Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФОМА МЕЦОПСКИЙ

ИСТОРИЯ ТИМУР-ЛАНКА И ЕГО ПРЕЕМНИКОВ

Но они убили владетеля города, по имени Салтин и советника его Данишмана, однако, милостью бога из города не пропало ни одного волоска, ибо он был христианолюбив и милостив к нашему народу. Однако по причине его гордого характера ни ему, ни христианам не было удачи: погиб он и погубил наш народ. Когда наступил следующий 880 год [1431] а нашей стране начался страшный голод как среди христиан, так и нехристиан. Люди съели собак и кошек, лошадей и мулов, ослов и верблюдов, питаясь мертвечиной, и значительно уменьшилось число животных. Тогда [голодающие] стали нападать на своих сыновей и дочерей, и дошло до того, что в Тавризе съели тайно и явно 1000 душ, и разорялись северные и южные области страны. Люди прибывали к нам из Тавриза, из Гера и Зареванда, Ошни и Агбака и направлялись в районы Качберуника, а из оставшихся там многие умирали. Те же, которые пришли в поселение Арест, питались рыбой овощами.

Звери, привыкшие питаться мертвечиной, стали нападать на живых людей, еще остававшихся в нашей стране. Волки вступили в Арчеш и во все наши области, вырывали сына из объятий матери, раздирали и пожирали. Встречаясь на полях с взрослыми и малолетними, нападали на них и немедленно раздирали. В области Арчеша волки сожрали больше 100 душ [не считая нищих] близ рек Арест и Мармет. Христиан, отправившихся зимой из области Араратской в страну иберов, погибло от сурового климата так много, что нельзя было и сосчитать их, как нам рассказал наш духовный брат инок Закария из Тегерана. Мера [мот] пшеницы на базаре Арчеша стоила более 60 танга.

Вымирали все люди, как коренные, так и пришельцы. Некоторые, взяв своих лошадей, уходили в далекие страны, в Ерзнга, Харберд, Амнт, Арани, Чмшкадзак. То же, которые оставались без призора, умирали от страшного голода. Некоторые по причине голода и бедствий пошли и смешались с курдами Багеша, Муша, Сасуна, и отреклись от своей веры больше 500 душ, впав в безверие.

(Опущены две страницы, содержащие текст религиозного характера).

...У тирана Скандара был сын по имени Арали, которого он назначил [правителем] в укрепленную область Тосп у подножья Варага, в город Ван. При взимании налогов, как с нашего народа, так и с таджиков, он творил беззакония. И пошли они [население] к его отцу, Скандару, пожаловались на него, заявив, что они не в состоянии переносить причиняемые им бедствия и жестокости, «ибо страну нашу он обрек на нищету». Весьма раздраженный [Скандар] призвал его к себе, чтобы проучить за его невежество. Но тот, боясь отца, уклонился и ушел к владетелю Шемахи, к сыну шаха Ибрагима, к Халил-Уллаху 90. А тот, задержав его, отправил к владетелю Хорасана, Шах-Руху, сыну Тимура, так как он питал тайную злобу к Скандару. А он [Скандар] узнав о том, что тот (Халил-Уллах) его ненавидит, собрал войско и выступил в поход на город Шемаху и его область. Он в течение 15 дней беспощадно вырубал деревья и сады и причинил не поддающиеся описанию разрушения. Нашел он себе единомышленника одного ишхана по имени Скандар, тоже по злодеяниям равного себе. Взяв его, он прошел дальше Дербентских ворот, разрушил много стран и безжалостно истребил мечом много горцев и степных. Оставаясь там целый год, он пролил столько невинной крови, что невозможно и описать. Вернувшись оттуда, он отрубил головы 360 данишманам и, навьючив животных, доставили их в страну Сюника, окровавленные и зловонные. Местные христиане, будучи очень милосердными, тайно привели 30 пленных. За ними пришел священник по имени Акоб и сообщил ему [Скандару]. Тот был огорчен и отпустил их с миром.

