Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФЕОФАН ИСПОВЕДНИК
 

ХРОНОГРАФИЯ

л. м. 6121, р. х. 621.

Мухамед вождь аравитян 9 л. Ормизда царь персов 1‑й год.

В сем году, когда царь Ираклий находился в Иераполисе пришел к нему Афанасий патриарх яковитов, муж остроумный и хитрый со враждебною хитростью сирийца. Он начал слово с царем о вере; Ираклий обещал сделать его патриархом Антиохийским, если он примет собор Халкидонский: сей притворно принял собор, исповедуя во Христе два соединенные естества; но он вопросил царя о силе и волях, как должно назвать их во Христе, двоякими или единою. Царь услышав сей новый вопрос, писал к Сергию, патриарху Константинопольскому, обратился с тем же вопросом к Киру, епископу Фарсийскому и нашел его согласным с Сергием, что едина сила, едина воля. Сергий, как сирианин и от родителей яковит, исповедывал во Христе одну естественную волю и одну силу, о чем и писал. Царь сравнивши мнение того и другого, нашел что и Афанасий с ними согласен. Он увидел, что где признают одну силу, там допускают и одно свойство; и так принужден был писать к Иоанну, папе римскому, и открыть мнение того и другого. Папа не принял этой ереси. По смерти Георгия, епископа Александрийского, Кир послан был {243}  епископом на место его; Кир соединился с Феодором, епископом Фароса и подписал это растворенное водою исповедание, признающее во Христе одну физическую (естественную) волю. Вследствие этого Халкидонский собор и кафолическая церковь подверглись великому поруганию. Яковиты и феодосианы хвалились; не мы присоединились к Халкидону, но Халкидон с нами согласен, потому что через одну силу признает во Христе едино естество. В это время рукоположен во епископы иерусалимские Софроний, который созвавши под властью своею состоявших епископов, предал анафеме учение монофелитов и писал соборное послание Сергию Константинопольскому и Иоанну Римскому. Ираклий, услышав это, устыдился, не хотел отказаться и от принятого мнения, и не мог перенесть укоризны, и как важное дело издал свой эдикт такого содержания, чтобы не исповедывать во Христе ни одной, ни двух сил; единомышленные Севера, прочитавши сей эдикт, и на торжищах и в банях смеялись над католическою церковью и говорили: прежде халкидоняне согласны были с Несторием, но опомнились и обратились к истине, и соединились с нами чрез одну силу, признавая во Христе единое естество. Теперь отступя от хорошего дела, истребили и то и другое, и не признают во Христе ни одного, ни двух естеств. По смерти Сергия занял престол константинопольский Пирр, нечестиво утверждавший учения Сергия и Кира. По кончине Ираклия, наследовал ему сын его Константин, но Пирр с Мартиною отравили его ядом, и овладел царским престолом Ираклеон, сын Мартины, но сенат и город изгнали Пирра, как нечестивого с Мартиною и ее сыном; и взошел на царский престол Констант, сын Константина, а Павел рукоположен в епископы Константинопольские, такой же еретик, как и прежние. Иоанн, римский епископ созвавши собор епископов, предал анафеме ересь монофелитов. Равным образом в Африке, Визакии, Нумидии и Мавритании епископы собравшись предали анафеме монофизитов. По кончине Иоанна Римского, на место его рукоположен в папы Феодор. Пирр пришедши в Африку свиделся с святейшим отцом Максимом, уважаемым по монашеским подвигам и с другими божественными мужами иерархами, которые обличивши его и убедивши послали в Рим к папе Феодору; он представил папе книгу своего православия и был им принят. Выехавши из Рима, в Равенне яко пес обратился к блевотине своей. Узнавши о том папа Феодор, созвал восполнение церкви и при гробе первого апостола Петра попросил божественную чашу и от животворящей {244}  крови Христовой впустивши каплю в чернило, собственною рукою написал низложение Пирра и его единомышленников. Когда по смерти Павла Пирр прибыл в Константинополь, то дерзкие иноверцы возвели его опять на престол константинопольский. По смерти папы Феодора Мартин святейший рукоположен в Риме. Между тем Максим из Африки прибыл в Рим, возжег папу Мартина божественною ревностью, и они собравши собор изо ста пятидесяти епископов, предали анафеме Сергия, Пирра, Кира и Павла; а две воли и две силы Христа, Бога нашего объяснили, утвердили в девятый год царствования Константа[289], внука Ираклиева, индиктиона 8, который узнавши о сем[290], с великим гневом призвавши святого Мартина[291] и Максима[292] в Константинополь, мучил их и послал в изгнание в страны Херсонеса[293]. При сем он наказан многих из западных епископов. По изгнании Мартина, Агафон рукоположен в папы римские, который двинутый божественною ревностью, также созвал святой собор, уничтожил ересь монофелитов, и утвердил две воли и две силы. Таким образом, между тем как возмущали церкви и цари и нечестивые иереи, восстал на поражение Христова народа пустыннейший Амолик и при первом его стремлении пало римское войско при Гавифе, Иермухане с ужасным кровопролитием; затем взята Палестина Кесарии, Иерусалим, истреблен Египет с внутренними своими землями и с островами и последовало пленение всего римского царства, в Финикии совершенное истребление и войска и флота римского, и всеобщее избиение всех христианских народов и мест, которое прекратилось не прежде, как гонитель церкви постыдным образом убит был в Сицилии в бане Дафны.

В сем году окончил жизнь Мугамед вождь и лжепророк сарацинский, избравши на место свое родственника своего Абубахара. Ужас всюду распространился. Обманутые иудеи при первом появлении его думали, что он есть ожидаемый ими Христос; некоторые из них люди важнейшие, прилепились к нему, приняли его учение и отложились от Боговидца Моисея. Десять человек сделали это и оставались при нем до самой кончины его. Они же увидевши, что он ест верблюжину, узнали, что он не тот, за кого они приняли его и недоумевая, что им делать, уже не смели несчастные отстать от учения его, но внушали ему злодейские намерения против нас христиан; они остались при нем. Здесь считаю необходимым сказать о происхождении его: он происходил из благороднейшего племени от Измаила, сына Араама. Низарос, потомок Измаила почитается отцом сего племени: у него было два сына Мун‑{245} дарос и Аравиас. От Мундароса произошли Курасос, Изос, Фелимес, Асадос и другие неизвестные; все эти жили в стране Мадианитской, занимались скотоводством и жилищем служили им хижины. За ними во внутренних странах жили и другие, но не из того племени, а от Ектана, называемые аманитами, то есть олифитами. Некоторые из них торговли верблюдами. Упомянутый Муамед, как человек недостаточный, сирота, вздумал вступить к одной богатой женщине, родственнице своей, по имени Хадиге, как наемник для хождения за верблюдами и для торговли в Египте и Палестине. Мало по малу он делался смелее, сделал предложение женщине вдовице и женился на ней, получив за нею верблюдов и все ее имение. Приходя в Палестину, он познакомился с иудеями и христианами, и заимствовал от них кое‑что из писаний, но был одержим падучею болезнью. Жена, заметивши это, очень опечалилась, что она благородная связалась с таким больным и не только бедным, но и в падучей болезни находящимся. Но он старался утешить ее и говорил: я вижу видение одного ангела, называемого Гавриила и не вынося его лица смешиваюсь и падаю. Она знала одного монаха, который по зловерию изгнан и жил там, рассказала ему все и имя ангела; монах для успокоения ее сказал ей: он сказал правду: этот ангел посылается ко всем пророкам. Она выслушав слова лжеотца, первая поверила ему и проповедывла другим женщинам того же колена, что муж ее пророк. Эта весть от жен перешла к мужьям, сначала к Абубахару, которого он оставил своим наследником; и эта ересь утвердилась в странах Ефрибы, наконец разрешилась ужасными войнами. Сначала таилась она в скрытности в продолжении десяти лет, потом открылась войною десятилетнею, наконец девять лет проповедывалась явно. Он учил своих подданных, что убивающий врага, или врагом убитый вступает в рай, который, по словам его, составляли плотская пища, питье и наслаждение с женщинами: там реки вина, меду и млека, там женщины не такие как здесь, но совсем иные; там наслаждение продолжительное и полное; учение его исполнено и прочего неистовства и глупости, но он хвалил сострадание друг к другу и помощь обижаемым.

В том же году, индиктиона четвертого, ноября 8 дня родился у Ираклия на востоке сын Давид. В тот же день родился Ираклий сын Ираклия малого, также и Константина сына Ираклия великого, и крещен во Влахернах от Сергия патриарха 5 индиктиона ноября 3 дня. {246}

л. м. 6123, р. х. 623.

При Абубахаре вожде арабов. 1. При Модесте еписк. Иерусалимском. 1‑й год.

В сем году персы восстали друг против друга и воевали междуусобною бранью. В том же году царь индийский прислал Ираклию поздравления с победою над персами, и жемчугу и много драгоценных камней. Муамед уже умер, поставивши четырех эмиров для войны против христиан из рода аравитян. Они подошли к селению Мухеон называемому, в котором управлял Феодор Викарий и отложили нападение на них до дня идоложертвования своего. Викарий, узнавши об этом от Коразана Кутавы, собрал всех воинов с стражб пустынных и тщательно узнавши от сарацина и день и час, в который хотели они напасть, сам сделал нападение на них в местечке Мофы, убил трех эмиров и множество простых воинов. Спасся только один эмир, по имени Халед, прозванный мечом Божьим. Некоторые из ближайших аравитян получали от царя жалованье небольшое, чтобы охранять проходы пустыни. В это время прибыл один евнух для раздачи жалованья воинам; аравитяне по обыкновению также пришли получать свое жалованье, но евнух прогнал их и сказал, что государь его едва дает жалованье только воинам своим, а этим там и того менее. Оскорбленные аравитяне ушли к своим соплеменникам и сами привели их в страну Газу, как устье пустыни против горы Синайской, в страну очень богатую.

л. м. 6124, р. х. 624.

При Ормизде Персид. царе 11 лет.

В сем году Абубахарос послал четырех вождей, которые, как я уже сказал, под руководством аравитян пришли и взяли Иру, всю страну у Газы, как устье в пустыне против горы Синая. Сергий с немногими воинами едва пришел, вступил в сражение и первый был убит с тремястами воинов. Аравитяне с множеством пленных и с великою добычею возвратились после славной победы.

В том же году случилось в Палестине землетрясение и явилась на полдень на небе звезда в виде бревна в знамение распространяющегося могущества аравитян и в продолжении тридцати дней стояла простираясь от полдня к северу в виде меча. {247}

л. м. 6125, р. х. 625.

При Софронии еп. Иерусалим. при Кире Александ. в 1‑м году.

В сем году умер Абубахарос, бывши эмиром два года с половиною и начальство его принял Омар, который взял город Востру со многими другими городами и проникнул до Гавифы. Феодор, брат царя Ираклия сразился с ним, был побежден и убежал к брату своему в Эдессу. Царь назначил другого полководца по имени Вааниса и с ним Феодора сакеллария и послал с великою силою против аравитян: при Эдессе Ваанис встретил множество сарацин и разбивши их преследовал эмира их с остальными до Дамаска, и здесь при реке Варданисе укрепился лагерем. Между тем Ираклий оставил Сирию как бы в отчаянии и взявши честныя древа возвратился в Константинополь, Ваанису приказал отступить от Дамаска к Эдессе, также и Феодору сакелларию с сорока тысячами войска, они прогнали аравитян от Эдессы к Дамаску.

л. м. 6126, р. х. 626.

При Ормизде Перс. царе 11 лет. При Омаре вожде Аравийском. 1 год.

