидонского собора (см.: Самуэл Анеци, стр. 79). Еще до этого, в 509 г., созванный под предводительством католикоса Абраама Двинский собор узаконил отделение грузинской церкви от армянской.

72. Это событие нашло отражение в многочисленных исторических трудах, главным из которых является труд современника разрыва между армянской и грузинской церквами историка Ухтанеса, о котором говорит и Киракос. Все факты тех далеких событий были зафиксированы в переписке иерархов армянской и грузинской церквей, опубликованной в сборнике «Книга писем» (см. стр. 110—196). Довольно подробно останавливается на этой проблеме советский историк И. А. Джавахов (см.: История церковного разрыва между Грузией и Арменией в начале VII в.). К сожалению, историк не дает анализа экономической и политической подоплеки разрыва, поэтому работа может представлять интерес только с точки зрения ознакомления с фактическим материалом.

73. См. прим. 23 к гл. «Краткая история».

74. Юстиниан I умер в 565 г., в том же году престол перешел к его племяннику Юстину II (565—578).

75. После Юстиниана I в Византии еще более углубились церковные раздоры. Преследование монофизитов приняло широкий размах, в результате чего во второй половине VI в. патриархии александрийская и антиохийская, а также армянская церковь отделились от государственной православной церкви Византийской империи и стали придерживаться вероисповедания монофизитского толка.

76. Имеется в виду Тиверий Константин (578—582) и Маврикий (582-602).

77. Эту легенду рассказывает и Псевдо-Шапух Багратуни (см.: История анонимного повествователя, стр. 46—48).

78. «Земля Врканская — это Гиркания древних, Варкана Бегистунской надписи». Армянские писатели «под Вркан'ом разумели наравне с Персами страну, находившуюся между Хоразмией и Парфией, на юго-восточном углу Каспийского моря. Жители Вркан'а принадлежали к арийскому племени, ибо страна их в Зендавесте под именем Вркан'а показана между древнейшими арийскими местожительствами. От них и Каспийское море у армянских писателей, равно как и у Полибия, Страбона и других, называется: у первых — Врканским, у вторых Гирканским морем» (см.: Асохик, стр. 60, прим. Н. Эмина; см. также Страбон, География, М., 1964. стр. 481—482 и др.),

79. То же рассказывают Асохик (стр. 60) и Вардан (стр. 76); Себеос посвящает этому событию целую главу (см. пер. С. Малхасянца, гл. XXII). Исследователи отмечают, что эти, а также ряд других сведений Себеоса Киракос Гандзакеци заимствует через труд Самуэла Анеци (см.: Г. Абгарян, Еще раз о Себеосе, стр. 435, прим. 36).

80. О прибытии сирийских проповедников сообщает весьма лаконично и Мхитар Айриванеци (стр. -397); список их трудов сохранился у Самуэла Анеци (см. стр. 76—77), откуда почерпнул эти сведения наш автор. Сами труды не сохранились, ибо были преданы анафеме и уничтожены. Думается, что заглавия книг настолько искажены, что трудно найти их следы среди других образцов сирийской литературы. «Диатек» Киракоса Гандзакеци, например, отдаленно напоминает сирийский «Диатессарон» (см.: В. Райт, Краткий очерк истории сирийской литературы, стр. 5). Однако факты, сообщаемые Киракосом Гандзакеци, очень важны, поскольку свидетельствуют о том, что представители несторианской ереси, резко осужденной и подвергнутой гонениям в период патриаршества католикосов Нерсеса II (548—557) и Иованнеса II (557—574), продолжали в конце VI в. борьбу против армянской церкви (см.: Е. Г. Тэр-Минасян, Несторианство в Армении,— сб. «Историко-филологические исследования», стр. 379—393).

81. Эти сведения сообщает Самуэл Анеци (см. стр. 77, 79). Киракос заимствовал их, по мнению Г. В. Абгаряна, из «Истории Ираклия» или «Истории о Хацунском кресте» (см.: Г. Абгарян, Еще раз о Себеосе, стр. 435, прим. 37).

82. Подробности см.: Н. В. Пигулевская, Византия и Иран на рубеже VI и VII вв., стр. 198—201. Об отражении этих событий в армянской исторической литературе см.: Н. Я. Марр, Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима персами в 614 г., стр. 48—62.

83. «Пленению» креста господня персами (614 г.), его возвращению в Иерусалим и водружению на Голгофе (14 сентября 629 г.) — событиям мирового значения для того времени — уделено внимание почти во всех трудах средневековых армянских историков. Эти исторические события в их описании обрастали, а нередко просто перерождались в легенды (см. подробнее об этом: Н. Я. Марр, Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима персами в 614 г., а также предисловие и комментарии М. О. Дарбинян-Меликян к «Истории анонимного повествователя».

84. Еще больше подробностей сообщает Мовсес Каганкатваци, называя хазар гуннами (см. стр. 108—109).

85. Давид Сааруни участвовал в восстании против Ираклия, за что был заковал в цепи. Впоследствии он возглавил армянское войско и одержал победу над греками (635 г.). В том же году был назначен куропалатом Армения, но спустя три года был изгнан. Более подробно об этом рассказывает историк Себеос (см, пер. К- Патканьяна, отд. III, гл. 29, стр. 111—115).

86. Ту же цифру называют Самуэл Анеци (см. стр. 78) и Асохик (см. стр. 60). Однако переводчик и комментатор Асохика Н. Эмин в примечании (23, стр. 60) говорит, что Давид Сааруни правил Арменией с 601 по 625 г.

87. Речь идет о католикосе Комитасе (615—628).

88. Здесь автор говорит о церковных песнопениях, написанных в форме акростихов. Каждое из песнопений (их 35) начинается с очередной буквы армянского алфавита.

89. См.: Н. Эмин, Шаракан, стр, 258—264. Имеется в виду начальная строка из частей Канона святым девам, спутницам святой Рипсимэ. Этот шаракан, положенный на музыку в первой половине VII в. католикосом Комитасом, М. Абегян считает одним из самых совершенных по форме (см.: А. М. Абегян, История древнеармянской литературы, т. I, стр. 411).

90. Езр I был избран католикосом в 630 г., скончался в 641 г.

91. Карийский собор был созван для принятия нового символа веры, полученного католикосом от императора Ираклия и разнящегося от признаваемого прежде: вновь сформулированный символ не содержал анафемы в адрес Халкидонского собора.

92. К личности католикоса Езра и заключенному им подобию религиозного перемирия с греками армянские источники относятся по-разному. Себеос (VII в.), давая Езру в общем положительную характеристику (см. пер. Патканьяна, стр. 109), пишет, что Езр был поставлен императором Ираклием (через полководца Межежа Гнуни) перед дилеммой: либо принять предлагаемую императором формулу исповедания, либо лишиться духовной власти в подвластной Византии части Армении. Он остановил свой выбор на первом варианте, затем «просил у царя в подарок соляные копи в Кульпы и, получив их в дар, с большим великолепием воротился восвояси» (там же, стр. 112). Вардан Великий считает принятие Езром греческой формулы исповедания результатом его «неведения» и резко критикует католикоса: «за продажу своей веры получил соляные копи и третью часть Кохба». Подобным же образом характеризуют его Иованн Драсханакертци, Асохик, Степанос Орбелян и др.

93. Этот факт подробно излагает Себеос (см. пер. К. Патканьяна, стр. 112). Ниже Киракос (см. стр. 221) говорит, что монголы захватили всю соль как в Кохбе, так и в других местах. Привилегию безвозмездного получения соли из Кохба Эчмиадзинский престол сохранил надолго. Среди архивных документов Эчмиадзинского синода (первая половина XIX в.) сохранились данные о повинностях монастырских крестьян, где наряду с другими отмечена обязанность возить из солеломни Кохба 800 брусьев каменной соли {см.: Л. А. Xанларян, К характеристике армянской деревни дореформенного периода (40—60-е годы XIX в.), стр. 177].

94. Согласно имеющему широкое распространение преданию, автором первых чинопоследований литургии считается «брат господень», апостол Иаков (для иерусалимско-антиохийской и армянской ветвей христианства); автором коптской литургии признан Кирилл Александрийский. В соответствии с этим отмеченный отрывок из текста Киракоса можно расшифровать следующим образом: вернувшись в Армению, Езр ввел нововведения в армянской церкви, отменил службу литургии по Иакову и Кириллу и ввел чтение литургии по Артемону, провозглашенному армяно-григорианской церковью еретиком.

95. Речь идет о видном армянском богослове первой половины VII в. Иованне Майрагомеци (Майраванеци), прославившемся как знаток запутанных теологических вопросов и искусный полемист. Когда Езр отступился и склонился к союзу с греческой церковью, Иованн Майрагомеци занял непримиримую позицию, за что и подвергся гонениям; он был вынужден удалиться сперва в монастырь Майраванк, оттуда в Гардман, где вел отшельнический образ жизни (подробнее о нем см.: Иованн Драсханакертци, стр. 77; Кендерян А., Иованн Майрагомеци).

96. Здесь игра слов: Иованна Майраванеци (из Майраванка, дословно: «Материнского монастыря») католикос Езр называл Майрагомеци (т. е. из «материнского хлева»).

97. Теодорос Рштуни за храбрость, проявленную в борьбе с арабами, получил от византийского императора титул патрика. Позднее он перешел на сторону арабов и заключил союз с полководцем Муавией (652 г.). Затем поехал в Дамаск, где был назначен правителем Армении, Грузии и Агванка. Подробно о нем рассказывает историк Себеос (см. пер. Патканьяна, стр. 108, 120—121, 126—127, 131, 154 и т. д.).

