Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФЕОФАН ИСПОВЕДНИК
 

ХРОНОГРАФИЯ

 Аннотация

 Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта

 «Хронография» была составлена Феофаном как продолжение оставшейся незаконченной всемирной хроники его друга Георгия Синкела, по настоятельной просьбе последнего. Хотя Феофан и подчеркивает случайность своего обращения к истории (он уступил лишь просьбам умирающего Георгия), им создан один из значительнейших памятников византийской историографии. <...>

Рассказ Феофана начинается там, где остановился Георгий Синкел, – с 284 г., правления Диоклетиана, и доходит до 813 г., времени вступления на престол Льва V. Можно довольно точно определить, когда была написана «Хронография»: хронист не начинал работы до 810 г., так как Георгий Синкел умер не ранее этого года, а кончил, вероятно, не позже 814 г., до заключения в тюрьму.

<...>

«Хронография» Феофана пользовалась большой популярностью у современников и потомков историка. Уже в 70–х годах IX в. папский библиотекарь Анастасий перевел «Хронографию» на латинский язык. Этот перевод дошел до нас в рукописях более древних, чем оригинал, так что значение перевода очень велико. Для византийских писателей «Хронография» служила источником и отправным пунктом. Младший современник Феофана Георгий Монах тщательно его компилировал; Симеон Логофет (X в.) использовал сочинения не только Георгия Монаха, но и Феофана, Кедрин (XI в.), наряду с сочинениями Симеона Логофета и Георгия Монаха, привлекал «Хронографию», наконец, в XII в. Зонара видел в сочинении Феофана главный источник по истории VII–начала IX в. Позднейшие историки начинали изложение событий с того времени, каким кончил Феофан, что свидетельствует о пиетете, который питали они к «Хронографии». Скилица (XI в.) начинает «Обозрение истории» 811 годом, сославшись на то, что предшествующий период исчерпывающе описан Георгием Синкелом и Феофаном. По инициативе императора Константина VII (913–959), кстати тоже широко использовавшего в своих трудах «Хронографию», были составлены начинающиеся с 813 г. анонимная хроника, приписываемая Генесию, и компиляция, известная под названием Продолжатель Феофана.

 Предисловие

 Покойный профессор Московского Университета В. И. Оболенский доставил мне перевод предлагаемой здесь „Летописи Феофана“ еще в 1846‑м году. Поверяя кое‑где переведенное с подлинником, я заметил значительные отступления от последнего, и потому просил переводчика снова посмотреть свой труд, приспособить его поболее к свойствам русского языка и по возможности сгладить шероховатость в слоге. К сожалению, переводчик был уже в таком положении, что не мог того сделать, и я получил от него обратно перевод, с полномочием поступить с ним, как знаю лучше, только бы рано, поздно был он издан в свет. Другие занятия долгое время не позволяли мне исполнить желания покойного моего наставника. Ныне представляю труд его в том виде, какой считаю, по своему понятию, для него приличнейшим. Краткое сведение о жизни Феофана, необходимые исторические и другие примечания, извлеченные из обширных „Ad Theophanis Chronographiam Notae, auctore Jacobo Goar“, и „Notae posteriores Francisci Combefis“, находящихся при Боннском издании Феофанова произведения в „Corpus scriptorum historiae Byzantinae“, и, в заключение, Исторический указатель, следуют за самым переводом летописи[1].

Долго ждали мы перевода византийцев; наконец являются и они, и притом с двух сторон. Конечно, намерение Духовного начальства при С.‑Петербургской Духовной Семинарии издать византийцев в русском переводе отнюдь {1}  не мешает знатокам греческого языка посвящать свои занятия тому же: чем больше будет переводов, тем лучше для тех, кто незнаком с подлинником; есть, по крайности с чего выбирать. Но, занимаясь византийскими летописцами, не следует нам забывать и западных. Там тоже сокрыты немалые богатства для нас и наших соплеменников. Иорнанд, Дитмар, Адам Бременский, Видукинд, Гельмольд, Арнольд, Саксоны и под. им, не говоря уже о польских, чешских и угорских летописателях: все это само собой напрашивается на занятия наши. Не все же возиться с классиками древнего и нового мира. Прекрасно работать над Гомером, Платоном, Софоклом, Аристофаном, Виргилием, Горацием, Цезарем, Саллюстием, Титом Ливием, Тацитом; прекрасно трудиться и над Дантом, Шекспиром, Скотом и Прескотом, и т. д. Кто может вместити их, да вместит; но и занятие летописцами также почтенно и полезно. Не брезгают же немцы переводом своих латинских хронистов и им подобных на родной язык. Вот уже 37 выпусков явилось их „Die Geschreiber der deutschen Vorzeit in deutscher Bearbeitung”. Сам король Прусский вызвался в покровители такому истинно патриотическому замышлению. И какие имена заботятся о выходе в свет переводов скромных тружеников. „Heraugsgegeben von Pertz, Grimm, Lauchmann, Ranke, Ritter!“ Повременное издание Императорского Общества истории и древностей Российских при Московском Университете, „Чтения“ всегда открыты для всякого такого труда, правда, смиренного, но тем не менее полезного и насущной необходимости для нас во всех отношениях.

О. Бодянский

Москва.

Декабря 12 дня,

1858 г.  {2}

Предисловие к летописи

Блаженной памяти Отец Георгий, бывший синкеллом Тарасия, святейшего патриарха Константинопольского, муж достославный и многоученнейший, прочитав многих хроникеров и историографов, и прилежно испытав их, тщательно написал краткую хронографию от Адама до царя Диоклетиана, гонителя христиан, внимательно рассмотрел даты, исправил и установил их, чего прежде его никто не сделал, описал правление древних царей каждого народа, и время их жизни, и его возможности, с такою же отчетливостью представил первосвященников великих и вселенских престолов, то есть, Римского, Константинопольского, Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского, и тех, которые пасли Церковь в православии и тех, кои разбойнически правили его в ереси, с показанием времени жизни их. Но перед концом жизни, чувствуя, что не может совершить предпринятого дела, но, как мы уже сказали, доведя историю свою до времен Диоклетиана, при смерти, в православной вере отходя ко Господу, он – Авва Георгий – оставил нам, как искренним друзьям, недоконченную свою книгу, с усильным прошением довершить недостающее. Сознаваясь в своем неведении и в скудости слова, мы отказывались от исполнения сего поручения, как превышающего наши силы, но он усильно просил нас не полениться и не оставить труда его недоконченным, и принудил приступить к работе. Предпринявши сей труд, истинно не по силам нашим, единственно из послуша‑{3} ния, мы должны были бороться со многими немаловажными трудностями: надлежало, по возможности, приобресть для этого много книг и рассмотреть их. Таким образом мы составили летопись (хронографию) от Диоклетиана до царя Михаила и Феофилакта, сына его, описали царей, патриархов, дела их, с показанием лет с возможной точностью. Сами от себя мы ничего не прибавляли, но, выбирая все из древних историографов и писателей, представили каждое происшествие, отчетливо в своем хронологическом месте, дабы читатели могли видеть, когда какого царя случилось какое‑либо деяние военное, церковное, гражданское, народное, или какое другое. Я уверен, что чтение древних событий доставляет немалую пользу. Кто найдет в этом нашем труде что‑либо полезное, тот пусть воздаст Богу подобающую благодарность и помолится за нас, несведующих и грешных; а если встретит какие недостатки, пусть припишет это нашему неведению и лености ума, по земле пресмыкающегося, пусть извинит нас ради Господа. Бог любит посильное приношение.– {4}

Летопись

от Диоклетиана до царей Михаила и сына его, Феофилакта

от сотворения мира 5777, от р. х. 277[2].

Царствования Римского императора Диоклетиана 1‑й год,

Персидского царя Вараха 15,

Римского епископа Гайя 7,

Иерусалимского Гименея 13,

Александрийского Феона 11,

Антиохийского Тиранна 2.

л. м. 5780, р. х. 280.

Первый год правления Варана, царя Персидского.

В это время Диоклетиан, на четвертом году своего царствования, провозгласил товарищем своим Максимиана Геркулия.

л. м. 5781, р. х. 281.

Первый год правления Нарса, царя Персидского.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий срыли до основания Овузирис и коптские городища в Фивах Египетских, за отложение их от Римской империи. {5}

л. м. 5785, р. х. 285.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий избрали в кесари Констанция и Максимиана Галерия. Диоклетиан выдал дочь свою за Галерия, а Максимиан Геркулий дочь свою, Феодору, за Констанция; хотя тот и другой имели уже жен, но оба развелись с ними, ради угождения царям.

л. м. 5786, р. х. 286.

Первый год епископства Маркелла в Риме и св. мученика Петра, епископа Александрийского.

В сем году Александрия и Египет возбуждены были Ахиллесом к возмущению, но не устояли против наступления римлян, причем многие погибли и виновные наказаны.

л. м. 5787, р. х. 287.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий воздвигли великое и страшное гонение на христиан, произвели многие тьмы мучеников, вымышляя неслыханные роды мучений и причиняя великие бедствия: об этом читатель может узнать из восьмикнижия[3] церковной истории Евсевия Памфилийского.

л. м. 5788, р. х. 288.

Первый год епископства Евсевия в Риме.

В сем году Максимиан Геркулий истребил одним походом Амонда и Элиана, возмутившихся было в Галлиях. Тогда же поднялся Красс, занял Британию, пятеро Генцианов захватили Африку, а Ахиллес овладел Египтом. Красс владел Британиею три года, но префект Асклипиод истребил его в Галлиях. Между тем случилось с кесарем Констанцием, сверх всякого чаяния, следующая изменчивость судьбы: в продолжении шести часов в один и тот же день видели его и побежденным и победителем; именно: сначала аланы бурным потоком напали на войско Констанция и гнали его до самых стен города; сам он сзади следовал за бе‑{6} гущим войском; ворота были заперты и ему невозможно было войти внутрь стен; уже враги простерли руки схватить его. Как вдруг с одной стены спустили веревки, на которых и подняли его. Очутившись на стенах, он ободрил войско, вышел против алан и одержал над ними блистательную победу. Так что шесть тысяч положил их на месте. Максимиан Геркулий в то же время в Африке одолел пятерых Генцианов, а в Александрии Диоклетиан поразил Ахиллеса. При Диоклетиане находился и Константин, сын Констанция, который уже в ранней молодости отличался своим мужеством. Видя это, Диоклетиан позавидовал ему и хотел было коварным образом истребить его, но Бог чудесно спас его и возвратил отцу невредимым.

л. м. 5789, р. х. 289.

Первый год Персидского царя Ормизда, Римского епископа Милтиада, Иерусалимского Завда, Антиохийского Виталия.

В сем году военачальник Ветерий умеренно преследовал христиан в войске своем, между тем как везде против них свирепствовало жестокое гонение.

л. м. 5793, р. х. 293.

Первый год правления в Риме епископа Сильвестра.

В сем году Максимиан Галерий послан был Диоклетианом против Нарса, персидского царя, который тогда вторгнулся в Сирию и опустошал ее. Сошедшись с ним, он был в первом сражении побежден при Каллинике и Каррасе. На обратном пути в бегстве встретился он с Диоклетианом, ехавшим на колеснице, который, однако кесаря во всем облачении его сана, заставил очень долго бежать за своею колесницею. Но после того кесарь Максимиан Галерий, собравши великую силу, опять отправился на войну против Нарса и получил великий успех отважностью и подвигами, каких никто другой не оказал: он преследовал Нарса до самой внутренней Персии, истребил все его войско, взял жен его, детей и сестер, овладел всеми сокровищами, которые тот имел с собою, и захватил в плен благороднейших из персов; Диоклетиан, находившийся в ту пору в Месопотамии, встретил кесаря с этою добычею на возвратном пути его с честью и торжеством. Итак они, порознь каждый и все вместе, воюя против многих из вар‑{7} варов, прославились великими подвигами. Ослепленный множеством успехов, Диоклетиан требовал уже от сенаторов, чтобы они поклонялись ему, а не просто приветствовали по прежнему обряду и сапоги свои украсил золотом, жемчугом и другими драгоценными камнями. Увидев Константина, сына Констанциева, жившего в то время на Востоке, и в Палестине, и державшего сторону христиан, Галерий Максимиан, заметил в нем необыкновенный разум, телесные силы и большие способности к наукам, а потому, узнав также от прорицателей, что он уничтожит могущество его и учение, решился коварным образом убить его. Но Константин, промыслом Божьим узнав о таком коварном намерении, подобно Давиду, ищет спасения в бегстве, которое и находит у отца своего и, вместе с ним, приносит многие благодарения Христу, сохранившему его.