В сем году сарацины в бесчисленном множестве воевали Аравию со стороны Дамаска. Ваанис, услышав о том, послал к царскому сакелларию, чтоб он с войском своим наискорее поспешил к нему на помощь по причине множества аравитян. Сакелларий пришел и они пошли от Эдессы навстречу аравитянам, дали сражение в первый день, который был третьим недели 23 июля месяца и сакелларий побежден. Воины Вааниса возмутились, провозгласили его царем, отвергли Ираклия. Сакелларий с своими отступил и сарацины отважно вступили в сражение. Южный ветр дул против римлян и от сильной пыли они не могли видеть врагов и были разбиты, бросались с крутых берегов в реку Иермохфу и здесь почти все погибли. У двоих полководцев было сорок тысяч войска. Сарацины одержавши эту знаменитую победу пошли к Дамаску, взяли его, пришли в Финикию и здесь вселились; потом пошли против Египта. Кир обвинен был от царя, что он будто отдал сарацинам египетское золото; и царь в гневе послал за ним, а на место его послал августалием Мануила некоего армянина. По прошествии срока сборщики сарацинские прибыли получить золото. Мануил прогнал их без удовлетворения и сказал: {248}  я не Кир безоружный, чтобы платить вам подать, я имею войско ; сборщики ушли и сарацины начали вооружаться против Египта; вступивши в сражение с Мануилом прогнали его и он с немногими бежал в Александрию. Сарацины собрали дань. Царь услышав о случившемся послал Кира уговорить их, чтобы они отступили от Египта на первых условиях. Кир, пришедши в лагерь сарацинский оправдывался, что он невинен в нарушении условий и если они хотят, то он утвердит клятвою первое соглашение, но сарацины не согласились и отвечали епископу: можешь ли ты сожрать этот огромный столп? Он отвечал: это не совместно. Они сказали: и нам несовместно уже отступить от Египта.

л. м. 6127, р. х. 627.

При Ормизде перс. царе 11 лет.

В сем году Омар воевал Палестину и после двухлетней осады взял святой град на честное слово. Софроний иерусалимский архиерей принял это слово за безопасность всей Палестины. Омар вошел в город во власенице из верблюжей шерсти изношенной и замаранной и с сатанинским лицемерием хотел видеть храм иудейский, построенный Соломоном. Софроний, увидевши его сказал: это поистине мерзость запустения, глаголанная пророком Даниилом, стоящая на месте святе, и сей защитник благочестия со многими слезами оплакивал род христианский. Между тем как Омар здесь стоял, патриарх просил его принять от него рубашку и платье и едва согласился надеть его, пока вымоют собственное его платье; а когда вымыли, то он возвратил Софронию его платье и надел свое. В это время умер Софроний, украшавший иерусалимскую церковь и словом и делом, поборавшийся с Ираклием и с злочестием монофелитов Сергия и Пирра.

В том же году Омар послал Иада в Сирию и покорил сарацинам.

л. м. 6128, р. х. 628.

В сем году Иоанн по прозванию Катеас правитель провинции Хозроины пришел к Иаду в Халкидон и условился платить ему ежегодно сто тысяч денег, чтобы Иад не переходил за Евфрат ни под видом мира, ни под видом войны, пока будут уплачивать {249}  положенную сумму. Для сего Иоанн прибыл в Эдессу и ежегодную дань прислал к Иаду. Ираклий, услышав это обвинил Иоанна, что он сделал это без ведома царского и вызвавши его осудил на изгнание, а на место его послал Птолемея некоего начальника.

л. м. 6129, р. х. 629.

В сем году аравитяне взяли Антиохию и Мавиас послан Омаром как вождь и эмир всех стран сарацинами покоренных от Египта до Евфрата.

л. м. 6130, р. х. 630.

При Ормизде перс. царе 11 лет. При Пирре еп. Константинопольском 1 год.

В сем году Иадос перешел со всем войском за Евфрат и взял Эдессу. Эдессинцы отворили ему врата и сдались на честное слово со всею страною своею, с военачальником и с римлянами, которыми он предводительствовал, отсюда пошли они к Констанции, осадили ее и взявши силою убили триста римлян; отсюда пошли в Дорас, взяли его силою и многих в нем избили; таким образом овладел Иадос всею Месопотамиею.

л. м. 6131, р. х. 631.

В сем году сарацины воевали Персию и вступив с ними в сражение, одержали победу и силою покорили всех персов, но Ормизда, царь персов спасся бегством и в дальнейших странах укрылся в своем дворце. Сарацины пленили дочерей Ормизды со всеми его царскими богатствами и представили Омару, в то же время Омар приказал переписать всю землю, покоренную его власти. Эта перепись простиралась на людей, скотов и на растения.

л. м. 6132, р. х. 632.

В сем году в марте месяце индиктиона 14 умер царь Ираклий от водяной болезни; царствовал он 30 лет и 10 месяцев; после его вступил на престол сын его Константин и чрез четыре месяца своего царствования отравлен Мартиною, своею мачехою и патриархом Пирром, и начал царствовать Ираклион с матерью своею Мартиною. {250}

л. м. 6133, р. х. 633.

Ираклион царь константинопольский шесть месяцев. При Павле еп. константинопольском 1 год.

В сем году Мавиас взял Кесарию Палестинскую после шестилетней осады и убил в ней семь тысяч римлян, в то же время сенат низложил Ираклиона с Мартиною матерью его и Валентином, у Мартины отрезали язык, у Ираклиона нос, и изгнавши их, возвели на престол Константа, сына Константина, внука Ираклия, который и царствовал 27 лет. По низложении с епископства Пирра рукоположен в константинопольские патриархи, Павел пресвитер и эконом месяца октября, индиктиона 15, который и правил церковью 12 лет.

л. м. 6134, р. х. 634.

При Константе царе константинопольском 1‑й год.

В сем году Констант, взошедши на престол говорил к сенату: родитель мой Константин, при жизни отца своего, моего деда Ираклия, царствовал с ним довольно долгое время, а после его очень короткое: но зависть мачехи Мартины прекратила все добрые надежды и лишила его жизни, и это она сделала для Ираклиона, сына своего незаконнорожденного от Ираклия, и ваш приговор с волею Божиею справедливо лишил престола ее и сына ее, чтобы не видеть беззакония на римском престоле, о чем особенно печется ваша отличная знаменитость и потому прошу вас быть мне советниками и указателями общего благосостояния подданных. Сказавши сие, он распустил сенат, щедро осыпав его своими дарами.

л. м. 6135, р. х. 635.

В сем году Омар начал строить в Иерусалиме храм, но здание его не стояло, а падало. Когда он спрашивал о причине, то иудеи сказали ему: если вы не снимете креста с горы Елеонской, то ваше здание никогда не устоит, по сему совету снят крест с горы Елеонской и здание их устояло, по этой же причине ненавистники Христа низвергли многие кресты.

л. м. 6136, р. х. 636.

При Петре Александ. епископе 1‑й год.

В сем году произвел возмущение против Константа патриций Валентиан, и царь приказал убить его и таким образом об‑{251} ратил войска к повиновению; в октябре месяце 5 числа, в шестой день недели в десятом часу случилось солнечное затмение.

л. м. 6137, р. х. 637.

В сем году коварно убит Омар, вождь сарацин в октябре месяце 5 числа от одного переметчика перса, который заставши на молитве кланяющегося поразил его в чрево мечом; и таким образом он окончил жизнь бывши эмиром 12 лет. После него восстает Отман, родственник его, сын Фана.

л. м. 6138, р. х. 638.

При Отмане вожде аравитян 1‑й год.

В сем году патриций Григорий с африканцами произвел возмущение в Африке.

л. м. 6139, р. х. 639.

В сем году сильный ветр свирепствовал, вырывал с корнем растения, искоренял и уносил величайшие деревья, ниспровергал колонны. В том же году сарацины воевали Африку, вступили в сражение с Григорием, обратили его в бегство, а воинов его побили и наложивши дань на африканцев возвратились.

л. м. 6140, р. х. 640.

В сем году Мавиас с флотом приступил к Кипру, кораблей у него было тысяча и семьсот; он взял Констанцию со всем островом, который совершенно опустошил, но услышав, что приближается Кикоризос, спальничий несравненно с большим флотом римским, он направил путь свой к Араду и став с флотом против маленького городка того острова, со всеми осадными орудиями, хотел взять крепость, но ни мало не успевши, послал к жителям епископа некоего, по имени Фомариха, чтобы устрашить их, заставить сдать город на капитуляцию и оставить остров. Когда пришел к ним епископ, то они удержали его и не уступили Мавии, и он после бесполезной осады своей возвратился в Дамаск, где застигла его зима.

л. м. 6141, р. х. 641.

В сем году Мавия возобновил свое нападение на Арадос с сильным вооружением и взял его на честное слово, чтоб жители {252}  переселились куда пожелают, город же сжег, стены разрушил и оставил остров необитаемым и поныне.

В том же году в Риме папою Мартином составлен собор против монофелитов.

л. м. 6142, р. х. 642.

В сем году начальник лагерей аравийских с войском пришел в Исаврию, многих побил и пленил, и возвратился с пятнадцатью тысяч пленных. Царь Констант послал Мавию некоего Прокопия просить мира, который заключен был во втором году и Григория, сына Федора Мавия оставил заложником в Дамаске.

л. м. 6143, р. х. 643.

В сем году возмутился против царя Пасагнатес патриций Армении, сделал мирные условия с Мавиею и отдал ему своего сына. Царь, услышав это, пришел до Кесарии Каппадокийской, но не имея никакой надежды удержать Армению, возвратился.

л. м. 6144, р. х. 644.

В сем году Григорий брат Ираклия умер в Илиополисе и набальзамированный привезен в Константинополь. В том же году падала с неба пыль и люди пришли в великий страх.

При Павле еп. Константинопольском 12 лет.

Павел умер и Пирр опять восстановлен на четыре месяца и 23 дня.

л. м. 6145, р. х. 645.

В сем году Мавиа, взявши Родос, сокрушил колосс Родосский, стоявший тысячу триста шестьдесят лет, который купил один жид, купец Эдессинский и на восьмистах верблюдов перевез медь от сего колосса. В том же году Авизос, военачальник аравитян воевал Армению и, встретившись с Маврианом, полководцем римским, преследовал его до Кавказских гор, опустошая всю страну.

л. м. 6146, р. х. 646.

В сем году предпринял поход Мавия, и начал вооружать величайший флот против Константинополя. Все приготовление происходило в Триполисе Финикийском. Увидевши сие два брата {253}  христолюбивые, жившие в Триполисе дети Вукинатора, проникнутые божественною ревностью устремились к градской темнице, в которой находилось множество узников римских, выломали двери, освободили заключенных, напали на эмира градского и убивши его со всеми бывшими при нем, всю утварь его предали огню и отплыли в Романию; но враг не оставил своих приготовлений. Мавия пошел на Кесарию Каппадокийскую, оставив Абулабара предводителем флота, который приплывши к Финикийской, где стоял с флотом своим царь Констант, произвел с ним морское сражение. Пред сражением царь видел во сне, что он находится в Фессалонике; проснувшись он рассказал сон свой одному сногадателю который сказал ему: ах! государь, если б ты не спал и сна этого не видал! Что ты был в Фессалонике, это значит морскую победу и победу на стороне неприятелей. Царь, не обративши на это внимания, поставил в строй римский флот для сражения; сразились и римляне побеждены; море смешалось с кровью римлян. Царь приказал другому одеться в его платье; между тем сын Вукинатора, вышеупомянутый, вскочивши на царское судно, схватил царя и пересадивши его на другое чудесным образом спас, а сам мужественно стоя на царском корабле много врагов побил и благороднейший человек умер за царя. Враги окруживши его сильно со всех сторон нападали на него, думая, что это был сам царь. Так он, избивши многих и сам был убит вместе с тем, на котором была царская одежда. Царь же спасся бегством, и оставя всех, прибыл в Константинополь.

л. м. 6147, р. х. 647.

В сем году Отман вождь сарацинский коварным образом убит от жителей Ефривы, бывши эмиром 10 лет. Между сарацинами произошло несогласие: жители пустыни желали Алия, внука Алия, зятя Муамеда; сирийские и египетские желали Мавии, который, одержавши победу и владычествовал 24 года.

л. м. 6148, р. х. 648.

Мавия вождь Арав. 29 лет.

В сем году Мавия предпринял поход против Алия, оба с силами своими стали посредине Барбалиссы, при Кесарии близ Евфрата. Воины Мавии многочисленнейшие перехватили воды; воины Алия страдали от жажды, и Мавия не хотел дать сражение, но без труда одержал победу. {254}

л. м. 6149, р. х. 649.