98. Керинф (жил в I в.) —основатель ереси, отвергавшей божественность Иисуса Христа. Существует мнение, будто Иованн написал свое Евангелие в опровержение взглядов Керинфа.

99. Сергису Бхире (Бахире) Н. Эмин посвящает обстоятельный комментарий (см.: Всеобщая история Вардана Великого, прим. 285, стр. 103—104).

100. Этот эпизод приводят кроме нашего автора историки Мовсес Каганкатваци, Товма Арцруни и Вардан Великий. Н. Эмин перевел легенды, связанные с появлением Мухаммеда, и издал их в приложении к своему переводу труда Вардана Великого (см. стр. 193—201). Вардапет Гевонд. (см.: История халифов, пер. К. Патканьяна, далее — Гевонд) в названии первой главы также обещает рассказать о появлении Мухаммеда, но книгу свою начинает смертью пророка.

101. С этого времени (26 июля 622 г.) ведется мусульманское летосчисление (хиджра). Армянские историки, однако, начинают мусульманское летосчисление с более раннего периода (см. прим. З. К. Патканьяна к «Истории халифов вардапета Гевонда»). Под Малым Мадиамом Киракос подразумевает Медину — второй священный город мусульман.

102. Кахирдом (или Кахирда-шртунком) армянские источники называют арабского военачальника Халида ибн Валида (подробнее см.: Аракел Даврижеци, Книга историй, прим. 2 к гл. 56).

103. Арег — восьмой, кахоц — пятый месяц древнеармянского календаря.

104. Армянские источники XIII—XIX вв. страной Маров называют Курдистан.

105. В данном случае Киракос Гандзакеци заблуждается: ортодоксальное мусульманское учение, особенно в первые века своего существования, проповедовало «священную войну» — джахад и распространяло свои доктрины силой оружия.

106. Точнее, амир ал-му'минин, т. е. «повелитель правоверных». Первым принял этот титул Омар I. Его предшественник назывался просто халифом, т. е. «наместником», «преемником» (см.: К. Э. Босворт, Мусульманские династия, стр. 27—28).

107. У всех армянских историков правление первых трех преемников Мухаммеда дается одновременно и исчисляется 38 годами. Для этого у них были основания: при жизни Абу Бакра Омар был самым близким era сподвижником. Осман тоже был зятем и сподвижником Мухаммеда. И вообще, с первых же дней принятия арабами ислама все трое занимали высшие должности в управлении страной. Как отмечает К. Э. Босворт, первые три халифа правили с 632 по 656 г., следовательно, не 38 лет, а 24 года, причем Абу Бакр умер в 634 г., Омар — в 644 г., а Осман — в 656 г, (там же, стр. 27).

108. Нерсес III, прозванный Строителем («Шиног») (641—661), с 652 по 658 г. был не у дел. У Себеоса ему посвящен целый раздел.

109. О разгроме Двина и резне его жителей говорят многие армянские историки: Себеос, Иованяес Драсханакертци, Мовсес Каганкатваци, Асохик, Вардан. Вот что пишет Себеос: «Они разложили огонь вокруг города; защитников стен прогнали дымом и стрелами. После того поставили лестницы, взошли на стены и, бросившись в город, отворили городские ворота. Тогда войска неприятельские устремились в город, умертвили мечом жителей и, взяв огромную добычу, вышли из города и расположились лагерем на том же месте, где и прежде, на седьмой день месяца тре, в пятницу. Отдохнув здесь несколько дней, они поднялись и ушли по той же дороге, по которой пришли, и увели с собой множество пленных в числе 35 тысяч» (см. пер. Патканьяна, стр. 121). Относительно даты этого события имеются разногласия. По вычислению арменоведа Э. Дюлорье, оно имело место 6 октября 642 г., армянские же историки называют разные даты между 644 и 647 гг. [подробнее об этом см. примечания К. Патканьяна к переводам трудов Себеоса (№ 203, стр. 211) и Гевонда (№ 31, стр. 128—129)].

110. Вирап, или Хорвирап,— один из наиболее почитаемых армянами монастырей. Нерсес Строитель возвел его на месте рва, куда, по преданию, был брошен Григор Просветитель.

111. Речь идет о Звартноце — храме св. Григора («Храм Бдящих сил небесных»). Храм, возведенный недалеко от Эчмиадзина и в 18 км от Еревана, отличался оригинальными для армянской архитектуры VIII в. формами и красотой. Звартноц простоял недолго, уже в X в. от него остались лишь руины (подробнее см.: В. М. Арутюнян и С. А. Сафарян, Памятники армянского зодчества, стр. 43—45).

112. В истории Себеоса, который посвятил католикосу Нерсесу довольно много места, нет ни слова об этом Абдисо. Не говорит о последнем ни Асохик, ни Вардан Великий. Р. Ачарян в своем «Словаре армянских личных имен» (см. т. I, стр. 10) упоминает лишь одного епископа Абдишо (или Абдисо), сирийца по происхождению, но тот был рукоположен католикосом Нерсесом II (548—557).

113. Этот собор, созванный в 645 г. в Двине, был призван рассмотреть вопрос о ереси и непорядках в армянской церкви. В нем приняли участие кроме католикоса и 17 епископов немало светских шиханов (см.: М. Чамчян, История Армении, т. II, стр. 345—347).

114. Как сообщает Вардан, «редакция их была возложена на св. Бар-сеха, по прозванию Тчон, бывшего настоятеля монастыря, называемого Дпреванк, что в области Ани... По нем и Шаракан, который доныне употребляется в церквах армянских, называется Тчонентир» (стр. 88), т. е. отобранный, избранный Тчоном.

115. Песнопения эти собраны в отдельный свод, известный под названием «Шаракан» (см. перевод Н. Эмина). Со времени, о котором говорит наш автор, тараканы пелись в армянской церкви в определенные часы и дни, во время праздников и, как говорит Н. Эмин, по принятым осьми гласам, которые обозначаются словами стихов, заимствованных из Ветхого и Нового заветов. Киракос говорил выше о псалме из «Хваления трех отроков», начинающемся словами: «Благословен ты, Господи боже отцев наших» (см.: Даниил, 3, 52).

116. После смерти Теодороса Рштуни (658 г.) арабы назначили правителем Армении его зятя, сына Давида Мамиконяна Амазаспа, который в союзе с Теодоросом Рштуни выступал против греческого засилья. И несмотря иа это, когда Армения подпала под власть Константа II (641—668), император назначил Амазаспа Мамиконяна куропалатом Армении. Интересные подробности о личности Амазаспа сообщает историк Себеос (см. перевод К. Патканьяна, стр. 166—168).

117. Анания Ширакаци (VII в.) —известный армянский средневековый ученый: математик, космограф, географ, знаток теории календаря. Прошел специальное обучение в Трапезуйте у греческого ученого Тюхика, после чего, вернувшись на родину, открыл школу, где передавал свои знания и опыт молодому поколению. Участвовал в работе над составлением неподвижного календаря. До нас дошли многие его труды. О нем см.: В. К. Чалоян, Развитие философской мысли в Армении, стр. 125—136. На русском языке изданы «Таблицы лунного круга» Анании Ширакаци (подг. А. Г. Абраамян) и «Космография» (подг. К. С. Тэр-Давтян и С. С. Аревшатян).

118. Этот величественный храм относительно хорошо сохранился и дошел до наших дней. Расположен он в 55 км от Еревана в сел. Арутч Аштаракского р-на. Собор особенно интересен своим просторным интерьером и большими окнами. Его построил Григор Мамиконян, о чем свидетельствуют помимо нарративных источников также и лапидарные надписи на его восточной стене (см.: В. М. Арутюнян и С. А. Сафарян, Памятники армянского зодчества, стр. 45). О построении храма в Арутче пишет и Иованнес Драсханакертци (см. стр. 90—91).

119. Согласно легенде, перс Давид, из царского рода, принял крещение и получил от католикоса Анастаса (661—667) селение Дзаг Котайкского гавара (см.: Вардан, стр. 89).

120. Асохик (II, 2) рассказывает, что после смерти Амазаспа Мамиконяна католикос Нерсес и нахарары просили халифа назначить правителем Армении брата Амазаспа, Григора, который находился у арабов в качестве заложника. Халиф назначил его правителем Армении. Согласно Иованнесу Драсханакертци и Вардану, «на седьмом году Саака (католикоса, т. е. в 684 г.— Л. X.) было нашествие Хазиров на Армению, которые убили князя Григория». Асохик уточняет — в 130 (680 г.) (см.: Асохик, II, 2, стр.72). Иованнес Драсханакертци по ошибке называет правителем Армении после Григора Мамиконяна Смбата Багратуни (см. стр. 93). Гевонд говорит: «После смерти Григория преемствует ему во власти Ашот-Патриций, муж славный и уважаемый между нахарарами армянскими, из рода Багратуни...» (см.: История халифов, стр. 10).

121. Нерсех Камсаракан, владетель Ширака и Аршаруника, правил Арменией в 689—693 гг., после смерти Ашота Багратуни. На старости лет Нерсех Камсаракан удалился в монастырь, сохранились рукописи, написанные и переведенные по его повелению. В 693 г. правителем стал Смбат Багратуни Бюратян.

122. Исраэл Отмусеци, по М. Орманяну, правил десять лет (667—677) (см.: Армянская церковь, стр. 198). То же самое говорит и Иованнес Драсханакертци (см. стр. 90).