А владетель шемахинский. Халил, взяв с собою кадия мюдаристов, пошел к Шах-Руху, владетелю города Гре. Посыпав свои головы землей и разорвав ворот одежд своих, они сообщили ему горестную весть о бедствиях, которые совершил Скандар. Он [Шах-Рух] пришел в большое возбуждение, разгневался и поднял весь свой род. Наполнив благой свой разум горькой желчью, он созвал всех властителей зла города Гре как старых, так и младших, и сказал им: «Рассудите по правде и справедливости, как надо поступать с сыном Усуфа?». Они все в один голос закричали: «Он заслуживает смерти, пусть издохнет этот муж. Если ты не убьешь такого; безжалостного кровопийцу, творец бог потребует от тебя ответа». Тогда приказал он [Шах-Рух] принести ему оружие и надел его на себя, что, будучи суфием и миролюбивым, издавна он себе не позволял. Пылая гневом, он прошел трехдневный путь в сопровождении 20 человек, и потом собралось к нему из разных мест бесчисленное множество [народа] и подошло его войско. Так дошли они до города Султание. Он отложил. [свое выступление отсюда] на 40 дней, надеясь, что обманутый и введенный в заблуждение дьяволом глупый хвастун выйдет к нему навстречу с повинной.

Но тот оставил это без внимания. Миролюбивый Шах-Рух тогда двинулся с тяжелым войском [далее] и пришел в страну Сюника к укреплению Ернджак. Обложив его, он держал его в осаде в течение многих дней. Как сын, так и мать употребили всю свою мудрость и дали ему обещание не оставить в живых отца. Они обещали, что если удастся, убьют его и доставят ему [Шах-Руху] много золота и серебра. Приняв их предложение через послов, он поблагодарил их, похвалил разум его сына и ханум, отметив, что он умнее, чем Зопа Скандар. Посланные вернулись в клай, а Скандар оказался вне крепости. Он бежал с 150 человек, тайно пришел в страну Гоговит в село Арцап  91 и пробыл там три-четыре дня. Оттуда с своим войском он пришел в город Карин 92, теперь называемый Арзрум, где жили бежавшие из страха и ужаса перед чагатаями.

Владетель Ерзнка Отман собрал больше 20 000 человек войска и выступил против него, решив воевать с ним. А тот, ободренный, с 3000 вооруженных людей внезапно ворвался в середину многочисленного войска, убил военачальника Отмана и сына его Паязита, а также больше 700 воинов и, захватив 100 храбрых, могущественных воинов, зарезал их тот безжалостный и хищный зверь, сын дьявола. И сложили тела их на дороге наподобие холма. На второй день подошло войско чагатая Джонка, сына Шах-Руха числом до 30 000 чел. Увидев убитых на дороге, они ужаснулись, подивились и не захотели преследовать их. Но сын его, считая это позором, преисполненный возмущения, сказал всем своим вельможам: «Чтобы никто из наших войск не посмел оставаться в городе или в горах. Все должны единодушно вооружиться и выступить за ними». В ходе преследования они догнали их, отняли всю добычу и все награбленное ими, но не смогли врезаться в гущу их. И так преследовали их шаг за шагом до города Агшар, но схватить его не могли. А тот [Скандар] удалился и стал жить в Тохате в своей стране, пользуясь великим почетом со стороны городских и областных ишханов тех стран.

Весной он опустошил страну. Забрав [добычу], пошел и остановился на берегу одной реки. Собрав множество войска, Гюльше чем 40000 человек, он пришел и остановился близ них [войск Шах-Руха], но причинить им ничего не мог. А те, увидя его трусость, разрушали и разоряли его страну. Придя в Себастию, он остановился в одной пещере, куда бежали и страхе перед ним люди. Ложными клятвами он обманул их, вывел множество находившихся там христиан и взял в плен женщин и невинных детей. Злодеи подвергли их пыткам, терзая огнем, мечом и другими способами. Находившиеся в Тюрпке христиане, видя подвергнутых таким мучениям пленных, плача и рыдая пошли к злому тирану, предтече антихриста навстречу, выдали ему бесчисленное множество выкупа и, выкупив многих из них, отослали их в северные области страны. Потом он пошел на Харберд, предал огню и мечу всю страну и поверг в великую печаль все множество [населения] той сострадательной и милосердной области.