В сем году царь имел поход в Славянию, взял многих в плен и покорил под власть свою. В том произошло гонение на святого Максима и на учеников его, которые за православную веру подвизались против монофелитов. Констант, не могши склонить их в зловерие свое, приказал отрезать язык и отсечь правую руку богомудрому и многоученнейшему мужу за то, что он с учениками своими двумя Анастасиями очень много писал против нечестия, что все переписано последними слово в слово, как известно людям любознательным.

л. м. 6150, р. х. 650.

В сем году по посольству Мавии римляне и аравитяне раздираемые междуусобиями условились, чтобы аравитяне платили римлянам на день по тысяче монет, по лошади и по невольнику; в это же время произошло великое землетрясение с обрушением в Палестине и Сирии в мае месяце индиктиона второго. Тогда же[294] Мартин, святейший папа Римский мужественно подвизавшийся за истину и признанный исповедником, скончался в изгнании в пределах восточных[295].

л. м. 6151, р. х. 651.

В сем году Констант убил Феодора, родного своего брата. Когда аравитяне находились в Сафисе, то Али, вождь персидский убит был коварно. Мавия начальствовал самодержавно и по‑царски жил в Дамаске, где устроил и сокровищницы свои для денег.

л. м. 6152, р. х. 652.

В сем году проявилась секта аравийская, так называемые радотворцы (харургиты). Мавия укротивши их, жителей Персии унизил, а жителей Сирии возвысил; одних назвал исамитами, а других иракитами; жалованье исамитов возвысил до двухсот монет; жалованье иракитов понизил до тридцати монет.

л. м. 6153, р. х. 653.

В сем году царь оставя Константинополь, переселился в Сиракузы в Сицилию, желая перенесть престол царский в Рим. Он {255}  послал за женою и за тремя сыновьями Константином, Ираклием и Тиверием; но византийцы не отпустили их.

л. м. 6154, р. х. 654.

В сем году аравитяне предпринимали походы против римлян и многих пленили, и много земель опустошили.

л. м. 6155, р. х. 655.

В сем году часть Алзилии была взята неприятелями и жители по воле переселились в Дамаск.

л. м. 6156, р. х. 656.

В сем году произошло замешательство касательно постов. Абдерахман, сын Хиледа, пришел в Романию с войском и здесь зимовал, опустошил многие страны. С ним соединились славяне, перешли вместе в Сирию и поселились в окрестностях Апамеи в селении Скевокозоло.

л. м. 6157, р. х. 657.

При Фоме еп. Константинопольском.

В сем году воевал против римлян Буссор; умер Фомарих, епископ Апамеи, и сожжен епископ Эмесы.

л. м. 6158, р. х. 658.

В сем году Буссор имел второй поход против римлян, опустошил страны шестиградия, и Фадалас провел там зиму.

л. м. 6159, р. х. 659.

В сем году предводитель армянский Савориос, родом персианин возмутился против царя Константа и послал к Мавии Сергия военачальника, обещаясь Мавии покорить ему Романию, если он вступит с ним в союз против царя. Константин сын Константа, узнавши об этом и сам послал к Мавии Андрея спальничего с дарами, просить чтоб он не содействовал возмущению. Когда Андрей прибыл в Дамаск, то уже нашел там Сергия, который предупредил его. Мавия оказал притворное уважение к ца‑{256} рю. Сергий сидел против Мавии, и когда вошел Андрей, то Сергий, видя его, встал. Мавия бранил его за это и говорил: ты обробел. Сергий оправдывался, что сделал это по привычке. Мавия обратившись к Андрею говорил: чего ты хочешь?– Чтобы ты подал помощь против возмутителя, отвечал Андрей. Вы оба враги и кто больше даст, тому помогаю, сказал Мавия. Но Мавий отвечал: не колеблись эмир; лучше тебе получить от царя малое, нежели от возмутителя великое: впрочем поступай, как тебе благоугодно. Сказавши это Андрей замолчал, а Мавий говорил: я рассмотрю об этом, и обоим приказал выйти. Но особенно призвавши Сергия, сказал ему: не кланяйся Андрею, иначе не успеешь в своем деле, и на другой день Сергий, предупредивши Андрея, уже сидел у Мавии. Когда вошел Андрей, то Сергий не встал как вчера. Андрей, бросивши строгий взор на Сергия, ругал его и пригрозил: если буду я жив, то покажу тебе, кто я. Но Сергий отвечал: я не встаю пред тобою, потому что ты ни мужчина, ни женщина. Тут Мавия заставив молчать того и другого, обратил речь к Андрею: положи дать то, что дает Сергий.– А сколько это? спросил Андрей. Отдать аравитянам все общественные доходы, сказал Мавия. Ба! ба! Мавия, ты советуешь отдать тело, а для себя оставить одну тень, говорил Андрей,– как хочешь, условливайся с Сергием, но я не сделаю этого; оставя твою помощь, мы прибегаем к Богу, как сильнейшему, чтобы защитить римлян, и на него полагаем свою надежду. Сказавши это он, прощай Мавия! заключил сим свое слово и вышел из Дамаска в Мелитину, потому что в сих странах, чрез которые надлежало проходить и Сергию, управлял независимый тиран. Прибывши в Арависс, он явился к страже прохода; к самому тирану его не представили. Этому стражу приказал он наблюдать, когда будет возвращаться Сергий, и привесть его к нему. Сам Андрей направил путь свой в Амнисию в ожидании Сергия и об всем происшедшем уведомил царя. Между тем Сергий, сделавши с Мавиею свои условия, взял от него Фадаласа, предводителя аравитян, с варварским войском на помощь Саворию. Он шел впереди Фадаласа, с радостью возвращаясь к Саворию и в проходе попал в засаду, устроенную Андреем; его схватили и в оковах привели к Андрею. Увидев Андрея, Сергий повергся к стопам его и просил пощады. Андрей говорил: ты Сергий хвалился пред Мавиею своею срамотою и называл меня ни мужчиною, ни женщиною. Вот теперь срамота твоя не поможет тебе, но послужит причиною смерти. Сказавши это {257}  приказал вырезать ему тайные уды и самого повесить на древе. Константин же, услышав о прибытии Фадаласа на помощь Саворию, послал патриция Никифора с римским войском, чтоб с ним сразиться. Саворий находился тогда в Адрианополе и узнавши что Никифор идет против него, упражнялся для приготовления в военных действиях. В один день по обыкновению он ездил верхом за город. У ворот градских он ударил лошадь бичем; она стала на дыбы и, размождивши голову его об стену ворот, несчастным образом прекратила жизнь его. Итак Бог даровал победу Никифору. Фадалас, пришедши в шестиградье, и узнавши об этом, был в недоумении и послал к Мавию просить помощи, потому что римляне между собою пришли в согласие. Мавия послал к нему сына своего Изида со множеством варваров. Оба они пришли в Халкидон и многих пленили, взяли также Аморий Фригийский и для охранения оставили в нем пять тысяч мужей, а сами возвратились в Сирию. При наступлении зимы царь послал того же Андрея спальничего; при глубоком снеге, во время ночи по дереву Андрей взобрался на стену и вступил в Аморию; все пять тысяч аравитян перебиты, и не осталось от них ни одного. В ту же зиму в Эдессе случилось наводнение, от которого многие погибли. Также явилось знамение на небе.

л. м. 6160, р. х. 660.

При Иоанне еп. Константинопольском 1‑й год.

В сем году коварством убит Констант в Сицилии в Сиракузах в бане, называемой Дафна; поводом к сему было следующее: после убиения брата своего Феодосия он навлек на себя всеобщую ненависть от византийцев[296]; особливо, когда он бесчестно привел в Константинополь Мартина папу Римского и изгнал его в Херсонес, а Максиму мудрейшему исповеднику отрезал язык и правую руку, и многих из православных казнил мучениями, изгнаниями и лишениями имений за то, что они не принимали ереси его, равно двух Анастасиев, учеников исповедников и мученика Максима предал изгнанию и мучениям. За это все жестоко возненавидели его, и он устрашившись хотел перенесть столицу в Рим, и часто покушался увесть туда царицу и троих сынов своих, но Андрей спальничий и Феодор начальник колоний воспрепятствовали его намерению. Он провел в Сицилии шесть лет. Однажды пришел он в помянутую баню, с ним вместе вошел {258}  некто Андрей, сын Троилов, который прислуживал ему. Когда Констант начал тереться галльским мылом, то Андрей ударил его шайкою в голову и тотчас ушел; когда царя долго не видно было, то извне вошли в баню к нему и нашли его мертвого, и похоронивши его провозгласили царем Мизизия некоего армянина против воли его: ибо он был очень благовиден и величествен. Константин, известясь о кончине отца, с великим флотом прибыл в Сицилию и схвативши Мизизия убил его вместе с убийцею отца своего и устроивши дела на западе возвратился в Константинополь и начал царствовать с братьями своими Тиверием и Ираклием. (По иным: во время пребывания в Сицилии царя Константа напал на него Мизизий с умышленниками в бане и убил. По другим: царь боролся с Мизизием и с прочими дерзкими злодеями и снял с них головы, в том числе и с Юстиниана патриция отца Германа, сделавшегося патриархом, а Германа человека вспыльчивого сделал евнухом.)

л. м. 6161, р. х. 661.

При Константине царе константинопольском 1‑й год.

В сем году начал царствовать Константин с братьями. Сарацины устремились воевать Африку и, как говорят, взяли в плен восемьдесят тысяч. Жители восточного округа пришли в Хрисополис и говорили: мы верим во святую Троицу и идем венчать на царство троих. Константин смутился, потому что венчан был один, а братья его оставались без всякого достоинства; он послал Феодора, патриция поселений, и похваливши их расположение, отделился от них. Он попросил первых из них придти в город посоветоваться о сем деле вместе с сенатом, чтоб он мог поступить по желанию их; когда они пришли, то он приказал их повесить по ту сторону насупротив Сик. Прочие смотря на то постыдились и с горестью возвратились назад. Царь отрезал носы у братьев своих.

л. м. 6162, р. х. 662.

В сем году свирепствовала жестокая зима и пострадали много люди и животные. Фадалас зимовал в Кизике.

л. м. 6163, р. х. 663.

В сем году воевал Вусур и возвратился со множеством пленных. {259}

л. м. 6164, р. х. 664.

В сем году явилась на небе необыкновенная радуга в феврале и марте месяцах и вострепетала всякая плоть; все говорили, что настал конец мира. В это время отвержники Христа, соорудивши великий флот, проплывши Киликию, зимовали Муамед сын Абделы в Смирне, Каисос в Киликии и Ликии. В Египте случилась великая смертность. Послан Халеб эмир с другим флотом на помощь первому, как человек искуснейший и отважнейший на сражении. Но Константин, узнавши о движении богоборцев против Константинополя, и сам устроил двухпалубные огромные корабли с горшками огненосными, и быстрые корабли с огненными сифонами, и приказал им напасть на неприятеля в Проклианизийской пристани при Кесарии.

л. м. 6165, р. х. 665.

В сем году упомянутый флот богоборцев, двинувшись к Фракии, протянулся от западного мыса Евдомы, или Магнавры до восточного мыса Кикловиа. Всякий день происходила сшибка от утра до вечера; от рукава златых врат до Кикловиа толкали друга и отталкивали. В таких сшибках провели время с апреля месяца до сентября; тут отступили враги к Кизику и, занявши его, здесь зимовали. С наступлением весны опять двинулись и возобновили войну на море с христианами. До семи лет продлили эту войну, наконец, посрамленные помощью Божьею и Богородицы, потерявши много храбрых мужей, со множеством раненых отступили с великою досадою. На возвратном пути сей Богом, гонимый флот застигнут был жестокою бурею, при Силее, и совершенно был сокрушен. Суфиан сын Аифа и меньший брат его между тем сразились против Флора, Петрона и Киприана, которые начальствовали над римским войском. Здесь тридцать тысяч аравитян побито. В это время зодчий Каллиник, прибежавший к римлянам из Елиополиса Сирийского, морским огнем, который им изобретен, сожег им и корабли и все дышущее. Таким образом римляне возвратились с победою и изобрели морской огонь.

л. м. 6166, р. х. 666.

При Константине еп. Константинопольском.

В сем году Авделас сын Каиссы и Фадалас провели зиму в Крите. {260}

л. м. 6167, р. х. 667.

В сем году в день субботний на небе явилось затмение.