123. Имеется в виду Саак (или Шаак) Дзорапореци (677—703). Вардан Великий рассказывает, как сменявшие друг друга арабские наместники состязались в жестокости. Один из них, Абдаллах, «задумал истребить все армянское дворянство; католикоса Саака, заключив в оковы, отправил в Дамаск...». Доведенный до отчаяния, католикос написал письмо «Махмету, умоляя его простить армянам их вину; тот исполнил его просьбу и не вступил в Армению со злобою [в сердце]. Некоторые полагают, что эмир, к которому отправился Саак, был Окбай, который примирился с армянами и вместе с телом патриарха послал в Армению милостивую грамоту» (стр. 90—91). То же самое можно найти у Асохика (стр. 73—74) и Иованнеса Драсханакертци (стр. 95—97).

124. Имеется в виду Егия Арчишеци (703—717).

125. Имеется в виду завоевание Арабским халифатом территории Средней Азии, Закавказья, Ирана, Египта. Более подробно эти события излагаются в других армянских источниках. Несколько подробнее останавливается на них вардапет Гевонд: «Когда же после Геракла (Ираклия. — Л. X.) вступил на престол сын его, возбудил Господь дух людей нечестивых, чтобы отомстить народу христианскому за прегрешения наши пред господом богом нашим. И начали они собирать войско на владения Константина, на Иудею и Ассирию (Сирию.— Л. X), ибо помнили завещание своего законодателя, сеятеля раздоров» (см. стр. 1). У Асохика еще более подробно (см. II, 4, стр. 88—89).

126. Речь идет о Константе II (641—668).

127. Муавия при первых халифах был наместником Сирии, проявил незаурядную энергию и способности. В 661 г. захватил власть и основал первую династию халифов — Омейядов (661—750).

128. Ашот Багратуни, сын князя Варазтироца, был правителем Армении с 685 по 689 г.

129. См. прим. 121 к наст, главе.

130. Смбат Багратуни Бюратян—правнук Смбата, марзпана Вркана. В 691 г. был назначен Юстинианом спарапетом армян. После того как Нерсех Камсаракан отрекся от власти, правителем стал Смбат. В 702 г. Он вместе с католикосом Сааком был угнан в Дамаск наместником Абдаллахом. Вскоре Смбат бежал из плена и с помощью византийского полководца Льва Исаврийского нанес сокрушительный удар арабам при Варданакерте. Затем император назначил его куропалатом Армении. О нем рассказывают историки Гевонд, Асохик, Вардан Великий, Мхитар Айриванеци, Самуэл Анеци и др.

131. При сыне Муавии, Мерване, наместник Армении Мухаммед ибн Окбай захватил о-в Севан, опустошил его, угнал в плен всех его обитателей (см.: Иованнес Драсханакертци, стр. 93—94; Вардан Великий, стр. 90, и др.).

132. К. Патканьян в прим. 96 к переводу «Истории халифов» Гевонда (см. стр. 140) отмечает, что в армянских источниках имя Каем транскрибируется по-разному: Асохик называет предводителя арабов Кашмом, Вардан — Камсом.

133. По всей вероятности, Киракос имеет в виду события, описанные Гевондом в гл. V (см.: История халифов, стр. 12—21), когда арабские военачальники — правители Армении поставили себе целью изыскать «злобные средства к истреблению в земле нашей нахарарского сословия с его всадниками». Гевонд датирует резню васпураканских дворян шестнадцатым годом царствования Абдулмелика (Абд ал-Малика), т. е. 701 г. Армянского летосчисления, и называет имя наместника Махмета (т. е. Мухаммеда ибн Окбая), однако, по мнению Иованнеса Драсханакертци, Арменией тогда правил Йезид (см. там же, стр. 138, прим. К. Патканьяна).

134. Речь идет о Юстиниане II, последнем представителе ираклиевой династии, вступившем на престол в шестнадцатилетнем возрасте после смерти своего отца Константина IV Погоната (14 сентября 685 г.). В 695 г. он был лишен престола за жестокость и с отсеченным носом отправленв ссылку в Херсон. В 705 г. с помощью булгар снова утвердился на престоле под именем Ринотмета (Носоотрезаиного) и стал править еще более жестокими методами (см.: Г. Ф. Герцберг, История Византии, стр. 55—60).

135. Апсимар был начальником малоазийских отрядов. В результате бунта в войсках император Леонтий был низложен (698 г.); Апсимара провозгласили царем под именем Тиверия III.

136. В декабре 711 г. царем был провозглашен знатный армянин Вардан Филиппик, а Юстиниан, находившийся с частью армии в Малой Азии, был отстранен от власти. Но новый царь, распутный и неспособный править страной, не сумел добиться успехов ни в борьбе с булгарами, ни в войне с арабами. Недовольство вызвали старания Вардана возобновить монофелитские споры. 3 июня 713 г. царь был ослеплен (см.: Г. Ф. Герцберг, История Византии, стр. 59—60).

137. После Вардана Филиппика царем был провозглашен первый министр Артемий, короновавшийся под именем Анастасия II (713—715). Затем в августе 715 г. царем был провозглашен Феодосии III, а в марте 717 г. на престол вступил Лев III Исавр (717—741), один из высших офицеров византийского войска.

138. Имеется в виду Абд ал-Малик (685—705), халиф омейядской династии. У Киракоса Гандзакеци перечень халифов неполный: после Муавии I (661—680) был Иезид (680—683), затем Муавия II (683—684), Мерван I (684—685) и Абд ал-Малик.

139. Киракос Гандзакеци говорит о резне жителей Нахичевана и Храма при халифе Абд ал-Малике и наместнике Мухаммеде ибн Окбае. По Гевонду (см. гл. VI, стр. 21—24), резня эта имела место в первый год правления халифа Валида, т. е. в 705/706 г. Вардан Великий приводит другую дату (701 г.), но рассказывает довольно подробно: халиф Валид приказал Мухаммеду Окбаю истребить все армянское дворянство с помощью некоего Камса, правителя Нахичевана. Этот последний обманом собрал одних в церковь в Храме, других — в церковь, бывшую в Нахичеване, и сжег их всех... «Главные нахарары возведены на виселицу в истязаниях, жены и дети их отведены в плен...» Арабские захватчики надеялись таким способом задушить стремление армянского народа к независимости. У Мхитара Айриванеци сказано: «Эмир Каме сжег в Нахичеване 800, а в Храме 400 князей армянских» (701 г.) (см.: Хронографическая история, стр. 399, а также: Мученичество Ваана Гохтнаци,— в кн. «Памятники армянской агиографии», вып. I.

140. У Гевонда (стр. 28) и Асохика (стр. 95) император назван Маркианом. В венецианском издании Киракоса Гандзакеци Г. Алишан в подстрочном примечании (стр. 37) отмечает это обстоятельство и прибавляет, что императора Манкона (или Манквона) история не знает.

141. Этот эпизод с большими подробностями описан у Гевонда (стр. 27—28) и Асохика (стр. 95).

142. Письмо Омара и ответ императора Льва можно найти у Гевонда (стр. 29—70).

143. Ваган, сын гохтанского князя Хосрова, четырехлетним мальчиком был угнан в Дамаск (707 г.), где его заставили принять мусульманство. В 719 г. вернулся в Армению, вступил во владение своим княжеством и снова был крещен (см.: Памятники армянской агиографии, стр. 216—238).

144. Мерван II ал-Химар (744—750). Халиф Хишам правил в 724—743 гг., но у Киракоса Гандзакеци здесь не совсем точно: по К. Э. Босворту, после Омара Омейяда власть перешла к халифу Иезиду II (720—724), затем правил Хишам, после Хишама — Валид II (743—744), Йезид III (744 г.), а потом только Мерван.

145. Иоанн Одзнеци, католикос (717—728), прозванный за блестящее образование и широту интересов Имастасэром (Философом), был крупным общественным и церковным деятелем Армении того времени. Эпизод, связанный с миссией католикоса к халифу, рассказывают многие армянские историки (см., например: Асохик, стр. 75; Иованн Драсханакертци, стр. 71—74 и т. д.).

146. Иоанн Одзнеци, немало сделавший для улучшения положения армян благодаря своим дипломатическим способностям и личным контактам с халифами, много сил вложил и в упорядочение религиозных дел. При нем в 726 г. в Маназкерте был созван собор для окончательного разрешения так называемого «вопроса о тленности тела христова», который, породив упомянутую Киракосом секту Юлианидов, а также секту Северианов, вызвал раскол между армянской и сирийской церквами. Собор признал десять канонических правил (см. в приложении к «Извлечениям...» Самуэла Анеци, стр. 187—188), ставивших целью устранение всех преувеличений и крайностей обеих сект (см.: М. Орманяи, Армянская церковь, стр. 45—46).

147. Какие бы вопросы ни обсуждались на церковных соборах, в основе их лежали вполне реальные политические соображения: армянская церковь ставила себе целью во что бы то ни стало отстоять независимость от посягательств как греко-православной, так римско-католической церквей. Таким образом, в условиях арабского владычества религиозный союз с сирийскими якобитами (монофизитами) был для армянской церкви важной вехой, значительной победой (см. об этом: Лео, История Армении, т. II, стр. 459—460). И всякое противодействие этому акту встречало весьма резкий отпор. Следует полагать, что Баршапух и Габриэл, упомянутые Киракосом, были преданы анафеме именно за это.

148. Имеется в виду главный труд всей жизни Иоанна Одзнеци «Канонгирк Айоц» — систематизированный и составленный им свод канонических законоположений армян (см. об этом: В. А коп ян, Предисловие,—«Книга армянских канонов»), а также и другие труды Иоанна Одзнеци, в которых подробно излагается порядок богослужения в армянской церкви, исполнение обрядов и т. д. (см.: Творения Иоанна Имастасэра Одзнеци).