Вступив в область Дерчан 93, он захотел выселить население со всем имуществом, с сыновьями и дочерьми и перевести их всех в страну Арарата и Сюника. Дни стояли тогда суровые, зимние, холодные. Спустя два дня внезапно выпал большой снег. В ту же ночь промерзла земля. Многие из христиан обморозились и умирали: сын звал отца, отец сына, и в объятиях матерей умирали любимые сыновья. Взяв сыновей своих в объятия, они, возвысив свой голос до небес, вопили к богу:

«Господь Иисус, будь мстителем за кровь рабов твоих, ибо ты один—наша надежда и упование, спаси нас и детей наших из рук этого зверя». В этот день от жестокой погоды погибло более 700 невинных христиан. Похоронить их не успели и они стали пищей зверей. Поблизости не было жилья человеческого. Начальники их, отрезав им уши, приносили и показывали тому предтече антихриста. А он [Скандар], смеясь, говорил:

«Мне-то что! Бог это совершил, не выдал бы их в мои руки, не послал бы с небес снега».

Такие злодеяния совершил тот зверь безверный, а некоторые невежды за то, что он уважал некоторых христиан, говорили, что тот добрый и желали ему долголетия. Но среди людей существует мнение, что из-за его надменного характера и потому, что он не подчинялся восточному царю, число погибших людей превышало число звезд на небе. А тот [Шах-Рух] был миролюбив и не захотел быть мятежным. Ибо он был свидетелем того, как отец его выл в могиле подобно собаке., И он погубил наш народ не по своей воле. А тот, кто исполняет желание боящихся его и внемлет их молитвам, молитвами и смертью невинных отвел свою помощь от его [Скандара] меча и унизил его в глазах войска его, любимых братьев и родственников. Он пришел к своему брату, по имени Джахан-шах 94, который Шах-Рухом был назначен правителем над своими народами и над нашей страной. И, подняв войну, пошел [Скандар] на своего брата Джаханшаха, уверенный в том, что войско также не пожалеет себя, как в тот раз, когда однажды, не щадя себя, убили брата его султана Бусаидя, :и подобно тому, как Шах-Рух также положил жизнь свою за нашу страну. Но [люди] оставили его и убежали к его брату Джаханшаху. Он же, оставшись с немногими мужами и, еле спасшись от своего брата, тайно ушел в укрепление [крепость] Ернджака и провел там целую зиму, предаваясь пьянству.

А брат, окружяв его своим войском и решив подвергнуть осаде до весенней погоды, построил себе укрепления и жилища вокруг крепости. Он же [Скандар] тайно послал послов к султану Мера с просьбой, чтобы тот прислал ему в помощь большое войско. Тот послал ему много войска, 60 000 чел., но когда они пришли в область Егегяц, им передали, что его [Скандара] убили в крепости Ернджака 95. У Скандара был сын по имени Шахубат. Сговорившись, он и мать его, а также 10 могучих воинов и храбрых богатырей пошли ночью и нашли его [Скандара] спящим в пьяном состоянии. Обнажив свои мечи, они убили его тайно от его родственников. Когда утром пришли и, увидев Шахубата, опросили: «Где отец твой?» Он ответил: «Пусть постигнет вашего врага то, что постигло моего отца». Они поклялись не причинять ему вреда. У него [Скандара] был друг по имени Голаву, которого привели и также: убили. И отрубив ему [Скандару] голову, послали ее брату Шаханшаху [Джаханшаху], который осаждал крепость. Тот, узнав об этом, весьма обрадовался, устроил большой праздник и прославил бога за то, что его враг убит не им самим, а рожденным от него же, любимым сыном. И «уничтожилось то зло и он не увидел славу божью», как сказано пророком . . . Он был муж кровожадный, он не дожил дней своей жизни, и страна на некоторое время успокоилась, ибо пока он [Скандар] был жив, вся страна, начиная от Хорасана до Мера, находилась в волнениях и смуте. Это случилось в 886 году [1437]. Начиная с 870 года [1421] и до его смерти страна находилась в постоянной смуте, ибо это уже в третий раз чагатай Шах-Рух по причине его неподчинения пленил всех туркменов и страны Средиземноморья. Первый раз это случилось в Вагаршакерте, второй раз в Салмасте, а в третий, последний раз,—когда он сам умер и многие из-за него умерли.