л. м. 6168, р. х. 668.

При Феодоре еписк. Константинопольском 1 год.

В сем году в Сирии и Месопотамии явилась опустошительная саранча.

л. м. 6169, р. х. 669.

В сем году мардаиты взошли на Ливан и владычествовали от горы Мавра до святого града, заняв все высоты Ливана; многие рабы и туземцы к ним сбежались, и в короткое время составилось их до многих тысяч. Узнав об этом Мавиас и советники его сильно испугались, видя, что царство римское Богом ограждается, и послал он послов к самодержцу римскому просить мира, обещаясь платить царю ежегодную дань. Царь принявши сих послов и выслушав их прошение, послал в Сирию с ними патриция Иоанна по прозванию Питчигавдеса, как древнейшего гражданина, человека опытнейшего, одаренного великим разумом и совершенно владеющего языком аравийским, чтобы говорить с ними и условиться о мире. По прибытии его в Сирию, Мавиас, собравши эмиров и корассинов, принял его с великою почестью. После многих переговоров между собою о мире, согласились письменно изложить условия его с клятвою давать ежегодно римскому государству со стороны агарян три тысячи золота, выдать восемь тысяч пленных, и благороднейших коней пятьдесят. С обеих сторон постановили хранить между римлянами и аравитянами тридцатилетний повсеместный мир. Когда подписали сии две торжественные грамоты и разменялись ими между собою, то всезнаменитый посол с великими дарами возвратился к царю. Западные народы, и каган аварский, и тамошние цари, и правители, и касталды, и важнейшие особы от запада, узнавши об этом, чрез посольства прислали царю дары и просили о соблюдении к ним мирных расположений. Царь, уступая просьбам их, утвердил и с ними владычний свой мир; и водворилось глубокое спокойствие и на востоке, и на западе.

л. м. 6170, р. х. 670.

При Георгии еписк. Константинопольском 1‑й год.

В сем году случилось в Месопотамии великое землетрясение, от которого пал Ватан и алтарь церкви Эдесской. Мавиас возобновил его из усердия к христианам. {261}

Комментарии

[189] Появление этнонима «аланы» в западных источниках при императоре Тиберии (14–37) Ф. Альтхайм рассматривает как terminus ante quem для их первого проникновения в Предкавказье (Altheim.  Geschichte, I, S. 60). В IV в., к моменту гуннского нашествия аланы обитали не к западу, как предполагали ранее, а к востоку от Дона (ibid., I, S. 342). Но формирование аланской материальной культуры (в частности, представленной аланскими катакомбными могильниками), видимо, следует относить к более позднему времени – V в. (Кузнецов.  Аланские племена, с. 30). Аланы в VI в. локализуются на основании сведений о них у Прокопия Кесарийского. По Ю. А. Кулаковскому, «с юга аланы граничили с сванетами (Σουνίται), с запада – с племенем брухов (или врухов, Βροΰχοι), которые отделяли их от авазгов, т. е. абхазцев, занимавших поморье, с востока – с гуннами‑сабирами, которые владели восточным кавказским проходом» (Кулаковский.  Аланы, с. 140), т. е. Дербентом. Картографируя катакомбные могильники, В. А. Кузнецов приходит к выводу, что в основную территорию аланов после V в. входила вся центральная часть Северного Кавказа от верховьев Кубани на западе до реки Аргун на востоке; что касается распространения аланов далее на восток, то Кузнецов отодвигает восточную границу до реки Сулак в Северном Дагестане, часть сармато‑аланов помещает в Южном Дагестане на границе с Кавказской Албанией, принимая, в конечном счете, за восточный предел Дербентский проход (Кузнецов.  Аланские племена, с. 30; ср. с. 34–35). Решение вопроса о восточной границе аланских земель зависит от того, что понимать под Каспийскими воротами Прокопия. Кулаковский видит в них Дарьяльское ущелье (Кулаковский.  Аланы, с. 139), с чем соглашается М. И. Артамонов (Артамонов.  Очерки, с. 123). В. Ф. Миллер (Миллер.  Этюды, III, с. 44–45), а вслед за ним и Кузнецов (см. выше) отождествляют Каспийские ворота Прокопия с Дербентом. Независимо от трактовки географии Прокопия нельзя упускать из виду свидетельство этого византийского историка, писавшего о множестве племен (наряду с аланами) в этих районах, в том числе абасгах, зихах, гуннах‑сабирах (Proc. Bell. Pers., II, 29, 15).

 

[190] Литра – греческое соответствие латинскому libra. В VI/VII вв. литра весила ок. 322 г, в VII–IX вв. – ок. 320 г (Schilbach.  Metrologie, S. 166). Как денежная единица литра содержала 72 номисмы (ср. «Хронография», комм. 90).

 

[191] Имеются в виду крепости пограничных между Византией и Ираном областей в районе Кавказа.

 

[192] Феофан не уточняет, какие это были племена, но в применении к VI в., видимо, следует думать прежде всего о кавказских гуннах, в частности гуннах‑сабирах (ср.: «Хронография», комм. 52).

 

[193] Феофан, как это следует из греческой рукопной традиции и латинского перевода, ошибся при передаче имени: у Феофилакта Симокатты и Евагрия – Маркиан.

 

[194] У Феофана А. М. 6066, т. е. 573/574 г. Сообщение Феофана сопоставимо с рассказом «Церковной истории» Евагрия (VI в.). У Евагрия вторжение аваров упоминается ретроспективно: перед захватом ими Сирмия и провозглашением Тиверия кесарем Юстин II заболел и государством фактически управлял Тиверий, родом фракиец, которого прежде Юстин II посылал на аваров, но Тиверий чуть было не попал в плен, так как его воины, по словам Евагрия, не могли вынести даже внешнего вида аваров (Euag. Eccl. Hist., V, 11). Повествование Евагрия – вероятно, не прямой источник «Хронографии»: у Евагрия не говорится о Дунае и не упоминается титул Тиверия комит эскувиторов.

 

[195] Т. е. Юстин II.

 

[196] Будущий император Тиверий I Константин (578–582).

 

[197] Экскувиты (эскувиты, или экскувиторы) – одна из частей императорской дворцовой гвардии, организованная, вероятно, при Льве I (457–474); подчинялась до VIII в. комиту эскувиторов (Bury.  System, p. 57–58). Очевидно, аналогично комиту схол – званию, следующему за топотиритом (заместителем) командующего тагмой схол (доместика схол); в тагме схолариев было 30 комитов (Guilland.  Institutions, I, p. 432). С VIII в. во главе эскувиторов стоит доместик (Bury.  System, p. 57–58; cp.: Guilland.  Institutions, I, p. 428).

 

[198] Перевод В. И. Оболенского – Ф. А. Терновского двусмыслен: Тиверий был побежден, «ибо нечаянно был захвачен варварами» и отступил (Летопись Феофана, с. 189).

 

[199] Приходящееся на другой день 11 мая.

 

[200] У Феофана А. М. 6076, т. е. 583/584 г. Под этим же годом Феофан помещает сообщение о провозглашении Маврикия ипатом во 2‑й индикт, который падает на 584 г. (Grumel.  Chronologie, p. 246). Сведения о походе славян почерпнуты Феофаном из «Истории» Феофилакта Симокатты (Th. Sim. Hist., I, 7,1–6). Феофан значительно сокращает повествование Симокатты: по Феофилакту, экспедиция проходит в несколько этапов – сначала Коментиол побеждает славян (Ардагаст не упомянут) у реки Ергиния во Фракии, затем, в конце лета, встречается с Ардагастом у Адрианополя, где проводит ночь, на следующий день отступает к крепости Ансин и там вступает в сражение, и лишь после этого Коментиол изгоняет славян из Астики (области между Адрианополем и Филиппополем). Хотя Феофан и изменяет последовательность изложения Симокатты (Феофилакт сначала рассказывает о войне со славянами, а затем – о провозглашении Маврикия ипатом и походе Филиппика в Персию), наш хронист все же точно передает хронологию своего источника: по Симокатте, Маврикий провозглашен ипатом на второй год своего правления, т. е. в 584 г., а на следующий год, т. е. в 585 г., Филиппик, назначенный стратигом востока, отправляется в Персию (ibid., I, 12; cp. 13, 1–3). Датировки войны со славянами Симокатта не дает, но он говорит, что она началась вскоре после переговоров Маврикия с аварами (ibid., I, 6, 4–6), а сами переговоры состоялись после захвата аварами Сирмия, которым они овладели незадолго до вступления Маврикия на престол в 582 г. (ibid., I, 3,3–4). Таким образом, следуя за Симокаттой, переговоры можно датировать 582–583 гг., а нападение славян – 583/584 г., как это и у Феофана. Греческая традиция дает форму χαγάνος/хаган – более правильную, чем qaγan/каган. Согласно Г. Дёрферу, тюркская иерархия выглядела следующим образом: бек – глава племени, хан – глава федерации племен, хаган – глава империи, большой федерации племен; если титул «хан» сохранялся постоянно в тюркских диалектах, то «хаган» засвидетельствован лишь в древнетюркском, а в среднетюркском заменяется на «хакан» (Xaqan) – обратное заимствование из персидского; титул, этимология которого спорна, вероятно, заимствован тюрками от их предшественников по господству в степях руан‑руан (Doerfer.  Elemente, III, S. 141–142, 164, 177–179). Западные авторы, например современник Феофана Павел Диакон, как параллель хагану дают rex (Pauli Diac. HL, IV, 37). В переводе Анастасия добавлено chaganus Avarum (Theoph. Chron., II, 155. 26–27).

 

[201] Димы – византийские цирковые партии (о них см.: Dagron.  Capitale, p. 353–364; Cameron.  Factions).

 

[202] Полководец императора Маврикия, принимавший участие в войнах империи с аварами, славянами и персами; был убит узурпатором Фокой.

 

[203] Город в юго‑восточной Фракии, совр. Одрин, назван в честь императора Адриана (117–138), в V–VI вв. входил в провинцию Гемимонт, располагался на экономически и стратегически важном пути, пересекавшем Балканский полуостров (совр. трасса Белград – Константинополь) у слияния рек Хеброс (Марица) и Тунджа (Filippson.  Das byzantinische Reich, S. 95, 107–108).

 

[204] Шах Ирана Хормисд IV (579–590). У Феофана А. М. 6080, т. е. 587/588 г., но так как в начале повествования о событиях года говорится о войне Византии с лангобардами в 6‑й индикт, то, видимо, 588 г. (Grumel.  Chronologie, p. 246). Источником фрагмента является «История» Симокатты (Th. Sim. Hist., III, 6, 7–9). У Феофилакта события излагаются не в хронологической последовательности: после рассказа о походе в Сванию помещено сообщение о смерти Хосрова I (579 г.) и воцарении Хормисда (III, 18,11), а затем о назначении Варама стратигом (ibid., III, 18,11), хотя как стратиг он действует уже в рассказе об экспедиции на Кавказ. Феофан отступает от хронологии источника: Феофилакт датирует поход на Сванию восьмым годом правления Маврикия, т. е. 589 г., в то время как Феофан соединяет в одно войну с лангобардами 588 г. и историю свержения Хормисда в 590 г. При компилировании Феофан тесно связал поход в Сванию и победу персов над турками, чего нет в «Истории» Симокатты, по которой Хормисд посылает Варама в Сванию. Варам, неожиданно там появившись, захватывает Сванию; далее следует фраза: «После того как гунны с востока, которых персы обычно называют турками, были разгромлены Хормисдом, царем парфян, Варам перенес военные действия в Колхиду» (Th. Sim. Hist., III, 6, 7–9). Размер дани, взимаемой персами с турок, передан Феофаном точно.

 

[205] Феофан отступает от текста источника: по Симокатте, одни советовали Хосрову бежать к туркам, другие – спасаться в Кавказских или Атропатенских (т. е. в южном, иранском, Азербайджане) горах (ibid., IV, 10,1). И здесь (ср.: «Хронография», комм. 157) Феофилакт, в отличие от Феофана, не связывает прямо Кавказ и земли турок.

 

[206] У Феофана А. М. 6081, т. е. 588/589 г. Рассказ о турках заимствован у Феофилакта Симокатты (Th. Sim. Hist., V, 10, 10–15), причем без существеных изменений. Симокатта использует архаизирующую этнонимику: турки у него названы «восточными скифами».