л. м. 5794, р. х. 294.

В сем году какой‑то волшебник, Феотокл, уговорил Галерия Максимиана приносить жертвы демонам и принимать прорицания, а сам, скрывшись в пещере, сделал ему прорицание, в котором возбуждал его к гонению на христиан. Галерий же повествования о Христе исказил и разослал везде для поругания, учителям приказал учить детей так, чтоб внушить им презренье к таинству нашей веры.

л. м. 5795, р. х. 295.

Первый год правления Савора, царя Персидского.

В сем году изданы были царские повеления разрушать до основания храмы Христовы, божественные книги сжечь, священников и всех христиан предавать мучениям и насильно заставлять приносить жертвы идолам. Это гонение, самое ужаснейшее из всех, произвело бесчисленных мучеников.

л. м. 5796, р. х. 296.

В сем году Диоклетиан и Максимиан Геркулий, по безумию, сложили с себя царскую власть и начали вести частный образ жизни. Диоклетиан поселился в Салоне, родном своем городе, в Далматии, Геркулий же Максимиан в Ликаонии. Но, еще прежде они совершили торжественный въезд в Рим, в котором везены были впереди множество колесниц Нарса, его жены, дети и сестры. После того каждый отправился в свою сторону, поставив, вместо себя, царями, на Востоке Галерия Максимиана, а на Западе Констан‑{8} ция, который, довольствуясь умеренною властью, был очень кроток, в обращении весьма добр и к собиранию сокровищ не жаден, но более желал обогатить своих подданных, притом столько нелюбостяжателен, что давал всенародные праздники, многих друзей своих угощал пиршествами и весьма любим был галлами, помнившими суровый нрав Диоклетиана и кровожадность Максимиана Геркулия. От чего они при Констанции совершенно избавились. Он умер в Британии на одиннадцатом году своего правления. Еще при жизни своей Констанций провозгласил вместо себя царем старшего своего сына, Константина, в присутствии всего народа и прочих детей, одноотчих с Константином, именно, при Констанции, Анаваллине и Далмации, родившихся от Феодоры, дочери Геркулия. Константин, же родился от Елены, первой жены Констанция, который был внук императора Клавдия по дочери, а Галерий был женат на дочери Диоклетиана, Валерии. Тогда Галерий Максимиан, отправясь в Италию, поставил двух кесарей, над Востоком сына своего[4], Максимина, а над Италией Севера. Но римские воины провозгласили в Риме государем Максенция, сына Максимиана Геркулия; после этого Геркулий снова пожелав овладеть престолом, вознамерился отнять у сына своего власть, а зятя своего, Констанция, истребить коварством; однако покушение противу сына отклонили воины; покушение же против зятя открыла дочь Фавста и Геркулий был убит за свое злое дело. Но Евсевий Кесарийский говорит, что Диоклетиан впавши в слабоумие, сложил власть вместе с Геркулием, и оба они жили частными людьми; последний окончил дни свои, удавившись, Диоклетиан умер, снедаемый продолжительною болезнью. Напротив Геласий, епископ той же Кесарии, уверяет, что они, передумавши, хотели было опять царствовать, однако, по единогласному решению сената, убиты. Когда они так или иначе были истреблены, а христолюбивый Констанций, как сказал я уже прежде, тоже скончался, тогда вступили на царство Константин Август и Максимиан Галерий.

л. м. 5797, р. х. 297.

Первое лето правления Римского императора Константина, в Антиохии епископа Филогена.

В сем году в Галлиях и Британии царствовал божественный и христианнейший из римлян, Константин; в это же время {9}  соцарствовали ему еще следующие четверо: Максимиан Галерий, с двумя кесарями, Севером и Максимином, сыном Галерия и Максенцием, сыном Геркулия, которого провозгласили царем воины в Риме. Все они старались превзойти друг друга гонением на христиан. Тиран Максенций, беззаконно царствуя в Риме, производил ужаснейшие злодеяния, поругания знаменитейших жен, убийства, грабежи и т. п. Но Максимин и его хуже поступал на Востоке, как будто два ужаснейших бича разделили между собою Восток и Запад, и воздвигли гоненье на христиан. В это время римляне провозгласили, по смерти Севера, кесарем Лициния, в угодность Константину, как зятя его по сестре его, Констанции; Лициний довольно долгое время носил личину благочестия.

В том же году Александрийский епископ Петр, по повелению Максимиана Галерия и сына его, Максимина, понес преславное мученичество, будучи ввержен в темницу и обезглавлен. Он отрешил от церкви диакона Ария, который, сделавшись потом начальником проклятой ереси, многих отторг от благочестия. Много и других при сих тиранах удостоилось мученического венца за Христа, как‑то: Филей, епископ Омуйский в Египте, Пидей и Нил, епископы Египетские, Анфим, епископ Никомидийский, Тираннион, епископ Тирский, Сильван Эмесский, другой Сильван, епископ Газский Лукиан, пресвитер Антиохийский, Зиновий, епископ Сидонский, Памфил, пресвитер Кесарийский и бесчисленные другие. Этот Галерий Максимиан до того был женолюбив, что придворные его старались скрывать от него своих жен и столько опутан обманом злых демонов, что без гаданий не решался прикоснуться ни до одного кушанья. Он повелел произвесть всеобщее истребление христиан, не столько по нечестию, сколько для расхищения имущества их. Казнь Божья постигла его за безмерное распутство и неимоверное озлобление против христиан именно, у него открылась ужасная рана на орудии распутства его, рана, неподдающаяся никакой помощи человеческой, гниющая и кипящая червями; к тому же он был слишком тучен. Полагая, что такое наказание постигло его за беззаконные убийства, он разослал всюду повеления усердно делать все в пользу христиан, чтоб они молились за него, после чего, сверх всякой надежды, молитвою христиан страшная боль утихла, хотя рана не совсем закрылась; несмотря на то, он начал потом еще с большим неистомством продолжать свои злодеяния: опять поднялись войны, мятежи, голод, мор и до такой степени удушливая засуха, что недоставало живых, чтоб хоронить {10}  мертвых; посылаемы были громы и страшные явления; всякий думал только о себе и многие работы были брошены недоделанными.

л. м. 5798, р. х. 298.

Первый год епископства в Иерусалиме Германа, в Александрии Ахилла.
 

л. м. 5799, р. х. 299.

Первый год епископства в Александрии Александра, в Византии Митрофана, в Антиохии Павлина.
 

л. м. 5802, р. х. 302.

В сем году божественный Константин восстал на истребление тиранов. Злочестивый Максенций, наведя мост на реке, протекающей через Рим, устроил свое войско против великого Константина. Великий Константин боялся волшебства Максенция, который рассекал младенцев для скверных своих гаданий. Когда он находился в великом недоумении, вдруг явился ему, в шестом часу дня, честный крест, из света устроенный, с надписанием: «Сим побеждай!» Ночью же Господь явился ему и сказал: «При помощи явившегося тебе побеждай!» Тогда Константин, наскоро устроивши златой крест, который и ныне существует, велел носить его пред войском на сражении, в котором ряды Максенция были разбиты, множество воинов пало, а Максенций с остальными бежал, но мост божественною силою обрушился и он потонул в реке, как некогда Фараон, со всем воинством своим, так что река наполнилась лошадьми с захлебнувшимися всадниками. Римские граждане, просившие Константина восстать в помощь их, освободившись от тиранства злого Максенция, усыпали улицы цветами, с радостью приняли победителя с победоносным крестом и прославляли его, как своего спасителя.

л. м. 5803, р. х. 303.

В сем году Константин, при Божьем содействии, овладев Римом, прежде всего приказал собрать остатки святых мучеников и предать их честному погребению. Римляне торжествовали победный праздник, восхваляя Господа, и животворящий крест его целых семь дней, и величая победителя Константина. {11}

л. м. 5805, р. х. 305.

В сем году Максимин, сын Галерия, восстал было и присвоил себе царскую власть, но постыдно кончил жизнь свою в Киликии. Отец его, Максимиан Галерий услышав, что Максенций, сын Геркулия, потреблен[5] Константином силою креста, убоялся и немедленно прекратил гонение против христиан.

л. м. 5806, р. х. 306.

В сем году божественный Константин с кесарем Лицинием, увлекаемый ревностью к Богу, воевал против Максимиана Галерия, который правил Востоком. Галерий, с своей стороны, собрав против них бесчисленные силы, сразился, полагаясь на прорицание демонов и на силу волшебства. Напротив животворящий крест предшествовал великому Константину; тиран при первой стычке обратился в бегство, большая же часть войска его избита; сам он, сбросив с себя царскую одежду и переодевшись простым воином, ушел с немногими приверженцами, ходил из деревни в деревню и, собравши идольских жрецов и гадателей, славившихся чародейством, а также и прорицателей, перебил всех их, как обманщиков.

л. м. 5808, р. х. 308.

Первое лето правления Макария, 32‑го епископа Иерусалимского и первое же лето Евстафия, 23‑го Антиохийского епископа.

В сем году, когда благочестивейший Константин уже почти схватил живого Галерия Максимиана, вдруг Божий гнев, предупредив, постиг последнего: пламя, вспыхнувшее в утробе его и мозге, повергло его с несносною болью полудышащего ниц на землю, оба глаза у него выскочили и нечестивый остался слепым. Гниющее тело его от безмерного воспаления отпадало от костей и, таким образом, заживо согнивши, изверг он богоборную свою душу.

л. м. 5809, р. х. 309.

В сем году божественный Константин, отделив часть римской земли, отдал ее в управление Лицинию, товарищу своему по оружию, принявшему личину христианства, провозгласил его соцар‑{12} ствующим себе, взявши, однако, с него договор не причинять никакого зла христианам. С сего времени, по милости Божьей, прекратилось на нас гонение со стороны тиранов.

л. м. 5810, р. х. 310.

В сем году великий Константин, сделавшись единовластителем всей Римской земли, все внимание обратил на дела божественной веры, воздвигал церкви и любочестиво обогащал их из общественной казны. Он, во‑первых, издал закон отдавать идольские храмы служителям Христа. (Сей закон подписал с ним вместе и Крисп, сын его); во‑вторых, чтобы одни христиане принимались в войско и поставлялись правителями народов и войск, а коснеющие в идолопоклонстве наказывались бы смертью; в‑третьих, чтобы две пасхальных седьмицы были свободны от всяких работ, одна пред праздником воскресенья, а другая после него. Таким образом глубокий мир и тишина водворилась во вселенной, и радость овладела верными, когда ежедневно из всех народов прилагались к вере Христовой, крестились и сокрушали отечественных идолов. Царь указал обозначать меру разлития Нила, реки Египетской, в церкви, а не в храме Сераписа, как было обыкновение у эллинов. Лициний, пока еще не впал в крайнее безумие пришедши в Антиохию, велел чародея Феотекна и его сообщников, после величайших мучений, предать смерти.

л. м. 5811, р. х. 311

В сем году Лициний начал воздвигать гонение против христиан. Сперва преследовал он христиан при дворе своем, забывши об истреблении тиранов, прежде его живших, и о договоре с великим Константином. И как он не переставал женонеистовствовать, оскорблять и убивать христиан, то божественный Константин письменно приказывал ему отложить свое безумие. Лициний не слушался. Он велел в великих мучениях умертвить Василия, епископа Амасийского и, как говорят другие, с ним сорок святых мучеников и многих иных.

л. м. 5812, р. х. 312.

Первый год правления Александра, второго епископа Византийского.

В сем году Арий, носящий и имя, сообразное с своим бе‑{13} шенством[6], распространял ересь свою в церквах Александрийских и произвел раскол при содействии лукавого, не терпящего видеть мир Церкви. Тогда же произошло страшное землетрясение в Александрии, разрушившее многие домы и погубившее множество народа.

л. м. 5813, р. х. 313.