149. Из «Канона пророку Давиду и апостолу Иакову» (см.: Н. Эмин, Шаракан, стр. 47).

150. Давид был избран в 728 г., скончался в 741 г.

151. Имеются в виду Трдат Отмусеци (741—764), Трдат II (764—767), Сион I Бавонеци (767—775).

152. Император Лев III умер 18 июня 741 г., и престол перешел к его сыну Константину V, прозванному Копронимом или Каваллином (741 — 775). См. о нем: История Византии, т. III, стр. 56—60.

153. Мушег Мамиконян, «выведенный из терпения его (правителя Хасана.— Л. X.) жестокостями, отложился от измаильтян»,—пишет Вардан Великий (стр. 96). Но вскоре после первых успехов Мушег и Самуэл Мамиконяны погибли (775 г.) в неравном бою при Багреванде.

154. Об этих вардапетах — Степаносе, Ефреме, Анастасе, Хачике и Давиде Оромайреци — известно лишь то, что о них говорит Киракос, который почти дословно повторяет сведения, сообщаемые хроникой Самуэла Анеци под 775 г. Еще лаконичнее говорит о них Мхитар Айриванеци, датируя свое сообщение 771 г.

155. См. прим. 33 к настоящей главе.

156. См. прим. 65 к настоящей главе.

157. Этому факту Мовсес Каганкатваци посвящает специальную главу (см. ч. III, гл. XVIII, стр. 261-262).

158. У Мовсеса Каганкатваци находим: «...епископство Сюнийское было причислено к третьему разряду армянских епископств» (см. ч. I, гл. XVIII, стр.263).

159. Это место в «Истории агван» Мовсеса Каганкатваци Патканьян снабдил следующим примечанием: «Трудно поверить, чтобы происхождение этого имени обязано было землетрясению в дни Стефана Сюнийского. У Моисея Хоренского и Егишэ, живших тремя веками раньше, часто встречается это имя — Вайоцдзор» (прим. 2, стр. 263).

160. О католикосе Есаи Нищем (775—788) см. у Аракела Даврижеци в «Книге историй» (прим. 11 к гл. 56).

161. Этого Ибндокла (Ибндоке, Ибн Докл) историк Гевонд называет «злодеем низкого происхождения, родом греком, сыном рабыни и зятя» Сулеймана, правителя Армении, которого последний отправил в Двин, «где тот измучил жителей страшными и притеснительными поборами» (см. стр. 115).

162. Здесь речь о церкви в Двине (см. В. Аракелян, Текстологические исправления..., стр. 65). Наш автор почти дословно повторяет Самуэла Анеци (стр. 89, 787 г.); см. также: Асохик, стр. 100; Гевонд, стр. 115—117. Последний подробно описывает, как Ибндокл, «адский и злобный нечестивец, стал придумывать новые ухищрения» и вознамерился обобрать церкви.

163. Степанос I Двинеци был избран в 788 г., умер в 790 г.

164. Католикос Иоваб Двинеци (790—791). Киракос называет его уроженцем Востана, так как Двин, построенный в 350 г., долгое время был резиденцией царей аршакидской династии, потом столицей персидских марзпанов, позже — центром арабского эмирата.

165. Согомон Гарнеци стал католикосом в 791 г., скончался в 792 г.

166. Имеется в виду Геворг Ошаканци (792—795).

167. У других авторов (например, Самуэла Анеци, стр. 90) —-«Хул ворбук», т. е. «глухой сиротка».

168. Иовсеп II Парпеци был избран в 795 г., скончался в 806 г.

169. Речь идет о византийском императоре Льве IV Хазаре (775—780).

170. Имеется в виду Константин VI (780—797).

171. Никифор I (802—811) —византийский император исаврийской династии.

172. Месяц арац древнеармянского календаря соответствовал январю юлианского календаря.

173. Саак и Иовсеп—два брата княжеского происхождения, армяне по матери. Киракос называет их измаильтянами, хотя по вере они были христианами и приняли мученическую смерть в Карине за то, что не отреклись от христианства [Мхитар Айриванеци называет 791 г. (см. стр. 401), Самуэл Анеци — 797 г. (стр. 90), а у Аракела Даврижеци — 798 г (стр. 476)].

174. Это сведение у Самуэла Анеци датировано 808 г., а у Мхитара Айриванеци—791г.

175. Ашот Багратуни, сын Васака, согласно хронике Самуэла Анеци, стал владетелем Армении в 764 г., здесь же приводится 212 г. Армянского летосчисления, т. е. 763 г. Ашот Багратуни вначале участвовал в возглавляемом Григором Мамиконяном восстании против арабов, но вскоре отступился, за что Григор Мамиконян ослепил его.

176. Этого Смбата Багратуни, ишхана, назначенного в 782 г. и правившего 22 года, упоминает Самуэл Анеци, мельком говорит о нем и Асохик, не приводя никаких фактов и дат.

177. Ашот Багратуни, прозванный Мясоедом, сын Смбата и внук ослепленного Ашота Багратуни, вместе с братом Шапухом овладел в 790 г. Шираком и Ашоцком, находившимися в руках перса Джахана; в 804 г. стал спарапетом армянским; умер в 824 г.

178. Смбат (Абл-Аббас) Багратуни, сын Ашота Мясоеда, находился в качестве заложника в Багдаде, при дворе Харуна ар-Рашида. Получил свободу в 826 г. (по Асохику, стр. 77), т. е. спустя два года после смерти отца, и стал спарапетом Армении. При наместнике Буге перешел на сторону завоевателей. Но и сам вскоре попал в плен и был отправлен в Багдад, где, несмотря на жестокие пытки, не отрекся от христианства, за что получил прозвище Исповедник (подробнее см.: Самуэл Анеци, стр. 92—94). Сын Смбата Багратуни был первым царем багратидской династии.

179. Имеется в виду великолепная, богато украшенная церковь в Еразгаворсе (или Ширакаване), постройка которой (834 г.), как справедливо отмечает Г. Алишан, Киракосом, как и некоторыми другими историками, приписывается Смбату (Абл-Аббасу), хотя ряд историков приписывают постройку церкви в Еразгаворсе внуку последнего — царю Смбату I.

180. Нижеследующую генеалогию халифов дской династии мы дали по Т. Тэр-Григорьяну (см. его перевод «Истории» Киракоса Гандзакеци, прим. 303—309), сличив ее с данными К. Э. Босворта (Мусульманские династии, стр. 32).
1. Маади — халиф Мухаммед ал-Махди (775—785).
2. Муса — халиф Муса ал-Хади ибн Махди (785—786).
3. Агарон — халиф Харун ар-Рашид ибн Махди (786—809).
4. Маамад — халиф Мухаммед ал-Амин ибн Рашид (809—813).
5. Мамун — халиф Абдаллах ал-Мамун ибн Рашид (813—833). После смерти халифа Харуна ар-Рашида началась борьба за престол между двумя его сыновьями—Мухаммедом и Абдаллахом. В 813 г. Мухаммед (халиф ал-Амин) был убит и Абдаллах под именем Мамуна был провозглашен халифом.
6. Абусаак Махмет — халиф Мутасим, Мухаммед ал-Мутасим ибн Рашид (833—842). Этого халифа армянские историки называли Абусаак Махметом, Абраамом и Ибрагимом.
7. Агарон — халиф Васик, Харун ал-Васик Биллах ибн Мутасим (842—847).

181. Речь идет о Давиде II Какахеци (806—833).

182. Иованн IV Овайеци был избран в 833 г. В 841 г. враждующий с ним армянский правитель Баграт Багратуни добился его смещения с католикосского престола. Но вскоре собор, найдя поведение католикоса безупречным, вновь пригласил его принять прежний сан.

183. Имеется в виду иерусалимский епископ Наркис, участник Палестинского собора 213 г. Ложно обвиненный в нецеломудрии, он подвергся гонениям и вынужден был провести 10 лет в изгнании.

184. Речь идет о Закарии Дзагеци (855—877).

185. Речь идет о халифе Абу ал-Джафаре Мутаваккиле (847—861).

186. О Сасунке см. примечание Н. Эмина к его переводу «Всеобщей истории Вардана» (№236).

187. Самуэл Анеци сообщает, что при Джафаре (по армянским источникам — Джабр) наместник Апусет, или Абусет, приехав в Армению, схватил спарапета Армении Смбата (Абл-Аббаса) и послал его в оковах к халифу. В ответ на это поднялось восстание в Сасунке, восставшие убили Апусета и изгнали его войско (см. стр. 92). Восстание сасунцев против Апусета имело место, согласно Самуэлу Анеци, в 850 г. Подробности об этом восстании сообщают Товма Арцруни (см.: История дома Арцруни, кн. II, гл. 6, далее — Товма Арцруни), Асохик (стр. 77—79) и Вардан Великий (стр. 102).

188. Об этом сирийском проповеднике, участнике Ширакаванского собора 862 г., пишут также Вардан Великий (стр. 104—105) и Мхитар Айриванеци.

189. Речь идет об историке Товме Арцруни (X в.), авторе труда «История дома Арцруни», охватывающего период с сотворения мира до 936 г.

190. Здесь Киракос Гандзакеци говорит о Шапухе Багратуни, труд которого до нас не дошел.

191. Киракос Гандзакеци дважды говорит о строительстве Багдада, приписывая его двум разным халифам, хотя на самом деле Багдад был построен в 762 г. халифом ал-Мансуром.