 

[207] Список d дает вариант λιμοΰ... γενομένου, т. е. «был голод»; в латинском переводе – pestilentiam.

 

[208] Регулярное употребление союза ς с изъявительным наклонением выражает предложение цели («чтобы страна была спасена»); ς (=στε) с инфинитивом обозначает следствие («так что страна была спасена»); наш перевод отступает от нормативной грамматики, приближаясь к пониманию Анастасия: et hinc salus in patria facta est (Theoph. Chron., II. 164.13).

 

[209] У Феофана А. М 6083, т. е. 590/591 г. Дату можно уточнить: Маврикий выступает в поход в начале весны, тогда же происходит и солнечное затмение – 30 марта 591 г. (Grumel.  Chronologie, p. 461); поход был непродолжительным, поэтому встреча со славянами приходится, очевидно, на весну 591 г. Известие о славянах почерпнуто Феофаном из «Истории» Симокатты (Th. Sim, Hist., VI, 2, 10–16). Сокращая повествование Симокатты, Феофан ничего не говорит о причине появления славян в Византии; в то время как Феофилакт рассказывает, что славяне, приняв дары аваров, но отказавшись от союза с ними, направили хагану ответное посольство, которому тот попытался помешать вернуться на родину, нарушив посольский обычай.

 

[210] Список g опускает δυτικοΰ, т. е. просто «у океана».

 

[211] В греческом тексте – τοΐς θνάρχαις, что Анастасий передает как principibus gentis (Theoph. Chron., II, 165.24).

 

[212] В греческом тексте – ο ταξίαρχοι, транскрибированное Анастасием (ibid., 165.24–25).

 

[213] По Симокатте, 15 месяцев (Th. Sim. Hist., VI, 2, 13).

 

[214] Город во Фракии (совр. Монастир) на Via Egnatia; в V–VI вв. входил в провинцию Вторая Македония (Philippson.  Das byzantinische Reich, S. 94, 105).

 

[215] У Феофана А. М. 6085, т. е. 592/593 г. Повествование Симокатты, на котором построено изложение в «Хронографии» Феофана (Th. Sim. Hist., VI, 6,2–9,15), помогает уточнить дату и маршрут похода. Согласно Симокатте, Маврикий послал Приска на Дунай в начале лета (т. е. лета 593 г.); в середине лета войско собирается у Гераклеи; на седьмой день по прибытии в Гераклею там устраиваются учения войска; затем Приск направляется к Дризипере, где проводит 15 дней, а оттуда идет в Доростол; таким образом, у Доростола Приск появляется в конце лета 593 г.

 

[216] Фракийский город.

 

[217] Симокатта называет имя главы этого посольства: Кох. Феофан опускает пространную речь Коха, обращенную к Приску (ibid., VI,6, 7–12), в которой, в частности, говорится, что недавно Приск заключал мир между аварами и ромеями.

 

[218] Списки группы у опускают фразу со слов «Я пришел...» до слов «...услышав о том». Здесь ошибка писца, пропустившего строку (максимум две) между двумя союзами τι... τι. Рукописи gх и Анастасий дают чтение «с варварами» вместо «с аварами».

 

[219] Приск, если следовать Симокатте, переправился через Дунай на двенадцатый день (Th. Sim. Hist., VI, 7, 1), видимо, после приезда в Доростол.

 

[220] Анастасий переводит praedam copiosam captam (Theoph. Chron., II, 167.7), т. е. «захваченную большую добычу», что соответствовало бы греческому αχμαλωσίας τε κρατήσαντες πολλς. После победы над Ардагастом в византийском войске начались волнения из‑за дележа трофеев; Приск успокаивает ромеев (Th. Sim. Hist., VI, 7,6–16).

 

[221] По Симокатте, на шестой день (ibid., VI, 8,4), вероятно, после победы над Ардагастом.

 

[222] По Симокатте, в сражении со славянами отряд Татимера захватил в плен 50 славян (ibid., VI, 8,7).

 

[223] Списки групп xz дают форму κράτησαν (3‑е лицо мн. ч.), а группы у – κράτησεν (3‑е лицо ед. ч.), перевод Анастасия подтверждает последнее чтение – tenuit (Theoph. Chron., II, 167.16), но едва ли оно приемлемо, так как затрудняет понимание контекста: «...гепид... показал ромеям дорогу... и одержал верх над варварами».

 

[224] В греческом тексте – ῥῆξ, чему соответствует rex перевода Анастасия.

 

[225] В греческом тексте – σημεΐον, что равнозначно μίλιον; протяженность византийской мили точно установить не удается, в ранневизантийский период (особенно, когда речь шла о Балканах) пользовались римской милей (1480 м); для приблизительных вычислений Э. Шильбах предлагает считать византийскую милю равной 1574,16 м (Schilbach.  Metrologie, S. 32, 33–36). Таким образом, Мусукий, если верить Феофану, находился приблизительно в 48 км. Однако в источнике «Хронографии» употребляются не мили, а парасанги (Th. Sim. Hist., VI, 9,1), тем самым изменяется и расстояние. В парасанге 4 мили, его длина 6296,64 м (или 5920 м?) (Schilbach.  Metrologie, S. 41 f.), т. е., по Симокатте, до Мусукия было около 180 км. Скорее всего парасанги Феофилакта – дань античной традиции, а не реальное расстояние. Впрочем, это не делает текст Феофана более ясным: не известно, через какую реку переправляется Приск, чтобы напасть на славян. Во всяком случае, это не Дунай, так как через него византийское войско уже перешло. Маршрут Приска за Дунаем восстанавливается по Симокатте: на второй день (не сказано, после чего, но, может быть, после сражения, с Ардагастом?) Приск переправляется через реку Иливакий и соединяется с таксиархом Александром; Александр переходит через соседнюю реку (название не упоминается), сталкивается со славянами и преследует их; в погоне за славянами ромеи попадают в болото, из которого им помогает выбраться гепид; по его совету Приск посылает гепида к Мусукию за лодками, якобы для переправы уцелевших воинов Ардагаста; Мусукий дает однодеревки для перевоза через реку Паспирий; ромеи, захватив лодки, переправляются и в полночь нападают на Мусукия (Th. Sim. Hist., VI, 8,9–9,11). Итак, Приск углубляется в земли славян за Паспирием на 30 миль (или парасангов).

 

[226] Список h дает чтение φόβον вместо φόνον, т. е. «напугав варваров».

 

[227] У Феофана А. М. 6086, т. е. 593/594 г. Источником послужила «История» Симокатты (Th. Sim. Hist., VI, 10, 1–3), но в отличие от Феофана Симокатта не говорит о том, что это был второй поход Приска к Дунаю (πάλιν τν ’Ίστρον καταλαβόντος).

 

[228] Т. е. император Маврикий (582–602).

 

[229] Сообщение о приказе императора зимовать за Дунаем у Феофилакта следует за известием о победе над Мусукием, т. е. Приск еще не переправлялся обратно за Паспирий.

 

[230] Император Маврикий. У Феофана А. М. 6087, т. е. 594/595 г. Феофан передает рассказ Симокатты (ibid.,VI , 11, 2–21) с существенными изменениями (о них см.: «Хронография», комм. 185, 188).

 

[231] Здесь через Дунай. В. И. Оболенский – Φ. Α. Терновский добавляют при переводе «т. е. на южную сторону Истра» (Летопись Феофана, с. 207).

 

[232] Смысл не вполне ясен. Перевод В. И. Оболенского – Φ. Α. Терновского («А затем и сам Каган заблагорассудил переправиться через реку...») ошибочен (там же, с. 207). Толкование Анастасия (sique amnem transire) не помогает пониманию греческого текста. Может быть, οτω употреблено здесь в условно‑временном значении (ср. οτω после причастий = πειτα), т. е. «и после этого [на этих условиях?] переправиться через реку» [разрешить переправу]. У Симокатты ничего не говорится о дани за переправу; он сообщает о намерении хагана приказать славянам перейти Дунай (Th. Sim. Hist.,VI, 11,5), а затем о посольстве Феодора, приводя при этом слова хагана о том, что ромеи прошли по его земле и нанесли ущерб его подданным (ibid., VI, 11,7–18).

 

[233] В греческом тексте – κύριος (ср.: «Хронография», комм. 267 – о титуле болгарских ханов κύριος Βουλγαρίας), в латинском переводе – dominus (Theoph. Chron., II, 168.11–12).

 

[234] В греческом тексте – θνος, употреблявшееся в византийское время, как правило, по отношению к «варварским» народам, не принявшим христианство.

 

[235] По Симокатте (Th. Sim. Hist.,VI, 11, 18–20), Приск с трудом уговорил воинов поделиться с хаганом добычей; ромеи отдали аварам 5 тысяч пленных. Слова «... а на усмотрение Приска [предоставляет, если он захочет чем‑нибудь из добычи почтить хагана» отсутствуют в переводе Анастасия] (Theoph. Chron., II, 168.25–28). У Феофана А. М. 6089, т. е. 596/597 г. в повествовании о событиях этого года используется «История» Симокатты (Th. Sim. Hist., VII, 3,1–5,10). Феофан значительно сокращает рассказ Симокатты, искажая при этом смысл оригинала. Согласно Симокатте, Петр отправляется от Асима (крепости в Нижней Мизии) в Новы (город поблизости от Асима, на берегу Дуная); Феофан же при компилировании перенес события, происшедшие в Асиме, в Новы (ibid., VII, 3,1–10; ср.: Theoph. Chron., I, 274, 31–275.13). Феофилакт не говорит о том, что Петр вернул аварам добычу в двойном размере, но лишь о богатых дарах (Th. Sim. Hist., VII, 4,7).

 

[236] Комментарий остутствует.

 

[237] Вероятно, имеются в виду подвластные аварам болгары, нередко принимавшие участие в их походах на Византию (ср.: Moravcsik, Byzantinoturcica, Ι, S. 108), иначе трудно объяснить, почему болгары «полагались на мир с хаганом». Судя по топонимам, которые мы находим у Симокатты, действие развертывалось в Нижней Мизии и, видимо, за Дунаем. Михаил Сириец, однако, сообщает, что император Маврикий поселил как федератов в Верхней и Нижней Мизии, а также в Дакии пришедших к нему болгар, совершивших позже (в 602 г.) набег на Фракию (Altheim.  Geschichte, I, S. 91; ср. II,S.28f.). По Симокатте, болгар было 110 (Th. Sim. Hist., VII, 4,1).

 

[238] По Симокатте, Петр посылает лазутчиков переправиться через соседнюю (может быть, с Дунаем?) реку (без названия), узнать о продвижении противника, но они были схвачены славянами, которые, узнав о планах Петра, устраивают засаду на переправах (ibid., VII, 4.8–13).

 

[239] Совр. Яломица. Дорогу к Иливакию ромеям показал какой‑то варвар (так у Симокатты – см. ibid., VII, 5,6). Греческие списки «Хронографии» дают формы ’Ηλβακία f, ’Ιλβακία hmx, Ιλβακία без придыхания е, ’Ιλβακίω g; К. де Боор предпочитает вариант, засвидетельствованный Симокаттой, – ‛Ηλιβακία; у Анастасия – Heliciam (Theoph. Chron., II,170.13).

 

[240] У Феофана А. М. 6094 , т. е. 601/602 г. Дату можно уточнить: упоминаемые выше женитьба сына Маврикия Феодосия датируется ноябрем 5‑го индикта, а смерть епископа Мелитины Домициана – 11 января, что указывает на 602 г. (Grumel.  Chronologie, p. 246). Дата А. В. Мишулина, пользовавшегося эрой в 5500 лет, – 594 г. – неправильна (Мишулин.  Отрывки, с. 276). Феофан опускает немаловажные подробности, присутствующие в «Истории» Симокатты, на которой построено изложение в «Хронографии» (Th. Sim. Hist., VIII , 5, 5–6, 1). Петр прибывает сначала в Паластол, где и проводит лето, а с началом осени отправляется в Дарданию; Маврикий узнает о решении аваров воевать с ромеями в конце лета.

 

[241] Совр. Железные ворота на Дунае. В. И. Оболенский – Φ. Α. Терновский переводят «при водопадах» (Летопись Феофана, с. 215).