В сем году великий Константин с великою горестью узнал о смятении, произведенном Арием, и отправил общее послание к Александру, и Арию, советуя им прекратить смуты и помириться между собою. Кроме того царь послал по делу Ария Осию, епископа Кордубского, в Александрию, а также и на Восток внушить Восточным епископам, чтобы они, следуя старинным обычаям, не праздновали пасхи по иудейски; но Осия возвратился, не достигнув ни той, ни другой цели своего посольства.

В том же году великий Константин объявил сына своего, Константа, кесарем и послал его в Галлию.

л. м. 5814, р. х. 314.

В сем году, как говорят некоторые, Константин великий крещен был с сыном своим, Криспом, в Риме папой Сильвестром. И ныне жители старого Рима берегут крестильню его, во свидетельство крещения его в Риме Сильвестром, по истреблении тиранов. Другие говорят, что его крестил на Востоке, в Никомидии, при смерти, арианин Евсевий Никомидийский, где пришлось ему и почить. Уверяют, что он откладывал крещение по той причине, что надеялся совершить его в реке Иордан. Но по моему мнению вероятнее всего, что он крещен в Риме Сильвестром, и что повеления к Мильтиаду, обращающиеся под его именем, выдуманы арианами. Этим они хотели получить себе славу, а благочестивого царя опорочить, утверждая, будто он не крещен; но это нелепо и ложно. Если он не крещенный присутствовал при Никейском соборе, то следует, что также не приобщался божественных тайн и не имел общения со святыми отцами; а это и говорить и думать совершенно бессмысленно. Другие ариане и эллины взводят на великого Константина, будто он незаконнорожденный {14}  сын; но лгут они. Царственное родословие его ведется раньше Диоклетиана. Ибо отец его, Констанций, был внук по дочери царя Клавдия, и от Елены, первой жены своей, имел сына, Константина великого. У него были и другие дети от Феодоры, дочери Максимиана Геркулия, сестры Максенция, тиранствовавшего в Риме и истребленного Константином при Мильвийском мосте, когда знамение креста явилось ему на небе; эта Феодора была сестра Фавсты, супруги Константина великого. Да не удивится кто‑либо, что живя по эллинским обычаям, отец и сын женились на двух родных сестрах[7]. Вот как следовало их родословие по нижеписанному:

Констанций великий от Феодоры, дочери Геркулия, рождает

*  Констанция , отца Галла Далмация , от коего родился Далмаций младший , отец Юлиана отступника [8];

*  Анаваллина  и Галла ;

*  Констанцию , супругу Лициния.

Тот же Констанций от Елены родил Константина  великого и единственного.

Великий же Константин родил от Фавсты, дочери Геркулия, Криспа , Константина , Елену , супругу Юлиана отступника, Констанция , Константа .

л. м. 5815, р. х. 315.

В сем году благочестивый Константин, видя, что Лициний неистово предается гонению и злоумышляет против своего, благодетеля, вооружился против него на суше и на море. Эта междоусобная война происходила в Вифинии, и в Хризополе взяли Лициния живого и представили в руки Константина, который, по сродному ему человеколюбию, даровал ему жизнь и отослал под стражей в Фессалонику. Но тот вскоре потом нанял варваров и взбунтовался бы, если бы, кротчайший Константин, узнав о том, не велел отрубить ему голову мечом. Таким образом христианское общество, силою животворящего креста, по истреблении тиранов, когда при помощи Божьей, Константин один овладел Римскою империею, достигло совершенного спокойствия. Поставив кесарями собственных своих сыновей, он наслаждался миром. Константин {15}  был муж во всем знаменитый, доблестью души, остротою разума, красноречием, ученостью, любовью к правде и правосудию, готовностью к благотворительности, величеством взора, храбростью и счастьем на войнах, велик против внешних врагов, непобедим со внутренними, в вере тверд и непоколебим, и потому над всеми неприятелями приобретал победу молитвою; по сему, для обращения язычников, во многих местах построил храмы, в коих совершалось бы богослужение по воскресным дням.

В том же году убит Мартин, тиранствовавший три месяца, и Лициниан, сын Лициния, лишен был Константином кесарского достоинства.

В том же году Нарсис, сын царя Персидского, вторгнулся в Месопотамию и взял город Амиду. Против него вел войну кесарь Константин, сын Константина, сначала неудачно, но наконец одолел и убил Нарсиса.

л. м. 5816, р. х. 316.

В сем году совершилось двадцатилетие царствованию Константина Августа, и был святой и вселенский первый собор, состоявший из трехсот восемнадцати отцов, из которых многие были чудотворцы, равноангельные, раны Христовы на теле носившие от предыдущих гонений, именно: Пафнутий, Спиридон, Макарий и Иаков Нисибийский чудотворцы, воскрешавшие мертвых и сотворившие многие чудеса. На сем святом соборе, бывшем в Никее Вифинской, председательствовали: Макарий Иерусалимский и Александр Александрийский, а из Рима прибыли Вит и Викентий. Так как престол Антиохийской Церкви не был занят, то собор поставил туда Евстафия, епископа Веррои Сирийской. Александр Византийский тоже не присутствовал на соборе по глубочайшей старости и слабости телесной, но место его занимали пресвитеры. На этом соборе присутствовал также Павел Неокесариский и много других мужей, отличных святой жизнью и учением, о которых, с великою, похвалою отзывается Евсевий Памфил в третьем слове к царю. Христианнейший царь щедро даровал им все нужное на потребу. Сей святой и вселенский собор при содействии святой и единосущной Троицы, низложил Ария и единомышленников его, Евсевия Никомидийского с товарищами, кроме Евсевия Памфила, принявшего на это время слово «единосущный» , и послал их в заточение, что все утвердил преславный царь Константин, лично присутствовавший {16}  на соборе и содействовавший отцам во всех делах Божьих. Вместо изгнанных собор повелел рукоположить других, и наконец издал письменное изложение веры, возвещаемое ныне во всей Православной Церкви. Когда нечестивый Арий явился в собор и подвергся суду, то сторону его приняли Евсевий Никомидийский, Феогнис, Марис Нарцисс, Феофант и Патрофил, которые составили богохульное слово веры и поднесли собору. Это слово было изорвано и сочинители его, переменив мысли свои, осудили Ария; упорствовали только епископы Секунд из Птоломаиды, египетского града, и Феона из Мармарики, которые были низложены и прокляты вместе с Арием. После того святой символ веры все подписали с благочестивейшим государем и обнародовали оный, и хвалебными восклицаниями окончился собор.

В том же году Крисп, сын царя, умер, как христианин, и начали строить Византию.

Таким образом двенадцатого индиктиона, месяца мая 20 дня, состоялся первый святой и вселенский собор. Он отправил окружное послание в Александрию, Ливию, Пентаполис, объявляя в оном об отвержении Ария, Секунда и Феона, Мелетию же указал спокойно жить в своем городе частным человеком, а рукоположенные им должны были получить утверждение другим таинственнейшим рукоположением. Сверх того царь предписал праздновать пасху не вместе с иудеями, но согласно принятому в Италии обычаю, в воскресный день. Равным образом благочестивейший царь разослал всюду послания, в которых одобрял и предписывал все то, что постановлено было собором; отвергая Ария с единомышленниками его, он велел называть их порфирианами, сочинения их сжечь, а кто воспротивился бы тому, тех наказывать смертью. В заключение было издано царское постановление, коим повелевалось быть по сему. В наступивший торжественный день двадцатилетия своего правления, Константин пригласил на пиршество всех отцов, совозлежал вместе с ними и воздал им блистательные почести: целовал избоденные очи и увеченные во время гонений члены, Пафнутия и других исповедников, получая себе оттоле освящение; увещевал всех епископов блюсти мир и воздерживаться от оскорбления ближнего. Доносы же, поданные некоторыми друг на друга, сжечь, утверждая клятвенно, что, если б ему самому довелось увидеть епископа в прелюбодеянии, то охотно прикрыл бы его своею багряницею. Осыпавши все церкви многими дарами и приказавши начальникам народов уважать священников, Констан‑{17} тин отпустил всех с великою радостью. Когда эллинские мудрецы в Византии укоряли царя в том, что он действует не по обычаю римских царей и вводит новую веру, то он приказал послать одного из сих философов к епископу Александру для состязания. Хотя Александр был человек божественный, но в слове неискусен и потому он сказал опытному в словопрении философу, многоглаголанием страдавшему: «Именем Иисуса Христа, истинного Бога, повелеваю тебе умолкнуть и безмолствовать»! С сим словом философу заградились уста и он сделался безгласен. Далее, царь приказал Макарию, епископу Иерусалимскому, присутствовавшему на соборе, чтобы он по возвращении немедленно отыскал место святого воскресения, лобное место (Голгофу) и животворящее древо. В том же году венчал он царским венцом богомудрую мать свою, Елену, и позволил ей, как царице, чеканить свою монету. Она имела видение, в котором ей повелевалось отправиться в Иерусалим и вывести на свет божественный места, закрытые нечестивыми. Потому она просила сына своего, Константина, дозволить исполнить повеленное ей от Бога; он оказал послушание. Манием божественным движимый, благочестивый Константин желал построить город во имя свое и сначала выбрал было место на поле пред Илионом, выше, могилы Аяксовой, где, говорят, имели пристань для кораблей своих эллины, воевавшие Трою; но Бог повелел ему в сонном видении построить Константинополь в Византии. Он обстроил ее великолепными домами, переселил знаменитейших людей из Рима, а также благороднейших из других стран, разместил их и велел жить в этих величественных домах. Тогда же Христолюбивый царь воздвиг храм святой Софии, св. Ирины, Апостолов, св. Мокия и Архангела в Анапле, капища же идольские велел разрушать, а церкви строить. При нем срыли до основания храм Эскулапа в Егах, Афродиты в Афаках и многие другие; доходы сих капищ предоставлены церквам. В это время многие народы приступили к крещению, побуждаемые чудесами, сотворенными теми из священников, которые еще во время царя Галиена пленены были готфами, кельтами и западными галатами, нападавшими на римлян. Ныне же при победителе Константине очень многие из язычников просветились, прибегая ко Христу. Так самые отдаленные индийцы уверовали во Христа, когда Меропий, философ Тирский, взяв с собою учеников своих, Эдесия и Фрументия, проник в те страны для обозрения их, и учил их слову Божию. Афанасий рукоположил им Фрументия в первые епископы. {18}  Точно таким же образом уверовали иверяне, когда увидели чудеса, совершаемые одной пленной христианской женщиной, между прочим, исцелившей царя от слепоты, приключившейся ему на охоте. Это повествует Руфин, слышавший то от самого царя Иверского, Ваккурия. Равно уверовали и армяне, приняв спасение при посредстве царя своего, Тиридата, и епископа Григория. В сие же время процветал Дорофей, епископ Тирский, много пострадавший при Диоклетиане, претерпевший изгнания и мучения, оставивший весьма многие сочинения на латинском и греческом языке, ибо он отлично знал оба языка и благодаря природным способностям был очень многосведущ; он подробно писал об епископах Византийских и о многих других; возвратясь же из заточения присутствовал на соборе, а потом послан к своей пастве, коей управлял до самого Юлиана Отступника. Когда этот нечестивец не явно, но тайно чрез архонтов начал свирепствовать против христиан, блаженный Дорофей удалился в Одиссополь, где, схваченный архонтами Юлиана, подвергнут был многим мучениям и скончался в глубочайшей старости в истязаниях за исповедание Христа, на сто седьмом году своей жизни.

л. м. 5817, р. х. 317.

В сем году иудеи и персы, видя распространение христианства в Персии, оклеветывают пред царем своим, Савором, Симеона, архиепископа Ктизифонского, и другого Селевкийского, как приверженцев царя Римского и предателей государства Персидского. От сего, возникло в Персии великое гонение, в котором весьма многие украсились мученическим венцом за Христа, между прочим учитель Савора, Усфаксад, и архиепископ Симеон, кроме того сто клириков и епископов в один день и бесчисленное множество других христиан. В других городах считают до восемнадцати тысяч мучеников, погибших от нечестивого Савора в страшных и противоестественных мучениях. Тогда же замучены епископ Аифал, пресвитер Акепсим и сестра архиепископа Симеона, Первулия, с бесчисленными другими. Благочестивейший царь, Константин, письменно убеждал Савора пощадить христиан и прекратить столь великую жестокость. Послание написано чудесно и божественно, но успеха не имело.