192. Ашот I Багратуни, второй сын Смбата, в 855 г. стал спарапетом армянским, в 858 г. получил титул ишханац-ишхана, а в 886 г. Халиф признал его армянским царем. Таким образом, Ашот I стал родоначальником армянской царской династии Багратидов; умер в 890 г.

193. Василий I (867—886), основоположник так называемой армянской, или македонской, династии византийских императоров. У Вардана Великого сохранилась легенда о том, что Василий считал себя отпрыском армянского царского рода Аршакуни и, зная, что венценалагателями аршакидских царей были представители рода Багратуни, просил прислать ему корону (см. стр. 108).

194. Это сведение Киракос, по-видимому, заимствовал у Самуэла Анеци: «866. Василий, говорят, {родом] из Тарона, из селения Тил; он построил [храм] святого Зоравара» (см. стр. 95).

195. Смбат I, армянский царь, сын Ашота I, был коронован в 891 г., погиб в 914 г.

196. Трагический эпизод, о котором говорит Киракос, описан почти во всех трудах современных историков (см.: Мовсес Каганкатваци, стр. 274; Асохик, кн. III, гл. III—IV). Смбат всю жизнь боролся с армянской феодальной знатью, сделал очень много для укрепления вновь созданного государства.

197. Имеются в виду Геворг Гарнеци (878—898) и Маштоц Егивардеци (898—899).

198. Впоследствии маштоцами стали называть церковную книгу — типик, обрядник, требник.

198а. См. прим. 1 к стр. 54.

199. См. прим. 21 к «Краткой истории».

200. Имеется в виду г. Басра на юге Ирака.

201. В тексте: ***. Дейлемиты — иранская народность, обитавшая к юго-западу от Каспийского моря. Вопрос о дейлемитах и отражении их набегов на Армению подробно рассмотрен К. Н. Юзбашяном в статье «Дейлемиты в "Повествовании Аристакэса Ластивертци"».

202. Эти сведения можно найти и у Самуэла Анеци (стр. 96).

203. Наместник Буга был направлен халифом Мутаваккилом в Армению для расправы с непокорными армянами. Его репрессии в Сасунке, избиение мушцев и т. д. и борьба против него народа нашли отражение в героическом армянском эпосе «Давид Сасунский».

204. Афшин — арабский наместник, отличавшийся особенной жестокостью, энергичный проводник политики халифата в Армении, направленной на активизацию центробежных сил и усиление феодальных усобиц с целью ослабления центральной власти вновь созданного царства Багратидов.

205. Юсуф — брат Афшина, также известный своей жестокостью арабский военачальник, подвизавшийся в Армении. С его именем связана трагическая гибель царя Смбата. Средневековые армянские историки описали его расправу с армянами, поднявшимися на борьбу за свою независимость (Иованнес Драсханакертци, стр. 193—228; Мовсес Каганкатваци, стр. 274—275; Асохик, кн. II, гл. III—V; Товма Арцруни, стр. 318—325).

206. С целью ослабления центральной власти багратидской династии Арабский халифат создавал в Армении отдельные мелкие «независимые» царства, одним из которых было и Васпураканское царство. Первым царем Васпуракана, родоначальником династии Арцрунидов был Гагик.

207. Речь идет о храме святого креста на о-ве Ахтамар (оз. Ван). Храм был сооружен в 915—921 гг. при царе Гагике архитектором Мануэлем. Богато украшенный рельефами и росписями, храм этот является одним из уникальных архитектурных памятников армянского народа. Сведения о его сооружении дошли до нас благодаря историку, современнику этих событий, Товме Арцруни, который в своем труде отвел этому храму много места.

208. Киракос Гандзакеци, так же как и другие армянские средневековые историки, называет кочевые племена общим названием «***». И дабы скифов-кочевников, сменивших арабов, не спутали с древними скифами Причерноморья, он подчеркивает: «не эллинизированные, а варварские». Здесь автор говорит о кочевых тюркских племенах, надвигавшихся на Армению с востока.

209. В 70-х годах XI в. армянский князь Филарет Варажнуни, выходец из Васпуракана, находившийся на службе у византийского правительства, сделал попытку объединить под своей властью Киликию и некоторые области Месопотамии и Сирии, где проживало много армян. Он сумел ненадолго задержать продвижение сельджуков, и Византия, вынужденная признать завоевания Филарета, присвоила ему титул севаста. События эти описаны в «Хронике» Матеоса Урхаеци, современника этих событий.

210. Рубениды — династия царей Киликийского армянского царства, первым представителем которой был Левой (1129—1137). Рубеном звали деда Левона I. Династию Рубенидов на киликийском престоле в 1226 г. сменили Хетумиды.

211. У Киракоса — ***. Имеется в виду Адуд ад-Даула Алп-Арслан — султан династии Великих Сельджуков (1063—1072). Это одиозное для армян имя связано с падением Ани, который был захвачен ордами Алп-Арслана в 1064 г. и предан огню и мечу. Подробно эти события описаны в «Повествовании» Аристакэса Ластивертци (стр. 128—137).

212. Тугрил-бек (Тогрул-бек Мухаммед)—первый султан династии Великих Сельджуков (1038—1063), дядя Алп-Арслана; Салчук — родоначальник династии, туркменский князь, переселившийся вместе со всем племенем из киргизских степей в Бухарскую область; под Махмудом наш автор подразумевает, очевидно, Насир ад-Дина Махмуда I (1092—1094) (см.: К. Э. Босворт, Мусульманские династии, стр. 161).

213. Автор имеет в виду Иованнеса Саркавага (XI в.), крупнейшего общественного деятеля, ученого и педагога Армении. Саркавагом был написан исторический труд, впоследствии утерянный, и лишь небольшая часть его сохранилась в хронике Самуэла Анеци (см. стр. 98). Подробнее см. здесь, прим. 308.

214. Автор говорит о Самуэле Анеци и его историческом труде.

215. Автор имеет в виду армянского царя багратидской династии Аббаса I (9281929—953), брата и преемника Ашота Железного. Асохик (см. кн. III, гл. VII, стр. И 7) пишет о нем: «Аббас водворил мир и благоустройство в земле армянской, руководимый кротким своим нравом: [но в то же время] с необычайной энергией распространял победы по окрестным странам».

216. О деятельности царя Аббаса по строительству церквей и монастырей, утверждению монашеских братии пишет и историк Асохик (см. кн. III, гл. VII).

217. Киржан — Кир Жан; имеется в виду византийский император Иоанн I Цимисхий (969—976).

218. Степанос II Рштуни (931—932), при нем католикосский престол был перенесен в Ахтамар.

219. Имеются в виду Теодорос I Рштуни (932—938), Елисэ (или Египта) Г Рштуни (938—943), Анания I Мокаци (943—967).

220. Этого «непокорного Иакоба» упоминает Вардан Великий (стр. 113), подробнее о нем говорит Степанос Орбелян, историк Сюника (см.: История области Сисакан, гл. 46, 48, 50, 51, 71).

221. Владыка Ваган I Сюни (967—969).

222. Ашот (Ашот-Гагик) III Милостивый (953—977), царь багратидской династии. Он перенес столицу в Ани, обнес ее крепостными стенами, построил церкви, монастыри, дома призрения и т. д., за что и прозвали его «Милостивым» (см.: Асохик, кн. III, гл. VIII).

223. Армянское духовенство, встревоженное симпатиями католикоса Вагана к халкидонскому вероисповеданию, созвало собор в Ани. Ваган был низложен, его место занял Степанос Оеванци, которого поддерживал анийский царь, меж тем как Ваган пользовался поддержкой васпураканского царя. Конфликт этот послужил поводом к смуте, конец которой положила смерть обоих католикосов.

224. Имеется в виду Степанос III Севанци (969—971).

225. По М. Орманяну, в 971 г. католикоса не было; Хачик был избран в 972 г.

226. Речь идет о Хачике I Аршаруни (972—992) и Саргисе I Севанци (992—1019).

227. Имеется в виду Смбат II, анийский царь (977—990).

228. Мармашен — один из интереснейших архитектурных памятников Армении багратидского периода. Расположен в 9 км от современного Ленинакана, в пойме р. Ахурян. Сохранившаяся на стене пространная надпись- свидетельствует о том, что возведен был Мармашен в 986—1029 гг. ишханац-ишханом и спарапетом Ваграмом (род. 967 — ум. 1045) (подробнее о нем см.: Г. Алишан, Ширак, стр. 147—154).

228а. Имеется в виду Гагик I (990—1020) — царь Анийского царства.

229. Автор имеет в виду Храм Бдящих сил — Звартноц (см. здесь, прим. 111).

230. Смбат Торнеци Багратуни (конец X — первая половина XI в.) — владетель Джахана (Васпуракан). Титул магистра получил в Константинополе. В 1009 г. построил монастырь Багнайр.

231. См. об этом в «Книге историй» Аракела Даврижеци (стр. 477, 566)

232. После смерти Иоанна I Цимисхия (январь 976 г.) престол занял Василий II Болгаробойца и его брат Константин VIII Багрянородный (см.: Г. Ф. Герцберг, История Византии, стр. 166—167).

233. Согласно преданию, сохранившемуся у хрониста Матеоса Урхаеци, армянский католикос Петрос и знаменитый ученый Иованн Козерн отправились к императору Василию II в Трапезунт, где были очень хорошо приняты. Во время праздника водоосвящения католикосу было оказано предпочтение перед греческим патриархом. «Чудеса», сотворенные католикосом, привели императора в восхищение, вследствие чего «спустя [некоторое] время Василий приехал в Антиохию, тайно, с тремя верными слугами, и, добравшись до Сев Леарна (Аманских гор.— Л. X.), к местечку, называемому Пахакдзиак, принял христианское крещение от отца и настоятеля тамошнего; и с тех пор он стал как отец [родной] стране армян» (см.: Хроника, стр. 50).