 

[242] Апсих назван в «Хронографии» стратигом. Г. Хауссиг предлагает этимологию ’Αψίχ = Absiγ, где *Absiγ (или *Av–siγ) понимается как прилагательное от существительного av со значением «охота»; добавляя к *Avsiγ qan, исследователь истолковывает имя как «хан, любящий охоту» (Haussig.  Exkurs, S. 361).

 

[243] Ипостратиг – еще в IX в. главнокомандующий войсками фемы (при условии, если титул стратига носил сам император); видимо, с VII в. термин означал и заместителя стратига (Guilland.  Institutions, I, p. 385).

 

[244] Группа списков fmxs дает чтение τν ναυτν, т. е. «моряков», рукопись е – τν ατν, т. е. «тех же самых»; первый вариант мог возникнуть в результате повторения ν перед ατν; схожее написание ν и υ, вероятно, привело к превращению τν ’Αντν в τν ατν. Κ. де Боор включил в критический текст «Хронографии» чтение «Истории» Симокатты. Анастасий при переводе опустил этот фрагмент. В. И. Оболенский – Φ. Α. Терновский, пользовавшиеся боннским изданием Феофана, переводят «перевозчиков» (Летопись Феофана, с. 215; ср.: Мишулин.  Отрывки, с. 276). Этимология этнонима «анты» спорна. М. Фасмер видит в нем иранское соответствие древнеиндийскому antya – «находящийся на краю, на конце», от anta – «конец»; этнонимы с аналогичным значением – германское племя маркоманнов и украинцы (Altheim.  Geschichte, I, S. 94). Признавая эту этимологию наиболее вероятной из всех существующих» Ф. П. Филин все же дает новую: автор считает, что этноним тюркского (аварского) происхождения (тюрк. ant – «клятва», монг. ańda, and – «побратим»); по мнению Филина, славяне, побежденные аварами, были приведены ими к клятве племенных вождей на союзническую верность (Филин.  Заметка, с. 268 и след,; там же обзор остальных точек зрения). Ф. Альтхайм допускает распространение антов (или их части) в конце VI в. на запад до среднего течения Дуная (Altheim.  Geschichte, I, S. 72). С этого момента этноним исчезает в византийских источниках, что Филин объясняет, исходя из предложенной им этимологии, распадом аваро‑славянского союза, а следовательно, и исчезновением термина, обозначавшего союз (Филин.  Заметка, с. 268 и след.).

 

[245] В. И. Оболенский – Φ. Α. Терновский переводят «перевозчиков» (Летопись Феофана, с. 215; ср.: Мишулин.  Отрывки, с. 276).

 

[246] В книге‑оригинале нумерация страниц с №224 по №232 неправильная. Вместо №224 поставлен №242 и т. д. Здесь и далее по №232 в знаменателе дроби проставлены эти неправильные №№ страниц издания‑оригинала. Со страницы №233 в издании 1884 г. восстанавливается правильная нумерация.– Ю. Ш.

 

[247] Так напечатано.– Ю. Ш.

 

[248] Император Ираклий (610–641), армянского происхождения, сын экзарха Африки Ираклия (Кулаковский.  История, III, с. 19, прим. 1; ср.: Ostrogorsky.  Geschichte3, S. 72). У Феофана А. М. 6115, т. е. 622/623 г., но так как счет по годам отстает от счета по индиктам, то следует прибавить один год – 623/624 г., точнее 624 г., поскольку Ираклий отправился из Кавказской Албании в Персию весной (Theoph. Chron., Ι, 309.4). Повествованием о правлении Ираклия начинается часть «Хронографии», условно называемая самостоятельной (ее непосредственные источники не сохранились); начиная с этого фрагмента, параллелью к сообщениям Феофана может служить «Краткая история» («Бревиарий») константинопольского патриарха Никифора (806–815), использовавшего то же, что и Феофан, неизвестное нам сочинение.

 

[249] Вопрос о том, кто подразумевается под гуннами в данном случае, спорен. Э. Герланд предполагает, что Ираклий отправился в земли сабиров (Gerland.  Feldzüge, S. 358, Anm.4), но последнее свидетельство о них в византийских источниках относится к 578 г. (Моravcsik.  Byzantinoturcica, I, S. 68). К тому же сабиры, даже если они и продолжали существовать как самостоятельная народность, едва ли могли в VII в. оказать Византии, существенную поддержку в ее борьбе с сасанидским Ираном. По Ю. А. Кулаковскому, император не переходил Кавказский хребет, он направился в области, заселенные саками, – Сакашен, Шакашен в северной части Утии (Кулаковский.  История, III, с. 343–344), что неверно, так как саки исчезают уже в первые века нашей эры. Я. А. Манандян предлагает другое объяснение этому месту, считая его испорченным: вместо Οννων, по Манандяну, следует читать Σύννων; Ираклий отступал из Албании (из района Тарнаута) по евлах‑шушинской дороге, через Шушу и Герюсы в область Сюнии (Манандян.  Маршруты, с. 141). Однако серьезных оснований для конъектуры к тексту Феофана нет: греческая рукописная традиция и латинский перевод Анастасия дают единогласно чтение «гуннов» (с вариантом Ονων в списке g). Д. Моравчик, не определяя более точно этнической принадлежности этих гуннов, помещает их, весьма неопределенно, в районе Кавказа (Moravcsik.  Byzantinoturcica, II, S. 232). Этноним «гунны», так же как и «скифы», широко применялся византийскими писателями вплоть до XV в., обычно как архаизм. В VI–X вв. гуннами называли в основном болгар, болгарских оногуров, утигуров и кутригуров, аваров (ibid., S. 233–235), но в VII в. их не было на Кавказе. Между тем Феофан (вслед за Феофилактом Симокаттой) прилагает этноним «гунны» к тюркам (Theoph. Chron., Ι, 245. 14–15; ср.: Th. Sim. Hist., Ι, 8,5 и «Хронография», 572 г.), причем это упоминание гуннов – последнее перед анализируемым фрагментом. Смешение гуннов с тюрками восходит, возможно, к иранской традиции: по словам Симокатты, у персов принято называть восточных гуннов турками (Th. Sim. Hist., III, 6,9; ср. о наименовании гуннов турками в северо‑восточном Иране – Altheim. Geschichte, I, S. 85). Не исключено, что и здесь Феофан имел в виду тюрок, к союзу с которыми Ираклий стремился (см. «Хронография», 625/626 г.). Наконец, совсем, необязательно истолковывать выражение π τν τν Οννων χώραν в сугубо этнонимическом смысле, как земли какой‑то конкретной гуннской народности. Феофан знал, что на Кавказе, к северу от Кавказа, в восточном Приазовье обитали гунны (см.; «Хронография», 516/517, 572, 588 гг.). Тем самым Кавказ был страной гуннов вообще, и фразу π τν τν Οννων χώραν можно понимать топонимически, как синоним Кавказу (Чичуров.  О кавказском походе, с. 261–266).

 

[250] Место не совсем ясно: все списки «Хронографии» дают чтение ταΐς τούτων δυσχωρίαις (= είαις у), что требует при себе предлога ν (отсюда конъектура К. де Боора κν ταΐς τούτων δυσχωρίαις, оставившего, впрочем, в критическом тексте τς – δυσχωρίας). Принятый издателем вариант распространяет управление предлога π не только на τν – χώραν, но и на τς – δυσχωρίας. Перевод Анастасия – in regionem Hunnorum et per horum loca difficilia (Theoph. Chron., II, 192.22) – неточен, так как под δυσχωρίαι, видимо, следует подразумевать горные проходы, ущелья, через которые Ираклий собирался пройти или в которых он хотел укрыться от преследования персов.

 

[251] Sic– Ю. Ш.

 

[252] Шах Ирана Хосров II Парвез (590–628). У Феофана А. М. 6117, т. е. 625/626 г.

 

[253] Шахрвараз (Сарварос Феофана) – персидский военачальник.

 

[254] Хосров вооружил две армии: одну – под командованием Шахина (Саина Феофана), другую – под предводительством Шахрвараза. Войско Шахина, в помощь которому Хосров дал 50 тысяч воинов из армии Шахрвараза, должно было помешать действиям Ираклия в Лазике, в то время как Шахрвараз получил приказ вступить в переговоры с аварами, болгарами, славянами и гепидами (Theoph. Chron., Ι, 315.7–10).

 

[255] Ф. Баришич отказывается видеть в этом сообщении Феофана упоминание о союзе аваров и персов в 626 г.: персы, в отличие от аваров, не готовились к осаде; речь шла скорее о согласовании двух самостоятельных акций, чем о военном союзе; участие персов, по Баришичу, минимально – они вступили в сражение на пятый день осады, 2 августа; нападение на Константинополь явилось итогом агрессивной политики аварского хагана, а не результатом действий аваро‑персидской коалиции; Феофан упрощает события (Barišič.  Le siège, р. 390–391). Думается, веских причин для скептицизма Баришича нет. Если разделять сомнения исследователя, то рассказ Феофана в целом утратит смысл: почему Хосров посылает Шахрвараза к Константинополю именно в 626 г., а не раньше, коль скоро война Византии с персами началась уже в 622 г.; цель Хосрова ясна (отвлечь Ираклия от военных действий в Иране), как ясны и ответные меры византийского императора (разделение войска ромеев и поиски союза с турками). Последнее (переговоры с турками) оказалось весьма действенным: узнав о них, Хосров направляет послание Шахрваразу с приказом возвращаться на родину (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.). Пассивность персов в осаде столицы не может служить аргументом, поскольку основная задача войска Шахрвараза состояла, вероятно, в том, чтобы помешать посланной Ираклием армии оказать помощь Константинополю. Наконец, синхронизация действий аваров и персов, что Баришич признает, сама по себе свидетельствует в пользу целенаправленности политики Ирана в данном случае.

 

[256] Отождествление аваров с гуннами характерно не только для византийских авторов (Феофана, Симокатты, Малалы), но и для западных, в частности Павла Диакона (Pauli Diac. HL, I, 27; II, 10; IV, 11,26, 37; HR, XVII, 23).

 

[257] Участие болгар в осаде Константинополя 626 г. упоминается также Георгием Писидой (Giorgio di Pisidia.  ΒΑ, 197).

 

[258] Здесь у Феофана форма Σκλάβοις. Греческий этноним происходит от *slovêne, откуда греческое Σλαβηνοί, но эта форма быстро перешла в Σκλαβηνοί, так как сочетание звуков σλ для греческого языка чуждо. Наряду с последней формой употреблялась и более редкая Σθλαβηνοί. Когда Σκλαβηνοί стали считать прилагательным, этноним приобрел форму Σκλάβοι, которая встречается уже у Малалы, в «Пасхальной хронике», у Георгия Писиды, наряду со Σκλαβηνοί, затем у Феофана и в «Чудесах св. Дмитрия Солунского» (Dölger.  Ein Fall, S. 19, Anm. 1; ср.; Голубцов.  О термине «склавины», с. 47 и след.). Славяне в это время занимали Далмацию, Верхнюю и Нижнюю Мизию, Дакию, Дарданию и часть Македонии (Στράτου.  Βυζάντιον, τ. Ι, σ. 294–296; Dvornik.  The Slavs, p. 42). Вопрос о положении славян в аварском войске сложен. С. Станоевич, базируясь на сообщениях Феофана и Никифора (см.: «Бревиарий», 626 г.), приходит к выводу, что речь идет о свободных славянах, союзниках персов и аваров, которые шли на своих лодках с нижнего течения Дуная Черным морем к Константинополю (Станојевић.  Византија, II, с. 24). Впрочем, Станоевич не исключает целиком возможности участия в осаде подвластных аварам славян (там же, с. 24). В отличие от Станоевича Б. Графенауэр на основании анализа различных источников заключает, что участвовавшие в этой войне славяне были подчинены аварам и вся власть находилась в руках аварского хагана (Grafenauer.  Nekaj vprašani, str. 78–79). Слова Никифора о симмахии (Nic. Brev., 18.7), которые Станоевич понимает как свободное славяно‑аварское союзничество, Графенауэр переводит «употребише их у заједничком бојю» («воспользовались ими в совместном бою»). Перевод Графенауэра принят в ВИИНЈ, I, с. 220, 240. А. Стратос, говоря об осаде Константинополя аварами, не касается вопроса о положении славян в аварском войске, хотя и замечает, что отношения между аварами и подвластными им народами к этому времени обострились, о чем свидетельствует, в частности, восстание славян Богемии и Моравии в 622 г. (Stratos.  Avar’s attack, p. 371). Как бы то ни было, по Феофану, Шахрвараз должен был объединить (в греческом тексте συμφωνήσας, т. е. дословно «согласовав»; ср. concordia sociaret – «объединил согласием» в латинском переводе) аваров с другими народами (болгарами, славянами и гепидами), но была ли необходимость в объединении аваров со славянами, если последние находились в безусловном подчинении у первых? Славяне составляли большую часть сухопутного (пешего) войска и флота, авары – кавалерии, согласно Ф. Баришичу (Barišič.  Le siège, p. 394), с чем соглашается А. Пертузи (Giorgio di Pisidia.  Poemi, p. 214).