В том же году божественный Константин отправил с сокровищами блаженную Елену для отыскания животворящего креста Господня. Иерусалимский патриарх, Макарий, встретил царицу с {19}  подобающею честью и вместе с нею отыскивал желанное животворящее древо, пребывая в тишине и прилежных молитвах и пощениях. После этого вскоре от Бога указано Макарию место, на котором выстроен был храм нечистой Афродиты и поставлена ее статуя. Богом венчанная Елена, по царской своей власти, немедленно повелела великому множеству мастеров раскопать до основания и очистить место храма Афродиты, за большие деньги сооруженного в давние времена Элием Адрианом. Тотчас открыты святой гроб и лобное место, а к востоку от них зарыты были вместе три креста, выкапывая кои нашли и гвозди. Никто не знал, который был крест Господень, и это сильно огорчало блаженную Елену; но Макарий не напрасно именуемый епископом разрешил вопрос путем веры. К одной женщине знатного рода, отчаянно больной и полумертвой, Макарий подносил все кресты, и узнал крест Господень. Едва тень его коснулась больной, как бездыханная и неподвижная божественною силою тотчас встала и громким голосом прославила Бога. Благостивейшая Елена со страхом и великою радостью воздвигнув животворящее древо, часть его с гвоздями повезла к сыну, другую же, вложив в серебряный ковчег, вручила епископу Макарию, в память будущим поколениям. Тогда же приказала она воздвигнуть церкви на святом Гробе, лобном месте, и во имя сына своего там, где обретено животворящее древо; также в Вифлееме и на горе Елеонской, и потом возвратилась к преславному Константину. Он встретил ее с великою радостью, часть животворящего древа положил в золотой ковчег и отдал на сохранение епископу, гвозди же одни вковал в свой шлем, а другие вставил в уздечку своей лошади, да сбудется реченное пророком, глаголющим: «В тот день будет на узде лошади святое Господу Вседержителю». Всехвальный Константин писал к блаженному Макарию поспешить строением и с великими деньгами отправил начальника работ, повелевши так обстроить святые места, чтобы во всей вселенной не было подобной красоты, и предписал наместникам области тщательно содействовать постройке общественною казною. Царь светло праздновал и благодарил Бога, сотворившего толикие блага во время его.

В том же году блаженный Макарий, патриарх Иерусалимский, почил в мире, а престол его принял Максим, муж кроткий и славный, претерпевший многие мучения за Бога в гонения и лишившийся правого глаза.

В то же время почила в Господе блаженная Елена восьми‑{20} десяти лет, много поучив своего сына о благочестии ко Христу. Она погребена в Константинопольском храме святых Апостолов, построенном сыном ее, Константином, для погребения почивших царей христианских. Первая погребена в сем храме блаженная Елена, с великими почестями и всенощным бдением. Священные девы Иерусалима, которым предстоя, как рабыня, служила при трапезах богомудрая Елена, всегда ублажали ее божественными поминовениями. Царь приказал Евсевию Памфилу изготовить священные книги для церквей Константинопольских, отпустив на этот предмет и деньги из общественной казны.

л. м. 5818, р. х. 318.

В сем году[9] великий[10] Константин[11] воевал против[12] германцев, сарматов[13] и готфов[14], и силою честного креста одержал над ними великую победу, опустошил их земли и привел в совершенное рабство.

В том же году царь возобновил Дрепану в честь Лукиана, тамошнего мученика, и назвал этот город по имени матери своей Еленополем. Евсевий Памфил в послании к своим согражданам приписывает полное православие символу веры, составленному в Никее святыми отцами, и некоторые слова его объясняет. Афанасий в послании к африканцам утверждает, что Памфил принял слово «единосущный». Феодорит же говорит, что Евсевий Памфил, как единомышленик Ария, был заодно с Евсевием Никомидийским и приверженцами его, почему и содействовал низложению божественного Евстафия Антиохийского, убедивши вместе с ними царя в том, что низложение Евстафия законно, и доведши сего последнего до заточения в Иллирике.

л. м. 5819, р. х. 319.

В сем году в Антиохии начали строить восьмиугольный храм.

л. м. 5820, р. х. 320.

В сем году[15] благочестивый Константин[16] переправился за Дунай, построив на нем каменный мост, и покорил скифов[17].

л. м. 5821, р. х. 321.

Первый год правления Марка, епископа Римского.

В сем году благочестивый Константин, строя Константинополь, узаконил называть его Новым Римом и приказал быть в {21}  нем сенату; далее, он воздвиг колонну из порфира, поставил на ней свою статую в той части города, откуда начал строить его, т. е. на западной стороне, по направлению к Риму, у ворот, и украсил новую столицу всем, что только мог найти редкого в какой‑либо области и городе, как‑то: статуями, медью и мрамором.

л. м. 5822, р. х. 322.

Первый год правления Афанасия, епископа Александрийского.

В сем году благочестивый Константин потщился истребить идолов и их капища и во многих местах они исчезли. Доходы от них предоставлены храмам Божьим.

л. м. 5823, р. х. 323.

Первый год правления Юлия епископа Римского.

В сем году сожжена в Никомидии небесным огнем базилика.

л. м. 5824, р. х. 324.

В сем году, при наступлении восьмого индиктиона, произошел на востоке жесточайший голод, так что народ целыми селениями приходил в страны Антиохийские и Кипр: сперва пришельцы только ночью грабили, что случилось, а потом и середи дня вторгались в житницы и магазины, все расхищали и уходили. Мера хлеба стоила сорок сребренников. Но великий Константин раздавал по городским церквам продовольствие для постоянного содержания вдов, сирот, странников, бедных и клириков. Антиохийская церковь получила 36 тысяч мер хлеба.

В том же году случилось страшное землетрясение в Кипре; город Саламин разрушился, и в нем много погибло народа.

л. м. 5825, р. х. 325.

Первый год правления епископа Евлалия в Антиохии.

В сем году провозглашен кесарем Далмаций. Взбунтовался на острове Кипре Калокер, но не мог устоять против римлян: побежденный вместе с участниками своими он был сожжен живой кесарем Далмацием в Тарсе Киликийском.

В сем году Арий, притворно раскаявшийся, вызван был из заточения и послан в Александрию, но не принят Афанасием в общение. {22}

л. м. 5826, р. х. 326.

В сем году с великою пышностью празднуемо было тридцатилетие царствования благочестивейшего и победоносного Константина. В Антиохии, среди дня, на небе, к восточной стороне, показалась звезда сильно дымящаяся, как бы из печи, от третьего часа до пятого. Арий с Евсевием Никомидийским и прочими единомышленниками представили православное исповедание веры обманывая царя, будто они во всем согласны с Никейскими отцами. Поверив им, царь разгневался на Афанасия за то, что сей не принимал Ария и Евзоя, некогда отлученных Александром, когда Евзой был еще диаконом. Евсевий с своими приверженцами воспользовался сим случаем и восстал на поборника православной веры, Афанасия.

л. м. 5827, р. х. 327.

Первый год правления Максима, епископа Иерусалимского.

В сем году восстал на Афанасия Евсевий Никомидийский с мелетианами, нашедши орудие для злобы своей в гневе царя на Афанасия за то, что он не принял Ария и Евзоя после мнимого их обращения. Во‑первых: клеветали на рукоположение его, которое сильно подтверждает Аполлинарий Сирянин; во‑вторых: на льняную одежду, которую, по словам врагов, будьто бы носил святой; в‑третьих: говорили, что святой муж дал много денег Филумену на злоумышление против царя. Царь призвал к себе Афанасия, нашел все обвинения ложными, и с грамотами и великою честью отпустил его в Александрию.

В том же году Исхир взвел великую клевету на Афанасия в Мареоте. Этот Исхир, в иерейском образе скитался долгое время там и сям; узнав о том, Афанасий остановил его дерзость чрез пресвитера Макария. Но Исхир бежал, явился к Евсевию Никомидйскому, жаловался на Афанасия, будто тот, во время священнодествия Исхирова сбросил с жертвенника священные сосуды, а священные книги сжег при посредстве Макария; клеветали также и о пресловутой руке Арсения, которую будто бы святой отец отсек для волшебных действий. Вот до чего простиралось бесстыдство клеветников! Узнавши о таких обвинениях на Афанасия, царь поручил племяннику своему, Далмацию, бывшему тогда в Антиохии, расследовать дело, потом перенес суд в Кесарию, но Афанасий {23}  не пошел в Кесарию, опасаясь Евсевия Памфила, и потому в Тире судим был врагами истины. Дело было так: Евсевий Никомидийский обманул царя, выражая свое усердное желание присутствовать при освящении новосозданных святых мест. Царь отпустил Евсевия с великою честью, поручив ему распутать все клеветы против Афанасия и затем прибыть (в Иерусалим) на праздник освящения вместе с Афанасием. На Тирском соборе находился и Максим Иерусалимский, ничего не знавший о заговоре, против Афанасия; сей последний вошедши в сонмище своих недоброжелателей, уничтожил, как паутину, клеветы обвинителей, так что они, обличенные во лжи, в бешенстве волновались и кричали: «Истребите волшебника, всех обманывающего!» Кесарь Далмаций, племянник царя едва успел, с помощью военной силы, спасти Афанасия, чтоб они не убили его. Тут промыслом Божьим явился в Тир и Арсений; выдумка против него обличилась; и враги ограничились клеветами, касающимися одного Исхира. Под гнетом невыносимых злоумышлений Афанасий удалился из Тира; тогда ариане, составив соборное деяние в духе своей партии, заочно низложили Афанасия, и приняв в общение Ария и Евзоя, отправили их в Александрию. Таким образом с окровавленными руками пришли они на освящение (т. е. в Иерусалим). Главным виновником всех зол был Евсевий Никомидийский. Есть истинное предание, что великий Афанасий, бежавши из Тира, прибыл в Иерусалим, где, сотворив молитвы, успел, до прихода нечестивых, помазать и освятить святым миром молитвенные домы, встретил царя, рассказал ему все случившееся с ним, и преславный Константин, удивившись злобе врагов его, воздал ему величайшие почести и с грамотами отпустил в Александрию. Евсевий Никомидийский, вопреки имени своему, чуждый всякого благочестия, Феогнис, Урсакий и Патрофил, прибывши после освящения в Византию, умолчали о первых изветах на Афанасия, а представили в лжесвидетели четверых рукоположенных епископов. Эти с клятвою дерзнули сказать: «Мы, слышали, что Афанасий грозится остановить подвоз хлеба из Египта в Византию.» Этим подвигнули они на гнев христолюбивого царя, и тем содействовали заточению великого Афанасия в Триверу Галльскую. По изгнании Афанасия, Арий опять произвел смятение в Египте. Узнав это, царь послал за ним и спросил его, согласен ли он с Никейскими догматами о единосущном? Арий с клятвою отвечал, что он согласен; но и тут, как всегда, хитрил. Он написал две хартии: одну за единосущного, другую против; последнюю пи‑{24} сал собственноручно, а первую чужою рукою. Таким образом убедив царя, клятвенно в своем правоверии, Арий исходатайствовал у него повеление принять его в Кафолическую Церковь. Узнав об этом божественный Александр, возрыдал в церкви Ирины, и быстрее слова казнь Божья постигла Ария: она пресекла жизнь его в местах, достойных студодеяний языка его; внутренности его выпали в нечистоту, в то самое время, как он хотел недостойно проникнуть в святая. Это случилось в тридцать первом году царствования великого Константина, когда божественный Александр епископствовал в Константинополе, вопреки показанию Евсевия, который один уверяет, будто Евсевий Никомидийский, готовивший гибель Афанасию при (Иерусалимском) освящении, занимал престол Константинопольский. Это ложь, обнаруживаемая самым летосчислением. Царь Константин царствовал тридцать два года. После первого десятилетия, он на тринадцатом году перешел в Византию, где нашел епископа Митрофана, предшественника Александрова, Александр же епископствовал двадцать три года. А от начала царствования великого Константина до смерти Александра прошло слишком тридцать семь лет, столько Константин и не прожил. Таким образом, сообразив все вышесказанное, видим, что Евсевий при жизни Константина не управлял константинопольским престолом. Тоже открывается и из сказанного об Арии и Афанасии, потому что заточение Афанасия и смерть Ария случились после тридцатого года царствования Константина и освящения Иерусалима, между тем как Александр в то время еще был жив.

л. м. 5828, р. х. 328.

Первый год епископства Евфрония в Антиохии.