Все это я подлинно сам видел в наших областях, ибо в 885 году [1436], во время второго прибытия чагатая, мы убежали в город Хлат, Гер, Беркри, Арчеш и Арцке. Внезапно напали на нас все курды с гор и холмов Курдистана, и, обнажив мечи, навели ужас на весь измученный наш народ. Они хотели совершенно уничтожить всех нас..

И объяли нас чрезвычайный страх и ужас от крика того кровожадного и поганого народа маров, напомнив нам о дне последнего суда.

(Далее следует молитвенная формула).

...Ночью мы захотели уйти в город Багеш к боголюбивым, христолюбивым и набожным христианам и находившимся у них вардапетам и епископам, священникам к инокам. Вдруг они догнали нас и хотели предать всех мечу. Мы же, уповая на бога и оставив все свое имущество, убежали и горы н милостью бога и его благодатью спаслись из их рук.

Весть об опасности, угрожавшей нам, дошла до города Багеша. Местный епископ Тер-Степаннос, добрый и боголюбивый муж, собрав много христиан вместе с нашим духовным наставником и братом Степанносом стали оплакивать нас. Они приняли нас и наших бедных спутников, дав нам приют, которым мы пользовались три года. (Далее следует молитвенная формула). Это было в 884 году, нашем [1435].

В городе Арцке жил муж благочестивый и набожный, боголюбивый и почитающий святых, очень смиренный, любящий порядок и ненавидящий всякое зло. День и ночь он проводил в молитвах вместе со своими братьями, сыном и со всей семьей. Имя его было Мурад-шах. Он был по наружности очень приятен и добр. И всех неверующих в городе он до того держал в подчинении, что на празднике богоявления он заново ввел в городе освящение воды с крестом и евангелием, и это совершалось среди неверных. Он являлся каким-то христианским царем среди окружающего нас всех моря. Но по зависти дьявольской исполнители его воли предали его [Мурад-шаха] в руки кагакапета. А безверные горожане, питая к нему злобу, благодаря попустительству нашего народа, с помощью одного поганого и преступного человека, по имени Зенон, донесли на него. И, заключив его в тюрьму, выстрелили в него из лука, а потом сбросили с башни. ...(Опущена молитвенная формула), а до него, схватив одного из старшин, по имени Закариа, связали веревкой и удушили...

(Опущена молитвенная формула).

Надо знать вам также, что некий поганый ишхан, по имени Пирали, сидевший в те дни в крепости Амик, в этом году три раза пленил и разграбил страну Арчиша и Арцке, в селении Зеришате сжег в огне правителя по имени Мкртич, вместе с семьей из 8 человек. Другого набожного правителя, по имени Гованнес он убил в селении Асписнак, а брата его, по

(Опущена молитвенная формула).

имени Аристакес, изжарили на огне, как агнца невинного . . И так были разграблены все области, лишены всего имущества, что все христиане, которые остались в живых, как взрослые, так и дети, должны были прикрываться травой и, ходя без всякого стыда голыми и босыми, подобно скоту, считали это вполне естественным.