234. Петрос Гетадардз был католикосом с 1019 по 1054 г. с перерывами.

235. Царь Иованнес (или Иованнес-Смбат), сын царя Гагика I, царствовал в 1020—1041 гг. При нем началось нашествие тюрок-сельджуков под предводительством Тогрула, вследствие чего васпураканский царь Сенекерим, теснимый сельджуками и Византией, был вынужден передать последней в 1022 г. свои владения, а сам с семьей и частью подданных переселился в Каппадокию. В том же году Иованнес-Смбат начал через католикоса Петроса переговоры с императором Василием П. Василий вынудил его заключить соглашение, по которому Анийское царство после смерти бездетного царя Иованнеса переходило к Византии.

236. Вест-Саргис — армянский вельможа, получивший высокий титул «вест» от византийского правительства, один из руководителей грекофильской партии при дворе последних анийских царей. Был в составе посольства Петроса Гетадардза к императору Василию П.

237. О размолвке между католикосом Петросом и высшей знатью во главе с царем Иованнесом рассказывает в своей «Хронике» Матеос Урхаеци (см. стр. 75—78).

238. Диоскорос — антипатриарх, сменивший в 1036 г. Петроса Гетадардза на два года.

239. Закарэ — крупный государственный и военный деятель Закавказья, амирспасалар войск царицы Тамар. Ум. в 1214 г. (см. прим. 32 к гл. 4).

240. Григор Тутэворди — видный церковный и общественный деятель Армении XII в., ярый противник сближения армянской церкви с греческой и латинской. За противодействие нововведениям Закарэ в области церковных установлений был подвергнут гонениям вплоть до тюремного заключения.

241. Вопреки стремлению грекофильской партии, собиравшейся после смерти бездетного царя Иованнеса-Смбата передать Ани Византии, сторонники независимости армянского царства во главе с командующим войсками Ваграмом Пахлавуни провозгласили царем юного Гагика, племянника царя.

242. Имеются в виду тюрки-сельджуки (см. здесь, прим. 208).

243. События эти (1064 г.) очень красочно описаны историком Аристакэсом Ластивертци (см. «Повествование», гл. XXIV).

244. Гагик II был последним царем династии Багратидов. Заманив его в Константинополь под предлогом заключения договора (1044), византийцы взяли его под стражу, принудили к отказу от Ани в пользу Византии, а затем отправили в Каппадокию, в г. Пизу (подробнее об этом см.: Аристакэс Ластивертци, Повествование, гл. X).

245. Эту легенду о Петросе Гетадардзе (1019—1058) рассказывают почти все армянские историки (см.: Матеос Урхаеци; стр. 50; Вардан Великий, стр. 118 и др.).

246. Владыка Хачик II Анеци (1054—1060) в 1057 г., перенеся множество страданий от константинопольских властей, был удален в Тавблур близ Гарантии (Малая Армения), куда был перенесен и католикосский престол.

247. Ваграм — старший сын Григора Магистроса. Не получив соизволения византийского императора на управление католикосатом, он уехал в Константинополь, где занимался переводами и всецело отдался науке. Ваграм вошел в историю армянской церкви под именем католикоса Григориев II Вкайасэра (Мартирофила), сел на католикосский престол в 1065 г., умер в 1105 г. (см. о нем у Вардана Великого, стр. 127—128).

248. Григор Магистрос (ум. в 1059 г.) —потомок царского рода Пахлавуни, владетель крепости Бджни в гаваре Ниг области Айрарат. Получил прекрасное образование, глубоко изучил греческую, сирийскую, пехлевийскую и арабскую письменность. Крупный политический и общественный деятель, Григор Магистрос был одним из замечательных ученых и педагогов средневековой Армении. Сохранились его письма, произведения богословского и поэтического характера.

249. Геворг III Лореци был избран коадъютором Григора Вкайасэра в 1069 г.; в 1072 г. его отстранили от власти.

250. Кюрикэ — представитель младшей ветви династии Багратидов, царствовавшей в области Ташир с центром в Лори. Основателем рода считается младший сын царя Ашота III Милостивого — Гурген I (или Кюрикэ). Кюрикэ, о котором говорит Киракос, воссел на престол в Мацнаберде в 1048 г.; при нем столица царства была перенесена в Лори.

251. Давид I Безземельный, ташир-дзорагетский царь (989—1048), сын и преемник Кюрикэ (Гургена) I.

252. Имеется в виду Гурген I.

253. Санаин и Ахпат — прославленные армянские монастыри. Киракос Гандзакеци по недоразумению приписывает учреждение этих монастырей Кюрикэ Багратуни. Вопрос о времени сооружения Ахпатского (957 г.) и Санаинского (967 г.) комплексов, а также учреждения там монастырей детально рассматривается в монографиях К. Кафадаряна, специально посвященных этим комплексам (см.: Санаинский монастырь и его надписи, Ереван, 1957, стр. 9—15; Ахпат, Архитектурные сооружения и надписи на камнях, Ереван, 1963, стр. 9—14).

254. Барсег I Анеци, по М. Орманяну, стал католикосом в 1105 г., скончался в 1113 г. (стр. 200). Однако другие источники называют началом его патриаршества 1081 г., когда царь Кюрикэ II, считая себя единственным законным преемником Багратидов в Армении и владея огромной территорией, решил в целях усиления своего влияния посадить на католикосский престол свою креатуру, и Барсег был рукоположен в католикосы. После смерти Григора Вкайасэра (1105 г.) Барсег Анеци стал единолично управлять католикосатом. Умер в 1113 г.

255. Архиепископ Барсег был братом влиятельного сановника грузинского двора, владетеля Ахпата и Махканабарда Амир-Курда Арцруни, известного также под именем Абул-Асана. С. Т. Еремян считает, что именно благодаря влиянию и связям последнего архиепископ Барсег удостоился милостей со стороны царицы, о которых говорит Киракос Гандзакеци (см.: Юрий Боголюбский по армянским и грузинским источникам, стр. 404—405).

256. Григор (или Григорэс) — епископ Ахпата, современник Киракоса Гандзакеци. Его имя упоминается в лапидарных надписях на стенах Ахпатского монастыря (см.: К. Кафадарян, Ахпат, стр. 184, 189).

257. Имя епископа Иованнеса Хаченци сохранилось на стенах Ахпата в надписях, относящихся к 1209, 1211, 1220 и 1221 гг. (см. там же).

258. Имеется в виду царь расположенного западнее Ширакского (Анийского) царства Багратидов Ванандского государства со столицей в Карсе Гагик, сын Аббаса и внук Мушега Багратуни (вступил на престол в 1029 г., погиб от руки греков в 1081 г.). Здесь правили представители боковой ветви Баграгидов, находившиеся в вассальной зависимости от ширакских царей. Царь Гагик был известен своими воинскими доблестями, а также был умелым полемистом в религиозных спорах. Не устояв перед натиском сельджукских султанов и поползновениями византийцев, Гагик в 1064 г. Отдал свои владения византийскому императору, получив взамен Цаминдав, Лариссу, Амасию и Коману, а также сто деревень (см.: Вардан, стр. 127).

259. Эту легенду передают и другие армянские историки (см., например: Матеос Урхаеци, стр. 180—182).

260. Вероятно, Киракос говорит о царе Васпуракаяского царства Гагике Арцруни.

261. Исследователи отмечают, что армянские источники (а также «Хроника» Михаила Сирийца), стремясь доказать «законность» киликийских царей и преемственность армянских государств, неоднократно, правда не всегда согласованно, подчеркивали то обстоятельство, что князь Рубен, основоположник Киликийского армянского царства, был якобы потомком двух царствовавших в коренной Армении династий — Багратидов и Арцрунидов (см. подробнее: Г. Г. Микаелян, История Киликийского армянского государства, стр. 82—83)

262. Имеется в виду Константин VIII, брат Василия II Болгаробойцы (1025-1028).

263. Перед смертью Константин VIII назначил своим преемником родственника царского дома патрикия Романа Аргира (1028—1034), который должен был жениться на дочери императора. Ему было уже около 60 лет.

264. Михаил IV Пафлагон (1034—1041).

265. Кюрзи — искаженное Кир Зоя. Имеется в виду средняя дочь императора Константина императрица Зоя, ставшая женой Романа III Аргира, а затем и Михаила IV (см. подробнее: История Византии, т. II, стр. 263—264).

266. Киракос Гандзакеци пропускает здесь недолго правившего императора Михаила V Калафата (1041—1042) и называет сразу Константина IX Мономаха (1042—1054).

267. См. прим. 244.

268. Имеется в виду императрица Феодора II (1054—1056).

269. Видимо, автор упоминает здесь Константина X Дуку (1059—1067) и, следовательно, пропускает императоров Михаила VI Стратиотика (1056—1057) и Исаака I Комнина (1057—1059).

270. Киракос Гандзакеци в общем довольно точно передает события, связанные с правлением Романа Диогена (см.: История Византии, т. II, стр. 283—288).

271. В 961 г. Мушег Багратуни, назначенный армянским царем Ашотом III правителем Карса, объявил себя царем. Таким образом было положено начало Карсскому, или Ванандскому, царству, которое, как и другие царства Северной и Северо-Восточной Армении, находилось в вассальной зависимости от Багратидов. После их падения оно некоторое время подчинялось Византии, а в 1065 г. было захвачено сельджуками.