В сем году отличился своею апостольскою жизнью и всеми добродетелями Евстафий, Константинопольский священник, и зодчий Зиновий, строивший, по повелению Константина, храм мучеников в Иерусалиме.

В том же году многие ассирияне подвластные персам в Месопотамии, перепродавались сарацинами. Персы объявили войну римлянам. Благочестивый Константин, собираясь воевать против персов, прибыл в Никомидию, но заболел и почил в мире. Только тогда говорят приверженцы Ария, он сподобился святого крещения от Евсевия Никомидийского, переведенного в Константинополь. Это {25}  ложь, как уже показано выше. Он был крещен в Риме Сильвестром, как мы уже сказали. Жил он всех лет жизни своей шестьдесят пять, а царствовал тридцать один год и десять месяцев. Написав завещание, оставил он царство свое трем сыновьям, Констанцию, Константину и Константу. Властью своею пользовался он благочестиво и кротко. Божественное Провидение судило ему быть первым царем христианским; он победил многих варваров от Британнии до Персии, равно как внутренних мятежников, одолев врагов единственно знамением животворящего креста. Завещание свое вручил он одному арианскому священнику, злонамеренно подставленному сестрою его, Констанциею, приказавши отдать оное одному только Констанцию, царю Востока. Он же повелел возвратить из заточения Афанасия. Констанций, взяв со Востока тело отца, похоронил его в храме Апостолов. Между тем нечестивый арианский пресвитер, передавший Констанцию завещание, начал пользоваться при дворе большим значением и, опираясь на Евсевия Никомидийского и его единомышленников, внушил самой царице арианский образ мыслей.

л. м. 5829, р. х. 329.

Первый год правления Римского императора Констанция.

В том же году, по кончине великого и святого Константина, три сына его овладели Римскою империею, именно: на Востоке царствовал Констанций, в Галлиях Констант, а в Италии Константин. Констанций возвратил из заточения Афанасия и с одобрительными грамотами отпустил его в Александрию. Александрйцы же, особенно церковный чин, приняли его с великою радостью. Евсевий Памфил в первом слове против Маркелла, равно как и в третьем, сильно восстает против дерзающих называть Сына божия творением. Сократ приводит его изречения и оправдывает его, стараясь доказать, что он не арианствовал. Но истина представляет его непостоянным в образе мыслей, бросающимся то в ту, то в другую сторону, смотря по обстоятельствам. Он умер вскоре после великого Константина, оставив преемником себе на Кесарийском престоле ученика своего Акакия, мужа отличного, но в разных сочинениях своих слишком уже преданного арианам, по привязанности своей к учителю.

В том же году Савор, царь Персидский, желая покорить Нисив, явился с войском в Месопотамию, осадил этот город {26}  шестьдесят три дня и, не могши взять, удалился. Иаков, епископ Нисивийский, отличный делами благочестия, молитвами своими совершил то, что персы потеряли всякую надежду на покорение города, и потому они, словно гонимые духом молитв его, вдруг отступили и возвратясь в свою сторону, нашли воздаяние за нечестие свое, именно, голод и мор. Что до кесаря Далмация, то он, вскоре по кончине великого Константина, убит был воинами; хотя Констанций не приказывал сего убийства, но и не противился ему.

л. м. 5830, р. х. 330.

В сем году, по умерщвлении юного Далмация воинами, ту же участь должны были испытать Галл и Юлиан, дети Констанция, брата Константина Великого. Но Галла спасла болезнь, Юлиана же детство, потому что ему тогда было только восемь лет. Констанций первоначально принимал единосущного, но после того отложился, сколько по легкомыслию, столько же и по обольщению арианского священника, далее Евсевия, начальника евнухов, Евсевия Никомидийского и единомышленных с ними.

л. м. 5831, р. х. 331.

В сем году Константин, сын Великого Константина, вторгся в пределы Константа, брата своего, и вступив в сражение, был убит воинами, после чего Констант остался единственным властителем всего Запада. Констанций же, царствуя на Востоке, отдал Галла и Юлиана в учение в городок, называемый Демакелли, близ Кесарии Каппадокийской. Эти два брата сделались чтецами и пожелали воздвигнуть храм св. мученику Мамонту. Но где надлежало строить Юлиану, там земля не позволяла; и он остригши волосы, притворно принял на себя образ иноческий. Констанций и Констант издали закон, которым запрещалось иудею покупать раба, в противном случае купленный раб отбирался в общественную пользу, если же иудей, осмеливался обрезать раба, то подвергался казни мечом, а имение его отбиралось в казну.

л. м. 5832, р. х. 332.

В сем году Констанций построил Амиду, укрепив ее твердыми стенами, равно как и город, лежащий в семистах стадий от Амиды на юг и называвшийся прежде градом Антония, а теперь переименованный царем по своему имени. {27}

л. м. 5833, р. х. 333.

Первый год епископства Кирилла Иерусалимского.

В сем году был собор в Антиохии из ста девяноста епископов, под председательством Евсевия Никомидийского. Здесь они назначали александрийским епископом Евсевия эмесского; когда же он хотя и был савеллианин, однако не был принят, то посылают в Александрию одного арианина, Григория, с великим войском под начальством какого‑то сирийца, с целью согнать Афанасия с александрийского престола, или даже и убить. Но Афанасий, явно от Бога умудренный, вышел из церкви с поющими, и таким образом избежал смерти, висевшей уже над ним. Евсевия александрийцы отвергли, а сами составили для себя символ веры, в коем открыто приняли арианское учение; впрочем, по смерти его написали другое изложение веры, умолчав об единосущном. Тогда же происходило освящение храма в Антиохии, построенного Константином Великим.

л. м. 5834, р. х. 334.

В том же году Антиохия в продолжении трех дней подвергалась страшному землетрясению. Новоосвященная церковь венчалась куполом; заложена Константином великим, она строилась шесть лет, а окончена и освящена Констанцием.

В сем году Констанций одержал победу над ассириянами, и потому праздновал триумф. Но Савор, царь Персидский, прилагая бедствия к бедствиям, воздвиг гонение против христиан, своих подданных. Констант на Западе воевал с франками. В Кипре случилось великое землетрясение, которое разрушило большую часть города Саламины.

л. м. 5835, р. х. 335.

Первый год епископства Павла в Константинополе.

В сем году великое землетрясение ниспровергло Неокесарию Понтийскую, за исключением церкви, архиерейского дома и обретавшихся там благочестивых мужей. Римляне вели войну с персами, и много их истребили.

В том же году Павел исповедник рукоположен в епископы Константинопольские. {28}

л. м. 5836, р. х. 336.

Первый год епископства Флакита в Антиохии.

В сем году от великого землетрясения остров Родос обрушился. Александрийцы убили Григория, который, как разбойник, напал на Афанасия и владел александрийским престолом шесть лет. Вместо его ариане поставили Георгия армянина, чудище Каппадокийское[18].

л. м. 5837, р. х. 337.

В сем году землетрясение разрушило Диррахий, город далматский. Рим также целые три дня терпел от землетрясения. В Кампании истреблено двенадцать городов. Констанций, возвратившись в Византию, согнал с константинопольского престола Павла и на его место разбойнически и беззаконно возвел Евсевия Никомидийского, притон всех пороков.

л. м. 5838, р. х. 338.

Первый год епископства Либерия в Риме и Евсевия Никомидийского в Константинополе.

В сем году Констанций устроил пристань в Селевкии, разрывши по большей части гору, и город распространил. Другой город построил он в Финикии, и назвал его Констанциею, между тем как прежде назывался Антарадом. Персидский царь Савор вторгнулся было в Месопотамию, опять осаждал город Нисивию целых семьдесят восемь дней, и снова со стыдом отступил.

В том же году случилось солнечное затмение, так что в третьем часу дня видны были на небе звезды, что произошло восьмого числа месяца июля. Афанасий, Павел и другие, подвергшиеся изгнанию за православие, прибыли в Рим к Юлию. Каждый из них рассказал Юлию о своих делах, и он возвратил каждого с грамотами к своей церкви. {29}

л. м. 5839, р. х. 339.

В сем году Афанасий, Павел и прочие, опираясь на грамоты Юлия, папы Римского, заняли свои престолы. Но когда Констанций, живший в Антиохии, узнал о том, что Юлий возвратил грамотами своими престолы Павлу и Афанасию, то сильно разгневался и приказал согнать их с сих престолов. В этом же году солнце опять помрачилось, во втором часу воскресенья.

л. м. 5840, р. х. 340.

В сем году произошло великое землетрясение в Вирите Финикийском, и разрушило большую часть города. При сем множество язычников прибежало в церковь, в которой объявили, что, подобно нам, веруют в Христа; потом они отпали и, как бы похитив образ церкви, ушли, назначили место для молитвы и собирали туда толпы народа, подражая во всем истинной церкви; таким образом, живя в язычестве, были они в отношении к нам почти тоже самое, что самаряне в отношении к иудеям.

л. м. 5841, р. х. 341.

В сем году Савор, царь Персидский, опять окружил Нисивис и много причинил зла этому городу. Он привел с собой множество слонов, обученных к сражению, наемных царей и всякого рода оружия, грозя истребить город до основания, если жители добровольно не сдадутся. Нисивийцы сопротивлялись и не хотели сдаться, и потому неприятель решился затопить город рекою, протекающею через него. Но мужественные защитники при помощи молитв одолели неприятелей, нашедши милость Божью. Уже воды равнялись с высотою стен; падение их было неминуемо, и даже некоторая часть и упала было, и это совершилось Божьим попущением, как ниже будет сказано. Но жителям удалось вовремя взять некоторые меры предосторожности, от чего враги утонули в водах и погибли. Но и после того уцелевшие грозили вторгнуться чрез пролом в стене, выставили вооруженных слонов, двинули войско и начали сильно действовать всеми машинами; однако охранявшие город воины получили победу промыслом Божьим: они наполнили пролом всякого рода оружием, онаграми побили множество слонов. Многие враги оборвались во рвы; другие, встретив сильное {30}  сопротивление, обратились в бегство; от этого более десяти тысяч воинов пало, прочих же бич небесный настиг, потому что мрачные тучи, проливной дождь и страшные громы до того всех поразили, что многие умерли от страха. Новый Фараон, Савор со всех сторон тесним был волнами ужаса. Обративши взоры свои на падшую часть стен, он увидел стоящего на высоте ангела, в блистательном вооружении, и подле него победоносного царя, Константина. Смущенный виденным, он грозил смертью всем своим волхвам; но они, узнав причину, решились объяснить царю, что сила явившегося превышает их силу. Тогда Савор, видя грозившую себе опасность и пришедши в большой страх велел сжечь машины и уничтожить все военные приготовления, а сам с близкими своими побежал в отечество; но многие, не достигнув оного, погибли от моровой язвы.

л. м. 5842, р. х. 342.

В сем году Констанций, будучи единовластителем, провозгласил племянника своего, Галла, соучастником в правлении и кесарем, дал ему имя Констанция и послал его на Восток в Антиохию, на которую напали персы.

л. м. 5843, р. х. 343.

В сем году иудеи в Палестине возмутились и избили многих эллинов и самаритян, но римское войско совершенно истребило их и город их Диокесарию.

В том же году Констанций разгневался на Ливерия, писавшего к нему грамоту о единосущном и в пользу священного Афанасия, и послав заточил его в Берею Фракийскую, а подстроил это арианствующий Евсевий, первый из евнухов. Вместо Ливерия царь назначил Феликса, диакона той же Римской церкви, который принимал Никейский собор и, противореча себе, вступал в общение с арианами. Римляне же не захотели иметь с ним общения, но особо устрояли свои церковные собрания. По приказанию Констанция собрался собор в Медиолане из 300 западных епископов и немногих восточных. Но разошелся ничего не сделав ибо западные опять не приняли участия в обвинении священного Афанасия. По просьбе римлян царь вынужден был возвратить Ливерия и восстановить на его троне. А Феликс, удалясь из Рима, более не возвращался. {31}

л. м. 5844, р. х. 344.

Первый год правления Римского епископа Феликса.
 

л. м. 5845, р. х. 345.

Первый год правления Римского епископа Дамаса.
 

л. м. 5846, р. х. 346.