Женщин христианских, вступивших на остров, называемый Лим, продавали нашим бедным, не имеющим ни одной драхмы, и требовали за них по двести и триста танг. За грехи наши разгневался бог и в наказание правителем нашей страны назначен был тот ишхан, который разрушил ее. Теперь он всех наших христиан так обложил налогами, что с каждого человека взыскивали 40 танг, кроме бахры и чарека, взыскивали со стариков и детей, сирот и вдов, слепых, нищих и бесприютных. И все они, подобные мертвым, живут в голоде. Все это мы видели: плач и горе нагих и нищих, жалобы на лживых старейшин, которые, благодаря [нерадению] и невнимательному отношению, погубили наш измученный народ не только страшной нищетой, но также [что недостойно слушать и рассказывать] пьяным развратом стариков и молодых, который можно было наблюдать в городе Арчеш...

(Опущены три страницы, содержащие примеры отступлений от церковных канонов и божьей кары за это).

В 887 году [1438] царь Иберии, по имени Алексан, дал страну ишхану Пеггину, сыну Ом(бата Орбеляна, внуку Буртела, являвшемуся его тестем, ибо тот владел всем Сюником и всеми близлежащими к Сюнику областями, с больше чем 60 000 христианских семей и грузин освободил от Шах-Руха. Царь, лицемерно оказав ему почести, дал ему замок Лорийский. Будучи набожным и богобоязненным, он с любовью установил порядки, милостиво и с любовью относился ко всем бедным, призывал и собирал всех. Он почитал и снабжал хлебом, пищей и одеждой всех обращавшихся к нему [людей] из народа армянского. Кровожадный тот зверь безжалостный [царь Алексан] из боязни, порожденной напрасными и ложными сомнениями — как бы все армяне не собрались к нему и тогда разорятся области Иберии, — а особенно доносом злых ишханов, дал ему отраву, через одного мужа из армян, по имени Амиадин, которому обещал великие подарки.

Безверный тот кровожадный Каин предпочел коварство к народ халкедонитов православным и истинно верующим. Во время еды он неожиданно дал ему отраву. Поняв это, тот просил противоядия, но оно не помогло и он вручил душу свою ангелам.

Его доставили и положили около отца его Смбата и брата Степанноса, епископа святой обители Татева, где они упокоились после бегства от чужеплеменных из районов Иберии. И объяли великая печаль и отчаяние весь наш армянский народ и все наше племя, ибо он являлся виноградной веточкой в кисти виноградной, путеводной звездой в ночной темноте и прибежищем для всего нашего христианского народа. У него остался единственный брат, по имени Шах, воспитанный и выросший у обжорливого народа иберского. Он не был мужественным и не домогался родной области. Остался также малолетний сын его лет десяти или около этого...

(Опущена .молитвенная формула).

Его ишханы отомстили тому беззаконному Амиадину, отрубив ему ноги и руки, но так и не могли добиться признания в том, что он дал смертную отраву, которая отняла у нашего ишхана жизнь. Милосердный бог щадил его [царя Алексана] один год. А на второй год 888-й [1439] он учинил свое правосудие: поразил внутренности поганого и кровожадного царя страшной и тяжелой болезнью, так что он ежедневно умирал и опять оживал. Он рыдал: «Ох, горе мне!» Собрал врачей, но боли еще больше усиливались.

В следующем, 889 году [1440] создатель бог опять разгневался над нашим народом, над злым царем и над его страной. Царь Тавриза и правитель-ишхан, по имени Джаханшах, собрал войско и, взяв с собою злого правителя Артавила 96, всех гатиев и мутарисов, двинулся на страну иберов. Много раз он посылал к нему посланников и призывал его к повиновению, требуя уплаты обычной дани. Но тот не захотел и сурово отказал ему.

В день великой Пасхи неожиданно и внезапно пришел он [Джаханшах] с бесчисленным войском. Попавшихся им в руки они взяли в плен, а вельмож перебили. И, устроив схар [осаду], они обложили город Шамшулде. Перед праздником Пятидесятницы, в день сошествия святого духа город был взят обманом и угрозами. У городских ворот из 1664 человечески к голов была воздвигнута минара [минарет], а 9400 человек было взято в плен, не считая тех, которые были захвачены в лесу и в кустарниках. У городских ворот были подобно баранам зарезаны 60 мужей, имеющих духовный сан священников, иереев, иноков и ишханов. Некоторым раскололи черепа на четыре части, другим просто разбивали черепа, многих отвратили от своей веры и убивали...