272. Здесь у Киракоса Гандзакеци ошибка: Роман Диоген, провозглашенный императором в 1068 г., встретился с сельджуками в 1071 г., попал в плен к Алп-Арслану, а затем, будучи освобожден последним, заключил с ним невыгодный для Византии мир, по которому обязался отпустить всех сельджукских пленников и уплатить султану миллион золотых (см.: История Византии, т. II, стр. 283—289; Я. А. Манандян, Критический обзор, стр. 64—65).

273. Византийская армия, предводительствуемая Романом Диогеном, отвоевала крепость Маназкерт, которую незадолго до этого захватила конница Алп-Арслана. События в целом правильно передаются Киракосом, но они имели место не на восьмом году царствования Романа Диогена, а на четвертом (см.: История Византии, т. II, стр. 283—289).

274. Имеется в виду Михаил VII Дукас (1071—1078).

275. Имеется в виду Джалал ад-Даула Малик-шах I (1072—1092). сын и преемник Алп-Арслана.

276. При Малик-шахе I государство Сельджукидов значительно расширилось в границах и достигло расцвета. Многие армянские историки подчеркивают доброту этого правителя, его симпатии к христианам, особенно к армянам (см., например: Матеос Урхаеци, стр. 205); говорят, что при нем в Армении установился мир. Армянская церковь и ее служители были по приказу последнего освобождены от тяжких повинностей (там же, стр. 240). Матеос Урхаеци награждает его весьма лестными эпитетами. То же самое можно найти и у Вардана Великого (см. стр. 129—130, 133).

277. Ту же версию смерти Малик-шаха можно найти у Вардана Великого (см. стр. 134).

278. Подробности об этом периоде в истории Армении сообщают Матеос Урхаеци (см. стр. 245—250) и Вардан Великий (см. стр. 134—135).

279. Имеется к виду Рукн ад-Дин Берк-ярук (1094—1105).

280. Речь идет о малолетнем сыне Берк-ярука, Му'изз ад-Дин Малик-шахе II, которому перед своей смертью (в 1105 г.) отец передал власть (см. прим. 554 Н. Эмина к «Всеобщей истории» Вардана).

281. Император Алексей I Комнин (1081—1118) вступил на престол не после Михаила, а после Никифора Вотаниата (1078—1081).

282. Речь идет о походе крестоносцев.

283. Татчкастан — страна татчиков, т. е. мусульман.

284. Византийский император Алексей вскоре испугался бесчинств крестоносцев и последствий их походов для своей империи. Поэтому Византия постаралась поскорее избавиться от «защитников христиан», предоставив им возможность переправиться в Малую Азию. Этот отрывок Киракоса свидетельствует о симпатиях представителей Армении к крестоносцам.

285. Матерью Алексея Комнина была Анна Далассина, армянка по происхождению, халкидонитка по вероисповеданию.

286. Антиохия была взята крестоносцами в июне 1098 г., Иерусалим — 15 июля 1099 г.

287. Имеются в виду руководители крестоносцев Раймунд, граф Тулузский, и Танкред, племянник Боэмунда Тарентского. Вардан Великий называет отпрысками царского рода Готфрида Бульонского и его брата Балдуина.

288. Вардан Великий перечисляет следующих предводителей крестоносцев (см. венецианское издание 1865 г., стр. 110): Кондофр (Готфрид Бульонский), его брат Палтойн (Балдуин), Паймунд (Боэмунд, князь Тарентский), Танкри (Танкред, сын маркиза Вильгельма), Зенджил (Раймунд де Сен-Жиль), Роперт (Робер, граф Фландрский), другой Палтойн (Балдуин Бургский, кузен первых двух), граф Джослин (Жоселин де Куртене).

289. Киракос имеет в виду Готфрида Бульонского, герцога Нижней Лотарингии, ставшего королем иерусалимским.

290. Балдуин I (1100—1118)—брат иерусалимского короля Готфрида, после смерти последнего унаследовал его престол.

291. Трудно сказать, кого подразумевает Киракос, ибо престол иерусалимский после Балдуина I, как известно, перешел в 1118 г. к его кузену Балдуину II, царствовавшему до 1131 г. Может быть, имеется в виду Амаларих, царствовавший в 1162—1173 гг.

292. Григор III Пахлавуни стал католикосом в двадцатилетнем возрасте (1113 г.) и отрекся от престола в 1166 г.

293. Торос II (1145—1169) —армянский киликийский царь.

294. См. прим. 260.

295. На византийском престоле сидел в ту пору не Алексей, а Мануил Комнин (1143—1180). Ниже Киракос говорит о походе Андроника Комнина в 1152 г., преследовавшем цель отвоевания Киликии.

296. Геворг Мегрик — прославленный армянский книжник, автор ряда трудов богословского содержания и молитв. Большую известность он стяжал своим пятидесятилетним отшельничеством и основанием монастыря Дразарк. Самуэл Анеци и Степанос Орбелян вместе с Киракосом называют годом смерти Геворга Мегрика 1113 г., у Вардана Великого отмечен 1104 г. (стр. 144), а у Матеоса Урхаеци — 1114 г. (стр. 417—418).

297. Дразарк, один из известных киликийских монастырей, был расположен на расстоянии дневного пути к западу от Сиса. Будучи резиденцией сисского архиепископа, Дразарк стал местом упокоения многих вардапетов, патриархов и царей (см.: С. Эприкян, Иллюстрированный географический словарь, т. I, стр. 592).

298. Это сведение, более подробно изложенное, со множеством хвалебных слов в адрес Танкреда Антиохийского, можно найти и у других армянских историков (см.: Матеос Урхаеци, стр. 405—406 и др.).

299. Очевидно, имеется в виду «крепость Ромейская» (Ромкла), куда в 1147 г. Григор перенес католикосский престол.

300. Католикос Григор Пахлавуни продолжал дело своего дяди Григора Вкайасэра (почему и прозвали его Малым Вкайасэром): реставрировал и основывал монастыри, составляя жития святых и мучеников. Он известен как автор множества молитв и сочинений сугубо обрядового характера, полемических богословских трудов, отстаивающих независимость армяно-григорианской церкви. В практической деятельности он также поддерживал принцип независимости, несмотря на то что при нем началось и получило широкий размах движение за соединение армяно-григорианской, сирийской, латинской и греческой церквей.

301. По всей вероятности, автор имеет в виду Нерсеса Шнорали (Благодатного), брата католикоса Григора III, унаследовавшего патриарший престол в 1166 г.

302. Нерсес Ламбронаци (род. 1153 —ум. 1198). Крупнейший общественный и церковный деятель Киликийской Армении. Будучи отпрыском княжеского рода, он избрал себе духовное поприще и очень молодым получил сан вардапета. Был широко образован, знал языки, его перу принадлежит ряд богословских трудов, которые перечисляет Киракос Гандзакеци. Нерсес Ламбронаци был известен свободомыслием в церковных делах, активно боролся за сближение армянской церкви с римской (подробнее о нем см. монографию Г. Акопяна «Нерсес Ламбронаци»).

303. Армянское монашество обязано носить на голове черную суконную шапочку (пакег). Меж тем члены братии учрежденного Нерсесом Ламбронаци монастыря ходили, подобно католическим монахам, с непокрытой головой. Это и вызывало неодобрение, о котором говорит Киракос Гандзакеци.

304. Автор имеет в виду вардапета Саргиса Шнорали, автора толкований, речей и грамот религиозного содержания.

305. Анания Санаинеци был известным армянским ученым, знатоком теории календаря и толкователем божественных книг.

306. В армянской церкви, когда во время литургии исполняется Трисвятая песнь, прибавляется выражение «***» «распныйся за ны», что резко осуждалось православной (греческой) церковью. Отцы армянской церкви объясняли этот обычай тем, что прибавленная фраза относится не ко всей троице, а только к лицу сына и потому не содержит никакой ереси (см.: А. Н. Myравьев, Грузия и Армения, ч. II, стр. 332—333).

307. «Канон Шохакату» — т. е. канон, посвященный празднику Соборной эчмиадзинской церкви, ибо Эчмиадзин иначе называется Шохакат — «излияние света», так как, согласно легенде, Григорий Просветитель увидел лучезарный столп — излияние света с небес и сошедшего оттуда сына божьего. На этом месте был построен собор, который называют Эчмиадзин («сошествие единородного») или Шохакат («излияние света»).

308. Иованнес Саркаваг (род. между 1045—1055 — ум. 1129 г.) —один из крупнейших средневековых армянских ученых, выдающийся мыслитель, оставивший после себя множество научных трудов по различным отраслям знаний: истории, математике, космографии, теории календаря, философии и художественной литературе. Известны также его труды религиозного и толковательского характера. Иованнес Саркаваг, или Имастасэр (Любомудр), известен в истории армянской культуры и как поэт и педагог. Много времени и сил отдавал он воспитанию и образованию молодого поколения в основанных им в Ахпате и в Ани школах высшего типа (см.: А. Воскян, Филологические изыскания; А. Г. Абраамян, Труды Ованеса Имастасэра).

309. Панегирик этот до нас не дошел. В арменоведении существовало мнение о тождестве отмеченного панегирика с дошедшим до наших дней панегириком в честь св. Григора, просветителя армян. Однако, как правильно замечает А. Воскян, это мнение необоснованно, ибо там нет ни слова ни о Трдате, ни о Нерсесе, ни о Сааке с Месропом (см.: А. Воскян, Филологические изыскания, стр. 28).

310. См.: Краткая история, прим. 30.