В сем году кесарь Галл Констанций, опираясь на военное счастье и спеша им пользоваться, начал тиранством: он приказал убить Доментиана, наместника на Востоке, великого квестора, который донес Констанцию о заговоре на него. Царь велел пригласить Галла к себе на остров Фаламон и тут же лишить жизни, а брата его, Юлиана, отдал под стражу. Но Евсевия, супруга Констанция, выпросила его себе и услала в Афины.

л. м. 5847, р. х. 347.

Первый год епископства Илариона в Иерусалиме.

В сем году Акакий, начальник Кесарийский, и Патрофил Скифопольский, оба последователи Ария, удалили Максима, епископа Иерусалимского, а на его место поставили Кирилла, полагая, что он разделяет их образ мыслей. При сем епископе Кирилле явилось на небе, в день святой Пятидесятницы, знамение животворящего креста, окруженное сильным сиянием света, которое подвигалось от Голгофы, на которой Христос распят, к горе Елеонской, откуда Он вознесся; радужный венец со всех сторон обнимал это знамение. Такое же точно знамение и в тот же самый день явилось и Констанцию. Говорят, что Кирилл отправил об этом явлении послание к царю, в котором величает его благочестивейшим. Потому некоторые подозревали Кирилла в арианстве, уверяя, что он с намерением умолчал о слове единосущный  в оглашениях своих, которые держал к бесчисленному множеству ищущих святого крещения, по причине видимых чудес животворящего креста. Но осуждающие св. Кирилла заблуждаются и погрешают. Следовало назвать благочестивейшим царя, который, не совсем еще избавившись от языческих привычек, увлечен был скорее по простоте, нежели с умыслом, в ересь происками ари‑{32} ан. Что до слова единосущный , то употребления его нужно было избегать, так как оно многих смущало, а спорами противников удерживало незнающих от святого крещения, почему требовалось истолковывать значение единосущный  словами равносильными. Это именно и сделал блаженный Кирилл, который дословно объяснил Никейское исповедание веры, проповедуя Бога истинна от Бога истинна.

л. м. 5848, р. х. 348.

Первый год епископства арианина Стефана в Антиохии.
 

л. м. 5849, р. х. 349.

В сем году Афанасий и Павел, по смерти Евсевия нечестиво управлявшего константинопольским престолом, опять пришли в Рим к папе Юлию и царю Константу, брату Констанция. Ибо по смерти Евсевия народ избрал на константинопольский престол Павла, но ариане рукоположили, вопреки ему, Македония, от чего возникла междуусобная брань. Узнав об этом Констанций, бывший в ту пору в Антиохии, приказал полководцу Гермогену, посланному во Фракию, несколько уклониться от пути своего, и удалить от управления Церковью Павла. Гермоген готовился было исполнить царское повеление, но чернь сожгла его дом, его самого убила и труп бросила в море. Царь, известясь об этом в Антиохии, прибыл в царствующий град, изгнал Павла с престола, но не утвердил на нем и Македония. Гневаясь за убиение Гермогена, он лишил город сорока тысяч ежедневных хлебов, из числа восьмидесяти тысяч, дарованных отцом его[19]. Павел, как выше сказано, отправился к Юлию в Рим, и с грамотами его возвратился в Константинополь. Констанций, находясь в Антиохии, узнал, что Павел восстановлен на престол Юлием, разгневался и приказал наместнику своему, Филиппу, согнать его, а вместо его посадить Македония. Наместник, боясь случившегося с Гермогеном, зазвал Павла в баню Зевксиппову, спустил его в окно и отправил в изгнание в Фессалонику, место рождения его. Македония же посадил с собою на колесницу и разбойнически поставил как бы тираном Церкви, не смотря на сопротивление {33}  православных, при котором погибло три тысячи полтораста мужей. Таким образом ариане снова овладели Церковью. Тогда царь угрожал смертью Афанасию, который убоявшись, опять бежал в Рим, что также сделал и Павел, скрывшийся из Фессалоники. Пришедши к Константу, оба они рассказали ему о претерпенном ими. Констант, соболезнуя святым, с горестью писал к брату Констанцию, предлагая возвратить престолы Павлу и Афанасию, в противном случае угрожал войною. Он уговорил его также созвать собор в Сардике, на котором присутствовало триста епископов западных, да восточных тридцать шесть. Последние прежде всего требовали от западных низложения Павла и Афанасия. Но Осия епископ Кордубский и Протоген Сардийский, не потерпели, что на соборе не присутствуют святой Афанасий и Павел. Тогда восточные, удалившись в Филиппополь, без стыда осудили слово единосущный . Но православные в Сардике признали Никейский символ веры настоящим, а не согласный с ним предали проклятию; далее они возвратили престолы Афанасию, Павлу и Маркеллу Анкирскому, исповедавшему единосущного и оправдавшемуся тем, что он не понял обвинителей своих. Так поступил собор Сардийский с восточными отступниками: он утвердил учение о единосущном, после чего и Констанций с честью принял Афанасия и Павла, и возвратил им престолы их. Таким образом Афанасий прибыл в Александрию и принят был в ней с великою радостью, а Георгий армянин изгнан.

Между тем в Галлиях тиран Магненций убил благочестивого Константа. Узнав о том в Антиохии, Констанций тотчас повелел удалить Павла в Кукуз, где он и умерщвлен арианами, а Македоний опять занял престол. Констанций устремился в Италию против Магненция. Между тем сенат римский, облекши Непотиана в кесарское достоинство, отправил против Магненция; сразившись с Магненцием, он был убит им, правивши только три месяца до прибытия Констанциева в Рим. Тогда Константина, иначе Елена, сестра Констанциева, провозгласила царем Британниона, мужа почтенного, противопоставив его на борьбу с Магненцием. Когда Констанций приспел в Рим, то принял Британниона с великою почестью, и оба сразились с Магненцием при Мурсе. Побежденный Магненций бежал в Италию. Не раз еще возобновлял он сражения с войсками Констанция, но при Селевке был разбит окончательно и бежал в Лугдун, где сперва убил брата своего, по‑{34} том мать, и наконец умертвил сам себя; брат же его, Децентий кесарь, удавился.

Тогда же и Сильван, тиранствовавший в Галлиях, был истреблен воинами Констанция. Констанций вступил в Рим с великою пышностью и военным великолепием, и возвеличен был выше всех царей, какие до него были. Вместе с ним вошла в Рим и супруга его, Евсевия, которая провела в нем целых две недели. Прибывши на поле Трибунальское[20] и став на возвышении Констанций, в присутствии войска и Британниона, говорил речь к народу, в которой доказывал, что, так как он получил царскую власть от предков своих, царей, то польза народная и общественная требует, чтобы правление находилось в распоряжении оного, и тому подобное. Потом снял власть с Британниона, правившего десять месяцев, пригласил его к обеду и затем отпустил в Прусу Вифинскую, со всею почестью, оруженосцами и великими дарами. Как христианин, он был привержен к церкви, подавал много милостыни бедным и уважал священников до самой кончины своей. Возвратясь в Византию, Констанций, по просьбе Евсевии, жены своей, освободил из‑под стражи Юлиана, брата Галлова, провозгласил его кесарем и послал в Галлию, женив на сестре своей Елене или Констанции.

В том же году почил в Риме папа Юлий и на место его поставлен Либерий, муж по всему чудный и православный. Ариане же до того вооружили против царя Афанасия, что он приговорил было его к смертной казни, но и на этот раз святой муж спасся бегством.

л. м. 5850, р. х. 350.

Первый год епископства Македония в Константинополе.

В сем году случилось страшное землетрясение в Никомидии, в третьем часу ночи, которое истребило множество народа, причем погиб и епископ этого города, Кекропий.

л. м. 5851, р. х. 351.

Первый год епископства Леонтия в Антиохии, а в Константинополе Евдоксия, по изгнании Македония. {35}
 

л. м. 5852, р. х. 351.

Македоний тирански управлял константинопольским престолом; он перенес тело великого Константина от святых Апостолов в церковь св. Акакия, под предлогом ветхости храма. Народ воспротивился тому, от чего произошло большое кровопролитие, так что колодезь, двор мученика и прилежащие улицы наполнились кровью. Констанций, узнав о том, вознегодовал на Македония, повелел низложить его и на место его поставил Евдоксия, но тем сменил великое зло еще большим.

В этом году персы взяли крепость, называемую Ведзакды. Между тем Констанций, живя по причине Персидской войны, в Антиохии, и узнав, что Юлиан в Галлиях отличился в войнах, за что войско провозгласило его царем, начал собирать силы против тирана. Но дошедши до источников Мапса, у первого селения за Тарсом Киликийским, умер, дия[21] 3 числа, чрезвычайно раскаиваясь в своем неразумии. Он крещен в Антиохии армянином Евзовием в 5852 году от с. м., после 11‑го периода в 352 году (или в начале 12‑го). Сделавшись самодержцем, Юлиан без стыда начал жить по‑эллински, святое крещение смыл с себя кровью жертв, и делал все для служения демонам.

л. м. 5853, р. х. 353.

Первый год правления Юлиана, императора Римского.

В сем году, по множеству грехов наших, начал царствовать Юлиан отступник, получив самодержавие. Ослепленный победами над варварами, он присвоил себе одному власть и, возложив на себя венец еще до кончины Констанция, бесстыдно предался эллинским обычаям. Констанций кончил жизнь, сильно раскаиваясь как в убийстве родных, так равно в отложении от Православия и в освобождении отступника. Когда же отступник, по Божию попущению, начал свое самодержавное правление, то на землю римскую обрушились различные, свыше посланные, бедствия. Желая показать несправедливость и бесчеловечие Констанция, беззаконный принял личину справедливости; возвратил из заключения сосланных {36}  епископов, казнил смертью Евсевия, начальника царских евнухов, как человека несправедливого, прогнал из дворца всех прочих евнухов, отпустив равно и жену, сестру Констанция, с которою тот соединил его, прогнал также поваров, для сокращения пышности стола, и брадобреев, говоря, что и одного достаточно для многих. Угождая сребролюбию, которому предан был как основе идолослужения, Юлиан велел с общественного ристалища удалить верблюдов, ослов, быков и лошаков, позволив держать для употребления одних только лошадей. В то время восстали эллины на востоке и, схватив нежданно в Александрии епископа Георгия, убили, над трупом его безбожно надругались и, взвалив на верблюда, торжественно возили оный по городу, наконец, смешав в куче с костями скотскими, сожгли и рассеяли прах его. Бежавший Афанасий укрывался у одной девы, потом, возвратившись в Александрию, созвал собор, на котором прежде всего утвердил постановления Никейского собора и начал править церковью. Ариане же после Георгия избрали себе Лукия, собираясь в частном здании. Что до эллинов, то они многих пригвождали ко кресту и убивали; в Скифополе отрыли остатки епископа Патрофила, рассеяли их, а череп повесили для поругания и насмешки. В Газе и Аскалоне предали смерти священников и девственниц посвятивших себя Богу, разрезав утробы их, наполнили оные ячменем и повергли свиньям. В Финикии илиопольцы умертвили диакона Кирилла, из печени его приготовили блюдо, и все это за то, что он истреблял идолов их еще при блаженном Константине. Рассекавший диакона и вкусивший от печени его, понес должную казнь: он изблевал свой отгнивший язык, потерял зубы, лишился глаз, и в таких мучениях умер. Христианам Кесарии каппадокийской много причинил зла Юлиан, лишив город их прав и самого имени, т. е., приказав, чтоб он не назывался Кесариею, а по‑прежнему Мазокою, за то, что при Констанции тамошние христиане много оскорбляли эллинов и разорили у них храм счастья. В Аретузе не меньшие ужасы совершались против христиан, между прочим и над Марком, святейшим иноком (?), который спас и укрыл Юлиана, когда войско повсюду истребляло род Констанция. У него, еще живого, внутренности... ... В Эмесе, в великой церкви поставили статую Диониса, а старую церковь разрушили. Марис, епископ Халкедонский, в глаза жестоко обругал самого Юлиана, когда сей совершал жертвы в храме счастья; однако, Юлиан, как философ, снес терпеливо оскорбление. {37}

л. м. 5854, р. х. 354.