 

[259] Участие гепидов в осаде упоминается только Феофаном. В одном из западных источников мы встречаем гепидов еще во второй половине IХ в. (Kos.  Conversio, str. 132; ср.: Grafenauer.  Nekaj vprašani, str. 118; ВИИНЈ, I, с. 220, п. 5). Гунны, о которых Писида говорит в описании осады Константинополя 626 г., отождествляются А. Пертузи с гепидами Феофана (Giorgio di Pisidia.  Poemi, p. 214).

 

[260] Анастасий переводит hanc unanimiter obsiderent (Theoph. Chron., II, 195.31), т. е. «единодушно осадили его», что послужило основанием для конъектуры Л. Тафеля ταύτην μοθύμως πολιορκήσωσιν.

 

[261] Феодор носил титул куропалата, жаловавшийся родственникам императора. В 628 г., после заключения мира с персами, Ираклий послал его освобождать занятые персами византийские города (Theoph. Chron., Ι, 327.19–24).

 

[262] Шахин (Саин Феофана) – один из полководцев Хосрова. В 626 г. потерпел поражение от византийской армии под командованием Феодора. Умер в том же году (ibid., I, 315.22–24; ср.: Ostrogorsky.  Geschichte 3, S. 86).

 

[263] Лазика – область на восточном побережье Черного моря, древняя Колхида.

 

[264] Подобно Феофану, турками называет хазар и патриарх Никифор (см.: «Бревиарий», ок. 622, 628–629 гг.). В рассказе об этих событиях Никифор пишет, что Ираклий послал дары властителю турок, а тот обещал заключить с ним союз (там же, ок. 622 г.). Во главе этого посольства, по Мовсесу Каганкатваци, стоял некто Андрей (Каганкатваци.  История, с. 109). Согласно М. И. Артамонову, Ираклий заключил союз с Западнотюркютским каганатом, но основную силу каганата в Европе составляли хазары, собственно тюркютов, видимо, было немного, чем и объясняется тот факт, что византийские и армянские источники называют союзниками Византии хазар; причину того, что византийские историки нередко именуют хазар восточными турками, Артамонов предполагает в известности хазар как подданных тюркютского каганата (Артамонов.  История, с. 155 и след.; ср.: Moravcsik.  Zur Geschichte, S. 87 u. Anm. 2).

 

[265] Здесь Дербентский проход. Дербентские укрепления были построены во второй половине VI в. сасанидским Ираном для защиты от нападений турок (Бартольд.  Краткий обзор, с. 777).

 

[266] Рукописная традиция «Хронографии» засвидетельствовала следующие формы: ’Αδραϊγάν Adrahigae Α, ’Αδροηγν dy , ’Αδροηγαν sine асc. с; у Никифора (Nic. Brev., 17,10) – Адорбадиган (’Αδορβαδίγανον), у Прокопия – Адарбиган / ’Αδαρβιγάνων (Proc. Bell. Pers., 259.27), у Феофилакта Симокатты (Th. Sim. Hist., 154.17, 165.16, 173.2) – Адрабиган (’Αδραβιγάνων). Здесь речь идет о Южном (Иранском) Азербайджане, северо‑западной провинции Персии, древней Мидии – Атропатене.

 

[267] В греческом тексте к Зиевилу прилагается титул стратига.

 

[268] Рукописная традиция «Хронографии» дает разночтения: Ζιεβήλ ds, Ζιέβήλ т, cf, Ζιέβηλ 316.5,11, Ζιεβλ г, sine асc. с; 316.11 Ζιεβλ dz; у Анастасия в форме Zihebil (Theoph. Chron., II, 196.10, 13, 19, 21). У Мовсеса Каганкатваци в рассказе об этих событиях фигурируют «наместник северного царя, именем Джебухаган, второй в царстве его...» и племянник хагана Шад, посланный им на помощь Ираклию (Каганкатваци.  История, с. 110). Джебухаган армянского источника соответствует «эриставу Джибго» грузинских (Сумбат Давитис‑дзе.  История и повествование о Багратионах, с. 29; Обращение Грузии, с. 44). Вопрос об идентификации Зиевила решается неоднозначно. Э. Шаванн отождествляет его с Джебухаганом, предводителем хазар, и отказывается видеть в Зиевиле Тунг‑ябгу (T’ong jabgou), хагана западных турок, хотя и говорит, что оба лица действовали в одно и то же время и косвенно были причастны к смерти Хосрова II Парвеза (Chavannes.  Documents, р. 256). Полководцем хазар называет Зиевила Д. Моравчик, приводя как параллель армянский и грузинский варианты имени (Moravcsik.  Byzantinoturcica, II, S. 130 f.). Против сопоставления Зиевила с хазарским ябгу‑хаганом возражает Д. Данлоп, исходя скорее из армянских, чем из византийских источников. По Данлопу, вторым в хазарской иерархии после хагана был бек, но бек, согласно более поздним арабским источникам (Данлоп не дает на них ссылки), должен был происходить из другого (нежели хаган) рода, что противоречит сообщениям армянских авторов (Джебухаган – брат «царя севера»), кроме того, Данлоп считает несовместимыми высший титул (Джебухаган) и подчиненный ему (второй после хагана) в одном лице. По мнению Данлопа, Зиевил – не хаган Хазарии и не носитель хазарского титула (бек или ябгу, тем более что титул ябгу редко появляется в применении к хазарам), а правитель западных тюркютов, второй по отношению к хагану тюркютов вообще (западных и восточных); предположительно Данлоп отождествляет Зиевила с хаганом западных тюрков, известным по китайским историческим сочинениям, опубликованным Шаванном (Chavannes.  Documents, p. 52), резиденция этого хагана располагалась к северу от Ташкента (Dunlop.  History, р. 30 sq.). Ссылаясь на китайские источники и труд армянского историка VII в. Себеоса (точнее Хосрова – см. Колесников.  Иран, с. 26), Г. Хауссиг пишет, что Зиевил идентичен Тунг ши‑ху, хагану северо‑западных тюрков, правившему в Согдиане (Haussig.  Exkurs, S. 307, Anm. 86). Греческая форма Ζιέβηλ объясняется Хауссигом как контаминация тюркских слов Ğjebu (= yabgu) и ilig (= царь); в это время тюркюты произносили yabgu как Ğjebu; соединение yabgu и ilig в титуле хагана, правившего в Бактрии, встречается как в китайских источниках, так и в легендах монет; тюркское ilig соответствует в Ζιέβηλ иранскому šah (ibid., S. 434 f.). Верхушка восточнотюркской иерархии, по свидетельству китайского историка Линг‑ху Тэ‑фена (583–666), выглядела следующим образом: ябгу, шад, тегин, се‑ли (Sse‑li‑fa) и тудун; все должности, делившиеся на 28 классов, были наследственными (Liu Mau‑Tsai. Nachrichten, S. 8–9). Г. Дёрфер уточняет: за хаганом следовали один малый хаган (Klein‑Khagan) и четыре младших хагана (Unter‑Khagane), т. е. два шада и два ябгу, избиравшиеся из сыновей или братьев хагана и назначавшиеся для управления областями (Doerfer.  Elemente, III, S. 162); в целом верховная иерархия большого древнетюркского союза (т. е. восточных и западных тюрков) состояла из шести человек, а малых союзов – из трех, т. е. хагана, ябгу и шада (ibid., II, S. 396), Учитывая материал китайской средневековой историографии, вероятно, можно модифицировать отождествления Зиевила, предложенные Шаванном и Данлопом–Хауссигом: в большой федерации тюркских племен ябгу не был, строго говоря, вторым человеком после хагана (даже если не принимать во внимание малого хагана), поскольку в ней было два ябгу (левый и правый); тем самым отпадает сопоставление Зиевила с хаганом западных тюрков. На втором месте ябгу мог стоять в малом союзе тюрков, что, думается, дает основания видеть в Зиевиле ябгу‑хагана западных тюрков Тунг ши‑ху. Кстати сказать, наше предположение не противоречит этимологии Хауссига, коль скоро Ζιέβηλ не является абсолютным соответствием ябгу‑хагану – «хану‑соправителю» (Mit‑Chan), как его называют Альтхайм –Хауссиг (Altheim–Haussig.  Hunnen, S. 23, Anm. 61). Μ. Α. Сейидов объясняет yabγu из тюркского как «великий строитель, творец, творящий, повелитель» (Сейидов.  Заметки, с. 113– 114).

 

[269] Я. А. Манандян, вслед за Ю. А. Кулаковским относит поход Ираклия на Кавказ к 627 г. (Манандян.  Маршруты, с. 147; ср.: Кулаковский.  История, III, с. 93 и след.), хотя Феофан помещает рассказ о нем под 626 г. Последнюю дату принимают Г. Гельцер и Ш. Лебо (Gelzer.  Abriss, S. 948; Lebeau. Histoire, XI, р. 117–119). М. И. Артамонов считает, что союз хазар с Ираклием был заключен в конце 626 г. (627 г., по Каганкатваци, маловероятен), а встреча византийского императора с Зиевилом у Тифлиса (Тбилиси) произошла в 627 г. (Артамонов.  История, с. 146), несмотря на то, что Феофан сводит оба события под одним 626 г. Между прочим Никифор сообщает о встрече у Тифлиса до повествования об аваро‑славянской осаде Константинополя в 626 г. (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.).

 

[270] Далее в переводе В. И. Оболенского – Φ. Α. Терновского «и как бы пораженные величием царя» (Летопись Феофана, с. 235). Происхождение фразы в переводе неясно.

 

[271] Феофан, очевидно, понимает это как церемонию проскинезы, введенную, согласно Прокопию, при византийском дворе Юстинианом I (Proc. Hist. arc., 30, 21–26). Все подданные должны были распластываться ниц перед императором и целовать его ноги. Исключение составлял только патриарх. Эта церемония, как предполагает Р. Гийан, была заимствована у персидского двора (Guilland.  Institutions, Ι, p. 144). Впрочем, Б. Н. Заходер, ссылаясь на арабские источники, пишет об аналогичной церемонии у самих хазар (Заходер.  Свод, с. 143 и прим. 170). Никифор, описывая встречу Ираклия с Зиевилом, говорит, что василевс назвал властителя турок своим сыном, возложил ему на голову корону, устроил пир, подарив Зиевилу всю утварь с императорского стола, в придачу с императорскими одеждами, и обещал ему в жены свою дочь Евдокию (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.).

 

[272] В греческом тексте – ο ρχοντες.