311. Как уже было отмечено (гл. I, прим. 22, 26), с именами католикоса Саака Партева (387—439) и Месропа Маштоца (ум. в 440 т.) связано крупнейшее событие в культурной жизни армян — изобретение алфавита. Армянская церковь, ценя их заслуги, причислила Месропа Маштоца и Саака Великого к лику святых.

312. См.: Н. Эмин, Шаракан, стр. 343—350. Об этом см. также: А. Воскян, Филологические изыскания, стр. 48—49. Шаракан был посвящен восхвалению подвига иерея Гевснда, который возглавил восстание народа против иноземного гнета. Героизм иерея Гевонда и его сподвижников в борьбе за независимость армянского народа восславил армянский историк V в. Егишэ в труде «О Вардане и войне армянской».

313. Величальные речи эти, т. е. панегирики, до нас не дошли (см.: А. Воскян, Филологические изыскания, стр. 29).

314. Молитвенник Иованнеса Саркавага сохранился, он дошел до нас во множестве рукописных экземпляров. А. Воскян, упоминающий его, говорит, что в него входят 22 молитвы (см. там же, стр. 31—33).

315. В тексте: «***». В Армении священное писание распространялось во множестве списков, и тексты нередко искажались до неузнаваемости. Это обстоятельство очень огорчало тогдашних ученых. Иованнес Саркаваг обнаружил в Ахпатском книгохранилище экземпляр псалмов давидовых, перевод которых относился к V в. По его заказу псалтырь был размножен и разослан повсюду, где жили армяне. Это и были канонические, образцово-точные тексты, о которых говорит Киракос. Существует мнение, что ту же работу Иованнес Саркаваг проделал и со всей Библией и переводами философа Давида трудов Аристотеля (см.: Мхитар Айриванеци, стр. 33—36; а также: А. Воскян, Филологические изыскания, стр. 33—37).

316. Хотя в рукописях имя Степанос встречается с одним «н», думается, что Киракос Гандзакеци, передавая слова Иованнеса Саркавага, написал это имя с несколькими «н»; только это может помочь понять ответ Зомзомы, который подчеркивает, что Иованнес отнесся к нему с достаточным почтением. Исправление, предложенное В. Аракеляном (см. Текстологические исправления..., стр. 66), нам кажется неприемлемым.

317. Речь идет об Амазаспе Анеци, восьмом епископе и настоятеле Ахпатского монастыря (1243—1257), известном своими строительными работами: при нем в Ахпате была построена двухэтажная колокольня (1244 г.), семиарочный собор (1245 г.), строение, названное в его честь «Жаматуном Амазасп» (1253—1257), и др. Последнее, как полагают исследователи, было предназначено для монастырской школы (см.: В. Арутюнян и С. Сафарян, Памятники армянского зодчества, стр. 56—58).

318. Давид Гандзакеци — один из армянских средневековых ученых. Упоминаемые Киракосом Гандзакеци «Канонические законоположения» содержат много сведений этнографического характера (подробнее о нем см.: А. Г. Абраамян, Каноны Давида, сына Алавика).

319. Григор Гандзакеци, один из учеников Иованнеса Саркавага, впоследствии видный ученый средневековой Армении. Однако труды его до нас не дошли. Погиб в 1139 г. во время землетрясения в Гандзаке.

320. Об этом договоре упоминает и Фавстос Бузанд. В гл. 21 книги III своей «Истории Армении» (см. стр. 45) он пишет: «Император вспомнил тот союзный договор, клятвенно подтвержденный, который был заключен между императором Константином и царем Трдатом» (см. Подробнее прим. 1 к гл. 1).

321. Нерсес IV (1101—1173) Шнорали (Благодатный) — одна из самых ярких фигур того времени. Крупнейший церковный и общественный деятель, авторитетный и признанный не только у себя на родине богослов, он много энергии вложил в соединение армянской и греческой церквей. (Этой стороне его деятельности много места уделяет Киракос, об этом говорит и Вардан, см. стр. 157.) Нерсес Благодатный занимает особое место и в истории армянской литературы и музыки: его перу принадлежит множество прозаических и стихотворных сочинений, а также духовные песни, исполняемые и по сей день (подробнее о нем см. монографию Г. Акопяна «Нерсес Шнорали»).

322. Г. Алишан в своем исследовании «Шнорали и подробности о нем» (стр. 88—89) говорит, что встречающееся у армянских авторов определение «хосровов стиль, хосровова мелодия» употребляется в смысле красивой, усложненной мелодии, искусного в музыкальном отношении сочинения. Связано это определение с именем персидского царя сасанидской династии Хосрова Парвиза (591—628), который будучи любителем музыки поручил двум музыкантам — Саргису Орому и Бербуту Ширазци — канонизировать и развить в подвластной ему стране этот вид искусства. Ввиду того что Армения тогда входила в состав Сасанидского государства, это движение коснулось и ее. И с тех пор вошло в обычай называть талантливое музыкальное произведение сочинением хосровова стиля.

323. Так называется первая часть армянских канонов и тараканов по началу «Песни Моисея», «Поем Господеви» и т. д. (Исх., 15) (см.: Н. Эмин, Шаракан, стр. III).

324. См.: Н. Эмин, Шаракан, стр. 33—38.

325. Там же, стр. 280—285.

326. «Отроки» — шестая из восьми песней, исполняемых в армянской церкви. Называется так по 112-му псалму «Хвалите, рабы господни». Но так как в армянском переводе Библии вместо слова «рабы» стоит слово «отроки», песнь называется «Отроки» (см.: Н. Эмин, Шаракан, стр. IV).

327. «Возвожу» — восьмая песнь по 120-му псалму: «Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя» (см. там же, стр. IV).

328. См.: Н. Эмин, Шаракан, стр. 51—54.

329. Сынами Громовыми (Воанергесом) Иисус, согласно Библии, нарек двух своих учеников Иакова Зеведеева и его брата Иоанна (см.: Марк, 3, 17). См. об этом таракане: Н. Эмин, Шаракан, стр. 54—56.

330. См. там же, стр. 41—43. Этот канон приписывается одновременно Мовсесу Хоренаци, Нерсесу Шнорали и католикосу Иованну Мандакуни.

331. См. там же, стр. 44—45.

332. Канон на сорок святых севастийских мучеников, см. там же, стр. 104—107.

333. Шаракан двенадцати апостолам, см. там же, стр. 59—60.

334. См. каноны на великий понедельник, на великий вторник, на великую среду (см. там же, стр. 139—145).

335. Очевидно, имеется в виду канон святым архангелам Михаилу и Гавриилу (см. там же, стр. 322—325).

336. См. там же, стр. 343—345.

337. Киракос, по всей видимости, говорит об акростихах.

338. Оба шаракана переведены Н. Эминым (см. там же, стр. 267—273, 445—449). Хотя о таракане «На преставление Богородицы» там же в примечаниях говорится как о таракане, автор которого неизвестен.

339. Речь идет о выдающемся армянском поэте и мыслителе Григоре Нарекаци (951—1003), авторе множества тагов, молитв, гимнов и других песнопений. Особое место в его творчестве занимает «Книга скорбных песнопений», выдержавшая более 30 изданий на армянском языке и переведенная на многие иностранные языки. Сборники его священных элегий широко распространены среди армян, которые и поныне называют их по его имени «нареками».

Несмотря на религиозную форму, творения Григора Нарекаци проникнуты общечеловеческими чувствами и переживаниями, затрагивают моральные проблемы, волнующие каждого человека, поэтому творчество его по праву считается преддверием светской поэзии средневековой Армении. Историк армянской литературы М. Абегян называет Григора Нарекаци «первым великим поэтом» Армении, оказавшим бесспорное влияние на всех последующих поэтов (см.: М. Абегян, История древнеармянской литературы, т. I, стр. 442—496; сб. «Поэзия Армении», стр. 43—44; М. Мкрян, Григор Нарекаци).

340. «Сошествие духа» (точнее, «Святой дух»), «Церкви» и «Святому кресту» — гандзы, принадлежащие перу Григора Нарекаци (см.: Святейшего отца нашего Григора Нарекаци вторая книга речей, стр. 230—250).

341. Книга молитв, называемая и по сей день в народе и церкви армянской «Нарекгирк», и есть «Книга скорбных песнопений».

342. Эти панегирики с подробными комментариями см. в венецианском издании Григора Нарекаци (1827, стр. 148—230).

343. Незавершенное толкование Евангелия от Матфея было продолжено известным армянским мыслителем XIII в. Иованном Ерзынкаци.

344. Сравнение Нерсеса Шнорали с Дионисием Ареопагитом, одним из самых почитаемых и прославленных в Армении христианских авторов, видимо, свидетельствует о большом уважении Киракоса Гандзакеци к Нерсесу Шнорали и высокой оценке его литературного творчества.

345. Здесь Киракос говорит о так называемых ночных и утренних песнях Нерсеса Шнорали, специально им сочиненных для воинов, стерегущих крепость Ромкла, которые мирскими песнями и фривольными выражениями в ночное время оскорбляли целомудренный слух монахов и самого католикоса. Впоследствии песни эти армянская церковь заимствовала у крепостной стражи, и они по сей день исполняются во время церковной службы (см.: Г. Алишан, Нерсес Шнорали, стр. 376—377).

346. См. об этом в тексте, стр. 110—111.

347. Приводимый Киракосом символ веры, а также обстоятельства, предшествовавшие его написанию Нерсесом Шнорали, переведены и опубликованы А. Худобашевым в книге «Исторические памятники вероучения армянской церкви, относящиеся к XII столетию», стр. 121—153.

Текст воспроизведен по изданиям: Киракос Гандзакеци. История Армении. М. Наука. 1976

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.