В сем году нечестивый Юлиан издал закон, запрещавший христианам обучаться эллинским наукам. Аполлинарий, опираясь на божественные книги, написал, по образцу древних, в защиту истины, сочинение против Юлиана, чем оказал церкви великую услугу. Юлиан повелел выгнать из Александрии Афанасия великого, потому что эллины сильно подстрекали его против блаженного. Святой муж, удаляясь, ободрял христиан, плакавших об нем: «Дерзайте!» – сказал он. Это маленькая туча, и она скоро пройдет». Юлиан письменно предписал Вострианам удалить из города своего священного епископа, Тита. Что до Дорофея, епископа Тирского, известного многими своими подвигами, составителя нескольких историй церкви, отличного красноречием, исповедника при Диоклетиане и Лицинии, то архаиты (sic – Ю. Ш. ) Юлиана, прибывши, на втором году царствования отступника, в Одиссополь, нашли там его, провождающего частную жизнь, причинили стосемилетнему старцу много мучений за веру во Христа и лишили жизни. Непотребный и отступник, желая подражать благотворениям христиан, приказал давать странным и убогим все нужное на потребу, надеясь тем обмануть людей недальновидных. Нечестивей велел на изображениях своих ставить рядом с собой Дия, Ария, Ермия и прочих демонов, а не поклоняющихся им наказывать, как врагов самого царя. Раздавая продовольствие войску, он тут же предлагал огонь и ладан, и заставлял воинов совершать воскурения. В Кесарии Филипповой, что ныне Панея, родине кровоточивой жены, было поставлено ею пред собственным домом изваяние Господа нашего и Бога, Иисуса Христа, по языческому обычаю, в знак благодарного чувства. Нечестивый Юлиан приказал сбросить это изваяние и вместо его поставили статую Юлиана. Христиане взяли сброшенное изваяние и поставили в церкви, а статую отступника пожрал огонь, нисшедший с небес. У подножия изваяния было растение, целебное против всякой болезни: оно‑то возбудило зависть в отступнике и заставило истребить изображение Господа. В Никополе Палестинском, прежде называвшемся Эммаус, есть источник, подающий исцеление от всяких болезней людям и животным; говорят, что в этом источнике Господь и Бог наш, Иисус Христос, после путешествия, омыл свои ноги; но и этот источник нечестивый при‑{38} казал засыпать. В Ермополе Фиваидском стоит персиковое дерево. Если кто возьмет лист, или плод, этого дерева, тотчас получит освобождение от всякой болезни человеческой. Говорят: когда Господь бежал от Ирода в Египет с Богородицею и Иосифом, и был на этом месте, то дерево, нагнувшись до земли, поклонилось ему, и с тех пор поныне остается в наклонном положении. Юлиан, живя в Антиохии, всегда удалялся в Дафну, приносил жертву Аполлону, но никогда не получал ответа от идола. Предполагая, что идол молчит от лежащих в Дафне мощей святого мученника Вавилы, он приказал все остатки умерших, не исключая мощей мученника, перенесть оттоле в другое место, но в следующую же ночь после того храм был совершенно сожжен громом, от которого идол так сгорел, что не оказалось и следов его; говорят, что он стоял... ... лет, храм же до того разрушен, что потомки, смотря на развалины, дивились необыкновенной силе Божьего чудотворения. Пораженный этим, Юлиан думал, что это произошло по злоумышлению христиан, и потому начал истязать оставшихся там жрецов, и подверг их всяким мукам, так что иные и умерли, но от них узнал одно только то, что это случилось не от христиан, или какого‑либо человеческого злоумышления, но что огнь, нисшедший с небес, истребил как храм, так и самую статую, и что многие видели в ту же ночь на полях ниспадающий огонь. Царь разгневался и, как бы ратуя против Бога, запер великую церковь, а всю священную утварь взял в казну. Для сего посланы были им два комита, отступники Феликс и Юлиан, которые говорили: «Мы думали встретить здесь какую‑либо силу, которая остановила бы нас». К этому Феликс прибавил: «Так в этих‑то сосудах принимает служение сын Марии?» Но лишь только произнес он это, как вслед за тем хлынула кровь из уст его, и он в мучениях кончил жизнь свою. Другой же комит, Юлиан, в тот же день впал в тяжкую болезнь, от которой внутренности его сгнили, ртом изверглась нечистота, и он также умер в мучениях.

В сем году некоторые воины склонены Юлианом к отступничеству, будучи обмануты одни обещанием даров и достоинством, а другие просто принуждены к тому своими начальниками. Так пресвитер Феотекн, которому в предместье Антиохии вверена была церковь, поддавшись обещаниям, добровольно перешел в идолопоклонство, но Бог тотчас же наказал его: он умер источенный червями, потерявши зрение и снедая свой язык. Тоже и Ирон, {39}  епископ Фиваидский, добровольно сделался отступником в городе Антиохии, но и его наказал Бог, в пример и страх другим: от гниения члены его распались, и он, поверженный на улице, испустил дух перед глазами всех. Другие, напротив, в таких тесных обстоятельствах прославились исповеданием Христа. Валентиниан, трибун Корнутского легиона, лишен был не только достоинства, но и сослан в заточение, но потом Бог поставил его царем. Равным образом отбросил свой пояс и Иовиан, громогласно восклицая: «Я христианин», но воины любя его, как полководца, упросили царя не обижать его. Он тоже, по смерти Юлиана, провозглашен был царем. Артемий, военачальник Египетского края, обезглавлен в Александрии пред всеми за то, что при Константине оказал великую ревность против идолов в Дористоле Фракийском. Эмилиан, знаменитый воин, сожжен был Капетулианом; равным образом и многие другие в разных местах и разным образом, прославились исповеданием Христа. Напротив, Фалласий, известный своим распутством и невоздержанием, увлекший собственную дочь в студодеяние, находился в большом почете у царя, как утробогадатель; он жил в Антиохии подле самого дворца. Дом его обрушился, но при падении этом погиб только он с евнухом, с которым нашли его обнявшимся, все же прочие домашние его, бывшие христианами, уцелели до одного, самая жена его и служившие при ней. Даже восьмилетнее дитя спаслось; на вопрос: «Как оно спаслось?» отвечало: «Ангел вынес меня». Нечестивый Юлиан, в противность Божьему запрещению, приказал построить храм иудейский, и поручил это дело эллину Алипию, страшному ненавистнику Христа. Когда начали раскапывать уже исчезнувшие основания, то вдруг из вырытой земли подул порывистый ветер с великою бурею, и разметал двести тысяч мер приготовленной извести. Иудеи упорствовали в своем намерении, но огнь, исшедший из земли, пожрал их; таким образом должно было оставить дерзкое предприятие. Нечестивый Юлиан написал возражение против божественных Евангелий, но оное ясно опроверг великий Кирилл Александрийский в особенном своем сочинении. Кроме того Порфирий, родом тирянин, неистовствовал против нас, бывши и прежде жалким христианином, и высеченный христианами в Кесарии Палестинской, из мщения обратился в язычество и начал пес этот писать против истины. В это время явился божественный крест на небе, светозарный, окруженный венцом из света, от Голгофы до святой горы Елеонской; {40}  он был еще блистательнее при Констанцие[22]. Знамение креста само собою напечатлелось на воскрылиях покровов алтарных, на книгах церковных, облачениях и одеждах не только христиан, но даже иудеев, и притом не в одном лишь Иерусалиме, но и в Антиохии и других городах. Таким образом те из иудеев и эллинов, которые имели дерзость не верить, увидели на платьях своих множество крестов. Некоторые из сих крестов были черные. Между тем Юлиан разослал повсюду к гадателям и оракулам нарочных, с целью показать, что он покровительством демонов начинает войну с персами. Принесено было много разных ответов, из них приведу один лишь следующий: «Ныне все мы, боги, поспешим с победными трофеями к реке зверю (Тигру): я бранноносный, крепкий Марс, иду впереди всех». Ободренный подобными ответами, и взяв от христиан множество денег, Юлиан отправился в поход против персов. Прибывши в Антиохию, он, по случаю заготовления провианта, жестоко был оскорблен жителями; пылая местью, написал здесь сочинение под названием, Брадоненавистник (Μισοπόγωνα λόγον), и приказал жестоко наказать одного юношу, Феодора, отважившегося стать во главе оскорбителей. Причинивши христианам много великих зол, грозился еще больше сделать их по окончании Персидской войны, но злочестивую жизнь свою бедственно окончил на войне; казнь Божья постигла его еще в сем же году вне отечества. Он был поражен Богом после двух лет и девяти месяцев царствования, двадцать шестого января, шестого индиктиона, на тридцать первом году от рождения. Когда он находился в Персии, то произошло одно знамение в июне месяце. В доме одной христианской поселянки перед вечером обратилась вода в сосуде в вино, которое было молодо и пенилось. Она тотчас принесла сосуд в приходскую церковь; приходский священник, наливши его в маленький сосуд, отправил к епископу Авгару. В Каррах же нашли женщину, повешенную за волосы; тоже и в Антиохии нашли много человеческих черепов. Отступник производил гадания над сими людьми для Персидской войны; места гаданий находились под замком и за печатью.

л. м. 5856, р. х. 356.

Первый год правления Римского императора, Иовиана.

В сем году тысяченачальник, Иовиан, муж кротчайший и православный христианин, провозглашен полководцами и консулами {41}  римским императором, на том самом месте в Персии, где был убит отступник. После одного сражения, как бы по мановению Божию, римляне и персы единогласно объявили мир и утвердили его на тридцать лет. Иовиан отказывался от царства, говоря, что он не может управлять войском, принявшим язычество при Юлиане, но тут все единогласно воскликнули, что они христиане. Иовиан уступил персам большой город, Нисибию, для спасения прочего народа, и мир заключен. Он разослал указ ко всем народам по целой римской земле касательно церквей возвращая кафолической церкви то состояние и почесть, какие имела она при блаженном и великом Констанции; кроме того он возвратил епископов из заточения. Священному же Афанасию писал, чтобы тот письменно изложил ему во всей точности непорочную веру, что он и сделал в послании, в котором означил все православие. Иовиан тем еще более утвердился в православии, даровал исповедывающим Единосущного многие права и освободил их от податей. Акакий, злейший из Кесарийских армянских епископов, тоже явился, вместе с другими епископами, в Антиохию с сочинением, написанным в духе православия, исповедуя Единосущного и Никейский собор, из страха к благочестивому царю, а не по Богу. Самодержец Иовиан вступил в Антиохию в месяце гиперверетее (декабрь). За городскими воротами, в так называемом Трипилоне, у одного сельского садовника родилась девочка по седьмом месяце о двух головах, совершенно образовавшихся и от шеи разделившихся; но она родилась мертвая в месяце дие, по нашему ноябре. Из Антиохии Иовиан отправился в Константинополь, и на этом пути, в Анкире Галатской, консул с сыном своим, Аранианом, встретил его и был почтен титулом светлейшего, однако без облечения в багряницу.

В том же году Иовиан, христианнейший император, скончался в Дадастанах, вифинском городке, царствовав девять месяцев и пятнадцать дней. На его место войско провозгласило императором Валентиниана Августа, так как он известен был за христианина по собственному исповеданию: правление его продолжалось одиннадцать лет. Он поспешно отправился в царствующий град Константинополь, где объявил брата своего, Валента, соправителем, отдав ему восточную часть, а себе предоставив западную. {42}

л. м. 5857, р. х. 357.

Первый год правления Валентиниана, императора Римского.

В сем году Валентиниан Август провозгласил сына своего Грациана, Августом и, вместе с тем, участником престола и консулом, оставя царем и Валента, как сказано, самого ревностного арианина, крещенного Евдоксием. Православные поручили Ипатию, епископу Ираклийскому, просить Валентиниана позволить им созвать собор для определения догмата о Единосущном. Валентиниан отвечал им: «Мне, начальнику войска, не следует слишком заниматься этим, а потому вы, иереи, как лучше знаете, так и рассуждайте!» Тогда они собрались в Ломпсаке, совещались целых два месяца и наконец отвергли все, поставленное Евдоксием и Акакием в Константинополе, но положили держаться исповедания, которое одобрено было в Селевкии. Но нечестивый Валент уничтожил постановленное в Лампсаке, а собравшихся там епископов послал в заточение, константинопольские же церкви вверил Евдоксию, своему единомышленнику, так что православные не имели ни пастыря, ни церкви.

л. м. 5858, р. х. 358.