 

(Опущены молитвенное обращение к богу и примеры из церковной истории).

Они разослали по всем странам: в Мер, Хорасан, Багдад, Тачкастан предложения о продаже пленных, назначив за них дорогие цены...

(Опущена религиозная формула).

Каждого пленного продавали за 1000 танга. И до такой степени мы впали в нищету со всем нашим народом, и города, селения, и монастыри, поселения, что ни один город, ни одно село не в состоянии были выкупить пленного из-за крайней бедности. Только подняв плач и рыдания, с громкими стенаниями проливаем мы слезы и оплакиваем нашу гибель.

...Отправившись оттуда, они двинулись на город Тпхис, на Пайтакаранский город и до основания разрушили все церкви, построенные прежними царями, сокрушили знамения господни и, подняв обнаженный меч над церквами, поднимали такой ужасный рев и страшный гром, что от страха все содрогались и приходили в трепет, как горцы, так и жители равнины. Даже те, которые в руках имели меч, мужественные и трусы, начальники отрядов прятались в лесах, в скалах и в пещерах. Захватив их жен и детей, в продолжение многих дней гнали их в плен, а малодушный, обжорливый, пьянствующий и любящий заячье мясо народ иберский, который постоянно пребывал на пиршествах и похвалялся, что победит все народы, не мог поразить стрелою даже одного человека. Наоборот. встретив некоторых из них в лесу, очень тихо, с испугом и дрожью говорили: «Вот туркмен». И так, еле спасшись, они отдали детей своих в руки безверных. А мы, надеявшиеся на иберов и в присутствии безверных гордившиеся, после этого, впав в уныние, онемели.

...Созвал тот тиран злых предводителей своей веры и сказал: «Совершил ли кто-либо из прежних царей такие доблестные и мужественные дела?» Они ему ответили: «Нет, ты больше пейгамбара достоин почестей и славы». А поганый Артевильский шейх сказал: «Все злодеяния, которые тобой совершены, богом уже прощены, кроме того отпущено будет тебе все то, что ты совершишь и впредь, в течение семи лет. Я даю тебе наставление: наложи на них дань и харадж, чтобы они обратились в нашу веру».

И обложили они большим хараджем и налогами все народы в надежде, что те не перенесут такого тяжелого обложения и обратятся в их веру.

(Повествование здесь заканчивается проклятиями угнетателям и пожеланиями всем верующим лучшей участи и прощения грехов).

Комментарии

90. Шейх Ибрагим 1 ибн Мухаммед Дербенди (1382— 1417) —ширваншах, основатель четвертой, дербендской династии шарваншахов (1382—1550). Ему наследовал сын, ширваншах Халил-Уллах I ибн Ибрагим (1417—1462).

91. Арцап (к)—город и крепость в Коговите, к западу от горы Арарат. Теперь небольшое село.

92. Карин (Феодосиополь)—нынешний Эрзурум. Каринская область—Эрзурумский вилайет в Турции.

93. Дерчан (Терджан) — провинция древней Армении к западу от Карина.

94. Джехан-шах (1437—1467)—сын Кара-Юсуфа и брат Искендера, правитель из династии Кара-коюнлу.

95. Искендер, спасаясь от своего брата Джаханшаха, заперся в крепости Алинджа-Кала (возле Нахичевани). Но подстрекаемый Джаханшахом сын Искендера—Кубат, с помощьм невольницы, имевшей с ним связь,   убил его, а затем был сам тайно умерщвлен Джаханшахом (А. Бакиханов. «Гюлистан-Ирам»).

96. Артавил—город Ардебиль в южном Азербайджане.

Текст воспроизводится по изданию: Фома Мецопский. История Тимур-Ланка и его преемников. Баку. 1957

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.