 

[273] Греческие списки «Хронографии» Феофана дают чтения ρχηγένιου fhm, ρχιγένιον е; конъектура Л. Тафеля ρτιγένειον (т. е. тот, у кого на подбородке пробивается пушок); Анастасий переводит primogenitum (перворожденный); К. де Боор принимает вариант остальных рукописей – ρχίγένειον, переводя его как lanuginosus – «с пушком на подбородке» (Theoph. Chron., II, 733 s. v. ρχιγέγειος). Классический греческий язык, видимо, не знал слова ρχιγέγειος, во всяком случае оно не засвидетельствовано у Г. Лидделл – Р. Скотта, где даны формы ρχιγένεθλος = ρχέγονος (original, primal), ρτιγένεθλος = ρτιγενής = ρτίγονος (только что, недавно рожденный) и ρτιγένειος ( с пробивающейся бородкой) (Liddell–Scott.  Lexikon, s. v.). ’Αρχιγένειος Феофана все же ближе к ρχιγένεθλος = ρχέγονος или ρχίγονος со значением перворожденный, т. е. старший. Впрочем, словарь Г. Лампе приводит значение, принятое де Боором, с указанием на то, что это слово особенно часто употреблялось в описании внешности Христа (Lampe.  Lexikon, s. v.), В. И. Оболенский – Φ. Α. Терновский переводят «...пробивался первый пушок на бороде...» (Летопись Феофана, с. 235). Отправляясь от чтения, включенного де Боором в критический текст «Хронографии», М. И. Артамонов предполагает, что здесь имеется в виду младший сын ябгу‑хагана Мохошада Були‑шад (Артамонов.  История, с. 147), хотя прилагательное ρχιγένειος – едва ли достаточное для этого основание: безбородым мог быть и старший сын (ср. перевод Д. Данлопа а beardless boy – Dunlop.  History, р. 30). О старшем сыне, Тардуш‑шаде, говорит и Г. Хауссиг (Haussig.  Exkurs , S. 307 u. Anm. 86). У Каганкатваци фигурирует лишь племянник хагана Шад (Каганкатваци.  История, с. 110).

 

[274] Никифор не определяет количества воинов, полученных Ираклием от хагана (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.). Каганкатваци пишет о тысяче всадников, отправленных Джебуханом вместе с послом Ираклия Андреем на помощь василевсу (Каганкатваци.  История, с.110). Цифра Феофана подтверждается анонимной сирийской хроникой 1234 г. (Пигулевская.  Иран, с. 268).

 

[275] В грузинских источниках, напротив, сообщается о том, что «эристав Джибго» был оставлен Ираклием для осады Тифлиса (Сумбат Давитис‑дзе.  История и повествование о Багратионах, с. 29; Обращение Грузии, с. 44).

 

[276] Город на малоазийском берегу Босфора, напротив Константинополя; совр. Кадыкёй (Honigmann.  Synekdemos , 690.4),

 

[277] Авары подступили к Длинным стенам 29 июня 626 г. Основные, современные событиям, источники – «Пасхальная хроника», написанная вскоре после 628 г., и историческая поэма Георгия Писиды «Аварская война». Себеос в рассказе об осаде Константинополя персами ничего не говорит об аварах (Себеос.  История, с. 78). Для аваров 626 г. был критическим: с этого момента Аварский каганат практически исчезает с византийского горизонта (Stratos.  Avar’s attack, р. 376), хотя неизвестный автор правления Льва V Армянина (813–820) упоминает аваров, принимавших (на стороне болгар) участие в византино‑болгарской войне 811 г. (Grégoire.  Un nouveau fragment, р. 423 et n. 3).

 

[278] По Никифору, славяне подошли к столице от устья реки Барбисс (см.: «Бревиарий», 626 г.). Вероятно, славяне следовали по такому маршруту: на лодках‑однодеревках от устья Дуная они плыли Черным морем (Grafenauer.  Nekaj vprašani, str, 78), а затем лодки были пронесены частично по суше, через Фракию к заливу Золотой рог (Vernadsky.  Ancient Russia, p. 198), откуда они и подступили к городу. Как сообщает Кедрин (XI в.), большая часть этого флота была застигнута бурей в Черном море и погибла на обратном пути (Cedr.–Skyl, Compend., I, 729. 16–18). Анастасий переводит: navium sculptarum ex Istro multitudine infinita seu innumerabili delata (Theop. Chron., II, 196.26–27), т. е. речь идет о «бесчисленном множестве лодок», спущенных с Дуная к Константинополю, что соответствует чтению одного из списков «Хронографии» (т), опускающего ες перед σκάφη и аналогичному фрагменту у Кедрина (Cedr.–Skyl. Compend., I, 728.17–18).

 

[279] Согласно Φ. Баришичу, наряду со славянами нижнего течения Дуная (подвластными аварам) экипажи однодеревок состояли из гепидов и болгар (Barišič.  Le siège, р. 394 sq., n. 2).

 

[280] Т. е. на лодки‑однодеревки, каждая из которых вмещала до пяти человек (Στράτου.  Βυζάντιον, τ. II, σ. 535).

 

[281] Длина залива – ок. 11 км, ширина – в среднем ок. 400 м.

 

[282] Шахрвараз покинул вместе с войском Халкидон и отправился в Сирию после поражения славян на море, т. е. 10 августа 626 г. (Ostrogorsksy.  Geschichte3, S. 86; ср.: История Византии, I, с. 366).

 

[283] Слова «области и города на противоположном берегу» отсутствуют в рукописях ет; вместо περατικά (противоположные) список f дает Περσικά , d – ‛Ρωμαϊκά, а Анастасий – confinales (сопредельные).

 

[284] У Феофана А. М. 6118, т. е. 626/627 г.; точнее 626 г., так как поход датируется сентябрем.

 

[285] С точки зрения Д. Моравчика и М. И. Артамонова, имеются в виду хазары (Moravcsik.  Byzantinoturcica, II, S. 321; ср.: Артамонов.  История, с. 155 и след.).

 

[286] В «Хронографии» Феофана это последнее упоминание о турках‑хазарах в связи с византийско‑персидскими войнами. Означает ли это, что союз, заключенный Ираклием в 626 г. (см.: «Хронография», комм. 219), распался в том же году? Расставаясь с Ираклием после встречи у Тифлиса, хазары, если следовать за Каганкатваци, обещали императору вернуться к Тифлису в 627 г. (Каганкатваци.  История, с. 108). В начале тридцать седьмого года правления Хосрова II (т. е. в 627 г.) хазары действительно напали на Кавказскую Албанию и Азербайджан, причем их набег, как полагает А. И. Колесников, был приурочен к походу Ираклия на Ктесифон (Колесников.  Иран, с. 84). Г. Хауссиг, опираясь на свидетельства Каганкатваци, датирует распад византино‑тюркского союза 630 годом и объясняет его двумя причинами: во‑первых, свержением и убийством западнотюркского хагана Тунг‑ши‑ху, а во‑вторых, разгромом восточнотюркского хагана Хие‑ли китайцами (Haussig.  Exkurs, S. 308, u. Anm, 86). Между тем китайские источники, опубликованные Э. Шаванном, дают основания думать, что отношения между Ираном и тюрками (а они влияли и на характер византино‑тюркских отношений) уже к 628 г. (году смерти Хосрова II) не ограничивались военными действиями. У китайских авторов мы находим известие, согласно которому ябгу западных тюрок убил Хосрова и послал к Шируйе, сыну Хосрова, вступившему на персидский престол, своих людей для присмотра за ним (Chavannes.  Documents, р. 171). Разумеется, это сообщение нельзя использовать безоговорочно (Хосров был убит по приказу самого Шируйе), но его, думается, можно расценивать как отражение каких‑то перемен в персидско‑тюркских отношениях – возможно, прекращения войны. Видимо, о попытке заключения мира между персами и тюрками писал и Феофан. Под тем же годом, что и рассказ о совместном походе Ираклия и тюрок на Персию, Феофан излагает историю свержения Хосрова II, Хосров бежал в Ктесифон, заболев, он решает назначить преемником себе своего сына Марданшаха (Мердасан Феофана); об этом узнал старший сын Хосрова Шируйе (Сироэ «Хронографии») и направил послание персидскому полководцу Гундавусу следующего содержания: «... если ты уговоришь войско, чтобы оно приняло меня, я и увеличу плату ему, и заключу мир с василевсом ромеев и с турками, и мы прекрасно заживем...» (Theoph. Chron., I, 325. 28–326.3). Слова «и с турками» отсутствуют во всех греческих списках «Хронографии»; К. де Боором они вставлены в критический текст из перевода Анастасия – ас Turcis (ibid., II, 203.21). Это место, к сожалению, осталось вне поля зрения Ю. А. Кулаковского (Кулаковский.  История, III, с. 102), Я. А. Манандяна (Манандян.  Маршруты, с. 153) и М. И. Артамонова (Артамонов.  История, с. 149). Учитывая древность списков латинского перевода «Хронографии» и, как правило, точность передачи Анастасием смысла греческого оригинала, можно считать конъектуру де Боора оправданной. Но если это так и если Шируйе действительно собирался заключить мир с турками, то нельзя ли связать с намерениями будущего персидского шаха внезапное отступление турок?

 

[287] Так напечатано. Обычно пишут Ганзак (Канзак) – город в персидской провинции Атропатена.– Ю. Ш.

 

[288] Так напечатано.– Ю. Ш.

 

[289] Император Констант II (641–668). У Феофана А. М. 6121, т. е. 629/ 630 г. Под этим годом Феофан, нарушая хронологическую последовательность изложения, рассказывает о событиях почти четырех десятилетий: от возникновения ереси монофелитов до ее осуждения и смерти Константа II. А. Праудфут допускает использование Феофаном жития Максима Исповедника и восточных (сирийских) источников, хотя и не доказывает своего предположения (Proudfoot.  Sources, р. 384 sq.).

 

[290] Т. е. о созыве собора в Латеране (папский дворец в Риме), осудившем монофелитство. Собор был созван в октябре 649 г. Феофан датирует его девятым годом правления Константа и 8‑м индиктом (Theoph. Chron., Ι, 332.1–2), что не совсем точно: девятый год царствования Константа приходится на 649 г., а 8‑й индикт – на 650 г. (Grumel.  Chronologie, p. 247).

 

[291] Папа римский с июля 649 по сентябрь 655 г. (ibid., р. 431), когда он был вызван в Константинополь.

 

[292] Максим Исповедник – византийский богослов, тесно связанный с западной церковью; родился ок. 580 г. в знатной константинопольской семье; в первые годы правления императора Ираклия был его секретарем, но уже в 613/614 г. поступает в монастырь; с 632 г. в Александрии и, видимо, в Карфагене; противник монофелитов, Максим (после многочисленных соборов в Африке) добился в 649 г. осуждения ереси на Латеранском соборе в Риме; в 653 г. был вызван в Константинополь, а в 655 г. уже сослан в город Виза (Восточная Фракия); в 662 г. Максим вновь появился в Константинополе перед собором, был подвергнут казни (ему вырвали язык и отрубили правую руку) и изгнан в Лазику, где он и умер 13 августа 662 г. (Altaner – Stuiber.  Patrologie, S. 521). По словам Феофана, местом ссылки Максима, как и папы римского Мартина, был Херсон, что неверно; наш хронист не знает и о месте второго изгнания Максима Исповедника.

 

[293] Южный Крым (фема Херсонес) называли также климаты (Philippson.  Das byzantinische Reich, S. 122).

 

[294] У Феофана А. М. 6150, т. е. 658/659 г. Землетрясение в Палестине и Сирии, о котором говорится до сообщения об изгнании Мартина, датируется у Феофана месяцем Дайсием 2‑го индикта. Дайсий соответствует аттическим антестериону (конец февраля – начало марта) или таргелиону (конец мая – начало июня); и то, и другое приходится на 659 г., 2‑й индикт падает также на 659 г. Возможно, и ссылка Мартина, по Феофану, последовала в этом году. Повтор сообщения о Мартине в «Хронографии» вызван скорее всего использованием двух независимых источников, которые отличались друг от друга не только хронологией, но и содержанием: в первом случае Мартина доставляют в Константинополь и ссылают вместе с Максимом Исповедником, причем указывается место ссылки (Херсон), во втором – повествуется лишь о папе Мартине, а рассказ о казни Максима и его учеников помещен выше под А. М. 6149, т. е. 657/658 г. И здесь датировки Феофана ошибочны: Мартин был сослан в 655 г., а Максим подвергся наказанию в 662 г. (см.: «Хронография», комм. 240).

 

[295] Один из списков «Хронографии» Феофана (d) дает разночтение: τς νατολς τοι ν Χερσώνι κεΐσε τελευτήσας, т. е. в климатах «востока или в Херсоне, там умерший».

 

[296] Т. е. жители Византия (Константинополя). У Феофана А. М. 6160, т. е. 668/669 г., точнее сентябрь 668 г. (Grumel.  Chronologie, р. 357), когда был убит Констант II. Здесь ретроспективное упоминание Мартина.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100