В сем году Либерий, епископ Римский, Афанасий Александрийский, Мелетий Антиохийский и Евсевий Самосатский, которых Иовиан возвратил из заточения, также Кирилл Иерусалимский и многие другие епископы поборали по православию. Начальниками ариан были: Луций в Александрии и Евзой в Антиохии; у православных же (антиохийцев), распавшихся на две части, над одною частью Павлин, над другою Мелетий.

л. м. 5859, р. х. 359.

Первый год епископства Кирилла в Иерусалиме.
Первый год епископства Евдоксия в Антиохии.

В сем году, в сентябре месяце, Прокопий произвел возмущение в Константинополе, занявши Наколию с большим войском; он привел в страх Валента, который принужден был прекратить на некоторое время войну против церквей, пока собственные {43}  военачальники Прокопия, Ангелон и Гомарис, не выдали его. Царь приказал, наклонивши два древа, привязать его за ноги к тому и другому, и потом пустить оные: деревья, с великим стремлением выпрямившись разорвали тирана на части; что до Ангелона и Гомариса, предавших Прокопия, то Валент велел их распилить. Так пострадали несчастные за свое доброжелательство к человеку недостойному. В это же время Валент, опасаясь Прокопия, приказал срыть стены Халкидона. Управившись с Прокопием, он опять начал воевать против истины. Он принудил Елевсия, епископа Кизицкого, отказаться от исповедывания Единосущного. Этот Елевсий, возвратясь в Кизик и сознаваясь перед всеми в своем беззаконии, признал себя недостойным священнодействовать, и потому просил выбрать на место его другого епископа. Узнав об этом, зломудрый Евдоксий определил на место его епископом в Кизик Евномия.

В это время Валент находился в Маркианополе, в Мизии. В ночи 10‑го индиктиона произошло большое землетрясение по всей земле, от которого в Александрии корабли, приставшие к пристани, морем подняло на высоту, несло поверх высоких зданий и стен, опустило их в городе на дворах перед домами и на домах; когда же море отступило, то они остались на суше. Народ, бежавший из города от землетрясения, видя корабли на суше, бросился было расхищать грузы, которые находились на них, но возвратившаяся вода всех потопила. Другие мореплаватели рассказывают, что в это время захватило их среди Адриатического моря, и вдруг корабль опустился на дно морское, но скоро потом вода опять воротилась назад, и они поплыли далее.

л. м. 5860, р. х. 360.

В сем году Валентиниан старший, при живой жене Севере, матери Грациана, противозаконно женился на Юстине, красоту которой засвидетельствовала сама Севера и представила мужу; от Юстины он имел Валентиниана младшего, которого по смерти отца, войско провозгласило царем; кроме того еще трех дочерей: Юсту, Грату и Галлу; на сей последней женился Феодосий великий вторым браком и от нее родилась ему Плацидия; Аркадий же и Гонорий родились от первой жены, Плациллы. Валентиниан издал закон беззаконный, по которому позволялось желающему иметь в одно и тоже время двух жен. Нечестивый Валент также имел двух дочерей, {44}  Анастасию и Кароссу, во имя которых построил он две купальни и водопровод и теперь называемый Валентинским. Что Валент так сильно предан был арианству, то к этому, как говорят, склонила его жена его, Домника; другие говорят, что, восшедши на престол, он крещен был Евдоксием, которому при этом дал клятву держаться арианства и не принимать Единосущного. Таким образом оба нечестивца (т. е. и Валент и Евдоксий) воздвигли бесчисленные гонения против православных. Они отправили к Римскому епископу, Либерию, Евстафия Армянина, Сильвана Тарсского, и Феофила Каставальского, с обещанием принять Единосущного. Эти последние написав изложение веры о Единосущном, представили оное Либерию, исповедуя, что отрицаются от всякой ереси, противной Никейскому собору. Либерий принял их в общение и в послании к восточным свидетельствовал о православии их. Между тем Валент[23], воюя против готфов, провел зиму в Маркианополе[24].

Комментарии

[1] В доступном мне экземпляре книги этих материалов нет. Мне неизвестно были ли они напечатаны в издании 1884 г. на самом деле или это дефект конкретного экземпляра книги. Мною в электронное издание добавлены комментарии к «Хронографии» Феофана, взятые из книги: И. С. Чичуров.  Византийские исторические сочинения: “Хронография” Феофана, “Бревиарий” Никифора. /Текст, пер., комм. М., 1980. В книге И. С. Чичурова перевод (его собственный) дан в отрывках, поэтому и комментарии неполные.– Ю. Ш.

 

[2] Феофан в своей «Летописи» использует александрийскую эру от сотворения мира, по которой считалось, что Рождество Христово произошло в 5501 г., а не в 5508 г., как это принято по византийской эре, распространенной в Византии (и на Руси) в более поздние века. В переводе В. И. Оболенского и Ф. А. Терновского даты от Р. Х. пересчитаны исходя именно из числа 5501. Как пишут в литературе, фактически необходимо отнимать 5492 (или 5493, т. к. год в Византии начинался 1 сентября). – Ю. Ш.

 

[3] Восьмикнижие, – о подвигах и хвалах мучеников, – сочинение отдельное от Церковной истории.

 

[4] Не родного, а усыновленного.

 

[5] Так напечатано. Видимо, надо читать истреблен.– Ю. Ш.

 

[6] Слич. стих Гомера:

Αρες, άρες, βροτολοίγε, μιαιφόνε, τειχεσιπλτα.

 

[7] Слич. летописи Барония под 324 год. 56 и след.

 

[8] Современные авторы называют отцом Юлиана Отступника Юлия Констанция, который был сыном Констанция Великого (Хлора) – на приведенной схеме он находится в верхнем левом углу (Назван: Констанций, отец Галла. Галл – брат Юлиана Отступника).– См. Е. В. Федорова.  Люди императорского Рима. М., 1990.– Ю. Ш.

 

[9] У Феофана событие помещается под А. М. 5818, т. е. 325/326 г. Однако хронология Феофана не вполне ясна. Под этим же годом упоминается о ссылке антиохийского патриарха Евстафия, низложенного на соборе в Антиохии. Дата собора спорна, существуют датировки 326, 330, 331 и 338 гг. (Handbuch der Kirchengeschichte, II/l, S. 31 u. Anm. 77). Вместе с тем решающая победа Константина I над готами приходится на 20 апреля 332 г. (Klein.  Germanen, S. 36; ср.: История Византии, I, с. 172). Известна также надпись 320 г., возвещающая о победе Константина I над готами, на которую ссылается Е. Ч. Скржинская в комментарии к «Гетике» Иордана (Скржинская.  Иордан, с. 261). Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.

 

[10] Стереотипная формула титулатуры византийских императоров, употреблявшаяся в грамотах (Hunger.  Prooimion, S. 75, 66, 71 f.).

 

[11] Император Константин I (306–337).

 

[12] Одна из рукописей (g) между словами στρατεύσας и νίκηυ (в переводе после слов «отправившись походом») вставляет: τν Δανούβην περάσας γέφυραν ν ατ νθα μέγας Κωνσταντΐνος γέφυραν ν τ Δανουβίω κτισε λιθίνην κατασκευάσας. Т. е. «переправившись через Дунай, мост на нем там Константин Великий мост каменный на Дунае построил и одержал победу». Возникло, возможно, в результате контаминации двух сообщений: о походе на готов под 325/326 г. и строительстве моста под 327/328 г. Впрочем, эта вставка, видимо, отсутствовала в авторском тексте «Хронографии», так как ее нет и в переводе Анастасия (Theoph. Chron., II, 85.25–27).

 

[13] Византийский историк Зосим (V – начало VI в.) упоминает сарматов, живших в районе Азовского моря и нападавших на империю в 322 г. По А. А. Васильеву (Васильев.  Готы, с. 289), – это готы. В IV в. этноним «сарматы» употреблялся также в применении к конгломерату иранских народов в Паннонии (Harmatta. Studies, p. 52). Латинским авторам IV–VI вв. Аммиану Марцеллину, Орозию, Иордану известны сарматы за Дунаем по соседству с квадами (к северу от среднего течения Дуная, в верховьях Эльбы и Одера), в союзе с которыми они нападали на Паннонию (Скржинская.  Иордан, с. 233).

 

[14] В Северном Причерноморье готы появляются во второй половине II в. (Altheim.  Geschichte, I, S. 319). Вестготы селились в Валахии, Молдавии и современной Бессарабии, остготы – к востоку от Днестра до Дона, северная граница неопределенна (Klein.  Germanen, S. 35). Владения вест– и остготов разделял Днестр (Altheim.  Geschichte. I, S. 343).

 

[15] У Феофана А. М. 5820, т. е. 327/328 г. Феофан передает сообщение «Пасхальной хроники» VII в. (Chron. Pasch., I, 527 16–17). Полного совпадения датировок «Хронографии» и «Пасхальной хроники» нет: в последней строительство моста датируется 277‑й Олимпиадой, 1‑м индиктом и консульством Януария и Юста, Януарий и Юст в действительности были консулами в 328 г. (Grumel.  Chronologie, p. 348), на этот год приходится и 1‑й индикт (ibid.; р. 240), но 277‑я Олимпиада падает на 329–332 гг., а 328 г. – это четвертый год 276‑й Олимпиады (ibidem). Но поскольку византийский год начинался с сентября (в данном случае 329 г. начинался с сентября 328 г.), то вероятна и датировка «Пасхальной хроники» – 277‑я Олимпиада 329 г., что совпадает с 24 годом правления Константина I (начиная с 306 г.), которым помечено событие у Феофана. В отличие от «Хронографии» в «Пасхальной хронике» говорится только о постройке моста и ничего не сказано о подчинении скифов. Упоминание Феофаном скифов сопоставимо с сообщением Иоанна Антиохийского (VII в.) об их покорении Константином I (Ioann. Ant.  Fr. 170).

 

[16] Т. е. Константин I.

 

[17] Имеются в виду готы, как это ясно из следующего пассажа «Хронографии»: «Патрикий Траян в своей истории говорит, что скифы на местном наречии называются готами» (Theoph. Chron., I, 66.2–3). Распространение этнонима «скифы» на готов засвидетельствовано и для западной традиции, например, у Павла Диакона (Pauli Diac. HR, XI, 15). Α. Α. Васильев допускает, что под скифами разумелись не только готы, нападавшие на империю, но и другие народности, участвовавшие в их набегах, особенно герулы (Васильев.  Готы, с. 266).

 

[18] О причине этого прозвища см. у Феодорита кн. 4, гл. 14 и у Созомена кн. 4, гл. 9.

 

[19] Обычай бесплатной раздачи хлеба жителям столицы от правительства продолжался от времен Константина I до Ираклия.

 

[20] Плац‑парад.

 

[21] Т. е. октября.

 

[22] В оригинале написано: «... при Константiѣ.» Возможно здесь пропущена буква «н», т. е. следует читать: «... при Константiнѣ». Константин Великий, как известно, видел подобное знамение креста в 312 г. во время битвы с Максенцием. После этого знамения были прекращены гонения на христиан и издан в 313 г. эдикт о веротерпимости. – Ю. Ш.

 

[23] У Феофана А. М. 5860, т. е. 367/368 г. Император Валент (364–378). Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.

 

[24] В. И. Оболенский – Φ. Α. Терновский переводят: «... Валент, воюя против готов, провел зиму в Маркианополе» (Летопись Феофана, с. 45). В греческом тексте порядок слов следующий: «В Маркианополе Валент, совершая поход на готов, зазимовал там». У Феофана (как, впрочем, и вообще в греческом языке византийского периода) возможно употребление предлога ν + дательный (место) в значении εζ + винительный (направление). Ср., например, Theoph. Chron., I, 28.13, 28, 29.18, 391.7, 19. Если предлог ν употребляется в данном случае для обозначения направления, то изменится и смысл фразы: «Валент, совершая поход в Маркианополь на готов, зазимовал там». Причем глагол παραχειμάζω, употребленный Феофаном, дает возможность перевода «зазимовал подле (рядом, поблизости, около)», т. е. в районе Маркианополя. Анастасий при переводе опускает это предложение. Осенью 369 г. в Новиодуне между готами и Византией был заключен мир, по которому за империей оставались укрепления на левом берегу Дуная, а во владения готов входили земли, ограниченные частью вала Траяна в Бессарабии (между Днестром и Прутом), земли внутри вала (в районе совр. Галаца) и ряд крепостей к северу от Дуная (Klein.  Friedensschluss, S. 191 ).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100